Статья рассчитана на юристов, историков, а также всем, кто занимается изучением и подготовкой научной литературы по истории образования icon

Статья рассчитана на юристов, историков, а также всем, кто занимается изучением и подготовкой научной литературы по истории образования



Смотрите также:
«Предварительные правила народного просвещения»...
Статья рассчитана на юристов, историков, а также всем...
Статья рассчитана на юристов, историков, а также всем...
Статья рассчитана на юристов, историков, а также будет интересна всем...
Статья рассчитана на юристов, историков, а также всем...
Статья рассчитана на юристов, историков, а также всем...
Статья рассчитана на юристов, историков, а также всем...
Статья рассчитана на юристов, историков, а также всем...
Статья рассчитана на юристов, историков, а также на всех...
Статья рассчитана на юристов, историков, а также всем...
Книга предназначена предпринимателям и маркетологам компаний, работающих на рынках В2С...
29-30 мая 2012 г состоится конференция «История книги и цензуры в России»...



скачать
Образовательные реформы в России во второй половине XVIII в.


Земляная Татьяна Борисовна,

ИНИМ РАО, zemlyanaya@yandex.ru

Павлычева Ольга Николаевна,

ИНИМ РАО, olganik78@mail.ru


Аннотация

В статье рассмотрены основные тенденции образовательной политики второй половины 18 века, в том числе создание системы сословного образования. Исследованы вопросы государственной образовательной политики России начиная с правления Анны Иоанновны и заканчивая правлением Екатерины Второй. Пристально изучена система сословного образования. Особо отражено значение создания Московского университета.

Статья рассчитана на юристов, историков, а также всем, кто занимается изучением и подготовкой научной литературы по истории образования.

Ключевые слова: образование, школа, воспитание, государственная политика в области образования, обучение, грамотность, просвещение, библиотека, училище, книга, учебник, светская школа, духовное образование, сословное образование, Московский университет.


Abstract

The basic tendencies of the educational policy of second half of 18 centuries, including creation of system of class education are considered in the article. The questions of the state educational policy of Russia starting from Anna Ioannovny's board and finishing Catherine II’s board are investigated. The system of class formation is steadfastly studied. The value of creation of the Moscow university is especially reflected.

The article is meant for lawyers, historians, and also on all who is engaged in studying and preparation of the scientific literature on history of education.

Keywords: education, school, upbringing, the state policy in the spheres of education, training, literacy, enlightenment, library, school, book, textbook, secular school, spiritual formation, class formation, the Moscow university


Во времена царствования преемников Петра I - Екатерины I, Петра II, Анны Иоанновны, отчасти Елизаветы Петровны — все происходившие изменения в области образования были лишь более отчетливым проявлением петровских реформ. Главный акцент сделался на развитии сословных учебных заведений. Не осуществилась идея создания начальной школы для всех детей от 10 до 15 лет: цифирные школы с 1744 г. окончательно сошли на нет, слились с гарнизонными, архиерейскими школами. 26 октября 1744 г. издается Указ «О соединении в губерниях и провинциях арифметических и гарнизонных школ в одно место; о обучении в них всякого чина людей на своем иждивении; о бытии тем школам в ведомстве комендантов; о присылке об оных рапортов и о жаловании учителей»1, в соответствии с которым «…особливым арифметическим школам не быть, а соединить оныя с гарнизонными школами, так как и в Москве учинено, и обучать оным учителям, как солдатских и прочих служилых чинов людей, так и подъячих и прочих желающих всяко звания чинов людей, на собственном их коште…». Указанное реформирование было связано с недостаточным количеством учеников в школах, как прямо отмечается в Указе от 26 октября 1744 г. «…оная коллегия представляет, что оным учителям, за неимением из дъячих и подъячих детей учеников, и быть не у чего. Да и в Правительствующий Сенат от Галицкой провинциальной канцелярии доношением марта 17 дня сего 744 года объявлено, что бывший в той провинции цыфирной школы учитель Григорий Корсаков, за малоимением учеников, с 734 года почти был праздно, и для указанного определения прислан в Москву в Правительствующий Сенат…»2.

В дворянской среде было популярным домашнее воспитание, когда гувернеры и «мадамы», как правило, француженки, немки, англичанки, учили детей языку и светским манерам, а приглашенные домашние учителя — наукам. В то время как мальчики после непродолжительного домашнего обучения могли поступать в учебные заведения, для девочек оно было единственно возможным. Лишь позднее стали открываться пансионы для девочек, также организуемые иностранками по примеру западноевропейских образцов.

Была сохранена традиция допускать к обучению даже в закрытых дворянских заведениях лиц недворянского происхождения, так называемых разночинцев. Однако программа обучения была у них другой, исключающей «дворянские науки»: фехтование, танцы, верховую езду и т.д.

Ставшая в 1730 г. императрицей герцогиня Курляндская, племянница Петра Великого, Анна Иоанновна привезла в Москву, по меткому замечанию В.О. Ключевского, «злой и малообразованный ум с ожесточенной жаждой запоздалых удовольствий и грубых развлечений», да «немцы посыпались в Россию, точно сор из дырявого мешка, облепили двор, обсели престол, забирались на все доходные места в управлении». За время ее правления, в период бироновщины, характерными чертами которого были засилье иностранцев и их презрение ко всему русскому, о развитии образования в стране заботились еще меньше. Это видно уже по тому положению, в котором оказались Академия Наук, университет и гимназия при ней. На содержание российского центра науки и образования отпускалось средств во много раз меньше, чем на содержание двора Анны Иоанновны, превосходящего своей роскошью всех своих предшественников. На содержание двора ежегодно расходовалось 2 млн. рублей золотом, а на нужды Академии наук и Адмиралтейской академии всего 47 тысяч.

С воцарения Анны Иоанновны начала оформляться своеобразная система дворянского воспитания. Дворянское сословие, значительно укрепившее свои позиции при первых преемниках Петра, требовало и добивалось ряда привилегий и в области образования. В 30-е гг. дворяне получили право определять своих детей в школы по собственному выбору или воспитывать их дома до двадцатилетнего возраста, с обязательством подготовить их к службе и обучить известным наукам.

В возрасте 7 лет отпрысков дворянских фамилий привозили в Санкт-Петербург, Москву или в ближайшие губернские города на так называемый смотр для записи у герольдмейстера или губернатора. Через 5 лет на втором смотре недоросли должны были продемонстрировать хорошие навыки чтения и письма, после чего могли продолжить обучение Закону Божьему, арифметике, геометрии и другим наукам дома или в государственных школах. В 16 лет знания юношей проверял Сенат. Следующий этап образования, в которое входило изучение географии, фортификации, истории и др., они также могли проходить дома или в школах. Учащиеся военных корпусов при этом экзаменовались членами Петербургской военной коллегии или губернаторами по месту учебы.

В целом образование стало свидетельствовать о принадлежности к дворянскому сословию. Между тем в простонародной, крестьянской и посадской среде на протяжении всего XVIII в. продолжала сохраняться православная традиция воспитания и обучения детей.

Таким образом, в 30-е-50-е годы XVIII в. складывается система дворянского сословного образования. В 1731 г. в Петербурге был открыт Сухопутный шляхетский корпус - закрытое учебное заведение для дворян, имевшее целью готовить их как к военной, так и к гражданской службе, а также давать светское воспитание. Новые языки - французский, немецкий, итальянский, польский получают в этом учебном заведении преимущество перед ученой латынью; изучаются точные науки: математика, физика, введение в военные и инженерные науки, и сами эти науки (стратегия, артиллерия, фортификация, архитектура и др.), полезные дворянину для его будущей службы. Не забыты и искусства, делающие молодого человека приятным в обществе - танцы, пение, музыка, знание поэзии, умение ездить верхом и владеть шпагой. Основные черты такого типа учебного заведения, где дворянам не просто давали образование, но и воспитывали сословную гордость и чувство дворянского достоинства, сохранились и в следующем веке в кадетских корпусах и других привилегированных закрытых учебных заведениях.

Перед вновь созданным строго сословным учебным заведением ставилась задача готовить дворянских детей не только к военной, но и гражданской службе. Необходимо было обучать всем наукам, которые важны для профессионального военного. Не менее нужно, говорилось в указе, политическое и гражданское обучение. Воспитанники корпуса были распределены на четыре класса. В четвертом, низшем, классе изучали русский и латинский языки, арифметику; в третьем - грамматику, геометрию, географию; во втором - фортификацию, артиллерию, историю, риторику, юриспруденцию, мораль и др. Первый был классом специального обучения, с учетом способностей кадет. Кроме того, всеми изучались немецкий и французский языки, фехтование, танцы, рисование, верховая езда и другие предметы. Предусматривалось поистине энциклопедическое образование. Многопредметность была настолько велика, что ученики не могли ее одолеть, хотя учились кадеты много (даже у воспитанников младшего возраста (5-6 лет) было по 34 учебных часа в неделю, а у учеников старшего возраста по 42 часа). Поэтому многие предметы изучались по желанию воспитанников, при этом они зачастую освобождались от изучения даже самых необходимых. Так что изучение многих предметов велось только на бумаге, а не на деле. Толку от такого учения во многих случаях было не так уж много.

Кроме этого, дворянские дети обучались в частных пансионах и в домашних условиях. Входит в моду приглашение в дворянские дома учителей-иностранцев. Есть немало свидетельств того, как проходило в этих случаях обучение. В «Записках артиллерии майора Данилова» сообщается, например, что его в семь лет отдали учиться пономарю Филиппу Брудастому. «Памятно мне это учение, - пишет Данилов,- у Брудастого и по днесь, по той может быть причине, что часто меня секли лозою. Я не могу признаться по справедливости, что во Мне была тогда леность или упрямство, а учился я по моим летам прилежно и учитель мой задавал урок учить весьма умеренный, по моей силе, который я затверживал скоро; но как нам, кроме обеда, никуда от Брудастого отпуска ни на малейшее время не было, а сидели на скамейках безсходно и в большие летние дни великое мучение претерпевали, то я от такого всегдашнего сиденья так ослабевал, что голова моя делалась беспамятна и все, что выучил прежде наизусть, при слушании урока к вечеру и половины прочитать не мог, за что последняя резолюция: меня, как непонятного, «сечь».

В период царствования Елизаветы Петровны оживился вопрос о внешкольном образовании молодежи. В марте 1743 года Св. Синод обратил внимание, что российские дворяне и прочих чинов люди, давая детям начальное образование, а затем употребляя в разные светские нужды, не прилагают старания к обучению детей Закону Божию. Поэтому Св. Синод «отнесся к Сенату, чтобы последний печатными указами понудил как дворян, так и прочих чинов людей, давать своим детям начальное религиозное образование. Кто по истечении двух лет, по свидетельству приходского священника, «явится букваря и катехизиса в толковании, а не в изустном на память чтении, не искусен», того, по предложению Синода, не следовало ни в какие чины повышать; родители же за пренебрежение к своим воспитательским обязанностям должны вносить денежный штраф на содержание Московской академии… Однако, спустя некоторое время Синод решил, что назначенный Сенатом штраф «чувствителен быть не может, ибо многие, от нерачения своего не возымев должнаго во обучение вышепоказаннаго детей попечения, лучше тот штраф платить станут»3.

Таким весьма неутешительным образом, закончилась одна из попыток образовать систему внешкольного начального религиозно-нравственного образования.

Обратимся к вопросу школьного образования в рассматриваемый период. Проблемами соотношения гимназии и университета озадачивались многие видные деятели, однако особое внимание указанному вопросу уделял М.В. Ломоносов.

Как отмечает С.В. Рождественский, в письме к И.И. Шувалову в 1754 году о Московском университете Ломоносов указывал на необходимость учреждения гимназии, «без которой университет, как пашня без семян». Идеалом Ломоносова было такое устройство академических школ, при котором сама Академия могла бы пополнять свои ряды «действительными академическими питомцами, с самого начала из нижних классов по наукам произведенными, а не от других школ выпрошенными»4. Дело в том, что создание академической гимназии и состав учебных дисциплин предполагал, что она должна давать подготовку к обучению в университете. В связи с этим в гимназии большое внимание уделялось языкам, в частности латинскому. Однако Инструкция графа Разумовского 1750 года уже допускала двойственность целей гимназического образования. Одних учеников она должна была готовить к университетскому обучению, заставляя их изучать известный обязательный круг обучения, а другим предоставлялся выбор специальных предметов обучения, сообразно личным вкусам и склонностям; кто из вольных учеников желает профессорские лекции слушать, тот должен обучаться латинскому и греческому языкам, истории, географии, арифметике и геометрии5.

Однако, уже Ломоносов в своих трудах отмечал отсутствие преемственности между образовательным процессом гимназического и университетского обучения. Он считал необходимым положить в основание учебного курса высшей школы постепенность перехода от широкого общего круга образования к специализации по отдельным наукам.

По словам С.В. Рождественского, в конечном счете, судьба академической гимназии зависела от того, какой состав учащихся получит в ней преобладание и чьи интересы будут брать верх при построение гимназического курса: казенных учеников, готовящихся к академической службе, или вольных учеников из дворян с их довольно беспорядочными образовательными вкусами и нежеланием подчиняться какому-либо общеобязательному учебному плану. Подавляющее большинство учеников гимназии к 1748 году составляли дети разночинцев, однако академическое начальство начинает уделять внимание привлечению в гимназию дворянства. С этой целью была сделана попытка создать при гимназии пансион, задачей которого было доставление учащимся приличного материального содержания и установление внешней дисциплины. Однако дворянство не соблазнилось выгодами пансионного режима и гимназия продолжала пополняться разночинцами, преимущественно солдатскими детьми6.

Позже после издания в 1803 году нового регламента Академии наук, которым создан был институт академических воспитанников, избираемых из числа отличнейших университетских студентов и учеников гимназий для приготовления их к академической службе, Академия должна была набирать себе воспитанников из разных университетов и гимназий, существование академической гимназии как специального учебного заведения потеряло смысл, и она была упразднена в 1805 году.

В целом, образование в стране в период «просвещенного абсолютизма» сделало значительный шаг вперед. Ко времени вступления Екатерины II на царский престол расходы на образование составляли всего 0,15% государственного бюджета. К 1794 г. на образование в стране выделялось уже 1,28% (правда, на содержание двора императрицы расходовалось 9%). В конце XVIII в. в Российской империи насчитывалось около 550 различных учебных заведений (в них обучалось до 62000 учащихся). В их числе было около 400 народных училищ, свыше 60 духовных семинарий и школ и около 60 сословных закрытых учебных заведений.


Литература

  1. Полное собрание законов Российской империи с 1649 года. Том 12 (1744-1748). - СПб.: Типография 2 отделения Его Императорского Величества канцелярии, 1830.

  2. Рождественский С.В. Очерки по истории системы народного просвещения в России в XVIII-XIX веках. Т.1. – СПб.: Типография М.А. Александрова, 1912.

1 Полное собрание законов Российской империи с 1649 года. Том 12 (1744-1748). - СПб.: Типография 2 отделения Его Императорского Величества канцелярии, 1830, С. 247.

2 Полное собрание законов Российской империи с 1649 года. Том 12 (1744-1748). - СПб.: Типография 2 отделения Его Императорского Величества канцелярии, 1830, С. 250.

3 Рождественский С.В. Очерки по истории системы народного просвещения в России в XVIII-XIX веках. Т.1. – СПб.: типография М.А. Александрова, 1912, С.153.

4 Рождественский С.В. Очерки по истории системы народного просвещения в России в XVIII-XIX веках. Т.1. – СПб.: типография М.А. Александрова, 1912, С.186.

5 Рождественский С.В. Очерки по истории системы народного просвещения в России в XVIII-XIX веках. Т.1. – СПб.: типография М.А. Александрова, 1912, С.187.

6 Рождественский С.В. Очерки по истории системы народного просвещения в России в XVIII-XIX веках. Т.1. – СПб.: типография М.А. Александрова, 1912, С.190-192.




оставить комментарий
Дата02.10.2011
Размер96,8 Kb.
ТипСтатья, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх