Традиционная система жизнеобеспечения. icon

Традиционная система жизнеобеспечения.


6 чел. помогло.

Смотрите также:
Файловая система ос unix вопросы:     Файловая система ос unix...
Интеллектуальная система управления, безопасности...
8. Taz-Selkupisch...
В. А. Филимонов введение в системный анализ...
Основывается ли традиционная эстетика на ошибке?...
Iii. Лицензия на осуществление отдельных видов деятельности...
Соседкина Наталия Валерьевна...
Тема общество как система понятие «общество». Структурные элементы общества...
Второе заявление Совета вэбро по итогам вэбро-2008...
Традиционная адыгская система женского воспитания как средство формирования личности современной...
Рекомендации студенту и его научному руководителю При выборе темы и подготовке дипломной работы...
«Городской строительный комплекс и безопасность жизнеобеспечения граждан»...



страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   38
скачать
Текеев Кемал Муссаевич

Карачаевцы и балкарцы: традиционная система жизнеобеспечения

Введение
Глава 1. Общая характеристика хозяйственно-культурного типа карачаевцев и балкарцев
Глава П. Поселения
Глава Ш. Жилище
Глава IV. Пища
Глава V. Одежда
Заключение
Примечания
^ Список сокращений

Светлой памяти земляков- карачаевцев и балкарцев,
умерших вдали от родных очагов в горькую пору
сталинского изгнания, посвящается эта книга.


ВВЕДЕНИЕ

Предлагаемая вниманию читателя книга является результатом исследований, предпринятых в рамках комплексной темы Компоненты культуры этноса", разрабатываемой Институтом этнографии АН СССР совместно с рядом научно-исследовательских учреждений Северного Кавказа. Конечная цель работ по этой теме поставлена как создание серии публикаций, освещающих все аспекты культуры адыгских, тюркоязычных, а возможно, и других народов Северного Кавказа, сгруппировав их по основным подсистемам культуры, с тем чтобы показать взаимодействие и взаимопроникновение как этих подсистем, так и соседних и родственных этнических культур друг с другом. Данная работа посвящена жизнеобеспечивающей подсистеме культуры тюркоязычных народов Северного Кавказа - карачаевцев и балкарцев.

Основным объектом исследования данной работы является материальная культура карачаевцев и балкарцев. Целью исследования автор поставил дать всестороннюю характеристику традиционных форм поселения, жилища, пищи, одежды карачаевцев и балкарцев, показать, как в этих явлениях культуры сочетались факторы приспособления к окружающей среде с факторами этнической традиции автохтонных и пришлых компонентов в этногенезе этих народов, наконец, понять, какова судьба и перспектива традиционных форм материальной культуры в условиях современности. Комплексного исследования материальной культуры карачаевцев и балкарцев до настоящего времени в этнографической литературе не имеется. Данное исследование предпринято автором главным образом на основе собранных в полевых условиях материалов, прежде всего бесед с информаторами старшего возраста, еще сохраняющими живую память об образе жизни своих родителей в конце XIX- начале ХХ века. Можно полагать, что уже лет через десять этот материал повторно собрать не удастся, а ранее он почти никем не собирался комплексно. Между тем проблема формирования культуры карачаевцев и балкарцев, народов кавкасионских по физическому типу, тюркских по языку и сложных по

этногенезу, является одной из очень важных проблем в кавказоведении. Вышесказанное определяет как степень новизны данной работы, так и ее актуальность. Практическая ценность работы состоит в том, что ее выводы и материал могут быть использованы обобщающих работ а области этнографического кавказоведения, для учебных курсов по этнографии народов СССР, для построения музейных этнографических экспозиций и прочих преподавательско- просветительских целей.

Изучение материальной культуры карачаевцев и балкарцев в нынешнем комплексном виде, хотя и предпринято автором впервые, имеет тем не менее свою достаточно длинную историю Если работ, посвященных материальной культуре карачаевцев и балкарцев в целом, почти нет, а работ, специально освещающих отдельные элементы этой культуры, относительно немного, то общих очерков, записок путешественников, свидетельств очевидцев, архивных документов местной администрации, отражающих отдельные, порой весьма ценные сведения о предмете нашего исследования, имеется множество. Все они послужили ценнейшим дополнением к нашим собранным в поле материалам в качестве исторических источников. Рамки данной книги не позволяют дать их всеохватывающую историографическую характеристику и оценку, но в необходимых случаях она будет даваться по ходу изложения, при цитировании соответствующих трудов и документов.

Автор приносит глубокую признательность всем своим коллегам по Институту этнографии АН СССР, и в особенности по сектору этнографии народов Кавказа, которые своими советами, рекомендациями, замечаниями, сообщениями, неоднократными детальными коллективными обсуждениями оказали ему неоценимую помощь. Автор безгранично благодарен также всем своим информантам, почтенным жителям карачаевских и балкарских селений, сообщившим ему бесценные факты из традиционной жизни своих народов, на основании которых только и могла быть написана эта книга.

Глава I

^ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ХОЗЯЙСТВЕННО-КУЛЬТУРНОГО ТИПА КАРАЧАЕВЦЕВ И БАЛКАРЦЕВ

Хозяйственно-культурный тип балкарцев и карачаевцев следует характеризовать как идентичный, без ярко выраженных отклонений. Однако особенности исторического развития карачаево-балкарского этноса привели к образованию, начиная со второй половины ХI Х в., двух вариантов их общего хозяйственно-культурного типа. Безусловно, эти два варианта ХКТ не отличались резко друг от друга, но при всей их близости и схожести каждый, на наш взгляд, имел свое четко выраженное лицо. Основным занятием как карачаевцев, так и балкарцев в изучаемый период было скотоводство (малчылыкь) . Особенно это характерно для периода до отмены крепостного права; после образовались новые селения, жители которых несколько отошли от традиционного хозяйствования. Более отчетливо это наблюдалось в Карачае, где в 70-е годы ХI Х в. образовалось несколько таких селений в предгорьях (подробно об этом см в гл. П).

При разделении дореволюционной территории Карачая по хозяйственно-культурным типам следует учитывать физико-географическую среду, наложившую четкий отпечаток на хозяйственную деятельность, связанную с производством продуктов питания, в силу чего в пище больше, чем в других агентах материальной культуры, проявляется хозяйственный уклад любого народа. [1]

Традиционная пища балкарцев и карачаевцев характеризовалась прежде всего высокой питательностью, а главное калорийностью, что обусловливалось постоянной тяжелой физической работой, выполняемой жителями района в силу их традиционных занятий. При выполнении особо тяжелой физической работы специально готовилась, по возможности в каждой семье, самая высококалорийная пища.

В традиционных селениях Карачая и Балкарии основу пищи, как правило, составляли продукты скотоводства. Карачаевцы в пище сохраняли больше традиционного, нежели балкарцы, поскольку занимали территорию, более изолированную, чем занимаемая пятью дореволюционными обществами Балкарии. Карачай до отмены крепостного права и образования новых селений практически почти не общался близко ни с одним другим народом, за исключением балкарцев, однако и утверждать, что Карачай был совершенно изолирован от внешнего мира, было бы неверно.

Балкарцы гораздо более тесно общались со своими соседями в силу исторически сложившихся на протяжении длительного времени традиций. Соответственно и в пище их много общего с пищей соседних народов - карачаевцев, осетин, чеченцев, ингушей, кумыков, абхазов и др. [2]

Как уже говорилось, основу пищи карачаевцев и балкарцев составляли силу уклада хозяйствования мясо- молочные продукты. По богатству и разнообразию приготовляемых из этих продуктов кушаний эти народы занимали видное место среди других народов Северного Кавказа.

На первое место среди мясо- молочных продуктов выдвигались молочные продукты и блюда, обычные здесь в любое время года и суток. Молочные продукты были постоянным спутником как карачаевца, так и балкарца [3] . Русские, поселившиеся рядом с карачаевцами в середине XIХ в. и установившие с последними близкие этнокультурные контакты, в шутку говорили, что карачаевцы без молочных продуктов словно форель, выброшенная на берег в знойный солнечный день. Особо употребительны молочные продукты были в среде пожилых людей.

После мясо- молочных шли растительные продукты, получаемые как из культивируемых растений (зерна), так и съедобных дикорастущих, которыми изобилуют территории как Карачая, так и Балкарии. Растительную пищу употребляли, на наш взгляд, наравне с мясо- молочной, в соответствии с необходимостью, регулируемой организмом и количеством труда. Но здесь следует отметить, что мясо- молочными продуктами Карачай и Балкария могли обеспечить население, в несколько раз превышающее сами эти народы в рассматриваемый период

Скотоводство. В Карачае в конце XIX - начале XX века поголовье скота достигало 700 тыс., из которых поголовье рогатого скота, овец и коз достигало 70% [4] . В 1913 году на душу населения здесь приходилось около 130 голов скота . Правда, при таком количестве скота в Карачае, значительно превышавшем численность скота у других кавказских народов среди карачаевских семей было немало и таких, которые не имели ни одной головы скота [5] . Социальные различия особо четко появлялись именно здесь.

В Балкарии количество скота на душу населения было таким же, что и в Карачае, но социальные различия проявлялись здесь еще более резко, поскольку Балкария в значительной степени опережала Карачай в социально-экономическом отношении. По сведениям, собранным в Балкарии, а 1866 г. здесь насчитывалось: лошадей - 3289 голов, ослов - 1424, крупно рогатого скота - 15747, овец - 118 273 головы. Все это количество скота приходилось на 10 тыс. 87 душ (1455 дворов) [6] , и цифры эти красноречиво свидетельствуют, что в Балкарии, как и в Карачае, поголовье скота было очень значительным. В начале века эта картина разительно изменилась и в пяти обществах Балкарии картина выглядела следующим образом: в Баксанском обществе насчитывалось 10 775 голов крупного рогатого скота, 62 012 овец (в среднем на двор приходилось по 25 голов рогатого скота и 144 овцы); в Чегемском - 14780 и 65432 (27,7 и 100,3) в Хуламском - 6919 и 23407 (23,8 и 80,7); в Безенгиевском 4150 и 15648 (20,5 и 77,5); в Балкарском - 9941 и 57286 (14 и 82 головы).

Всего в пяти горских обществах насчитывалось 46558 голов крупного рогатого скота, 223788 овец [7] . Наиболее богатым скотом было Чегемское общество. Сравнивая скотоводство горских обществ с таковым в других округах Терской области, видим, что горцы имели больше крупного рогатого скота, чем Грозненский округ в 1,7 раза, Владикавказский - в 3,4 раза, Хасавюртский - в 1,8 раза и Кабардинский - в 1,3 раза; относительно овец - соответственно в 8,3 раза, 6,6 раза 3,3 раза и 3,5 раза [8].

Что касается своего зерна для употребления в пищу, то ни в Карачае, ни в Балкарии его не хватало, о чем писали исследователи карачаево-балкарцев [9] . Исходя из этого многие из них делали неправильный вывод, что в пищевом рационе карачаевцев и балкарцев не доставало продуктов из зерна. Имеющийся фактический материал опровергает такое мнение. Один только Карачай на 4,5 млн. рублей, ежегодно выручаемых за продажу скота, шерсти, масла, овчин в начале ХХ в. [10] без особых затруднений мог закупить необходимое зерно. Часто происходил и обмен скота на зерно [11].

Сильно развитое овцеводство обусловило производство в Карачае и Балкарии в большом количестве сукна и всевозможных других изделий из шерсти: полстей (киизов), бурок, шляп, обуви и т.п. Небезынтересно отметить, что все это производство находилось исключительно в руках женщин - карачаевок и балкарок. Вот как писал об этом один из исследователей дореволюционного быта балкарцев начала ХХ в. И.П.Тульчинский: дело это сосредоточено исключительно в руках женщин, и им принадлежит доход с продажи. Горская женщина чрезвычайно трудолюбива: где бы вы ни встретили горскую женщину: беседует ли она с соседками, разговаривает ли с мужчинами, идет ли из селения в селение за 5-6 верст, везде, и в сакле и на улице, у нее неизбежно в руках шерсть и веретено, которое, безостановочно крутясь, сучит нитку. Встретить женщину без этих атрибутов, значит или она больна, или очень бедна; зато доход от этого труда принадлежит ей, но это еще не значит, чтобы она его клала всецело в свой карман, напротив, она его расходует на общую пользу семьи [12].

Безусловно, это относится не только к балкаркам, но в равной степени и к карачаевкам. Как правило, работа эта сопровождалась песнями и шутками. Ни карачаевка, ни балкарка просто не представляли свою жизнь без производства изделий из шерсти. Иначе говоря, это занятие было даже не средством к существованию, а скорее - часть своеобразного образа жизни. Пожилые женщины, даже достигая сверх преклонного возраста, даже и слепые от старости, не прекращали "общение" с шерстью. В этом случае шерсть была для них своеобразным "лекарством". Это удалось нам услышать в наше время (в 1983 году) от 105-летней Айшат Биджиевой, которая славилась в свое время на весь Учкулан своим рукодельным мастерством по производству всевозможных изделий из шерсти и даже в постели во время болезни никогда не расставалась с работой [13].

А вот что писал о женском труде другой исследователь Балкарии начала XIX века. "Вся тяжесть по дому, по тяжелой обработке земли несет женщина. Она же выделывает сукно, шьет одежду мужу и детям. Ни одной минуты не пропадает даром- даже на улице вы увидите ее идущею с веретеном в руках, разматывающую шерсть, из которой она будет ткать материю. [14]

К этому ремеслу, богатому исстари идущими народными традициями, сызмальства приобщали детей. Трудовое воспитание было главным в воспитательном процессе. Взрослые часто напоминали детям старинную народную карачаево-балкарскую пословицу - "джырсыз кюн батмаз, ишсиз кьарын тоймаз" ("Без песни время будет тянуться бесконечно, без работы желудок будет вечно пуст") . [15] Дети рано приобщались к труду. Им постоянно внушалось, что трудом, и только трудом можно достигнуть жизненных благ. Неслучайно как у карачаевцев, так и у балкарцев, существует термин "ишсиз-кюнсюз"("человек без работы - что без солнца") [16].

Деньги, получаемые карачаевской или балкарской семьей от продажи ремесленных изделий, производимых женщинами, были для нее большим подспорьем, немногим меньшим, чем от продажи скота. Таких изделий и в Карачае, и в Балкарии производилось значительное количество на душу населения.

По данным разных авторов, в начале ХХ в. особенно много сукна производилось в пяти обществах Балкарии, хотя по качеству оно было неодинаково. Самые лучшие сукна выделывались в Баксанском и Хуламском обществах, где они попадаются, хотя очень мало, ценностью в 1 р. за аршин. Сукно изготовляется кусками длиною в 100 и более аршин и в 1/2 ар. ширины, цвета преимущественно темно-серого. Размер этого производства зависит от размеров овцеводства и в обществах определяется так: Чегемское общество производит 114 500 ар. , Баксанское - 108 500ар., Балкарское 100 000 ар., Хуламское 41 000 ар. На двор приходился 170 ар. [17] Если такое количество сукна продать в среднем по 50 коп. за аршин, то получается довольно внушительная сумма - 195 тыс. руб. Такую сумму получали только от выделки сукна. Если же к этому прибавить деньги, получаемые от продажи других изделий, то, естественно, цифра эта возрастает. Кроме сукна в большом количестве в продажу поступали киизы и бурки. Что касается качества изделий, то если исходить из наличия сырья у кабардинцев и балкарцев, изделия балкарских мастериц не должны были уступать кабардинским, поскольку Балкария не имела своей породы овец и здесь разводилась карачаевская порода [18] , славившаяся не только своим мясом, неповторимым по вкусу, но и прекрасной шерстью.

Вот что читаем в источниках прошлого о карачаевской породе овец. "Главный промысел их состоит в овцеводстве, отличной от прочих породы весьма длинной и мягкой шерстью, читаем у А.М.Буцковского. Другой автор пишет, что "карачаевские барашки славились вкусовыми качествами мяса и хорошей шерстью, [19] особенно пригодной для войлочных изделий [20] . Шерсть карачаевских овец издавна славилась среди горцев Кавказа [21] . В 1852 г. в газете "Кавказ" читаем, что на Всемирной выставке в Лондоне "карачаевские руна были удостоены похвального отзыва [22] . А.Н.Дьяков-Тарасов в конце ХI Х в. писал: "Карачаевские овцы отличаются длинным глянцевидным руном, считаются нежнее лейчестерского" [23] Самые прекрасные отзывы о шерсти карачаевской овцы читаем в материалах Первого Всероссийского съезда по овцеводству: "Карачаевская шерсть по своему качеству считается первоклассной на Северном Кавказе, и карачаевская порода признана на улучшающей для других местных пород" [24] . "Шерсть карачаевской породы ценилась на 2-4 руб. дороже обыкновенной туземной шерсти и простых овец" [25] . Карачаевская шерсть и изделия из нее находили широкий сбыт на ярмарках и базарах городов Кавказских Минеральных вод, Украины и Москвы [26] , а также Нижнего Новгорода и Варшавы [27] . Одна из известных мастериц по выделке знаменитых киизов - узорных войлоков (в селении Учкулан) рассказывала, что лучшей шерсти для производства бурок, киизов, сукна и других шерстяных изделий ей не приходилось встречать нигде. Не только такой, но и подобной не видели даже и в Средней Азии, а, как известно в этнографической науке, большое количество киизов производят и народы Средней Азии [28].

В.В.Шевцов отмечал: "Шерсть карачаевских овец необыкновенно длинная, тонкая и мягкая, как кашемир" [29] . Такие же лестные отзывы о шерсти карачаевской овцы записаны нами в селениях всей Балкарии. Вот, например, что рассказала потомственная мастерица по изготовлению киизов из селения Бабугент. Мать ее, известная на всю округу - в Хуламском; и Безенгиевском обществах - мастерица, при выделке изделий из шерсти, особенно бурок и киизов, никакую другую шерсть не признавала - ни осетинскую, ни сванскую, ни кабардинскую ( хотя с этими народами у нас существовали близкие этнокультурные контакты), если имелась в наличии шерсть овец карачаевской породи, особенно если она была привезена из селений именно Большого Карачая (Хурзук, Учкулан, Картджурт) [30].

Названная продукция балкарцев всегда была в большой цене на рынках. Изделия эти шли как на обмен, так на продажу. Особо большой популярностью они пользовались на рынках Закавказья - Рачии и Имеретии. На эти рынки шли главным образом войлочные бурки, коричневое и светло-желтое сукно, считающееся очень престижным, войлок, башлыки и меха; обменивались они "на хлопчатобумажные и шелковые ткани, золотые и серебряные блестки, табак, трубки и галантерею" [31] О пребывании балкарских торговцев в Рачии в 1772 говорил еще Гюльденштедт, который отмечал: "...армяне и евреи торгуют железными товарами Уедиси, бумажными тканями Картли и солью и просом. Поэтому осетины Двалетии и Дигории, баксанцы (балкарцы. - КТ) и сваны приходят обычно сюда [32] . " Это подтверждал и другой исследователь Кавказа - С.Броневский. "Балкары, - писал он, - малозначащие торговые обороты свои производят в имеретинской провинции Раче, куда возят для продажи войлоки, бурки, чекмени, лисьи и куньи шкуры, а оттуда добывают каменную соль, толстые бумажные ткани и другие безделицы" [33] . То же самое утверждает и ряд других авторов того времени, , как Бларамберг, 3абудский и др. [34]

Сказанное о балкарцах мы можем без натяжки отнести и к карачаевцам. В одном из этнографических описаний Карачая Буцковского говорится, что там делали "сукна, кошмы и особенно славящиеся бурки" [35] . Сырье для бурок подбирали особенно тщательно, особенно для предназначаемых на рынок. "Тканые изделия: сукно, ковры (киизы), делались из лучших сортов шерсти, тщательно перебранной и отсортированной" [36] . Бурок - джамчы и полстей - киизов производили в довольно большом количестве. По данным на 1878 г., из трех аулов Большого Карачая (Хурзук, Учкулан, Карт-Джурт) было вывезено 16075 бурок и 3470 шт. Полстей [37] . Это большое количество, особенно если учесть, что в тот период в Карачае было еще 11 селений, также производивших эти изделия, пусть и не в таком количестве, как в селениях Большого Карачая.

В дополнение к сказанному приведем данные 80-х годов ХIX в. Так, учитель селения Учкулан Иосиф Хурумов сообщает о тех же трех селениях Большого Карачая: "Жителей в этих трех селениях (на 1883 г. - КТ.) 15811 человек: 8158 мужчин 7653 женщины. Из кустарно-ремесленных производств больше других развита выделка из шерсти сукна, бурок и полстей,. занимаются всем этим в аулах женщины: 2,5 тысячи женщин ткут сукно и до 2 тысяч выделывают полсти и бурки. Изделия отличаются высоким качеством. Сбываются они продажею прямо на месте приезжающим сюда с красным и мелким товаром купцам грузинам и евреям: сукно ценится по 50 коп. за аршин; а бурки по 4 руб. за штуку. Средний заработок женщины от приготовления сукна и бурок можно принять около 75 руб., а всего по этим производствам в 3 аулах приготовляются на сумму до 185700 руб. в год" [38].

Из других селений в Карачае, где в большом количестве изготовлялись бурки высокого качества, можно назвать Теберду, обладавшую аналогичной селениям Учкулан, Хурзук и Карт-Джурт сырьевой базой. Тебердинское ущелье по своим природно- климатическим условиям очень напоминает Кубанское, где расположены селения Большого Карачая, поэтому и сырье для ремесленных изделий из шерсти было здесь идентично. "Приготовлением бурок занимаются все женщины Тебердинского ущелья . Иногда за день одна женщина приготовляет от 5 до 7 бурок, пригласив на это дело своих соседок. Число бурок, ежегодно сбываемых, простирается до 10 000 штук. Средняя ценность всего производства доходит до 15 000 рублей, а средний заработок одного кустаря доходит до 75 руб." Мастерицы Тебердинского ущелья изготовляют также в большом количестве большие и малые полсти [39].

Кроме названных, в Карачае было еще два селения (Дуут, Джазлык), где в значительных количествах производились названные изделия, тоже высокого качества. Дуут и Джазлык и по своему быту ничем не отличались от Учкулана, Хурзука и Карт-Джурта.

Из всех изделий карачаевцев и балкарцев, главными производителями которых были женщины, более всего ценились бурки и киизы. Особо качественными были, как отмечалось, карачаевские бурки [40] . На изготовление бурок и полстей, киизов шла наиболее качественная шерсть осенней стрижки. Для бурки карачаевцы отбирали, как правило, шерсть ягнят. Первый настриг молодняка высоко ценился: во-первых, эта шерсть была намного длиннее, во-вторых, - гораздо менее жирной, более чистой и, наконец, - значительно шелковистей, чем у старых овец, и, кроме того, она была намного легче, что было весьма существенно для бурки. Ни на одно изделие так тщательно не отбирали шерсть, как на бурки, разве что на детские летние войлочные шляпы, для которых отбирали, выражаясь современным языком, супершерсть. Все перечисленные качества были присущи карачаевской бурке, потому-то она была в большей цене [41].

Для киизов шерсть отбирали тоже тщательно, но уже не так как для бурок. Весенняя же шерсть шла в основном на изготовление тюфяков- тешек и стеганых одеял - джуургьан. В.П.Невская допускает ошибку, отмечая, что весенняя шерсть шла на изготовление войлоков- киизов [42] . Весенняя шерсть карачаевской овцы была значительно более низкого качества сравнительно с осенней. Карачаевские овцы (об этом пишет сама В.П.Невская) в основном зимовали на подножном корму и, естественно, весну встречали сильно истощенными, отсюда и качество весенней шерсти. Некоторых овец вообще не стригли весной - шерсть их просто выпадала сама, и ее ни на что не использовали. Это случалось, как правило, с теми овцами, которые ягнились зимой. [43] .3ажиточные хозяева не использовали обычно и состриженную весеннюю шерсть, а отдавали ее в качестве милостыни в (садакъа) социальным низам, которые не имели своего скота . [44]

Читателю может показаться странным, откуда такая разборчивость. Но это объясняется просто: скотоводство было основным занятием карачаевцев и балкарцев [45] , овцеводство было у них очень развито, на что указывали все исследователи истории Карачая и Балкарии. Разведение овец и коз определяло характер ремесленного производства района.

Побывавший в конце XIХ в. в Балкарии Н.Я.Динник писал "Балкарцы, или, как они сами называют себя, малкарцы, во всех отношениях напоминают своих ближайших родственников тийре карачаевцев. Подобно им, они занимаются главным образом скотоводством [46] . В 1867 году у карачаевцев насчитывалось 186471 голов овец [47] при населении около 13 тыс. человек [48] , а в начале ХХ в. овец насчитывалось около 500 тыс. голов при населении около 31 тыс. человек [50] . Приведенные цифры и факты красноречиво говорят о широчайших возможностях карачаевцев при выборе шерсти для ремесленных изделий. Здесь следует сказать об одной черте карачаевцев и балкарцев - стремлении к добротности ( деменгили ) при производстве своих изделий и покупке у других народов предметов домашнего обихода, всевозможных украшений и т.д., причем эта этническая особенность сохраняется до нашего времени. [51]

Производимые карачаевскими и балкарскими женщинами бурки- джамчы всегда пользовались большой популярностью, высокая престижность их никогда не падала. В середине XIX века добротная карачаевская бурка в среднем стоила 12 руб., данная на заказ - до 30 руб. На заказ начали делать бурки в конце XIХ в., когда в Карачае утвердились товарно-денежные отношения. В одежде всадника бурка была самой престижной деталью, она имела не только утилитарное, но сакральное значение [52] . Для наглядности приведем следующие данные: в 1867 году карачаевская лошадь стоила в среднем 30 руб., голова крупного рогатого скота - 15 руб., овца - 2 р. 50 коп., пуд меда 3 руб., пуд масла - 4-5 руб. [53].

Приведенные сведения объясняют, почему мы не можем согласиться с утверждением этнографа Г. Х.Мамбетова, который пишет: "У кабардинцев бурочное производство являлось как бы национальным ремеслом, их бурки отличались легкостью и прочностью. лучшие душке бурки Кавказа назывались кабардинскими" [54]. И С.А.Токарева: "Очень широкой известностью пользуется бурочное производство, особенно развитое в Кабарде. Кабардинские бурки наиболее ценятся по всему Кавказу" [55] . Они (Кабардинские бурки - К.Т.) славились и за пределами Кавказа" [56] , - отмечает Г.Х.Мамбетов, и с этим мы никак согласиться не можем. Название "кабардинская бурка",- писал и В.П. Пожидаев в первой четверти ХХ в., являлось в значительной степени гарантией прочности и красоты этого своеобразного горского одеяния [57].

Такое доходящее до абсурда утверждение объясняется скорей всего "скромностью" знаний о бурочном производстве у других народов Северного Кавказа. Конечно, можно допустить, что бурочное производство было национальным промыслом кабардинцев, хотя известно, что 90-х годах ХI Х в. во всем Нальчикском округе было овец и коз до 500 тыс. голов при населении около 220 тыс. человек. Мы не можем отрицать и того, что кабардинские бурки ценились на всем Кавказе, но это не значит, что они были самыми приоритетными и престижными. И последние - по нашему полевому материалу, никогда лучшие бурки не назывались на Кавказе кабардинскими. Это абсурд. Во всяком случае, в Карачае кабардинские бурки по сравнению со своими карачаевцы ни во что не ставили, особенно те, которые были выполнены из крашеной шерсти, хотя они на Всероссийской художественно-промышленной выставке в Москве в 1882 году заняли призовые места- “за кабардинские крашеные и не крашеные "замечательные плотные бурки". ("Магомет Гукетлов получил серебряную медаль выставки" [58] - читаем в документе.).

Крашеные бурки быстро изнашивались и моментально выгорали на солнце [59] . Недоброкачественное изделие, которое быстро теряло свои качества, карачаевцы сравнивали с черкесской буркой: "черкес джамчи кибик" - "как черкесская бурка" (всех адыгов карачаевцы и балкарцы называют "черкес"). Карачаевцы никогда не делали бурки из крашеной шерсти. Им хорошо было известно, что ненатуральные краски быстро выгорают на солнце, натуральный же цвет держится долго, переходя из одного состояния в другое. В своей основной массе в Балкарии и Карачае бурки производились из черной шерсти и очень редко из белой, - как правило, лишь для аристократической верхушки [60] . (Как известно, карачаевские овцы на 90% были черными и лишь на 5%- белыми.)

С Г.Х.Мамбетовым мы можем согласиться лишь в одном- в том, что кабардинские бурки, возможно, по покрою, по форме были изящнее карачаевских и балкарских. Общеизвестно, и мы не можем отрицать этого, что именно кабардинцы определяли моду в одежде на Кавказе, подобно французам в Европе. Это отмечали многие исследователи прошлого. Но по качеству наши карачаевские и балкарские бурки были непревзойденными, чему способствовала (еще раз подчеркиваем) богатейшая и ценнейшая сырьевая база. Допускаем и такую возможность, что кабардинцы закупали или обменивали шерсть у карачаевцев, и тогда вероятно, производили бурки, по качеству мало отличавшиеся от карачаевских и балкарских. Но указания на это мы не встречали в источниках, хотя, по литературным источникам и по данным наших полевых материалов, карачаевцы обменивали и продавали в Кабарду много шерсти, а обратно везли зерно, оружие и другие товары для разных нужд в быту.

Говоря о производстве бурок в Карачае и Балкарии, следует отметить, что и по технологии производства, и по форме они были одинаковы с бурками других народов, за исключением тех небольших отличий, которые вносила каждая мастерица в свое изделие [61].

Мы не можем согласиться и с другим утверждением Г.Х. Мамбетова - о том, "что бурочное производство наиболее трудоемкое, сложное и продолжительное из всех видов войлочных производств" [62] . Далее он пишет: "Бурочное производство карачаевцев и балкарцев, в отличие от других народов Северного Кавказа, состояло из 12 процессов, имеющих самостоятельное значение [63].

По нашему твердому убеждению (это доказывает и наш большой полевой материал, собранный за многие годы в почти во всех селениях Карачая и Балкарии), ни один из видов войлочных производств не может сравниться по сложности с изготовлением киизов, где, как нами подсчитано, имеется до 4О и более самостоятельных операций. Разве можно сравнить изготовление бурок с раскладыванием узоров в киизе, производящимся всегда на глаз, с определением толсты узора и т.д. Производство бурок в Кабарде и Балкарии не отличалось в своей основе от такового у других народов Северного Кавказа, во всяком случае у карачаевцев и балкарцев.

Повествование о шерстяных промыслах карачаевцев и балкарцев увело нас несколько в сторону от основной нашей темы, однако описанное явление в быту изучаемых нами народов имеет далеко не косвенное к ней отношение: продажа шерсти и изделий из него давала существенный вклад в бюджет карачаевской и балкарской семьи. Другим существенным источником доходов Карачая и Балкарии во второй половине ХI Х и особенно начале ХХ в. была продажа Леса. Так, в Карачае в одном только Тебердинском ущелье доход от вывозимых брусьев составил примерно 20 тыс. рублей [64] . Вот что пишет об этом В.П.Невская: "Важным предметом торговли в ХI Х в. становится лес. Дело в том, что казачьи станицы и укрепления были расположены на правой, безлесной стороне Кубани, и лес для построек казаки должны были покупать у горцев, особенно у карачаевцев, территория которых была богата прекрасным строевым лесом.

Продажа леса была затруднена отсутствием дорог в Карачае. Поэтому карачаевцы предпочитали продавать лес на корню: чтобы казаки сами сплавляли его. Перевозка значительно дороже самой древесины. На корню лес продавали за бесценок [65] . Большая сосна, например, стоила 30 коп., с доставкой же груз обходился в 7-9 руб. [66] . В течении 1847 года, по далеко не полным данным, карачаевцы продали леса на сумму 22 тыс. руб. [67] Во второй половине XIX в., с постройкой дороги в селения Большого Карачая, а также в Тебердинское ущелье вывоз леса резко вырос и доходность от него сильно возросла.

Много леса вывозили и балкарцы, но в отличие от Карачая этим видом торговли занимались жители лишь Баксанского ущелья и частично Чегемского. "Важной статьей, - читаем в "Очерках истории балкарского народа" для феодалов был также лесной промысел. С проникновением капитализма на Кавказ лесные богатства Балкарии стали приобретать торгово- промышленное значение. В 1906 году лесоторговец Кудрявцев заключил договор с доверенными от Кабарды и Балкарии на заготовку 35 тысяч пластин из ценных пород бука по 7 коп. за штуку" [68].

Существенное значение в экономике Балкарии а отличие от Карачая имело и пчеловодство. В 1909 году, например, насчитывалось 23 большие пасеки, в них било 2620 ульев, собрано меду 786 пудов, воску- 69 пудов. Пчеловодство ежегодно в среднем давало дохода в среднем от 4 до 5 тыс. рублей. [69]

"Пчеловодство у них еще в зародыше. В Большом и Малом Карачае насчитывается около 25 пасек. Большая часть их невелики и состоят из десятков ульев, есть несколько пасек, насчитывающих 200 и более сапеток, но это исключение " [70] - писал большой специалист по пчеловодству народов Кавказа К.А.Горбачев. Другой исследователь Карачая В.М.Сысоев отмечал: "У Тинибека Байчорова есть до 300 сапеток пчел" [71] . "У отдельных хозяев было до 700 сапеток. Но пчеловодство был очень примитивным. Пчел не подкармливали, зиму и лето держали в круглых плетеных сапетках. Мед не качали, а выкуривали пчел подожженной серой, доставали из сапетки вместе с вощиной. Только отдельные пчеловоды перешли к более совершенным методам пчеловодства, строили вместо плетеных сапеток деревянные ульи, зимой подкармливали пчел, выкачивали мед не уничтожая пчел" [72] , - читаем у В.П.Невской.

Итак, в Карачае среди прочих занятий населения известно пчеловодство, чему способствовали природные условия.

Здесь была даже своя особая, по словам К.А.Горбачева, порода пчел, приспособленная к местным природно-климатическим условиям . [73] Природа, климат Карачая вполне соответствовали и товарному пчеловодству, но кроме как удовлетворения собственных потребностей оно в этот период не получило развития.

Меда карачаевцы и балкарцы употребляли очень много. Мед являлся как бы их национальным продуктом питания. Он был любимой едой, особенно людей пожилого возраста. Возможно, этим частично объясняется то обстоятельство, что как в Балкарии, так и в Карачае довольно много долгожителей - людей в возрасте за 100 лет, что в свое время отмечали многие исследователи дореволюционной истории карачаевцев и балкарцев. Имеются неоднократные указания и на то, что большинство долгожителей самых разных стран мира употребляет мед и жизнь их часто бывает связана с пчеловодством. Следует отметить также, что мед в Балкарии и Карачае широко применяется в народной медицине. В традиционной трапезе мед имеет здесь и чисто символический характер, указывая на степень престижности семьи. В застолье, где преобладали женщины, мед был неотъемлемой частью престижных кушаний. И сам он был в числе почетных кушаний. Женская трапеза без меда менее почетна. В карачаевской и балкарской пище, где мясные блюда занимали и занимают самое почетное место, блюда, приготовленные с добавлением меда, занимали самое престижное положение. Мед здесь обязательна закупали или выменивали, если не имели своего. Основными его поставщиками в Карачай были закавказские соседи - грузины, с которыми карачаевцы издавна вели оживленную торговлю. Со второй половины XIХ в., со строительством колесной дороги в селения Карачая, мед в довольно большом количестве начал поступать и из предгорий, особенно из русских станиц, с которыми сразу по их появлении карачаевцы вступили в тесные торгово-экономические связи. Особенно много меда карачаевцы употребляли до употребления в пищу сахара.

Во второй половине ХХХ в., вплоть до Октябрьской революции, население Балкарии было в несколько раз меньше чем в Карачае. Территория же, наоборот, у балкарцев была гораздо больше, чем у карачаевцев. И даже после отмены крепостного права, с которым связано образование новых сел, т.е. Нового Карачая, когда карачаевцам были выделены новые земли, Балкария все же в несколько раз превосходила Карачай, по нашему мнению, примерно в пять раз. В Большом Карачае же, по нашим подсчетам, было приблизительно столько земли, сколько в каждом из пяти балкарских обществ в отдельности. Так, Балкарии, по данным Абрамовской земельной комиссии, во всех пяти балкарских обществах числилось 188742 десятины. Из них пашни занимали 302О десятин, покосные земли - 16977, выгоны и пастбища - 137045. Остальная площадь представляла собой леса и заросли. [74]

Следует отметить и еще одно важное явление, характерное для Балкарии и недоступное для селений Карачая. Как отмечает Т.Х. Кумы ков, "хлебопашество в горных условиях, где пахотные угодья были очень ограничены, играло а хозяйстве балкарцев второстепенную роль. Однако под воздействием русского капитализма оно делало известные успехи. Происходит дальнейшее развитие производительных сил. Так, если в году площадь под посевами всех культур составляла 2654,75 то 1913 году - 3020 дес.. т.е. увеличилась на 366 дес. [75] , посевных площадей происходил главным образом за счет аренды земель на плоскости. 7, по неполным данным, в 1909 балкарцы арендовали на стороне 180 дес., в 19 11 г. - 220 дес. [76] В селениях Карачая такого явления, и а таких масштабах, пока не наблюдалось.

Упомянутый Т.Х.Кумыков подчеркивает и еще на одно явление специфически балкарское: "Среди балкарцев стало развиваться огородничество, площади огородов расширялись с каждым годом В 1909 году под ними было занято 349 дес., в 1910 432 дес. Картофель вывозился из Балкарии за пределы Нальчикского округа и на местные рынки. Гораздо слабее было развито садоводство и виноградарство В 1909 это были преимущественно мелкие крестьянские садики на приусадебных участок, общая площадь которых составляла всего лишь 50 дес. Развитого традиционного садоводства в Балкарии не было. Виноградарство и виноделие не получило распространения в силу господства мусульманства, запрещавшего употребление вина. В 1910 году было собрано 1050 пудов фруктов, а продано 210 пудов. [79]

В эти годы садоводство в Карачае только-только начинало зарождаться. Пионерами в этом деле были учителя. "В Хурзуке таким пионером садоводства был учитель Витковский, в Джегуте Иммолат Хубиев. На территории курорта Теберда на землях Ислама Крымшамхалова, который выписывал саженцы и выводил сам путем прививки новые более морозостойкие сорта. Развитию садоводства способствовало также наличие в Карачае двух садовых питомников. Один питомник был основан основан Утяковым, бывшим владельцем Макарьевского рудника На пожалованных ему 50 десятинах земли он основал питомник, в котором выращивал саженцы яблок, груш и других плодовых деревьев, обеспечивая посадочным материалом жителей близлежащих аулов и станиц. Второй питомник был разбит при Стасо- Преображенском монастыре в Сентинском ауле" [78] , - отмечает В.П. Невская.

Безусловно, Карачай не располагал такими возможностями для садоводства, как Балкария. Но уже в конце XIX в., не говоря о начале ХХ, и в Карачае стало престижным делом завести хотя бы маленький сад. Недостатка в употреблении сухофруктов у карачаевцев не отмечено ни одним исследователем. Ими карачаевские селения. снабжались до середины ХIX в. закавказскими соседями, а со второй половины ХI Х в большой поток этого вида продуктов шел из русских станиц, где садоводство было достаточно сильно развито.

Таким образом, бюджет карачаевцев и балкарцев во второй половине ХIX- начале ХХ в. складывался из поступлений от продажи не только скота и продуктов скотоводства и ремесленных изделий, но и (в Балкарии) от излишков сельскохозяйственных продуктов, полученных от земледелия. Приведем конкретные данные по продаже скота карачаевцами и балкарцами. По данным Абрамовской комиссии, скотоводство и коневодство в Карачае имели огромное значение. Живой скот и продукты скотоводства продавались на местных рынках Кубанской области. Продажа их получила широкое распространение также в пределах Терской области и Тифлисской и Кубанской губерний, куда карачаевцы сбывали свой скот и знаменитых карачаевских барашков целыми стадами Кроме того, большинство казачьих полков Кубанского войска снабжались прекрасными строевыми карачаевскими лошадьми. Карачаевское население ежегодно продавало 9595 лошадей, 30787 голов рогатого скота и 107 552 овцы на сумму 2 940 660 рублей. Из продуктов скотоводческого хозяйства население продавало 25 тыс. пудов овечьей шерсти - на 250 тыс. руб.; 660 пудов масла - на 66 тыс. руб.; кож и овчин на 50709 руб., а всего на сумму 3 307 369 руб. Причем стоимость лошади определялась минимум в 50 и максимум 150 руб.; голова рогатого' скота- минимум 25, средняя 45 и максимум 80 руб.; овцы минимум 3 1/2, средняя 4 1/2 и максимум 7 руб.. Пуд шерсти и масла стоил 10-11руб. Из сбора шерсти с одной овцы - не более фунтов, две стрижки - 2/3 поступали в продажу, а 1/3 шла для собственного потребления населения. Молоко и сир, как главные пищевые продукты горца, потреблялись населением, и только незначительная часть продавалась кабардинцам. Общее количество скота определялось на время исследования в 657716голов, в том числе 35 758 лошадей, 125 027 голов рогатого скота, 497 471 овец и коз, 1460 голов ослов. [82]

Аналогичная картина наблюдалась в Балкарии, с той лишь разницей, что приведенные цифры по Карачаю были несколько выше, хотя это вовсе не означает, что скотоводство там было развито слабее. Количество кота, приходящееся в эти годы на душу населения, было практически одинаковым в Балкарии и Карачае. Так, по данным Н.П.Тульчинского, в начале ХХ в. Во всех пяти обществах Балкарии насчитывалось 46 558 голов рогатого скота, 223 786 голов овец и 5900 лошадей - всего 276 244 головы. Годовой сбыт скота всех пяти обществ достигал 2 тыс. голов крупного рогатого скота и 14 тыс. голов овец. Принимая среднюю стоимость головы крупного рогатого скота 15 руб., барана-3 руб., получаем 72 тыс. рублей годовой выручки. [84]

На наш взгляд, приведенные цифры несколько преуменьшены. Но даже и в таком случае исходя из количества населения (по данным того же автора, 17 529 тыс. человек) количество скота приходилось на одного человека довольно внушительное. А за несколько последующих лет количество скота и размер его продажи изменились в сторону увеличения. В частности, в 1909 г. в Балкарии крупного рогатого скота насчитывалось всего 69 948, мелкого - 243 395 голов. В 1910 г. было продано крупного рогатого скота 8326 голов, а также 703 лошади и мелкого рогатого скота 4870 голов на сумму примерно 250 490 руб. [87]

Такое количество скота и в Балкарии, и в Карачае, казалось бы, свидетельствует о процветании обоих народов. Председатель Абрамовской комиссии, по фамилии которого она и была названа, говорил в свое время о карачаевцах: "Такой маленький Карачай и такой большой поставщик.. Безусловно люди живут здесь богато" . В действительности же дело обстояло так. Основное богатство Карачая сосредоточивалось: руках жителей селений Болышого Карачая - элиты карачаевского го общества. Всеобщее благополучие было кажущимся. Социальная пропасть между различными слоями общества наблюдалось здесь как нигде ощутимо. Так, по данным той же Абрамовс комиссии, в селе Картджурт числилось 7727 лошадей, 29523 голов крупного рогатого скота, 117 830 овец и коз и 650 ослов, а всего 155 730 голов скота; в селе Хурзук - 10690 лошадей, 34770 рогатого скота, 163 850 овец и коз, 590 ослов - всего 209 900 голов; в Учкулане - 11245 лошадей, 29812 рогатого скота, 143 336 овец и коз - всего 15284 вы; в сел. Дуут - 657 лошадей, 3520 рогатого скота, 16400 овец и коз и 77 ослов - всего 20654 головы; в Джегуте- 523 лошади, 7112 рогатого скота, 20337 овец и коз - всего 18012 голов; в Маре - 604 лошади, 6923 рогатого скота 16740 овец и коз - всего 24267 голов; в селе.Каменомостском-173 лошади, 2530 рогатого скота, 6283 овец и коз, а всего 8986 голов; в сел. Сынты - 92 лошади, 1486 рогатого скота, 2016 овец и коз, 16 ослов - всего 3608 голов; в селе Теберда числится 838 лошадей, 4484 головы рогатого скота, 11449 овец и коз и 81 ослов - всего 16852 головы. [89]

Приведенные цифры красноречиво говорят, что селения Большого Карачая были основными производителями мясо- молочных продуктов. Но в трудах Абрамовской комиссии отмечено также, что количество скота между дворовыми хозяйствами, как это выяснилось из подворных записей, распределяется крайне неравномерно: встречаются дворы, имеющие от 2500 до 20 овец, но в общем 40% населения не имеет овец; рогатого скота от 500 до 1 головы, а 3% дворов не имеют вовсе рогатого скота; лошадей от 350 до 1 лошади, а 20% дворов безлошадные. В среднем же выводе на каждый двор приходится: лошадей от 0,6 до 7,9 голов, рогатого скота - от 10,9 до 28,3 головы и овец от 14,8 до 133,3 головы". [90]

Если привести данные о количестве скота, приходившегося на каждого жителя, они будут выглядеть следующим образом: "Картджурт - 124,8; Хурзук - 156; Учкулан-100.2, Дуут - 167,5; Джазлык - 76,7; Тебердинское - 62,4; Сеитинское - 26,4; Каменномостское - 46,6; Маринское - 70,9, Джегутинское - 40" . Это наглядно свидетельствует, что главное богатство Карачая распределялось между селениями Карачая также неравномерно. В основном было оно сосредоточено в руках жителей Большого Карачая, но и здесь в основном находилось в руках социальной верхушки.





оставить комментарий
страница1/38
Дата25.08.2011
Размер1,93 Mb.
ТипКнига, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   38
плохо
  9
отлично
  11
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх