Научно-исследовательские материалы по противодействию коррупции icon

Научно-исследовательские материалы по противодействию коррупции


Смотрите также:
Научно-исследовательские материалы по противодействию коррупции...
Протокол заседания комиссии по противодействию коррупции в Ростовской области...
Российской федерации по противодействию коррупции...
Положение о межведомственном Совете при главе муниципального образования Нефтеюганский район по...
Считать утратившим силу план мероприятий по противодействию коррупции в избирательных комиссиях...
"О законодательном обеспечении реализации Национального плана по противодействию коррупции"...
1: «Институты гражданского общества по противодействию коррупции...
Закон Волгоградской области от 13 июля 2009 г...
«О мерах, принимаемых органами власти Ярославской области и органами местного самоуправления...
«О мерах, принимаемых органами власти Ярославской области и органами местного самоуправления...
Программы по противодействию коррупции в Республике Казахстан на 2011 2015 годы Вреализацию...
Информация о ходе реализации мер по противодействию коррупции муниципальными образованиями в...



Загрузка...
скачать
НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЕ МАТЕРИАЛЫ ПО ПРОТИВОДЕЙСТВИЮ КОРРУПЦИИ

Камназаров М.М. судья

Верховного Суда

Республики Казахстан


Сарсенов А. - докторант (PhD)

ЕНУ им.Л.Н.Гумилева


Анализ национальных законодательств зарубежных государств в сфере борьбы с коррупцией (Сингапур, Южная Корея, США, Россия)


Явления, связанные с коррупцией в системе государственной службы, обнаруживались и обнаруживаются практически в любом государстве. Однако это не означает, что коррупция везде и всегда одинакова. Причины ее возникновения и распространения в системах государственной службы различных государств весьма разнообразны, поэтому и попытки выработать универсальные административно-правовые средства по предупреждению и пресечению коррупции представляются малореальными1. Вместе с тем, следует отметить, что «чужих кризисов в глобальном мире не бывает, тем более что они настигают близких соседей. Цепочка коррупции ставит клеймо на одном государстве за другим: подрывает благосостояние развитых и усугубляет бедность стран третьего мира»2.

Несмотря на это, в целом ряде зарубежных государств удалось создать такие механизмы, которые позволили ограничить коррупцию масштабами, не представляющими серьезной опасности для нормального функционирования государственного аппарата. Особый интерес представляет практика тех государств, где структурные преобразования дали наибольшие результаты и тем самым создали предпосылки для успешного экономического роста. К таким странам относятся: Дания, Швеция, Новая Зеландия, Сингапур, Финляндия, Швейцария, Исландия, Нидерланды, Австралия, Канада, Люксембург, Австрия, Гонконг, Германия, Норвегия, Ирландия, Великобритания, США, Япония3. Эти страны достигли определенного успеха в борьбе с коррупцией. Идея вычленения антикоррупционных программ, доказавших на практике свою эффективность, представляет огромные перспективы для заимствования положительного зарубежного опыта.

При всей специфике зарубежной системы государственного управления, культурно-исторических, экономических и прочих отличиях, зарубежный опыт предупреждения и пресечения коррупции в системе государственной службы должен быть исследован и отчасти использован в ходе реформирования системы государственной службы Республики Казахстан.

Начнем с того, что в государствах запада подготовка высококвалифицированных кадров для государственной службы имеет вековые традиции. Так, по приказу Наполеона была основана высшая элитарная школа – «Эколь Политекник», которая на долгие годы стала центром подготовки профессиональных государственных служащих. В свое время О. Бисмарк отмечал, «с плохими законами и хорошими чиновниками управление еще возможно, но с плохими чиновниками не помогут никакие законы».¹

Система отбора и подготовки государственных служащих в зарубежных странах (США, Великобритания, Франция, Германия), их социальный статус, та важная роль, которую они играют в деле регулирования социально-экономическими процессами, происходящими в обществе, способствуют формированию в этом слое элитарной морали.

Ее составной частью является своеобразное чувство избранности и ответственности за состояние общества, культ управленческого профессионализма, прагматизма и трудолюбия. Все это создало в Англии, Франции и Германии сильный фактор традиционности, объективно противодействующий коррупционным проявлениям.

Учитывая эти важные моменты, все же следует обратиться к опыту более молодых стран, которые также проходили этапы социально-экономической трансформации – Сингапура, Южной Кореи и, в частности, ее столицы Сеула. Заслуживает внимания и антикоррупционная политика США. Опыт этих стран, как носительниц категории наименее коррумпированных государств мира, представляется более реализуемым в казахстанских условиях. Использование и учет зарубежного и международного опыта в деле предупреждения и пресечения коррупции в системе государственной службы Республики Казахстан обусловлено, на наш взгляд, еще и тем, что основные законы функционирования чиновничьего аппарата универсальны и, как показывает практика, во многом не зависят от национальной специфики.

Рассмотрим некоторые особенности организации антикоррупционной деятельности в этих странах. Коррупция, во-первых, осознается правительством этих стран как серьезная проблема национальной безопасности. При этом коррупция рассматривается как внешняя и внутренняя угроза. Четко разделяются два аспекта коррупции: политическая и экономическая. Развитие политической коррупции может привести к неконтролируемости политической ситуации в стране и представляет угрозу демократическим институтам и балансу различных ветвей власти. Экономическая коррупция снижает эффективность рыночных институтов и регулирующей деятельности государства. Важно отметить, что усилия по ограничению коррупции в этих странах, как правило, институциализированы и впечатляют своим масштабом1.

Сравнительно-правовой анализ нормативных правовых актов в сфере борьбы с коррупцией:

Государство

Название нормативно-правового акта

Дата принятия

Антикоррупционный орган

Сингапур

Акт о предотвращении коррупции

от 17 июня 1960г.

Бюро по расследованию случаев коррупции

Южная Корея

Закон «О борьбе с коррупцией»

от 1 января 2002 года

Комитет по аудиту и инспекции, Министерство Юстиции, Министерство административного самоуправления и внутренних дел, Министерство обороны (военная прокуратура), Министерство финансов и экономики, Комиссия по справедливой торговле, Налоговая служба, Национальное полицейское управление и Комитет по борьбе с коррупцией.

США

Глава 11, 29, 41, 93 Раздела 18 Свода Законов




Отдел Министерства Юстиции;

ФБР

Политика Сингапура в сфере борьбы с коррупцией

Согласно Индексу Восприятия Коррупции (ИВК) Трансперенси Интернэшнл за 2008 год Сингапур стоит в ряду самых чистых в коррупционном отношении государств после Дании, Швеции, Новой Зеландии. Эта страна является четвертой из наименее коррумпированных стран мира с общим рейтингом 9,2 балла из 101. Его власти действительно смогли создать эффективный механизм борьбы с коррупцией, который реально действует и дает результаты.

Вдохновителем и организатором борьбы с коррупцией в Сингапуре стал бывший премьер-министр г-н Ли Куан Ю (1959-1990). В ноябре 1999 года г-н Ли заявил: "Честное, эффективное правительство с незапятнанной репутацией было и остается самым ценным достижением правящей партии и главным достоинством Сингапура". Когда в 1959 году правящая партия пришла к власти, она приняла мощную программу по борьбе с коррупцией, основанную на определенных принципах. Г-н Ли отметил, что, когда власть рассматривается как возможность для личного обогащения, а не как свидетельство оказанного народом доверия, это становится уже проблемой этики. Все общества, претендующие на длительное существование, должны поддерживать принцип честности, иначе общество не выживет, подчеркнул он. Самый легкий способ остановить коррупцию состоит в том, чтобы минимизировать возможности для общественных чиновников действовать по собственному усмотрению, добавил он. В октябре 1999 года г-н Ли заявил, что жесткая позиция Сингапура в борьбе с коррупцией - вопрос скорее необходимости, чем просто поддержания национального достоинства. Причина в том, что Сингапур желает извлечь выгоду из иностранных инвестиций, а для этого необходимо исключить возможность использования инвестиционных средств ненадлежащим образом2.

В Сингапуре борьба с коррупцией ведется непосредственно политическими лидерами и высшими должностными лицами, ее всемерно поддерживает общественность. Другими словами, борьба с коррупцией здесь ведется непрерывно, о чем свидетельствует наличие постоянно действующего специализированного органа по борьбе с коррупцией – Бюро по расследованию случаев коррупции (основано в 1952 году), обладающего политической и функциональной самостоятельностью1. Но до принятия Акта о предотвращении коррупции работа Бюро не приносило ощутимых результатов. Дело в том, что данный Акт устранил несколько серьезных препятствий. Во-первых, он дал четкое и емкое определение всех видов коррупции. Взяточники не могли больше увиливать, получая «благодарность» в форме подарков и прячась за размытыми формулировками. Во-вторых, Акт регламентировал работу Бюро и дал ему серьезные полномочия. В-третьих, он увеличил тюремные сроки за взятки. Все это развязало руки Бюро: оно получило разрешение задерживать потенциальных взяточников, проводить обыск у них в домах и на работе, проверять банковские счета и т.д. Так, ст. 18 гласит, что Бюро вправе проверять банковские книжки государственных служащих, а согласно ст.19 – также их жен, детей и агента, если это необходимо. Бюро уполномочено производить аресты, обыски, проверять банковские счета и имущество подозреваемых в коррупционных преступлениях2.

Кроме того, Бюро:

расследует жалобы, содержащие обвинения в коррупции в общественных и частных сферах;

расследует случаи халатности и небрежности, допущенные государственными служащими;

проверяет деятельность и операции, проводимые государственными служащими, с целью минимизировать возможность совершения коррупционных действий3.

В ведомстве три отдела: оперативный, административный и информационный. Два последних кроме поддержки оперативной работы отвечают и за «чистоту» бюрократии. В их ведении отбор кандидатов на высокие государственные должности, профилактические меры и даже организация тендеров на госзаказы4.

Этот независимый орган расследует и стремится предотвращать случаи коррупции в государственном и частном секторе экономики Сингапура, при этом в Акте коррупция четко квалифицирована с точки зрения различных форм «вознаграждения». Руководителем этого органа является директор, непосредственно ответственный перед премьер-министром. Это означает, что никакой министр не может вмешаться, чтобы остановить расследование или как-либо повлиять на него. Бюро несет ответственность за поддержание принципа честности и неподкупности в государственной службе и поощрения свободных от коррупции сделок в частном секторе. Также в его обязанности входит проверка случаев злоупотреблений среди государственных чиновников и сообщение о подобных случаях соответствующим органам для принятия необходимых мер в дисциплинарной области5. Бюро изучает методы работы потенциально подверженных коррупции государственных органов с целью обнаружения возможных слабостей в системе управления. Если выясняется, что подобные пробелы могут привести к коррупции и злоупотреблениям, Бюро рекомендует принятие соответствующих мер главам этих отделов.

Начиная со второй половины 1980-х правительство стало работать над «качеством» бюрократии. Стимул к совершению коррумпированных действий среди государственных служащих и политических лидеров был уменьшен путем обеспечения их заработной платой и дополнительными льготами, сопоставимыми с частным сектором. Однако правительство может быть неспособным повысить зарплаты, если нет экономического роста. Тем не менее, последствия низкой зарплаты в госсекторе будут неблагоприятными, так как талантливые госслужащие уйдут, чтобы устроиться в частные компании, в то время как менее способные останутся и вовлекут себя в коррумпированные действия, чтобы компенсировать низкую зарплату.

Отчитываясь в 1985 году перед парламентом об оправданности затрат на содержание аппарата, премьер- министр Ли Куан Ю говорил: «Я являюсь одним из самых высокооплачиваемых и, вероятно одним из самых бедных премьер-министров стран третьего мира… Имеются различные пути решений. Я же предлагаю наш путь в рамках рыночной экономики, который является честным, открытым, оправдываемым и осуществивым. Если вы ему предпочтете лицемерие, вы столкнетесь с двуличием и коррупцией. Делайте выбор».

Чиновникам серьезно подняли зарплаты (в дальнейшем это делали каждые несколько лет), что должно было удержать их от взяток. Сейчас оклады высших должностных лиц страны высчитываются в зависимости от средних заработков в бизнесе и доходят до $20—25 тысяч в месяц. И парламентарии, и население восприняли с недоверием эту инициативу, но премьер-министр Ли Куан Ю публично обосновал ее целесообразность. Он объяснил, что правительству необходимы профессионалы в своей области, поэтому им выплачивают заработную плату, близкую к их рыночной ценности. Было бы нереалистично ожидать, что талантливые люди пожертвуют своей карьерой и семьями на многие годы, чтобы удовлетворять требования зачастую не ценящей их усилия общественности. Если бы Сингапур не получил в распоряжение высшей политической власти лучших специалистов, это бы закончилось посредственными правительствами, неудовлетворительной денежной политикой и коррупцией1.

Правительство задумало сделать профессию чиновника не только высокооплачиваемой, но и уважаемой. В Сингапуре на государственном уровне проповедуется принцип меритократии2.Путь наверх открывается перед самыми умными, прогрессивно мыслящими и способными. За это отвечает Агентства (Бюро) по борьбе с коррупцией. Вербовка происходит еще в школе, а дальше будущую элиту ведут: помогают поступить в университет, отправляют на учебу и стажировку за границу, поощряют успехи. Так постепенно чиновничий аппарат обновлялся правильно выученными и воспитанными кадрами, многие из которых пополняют ряды агентства3.

Борьба Сингапура с коррупцией основана на определенных принципах, раскрывающих основополагающее понятие «логика в контроле за коррупцией»: «попытки искоренить коррупцию должны основываться на стремлении минимизировать или исключить условия, создающие как стимул, так и возможность склонения личности к совершению коррумпированных действий»4.

Во-первых, меры должны предприниматься по отношению к обеим сторонам: и тем, кто дает взятки, и тем, кто их берет.

Во-вторых, четко соблюдается принцип ответственности: коррупцию необходимо наказывать в административном или уголовном порядке. Но общественное порицание - неотъемлемая часть процесса наказания.

В-третьих, должна быть проведена четкая граница между государственными обязанностями и личными интересами. Именно это подразумевал г-н Ли Куан Ю, когда заявил, что конфуцианская обязанность помогать своей семье, родственникам и друзьям должна выполняться только с привлечением собственных, а не государственных средств.

В-четвертых, необходимо укрепление главенства закона. Это достигается за счет сотрудничества Бюро, расследующего случаи коррупции, и судебных органов, которые решают, каким будет наказание. Общественность должна быть уверена, что Бюро действует эффективно и юридически законно.

В-пятых, коррупция должна быть максимально исключена путем установления ясных и четких методов работы и принятия решений. Как только общественность осознает, что не существует возможности влиять на правительственные решения путем дачи взяток, коррупции станет меньше.

В-шестых, лидеры должны подавать личные примеры безупречного поведения на самом высоком уровне, чтобы поддерживать свой моральный авторитет, необходимый для борьбы с коррупцией. Следовательно, неподкупность должна быть ключевым критерием, основной целью политических лидеров.

В-седьмых, необходимо наличие гарантий, что именно признание личных и профессиональных заслуг, а не родственные связи или политическое покровительство, должно быть определяющим фактором при назначении должностных лиц. Использование семейных связей подрывает доверие к государственной службе, к ее эффективности и беспристрастности. Напротив, признание заслуг гарантирует, что на соответствующий пост будет назначен квалифицированный специалист.

В-восьмых, как подчеркнул г-н Ли, основное правило - соблюдать принцип неподкупности и увольнять запятнавших свою репутацию чиновников. Пресса играет важную роль в предании гласности случаев коррупции и деталей наказания, чтобы информировать общественность относительно последствий коррупции. Это помогает создать атмосферу честности и доверия к государственной службе, а также закрепить принцип наказания коррупции, т.к. борьба с коррупцией зависит от системы ценностей политических лидеров, государственной службы и общества.

В-девятых, государственным служащим должны соответственно платить. В Сингапуре министрам и высшим должностным лицам платят согласно формуле, привязанной к средней заработной плате успешно работающих в частном секторе лиц (адвокатов, банкиров и т.д.). Бюрократия Сингапура считается одной из самых эффективных в мире. И самой высокооплачиваемой — заработная плата чиновников выше, чем у равных им по статусу служащих в США.

В-десятых, необходимы создание эффективного, работающего на принципе честности и преданности своему делу органа по борьбе с коррупцией, и защита информаторов, сообщающих о случаях коррупции.

В-одиннадцатых, нужно минимизировать количество необходимых для документов подписей. Это уменьшит возможности для коррупции.

В-двенадцатых, необходимо использовать законы таким образом, чтобы распространить их действие на должностных лиц с целью выяснения источников их доходов. Если они не могут объяснить, откуда у них дополнительные финансовые средства, можно предположить, что источником является коррупция. В Сингапуре каждый год от государственных служащих требуют заполнения специальных форм для декларации их имущества, активов и долгов1.

Сингапуру удалось осуществить контроль за неудовлетворительной денежной политикой за счет жестких правил, таких, как строгие ограничения расходов на избирательные кампании, разрешение осуществлять пожертвования только в пользу политических партий, а не отдельных министров или членов парламента, поскольку нельзя позволить таким образом покупать влияние с целью изменения политики правительства2.
Власть – коррупция – деньги, вполне понятная логическая цепочка. Поэтому еще с июля 1973 г. специальная антикоррупционная программа была развернута в Министерстве финансов Сингапура. Эта программа включала, в частности, следующие меры:

совершенствование процедур взаимодействия с гражданами и организациями с целью исключения проволочек;

обеспечение прозрачности контроля нижестоящих чиновников вышестоящими;

введение ротации чиновников для избежания формирования устойчивых коррупционных связей;

проведение непредвиденных проверок;

обеспечение режима конфиденциальности для предотвращения утечек важной информации, которой можно воспользоваться в коррупционных целях;

введение процедуры пересмотра комплекса антикоррупционных мер каждые 3–5 лет3.

Введя в действие в начале 70-х годов эту антикоррупционную программу в Министерстве финансов, Сингапур достиг впечатляющих успехов. Во многом это произошло благодаря правильному определению приоритетных направлений программы: прозрачность деятельности органов власти, сближение рядовых граждан и контролирующих организаций, обуздание низовой коррупции.

Интересны цифры, приведенные учеными Гарвардского университета. Подсчитано, что снижение коррумпированности страны с уровня Мексики до уровня Сингапура производит экономический эффект, эквивалентный возрастанию сбора налогов на 20%4.

Борьба с коррупцией, подобно меритократии (продвижению на ключевые посты лишь по заслугам), многонациональной политике и прагматизму, является одним из ключевых факторов экономического успеха Сингапура. Жесткие законы, соответствующее жалованье для министров и государственных служащих, наказание коррумпированных чиновников, эффективное функционирование ведомства по борьбе с коррупцией, личные примеры руководителей высшего звена – все упомянутые факты составляют антикоррупционную программу Сингапура. Таким образом, успех этого государства – результат упорной работы по борьбе с коррупцией, ведущейся во всех сферах жизнедеятельности.

Анализ законодательства Южной Кореи в сфере борьбы с коррупцией

В сфере внутренней политики и системы управления Южной Кореи определяются следующие основные цели:

оптимизация системы государственных органов управления, обеспечение ее прозрачности и безкоррупционности;

рациональная децентрализация экономики и сбалансированное региональное развитие;

широкое участие и консолидация народа в ходе политических реформ.

Как отметил Президент Южной Кореи Ли Мен Бак, "Коррупция существует на двух уровнях - вверху и внизу. Так вот бороться с ней надо начинать с верха". Одним из необходимых условий преодоления коррупции является политическая воля1. Если государство в лице его вышестоящих руководящих органов будет заинтересовано в выживании, то противостояние коррупции и ее искоренение – вполне реальная задача. Наглядным примером такой положительной амбициозности стал Сеул – столица Южной Кореи. Здесь власть действительно смогла создать эффективный механизм борьбы с коррупцией, реально действующий и показывающий результаты.

Соответствуя веяниям времени, Сеул учитывает новейшие научные разработки и технологии. На их основе совершенствует местные меры антикоррупционной политики.

Известно, что одной из причин коррупции является бюрократия. В Южной Корее упрощение бюрократических процедур посредством реформирования государственных учреждений значительно способствовало снижению уровня коррупционности государственных органов. Уменьшилось количество необходимых для документов подписей, прямых контактов с чиновниками, работающими в контролирующих, лицензирующих и других государственных учреждениях.

Наилучшим примером в данном случае является сеульская программа OPEN, запущенная в 1999 году и позволившая гражданам контролировать через Интернет процесс рассмотрения своих обращений государственными чиновниками2. Данная программа разрабатывалась и была внедрена при мэре Сеула Гох Кун, который заявил о намерении вести самую непримиримую войну с коррупцией, информируя общественность о деятельности государственных служб от рассмотрения обращений граждан до политики принятия решений.

Благодаря этой программе граждане могут в любое время проследить ход рассмотрения документов по своему обращению. Система онлайнового контроля за рассмотрением обращений граждан «OPEN», обеспечивающая прозрачность в работе городской администрации, позволяет предотвратить ненужные проволочки или несправедливое рассмотрение чиновниками дел граждан, позволяет гражданам следить за тем, как решаются вопросы о выдаче разрешения или санкции по тому или иному делу в случаях, когда наиболее вероятно проявление коррупции, и протестовать, если замечены какие-либо нарушения. Таким образом, обеспеченная прозрачность деятельности администрации создает предпосылки для искоренения коррупции1. Программа «ОРЕN» построена на следующих принципах:

Доступность. Его следует рассматривать в трех направлениях:

в любое время и из любого места граждане могут через Интернет отслеживать процесс поданных ими прошений в городской администрации – это территориально-временной аспект;

получить любую информацию, в регламентированных программой предметных областях, затрагивающих их права - это информационный аспект;

облегчает процедуру осуществления контроля за качеством работы властных структур и позволяет быстро реагировать на обнаруженные нарушения – это оперативно-функциональный аспект.

2.Прозрачность. Данная программа обеспечена открытой системой наблюдения, доступ в реальном времени к информации, касающейся деталей процедуры рассмотрения заявлений граждан и принятия решения, возможность просмотра документов и отслеживание сроков рассмотрения.

Немаловажным достоинством программы является исключение личного контакта чиновников и граждан, как необходимого условия существования коррупции.

Программа «ОРЕN» достаточно проста. Как только гражданин подает заявление, например, о получении решения на строительство, сотрудники соответствующего отдела администрации помещают информацию на сайт. Пользуясь любым компьютером, имеющим доступ в Интернет, граждане узнают в реальном времени, зарегистрировано ли должным образом их заявление, кто конкретно занимается, когда можно ожидать разрешения или по каким причинам просьба не удовлетворена.

Система требует от всех сотрудников администрации указывать на сайте день и час работы с каждым заявлением, указывается ожидаемая дата очередности процедуры в процессе продвижения бумаг на каждом этапе.

С апреля 1999 года, когда была введена система «ОРЕN», городским департаментом было опубликовано 48 330 заявлений граждан, а число посетителей сайта по данным на апрель 2000 года составило 10 000 000.

В программе четко обозначены сферы жизнедеятельности, гражданские проекты в которых следует рассматривать открыто, поскольку именно в них, как оказалось после проведенных исследований, наиболее характерно распространение коррупционной практики. В частности, это жилье и строительство; строительные работы; транспорт; окружающая среда; культура и туризм; промышленность и экономика; городское планирование; санитария и социальное обеспечение; администрирование. Каждая сфера включает определенный набор проектов. Например, категория «Жилье и строительство» дробится на 1) проекты жилищного строительства; 2) разрешение на строительство и контроль; 3) проекты реконструкции зданий; 4) проекты улучшения экологии микрорайона; 4) утверждение архитекторов; 5) разрешение на размещение уличной рекламы2.

Таким образом, Программа «OPEN» представляет возможности для осуществления социального контроля за своевременным исполнением процедуры рассмотрения заявлений, отслеживания и предупреждения любых задержек в этом процессе, в порядке ввода данных, а также возможности для выявления злоупотреблений.

Система «OPEN» является прогрессивным инструментом в административном секторе, позволяющим наладить правильное и здоровое его функционирование, при этом все государственные службы центрального и местного уровня должны перенимать работу с данной программой и содействовать её развитию и усовершенствованию.

Помимо своего самостоятельного значения и автономного существования система «OPEN» является лишь составной частью комплексной сеульской стратегии борьбы с коррупцией. Программа неуклонной борьбы с коррупцией осуществляется по четырем основным направлениям: 1) превентивные меры, 2) репрессивные меры, 3) большая прозрачность деятельности администрации, 4) тесное сотрудничество между частными лицами и государственными службами.

1. Превентивные меры заключаются в ослаблении государственного регулирования во всех административных сферах. Избыточные нормы муниципального регулирования были либо отменены, либо упрощены.
Чиновник, слишком долго сидящий в своем кресле, может в своем ведомстве установить систему "продавец-покупатель". Чтобы искоренить потенциальный тайный сговор, администрация Сеула отменила давно установившуюся практику передачи определенного района под контроль одного чиновника, принимающего решения о выдаче разрешений, санкциях и контроле. Отныне чиновникам предписывается ежедневно рассматривать заявления из разных районов. Кроме того, существенные кадровые изменения были проведены в администрациях 25 округов. Таким образом, кадровая политика в Сеуле, как и во многих других государствах, остается центральным звеном антикоррупционной политики.

2. Репрессивные меры вводятся в действие за каждый проступок, совершённый городскими чиновниками Сеула. Для осуществления принципа нулевой толерантности к коррупции введена система прямого обращения к мэру. Раз в месяц почтовые открытки с оплаченным ответом посылаются тем, кто имел дело с городской администрацией в сферах, подверженных коррупции. Их просят отправить открытки с информацией о любых злоупотреблениях обратно на адрес мэра. Мэр лично читает все открытки и следит за тем, чтобы каждый нарушитель закона был должным образом наказан.

3. Прозрачность деятельности администрации Сеула обеспечивает программа «OPEN». Наряду с ней введён Индекс антикоррупционных показателей. Он позволил в 1999 году определить уровень «чистоты» каждой административной единицы, полученные результаты были опубликованы. Индекс антикоррупционных показателей подсчитывался по результатам опроса мнения лиц, обращавшихся в государственные службы, а также с использованием статистики антикоррупционных мер, предоставляемой администрацией. Индекс служит стимулирующим средством, порождающим здоровую конкуренцию между органами городской власти Сеула.

4. Сотрудничество между частными лицами и государственными службами прослеживается по всем вышеупомянутым направлениям. Кроме того, было внедрено еще одно нововведение – «Договор о неподкупности», цель которого – предотвращение коррупции и любых других нарушений закона в сфере поставок товаров и услуг населению. Обязательство не брать взяток является соглашением между чиновниками, курирующими поставки товаров и услуг, и претендентами на выполнение строительных работ или поставщиками товаров и услуг. Подписывая такой договор, стороны соглашаются, что в случае его несоблюдения будут должным образом наказаны1.

В совокупности эти меры качественно дополняют друг друга, поддерживают взаимную действенность и обеспечивают эффективность всей антикоррупционной системы Сеула.

Еще одной причиной коррупции является слабая законодательная база и деятельность антикоррупционного органа.

После серии громких скандалов в южнокорейском обществе во многом под давлением неправительственных общественных организаций сложилось понимание того, что необходим отдельный орган, который займется исключительно этой проблемой, в том числе и планированием работы на долгую перспективу. В итоге в июле 2001 года парламентом страны был принят соответствующий закон (Закон о борьбе с коррупцией) и был создан Комитет по борьбе с коррупцией, который начал работу с 25 января 2002 года.

Южнокорейский закон «О борьбе с коррупцией», вступивший в силу с 1 января 2002 года, получил широкое международное признание2. В соответствии с ним право начинать расследование о коррупции фактически предоставлено любому совершеннолетнему гражданину страны. Комитет обязан начать расследование обвинений по любому заявлению, однако возбуждать уголовные дела он не имеет права. Защита от злоупотребления таким правом граждан предусмотрена одной из статей закона – ответственность за ложное обвинение в коррупции, за нарушение которой грозит тюремное заключение до 10 лет и/или штраф до 40 тысяч долларов.

После рассмотрения заявления того или иного гражданина Комитет в срок не более 30 дней проводит свою проверку его соответствия действительности. Если выясняется действительность правонарушений, то Комитет делает запрос в полицию, прокуратуру или иные соответствующие органы, т.е. в те органы, которые контролируют данную сферу деятельности, передавая им материалы дела. На это им отводится не более 60 дней. Эти ведомства по Закону о борьбе с коррупцией обязаны в определенные сроки провести свое расследование и сообщить о принятых мерах (возбуждение дела, административные наказания и т.п.). Если Комитет это не удовлетворит, то он обращается с повторным запросом. Комитет сообщает заявителю о результатах расследования.

Кроме того, по закону определен размер вознаграждения заявителю в размере от 2 до 10% той суммы, которая определяет размер данного коррупционного инцидента, но не более 200 миллионов вон (около 195 тысяч долларов)3.

Комитет формально подчинен только президенту страны. Во главе комитета стоит Совет из 9 человек. Исполнительная, законодательная и судебная ветви власти представляют по три своих представителя, которым гарантированы три года работы в совете комитета. Ни президент, ни премьер-министр, ни кто-либо еще не могут давать указаний комитету. В этом плане Комитет абсолютно независим от любого вмешательства. Доклады о своей работе Комитет представляем Президенту страны, но лишь в порядке информирования, а не получения оценки или рекомендаций1.

Согласно данным ежегодного отчета Трансперенси Интернешнл о коррупции ИВК за 2008 год Южная Корея находится на 40-м месте, ее Балл ИВК составляет 5,6 из 102. По сравнению с 2006 годом, где Южная Корея занимала 43-е место3, ее Балл ИВК в 2008 году повысился на 0,5. В 2004 году в Южной Корее было выявлено 774 случая коррупции среди госслужащих. Самыми коррумпированными оказались сотрудники местных органов власти – 321 случай (41,5%), затем идут полицейские – 236 (или 30,5%) случаев, а замыкает непочетную когорту лидеров сотрудники судебных органов и министерства юстиции -117 (15,1%)4.

Исходя из вышеизложенного, можно говорить о высоком уровне изобретательности и творческом подходе, проявленном Правительством Сеула. Выработаны новые позитивные и весьма перспективные идеи борьбы с коррупцией, следование которым уже сегодня дало положительные результаты.

Законодательство США в сфере борьбы с коррупцией

Президент Буш определил борьбу с коррупцией как ключевой приоритет внешней политики США, "борьба с коррупцией необходима для того, чтобы отвечать на важнейшие вызовы нашего времени. Когда процветает коррупция, она ослабляет веру в государственные институты, такие как правозащитная деятельность, и подрывает ценность честности, на которой зиждется демократия. Все люди заслуживают правовые системы, способствующие расширению возможностей, а не защищающие узкие интересы немногих, имеющих хорошие связи"5. Американское уголовное законодательство отличается особой структурой. Оно состоит из федерального уголовного законодательства и уголовных кодексов отдельных штатов. И штаты, и федеральное законодательство в целом предусматривают ответственность за одни и те же виды должностных преступлений в области коррупции. Основная часть федеральных уголовно-правовых норм, относящихся в той или иной мере к коррупции, содержится в разделе 18 Свода законов США.

В США понятие коррупции должностных лиц включает ряд противоправных деяний, предусмотренных в основном в четырех главах раздела 18 Свода Законов: 1) глава 11 «Подкуп, незаконные доходы и злоупотребление своим положением публичными должностными лицами»; 2) глава 93 «Должностные лица и служащие по найму»; 3) глава 41 «Вымогательство и угрозы»; 4) глава 29 «Выборы и политическая деятельность».
При этом субъектами преступлений, ответственность за которые предусмотрена указанными главами, являются соответственно:
1) должностные лица высших органов власти и правительственные служащие; 2) должностные лица и служащие департаментов и их представительств, которые допускают злоупотребление служебным положением с корыстной целью или получают незаконные вознаграждения; 3) любые федеральные должностные лица и служащие; 4) лица, совершившие злоупотребления в области избирательного права1.
В США антикоррупционное законодательство характеризуется чрезвычайной жесткостью. Так, за различные виды коррупции2 – взятка, кикбэкинг (выплата части незаконных денег участнику сделки) и др. – предусмотрены штрафы в тройном размере взятки или тюремное заключение от 15 лет, либо то и другое одновременно, а при отягчающих обстоятельствах  - лишение свободы до 20 лет.

Законодательство США предусматривает наказание за дачу и получение вознаграждения за услуги, входящие в круг обязанностей должностного лица. Поощрения, по американскому праву, чиновник может получить только официально - от правительства. Наказание за нарушение этой нормы - штраф или лишение свободы до 2 лет, или совокупность наказаний.

Коррупционными признаются сделки между любыми лицами по поводу устройства на федеральную государственную службу. Так, уголовно наказуемым является требование денег или имущественных благ, или их получение для содействия в устройстве на государственную службу. Виновный наказывается лишением свободы на один год или штрафом в размере требуемой или полученной суммы, или совмещением обоих видов наказания. Исключение составляет деятельность специальных агентств по найму, имеющих разрешение участвовать в наборе на государственную службу3.

Антикоррупционное законодательство США носит системный характер. Оно состоит также из правовых актов, регламентирующих лоббистскую, банковскую, биржевую и иные виды деятельности. Как отмечает И.В. Бочарников, «хотя это не является гарантией полного искоренения коррупции, в США ее уровень значительно ниже, чем в других государствах»4.

Так, в число федеральных должностных преступлений включаются действия служащих банков, которые могут причинить ущерб федеральной банковской системе. Должностные лица, директора или работники по найму какого-либо банка, входящего в Федеральную резервную систему или застрахованного Федеральной страховой корпорацией, Национальной сельскохозяйственной кредитной корпорацией, предлагающие инспектору банка кредит или чаевые, совершают преступление, наказуемое штрафом до 5000 долларов или (и) лишением свободы на срок до одного года. Такое же наказание ждет и самих инспекторов банка, если они принимают кредит или чаевые (§ 212, 213). Любой служащий банка, вклады в который застрахованы Федеральной страховой корпорацией, служащий Федерального банка промежуточного кредитования или Национальной сельскохозяйственной кредитной корпорации, который за комиссионные или подарки способствует получению кредита лицом, фирмой и корпорацией, совершает аналогичное преступление (§ 215).

Своеобразным видом должностного злоупотребления является подкуп с целью использовать влияние при назначении на государственную должность. В данном случае речь идет не о взятке в собственном смысле, вознаграждение принимается или даётся за одно лишь обещание использовать в будущем своё влияние. Субъектом этого преступления может быть не только частное лицо, но и фирма, корпорация. Ответственность наступает и для тех, кто платит, и для тех, кто предлагает или обещает заплатить за будущую поддержку или оказание влияния при назначении на должность. К злоупотреблениям служебным положением федеральное законодательство относит:

-занятия государственных служащих, несовместимые с основными должностными обязанностями;

-деятельность чиновников, направленная на обогащение за счет
государственных средств, использования информации и спекуляции1.
Борьба с коррупцией облегчается тем, что в США фактически нет иммунитетов для должностных лиц. Любой чиновник, включая президента, конгрессменов и сенаторов, может быть привлечен к уголовной ответственности, хотя и в особом порядке, после отстранения его от должности.

Помимо вышеизложенных положений Свода законов США другим важнейшим направлением антикоррупционной стратегии США является профилактика коррупции в системе государственной службы. Она основывается на внедрении так называемой «административной морали», представляющей собой этические и дисциплинарные нормы. В данном случае речь идет об антикоррупционных преобразованиях морального характера.

Впервые Кодекс этики правительственной службы был принят в 1958 г. в виде резолюции Конгресса. Кодекс, хотя и имел рекомендательный характер, в дальнейшем стал основой правовой регламентации «административной этики» госслужащих США. В развитие Кодекса в 1962 г. Конгрессом США были приняты так называемые «официальные нормы поведения выборных должностных лиц (членов обеих палат парламента) и публичных должностных лиц органов исполнительной власти». В 1965 г. распоряжением президента Л. Джонсона были установлены стандарты поведения, этические нормы должностных лиц. В 1978 г. эти правила обрели форму Закона «Об этике служащих государственных органов»2, согласно которому в США функционирует офис профессиональной этики госслужащих. Директор офиса направляет в целом политику исполнительной власти посредством разработки, рекомендации и интерпретации правил, регулирующих проблемы конфликта интересов и служебной этики чиновников, и представления официального мнения по вопросам применения положений соответствующих законов.

В свою очередь каждое ведомство во исполнение положений управления кадрами обязано учредить службу советников, которые предоставляли бы оптимальные советы и руководство для работников данных ведомств по вопросам конфликта интересов и этических стандартов поведения. При этом любой сотрудник службы советников ведомства может обратиться в случае необходимости за помощью в офис профессиональной этики.

С конца 80-х годов XX в. этические начала государственной службы стали объектом еще более жесткой правовой регламентации. В 1989 г. Конгрессом США был принят Закон «О реформе Закона об этике», который внес существенные изменения в нормы, регулирующие этику поведения должностных лиц, и распространил их на все ветви федеральной власти – законодательную, исполнительную и судебную. В октябре 1990 г. Закон был подкреплен исполнительным приказом президента США № 12731 «Принципы этики поведения должностных лиц и служащих государственного аппарата». Эти принципы были распространены не только на чиновников высшего ранга и на рядовых госслужащих1.

Кроме того, Соединенные Штаты принимает законодательные инициативы не только в отношении коррупции, существующей в рамках национальных границ, но и в связи с практикой международной коррупции. США являются первой страной в мире, которая возвела в разряд уголовных преступлений подкуп иностранных государственных должностных лиц путем принятия Закона США о коррупции за рубежом (ЗКР) в 1977 году2.

Именно благодаря этому акту и постоянному лоббированию со стороны США принятия аналогичного законодательства в других странах (чтобы нейтрализовать факт неконкурентоспособности американских компаний на мировом рынке), в декабре 1997 года была принята, а в феврале 1999-го вступила в силу Конвенция ОЭСР по борьбе с подкупом иностранных государственных чиновников при совершении международных сделок3. Почти все из 35 подписавших ее сторон ратифицировали конвенцию и приняли законы, возводящие подкуп иностранных должностных лиц в разряд уголовных преступлений.

Также Конгрессом 5 октября 2000 года был принят Международный закон по борьбе с коррупцией и эффективному управлению (МЗБЭУ) "для того, чтобы программы помощи Соединенных Штатов продвигали надлежащее управление путем помощи другим странам в борьбе с коррупцией в обществе и в повышении прозрачности и отчетности на всех уровнях органов управления и в частном секторе"4.

МЗБЭУ далее требует, чтобы Государственный секретарь, при консультациях с министром торговли и администратором Агентства международного развития (АМР США) готовили ежегодный доклад Конгрессу с обзором дипломатических и программных усилий правительства США по борьбе с коррупцией, а также усилий принимающих правительств в приоритетных странах.

В США расследованием уголовных дел в отношении высших должностных лиц занимается независимый прокурор, назначаемый специальным подразделением окружного федерального суда в Вашингтоне. Более того, комитеты конгресса США имеют право расследования фактов правонарушения, совершаемых президентом и высшими должностными лицами. В США действует отдел Министерства Юстиции по борьбе с коррупцией должностных лиц, который осуществляет контроль за:

судебным преследованием выборных и назначаемых должностных лиц всех уровней управления, обвиняемых в нарушении федеральных законов, включая конгрессменов и федеральных судей;

расследованием преступлений, связанных с проведением избирательных кампаний, и судебным преследованием лиц, виновных в такого рода преступлениях;

претворением в жизнь отдельных положений закона об этике в правительстве1.

Основную роль в расследовании коррупции в федеральных органах государственной власти играет Федеральное Бюро расследований. Юрисдикция ФБР по указанному виду преступлений распространяется на назначаемых и выборных должностных лиц причем не только на федеральном, но также на штатном и местном уровнях управления. Правда, в последнем случае ФБР правомочно действовать лишь тогда, когда совершаемые соответствующими должностными лицами действия представляют собой нарушение федеральных законов.

Полезен опыт противодействия коррупции и в других развитых странах. Так, система борьбы с коррупцией в Нидерландах наряду с другими способами включает разработку систем мониторинга возможных точек возникновения коррупционных действий в государственных и общественных организациях, систему подбора лиц на должности, опасные с точки зрения коррупции. Каждый чиновник имеет право ознакомиться с информацией, характеризующей его как с положительной, так и с отрицательной стороны.

Немалый интерес представляет отношение англичан к широко распространенной во всем мире практике миграции профессионалов между государственной службой и бизнесом. Данный «синдром вращающейся двери» вызывает у них беспокойство, поскольку превращает государственных служащих в эффективных лоббистов интересов тех компаний, где они работали до перехода или напротив, куда перешли с государственной службы.

Это создает неоправданные преимущества для тех компаний, которым удалось обзавестись такого рода персональными связями с государственным аппаратом. Другое опасение, когда менеджеры из бизнеса поступают на какое-то время на государственную службу, а потом возвращаются обратно, обогащенные знанием конфиденциальной информации, что дает их коммерческим организациям неоправданные преимущества в конкурентной борьбе за получение государственных заказов.

Во Франции данной проблемой занимается Комиссия по деонтологии государственной службы, которая призвана оценивать совместимость будущей работы государственного служащего с его функциями на государственной службе. Вместе с тем в отличии от английской системы, комиссия не занимается делами тех, кто начинает карьеру в частных компаниях или банках, а затем поступает на государственную службу.

Антикоррупционная политика России.

С самого начала социально-экономических преобразований в России провозглашалась борьба с коррупцией как в целом в системе государственной власти, так и в отдельных ее звеньях. Так, в системе государственной службы предупреждение и пресечение коррупции было определено приоритетом государственной власти еще Указом Президента России от 4 апреля 1992 г. "О борьбе с коррупцией в системе государственной службы"1. Но, как показала практика, многие из положений вышеупомянутого Указа так и остались не востребованными в силу целого ряда обстоятельств как объективного, так и по преимуществу субъективного порядка. Его нормы о необходимости чиновникам предоставлять декларации о доходах и имуществе начали реализовываться только через пять лет после выхода дополнительного Указа в 1997 г. Кроме того, плохо выполнялся Федеральный закон «Об основах государственной службы в Российской Федерации», предусматривающий некоторые ограничительные антикоррупционные меры. Одна из причин – отсутствие в законе механизмов и процедур реализации заложенных в нем норм. Этот недостаток российского нормотворчества весьма распространен и постоянно порождает новые условия, благоприятствующие коррупции2.

С 1997 года в России осуществляется переход к открытости конкурсов на государственные заказы, укрепляется бюджетная дисциплина. Приняты законы, которые должны способствовать сужению плацдарма коррупции: «Закон об исполнительном судопроизводстве», «Закон о судебных приставах», «Закон о приватизации», «Закон о банкротстве». В бюджете на 1998 г. предусмотрено увеличение на 48 % финансирования судебной системы.

Тем не менее, по мнению М.И. Гришанкова, «в настоящее время коррупция в Российской Федерации достигла такого уровня, при котором она угрожает правам человека, верховенству закона, стабильности демократических институтов и моральным устоям общества, нарушает принципы равенства и социальной справедливости, подрывает государственное управление и затрудняет экономическое развитие страны»3. Опрос, проведенный среди российских чиновников разных рангов, выявил высокую толерантность по отношению к коррупции в этой среде. В большинстве случаев начальники не желают замечать коррупционного поведения своих подчиненных4.

По данным исследования Фонда ИНДЕМ, на взятки в России ежегодно тратятся суммы, равные примерно 37 млрд. долларов США (показательно, что вся доходная часть бюджета России составляет 40 млрд. долларов)5. Так, только фактов взяточничества в 2002 г. было зарегистрировано 7311, в 2003 г. – 7346, в 2004 г. – 8929, в 2005 г. – 9821, в 2006 г. – 10988. Особую актуальность коррупции придает ее высочайшая латентность1. По экспертным оценкам Россия опустилась со 127-го на 147-е место в мировом рейтинге коррупции, ежегодно публикуемом международной неправительственной организацией Transparency International2.

Будучи Президентом России В.В. Путин в своих выступлениях неоднократно подчеркивал, что «…корни коррупции находятся в самих изъянах устройства экономической и административной жизни государства, подпитываются некачественным законодательством и распространяются при отсутствии эффективного контроля деятельности должностных лиц органов государственной и муниципальной власти»3.

Ввиду обостренной криминальной ситуации в России и той опасности, которую коррупция представляет для российской государственности, назрела реформа антикоррупционного законодательства, обеспечивающая эффективную правовую защиту личности, общества и государства от мздоимства и чиновничьего произвола. В основе такой реформы должна быть бескомпромиссная воля государства и принятие, благодаря ее усилию, комплексного закона, предназначенного для борьбы с проявлениями коррупции. Однако он будет реализован и эффективен при условии его прямого действия, наличия собственного предмета правового регулирования, восполнения существующих пробелов в праве и устранения недостатков, определения комплекса мер борьбы с коррупцией и создания механизма их осуществления4.

Но прежде необходимо проанализировать нормативно-правовые акты, которые напрямую касаются коррупционной проблемы.

Кроме Уголовного кодекса, в российском законодательстве существует ряд других нормативных актов предусматривающих борьбу с коррупцией в органах государственной власти. Закон "О государственной гражданской службе РФ" (N 79-ФЗ от 27.07.2004) запрещает госслужащим выполнять иную оплачиваемую работу без уведомления нанимателя, а также, если эта дополнительная работа влечет за собой конфликт интересов с должностными обязанностями чиновника (ст. 14). Чиновники обязаны ежегодно предоставлять сведения о доходах и имуществе, сообщать о личной заинтересованности при исполнении обязанностей (ст. 15). Закон запрещает участвовать на платной основе в деятельности органа управления коммерческой организации, осуществлять предпринимательскую деятельность, приобретать ценные бумаги, оставлять себе подарки дороже 5 МРОТ (500 руб.), получать денежное вознаграждение, ссуды, услуги, оплату развлечений, отдыха, транспортных расходов и иные вознаграждения. После увольнения бывший чиновник не может в течение двух лет занимать должности в организациях, которые он курировал (ст. 17)5.

Законы РФ "О статусе судей в РФ" (N 3132-1 от 26.06.1992) и "О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания РФ" (N 3-ФЗ от 8.05.1994) накладывают аналогичные ограничения на судей и парламентариев.

Взаимодействие государственных органов с коммерческими структурами регламентируют законы "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд" (N 94-ФЗ от 21.07.2005), "О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при проведении государственного контроля (надзора)" (N 134-ФЗ от 08.08.2001), "О лицензировании отдельных видов деятельности" (N 128-ФЗ от 08.08.2001), "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" (N 129-ФЗ от 08.08.2001), "О бухгалтерском учете" (N129-ФЗ от 21.11.1996), "Об аудиторской деятельности" (N 119-ФЗ от 07.08.2001), "О развитии малого и среднего предпринимательства в РФ" (N 209-ФЗ от 24.07.2007)1.

В начале текущего года межведомственной рабочей группой при президенте России под руководством Виктора Иванова подготовлен новый законопроект "О противодействии коррупции" - очень жесткий, очень конкретный. Подготовлены также поправки в различные законодательные акты (начиная с законов о милиции, прокуратуре и ФСБ и заканчивая Уголовным и Трудовым кодексами). Как отмечает Е. Дворцова, «обещано масштабное наступление на самую больную проблему страны. Увы, до сих пор боевые действия ограничивались скромными боями местного значения. Многострадальный закон о коррупции пылится в Думе уже 14 лет. Один из вариантов добрался даже до второго чтения. Этим дело и закончилось»2.

«У нового законопроекта есть серьезное отличие по сравнению с прежними вариантами, - пояснила "Российской бизнес-газете" директор Центра антикоррупционных исследований Transparency International - Россия Елена Панфилова. - Страна ратифицировала два международных документа - Конвенцию ООН против коррупции 2003 года и Конвенцию Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию 1999 года». Под антикоррупционное расследование теперь могут попасть не только физические, но и юридические лица, у которых могут быть свои интересы, реализуемые противозаконным способом. Еще одним главным новшеством законопроекта, по словам Михаила Гришанкова, состоит в том, что в российском законодательстве, наконец, может появиться определение понятия "коррупция".

Кроме того, серьезным фактором может стать введение антикоррупционной экспертизы нормативных актов с целью выявления "коррупциогенных положений". В пилотном режиме этот институт прошел апробацию в Думе и подтвердил свою эффективность3.

На сегодняшний день Россия готова к активному участию в международных антикоррупционных усилиях, доказательством тому, является участие многочисленных представительных российских межведомственных делегации в работе двух важных Конференциях государств-участников Конвенции ООН против коррупции в Иордании в 2006 г. и в Индонезии в 2008 г., в ходе которых мировое сообщество приложило значительные усилия в целях продвижения реализации этой Конвенции – стремясь выработать эффективные механизмы ревизии, а также изучая проблему возвращения финансовых средств, полученных преступным путем, и развивая механизмы оказания технического содействия.

Россия продолжает придерживаться мнения о том, что глобальные, международные усилия по борьбе с коррупцией необходимо развивать и активизировать, однако данный процесс должен быть адекватным, т. е. последовательным, проводимым шаг за шагом, что позволит мировому сообществу двигаться вперед вместе, без внедрения какой-либо градации или соревнования в сфере международного сотрудничества по борьбе с коррупцией. Считаем, что это именно тот подход, который ООН использует для разрешения вопросов, связанных с борьбой с коррупцией в рамках механизмов, установленных в соответствии с Конвенцией ООН против коррупции.

Россия последовательно вносит вопросы сотрудничества в сфере борьбы с коррупцией в повестки дня в контактах со своими зарубежными партнерами, включая мероприятия в рамках диалогов и сотрудничества между министерствами и управлениями, а также правоохранительными органами, напрямую задействованными в борьбе с коррупцией на территории России.

Россия самым активным и конструктивным образом вовлечена в работу по борьбе с коррупцией в рамках ряда европейских организаций, таких как Совет Европы и ОБСЕ. В 2006 г. Россия ратифицировала Конвенцию уголовного права Совета Европы по борьбе с коррупцией и таким образом присоединилась к Группе государств против коррупции (ГРЕКО). В апреле 2008 г. состоялся первый оценочный визит экспертов ГРЕКО в Россию (1-й и 2-й совместные раунды оценки), которые осенью 2008 г. в ходе пленарного заседания ГРЕКО представят свою оценку мер, предпринимаемых Россией по борьбе с коррупцией. В настоящее время предложение подписать Конвенцию о гражданско-правовой ответственности за коррупцию со всеми компетентными российскими министерствами и ведомствами и находится на рассмотрении Правительства России.

Власти России и ОЭСР начали развивать контакты в целях изучения путей развития взаимодействия, что будет включать присоединение России к Конвенции ОЭСР по борьбе со взяточничеством.

3 февраля 2007 г. указом Президента Российской Федерации была образована Межпарламентская рабочая группа (МРГ), возглавляемая помощником Президента. В состав МРГ входили представители федеральных и региональных исполнительных органов, парламентариев, представителей высших судебных инстанций, гражданского общества, а также ведущих ученых, специализирующихся в праве. Задачей МРГ являлась разработка предложений по инкорпорированию положений международных конвенций по борьбе с коррупцией в национальное законодательство, включая вопросы создания специализированного органа для координации работы в сфере борьбе с коррупцией. По утверждению Г. Мишина, в настоящий период существует консенсус между «парламентским большинством и президентом», что позволяет предположить наличие сформировавшихся предпосылок для выведения из тупика работы над специальным антикоррупционным законом1. Так, в рамках МРГ был разработан законопроект по борьбе с коррупцией.

В настоящее время указом Президента Российской Федерации от 19 мая 2008 г. в России создается новый орган по борьбе с коррупцией – Совет по борьбе с коррупцией, возглавляемый Президентом Российской Федерации. Целью Совета является разработка предложений по государственной политике в сфере борьбы с коррупцией, координация деятельности центральных и местных властей по проведению государственной антикоррупционной политики, а также осуществление соответствующего контроля в этих вопросах. Данный Указ завершил работу МРГ.

Недавно на законодательном уровне был принят ряд мер, направленных на совершенствование правовых механизмов предотвращения коррупции.

В числе законодательных актов, содержащих важные антикоррупционные компоненты и положения по обеспечению прозрачности операций необходимо отметить следующие федеральные законы: Федеральный закон «О системе государственной службы в Российской Федерации» №58 от 25.05.2003; «О государственной гражданской службе в Российской Федерации» №79 от 27.07.2004; «О муниципальной службе в Российской Федерации» №25 от 02.03.2007; «О размещении заказов на доставку товаров, выполнения работ, предоставление услуг для общественных и муниципальных нужд» №94 от 21.07.2005, а также указ Президента Российской Федерации №885 от 12.08.2002 «Об общих принципах поведения гражданских государственных служащих», которые призваны создать предпосылки для предотвращения коррупции в сфере государственного и муниципального управления.

Другими принятыми законами, предназначенными для повышения открытости и прозрачности власти, расширения доступа граждан к информации, стали следующие законы: «Об информации, информационных технологиях и защите информации» № 149 от 27.07.2006; «О процедуре обсуждения предложений граждан Российской Федерации» №59 от 02.05.2006. В марте 2007 года Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации в первом чтении утвердила законопроект №386525-4 «О предоставлении информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления».

В рамках реализации Федеральной целевой программы «Развитие судебной системы России» на 2007-2011 годы Верховный суд Российской Федерации вынес на рассмотрение Государственной Думы законопроект №287750-4 «О защите прав граждан и организации предоставления информации о деятельности судов общей юрисдикции в Российской Федерации» в целях обеспечения повышения прозрачности правосудия.

В соответствии с распоряжением правительства Российской Федерации 1789-р от 25 октября 2005 года было принято Положение об административной реформе в Российской Федерации на 2006-2008 годы, составной частью которого является План по предотвращению и истреблению коррупции в государственном управлении.

Целью административной реформы является нахождение наиболее подходящих способов функционирования государственной власти, предполагающее развитие механизмов борьбы с коррупцией на федеральном уровне с последующим внедрением его на окружных и региональных уровнях.

В рамках административной реформы должны быть достигнуты следующие цели:

Повышение уровня прозрачности государственной власти на всех уровнях, включая развитие взаимодействия с гражданским обществом;

Улучшение механизма контроля и надзора;

Повышение эффективности государственного снабжения;

Развитие механизма предотвращения коррупции в органах государственной исполнительной власти;

Развитие механизма контролирования курса административных реформ, включая ознакомление общественности с практическими результатами реформ.

Вместе с тем, в России, наряду с системностью и другими концептуальными аспектами борьбы с коррупцией, существует мнение некоторых авторитетных ученых, бывших практиков, которые считают наиболее эффективным только репрессии. Таково мнение доктора юридических наук, профессора П.Яни. Почему он полагает репрессию наиболее эффективным средством борьбы с коррупцией?

Если обратиться к теоретическим положениям международных программ борьбы с коррупцией, утверждает автор, можно увидеть, что в основе идеи о примате нерепрессивных методов лежит концепция гражданского общества как «равной силы». Учитывая положение вещей в развитых странах западной демократии, строится «модель-треугольник», вершинами которого являются власть, капитал и гражданское общество. Под последним понимаются организации и структуры, которые отделены от всех ветвей власти, но взаимодействуют с ними.

Существенным уточнением при конструировании такой модели для России является отсутствие гражданского общества в понимании авторов программ, т.е. института равного по силе власти и капиталу нет. Итак, по мнению автора, если считать аксиомой необходимость борьбы с коррупцией главным средством противодействия ей является не столько прозрачность деятельности чиновников, свобода печати и пр., сколько репрессии из арсенала уголовной юстиции.

Никакие этические соображения не могут сравниться по силе предупредительного воздействия с опасением чиновника быть разоблаченным и наказанным.

Естественно, такое мнение имеет право на существование, но вряд ли оно бесспорно.

Как утверждают российские аналитики, проблема коррупции неразрывно связана с уровнем администрирования государства в экономике. Они считают, что неоправданное свертывание регулирующей роли государства в экономике пагубно, поскольку это принесло огромные материальные и нравственные потери.

Радикальное крыло «младореформаторов» руководствовалось одной всепоглощающей идеей – государству нет места в экономике, рыночные механизмы сами расставят все по своим местам. В результате общенародное достояние оказалось абсолютно незащищенным от открытого разграбления. Поэтому при развитии законодательства о противодействии коррупции, считают они, следует учитывать, что прокуратура – уникальный государственно-правовой институт, призванный правовыми средствами содействовать упрочению режима законности в стране.

Важной задачей органов прокуратуры должно быть прокурорское сопровождение социальных инициатив Президента в виде надзора за исполнением законодательства о целевом расходовании бюджетных средств. Снижает возможность коррупционных проявлений надлежащий прокурорский надзор за исполнением законов о своевременном и полном учете государственного имущества, сданного в аренду, переданного в виде вкладов в уставные капиталы и т.п.

Таким образом, анализ зарубежного опыта борьбы с коррупционными правонарушениями приводят к выводу, что в развитых странах коррупция, была максимально исключена, во-первых, путем установления ясных и четких методов работы и принятия решений. Как только общественность осознает, что не существует возможности влиять на правительственные решения путем дачи взяток, коррупции станет меньше.

Во-вторых, лидеры должны подавать личные примеры безупречного поведения на самом высоком уровне, чтобы поддерживать свой моральный авторитет, необходимый для борьбы с коррупцией. Следовательно, неподкупность должна быть ключевым критерием, основной целью политических лидеров.

В-третьих, необходимо наличие гарантий, что именно признание личных и профессиональных заслуг, а не родственные связи или политическое покровительство, должно быть определяющим фактором при назначении на судейские должности. Использование семейных связей подрывает доверие к государственной службе, к ее эффективности и беспристрастности. Напротив, признание заслуг гарантирует, что на соответствующий пост будет назначен квалифицированный специалист.

В-четвертых, основное правило - соблюдать принцип неподкупности и увольнять запятнавших свою репутацию работников судебной системы. Пресса играет важную роль в предании гласности случаев коррупции и деталей наказания, чтобы информировать общественность относительно последствий коррупции. Это помогает создать атмосферу честности и доверия к государственной службе, а также закрепить принцип наказания коррупции, т.к. борьба с коррупцией зависит от системы ценностей политических лидеров, государственной службы и общества.

В-пятых, необходимо создание эффективного, работающего на принципе честности и преданности своему делу органа по борьбе с коррупцией, и защита информаторов, сообщающих о случаях коррупции.

В-шестых, нужно минимизировать количество необходимых для документов подписей. Это уменьшит возможности для коррупции.

В-седьмых, необходимо использовать законы таким образом, чтобы распространить их действие на должностных лиц с целью выяснения источников их доходов. Если они не могут объяснить, откуда у них дополнительные финансовые средства, можно предположить, что источником является коррупция.

1 См.: А.В. Куракин, В.А. Тюрин, А.А. Савостин Международные, европейские и национальные аспекты борьбы с коррупцией в системе государственной службы РФ. С.2-3.

2 См.: Номоконов В. А. Указ соч. Владивосток 2004. С.35.

3 Согласно Индексу восприятия коррупции Трансперенси Интернешнл за 2008 г. http://www.transparencykazakhstan.org/UserFiles/file/CPI2008.pdf


1 См.: Номоконов В. А. Указ соч. Владивосток 2004. С.36.


1 См. подробнее: Индекс восприятия коррупции 2008. Транспаренси Интернэшнл. http://www.transparencykazakhstan.org/UserFiles/file/CPI2008.pdf

2 См.: Марк Хонг. Сингапур – страна, победившая коррупцию. 2000 г. http://world.ng.ru/azimuth/2000-05-18/6_sing.html

1 Там же.

3 Там же.

4 См. подробнее: http://www.hbr-russia.ru/issue/31/177.

5 См. подробнее: Организованная преступность: тенденции, перспективы борьбы. Владивосток, 1999. С. 251–253.

1 См.: Марк Хонг. Сингапур – страна, победившая коррупцию. 2000 г. http://world.ng.ru/azimuth/2000-05-18/6_sing.html

2 Меритократия - принцип управления, согласно которому руководящие посты должны занимать наиболее способные люди, независимо от их социального и экономического происхождения. Материал из Википедии — свободной энциклопедии

3 См. подробнее: http://www.hbr-russia.ru/issue/31/177/

4 Организованная преступность: тенденции, перспективы борьбы. Владивосток, 1999. С. 250. Цит. по Номоконов В.А. Указ. Соч. С. 41.

1 См.: Марк Хонг. Сингапур – страна, победившая коррупцию. 2000 г. http://world.ng.ru/azimuth/2000-05-18/6_sing.html

2 См.: Номоконов В. А. Указ соч. Владивосток 2004. С.42.

3 См.: Фонд ИНДЕМ. Россия и коррупция: кто кого? Международный опыт борьбы с коррупцией: от неудач Китая до успехов Израиля. Чистые руки. 1999. № 3. С. 12. Цит. по Номоконов В. А. Указ соч. Владивосток 2004. С.42-43.

4 См.: Алексеев М. Указ. соч., с. 2. Цит. по Номоконов В. А. Указ соч. Владивосток 2004. С.43.

1 См. подробнее: Номоконов В. А. России нужна стратегия борьбы с коррупцией. Чистые руки. 2000. № 4. С. 27–31.

2 См.: Гилевская М. Анализ антикоррупционной программы Сеула. http://kiev-security.org.ua/box/4/78.shtml

1 См.: Мирасов А. Их нравы. Как борются с коррупцией в мире. http://www.zakon.kz/our/news/news.asp?id=30192302

2 См.: Гилевская М. Анализ антикоррупционной программы Сеула. http://kiev-security.org.ua/box/4/78.shtml

1 Там же.

2 См.: Чернега Ю. Чтобы жил на одну зарплату. Коммерсантъ ВЛАСТЬ. 2002. 20 августа. С. 33 Цит. По Номоконов В.А. Указ. Соч. С.49.

3 См.: Борьба с коррупцией: Южнокорейский опыт. Сеульский вестник № 93 февраль 2005 г. http://vestnik.tripod.com/articles/korea-corruption-2.html

1 Там же.

2 См.: Индекс восприятия коррупции Транспаренси Интернэшнл за 2008 год . http://www.transparencykazakhstan.org/UserFiles/file/CPI2008.pdf

3 См.: Индекс восприятия коррупции Транспаренси Интернэшнл за 2006 год . http://www.transparencykazakhstan.org/UserFiles/file/CPI%202007%20presskit_FINAL_rus.pdf

4 См.: Борьба с коррупцией: Южнокорейский опыт. Сеульский вестник № 93 февраль 2005 г. http://vestnik.tripod.com/articles/korea-corruption-2.html

5 Выступление Президента Буша на Третьем глобальном форуме по борьбе с коррупцией и обеспечению честности. Май 2003 г. http://www.america.gov/st/washfile-russian/2005/January/20050111083035XLrenneF2.917117e-02.html

1 См.: Кузнецов Ю. А., Силинский Ю. Р., Хомутова А. В. Российское и зарубежное законодательство о мерах противодействия коррупции. Владивосток, 1999. С. 98-102

2 Определение коррупции и ответственности за нее изложено в главе 11 «Подкуп, незаконные доходы и конфликт интересов» титула 18 Свода законов США. Статья 201 названной главы устанавливает уголовную ответственность за предложение, обещание и дачу взятки в обмен на совершение незаконных действий должностным лицом (так называемый «активный подкуп»). Пункт (b) данной статьи предусматривает ответственность публичного должностного лица, которое «прямо или косвенно требует в качестве подкупа, добивается, получает, принимает или соглашается получить или принять какую-либо ценность лично или для любого другого лица или организации» в обмен на какие-либо незаконные действия или бездействия по службе (пассивный подкуп).

3 Бочарников И.В. Зарубежный опыт противодействия коррупции. Аналитический вестник Совета Федерации ФС РФ. № 6 (351) 2008 г.

4 Там же. С.2.

1 См.: Кузнецов Ю. А., Силинский Ю. Р., Хомутова А.В. Указ. соч. С. 100–103.

2 См. Куракин А. В. Реформирование государственной службы в России должно иметь антикоррупционную направленность. Российская юстиция. 2002. № 7. С. 26.

1 См.: Бочарников И.В. Указ.соч. Аналитический вестник Совета Федерации ФС РФ. № 6 (351) 2008 г. С.2.

2 См.: Закон «О зарубежной коррупционной практике» 1977 г. См.: Де Джордж Р. Т. Деловая этика. М., 2001. С. 913–916

3 См. подробнее: Стратегия США в вопросах борьбы с международной коррупцией (по материалам Торгпредства РФ в США). БИКИ. 1999. № 122. С. 5.

4 США, Европа ведут борьбу с коррупцией. http://www.america.gov/st/washfile-russian/2005/January/20050111083035XLrenneF2.917117e-02.html

1 Международный опыт борьбы с коррупцией: от неудач Китая до успехов Израиля (из аналитического доклада Фонда «Информатика для демократии») Чистые руки. 1999 г. №3 С. 17-26.

1 См.: Ведомости СНД РФ и ВС РФ. 1992. N 17. Ст. 923.

2 Россия и коррупция: кто кого. Москва. 1998 г. С. 36.

3 Гришанков М.И. Рекомендации парламентских слушаний на тему: «О проблемах имплементации российского законодательства в связи с присоединением России к Конвенции ООН против коррупции (2003 г.), Конвенциям Совета Европы «Об уголовной ответственности за коррупцию» (1999 г.) и "О гражданско-правовой ответственности за коррупцию" (1999 г.)» Москва 2004 г.

4 См. подробнее: Левин М. Коррупция есть везде // Коммерсантъ ВЛАСТЬ. 2000. 21 марта. С. 28.

5 Фонд ИНДЕМ. Коррупция в России. Российская газета. 2002. 22 мая.

1 См.: Чершинцев В.С. Предупреждение коррупционных преступлений на муниципальном уровне. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. Москва. 2008 г.

2 По данным индекса восприятия коррупции за 2008 год Россия находится на 147 месте http://www.transparencykazakhstan.org/UserFiles/file/CPI2008.pdf

3 Из выступления В.В.Путина 12 января 2004 г. на первом заседании Совета по борьбе с коррупцией при Президенте РФ.

4 См.: Номоконов В. А. Указ соч. Владивосток 2004. С.63.

5 См.: Дворцова Е. Взятка – дело семейное. Российская Бизнес-газета № 639 от 5 февраля 2008 года.

1 Там же.

2 Там же.

3 Там же.

1 Мишин Г. Указ. соч. С. 132.







Скачать 475,42 Kb.
оставить комментарий
Дата02.10.2011
Размер475,42 Kb.
ТипАнализ, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх