Дипломатическая академия мид россии icon

Дипломатическая академия мид россии



Смотрите также:
Дипломатическая академия мид россии...
Дипломатическая академия мид россии...
Дипломатическая академия...
Дипломатическая академия мид россии...
Дипломатическая академия мид россии...
Дипломатическая академия мид россии...
Дипломатическая академия мид россии приглашает работников фед...
Дипломатическая академия...
Дипломатическая академия...
Политика франции в отношении косово, абхазии и южной осетии (современный этап)...
Основные внешнеполитические концепции китая в контексте формирования нового мирового порядка...
Правила приема в дипломатическую академию мид россии в 2011 году...



страницы:   1   2   3   4
скачать
ДИПЛОМАТИЧЕСКАЯ АКАДЕМИЯ МИД РОССИИ


На правах рукописи

УДК [32.019.5:316.75] (043.3)


Иманалиев Каныбек Капашович


ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ ЭТНОПОЛИТИЧЕСКОЙ КОНСОЛИДАЦИИ В КЫРГЫЗСКОЙ РЕСПУБЛИКЕ

(политологический анализ)


Специальность 23.00.05

Политическая регионалистика. Этнополитика


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора политических наук


МОСКВА 2010


Работа выполнена в Центре СНГ Дипломатической академии МИД России


Научный консультант: Бажанов Евгений Петрович

доктор политических наук, профессор


Официальные оппоненты: Митрофанова Анастасия Владимировна

доктор политических наук, профессор


Плоских Владимир Михайлович

доктор исторических наук, профессор


Штоль Владимир Владимирович

доктор политических наук, профессор


^ Ведущая организация: Российский университет дружбы народов


Защита состоится « 29 » июня 2010 г. в ____12____ часов на заседании диссертационного совета по адресу: Москва, ул. Остоженка, 53/2

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Дипломатической

академии МИД России.

Автореферат разослан «____»_________________2010 г.


Ученый секретарь

Диссертационного совета,

доктор политических наук Жильцов С.С.


Введение



Человечество вступило в ХХI век, для которого характерны глубинные изменения во всех сферах жизни мирового сообщества. Расширяется и интенсифицируется научное пространство, возникают новые отрасли знаний. Ощущается острая необходимость в разработке новых технологий, и это касается не только техники, но и общественной, особенно политической жизни. Наполняется новым содержанием современное политическое пространство, модернизируются политические институты и политические процессы, политическая деятельность и отношения. Остро назрела потребность осмысления, критического отношения и оценки происходящего, разработки новых подходов к разрешению возникающих противоречий в политической сфере.

^ Актуальность темы исследования в том, что национальная идея как мощный этнополитический консолидирующий фактор, аккумулирующий в себе духовные, религиозные и нравственные ценности, образ жизни и национальный менталитет, никогда не утрачивает присущих ей качественных важнейших характеристик и черт этноса.1

Протекающий в современном мире процесс глобализации и постсоветский кризис идеологии особенно остро проявились в России и других странах СНГ, где они сопровождались снижением качества жизни, социальной дифференциацией и маргинализацией, демографическим и нравственным кризисом, кризисом национального самосознания и национальной идентификации. Практически все постсоветские республики оказались неготовыми к столь серьезным переменам. Ситуация действительно парадоксальная. С одной стороны, открылись широкие возможности для осуществления рыночных реформ, демократических преобразований, обеспечения духовных и политических свобод, активизации политической и общественной жизни, развития национального самосознания, формирования новых институтов гражданского общества. С другой стороны, интенсификация политической, социально-экономической и духовной жизни транзитных обществ в условиях глобализации обусловила появление множества политических, экономических и национальных проблем, решение которых наталкивается на огромные трудности. Все это приводит к неустойчивости развития всего общества. Важнейшая составляющая этого кризиса заключается в утере веры.

В результате кризиса идеологии и отсутствия четкой национальной идеи постсоветские государства вступили в ХХI век, не готовыми к идеологическим взаимоотношениям c другими государствами. Это определяет актуальность диссертационного исследования, посвященного изучению национальной идеи как фактора этнополитической консолидации общества в условиях глобализации.

По мере глобализации и распространения современных цивилизационных технологий на планете устанавливаются приблизительно одинаковые политические институты и экономические модели. Новые технологии и новые модели организации экономики обусловливают появление наднациональных корпораций, действующих через голову национальных правительств и администраций.

К процессам экономической глобализации, информационной инновации, падению управляемости процессами в области международной безопасности, старым разломам между исламским и христианскими мирами, между Севером и Югом добавляются еще две острейшие проблемы. Это соревнование за энергетические ресурсы, а также разлад между странами старого Запада и нового мира, олицетворением которого являются страны Юго-Восточной Азии, Китая и России.

Таким образом, наднациональные корпорации как один из основных инструментов глобализации ведут к утрате реального значения государственного суверенитета многих стран, а также нравственных и религиозных устоев. Независимые страны вынуждены «уступать» суверенитет, т.е. способность полностью распоряжаться своим достоянием и проводить внутреннюю политику, независимую от внешних сил.

Первая составляющая национальной идеи как этнополитическая консолидация общества – это сохранение культурной традиции, могущая дать возможность нации сохраниться в эпоху глобализации. Вторая составляющая национальной идеи как этнополитическая консолидация общества на данном этапе - это готовность к принятию масштабных задач, т.е. принятию глобализации с учетом своей идентичности. Глобализация экономики и политики не должна сопровождаться размыванием национально-культурного характера. Потому что глобализация в национально-культурном отношении может означать только господство массовой, безликой культуры. Процессы глобализации подчас сопровождаются глубоким моральным кризисом, который разрушает личность и общество, приводит к отвержению нравственного закона.

Каждый народ, каждое общество, каждая цивилизация существуют только тогда, когда они сохраняют свою идентичность.

При нынешних темпах универсализации и глобализации мы можем получить через 40 – 50 лет граждан, которые утратят корни национального миропонимания и мировидения.

Неподготовленность значительной части населения к жизни в условиях рыночных отношений порождает недоверие народа к исполнительной власти, а подчас безответственная деятельность СМИ увеличивает неуверенность и даже озлобленность населения. В области национальной политики нередко на первый план выходят не созидательные, а разрушительные тенденции, наблюдается рост сепаратистских и националистических настроений, что порой приводит к межнациональным конфликтам. От оптимального решения актуальных экономических, политических вопросов зависит не только состояние общества, но и судьба целых народов и этносов. Отсюда понятен интерес субъектов практической политики к исследованию проблемы национальной идеи как того может стать основой этнополитической консолидации общества.

Национальная идея как мощная этнополитическая консолидирующая сила, аккумулирующая в себе духовные, религиозные и нравственные ценности, образ жизни и национальный менталитет, никогда не утрачивает присущих ей важнейших качественных характеристик и черт этноса2. По мере исторического развития она приобретает новые, прежде всего, духовные, нравственные, гуманистические составляющие, придающие политике и политической деятельности созидательную, консолидирующую направленность. Они будут сильнее и эффективнее, если важнейшие составляющие национальной идеи будут использоваться не для противопоставления, а органического соединения интересов людей и общества, идеологии и политики, отвечающих интересам личности и общества. От подобного взаимодействия в процессе взаимного дополнения и обогащения их консолидирующие возможности станут значительно шире.

Вопрос исследования национальной идеи это, прежде всего, проблема социально-гуманитарного научного поиска3. Наука должна предложить свое решение обществу, а общество должно иметь возможность свободно его обсудить. Задача власти заключается в том, чтобы создать соответствующие условия для научной работы и гражданской дискуссии. Полученные результаты должны быть использованы системой управления на всех уровнях. В противном случае все будут допускать ошибки, а политики – попадать в не соответствующее их статусу положение. Выявив, что проблема смены национальной идеи является одной из ключевых в современной политике, перейдем теперь к ее научно-политическому анализу.

Национальная идея - это система, совокупность взглядов, отражаемых в сознании людей, которая основана на принципах, призванных обеспечить единство нации, развитие языка, культуры и обычаев нации4.

Опираясь на национальную идею, государство может формировать эффективную стратегию собственного развития, могущего противостоять обезличивающему процессу глобализации и стать основой этнополитической консолидации общества. 5

Мы полагаем, что для постсоветских республик, переживающих глубокий кризис, именно национальная идея, при широком разъяснении населению, является более доступной и оптимальной формой консолидации политических сил и всего общества для успешного осуществления политических и социально-экономических реформ. Правильность выбора темы исследования этнополитической консолидации общества подтверждается тем, что ни одна политическая система не может существовать и нормально функционировать без наличия столь важного феномена, каким является национальная идея.

Разработка национальной идеи в наши дни сопряжена со многими трудностями. Трудности связаны, прежде всего, с масштабностью перемен в странах СНГ- постсоветские республики сегодня это уже не только самостоятельные, суверенные государства, но и противоречивые политические силы, элиты, этносы, корпорации. Естественно, исследуемая проблема должна изучаться с учетом национальных особенностей и состояния национальных отношений в каждой стране.

Национальная идея подчас понимается как «национализм». Г.Давыдов пишет: «Понятие «национализм», как нередко бывает с иностранным словом, трактуют в России совершенно неверно, путая с шовинизмом. Шовинизм есть превозношение одной нации над другой... Национализм – есть творческое самораскрытие нации, утверждение своей нации не в противопоставлении другим. Национализм есть в известной мере «познание самого себя», если понимать нацию как единую личность... критика националиста преследует не унижение народа, а его выздоровление, очищение»6.

Есть сторонники придания национальной идее религиозной окраски. В связи с этим Маликов К.К. и Усубалиев Э.Е. отмечают что «отсутствие должного внимания к проблемам мусульманской общины со стороны государства, отказ от привлечения нравственного и интеллектуального потенциала ислама в процесс управления и демократических преобразований общества может привести к дестабилизации общественно-политической обстановки в Кыргызстане».7

Обретение общенациональной идеи затрудняется наличием конфронтационных отношений в политике, неоправданно высокой социальной поляризацией и религиозной межконфессиональной несогласованностью. Выработка общенациональной идеи сталкивается со специфическими трудностями, вырастающими не только из того, что постсоветские республики сегодня представлены разными политическими силами, корпорациями и элитами, но и различными этносами. Естественно, в этих условиях проблема требует проработки с точки зрения «национальных» измерений.

Условия безопасного существования и развития кыргызского общества и государства не могли быть обеспечены ни отдельными личностями, ни племенными образованиями. Они требовали объединения усилий всех народов. Приоритетными в нашей стране всегда являлись не частные, а коллективистские интересы, единение людей и их общность.

Таким образом, исследование, посвященное проблемам поиска фактора политической консолидации в национальной идее в условиях новых геополитических реалий, представляется актуальным еще и потому, что найденные факторы позволят выработать основания взаимоуважительного отношения как между людьми, так и между государствами.

^ Степень научной разработанности темы. Для нас было важно проследить развитие категории национальной идеи, ее вариативность в зависимости от существующей в стране формации и изменений ценностной системы, ее влияние на формирование и обустройство государства, его внутренний качественный рост.

В глобализирующемся мире можно наблюдать подлинный идеологический ренессанс, что выражается не столько в появлении новых идеологических систем, сколько в колоссальном редукционизме, росте влияния и авторитета старых идеологий – в первую очередь, национализма и религиозного фундаментализма. Идеологии отнюдь не станут достоянием истории, они сохраняют функции и роль фактора, оказывающего существенное влияние на характер и направления общественно-исторического развития. Идеологии, призванные служить в качестве связующих скреп человеческих сообществ, не могут исчезнуть, неизбежно появятся новые идеологические конструкции или мифы, которые заполнят образовавшийся вакуум, принимая иные очертания8.

Применительно к идеологии речь идет о наличии двух оппозиций: историко-этимологической интерпретации и общеструктурной среды – синхронического пространства культуры. Последний фактор должен включать весь спектр политических и неполитических теорий государства и идеологии, отмечая скрытые механизмы их эволюции.

Для государства это идеи различных организаций, союзов, обществ, объединений (концепции коммунистического общества, транснациональных корпораций, теократии), отдельных государственных механизмов и субъектов (партий, суверенитета, национальной территории, власти, закона); для идеологии – концепции эвристики (Протагор, Горгий, Антифонт, Гиппий, Критий), гносеологические учения об идеях (Платон, Аристотель, Ф. Бэкон, Т. Гоббс,

Дж. Локк, Р. Декарт, Б. Спиноза), онтологические учения о структурном единстве мира (И. Кант, Г.В.Ф. Гегель), теории «картин мира» (М. Вебер, Ж.-П. Вернан) и «парадигм» (Платон, Аристотель, Н. Кузанский, Г. Бергман, Т.С. Кун), теории мировоззрения (В.И. Вернадский, М.С. Каган), психологические учения об идеях (Г. Лебон, Г. Тард, М. Лацарус, Х. Штейнталь, Ш. Сигеле, С. Московичи) и др.9

Функционирование идеологии осуществляется за счет определенных институциональных механизмов, образующих ряд последовательно возрастающих (по степени сложности) уровней. Каждый из них является отражением базовых категорий, свойств человека и окружающих его условий существования10.

В России проблема национальной идеи, национальной идеологии и национальной идентичности остро встала в начале XIX века. У истоков национальной идеи, названной позже Достоевским «русской идеей», стояли такие мыслители, как С.С.Уваров, П.Я. Чаадаев, А. С. Хомяков, И. В. Киреевский, К. С. Аксаков, Ю.Ф. Самарин, А. А. Григорьев, К. Гаджиев, Н.Н. Страхов, Н.Я. Данилевский, К.Н. Леонтьев, братья Достоевские, П. П. Сувчинский, П. Н. Савицкий, А. Капто, В. Н. Ильин, Н. Н. Алексеев, М. М. Шахматов, Г. В. Вернадский, Л. П. Карсавин,

Г. В. Флоровский, братья Трубецкие, Н. Бердяев, Л. Н. Гумилев11.

Современные исследователи национальной идеи и идеологии – это

Р. Абдулатипов, С. Алексеев, Х. Боков, А.П. Бутенко, А. Гулыга, А. Дашдамиров, А. Дугин, И. Ильин, Е. Лукьянова, В. Малахов, М. Маслин, А. Мигранян, Г. Гачев

С. Николаев, А. Орлов, В. Рагузин, Г. Солдатова, И. Чубайс, А. Фролов, М.А. Барг,

А. Яковлев, З. Бжезинский, К. Кулматов, В. Кожинов, А. Владимиров, А. Чадаев, А.М. Песков, А. Горянин12.

В Кыргызстане истоки национальной идеи и идеологии прослеживаются, начиная с эпоса «Манас». Особое звучание они получают у акынов-заманистов. В наше время к проблеме национальной идеи обратились такие исследователи как

С. Абдрасулов, А. Абдынасырова, Ш. Акмолдоева, Г. Бакиева, А. Брудный,

А. Дононбаев, О. Ибраимов, А. Исмаилов, М. Иманалиев, З. Курманов, Т. Койчуев, К. Молдобаев, Ч. Нусупов, Д. Сарыгулов, Ж. Урманбетова, Ж. Сааданбеков13.

Исследуемые вопросы национальной идеи представляют живой интерес для практической политики, формирования ее тактики и стратегии. Однако проблема нуждается в глубоком политологическом исследовании не только для выявления специфики национальной идеи, но, самое важное, это нахождение в ней интеграционных оснований.

^ Цели и задачи исследования. Цель исследования состоит в том, чтобы на основе обширного комплекса данных определить сущность и динамику эволюции категории «национальная идея», раскрыть ее особенности и консолидирующую роль в современных России и Кыргызстане.

Означенная цель реализовалась через последовательное решение следующих задач:

  • определить базовые категории такие как, «идея», «идеал» и «идеология»;

  • показать соотношение категорий «идея», «идеал» и «идеология» с национальной идеей, идеалом и идеологией;

  • проследить историко-политологический генезис национальной идеи;

  • рассмотреть через призму этнополитической консолидации общества как особую форму этнополитической консолидации общества;

  • выявить специфику евразийства и неоевразийства в становлении русской и российской национальной идеи;

  • обратить особое внимание на становление национальной идеи в постсоветской Кыргызской Республике;

  • показать специфику идентичности и национальной идентичности;

  • обрисовать особый статус национальных идей и идентичностей в эпоху глоболизации;

  • охарактеризовать традиционные и современные концепции идеологии;

  • проиллюстрировать генезис национальной идеи кыргызов;

  • обратить особое внимание на поиск национальной идеи в суверенном Кыргызстане;

  • предложить конкретные рекомендации по формированию национальной идеи этнополитической консолидации общества в современном Кыргызстане.

^ Объектом исследования является компаративистский анализ развития и трансформации этнонациональной идеи в Кыргызстане в прошлом и настоящем.

Предмет исследования – общие и особенные черты национальной идеи как фактора этнополитической консолидации общества в различные политические периоды в России и Кыргызстане.

^ Теоретико-методологическая основа диссертационного исследования базируется на компаративистском подходе и политологической традиции изучения становления и развития национальной идеи, её консолидирующего и интегрирующего воздействия на общество в различные периоды его развития. Выявлены фундаментальные идеи, лежащие в основе социальных общностей, и проведено исследование социально-исторического и политического процесса через фильтр этих базовых идей (идеологема). С этой целью активно использовались многие фундаментальные положения и труды российских и кыргызских ученых, разрабатывающих проблемы национальной идеи.

Важнейший методологический принцип состоит в следующем. Новые идеи возникают не произвольно, они выстраиваются не из субъективных спекуляций, но на фундаменте ценностей, которые уже существовали в наших обществах. Новые принципы основываются на старых, хотя и не обязаны быть их точной копией, они могут развивать исторический опыт.

Анализ общества через выявление и изучение порожденной им и порождающей его идеи, исследование вырастающей из этой идеи идентичности следует назвать методом идейно-идентификационного анализа14. Поэтому особый интерес вызывает исследование философии России и Кыргызстана как изучения ключевых идей, формировавших наше общество и государство.

Исследование основывалось также на анализе многосторонней практики функционирования национальной идеи. При ретроспективном и содержательном анализе данного явления мы опирались на совокупность общелогических принципов и методов познания, используемых в политологии и других отраслях знания, адаптируемых в ней (исторический, диалектический, системный, структурно-функциональный, сравнительный).

^ Научная новизна диссертации. Основные результаты исследования, полученные автором, и их научная новизна заключаются в следующем:

  • Проанализированы основные подходы и методология рассмотрения главной темы, идеи и идеологии, введены в научный оборот новые категории.

  • Раскрыты сущность и особенности понятий «национальная идея», «национальная идеология», «национальная идентичность».

  • Выявлены и проанализированы основные этапы формирования категорий «национальная идея», «национальная идеология», «национальная идентичность» в Кыргызстане и в России.

  • Сделан определенный вклад в научно-методическую базу исследования идеологических концепций современности.

  • Раскрыта сущность особенностей и ретроспективных изменений становления и развития «национальной идеи», «национальной идеологии», «национальной идентичности» в Кыргызстане, их этнополитическая консолидирующая и интегрирующая роль в современном кыргызском обществе.

  • Применен компаративистский метод анализа и выявлен этнополитический синтезирующий элемент национальной идеи ряда стран мира.

  • Теоретически обоснована неразрывная связь идеи, интереса, идеологии, идентичности и политики как единого целого и основы деятельности, направленной на консолидацию общества.

  • Раскрыты созидательная, интегрирующая роль и значение национальной идеи как решающей духовной основы обеспечения самоидентификации Кыргызстана и России и необходимого условия модернизации и этнополитической консолидации общества.

^ Основные положения, выносимые на защиту, заключаются в следующем:

  • Национальная идея как этнополитическая консолидация общества напрямую связана с духовностью, самобытностью народа и общечеловеческими ценностями.

  • Конкретизация национальной идеи и влияние ее на политические процессы консолидации общества, совокупность которых в условиях системного кризиса делает переходный период более безболезненным.

  • Общенациональная идея как одна из самых эффективных идей, с помощью которой можно добиться значительных результатов в этнополитической консолидации общества.

  • Политическая реформа возможна только при наличии основных составляющих (политической идеи, социальной базы, реальной легитимной политической силы).

  • Этнополитическая консолидация возможна лишь при наличии основной общенациональной идеи, с учетом интересов всех социальных групп, этносов, политических сил и страны в целом.

  • Для Кыргызстана наиболее оптимальным считается сочетание идеи национализма в духовности, идеи либерализма в экономике.

  • Роль интегративной идеи в укреплении культурного, социально-экономического и политического сотрудничества России и Кыргызстана.

^ Практическая и методологическая значимость исследования определяется тем, что его материалы и выводы могут быть использованы при дальнейших исследованиях и чтении лекционных курсов по политологии и создании специальных курсов по политической ситуации в Кыргызстане, в процессе выработки концепции формирования национальной идентичности. Предложения диссертанта могут быть использованы в практике государственных органов и общественных организаций, а также деятельности политических движений и партий. Отдельные положения исследования могут оказаться полезными для политиков и специалистов, занимающихся идеологическими процессами.

^ Апробация исследования. Основные идеи исследования опубликованы в авторских статьях в научных и периодических изданиях. Проведены спецкурсы в Дипломатической академии Кыргызской Республики на тему «Идеологические концепции современности». Диссертантом разработана «Программа по патриотическому воспитанию подрастающего поколения и молодежи», поддержанная народным курултаем, которая позже адресована Правительству Кыргызской Республики. Составлена идеологема из истории кыргызского народа.

Диссертация обсуждена на заседании кафедры политологии Кыргызско-Российского Славянского университета.

^ Главная научная проблема диссертационного исследования заключается в том, чтобы проанализировать такие понятия, как «идея»,

«идеология», «идентичность» на примере истории России и Кыргызстана, и, исходя из полученных результатов, подготовить научно обоснованную концепцию для этнополитической консолидации общества в условиях глобализации.

В данной работе автор, на основе обобщения уроков исторического развития некоторых стран, выдвигает теоретические взгляды, которые могут рассматриваться в качестве альтернативного проекта идеологической программы страны или политической партии, ставящей своей целью построение справедливого общества в Кыргызстане.

^ Структура и объем диссертации определены внутренней логикой развертывания проблемы, подчинены целям и задачам научного исследования.

Настоящая диссертационная работа подводит некоторые итоги работы, выполненной автором по постановке задачи разработки новой национальной идеологии, и состоит из введения, четырех глав, заключения и списка использованной литературы.


^ ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении последовательно обосновывается научная и практическая актуальность избранной темы диссертационного исследования, приводится развернутый обзор отечественной, российской и зарубежной научной литературы по данной проблеме, характеризуются методология, цели, научная новизна, практическая значимость работы, излагаются основные положения, выносимые на защиту, а также результаты их апробации.

^ В первой главе«Историко-политологический генезис национальной идеи» – рассматриваются исторические корни, процесс становления и развития национальной идеи, её взаимодействие с идеологией и политикой, дается характеристика терминов «идея», «идеология» и раскрывается политический аспект «национальной идеи».

Национальная идея - это, прежде всего, духовно-нравственная идея философско-ментального характера. Национальная идея, несомненно, связана с идеологией и политикой, они, пожалуй, являются её продолжением. Но она не тождественна им. Её консолидирующие духовные ценности органически взаимосвязаны с основными интересами народа. Тем более, удовлетворение национальных интересов связано с политикой, с государством. В то же время национальная (русская, украинская, кыргызская и т.д.) идея в определенных ситуациях является наднациональной идеей, призванной отражать духовную общность народов, увязывать их духовные ценности, взгляды, менталитет во имя согласия, взаимопонимания и консенсуса по коренным вопросам жизнедеятельности народов, населяющих ту или иную страну. Национальная, наднациональная идея интегрирует и консолидирует общество с целью преодоления кризисных явлений, нейтрализации внутренних и внешних раздражителей, угроз с целью сохранения консолидации общества и его динамического развития.

Большое внимание уделено этимологии термина «национальная идея», которая не должна быть лишь «идеей для власти», а должна быть «идеей для народа», консолидирующей гражданское общество. Национальная идея – это выражение потребностей, интересов, социальных целей и идеалов нации, народа, его духовности и менталитета, соотнесенных с общечеловеческими ценностями.

Дается научная характеристика термина «идеология», выделяются основные уровни и течения идеологии в современной политической жизни. У А.Зиновьева свой подход к понятиям «идеология» и «идеологи». Он полагает, что людей, образующих идеосферу, следует именовать идеологами. Объектом их деятельности являются люди, но не люди вообще, а лишь их сознание. Задача идеологов – не изучение сознания как такового, а формирование сознания таким, как того требуют интересы самосохранения общества: «Идеологи призваны делать сознание таким, какое требуется заданным образцом»15.

В политической идеологии выделяются следующие структурные элементы: а) связь с общей мировоззренческой системой эпохи; б) программные установки, разработанные на основе этой мировоззренческой системы; в) стратегия реализации программных положений; г) их пропаганда и агитация.

Говоря о возникновении идеологии, отдельные исследователи связывают это с именем английского философа Френсиса Бэкона, так как именно в его эпоху началось крушение «единой» системы общественных ценностей и появление различных идеологий16.

Понимается идеология и как результат индустриальной революции, вследствие которой человечество перешло из эры духовных ценностей в эру идеологии и науки.

В данной главе подчеркивается, что идеология объединяет политические силы и выдвигает идеи, которые выступают политическими ориентирами. Идеология является своеобразным мобилизующим моментом («призывом») в преодолении каких-либо трудностей. Она выявляет общие намерения политических групп или партий в виде программно-политических директив. Она обогащает духовный потенциал политических сил и может и должна способствовать внедрению нравственных устоев в деятельность политиков.

Итак, история знает немало фактов, когда в условиях ценностного раскола общества национальная идея служила орудием групповой конкуренции и становилась средством духовного единения и социальной интеграции. Осознанный национальный интерес может стать мощной силой интеграции общества, нации, мотивацией их политической активности, эффективным средством в преобразовании общественной жизни, активизации в трудовой деятельности, политической и общественной жизни. А это значит, что национальную идею нельзя отрывать от национального интереса или противопоставлять ему. В какой бы форме она не выражалась – «русская идея», «русская национальная идея», «российская национальная идея» и соответственно «кыргызская идея», «кыргызская национальная идея», суть ее одна. Необходимо добиваться «союза» национальной идеи и национального интереса.

^ Во второй главе «Национальная идея в России: история и современность»

В первом параграфе «Славянофилы и западники в российской научной мысли» исследованы и отражены ценностные ориентиры и общественно-политические идеалы западничества (А.И. Герцен, Н.П. Огарев, В.Г. Белинский, Н.С. Тургенев и др.) и славянофильства (А.С. Хомяков, И.В. Киреевский, К.С. Аксаков, Ю.Ф. Самарин и др.). Главной задачей для России первой половины XIX века стало стремление проанализировать путь, пройденный Россией не с позиции «иноземного», т.е. европейского, а с позиции «самобытного». На основе этого предполагалось сформулировать предназначение России.

На этот «вызов эпохи», сформулированный П. Чаадаевым, начали искать «ответ» ряд русских мыслителей, названных позже как славянофилы и западники.

Сконцентрируем свое внимание на направлении, которое получило название славянофильство. Здесь стоит отметить, что есть два поколения русских славянофилов – ранние и поздние. К первому поколению русских славянофилов относят А. С. Хомякова (1804 – 1860), И. В. Киреевского (1806 – 1856), К. С. Аксакова (1817 – 1860), Ю. Ф. Самарина (1819 – 1876).

Главный принцип православной церкви, по мысли А. С. Хомякова, это даже не повиновение (хотя оно тоже имеет особое значение), а соборность. Притом соборность не насильственная и не по принуждению извне, а как внутреннее желание единения, основанное на свободе, на единодушной любви к Иисусу Христу и божественной праведности.

Изложенные позитивные, положительные черты православной церкви приведены для того, чтобы отличить ее от «латинства» Западной Европы. А. С. Хомяков за православием признает соборное единение в основе любви. Этого соборного единения в основе любви А. С. Хомяков не видит в других ветвях христианства (католичество и протестантизм). Причину этому он находит в том, что «католицизм и протестантство отошли от основных принципов церкви не по причинам извращения истины отдельными личностями, а принципиально»17. Именно это заставило А. С. Хомякова применять в отношении католичества и протестантизма термины «романтизм», «папизм», «латинизм», но никак не «церковь».

Другим, не менее видным представителем раннего славянофильства был И. Киреевский, судьба которого сложилась не совсем удачно. Ему не удавалось оказаться в центре общественно-интеллектуальной жизни своей страны. Однако с ним считались и на него равнялись (в частности, А. Хомяков после его смерти).

Можно подытожить мысли И. В.Киреевского словами Н. О. Лосского: «…Киреевский только указал на пути развития христианского мировоззрения, а не развил его. Тем не менее, правильная постановка проблемы – уже великое дело. Почти век назад самым чудесным образом он выдвинул программу, к развитию которой русская философия приступила тридцатью годами позже и над которой успешно продолжают работать по сей день»18.

Наряду с А. С. Хомяковым и И. В. Киреевским к раннему поколению славянофилов принадлежит Ю. Ф. Самарин, который, изучая философскую систему Гегеля, настолько увлекся им, что совершенно искренне писал Хомякову, что «православная Церковь не может существовать вне философии Гегеля» и выступает против западноевропейского индивидуализма, противопоставляя ему «общность».

Подытоживая мысли Ю. Ф. Самарина о целостности духа, следует отметить, что он более рельефно, нежели И. В. Киреевский и А. С. Хомяков, делает акцент на моральном начале человека. Вот что пишет об этом В.В. Зеньковский: «Самарин без колебаний связывает тему о моральном начале, его независимости от внешнего мира, о его творческой силе с верой, с изначальной религиозностью души»19.

Особое место среди раннего поколения славянофилов занимает К.С. Аксаков (1817-1860), который входил в кружок Станкевича – основателя движения «западников». Его особо опекали Станкевич и Белинский.

Отношение К. С. Аксакова к Западной Европе отличается от отношения И. В. Киреевского и А. С. Хомякова. Если И. В. Киреевский и А.С. Хомяков, наряду с негативным в западноевропейской культуре, видели и позитивное, то К. С. Аксаков видел только негативное – «насилие, враждебность, ошибочную веру (католицизм и протестантизм), склонность к театральным эффектам, «слабость»»20.

Рассмотренные выше идейно-идеологические позиции представителей раннего поколения славянофилов не совсем совпадают друг с другом. В то же время они сближаются по целому ряду позиций.

Провозглашенный графом Уваровым лозунг «Православие, самодержавие, народность» был подхвачен и в меру обоснован старшими представителями славянофильства.

Русскую социально-политическую и философскую мысль XIX века невозможно представить без двух взаимно неприемлемых, противоположных направлений – славянофильского и западнического.

Славянофилы пытались выработать христианское миропонимание, которое должно было стать мощным, самобытным фундаментом российского государства и культуры. Став самобытно-национальным государством, обретя собственный культурный лик, Россия будет призвана помочь Европе исправить ошибки ею допущенные; помочь осознать всю пагубность рационализма и индивидуализма и способствовать в обретении духа православия и русских общественных идеалов.

Этим устремлениям славянофилов противостояли мыслители, объединенные общим направлением «западничества». Западники были глубоко убеждены, что если Россия желает прогрессивного развития и присоединения к развитым государствам Европы, то она должна пройти тот же самый путь развития. Для этого она должна стать прилежной ученицей Европы. Западники считали, что православие тормозит прогрессивное развитие России.

Одним из мыслителей этой школы был П. Я. Чаадаев. Однако следует отметить, что впоследствии он отходит от идеализации западного пути развития и склоняется к таким путям развития, которые ближе к славянофильскому направлению.

Если П.Я. Чаадаев был предтечей, то Н.В. Станкевич, основав в 1831 г. кружок, стал вдохновителем западнического движения. В кружок Станкевича входили В. Белинский, В. Боткин и Т.Грановский. К западникам также относят и А. Герцена, однако у него был свой кружок.

Говоря об А.И. Герцене, мы должны отметить двойственность его восприятия. Отдельные исследователи относят его к западникам, другие больше склонны относить к представителям социалистического утопизма, проповедовавшим концепцию русского крестьянского социализма.

Стоит подчеркнуть, что Герцен, хоть и верил в социализм, но был далек от его идеализации. «Социализм разовьется во всех фазах своих до крайних последствий, до нелепостей. Тогда снова вырвется из титанической груди революционного большинства крик отрицания, и снова начнется смертная борьба, в которой социализм займет место нынешнего консерватизма и будет побежден грядущею, неизвестной нам революцией»21. Если взять поздний период жизни А. И. Герцена, то в это время он отходит от радикальных взглядов в сторону либерализма.

^ Во втором параграфе «Почвенничество в российской философской традиции. Влияние евразийства на формирование национальной идеи России» проанализировано еще одно направление, появившееся в 60-е годы XIX века и получившее название «почвенничество». Главными представителями его признают А. Григорьева, Н. Страхова и братьев Достоевских. Общими для этих мыслителей стали их религиозность и желание найти свой путь в рамках Православия. Это то, что сближает их с позицией славянофилов. С другой стороны, они не были против цивилизованной Западной Европы.

Однако есть и то, что отличает представителей почвенничества от славянофилов и западников. Они были против «крайностей» официальной политики самодержавия, но боялись также и «крайне левых» революционных демократических идей22.

Это направление получило свое название благодаря тому, что его представители пытались идти срединным путем – путем нахождения «национальной почвы», способной стать основой социального и духовного развития России.

Наиболее значимый представитель почвенничества – Ф.М. Достоевский (1821–1881), был против разделения Церкви и культуры. Яркое тому свидетельство – утонченное желание видеть государство как Церковь. Наряду с этим желанием в период увлечения социализмом его не оставляла тема внутренней раздвоенности, разобщенности человеческой души, основанной на его свободе. И эта антиномичность души человека проявляется у него во всем.

Вот что пишет об этом В.В. Зеньковский: «Почвенничество (как одно из проявлений христианского натурализма) и в то же время высокой идеал вселенского христианства, переступающего границы народности; страстная защита личности, этический персонализм в высшем и напряженнейшем его выражении, – и рядом разоблачения «человека из подполья»; вера в то, что «красота, это – страстная и ужасная вещь», – все эти антиномии не ослабевают, а наоборот, все больше заостряются к концу жизни Достоевского»23.

Пытаясь примирить эти направления, он не может и не хочет скрывать своих симпатий к славянофилам, не идеализируя их, а напротив, видя их недостатки – например, неприятие всего европейского. Но, критикуя западников, он видит их позитивную, положительную сторону – европейское образование.

Как же хочет примирить славянофилов и западников Достоевский? Быть со всеми, при этом оставаясь русским. Вот главная примирительная идея Достоевского, названная им «русской идеей». Эта мысль пришла ему в 1877 г., получила свое развитие в 1880 г., когда была написана знаменитая Пушкинская речь. До этого им было написано следующее: «… национальная идея русская есть, в конце концов, лишь всемирное общечеловеческое объединение»24.

Но достичь этого сможет только тот, кто стоит на твердой почве, а не те, кто скитается на чужбине. Здесь мы можем заметить общие черты у Достоевского и Пушкина. А.С. Пушкин создал как положительные, так и отрицательные образы, отмеченные Достоевским в его Пушкинской речи.

Ф. М. Достоевский, так же как и Пушкин, создает свои образы, соответствующие его русской идее. Если у А. С. Пушкина отрицательный персонаж – это «скиталец», то у Ф. М. Достоевского – чужбина, «Америка». Америка для Ф. М. Достоевского место, не осветленное светом божьим: это место, отличающееся бездуховностью. Там могут жить только те, кто оторван от почвы, от святости и добра.




Скачать 0,83 Mb.
оставить комментарий
страница1/4
Жильцов С.С
Дата30.09.2011
Размер0,83 Mb.
ТипДиплом, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4
отлично
  2
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх