В 1973 г на городском туре московской лит олимпиады среди других заданий ученикам VIII, IX и Xклассов была предложена тема: “Какое произв-ие совр лит-ры мн icon

В 1973 г на городском туре московской лит олимпиады среди других заданий ученикам VIII, IX и Xклассов была предложена тема: “Какое произв-ие совр лит-ры мн



Смотрите также:
Тема урока Кол- во...
1. Каковы особенности др/рус лит-ры как лит-ры эпохи Средневековья?...
Зарубежная литература второй половины 20 века...
Тематическое планирование. Литература 9 класс...
1. Проблема периодизации русской литературы советской эпохи...
Литература как наука и ее связь с другими науками...
Х. К. Андерсен; предисл. В. Финикова. М. Просвещение, 1973. 4 кн. Перепеч.: М. Дет лит., 1971...
Свидетельство о государственной аккредитации...
«Ремонтно-реставрационные работы на объекте культурного наследия федерального значения «Форт №7»...
«Литва»
Тематическое планирование уроков литературы. Очно-заочное обучение...
Фоника — отдел теории стиха, изучающий его звуковую организацию...



страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
скачать
«А ЗОРИ здесь тихие» – повесть (1969) Бориса Васильева (р. 1924); фильм (1972), снятый по этой повести.

«В 1973 г. на городском туре московской лит. олимпиады среди других заданий ученикам VIII, IX и X классов была предложена тема: “Какое произв-ие совр. лит-ры мне больше всего понравилось и почему”. Из названных старшеклассниками на первом месте повесть Бориса Васильева “А зори здесь тихие…” Через неск. месяцев во всех школах Москвы в девятых классах про­ходила контрольная работа по лит-ре. “Книги, которые учат побеждать” – так была сформулирована третья тема сочинения. В числе таких книг многие назвали и повесть Бориса Васильева» (Айзерман, 1974, 66).

О Шадринске в конце 1990-х – нач. 2000-х гг.: «В 1994, когда мне было 7 лет, я очень любила мультики… Одним из самых любимых фильмов был “А зори здесь тихие”. В нём очень ярко описываются переживания главных героинь. Фильм про войну. Очень грустный, ведь это не женское дело воевать» (076).

«А И Б сидели на трубе…» – загадка, построенная на каламбуре: «А и Б сидели на трубе. А упала, Б пропала, кто остался на трубе?» Правильный ответ – «И»: часть фразы, звучащую как [а и бэ] можно интерпретировать не только как «А и Б», и как «А, И, Б». Загадка-каламбур «А и Б» сидели на трубе существует по меньшей мере с 1950-х гг.

О 1942–1944 гг.: «“А знаешь, давай сыграем в школь­ников. Пусть ты будешь учителем, а я – учеником. Спро­си что-нибудь у меня. Ну, спроси!” “Хорошо, – соглаша­ется Юрка. – Давай. Дважды два сколько будет?” “Че­тыре”. ““А” и “Б” сидели на трубе, “А” упало, “Б” пропа­ло, что осталось на трубе?” ““И””»(Васильев, 1989, 38).

О мальчике-подростке в нач. 1950-х гг.: «“Где “а”? – уныло повторил сын. – Нет, скажи мне, где бывают на свете “а”, “b”, “с” и всё такое?...Одним словом, это вроде “а” и “б” сидели на трубе. Почему ты смеёшься?..”» (Георгиевская, 1954, 311).

О третьеклассниках в конце 1960-х – нач. 1970-х гг.: «Он повернулся и пошёл. “Коль!” Он не остановился. Он шёл к подъезду… Колина спина мелькнула на площадке второго этажа… “Постой!” – крикнула я и побежала его догонять. Я догнала его только на третьем этаже. “Коль! – забормотала я. – Подожди! Ну подожди, пожалуйста! Я... я хочу тебе одну загадку загадать. Знаешь, какая загадочка отличная! Ни за что не отгадаешь. Правда-правда! Вот послушай... А и Б сидели на трубе. А упало, Б пропало, кто остался на трубе?” “Знаю я эту загадку”, – хмуро сказал Коля» (Пивоварова, 1979, 73).

О Шадринске в начале 1990-х гг.: «“А и Б сидели на трубе. А упало, Б пропало, кто остался на трубе?” Ответ был “и”. В эту игру мы играли в начальной школе Мальчишки из нашего класса бегали на переменах и у всех спрашивали ответ. Потом игра появилась во дворе, но я точно не знаю, кто её первый сказал, тем более, что она быстро утратилась, потому что мы все знали пра­вильный ответ и загадывать её было неинтересно» (012).

О Катайске в 1998 г.: «Когда я училась в 6 классе Катайской средней школы № 2, одноклассница, когда мы вместе шли после уроков домой, загадала мне загадку. Загадка звучала так: “А и Б сидели на трубе. А упала, Б пропала, кто остался на трубе?” Отгадать её я не смогла. Ответ сказала одноклассница: “И осталась на трубе”. Недавно я загадала эту загадку своей племяннице, которая учится в 4 классе (10 лет). Как ни странно, она её сразу отгадала» (018).

«А МЫ просо сеяли…» – игра с песней.

О девочке восьми лет в 1932 году: «На переменах мы выходили из школы и играли… в разные игры. Тогда в школах ребята водили хороводы и играли в старинные игры с песнями, которые достались нам, наверное, от наших дедов и прадедов. В этих играх все играющие делились на две партии и, взявшись за руки, с песнями шли навстречу друг другу, то одна сторона, то другая пели, например: одна сторона, идя навстречу: “А мы просо сеяли, сеяли”; идя назад: “Ой, дид-ладо, сеяли, сеяли!”; другая, идя навстречу: “А мы просо вытопчем, вытопчем! Oй, дид-ладо, вытопчем, вытопчем!” “А чем же вам вытоптать, вытоптать?...” “А мы коней выпустим, выпустим!...” “А мы коней переймём, переймём!..” “А чем же вам перенять, перенять?..” “А шелковым поводом, поводом!..” “А мы коней выкупим, выкупим!..” “А чем же вам выкупить, выкупить?..” “А мы дадим сто рублей, сто рублей!..” “Нам не надо тысячи, тысячи!..” “А чего ж вам надобно, надобно?..” “А нам надо девицу, девицу! (или: молодца, молодца) Ой, дид-ладо, девицу, девицу!” “А какую девицу, девицу? Ой, дид-ладо, девицу, девицу?” “А нам надо Катеньку, Катеньку...” После этих слов названная “девица” или “молодец” переходит в другую команду, а песню снова начинает другая, проигравшая сторона» (Кубанева, 1988).

О Ленинграде в середине 1930-х гг.: «Мы подрастали, и менялись игры: на смену прежним приходили “гори, гори ясно”, “а мы просо сеяли”, “прятки”» (Богданков, 1972, 12).

О детях 7–10 лет в Ленинграде в 1937–1941 гг.: «До отъезда в пионерлагерь мы, пацаны, коротали время во дворе, где до темноты занимались играми: в “ножички”, в “12 палочек”, играли монетами, в пристенок и в биту, а также в лапту и волейбол, в “казаки-разбойники” и в прятки, крутились на турнике и хороводили с песнями... Один хор пел: “А мы просо сеяли, сеяли...” Другой: “А мы просо вытопчем, вытопчем...” (Щетинин, 2002).

Об учащихся нач. кл. в Шадринске в 1943–1947 гг.: «[Линейки] прово­дила в небольшом вести­бюле Е.С. Крылова. Здесь же мы играли на переменах. Не бегали, не носились, а именно играли. Например, выстраивались в две линии, попеременно шли навстречу друг другу и пели: “А мы просо сеяли, сеяли” “А мы просо вытопчем, вытопчем”» (Плотникова, 1995, 50).

Об учащихся нач. кл. в Шадринске в 1943–1947 гг.: «А однажды, помню, вышла из учительской пожилая учительница, завуч Грецкая Амфия Михайловна и научила нас старинной игре-песне «А мы просо сеяли», – нам очень понравилось, все могли участвовать, всем места хватало» (Иовлева, 1995, 32).

«А НУ-КА, девочки!» – соревнования между девочками. Появились как подражание телепередаче 1970-х гг. «А ну-ка, девушки!»

О конце 1990-х гг.: «Когда я училась в 8 классе (1999 год) в средней школе № 2 г. Катайска, в начале ноября проводился конкурс “А ну-ка, девочки!”. Уже по названию можно догадаться, что участвовала в нём только женская половина всех 8-х классов. Нам заранее дали задания для конкурса: нужно было сделать что-нибудь своими руками (связать, сшить, вышить, нарисовать и т. д.); приготовить самим какое-нибудь блюдо (торт, салат и т.д.), а также подобрать себе красивое платье и прическу. На подготовку было дано 2 недели. “А ну-ка, девочки!” проводился в форме конкурса, победительница должна быть рукодельницей, вкусно готовить. Проводился тур на самое красивое платье и самую изысканную прическу. А свой ум и смекалку участницы проявляли в туре «Умница». Таким образом, конкурс состоялся всего из 4–5 туров: представление (рассказ о себе, своих увлечениях); “очумелые ручки” (конкурс рукоделий); “кулинария” (конкурс блюд); конкурс платьев и причесок; “умница”. Судьбу участниц решало строгое жюри, которое состояло из учителей школы. Оно выставляло оценки по 10-балльной системе. Я, например, для “Очумелых ручек” вышила крестиком красивую картину. А в туре “Кулинария” жюри лакомилось моим тортом “Птичье молоко”. К огромной моей радости я выиграла этот конкурс. У меня до сих пор хранится картонная медаль на красной атласной ленточке с I местом. Были победительницы и в других номинациях: Мисс Очарование, Мисс Улыбка, Мисс Оригинальность, приз зрительских симпатий. Им тоже были вручены свои медали и грамоты. И для всех победительниц в своих номинациях был приготовлен большой торт, который мы съели в классе за дружным обсуждением прошедшего конкурса» (018).

^ «А НУ-КА, ПАРНИ!» – соревнования между мальчиками.

О конце 1980-х – нач. 1990-х гг.: «[Я] работала в шк. старшей вожатой… Сейчас я организатор внешк. работы в школе № 1… в Калмыкии… Раньше мы проводили конкурс “А ну-ка, парни!”, где ребята демонстрировали лишь физическую силу» (Пономарева, 1992, 23).

«А, ПОПАЛАСЬ птичка, стой…» – см.: «Пойманная птичка».

^ «А ПОЧЕМУ?» – журнал для детей.

Выходит с 1991 года. В 1992–1994 гг. в журнале указывалось, что он является ежемесячным приложением к журналу «Юный техник».

В середине 1990-х гг. обозначался как «Журнал для мальчиков и девочек о науке, технике, природе, путешествиях и многом другом».

В середине 2000-х гг. обощзначался как: «Журнал для мальчиков, девочек и их родителей о науке, технике, природе, путешествиях и многом другом. Спорт, игры, голволомки».

Рубрики – «Секреты наших удобств», «Сто тысяч почему», «Преданья старины глубокой», «Со всего света», «Теплоходом, самолётом», «Воскресная школа», «Игротека», «Когда прадедушки были маленькими», «Данила-мастер», «Наш мультик», «Загадки большие и маленькие», «Наш вернисаж».

Тираж в 1991 году – 145 тыс. экз., в 1992 – 440 тыс., в 1994 году – 75 тыс. в 2005 – 6, 3 тыс. экземпляров. Объём – 32 страницы.

«А ЧТО у вас?» – стихотворение (1935) С.В. Михалкова.

«В 1935 г. было опубликовано ставшее знаменитым стихотв-ие [С.В.] М[ихалкова] “А что у вас?”» (Шошин, 1998, 57).

«АБВГДЕЙКА» – телевизионная развлекательно-обучающая программа для дошкольников. Выходила с января 1975 года по Первой программе по субботам. Телеуроки вела учительница Татьяна Кирилловна (Т. Черняева), её учениками были клоуны. С 1975 по 1978 год это были Сеня, Саня, Таня и Владимир Иванович, с 1978 года – Ириска, Клепа, Левушкин и Юра. В середине 1990-х годов «АБВГДейка» перестала выходить в эфир из-за финансовых проблем. В 2000-х годах «АБВГДейка» выходила на канале ТВЦ, ученики – клоуны Клепа, Саня и Макаронка.

В начале программы звучала песня: «[1.] Вот вам стол, а вот – скамейка. / Взяли в руки карандаш. / Наша АБВГДейка / На экран призодит ваш. / [2.] Вас участ­ники программы / Будут грамоте учить, / Если не забыли мамы / Телевизоры включить. [Припев:] АБВГДейка, АБВГДейка, / Это учёба и игра. / АБВГДейка, АБВГДейка, / Азбуку детям знать пора. / Знать пора – / Азбуку знать пора»

О 1987–1991 гг. в Шадринске: «Насколько помню, передачу “АБВГДейка” я смотрела в возрасте 2,5 – 6 лет. Не вспомню уже точного смысла этой передачи. Обрывочные воспоминания: клоун-ведущий, женщина, которая его учила жить, возможно, надувные игрушки-телефоны. Но зато прекрасно помню песенку из этой передачи. Я очень любила ее петь: “АБВГДейка, АБВГДейка – это учеба и игра. АБВГДейка, АБВГДейка – азбуку детям знать пора. Знать пора. Азбуку знать пора… …Взяли в руки карандаш. Наша “АБВГДейка” на экран приходит ваш!” Вообще, не так уж “прекрасно” я её и помню» (109).

АБДРАШИК – азартная игра в кости.

О 1953 годе в Крыму: «На углу Садовой и Новосадовой сидели на корточках четверо шпанюков и было понятно, что они играли в абдрашик. Они то нагибались в кружок, то разгибались и что-то недобро обсуждали. Завидев меня с портфелем, бредущего зи школы, они… рассмеялись: …иди к нам, может сыграешь, или ты только в жоску жаришь… Жоска в те времена была самой популярной уличной и школьной игрой… …Те, кто играл в жоску, считались априори хулиганами. Но все-таки игра в жоску не была чистой игрой на деньги. В ней было больше спорта. Абдрашик была чистой игрой на деньги. И в табели о рангах, конечно же, была выше жоски, ибо ни на что другое в абдрашик никогда не играли, и поэтому ещё больше запрещалась в те времена. По-простому это была игра в кости, потому что играли высушенными фалангами бараньего хвоста. От того, как они упадут после перемешивания их в сведённых ладонях, зависело, сколько очков набирал каждый. “Ну что, бросишь? Давай на школьный рубль”. Я поставил. И выиграл. И ещё раз выиграл. Шпана деловито подбадривала меня, и вскоре я проиграл всё. “Теперь давай на штаны, коль денег нема… вот так, теперь рубашку снимай и портфель. Ботиночки сними”. А я все бросал и бросал кости и проигрывал. “Ну всё, хватит, пусть идет к мамане и принесет нам жратвы. Скажи, что вернем всё». И я пошел домой в трусах, обливаясь жуткими слезами вместе с пылью и пухом тополей. Отец был дома. Он всё понял. Метнулся наверх шкафа и медленно пошел на угол к шпане. Они знали его и боялись. Увидев, что отец сжимал в кармане пистолет, они разбежались, оставив на земле мою одежду. Отец никогда не ругал меня. Он просто засунул ворота на засов и сказал матери: проводи его в школу и встреть несколько дней после уроков...» (Ткаченко, 2001, 85–87).

АБОРТ – «самопроизвольное или искусственное прекращение беременности в первые 28 недель» (СИ, 1994, 10).

О конце 1990-х – начале 2000 гг.: «В Российской Федерации ежегодно прерывают беременность около 40 тысяч девочек до 17 лет» (ПЭС, 2003, 9).

«АБСОЛЮТ» – принятое в «Артеке» название обязательного послеобеденного сна.

«В “Артеке” свои правила. Ну, например, вы знаете, что такое “абсолют”? В других местах он обычно называется “тихим часом”, а у нас, здесь, “абсолютом”, потому что абсолютно ничего нельзя во время абсолюта делать: только спать» (Польгуева, 2005).

Об Артеке середины 1970-х гг.: «После “абсолюта” [сноска-примечание в низу страницы:] [“Послеобеденный час, когда абсолютно все дети должны спать”] начальник… надевает белую фуражку…» (Зюзюкин, 1977, 117).

АВИАМОДЕЛИЗМ – конструирование, постройка и испытание авиамоделей в технических или спортивных целях; «постройка и запуск моделей летательных аппаратов» (Ожегов, Шведова, [1993] 1996, 14).

О 1930-х гг.: «Широкое распространение получили кружки юных авиамоделистов… В целях развития авиамоделизма как действенного фактора военно-патриотического воспитания Центральный совет Осоавиахима утвердил нагрудный знак “Юный авиастроитель”. Проводились слеты авиамоделистов… В 1939 г. юные авиамоделисты установили 11 международ­ных рекордов…» (Очерки, 1980, 415–416).

О школьниках 1930-х гг.: «“Нет, – отозвался он пренебрежительно. – Я не играю ни в шахматы, ни в шашки, ни в бирюльки и не занимаюсь авиамоделизмом….” “При чем тут авиамоделизм?” “Все дураки увлекаются авиамоделизмом”. Я этим не увлекался, но почувствовал себя оскорбленным. Мне казалось, что я обиделся за хороших, умных, способных и сосредоточенных ребят, занимающихся непростым и благородным делом, но задело меня другое: он вроде в дураки меня зачислил…» (Нагибин, 1998).

О конце 1940-х – начале 1950-х гг.: «“И еще афиша: “Городской дом пионеров и школьников. Открыт кружок юных авиамоделистов. Группы: начинающих (парашюты, схематические модели, планеры), средняя (модели с резиновыми моторчиками, фюзеляжные), старшая (модели с бензиновыми моторчиками, “летающие лодки”, гидропланы)”» (Великанов, 1951, 72).

О начале 1950-х гг.: «Хорошей традицией стали ежегодно проводимые соревнования юных авиамоделистов и юных судомоделистов. Однако отсутствие должной связи и согласованности в действиях органов народного образования и органов ДОСААФ приводит к тому, что авиамоделизм и судомоделизм развиваются в школах и внешкольных учреждениях пока еще недостаточно активно» (ВВВР, 1955, 25).

О начале 1960-х гг.: «Две недели напролёт / Мастерил я самолёт. / Мне не жалко двух недель, – / Вышла славная модель: / Лёгкое и длинное / Тело стрекозиное, / Крыльев оперение / Для плавного парения. / Для вращения винта / Два резиновых жгута. / Обойдёмся без бензина, – / Будет винт вращать резина! / Ну, счастливого пути! / Поднимайся и лети!» (Лифшиц, 1964–1, 6–7).

^ АВИАМОДЕЛЬНЫЙ кружок – кружок, в котором занимаются авиамоделизмом.

О мальчиках 9–11 лет в 1940–1941 гг.: «Я узнаю его… Мы ходили вместе с ним в Дом пионеров заниматься в кружке авиамоделистов» (Демиденко, 1962, 25).

О пятиклассниках в г. Курске в 1954–1955 гг.: «Увлекаясь работой в авиамодельном кружке, пионеры проявляли исключительный интерес к летному искусству» (Нечаева, 1958, 59).

О конце 1960-х – начале 1970-х гг.: «“Слушай, старик!... – Отец наклоняется над [сыном]. – А может, мама права? Брось ты всё это!... Я понимаю радиодело там или авиамодельный кружок, или, наконец, мотоцикл!”» (Алмазов, 1977, 43).

«АВИАЦИОНКА» – нитевидная резина.

О Свердловске первой половины 1960-х гг.: «Сява Дубасов, крупный авторитет Юмбовского двора, в котором я вырос, владел огромной заводской катушкой “авиационки”. И он с успехом использовал её в качестве свободно конвертируемой валюты при любой мальчишеской сделке. Не помню, что я отдал ему взамен, но никогда не забуду, с каким замиранием сердца глядел, как Сява отматывает ее для меня. Ровно такой длины, какая потребна на изготовление совершенной, четырехрядной рогатки с оптическим прицелом…» (Застырец, 2006).

«АВТОБУС» – журнал для детей, издававшийся в Санкт-Петербурге во второй половине 1990-х гг.

«[“Очень петербургский детский журнал”] – так называет себя на обложке новый дет. журнал “Автобус”, который издают в Петербурге… три соредактора: Илья Бутман, Леонид Каминский и Михаил Яснов… Теперь о…тех шести [номерах журнала], которые успели выйти к концу 1997 г.… Появился журнал… на стыке неск. направлений. Кроме чисто детских стихов, рассказов и сказок, юный читатель обнаружит истории о судьбах людей, идей, зданий, городов, стран» (Воскобойников, 1998, 106).

АВТОМАТ – «Ручное автоматическое скорострельное оружие для стрельбы с небольшого расстояния» (Словарь, 1991–1, 68).

^ Автомат игрушечный.

О середине 1970-х гг.: «“Ты убит! Ты убит!” – ликовала Катька, размахивая победно пластмассовым автоматом… Я посмотрел ей прямо в глаза остановив­шимся взглядом, затем повернулся медленно и повалился на прибрежный гравий. Раскинув руки лежал я, уставившись в небосвод и по возможности не дыша, в конце концов того и хотела эта юная воительница. Какой идиот купил ей эту трещотку, этот автомат, до такой степени похожий на настоящий, что у взрослых так и чешутся руки схватить его и надавить на гашетку. Особенно у тех, у кого, как у меня, единственной ценной игрушкой в детстве была гладко оструганная палка, и автомат по мере необходимости изображающая, и винтовку, и рыцарское копьё, и меч, и что только ни придётся… “Вставай!” – толкнула [Катька] меня дулом автомата» (Макаров, [1979] 1981, 222).

О конце 1970-хг – нач. 1980-х гг.: «…Из мешка… вытащил он ]Дед Мороз] автомат, стрелявший огоньком. Я этот автомат желал страстно, а он мне подал его…, словно и не зная, что исполняет самое заветное моё желание, о котором вчера я ему молился. Мама тогда сказала мне пойти под елку и попросить Деда Мороза исполнить самое главное желание, и я стоял там на коленках да громко, как она учила, произносил желание вслух… Я бродил по квартирке с автоматом. А [потом] углядел за шкафом… коробку… На ней был нарисован такой же, как и мой, автомат» (Павлов, 2003).

^ АВТОМАТИЧЕСКАЯ ручка – то же, что авторучка.

О конце 1950-х – нач. 1960-х гг.: «На Диминой парте, поблескивая коричневой обложкой, лежала чья-то новенькая общая тетрадь и прекрасная и тоже абсолютно новенькая автоматическая ручка. …Дима… понял что к чему. Автоматическую ручку и тетрадку подложила с коварной целью Светка Ложкарева… На партах перед мальчишками лежали точно такие, как у него и у Вовки, тетрадки и автоматические ручки» (Печерский, 1963, 462–463).

АВТОМОБИЛЬ – «Транспортное средство с двигателем внутреннего сгорания для перевозки пассажиров и грузов по безрельсовым дорогам» (Словарь, 1991–1, 70).

^ Автомобиль детский.

О Петрограде во вт. пол. 1910-х гг.: «“Оснащение” наших игр было довольно примитивным: зимой – санки, летом – мячи…, скакалки…, обручи… Предметом зависти были немногие счастливые обладатели детских велосипедов… Иногда на дорожках Елагина [острова] появлялось чудо, вызывающее у нас трепет – детский автомобиль. Построенный на базе четырехколесного велосипеда или педальной дрезины, он имел вид автомобиля того времени со всеми необходимыми атрибутами: рулевым колесом (“баранкой”), ветровым стеклом, фонарями и даже гудком. Пожалуй, именно гудок в виде резиновой оранжевой груши с раструбом действовал на нас особенно ошеломляюще. Мы стремглав бежали смотреть на это великолепие, но владелец его смотрел на нас надменно и с презрением. “Это с Каменного [острова]!” – говорили нам няньки, и мы понимали, что это что-то совершенно для нас недоступное. И действительно Каменный остров был совершенно чуждым для нас миром. Нас туда почти никогда и не водили, да и делать нам там было нечего. Громадные, похожие на дворцы дачи-особняки, окруженные садами и огороженные решетками, вот что встречало нас на Каменном» (Штерн, 2000).

См. также: ^ Педальная машина.

Автомобиль игрушечный.

О нач. 1960-х гг.: «В продаже часто имеются дешевые пластмассовые авто­мобильчики, сделанные в виде цистерн или фургончиков с надписями: “Бензин”, “Хлеб”, “Молоко”, “Книги”, “Игрушки”» (Носов, [1966] 1982–4, 435).

О 1970-х – 1990-х гг.: «Особо в иерархии игрушечных авто стояли так называемые “модельки” – мини-копии настоящих автомобилей отечественного, а после перестройки и импортного производства. Иметь такую машинку считалось особым шиком, и стоили они дорого» (Жавелева, 2006).

^ Автомобиль игрушечный заводной.

О конце 1950-х гг.: «В руках у него оказывалась то какая-то деталь от Лёшиного конструктора, то заводной автомобиль…» (Браиловская, 1962, 45).

О девочке в дет. саду г. Великий Устюг в 1960-е гг.: «В группе… было уютно, много игрушек, по край­ней мере их было столько, что конфликтов не возникало. Конечно, были любимые игрушки, которыми хотели играть все, – это игрушечное пианино…, заводные авто­мобильчики, бегающие по кругу, в них мы играли по очереди» (Мосалова, 2007, 7).

См. также: ^ Заводная машина.

Гадание и загадывание желаний на автомобили. См.: Номера автомобилей, Цвет автомобилей.

«АВТОНЯНЯ» – услуга «женского такси» (такси с женщиной-водителем) по доставке ребёнка (в муз. школу, на спортивные занятия и т. п.), появившаяся в начале 2000-х гг. в некоторых крупных городах.

О фирме «Розовое такси» в Москве 2006 г.: «На мой взгляд, услуга эта [“автоняни”] – одна из самых удачных идей “Розового такси”. Машинки ДЭУ “Матиз”, “матизики”, с опытной дамой-водителем перевозят ребёнка без сопровождающего. Родители поручают водителям “Розового такси” отвезти своих детей к бабушке, или “на музыку”, или в художественную школу, или в спортивную секцию. Для детей в машинах есть игрушки, музыкальные кассеты, журналы» (Пищикова, 2006, 7).

См. также: «Детское такси».

АВТОРУЧКА – «ручка для письма, в которой чернила автоматически подаются к перу» (Ожегов, [1960], 1970, 17). «ручка для письма, в которой чернила из внутреннего резервуара автоматически подаются к перу» (Ожегов, 1972, 21; Ожегов, 1988, 19; Ожегов, Шведова, 1996, 15); «ручка для письма, в которой чернила (или чернильная паста) автоматически подаются к перу (к шарику)» (Лопатин, 1997, 3).

О второй половине 1940-х гг.: «Однажды [К.И. Чуковского] вызвали в школу: внук его вопреки указаниям учителя пишет “вечным” пером (которое тогда было редкостью)… “Но Дед не ругал меня, – вспоминает повзрослевший [Женя]. – Он обратился ко мне как равный к равному и не запрещал мне писать авторучкой, а только просил этого не делать…” И внук внял этой просьбе» (Сивоконь, 1983, 75).

О восьмиклассниках в конце 1950-х гг.: «“Гарик, – лукаво сказала мама…, – ты ни о чем не догадываешься?” Я побледнел от волнения. Я понял, что сейчас исполнится моя давнишняя мечта. Дело в том, что я уже давно мечтал о настоящей авторучке. Но сколько я ни доказывал маме, что Ми­нистерство просвещения разрешило старшеклассни­кам пользоваться вечными перьями, она все отмалчи­валась. Напрасно я намекал, что ради авторучки го­тов носить галоши, ложиться спать не позже деся­ти и никогда не ссориться с Мишкой. Ничто не помо­гало. (Теперь выяснилось: для того, чтобы я получил вечное перо, родителя просто должны были за меня испугаться.)… “Да ладно, – сказал папа. – Не мучай парня”. И полез в карман за своим вечным пером… …Я схватил ручку и тут же, на папиной газете, стал пробовать, как она пишет… Хитрый! Видали таких! Мой карандаш бросит! Ручку свою брось. (У Сереги была авторучка, которую он собирал по частям чуть ли не месяц.). Серега в упор посмотрел на Гуреева. Глаза его сделались узкими и жесткими. Вдруг, не говоря ни слова, он с разбегу вспрыгнул на подоконник. Через минуту вечное перо – единственное Серегино богат­ство – чёрной чёрточкой вылетело в открытую фрамугу» (Зелеранский, 1961; 63, 79).

О конце 1950-х гг. в совхозе под Ленинградом: «В это время Витя, шепотом приказав Сене вытереть руки, ткнул ему в пальцы авторучку и подставил письмо для подписи» (Котовщикова, 1962, 22).

О 1965–1968 гг.: «Я пошла в 1 класс в 1965 году в Новокузнецке… Все было, как полагается: …коричневое форменное платьице, …новенький портфель. А в нём – вещи, которые незнакомы нынешним школярам, – чернильница-непроливайка, перочистка, деревянная ручка-вставочка. Впрочем, уже через год мы официально перешли на авторучки, а через два или три – на шариковые ручки». (Политова, 2006, 3).

О 1960-х гг.: «Зика подарила мне авторучку. Молодец девчонка! Пронюхала каким-то образом, что у моей колпачок треснул, и сразу же сообразила, что делать» (Вольф, 1971, 57).

О середине 1970-х гг.: «…[Большеухий мальчик] метился авторучкой в цветочный горшок на подоконнике» (Ермолаев, 1977, 7).

АГИТБРИГАДА – «Небольшой (обычно передвижной) самодеятельный или профессиональный концертный коллектив, репертуар которого строится на остросовременном, злободневном материале» (Словарь, 1991–1, 80).

О 1941–1945 гг.: «Особое внимание в школах воен. времени уделялось восп. работе… В те годы получили распространение такие формы идеол. воздействия на школьников, как кружки комсом. политсети, митинги школьников по поводу различных полит. событий, устные газеты, агитбригады, лекторские группы и ученические лектории… и т. п.» (ИПО, 2001 484).

«АДИДАС» – фирма, изготовляющая спортивную одежду и обувь. Одежда и обувь, выпущенные этой фирмой, в 1970-е – 1990-е годы воспринимались как предмет престижа.

О третьекласснице во вт. пол. 1970-х гг.: «“Рухлядь? – возмутилась Люська. – Да если бы мне ещё кроссовки “Адидас”, джинсы “Вранглер” и куртон из плащёвки, я была бы в полном порядке!”» (Ласкин, 1988, 135).

«АДРЕС любви» – жанр девичьего альбома-песенника вт. пол. ХХ в. Условное название адреса, указываемого в девичьих альбомах-песенниках: «Мой адрес: Город – любовь. Улица – свидания. Дом – ожидания. Квартира – расставание»; «Мой адрес. Город любви. Улица Ожидания. Дом свидания. Квартира – целования»; «Адрес любви: Город – любви. Улица – счастья. Дом – ожиданий. Квартира – свиданий»; «г. Любовь. Тоскующая область. Улица Свиданий. Ревнующий дом ожиданий». Некоторые альбомные «адреса любви» заканчиваются фамильярным призывом: «Город желания, улица ожидания: дом любви. Будет время – заходи!»; «Улица Свиданий. Дом ожиданий. Кв. Любви. Будет время – заходи»; «Мой адрес. г. Ожидания, ул. Свидания. Дом любви. Время будет заходи!»; «Влюбленная область. Ревнивый район. Город ожидания. Дом Любви. Пиши, звони, заходи»; «Мой адрес: г. Свидания. Ул. Ожидания. Дом у брода ищи три года».

АЗАРТНЫЕ игры – «игры, в которых выигрыш зависит от случая, случайного расклада карт» (Ожегов, [1960] 1970, 19; Ожегов, Шведова, 1996, 17). Указанное значение не совпадает с тем, которое придается словосочетанию «азартные игры» в обиходе.

В «Словаре современного русского литературного языка» 1991 года указывается значение, не совпадающее с обычным словоупотребительным, однако в нём приводится пример, который и указывает действительное (бытующее в жизни) значение словосочетания: «Азартные игры. Игры, в которых выигрыш зависит от случайности… Запрещается играть в азартные игры, – можно прочесть в правилах домов отдыха. Здесь подразумеваются игры в карты на деньги. К Платонов. Занимательная психология» (Словарь, 1991–1, 102–103).

В данной стататье словосочетание «азартные игры» мы трактуем именно как «игры на деньги».

О середине 1930-х гг. (название игры неясно): «Год назад он проигрался Репину. Сначала игра шла на деньги – Колышкин спустил все до копейки. Стали играть в долг. Когда дошло до двухсот рублей, Репин сказал: “Тебе их все равно никогда не отдать. Что будешь делать?” – “Давай еще сыграем. Отыграюсь”. И тут Репин поставил условие: если и на этот раз Колышкин останется в проигрыше, это будет означать, что он проиграл себя. “Это значит, – сказал Репин,– я имею право сделать с тобой что хочу: велю – не отказывайся, ударю – не отвечай, и вообще ты больше себе не хозяин”. – Сыграли ещё. Михаил проиграл. “Ну вот, – сказал Репин, – пока не отдашь двести рублей, считается – ты проиграл себя. Что хочу, то с тобой и делаю“. “Ничего он такого не делал, – глухо, на одной ноте рассказывал Колышкин. – Нет, не бил. Нет. Я и раньше делал, как он велит. Но теперь уж знал: иначе нельзя”» (Вигдорова, 1969, 175–176).

Лит.: Зимина Т. Азартные игры // РД, 2006, 13–18.

См. также: «Абдрашик»; «Выбивка»; «Горошина»; «Об стенку», «Орлянка»; «Пожар»; «Пожарчик»; «Пуговицы»; «Расшибалочка»; «Ростовчик»; «Стенка»; «Трясучка»; «Чика».

АЗБУКА – «Книга, таблица и т. п. служашая для обучения грамоте» (Словарь, 1991–1, 103).

Из изданий до 1917 года можно отметить: «Азбука и уроки чтения и письма» Н.Ф. Бунакова, «Азбука для обучения грамоте по естественному методу» М.И. Тимофеева, «Новая азбука» Л.Н. Толстого. (ПС, 1960–1, 26).

^ Азбука разрезная.

О Свердловске в нач. 1960-х гг.: «Под таким одеялом я во время очередной ангины в возрасте пяти лет легко научился читать при помощи квадратиков разрезной азбуки, выкладывая их на большой фанерный лист – “пельменный”» (Застырец, 2006).

О перв. пол. 1960-х г.: «…Надо… позаботиться, чтобы весь этот мощный поток не оседал преимущественно в больших городах, а… направлялся и в не столь крупные города, и в колхозы, в которых сейчас не то что каких-то там кубиков, а даже простой разрезной азбуки днём с огнем не найдешь» (Носов, [1966], 1982–4, 439).

О нач. 1970-х гг.: «Разрезная азбука употреблялась в комплекте с кассой букв и слогов. Имеется и у первоклашек 2000-х гг.» (Жавелева, 2006).

См. также: ^ Касса букв и слогов.

АЗБУКА Морзе – «Условная передача букв и знаков по раличным каналам связи при помощи комбинаций точек и тире; код Морзе» (Словарь, 1991–1, 103); школьный предмет в женской школе в 1943–1945 гг.

О Москве в 1943–1944 гг.: «Мы приехали в Москву из эвакуации уже в [19]43 году… В конце войны нам ввели особый предмет – азбуку Морзе. В один прекрасный день в наш класс, состоящий из семанадцати девчонок, вошёл верзила… Это был работник почтамта, которому поручили обучать нас морзянке. Так мы его и называли – морзянщик… Кроме морзянки у нас было ещё военное дело как таковое» (Яхнина, 2004–2, 12).

АИСТ – «Крупная перелётная птица отряда голенастых с длинным прямым клювом и длинными ногами» (Словарь, 1991–1, 106).

^ Аист принёс (версия родителей, объясняющая ребёнку, как тот появился на свет).

О конце ХIХ в.: «Я боялась, что они мешают спать моей маленькой Жене. Она пришла сегодня после утреннего чая в мою комнату и, поцеловав меня, показала мне куклу: “Сегодня, мамочка, я родилась?.. Папочка подарил мне куклу… Да?... Как это я родилась?... Меня принес аист?”… Потом она спросила меня, почему я всё сижу в своей комнате…: “Папочка всё был сердитый, а сегодня подарил мне куколку… Как это, мамочка, я родилась?... Где же взял меня аист?..”» (Чириков, 1902, 214).

О нач. ХХ в.: «Если не мать, – пишет Л.М. Василевский, – то старая няня или соседка клятвено уверяют малыша, что нового братца или сестрицу принес “аист в клюве”, или “послал боженька”, или младенца нашли “под капустным листом в огороде”. А то и прямо “купили на базаре”» (Василевский, 1924, 29).

В статье 1925 года критически упоминаются “всякие сказки, вроде аиста и доктора с чемоданом, который приносит младенца…”» (Сорохтин, 1925, 85).

Ср.: Капуста, В капусте нашли.

АЙБОЛИТ, доктор Айболит – добрый доктор, персонаж сказок К.И. Чуковского.

Имя «Айболит» давно стало нарицательным. В. Британишский вспоминает: «Я был нервный ребёнок, и однажды мама пошла со мной к профессору, специалисту по нервным детям. Профессор был добрый, почти как доктор Айболит, и мне он понравился» (Британишский [1964], 1994, 187).

О второй половине 1960-х гг.: «Шести- и семилетним детям хо­рошо покупать… игруш­ки, изображающие героев зна­комых сказок (например, Айболит, Крокодил, Буратино, Чиполлино)» (СВ, 1967, 99).

Существуют наборы для игры во врача «Доктор Айболит».

«АЙБОЛИТ» – популярная более полувека в детской среде сказка ^ К.И. Чуковского о добром докторе Айболите.

«Поколение за поколением зачитывается “Доктором Айболитом” К. Чуковского (в прозе), рассказами Б. Житкова, В. Бианки» (Рубашкина, 1964, 138).

О 1987–1988 гг.: «“Мойдодыр”, “Тараканище”, “Айболит” – эти книги мне читали в 3–4 года (г. Нягань, 1987–1988 гг.). Я помню яркие картинки и до сих пор знаю книги почти наизусть» (072).

О 1990–1991 гг.: «“Айболит” – очень любили вместе со старшей сестрой читать эту книгу, когда мне было 6–7 лет (это было в 1990–1991 гг. в селе Шутихинском Катайского р-на, где мы жили с родителями и сестрой). Её автор, по-моему, Чуковский» (073).

«АЙДАНЫ» – игра, сходная с игрой в бабки.

О мальчике 11 лет в Новочеркасске в 1920 г.: «[Подросток] дружески полуобнял меня… “Знаешь что, Авдеша, сыграем в айданы?” И Володька Сосна достал из кармана горсть крашеных бараньих костей из коленных суставов… Дома в станице я довольно сносно стрелял из рогатки, гонял “чекухой” деревянные шары, но айданов у нас не было, и я смущенно в этом признался. “Не умеешь играть? – изумленно переспросил Володька… – Во дикари живут у вас на Хопре! Аида на улицу, обучу”. Игра напоминала “бабки”: в ней также ставился “кон”, и по нему били залитой свинцом “сачкой”. Наловчился я довольно быстро. Весь интернат имени рабочего Петра Алексеева увлекался айданами, и среди ребят они расценивались наравне с деньгами и порциями хлеба. “О, да ты настоящий парень! – хлопнул меня по плечу Володька Сосна после того, как я выменял за новый карандаш десяток айданов, которые тут же и спустил своему учителю. – Хочешь дружить?...” …Тут ко мне подошел Володька Сосна, весёлый, с полной пригоршней выигранных айданов…» (Авдеев, 1960).

^ АКАДЕМИЧЕСКАЯ гимназия – первое в России светское среднее общеобразовательное учебное заведение (1726–1805) при Петербургской Академии наук, готовило учащихся к поступлению в академии­ческий университет. Первоначально имела немецкое (3 года обучения) и латинское (2 года) отд-ния. Впоследствии были выделены классы «российские» (русский язык, русская история, ораторское искусство и стихотворчество), «латинские» и «классы общих оснований» (естествознание, математика, философия и др.), обучение в которых велось параллельно.

Ист.: ПЭС, 2003, 13.

С 1990-х гг. вновь действует Академическая гимназия Санкт-Петербургского государственного университета.

«АКАДЕМИЧЕСКИЙ бой» – вид учебной деятельности в 1920-е годы, в период применения «бригадно-лабораторного метода».

О Петрограде в середине 1920-х гг.: «Где-то ближе к весне происходило последнее учебное мероприятие, которое я могу припомнить: академический бой. Мне это кажется единственным интересным изобретением “бригадно-лабораторного метода”, и мне жалко, что вместе со всем методом впоследствии выбросили из школьной жизни и академические бои. Заключался он в следующем: два параллельных класса выбирали из своей среды по четыре-пять лучших учеников из разных бригад. В большом классе собирались все девятиклас­сники в роли “болельщиков”, а по двум торцовым концам большого стола сидели “бойцы”. Каждая команда должна была по очереди задавать трудные вопросы противоположной команде по программе всех школьных предметов. За вполне исчерпывающий и ясный ответ, данный одним из членов команды, вся команда получала два очка, за не вполне исчерпывающий – очко. Если представитель команды не мог ответить или ответил не полностью, ответ должен был дать представитель спрашивающей команды, иначе та теряла, соответственно, очко или два очка. Выигрывала команда, набравшая наибольшее число очков. Академический бой должен был содействовать повторению программы перед выпускным экзаменом и учил ясно выражать свои мысли в публичном выступлении; в какой мере он оправдывал свое назначение, я не знаю, но, во всяком случае, это было очень интересно, и при этом не только “командам”, но и болельщикам, которые кипели и волновались, как на футболе. Победа нашего класса была обеспечена, потому что по математике и физике, да и по литературе мы имели такого непобедимого бойца, как Сережа Лозинский, по находчивости не было равных Оське Финкельштейну, а я и Димка Войташевский тоже могли не посрамить нашего класса. (Дьяконов, 1995, 215).

О школах 1920-х – 1930-х гг.: «…В школах прово­дились “академические бои” между учениками и класс­сами… “Академические бои” проводились так: в двух школах отбирались лучшие ученики шестых-седь­мых классов. В присутствии др. учеников препо­даватели зада­вали им вопросы по разл. пред­метам, и они должны были на них по очереди отве­чать. За ответы ставили баллы. Кто больше баллов на­берет – тот победитель. Победи­телей награждали ценным подарком (книгой, например). Наиболее выдающихся учеников переводили в “образцово-по­казательную” школу» (Андреевский, 2003, 311–312).

О начале 1930-х гг.: «…Не всё осталось в практике школы. Некоторые формы борьбы за знания, возникшие в начале 1930-х гг., не выдержали испытания временем и были отвергнуты жизнью (“академические бои”, “чёрные и красные доски”, сборы “кандидатов на второй год” и т. п.)» (Очерки, 1980, 325)

«АКАДЕМИЯ домашних волшебни­ков» – полное название: «Академия Домашних Волшебников, или История о том, как однажды зимним вечером в комнату влетел кораблик – кленовый листок и Калинка сняла шапку-невидимку». Впервые вышла в издательстве «Детская литература» в 1980 году, неоднократно переиздавалась в 1985–1993 гг. Автор – Саида Юсуфовна Сахарова. В книге содержатся кулинарные рецепты и различные хозяйственные советы. Главные герои – двенадцатилетние школьники – под руководством крошечной волшебницы Калинки шьют джинсы и карнавальные костюмы, консервируют, готовят мороженое и торты.

АКВАРИУМ – сосуд с прозрачными стенками для содержания и разведения рыб.

О мальчике 6–7 лет в 1948 г.: «Мама подарила ему аквариум с красными рыбками. В аквариуме растут водоросли. Кормить рыб нужно порошком из коробки. “Он так любит животных, – сказала мама, – это его займет”. Правильно, он любит животных… Но рыбы не животные… …От рыб какая радость, плавают в банке и ничего не могут делать, только шевелить хвостами...» (Панова, [1955] 1956, 477–478).

АКРОБАТ (игрушка) – игрушка в виде циркового артиста, исполняющего сложные гимнастические номера.

О конце 1950-х – нач. 1960-х гг.: «… Лиля разгляды­вала стоявших рядом с ней грубых кукол…Тут были мат­рёшки с намалёванным румянцем, и висящие на шнурках акробаты с жестяными заклёпками, и резиновые пупсы с дырочками на спине» (Виткович, Ягдфельд, 1961, 168).

^ АКРОБАТИЧЕСКИЙ этюд – выступление со сложным гимнастическим номером, связанным с сохранением равновесия.

О второй половине 1950-х гг.: «Правда, ростом Таня и Наташа почти одинаковы, хотя Наташа уже в третий перешла, а Таня только нынче в школу пойдёт… А уж худенькая, словно тростинка. Её даже в акробатическом этюде брали старшеклассники участ­вовать, потому что она легче перышка к потолку взле­тает. С тех пор Наташа стала ходить как-то по-осо­бенному, чуть приподнимаясь на цыпочки, а мизинчи­ки отставляет: кажется, вот-вот возьмётся за края юбочки и начнёт раскланиваться, как артистка в цирке» (Черноголовина, 1962, 48–49).

АКСЕЛЕРАТ – «Ребёнок, подросток, отличающийся ускоренным физическим и физиологическим развитием» (Словарь, 1991–1, 121).

АКСЕЛЕРАТКА – (разг.) акселерат женского пола.

О 1980-х гг.: «В четвертом классе многие изменились да и повзрослели. Класс уже разделился на небольшие группы. Выделялись девчонки, которые были о себе высокого мнения и которые рано стали краситься и носить украшения. Выделялись и несколько мальчишек, нарушавших дисциплину. В основном девчонки-акселератки дружили почему-то с ними» (493).

^ АКТИВ класса – наиболее деятельная часть класса.

О начале 1960-х гг.: «Актив ученический класса состо­ит в младших классах из совета звеньевых, председателя совета отряда, в старших классах – из членов комсомольского бюро, комсорга, старосты, физорга, членов редколлегии, а также руко­водителей ученических кружков, пионервожатых, членов общешкольных выборных органов и т. д,» (ПЭ, 1964–1, 58)

О перв. пол. 1970-х гг.: «В младш. классах [актив класса] это, прежде всего, командиры октябрятских звёздо­чек, в четвёртых-седьмых классах это звеньевые, члены и председатель совета пионер. отряда, а в старш. классах актив включает членов комсом. бюро и комсорга (комсомольского организатора). В актив класса обязательно входит также староста, члены редколлегии (редакционной коллегии стенной газеты), пионервожа­тые, физорг (физкультур­ный организатор), руководители шк. кружков и т. д. Однако это не значит, что актив состоит только из школьников, которые занимают какие-нибудь выборные должности. В него входят все ученики, которые активно участвуют в обществ. жизни своего класса» (Денисова, 1978, 56).

О середине 1980-х гг.: «В классе было несколько лидеров, так называемые официальные и неофициаль­ные. К официальным относились те, которые были выбраны на собрании класса: председатель, ответ­ственные за учеб. деят-сть, за культ.-масс. меропри­ятия, редколлегия, физрук – это был актив класса. Ино­гда эти лидеры не справлялись со своими обязанностями, не могли организовать класс, добиться выполнения поручений. К кому-то из них просто не прислушивались или относились несерьёзно, особенно в мл. классах (5–7, 8). Я думаю, это зависело от их личных качеств, может быть, не хватало уверенности в себе, своих организа­торских способностях, или просто были недостаточно ответственными и активными. В актив класса не всегда выбирали по желанию, некоторым просто навязывали те или иные обязанности. А если бы этого не делали, то постоянно в активе были бы одни и те же люди, а в большинстве случаев это вообще не надо было никому – так сказать, отучиться и бегом домой или кому куда нужно. Выборы проходили путем голосования (откры­того), и кл. рук-ль предлагала свои кандидатуры. И [она] всё это организовывала, а порой навязывала своё мнение. Но я не считаю, что это плохо, наоборот, это способ­ствовало собранности и организованности класса» (498).

^ АКТИВ учащихся – наиболее деятельные учащиеся, играющие ведущую роль в жизни детского коллектива школы, класса.

О 1960-х гг.: «В актив учащихся входят лучшие комсомольцы и пионеры, члены комитета или бюро ВЛКСМ, вожатые звеньев, члены совета отряда или дружины, члены ученич. комитета, старосты и уполномоченные ученич. коллектива по разл. видам работы: по стенной печати, спортивной, культурно-просветит., санитарной и т. д.» (ПС, 1960–1 33).

О 1970-х гг.: «Ученич. актив составляют школьники, которые играют ведущую роль в жизни и работе коллектива класса или школы. Как правило, это представители шк. обществ. орг-ций… Ученич. актив выступает организатором всех многочисленных мероприятий, проводимых в классе или в школе: собраний, пионерских сборов, субботников, смот­ров худ. самодеят-сти, спорт. сорев­нований и т. д. Актив работает в тесном контакте с кл. рук. под руководством пед. совета, партийной орг-ции и директора школы» (Денисова,1978, 56–57).

См.: ^ Актив класса, Актив школы.

АКТИВ школы – наиболее деятельная часть учащихся школы.

О нач. 1960-х гг.: «Актив ученический школы включает актив всех классов, членов комитета ВЛКСМ, совета пионерской дружины, учкома» (ПЭ, 1964–1, 58).

О перв. пол. 1970-х гг.: «Актив школы составляет пионерский актив (председате­ли советов отрядов, члены и председатель совета пионер­ской дружины, пионервожатые) и комсомольский актив (комсорги, члены и секретарь комитета комсомола школы, члены редколлегии шк. стенгазеты)» (Денисова, 1978, 56).

АКТИВИСТ – ребенок, проявляющий общественную активность. О начале 1950-х гг.: «Все сказали: “Молодчага! / Ты, Андрюша, активист! / Раз ты выступил в печати, / Ты и шефом будешь кстати. / В наш подшефный детский сад / Пусть тебя и пригласят”» (Барто, [1954], 1969–1, 354–355).

«АКУЛИНА» – игра в карты.

О нач. 1960-х гг.: «Деревня моего детства находи­лась… вблизи Михайловского завода… А играли в обыч­ные деревенские игры – ляпки, прятки, колдунчики, вышибалы, цепи кованые... Ещё играли в карты. В коварную “Акулину”, в “дурака”, простого и подкид­ного... Сидели прямо на крыльце и шлепали картами по золотым и горячим от солнца доскам» (Застырец, 2003).

«АКУЛЬКА» – игра в карты, вероятно, то же, что «Акулина».

О девочке 3–5 лет в селе Архангельском бывшей Уфимской губернии в 1942–1944 гг.: «Тетя Дуня родом была с Украины… И пятеро ребят было с ней – Николай, да Васька с Ванькой, да Райка с Маруськой… От печки до горницы полати перекинуты, там на всякой рухляди в душном сумраке коротали мы дни зимние, дулись замусоленной пухлой колодой в “акулину” и “пьяницу” с Райкой да Линкой соседской. Васька с Ванькой… поумнее были, играли в “дурака”, а нас не брали в “дурака”, потому как умом никто из нас еще не вышел…» (Сотникова-Ратнер, 2007).

АЛГЕБРА – «Часть математики, изучающая общие законы действия над величинами, независимо от их числовых значений. ^ Изучать алгебру» (Словарь, 1950–1, 90); «1. В математике – область изучения свойств переменных числовых величин и общих методов решения задач при помощи уравнений. // Учебный предмет, излагающий этот раздел математики. Урок алгебры. 2. Разг. Учебник по этому предмету. [О начале 1840-х гг.:] В одной руке я держал изорванную… “алгебру” Франкера, в другой – маленький кусок мела. Л. Толстой. Юность» (Словарь, 1991–1, 131)

О начале 1940-х гг.: «В 6-м классе у нас начиналась алгебра. Для 6–9-х классов был единый задачник Шапошникова и Вальцева» (Баевский, 2006).

О 1950-х гг.: «Иногда мама помогала мне в учебе. Накручивая перед сном волосы на бумажки, она споро решала алгебру. А теперь сам, говорила она. Я канючил: не получа-ается. Мама раздраженно выдергивала папильотки из головы и угрожающе шипела: “Через 10 минут не сделаешь – измордую”. Я решал – через 5» (Каледин, 2007, 53).

^ АЛЕБАСТРОВЫЕ шарики.

О Свердловске 1960-х гг.: «Алебастровые шарики у меня были, замечательные, гладкие и приятные на ощупь, изначально белые, но с естественным от этой постоянной ощупи серым оттенком. Те же самые, что у Тома Сойера. Те же, что у всех. Не было, наверно, ни одного мальчишки во дворе, чтобы не владел хоть одним. И странное дело, алебастровые шарики служили доказательством реальности не захватывающих приключений в книжке Марка Твена, а как раз наоборот – моей собственной жизни, моих ежедневных историй, горестей и радостей. В этом заключался завораживающий и единственный смысл алебастровых шариков. Каких еще искать им применений? Просто знаешь, что они у тебя есть, в кармане или дома, в ящике, полном сокровищ, и чувствуешь: все правильно, трудно, всяко, но правильно… Куда подевались мои алебастровые шарики? Я не знаю ответа. Как-то сами собой исчезли, растворились в течении времени. И не только мои. Куда они все подевались? У нас много чего теперь появилось новенького, исключительно полезного и даже многофункционального… А вот шариков на пороге третьего тысячелетия нам явно всем не хватает. Обыкновенных, алебастровых» (Застырец, 2006).

^ АЛЕКСАНДРОВСКИЙ лицей – см. Лицей царскосельский.

«АЛЁНКА» – молочный шоколад, предмет особой гордости кондитерской фабрики «Красный Октябрь».

Шоколад «Аленка» был разработан по специальному постановлению правительства в 1966 году и сразу же стал эталоном российского молочного шоколада. С тех пор вот уже 40 лет «Алёнка» остаётся одной из самых популярных российских марок шоколада. Отличительная особенность шоколада «Алёнка» состоит в его неподражаемом молочном вкусе. На этикетке – изображение лица маленькой девочки в платке.

О середине 1970-х гг.: «Буфетчица по­правляла в витрине покосившуюся плитку шоколада “Алёнка”» (Пивоварова, 1977, 58).

«АЛЁНУШКИНЫ сказки» – книга (1894–1897) Дмитрия Наркисовича Мамина-Сибиряка (1852–1912).

Включает «Сказку про храброого зайца…», «Сказку про Комара Комаровича», «Умнее всех», «Ванькины именины».

О 1910-х гг.: «“Устюша, бросай всё! Идём заниматься”. В ру­ках у меня была целая стопка книг: букварь, “Аленушкины сказки”, книжка для маленьких “Смерть кота” и английский переводной роман “Лэди Анна” с цветными картинками» (Игумнова, 1957, 11).

«“Алёнушкины сказки” – одна из любимых книг маленьких детей» (Алексеева, 1960, 131).

«АЛЕНЬКИЙ цветочек» – сказка, приложенная к книге С.Т. Аксакова «Детские годы Багрова-внука» (1858).

«Сказку “Аленький цветочек”, слышанную мальчиком от ключницы Пелагеи, Аксаков запомнил на всю жизнь и впоследствии записал по памяти…“Аленький цветочек”, включённый Аксаковым в его книгу, был результатом сложной переработки фольклорного материала… Аксаков расцветил яркими красками фантазии описание пребывания героини в очарованном царстве, в палатах “чудища”, расширил и углубил изображение внутреннего мира героини, показав нарастание в её душе постепенно, день за днем, чувства жалости, а затем любви и благодарности к “чудищу”. Всего этого не было ни в одном из существовавших вариантов рус. нар. сказки. Следует отметить, что Аксаков заимствовал для раз­работки своего произв-ия некоторые элементы из сказки фр. писательницы Лепренс де Бомон “Красавица и чудище”… В переработке Аксакова “Аленький цветочек” соединил в себе нац. колорит произв-ий рус. фольклора…, обаятельность и убедительность для читателя-ребёнка образа героини, а вместе с тем увлекательность сюжета и богатство фантазии. Всё это создало сказке неизменный успех в дет. аудитории вот уже на протяжении целого столетия» (РДЛ, 1972, 131–132).

В 1952 году был выпущен мультипликационный (анимационный) фильм «Аленький цветочек», в 1976 году – одноименный художественный (игровой) фильм.

О Шадринске в 1983–1984 гг.: «“Аленький цветочек”. Я помню, как сильно я рыдала над этим мультиком. Мне было лет 5–6, в “Спокойной ночи, малыши” показывали этот мультфильм, как раз последнюю часть, когда Алёнушка опоздала к чудищу, и он лёг у раскидистого дерева. Я так горько плакала, что он умер, я вжималась в маму и рыдала. Мне было жаль его – такого доброго, большого, любящего, хорошего. Не было обиды на злых сестёр, были горькие слёзы о его горе. Я напугалась, что он умер и никогда больше не позовет Алёнушку. Мама меня долго успокаивала, утешала, показывала, что вот он оживает, смотри, он превращается в чудесного юношу, и они начинают быть вместе навсегда. Счастливый конец сказки меня успокоил. Я помню, я была удивлена, как Алёнушка живет, а он всё о ней знает и всё видит, как она ходит в туалет. Мне так хотелось быть похожей на Аленушку, и часто я представляла, что я живу, делаю что-то, ем что-то, а он, невидимый, смотрит на меня, какая я есть. От этой мысли я есть начинала аккуратнее и вести себя доброприличнее… Каждый раз, когда я смотрю этот мультфильм, я плачу, я плачу от чистоты чувств, которые вижу, я пробуждаюсь сама от сна, обид и глупых мыслей» (1001).

О вт. пол. 1990-х гг.: «Когда я была маленькой, я очень любила сказку “Аленький цветочек”. Сначала мне её читали родители, а когда я научилась читать сама, то перечитывала её раз за разом. Не знаю, чем именно она понравилась. Может, тем, что в ней добро побеждает над злом, а гл. героиня обрела своё счастье. В этой книге много таинственного, а я люблю тайны. Для меня она была очень интересной и увлекательной, в ней было много красочных иллюстраций. Из неё я поняла, что всё зло наказуемо, а всё тайное становится явным. Нужно к людям относиться с добром, тогда и они тоже будут так относиться к тебе. Любить родных и уметь их прощать. Возможно, благодаря этой сказке я стала такой, как сейчас» (183).

«АЛИ-БАБА» – подвижная игра неизвестного содержания.

О первой половине 1960-х гг.: «Был восьмой час, но в октябре в это время ещё светло. В садике с голыми деревцами бегали и орали девчонки. Они играли в “Али-Бабу”. Витяй посмотрел на них с презрением и стал глядеть в другую сторону» (Минчковский, 1966, 83).

Автор из города Сортавала (Карелия) пишет о начале 2000-х гг.: «Теперь даже в маленьких городишках дети больше не бегают по дворам и не играют в “салочки” или “Али-бабу”. Их лишили… радости свободного, раскованного движения» (Глибова, 2002, 5).

«АЛИСА в Зазеркалье» – см.: «Алиса в стране Чудес»

«АЛИСА в стране чудес», «Алиса в Зазеркалье» – сказочные повести (1865 и 1871) Льюиса Кэрролла (псевдоним Чарлза Лютвиджа Доджсона, 1832–1898).

«В 1909 году Толстой напечатал несколько своих маленьких рассказов и сказок в журнале для детей “Тропинка”. В… журнале [“Тропинка” в 1909 году ] на протяжении почти всего года (начиная со второго номера и кончая двадцатым) печаталась “Алиса” Л. Кэрролла в переводе Allegro (П. Соловьевой…)… Журнал сопровождает английскую сказку иллюстрациями Дж. Тенниела… В детской журналистике 1900-х годов “Тропинка” была едва ли не единственным изданием, где могла появиться столь эксцентричная и “неприкладная” вещь, как “Алиса”» (Петровский, 1986, 195).

О 1911–1916 гг.: «Я в детстве страстно любила сказки. Помню ощущение глу­бокого счастья, когда шла из школы или из библиотеки, а в сумке у меня лежала очередная книга сказок. Идешь – и пред­вкушаешь: вот сейчас пообедаю, сделаю уроки – и сяду за сказки… Три дня с утра до вечера… я читала [“Сказки тысячи и одной ночи”]… И на всю жизнь запомнила эти сказки. Такое же огромное впечатление произвела на меня в детстве “Алиса в Стране Чудес”. Я и сейчас люблю эту книгу – ту, старую, с теми самыми рисунками, которые подолгу рас­сматривала тогда» (Воронкова, 1978, 85).

О 1993 годе: «Любимые мультики, начиная с 5 лет, были “Ну, погоди!”, “Алиса в стране чудес”. Последняя была моей любимой книгой, и когда у меня появилась её английская версия (а об английском алфавите тогда не было ни малейшего представления), я всё равно была ей безумно рада от сознания того, что она у меня есть» (003).

О 1993 годе: «Когда я смотрела мультфильм “Алиса в стране чудес”, то чувствовала, как пухнет и шевелится мой мозг, но оторваться всё равно не могла. Но больше мне нравилось слушать сие произведение на пластинке…» (006).

О 1995–1996 гг. в Шадринске: «Книгу “Алиса в стране чудес” Л. Кэрролла мне подарили на день рождения. Там были большие картинки и интересные, запоминающие персонажи. Читала несколько раз» (069).

О 1997–1999 гг.: «В детстве моими любимыми сказками являлись “Алиса в стране чудес”, “Алиса в зазеркалье”, “Золушка”. Я хотела быть, как Алиса, мечтала попасть в Зазеркалье, в чудесный сад за маленькой дверью, в яму, в которой нужно долго лететь, встретить Чеширского кота, подняться по длиннющей лестнице. Я верила, что когда-нибудь это всё равно исполнится. Иногда я подходила к зеркалу, приставляла к нему руки и пыталась проникнуть внутрь или хотя бы разглядеть там что-нибудь интересненькое…» (565).

АЛКОГОЛЬ – вино, спирт, спиртные напитки.

Употребление алкоголя детьми, подростками.

О 1908–1914 гг.: «[Доктор А.М. Коровин осенью 1908 г. в Московской губернии, обработав] материалы опроса почти 23 тыс. учащихся, проведенного в 358 сельских школах, …выяснил, что употребляют алкоголь 67,5% мальчиков и 46,2% девочек. В возрасте 7–8 лет число пьющих мальчиков составило 61,2%, девочек — 40,9%. С повыш. возраста оно увеличивалось. Гл. инициаторами употребления алкоголя были родители детей. Обследо­вание, проведенное Саратовским уездным земством в пятнадцати крупнейших школах уезда в 1912 г., показало, что из мальчиков знакомы с алкоголем 79%, из девочек — 48,5%. Знакомство с алкоголем у некоторых начиналось с пяти лет, у осн. массы школьников с 8 до 10 лет. Наибольшее число детей получало угощение от родных по случаю свадеб и праздников. Приблизительно такие же данные были выявлены в рез. неоднокр. опросов учеников нач. школ в разных городах и губ. России. (Исключение составил Петербург, где цифры были самыми впечатляющими, – в гор. нач. училищах оказалось 94% мальчиков и 91% девочек, употреблявших водку.) Среди русских школьников к началу мировой войны по разным губ. число пьющих колебалось: у мальчиков – 65–83%, у девочек – 45–79%. Сельский учитель Псковской губ. так описывал пьянство детей в деревне: “Пьянство развито безусловно среди крестьянских детей (даже дошкольного возраста). Дети пьют, не стесняясь ни родителей, ни посторонних, во время воскресных гуляний, во время “богомолений”, храмовых праздников; пьют порой допьяна, на­равне с родителями» (Балашов, 2003, 76).

О 1924–1927 гг.: «В одной из нач. сельских школ Волоколамского уезда Московской губ. в 1923–1924 учеб­. году были опрошены учащиеся ст. групп. Как выяснилось после обработ­ки анкет, все они без исключения знали вкус алкоголя, 90% выпивали периодически по инициативе взрослых, половина из них начала пить с 4-5 лет, другая половина – с 6–8 лет (некоторые отметили, что взрослые иногда дают выпить “для крепости” и грудным детям). На вопрос “зачем употребляют алкоголь?” большинство отвечало: “для праздника”, “для здоровья”, “с устатку”. На вопрос “могут ли отказаться от уго­щения?” половина школьников заявила, что боятся отказаться, так как “папенька с маменькой будут бить” и родные осмеют… Группа педагогов провела в 1924 г. обследование домашнего быта детей из дошкольных учреждений Москвы. Обследование выявило, что дети 5–6 лет пьют пиво, брагу, вино и даже самогон. Поили детей родители: “чтоб был крепче”, “все пьют, как же и малому не выпить”, “за компанию”, “чтоб не отставал от больших”, иногда “потехи ради” (“смешно, как малый пригубли­вает”). Маленький мальчик рассказывал педагогу, что такое брага и как её готовят. Он пил её каждое воскресенье. В играх дети изображали то, что “всамделишно” переживали дома. Весьма популярна была игра в выпивку: дети “пили”, падали “пьяными” и укладывали “пьяных” спать. В одном детском саду дети приглашали воспитательницу принять участие в этой игре: “Ты присядь с нами, вы­пей, нельзя отказываться, когда зовут”. Анкетный опрос учащихся (с преобладаю­щим составом детей рабочих и ремесленников) школы-семилетки Краснопреснен­ского р-на Москвы в 1925 г. показал, что среди школьников разных возрастов пьющих – от 70 до 90%. Пили водку, наливку, вино, пиво, гл. образом, по празд­никам. Некоторая часть детей пила регулярно вместе с родителями… Из опрошенных весной 1926 г. 280 учащихся пятых классов другой московской шк. более 88% заявили, что знакомы со спиртными напитками. Выпивали ежедневно 9,3% детей, получали угощение по воскресеньям 25%, а по праздникам – 69,3%. Более трех четвертей выпивающих школьников при­знались, что напитки им нравятся, и только 8% ответили, что нет. На вопрос “кто приучает к алкоголю?” в большей части ответов назывались: отец и мать (81%), род­ные (13,8%). Впервые попробовали алкоголь в 5–6 лет 21% детей, в 7–9 лет – свыше 45 %. …Обследование в 1926–1927 гг. детей, поступав­ших в одну из школ в центре Твери, по преимуществу из семей так называемых “со­ветских служащих” выявило совсем другую картину. Среди них случаи употребления даже легких вин и пива составили не более 4–5%» (Балашов, 2003, 77–79).

О 1930 годе: «Собираясь друг у друга, ребята играют “во флирт”. Читаются стихи Надсона или… слышны… стихи Есенина… Это читает… парень с красным галстуком на шее. Девчата заводят альбомы… Устраиваются вечера с вином. После одного такого вечера в группе была перехвачена записочка: “Как ты себя чувствуешь после социалистич. попойки?”» (Пионер. Орган ЦБ дет. комм. орг-ции им. В.И. Ленина при ЦК ВЛКСМ. Отв. ред. И. Разин. 1931, № 1 – С. 17).

О Москве в 1931–1932 гг.: «На первом её [школы] этаже в те годы постоянно гудели токар­ные и слесарные станки – примета обязательного трудово­го воспитания. Оно не мешало царившему в школе хули­ганству и даже случавшемуся пьянству. История о двух погибших мальчишках, выпивших по бутылке спирта в подвальных школьных уборных и там же скончавшихся в муках отравления, долго преследовала мое перепуганное воображение» (Старикова, 2003, 240).

О начале 1960-х гг.: «Одна старшеклассница из Краснодара рассказала мне: “На школь­ные вечера ребята ходить не любят… …У нас директор снача­ла сам все пластинки прослушает, а потом отберет штук шесть вальсов и краковяков – танцуйте. А в десять – все по домам. Ну, мы идем к кому-нибудь домой, у кого квартира побольше и мама подобрее, – и дотанцовываем. А иногда и вина бутылку выпьем. Что особенного? Не маленькие”» (Матвеева, 1966, 12).

О девятиклассниках в середине 1970-х гг.: «…Вечер у метро “Войковская”, середина семидесятых годов, мы, девятиклассники, бредем с Левой Кучаем в зимней толпе, мимо желтых витрин. После бутылки дешевого… портвейна “Кавказ”, распитого на скамейке в парке у кинотеатра, качает, и уже начинает подташнивать. Состояние и сладкое, и тревожное: ты попадаешь в другую плоскость мира, где всё возможно: и воплощение главной мечты – знакомство с ласковыми девушками, и… встреча со стаей шпаны, и совсем катастрофическое – попадание под руку милиции... Выпивка на улице – или путешествие по городу после выпивки – несёт в себе все черты настоящего action. Сборы компании, переговоры... подсчеты денег; затем – марш-бросок по магазинам (там – слишком большая очередь, там – слишком дорого...). Наконец, отдаленная скамейка в парке – зубы на пробке... – чпок! – винный дух в ноздри… И широкий жест: первый глоток – другу! …Он – не отхлебывает, а льет… струёй прямо в горло… Но вот бутылка с мутно-бордовым счастьем у тебя – и огромный глоток холодного и обжигающего, сладкого и отвратного напитка прорывается в горло… Тут надо срочно, иначе не тот кайф, закурить сигарету...» (Бараш, 2006).

^ АЛЫЕ паруса – образ из повести А. Грина «Алые паруса», ставший «романтическим архетипом» подростково-молодежного сознания. Алые паруса – символ обоснованности надежд на осуществимость романтических идеалов чистой любви в реальной жизни вопреки доводам логики косного повседневного существования.

См.: «Алые паруса» (песня), «Алые паруса» (повесть); «Алый парус» (рубрика газеты).

О 2000 г.: «Моей любимой книгой была “Алые паруса”. Впервые я прочитала её примерно в 9–10 лет. Эта книга меня очень потрясла в то время. Я даже помню, что, прочитав книгу, я заплакала. Может быть, я и не до конца понимала, о чём там было написано, но эта книга оставила у меня какую-то грусть, печаль на душе» (178).

«АЛЫЕ паруса» – романтическая повесть (1923) русского писателя Александра Грина (псевдоним; настоящая фамилия Гриневский) (1880 – 1932). По повести «Алые паруса» созданы одноименный балет (1942) и фильм (1961).

О 2000 г.: «Моей любимой книгой была “Алые паруса”. Впервые я прочитала её примерно в 9–10 лет. Эта книга меня очень потрясла в то время. Я даже помню, что, прочитав книгу, я заплакала. Может быть, я и не до конца понимала, о чём там было написано, но эта книга оставила у меня какую-то грусть, печаль на душе» (178).

«АЛЫЕ паруса» – распространённое название пионерских лагерей в 1960-е – 1980-е годы. Название отсылает к романтической повести А. Грина «Алые паруса».

О середине 1970-х гг. в Челябинской обл.: «После первого класса меня сослали в пионерский лагерь. Огромная территория пионерлагеря “Алые паруса” была “прошита” кумачовыми лозунгами» (Кумейко, 2007–2).

«АЛЫЕ паруса» – песня, слова и музыка Владимира Ланцберга (1948–2005), включающая реалии повести А. Грина «Алые паруса» и бытующая в подростковой среде фактически в фольклорном режиме с конца 1960-х гг. по 1990-е гг.

Авторский текст: «А зря никто не верил в чудеса... / Но вот однажды, летним утром рано / Над злой Каперной алые взметнулись паруса – / И скрипка разнеслась над океаном. / Глаза не три, ведь это же не сон, / Ведь алый парус вправду гордо реет / Над бухтой, где отважный Грэй нашел свою Ассоль, / Над бухтой, где Ассоль дождалась Грэя. / А рядом корабли из дальних стран / Тянули к небу мачты, словно руки./ И в кубрике на каждом одинокий капитан / Курил, вздыхал и думал о подруге. / С любимым легче волны бороздить, / И соль морскую легче есть на пару, / Ведь без любви на свете невозможно было б жить, / И серым стал бы даже алый парус! / И стал бы серым даже алый парус!» (1966 г.)

Фольклоризированный текст песни (три строфы изменены, одна устранена, две добавлено): «Ребята, надо верить в чудеса: / Когда-нибудь весенним утром ранним / Над океаном алые взметнутся паруса / И скрипка пропоет над океаном. / Не три глаза, ведь это же не сон, / И алый парус правда гордо реет / В той бухте, где отважный Грэй / Нашел свою Ассоль, / В той бухте, где Ассоль дождалась Грэя. / С друзьями легче море переплыть / И есть морскую соль, что нам досталась, / А без друзей на свете было б очень трудно жить, / И серым стал бы даже алый парус. / Узнаешь зло, без этого нельзя, / Ведь люди не всегда бывают правы, / Но зла вы никому не причиняйте никогда, / И пусть не станет серым алый парус. / Когда-то где-то счастье ты найдёшь, / Узнаешь Грэя и Ассолью станешь. / В свою мечту ты веришь и её ты не предашь. / Гори, гори под солнцем алый парус» (1980-е гг.).

О 1998 годе: «Песню “Алые паруса” (“Ребята, надо верить в чудеса…”) мы учили в лагере “Приморский” в Анапе, когда мне было 12 лет. Мне очень нравилась эта песня, потому что в ней утверждалось, что чудеса существуют, мечты сбываются, надо только верить и ждать. Мы пели эту песню даже у себя в комнате, а не только вместе со всеми в холле, когда заставляли вожатые» (111).

«АЛЫЙ парус» – тематическая страница (для старшеклассников) газеты «Комсомольская правда».

«Страница для старшеклассников» «Алый парус» появилась в «Комсомольской правде» в 1963 году. В первом выпуске «Алого паруса» была помещена статья «Слово коммунарам!». Какое-то время страница выполняла функции периодического печатного органа коммунарского движения.

О конце 1970-х гг.: «Однажды “Алый парус” обратился к ребятам “из подворотни” с просьбой написать о себе. В ответ пришло около тысячи писем… Вот что пишет в “Алый парус”… девятиклассница из Волгограда Лика З…» (Мудрик, 1981; 53, 57).





оставить комментарий
страница1/11
Дата02.10.2011
Размер2,67 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх