Отчет о научно-исследовательской работе по проекту: «Информационно-аналитический обзор состояния профсоюзного движения в современной России» Ростов-на-Дону 2012 г icon

Отчет о научно-исследовательской работе по проекту: «Информационно-аналитический обзор состояния профсоюзного движения в современной России» Ростов-на-Дону 2012 г



Смотрите также:
Отчет о научно-исследовательской работе за 2011 год ростов-на-Дону...
Научно-исследовательская работа студентов (нирс) 10. 1 Информационно-аналитический обзор...
Научно-исследовательская работа студентов (нирс) 10. 1 Информационно-аналитический обзор...
Научно-исследовательская работа студентов (нирс) 10. 1 Информационно-аналитический обзор...
Научно-исследовательская работа студентов (нирс) 10. 1 Информационно-аналитический обзор...
Развёрнутый учебно-тематический план обучения резерва на должность председателя профсоюзного...
М. А. Зеленский научно-аналитический обзор деятельности правоохранительных организаций...
Отчет о научно-исследовательской работе за 2010 год Основной целью...
Контакты с руководителями семинара: Сопредседатель Оргкомитета семинара...
Отчет о научно-исследовательской работе по теме «мониторинг состояния социальной работы с...
Биомаркерная оценка состояния популяции бычка-кругляка neogobius melanostomus в прибрежных...
Отчет по научно исследовательской работе «социологиче c кий анализ сформированности...



страницы:   1   2   3   4   5
скачать


Южный федеральный университет

Северо-Кавказский НИИ экономических и социальных проблем

Профсоюзная организация ЮФУ


Отчет о научно-исследовательской работе по проекту: «Информационно-аналитический обзор состояния профсоюзного движения в современной России»


Ростов-на-Дону

2012 г.

Авторский коллектив:


Исполнители:

Колесникова Е.Ю., ст.н.с., к.с.н…………Разделы II, V

Крупеникова Л.Ш., ст.н.с., к.с.н……… Разделы I, III, IV


Аннотация


В информационно-аналитическом обзоре, выполненного по заказу профсоюзной организации Южного федерального университета, показана эволюция конституционного статуса и нормативно-правовых условий деятельности профсоюзов России в период рыночных реформ, выявлены особенности механизма функционирования современных профсоюзов, даны анализ протестной активности профсоюзов и стратегические ориентиры развития профсоюзного движения России; дана общая характеристика профсоюза работников народного образования и науки, систематизированы и выявлены особенности институционально-правовой основы его деятельности, а также динамики протестной активности населения и профсоюзных организаций, приоритетов, механизмов и технологий организационной активности профсоюза работников народного образования и науки, представлены направления совершенствования деятельности профсоюзной организации ЮФУ.


Ключевые слова

Профсоюз, первичные профсоюзные организации, профсоюзная активность, институционализация профсоюзов, протестная активность профсоюзов, организационная активность, механизмы, технологии развития профсоюзного движения.


Оглавление

Введение…………………………………………………………………………. 7

Раздел I. Состояние профсоюзного движения в России: общие характеристики, институциональные условия, стратегии деятельности, протестная активность……………………………………….............................. 8

  1. Общая характеристика профсоюзного движения России………………………………………………………………………… 8

  1. Альтернативные профсоюзы: новые тенденции и механизмы развития……………………………………………………………………….24

  1. Типы стратегий поведения профсоюзов в системе взаимодействия с работодателями……………………………………………………………… 28

  1. Трудовые конфликты и протестная активность профсоюзов………………………………………………………………… 33

Раздел II. Профсоюз работников народного образования и науки: состояние, проблемы, направления развития…………………………………………………………………………. 42

  1. Общая характеристика профсоюза работников народного образования и науки………………………………………………………………………… 42

  1. Институционально-правовые основы деятельности профсоюза работников народного образования и науки……………………………….44

  1. Механизмы деятельности профсоюзов работников народного образования и науки………………………………………………………….50

  1. Организационная и протестная активность профсоюза работников народного образования и науки………………………………………………………..............................56

8.1 Направления и формы активности профсоюза

в нулевые годы ……………………………………………………………… 58

8.2 Организационная и протестная активность профсоюза работников народного образования и науки: направления, приоритеты, технологии………………………………………………………………………..65

8.2.1 Общая динамика активности профсоюзов……………………………………………………………………….65

8.2.2 Протестная активность населения по вопросам дошкольного образования……………………………………………………………………….67

8.2.3 Протестная активность населения по вопросам средней школы……………………………………………………………………………..71

8.2.4 Протестная активность профсоюза работников образования и науки………………………………………………………………………………77

Раздел III. Общие выводы……………………………………………………… 92

Раздел IV. Стратегические ориентиры развития профсоюзного движения в России…………………………………………………………………………… 96

Раздел V. Основные направления совершенствования деятельности профсоюзной организации Южного федерального университета…………………………………………………………………. 100

Предложения по тематике исследований проблем развития и совершенствования деятельности профсоюза народного образования и науки ………………………………………………………………………. 108

Заключение…………………………………………………………………….. 114

Список использованных источников………………………………………….115

Приложение 1. Информация о протестной акции профсоюза нефтяников г.Тюмень……………………………………………………………………… 121

Приложение 2. Обзор организационной и протестной активности профсоюза работников народного образования и науки РФ

в 90-х гг. ХХ в………………………………………………………………… 125

Приложение 3. Нормативно-правовые основы развития социального партнерства в деятельности профсоюза…………………………………….. 146



Введение

Особенностью настоящей разработки является то, что ее эмпирико-информационная база сформирована как на базе доступных интернет-ресурсов, так и на основании данных сетевых ресурсов ограниченного доступа, в которых отражены сведения как о профсоюзном движении в России в целом, так и об отраслевом профсоюзе работников народного образования и науки. Причем, в последнем случае анализируется профсоюзное движение, в основном, в системе образования, прежде всего, высшего (деятельность профсоюза РАН практически не включена в предмет исследования).

В разработке основное внимание уделено анализу институциональных условий деятельности профсоюзов России, специфике задач и приоритетов, являющихся в перспективе ключевыми для профсоюзов работников высшего образования и науки.

Предложения и рекомендации опираются, в основном, на систематизацию конструктивного анализа профсоюзного движения в целом, в том числе и опыта ряда ведущих вузов России.

Основной массив информации, характеризующей состояние профсоюзного движения в России и его отраслевых, региональных и первичных организаций опирается на данные по 2011 году.

В целом, данная разработка носит характер пилотажного исследования.


^ Раздел I. Состояние профсоюзного движения в России: общие характеристики, институциональные условия, стратегии деятельности, протестная активность

  1. Общая характеристика профсоюзного движения России

В современных условиях динамичного изменения внешних геополитических и внутренних социально-экономических условий все государства сталкиваются с необходимостью модернизации и развития своих экономических, политических и социальных институтов. Данный императив ставит и перед Россией актуальные задачи реформирования и модернизации политических институтов и экономических механизмов, ключевые из которых были сформулированы в декабрьском послании 2011 г. Президента РФ Законодательному собранию. Среди них важнейшая задача –демократизация политической системы и формирование полноценных институтов гражданского общества.

В начале XXI в. Россия представляет собой общество «переходного», но не демократического в полном смысле этого слова типа. Большинство россиян (более 70%)1 не удовлетворено тем, как в стране работает демократия. С их точки зрения демократия – прежде всего работающая система, ориентированная на идею общего блага, в которой заметны влияние демократических институтов на политику властей, сильная социальная защищенность граждан, реальное обеспечение прав и свобод т.п.

Неудовлетворенность проявляется и в том, что институты, призванные «играть» на стороне общества, выражать, представлять его интересы, -политические партии, судебная система, профсоюзы, социальные службы фактически в значительной своей части не выполняют возложенных на них задач и взятых на себя обязательств.

В разрешении острых социальных конфликтов 2008-2011г.г. и в последних событиях в связи с выборами в Государственную Думу, ни политические партии, ни профсоюзы, ни многочисленные общественные организации не проявили себя как сильные и влиятельные социальные институты.

Между тем концентрация власти на ее верхних этажах при очевидной слабости и неэффективности других «несущих» конструкций политической системы и гражданского общества создает дополнительные риски для стабильности общества. В этих условиях «перезагрузка» всей существующей политической и общественной инфраструктуры (политической системы, системы местного самоуправления, профсоюзов и т.д.), как это неоднократно отмечалось в выступлении Президента РФ, становится главным вопросом повестки дня, предполагает, в частности, выход демократии за рамки политической сферы и распространение ее принципов на корпоративный сектор жизнедеятельности общества. Пока демократия не организовалась на самом нижнем уровне профессиональных и социальных групп, пока она не проникла на производство и в жилые кварталы или поселки, она не будет прочна и действенна также в масштабах страны. Расширение низовой демократии, укрепление институтов гражданского общества – основа для демократической культуры общества в целом, для преодоления авторитаризма, произвола, угнетения.

Профсоюзные организации, играющие пока преимущественно на стороне государства и работодателей не способны, согласно общественному мнению2, реализовать главную задачу – отстаивание законных прав и интересов трудящихся. Отсутствие реальных действенно-авторитетных общественных организаций «разоружает» людей, порождает у них новые иллюзии, приводит к идейной и нравственной деградации. Как следствие, вместо повышенной социальной активности, столь необходимой в период крупномасштабных социальных преобразований, они начинают проявлять пассивность, рав­нодушие и апатию, становятся объектами дальнейших психологических манипуляций и новых социальных экспериментов.

Для России в настоящее время ха­рактерен невысокий в целом уровень гражданского участия населения в управлении общественными и государственными делами, вовлечения граждан в обсуждение и разработку политических, соци­ально-экономических, культурных программ и проектов, влияния на принятие решений и контроля за их исполнением, самоуправления на низовом уровне3. Известно, что высокий уровень гражданской активности является важным фактором эффективных социальных преобра­зований, и его следует рассматривать как необходимое условие успешной реализации политики системной модернизации российского общества4.

Отправной точкой для развития гражданского участия является соот­ветствующая ценностная база - наличие в структуре жизненных ценностей населения тех установок, которые отвечают за формирование мотивации гражданского участия. Это, прежде всего, активная жизненная позиция, вы­сокий уровень социальной ответственности и неравнодушное отношение к тому, что происходит в обществе - как в стране в целом, так и в ближай­шем окружении, готовность к активному взаимодействию, коллективному решению общих дел.

Данные мониторинговых исследований, проводимых ИС РАН, говорят о том, что в ряду человеческих качеств, которые российские граждане ценят в людях больше всего, достаточно высоко котируются активность и инициативность, уважение к правам других людей (табл.1)5. Их ценят 38- 39% опрошенных, отводя им соответственно 6-ую и 8-ую позиции в рейтинге востребованных качеств (из 20 возможных). Причем «запросы» на эти каче­ства оказываются в значительной степени реализованными: о том, что они сами обладают ими, заявил 31% респондентов. А вот что касается активности и инициативности, то здесь налицо заметный дефицит - востребованы они 39% опрошенных, а приписывают их себе только 26%. Сравнительно высо­кой можно считать и рейтинговую позицию качества «неравнодушие» - оно занимает 11-е место в списке наиболее ценимых качеств, причем зона его распространенности оказывается даже несколько более широкой, чем зона востребованности (30% ценят это качество в других, 32% обладают им сами).


^ Человеческие качества, которые граждане ценят в людях и которые в большей степени свойственны им самим (2003/2010 гг., % к числу опрошенных)

Таблица 1


Качества -индикаторы

Больше всего ценят в людях

Свойственно лично респонденту

2003

2010

2003

2010

Активность, инициативность

34

39

20

29

Готовность к участию и решению общих дел

15

18

12

13

Ответственность за то, что происходит в стране

10

13

4

3


Рассмотренные ценности и установки (на активность и инициатив­ность, взаимоуважение, неравнодушие) могут служить залогом ак­тивной гражданской позиции россиян. Однако тот же список востребо­ванных ими качеств свидетельствует о слабой мотивации к общественной деятельности, направленной на решение общих социальных проблем, равно как и свидетельствует о невысоком уровне ответственности за то, что происходит в стране. Действительно, только 18% опрошенных считают важным, чтобы человек был готов к решению общих проблем, причем лично в себе это качество обнаруживают 13%. Еще ниже оказывается актуальность такого качества, как ответственность за происходящее в стране (13%), а его распространенность оказывается са­мой низкой среди всех рассматриваемых качеств (3%)6.

Таким образом, определенные установки, необходимые для формиро­вания гражданской позиции, у россиян есть. Однако, мотивация активности, направленной на решение общегосудар­ственных проблем, вызывает у граждан заметно меньший интерес.

Помимо этого невысокий уровень гражданского участия предопреде­ляется в нашей стране, как показывают социологические исследования, и рядом других факторов, включая распространен­ную среди россиян уверенность в том, что гражданские инициативы не способны повлиять на существующее положение вещей, имеют малый диа­пазон действия и могут, в лучшем случае, изменить ситуацию на низовом уровне. В обществе сформирован выраженный стереотип, согласно кото­рому все изменения должны проводиться «сверху», тогда как сам социум в этом отношении бессилен7.

Чтобы российское общество стало действительно граждан­ским, а государство - правовым, необходимы совместные усилия различных общественных организаций, которые уже существуют, заявили о себе и имеют положительный опыт деятельности и степень влияния в обществе.

Совместная деятельность по отстаиванию своих прав и интересов будут способствовать появлению у россиян веры в возможность общими усилиями влиять на изменение существующей действительности, на возможность объединения граждан и по другим интересам. Такой процесс в России может реально происходить под влиянием основных акторов: трудящихся, организованных по интересам и поддержке со стороны органов власти, и прежде всего, законодательной. Необходимы изменения и дополнения в законодательные и иные нормативные акты, направленные на создание условий для деятельности общественных организаций, в том числе и профсоюзов. Подавляющее большинство профсоюзов России по своей сущности не вполне соответствуют своему назначению и названию8. Например, трудно назвать профсоюзами объединения работников, в которых рабочие и инженеры находятся вместе с административными работниками, так как интересы этих категорий разные. Административные работники при трудовом споре с работодателем всегда будут стоять на его стороне. Главным же признаком профсоюзов является объединение работников по интересам. В мире действуют профсоюзы рабочих, профсоюзы управленцев и профсоюзы служащих. В России же, на большинстве предприятий под названием "профсоюзные органы" существуют фактически органы социального обеспечения9. Более того, отсутствие реальной защиты профсоюзами интересов различных категорий работников является основной причиной, позволявшей власти и администрации предприятий и организаций проводить политику ничем не ограниченных собственных интересов. Самоуправление предполагает создание полномочных легко переизбираемых коллегиальных органов, имеющих возможность контролировать действия администрации соответствующего уровня.

После принятия в 1996 г. закона «О профсоюзах, их правах и гарантиях деятельности» профсоюзная деятельность в РФ получила необходимое правовое обеспечение в условиях рыночной экономики. В ст. 15 Закона установлено, что отношения профсоюзов с работодателями, их объединениями, органами государственной власти и местного самоуправления строятся на основе социального партнерства и взаимодействия сторон трудовых отношений, их представителей, а также на основе системы коллективных договоров, соглашений. В законе закреплена правовая основа социального партнерства и признано равенство сторон при выработке и принятии входящих в их совместную компетенцию решений.10

В соответствии со ст. 2 Закона профсоюз – это добровольное общественное объединение граждан, связанных общими производственными, профессиональными интересами по роду их деятельности, создаваемое в целях представительства и защиты социально-трудовых прав и интересов. Предназначение профсоюзов состоит, в частности, в том, чтобы не позволять работодателю опустить стоимость рабочей силы ниже ее минимального предела. Законодательство о профсоюзах направлено на регулирование их отношений: с работодателями, их объединениями и представителями; органами государства и местного самоуправления; другими субъектами общественных отношений.

В правовую основу деятельности профсоюзов входит не только собственно законодательство о правах и гарантиях их деятельности, но и трудовое законодательство в целом, так как оно используется профсоюзами для защиты прав и интересов трудящихся11.

Во многих зарубежных странах стержневым принципом организационного строения профсоюзов является профессионально-отраслевой принцип. В РФ отраслевой принцип построения дополняется территориальным, так как масштабы страны и разнообразие природных и экономических условий жизнедеятельности объективно приводят к повышению роли региональных профсоюзных объединений.

В настоящее время в РФ функционируют свыше 200 профсоюзных объединений, многие из которых построены на профессионально-отраслевом принципе. При этом около 50 профсоюзных объединений включают до 80 % трудящихся. Самым крупным профобъединением является Федерация независимых профсоюзов России (ФНПР), которая была организована в 1990 году. В состав ФНПР входят отраслевые и региональные профсоюзные объединения, созданные в каждом административном регионе – области, республике. В свою очередь, региональные профсоюзные объединения включают в себя соответственно областные, республиканские комитеты отраслевых профсоюзов, объединенных между собой для проведения единой социальной политики в конкретном регионе. Первичным руководящим органом регионально-отраслевой структуры профсоюзов является профсоюзный комитет в конкретной организации12.

Профсоюзы должны являться наиболее устойчивой организованной формой социально-экономических связей наемных работников, основанной на принципах единства, солидарности, справедливости и направленной на выполнение функций представительства интересов трудящихся и на обеспечение их социальной защиты. Они являются многочисленными общественными объединениями во всех странах, особенно в странах с социально-ориентированной рыночной экономикой. Профсоюзы входят в политическую систему общества как специфическая общественная организация со своими задачами и функциями, определяемыми их уставами.

Вместе с тем эксперты отмечают высокую активность профсоюзов на федеральном уровне и низкую активность на предприятиях, в организациях, разобщенность и значительное количество отраслевых и межотраслевых профсоюзов. В большинстве предприятий организационные формы участия работников в управлении совершенствуются медленно. Во многих субъектах РФ наблюдается пассивность работников в подготовке коллективных договоров, а во многих малых предприятиях вообще отсутствуют профсоюзные организации.

Отечественная и мировая практика показывает, что новая социально-экономическая ситуация требует от профсоюзов наряду с традиционными функциями, способности договариваться с работодателями при решении следующих вопросов13:

  • формы, системы выплаты и размеры оплаты труда, денежных вознаграждений, пособий, компенсаций;

  • механизмы регулирования оплаты труда с учетом роста цен, уровня инфляции;

  • занятость работников и противодействия безработице;

  • профессиональное обучения персонала;

  • мероприятия по улучшению условий и охраны труда работников;

  • продолжительность отпусков, рабочего времени и времени отдыха;

  • медицинское и социальное страхование работников;

  • интересы работников при приватизации организаций и ведомственного жилья;

  • техника безопасности, охрана труда и здоровья работников

В этой связи важно отметить, что в ст. 21 Закона РФ «О занятости населения в Российской Федерации» определены формы участия профсоюзов в вопросах содействия занятости населения. Профессиональные союзы вправе участвовать в разработке государственной политики в области содействия занятости населения и имеют право:

  • вносить в органы местного самоуправления предложения о переносе сроков или временном прекращении реализации мероприятий, связанных с массовым высвобождением работников;

  • содействовать обеспечению социальных гарантий трудящихся в вопросах организации занятости, приема на работу, увольнения, предоставления льгот и компенсаций в соответствии с законодательством РФ14

Массовое увольнение работников, связанное с рационализацией производства, совершенствованием организации труда, ликвидацией, перепрофилированием организации или ее структурных подразделений, полной или частичной приостановкой производства по инициативе работодателя, может осуществляться лишь при условии предварительного (не менее чем за три месяца) уведомления соответствующих профсоюзных органов.

Среди примет последних двух-трех лет значимое место занимает активизация так называемых «новых», «свободных», «независимых» профсоюзов. Их число растет, о чем сообщали СМИ. Одним из часто обсуждаемых на различных научно-общественных форумах стал вопрос «нужны ли новые профсоюзы, или хватит уже существующих?». Об этом дискутируют политики, экономисты и социологи, хозяйственники и предприниматели. Необходимо ясное понимание того, чем отличаются «традиционные» и «новые» профсоюзы, какой может и должна быть роль профсоюзов сегодня, в совершенно иных, чем в ХIХ – ХХ вв., условиях, когда проходило становление и развитие объединений работников15.

Советская модель профсоюзов от традиционной тред-юнионистской отличалась коренным образом. Обязанности наших профсоюзов были чрезвычайно широки и разнообразны. У профкома на типичном промышленном предприятии было до 170 функций - от борьбы за повышение производительности труда до организации детского летнего отдыха. Менее всего советские профсоюзы занимались собственно отстаиванием трудовых прав и интересов трудящихся. Защитная их функция сводилась к проведению вместе с государственными и хозяйственными органами мероприятий по охране труда и техники безопасности, а также к контролю - в основном формальному - за соблюдением административно-хозяйственными органами трудового законодательства. Но такого рода деятельность явно не была основной - главные усилия направлялись на решение производственных и распределительных задач. Теоретически это обосновывалось тем, что средства производства в Стране Советов принадлежат трудящимся, и поэтому защищать этим трудящимся свои права просто не от кого16.

Передавать некоторые функции государственных, муниципальных и других органов профсоюзам стали уже в первые годы советской власти. С начала 30-х в их ведение перешло управление бюджетом социального страхования, охрана труда и техника безопасности, распределение жилья и т. п. В 1933 году Народный комиссариат труда СССР был объединен с ВЦСПС. В 1960-м профсоюзы получили в управление большинство санаториев, домов отдыха и других санаторно-курортных учреждений страны. Была создана трудовая инспекция профсоюзов, которая имела право обследовать любое предприятие - ее предписания по устранению нарушений в области охраны труда и техники безопасности имели обязательную силу. В 1977 году к трудовой добавилась правовая инспекция со столь же широкими функциями и правами17.

В итоге на советские профсоюзы было возложено управление практически всей социально-трудовой сферой. Действовали они на основании совместных постановлений правительства, ЦК КПСС и ВЦСПС. По сути, вплоть до начала 90-х профсоюзы являлись в полном смысле частью государственной бюрократии. Они обладали огромными финансовыми ресурсами, собственностью и мощным административным аппаратом. В профсоюзном ведении и распоряжении находилось около тысячи здравниц, более 900 туристических учреждений, 23 тыс. клубов и дворцов культуры, 19 тыс. библиотек, около 100 тыс. пионерских лагерей, свыше 25 тыс. спортивных сооружений. Техническая инспекция труда профсоюзов насчитывала 6,5 тыс. человек. На рабочих местах контроль за условиями труда осуществляли 4,6 млн. общественных инспекторов и членов комиссий охраны труда профсоюзных комитетов, 36 тыс. профсоюзных юридических служб осуществляли контроль за соблюдением законодательства о труде18.

С началом рыночных преобразований стало очевидно, что российские профсоюзы необходимо реформировать. Была образована Федерация независимых профсоюзов России (ФНПР), ставшая правопреемницей ВЦСПС, принята новая концепция профсоюзного движения, отвечающая классическим принципам тред-юнионизма: защита прав работников, независимость от государственных и хозяйственных органов, политических и общественных организаций. Однако, подавляющее большинство отечественных предприятий в результате реформ оказались в бедственном положении, что заставило трудовые коллективы сплотиться с директорским корпусом ради простого выживания. Профсоюзы и директора нередко выступали единым фронтом против экономической политики правительства (пример - так называемые «директорские забастовки»). Обвальное падение уровня жизни большинства граждан после либерализации цен заставила профсоюзы включиться в борьбу за создание механизмов социальной защиты не только работающих, но и групп населения с фиксированными доходами - пенсионеров, студентов и т. п., что не очень вписывалось в традиционные рамки профсоюзной деятельности19.

ФНПР сохранила большую часть гигантской собственности ВЦСПС, техническую инспекцию, финансируемую из государственного бюджета, продолжала распоряжаться средствами социального страхования, что накрепко привязывало работников к официальным профсоюзам. Возникшие на волне шахтерского забастовочного движения новые, так называемые «альтернативные» профсоюзные объединения, которые этими ресурсами не обладали, выступали за скорейшую их передачу государству. Международный валютный фонд также рекомендовал значительно сузить функции профсоюзов. Но российская власть к этому еще не была готова - создать в короткий срок разветвленную и эффективную государственную службу социального страхования было невозможно. Только осенью 1993 года, после того как в конфликте парламента с президентом руководство ФНПР не поддержало последнего, был принят Указ об изъятии из ведения профсоюзов Фонда социального страхования. Через год перешел государству и надзор за охраной труда. По новой Конституции (1993) профсоюзы утратили также право законодательной инициативы20.

Таким образом, новая нормативная база разграничила функции государства и профсоюзов.

Начало 90-х годов - краткий период в истории российских профсоюзов, когда они прямо выступали против курса правительства, проводившего либеральные реформы. Когда после событий 1993 года функции профсоюзов были значительно урезаны, ФНПР оказалась перед трудным выбором. С одной стороны, сохранить в новых условиях свое влияние она могла не иначе, как направив все усилия на защиту интересов работников. С другой, встав на этот путь, профсоюзы рисковали конфронтацией с властью. Менеджеры ФНПР, одного из крупнейших собственников в стране, владеющего сотнями объектов недвижимости, опасаясь национализации или приватизации своих активов выбрали путь поддержки институтов государственной власти. К тому же громоздкий территориально-отраслевой аппарат профсоюзов, привыкший заниматься распределением ресурсов, а не защитой прав и трудовых интересов, был неспособен радикально перестроиться. В итоге ФНПР выбрала линию так называемого «конструктивного взаимодействия» с властью, постепенно встраиваясь в привычную нишу официальной проправительственной организации в качестве одного из институтов социального партнерства. По сути, профсоюзы взяли на себя определенные обязательства по поддержанию социальной стабильности в обмен на право участвовать в формировании социальной политики (в качестве консультантов, участников комиссий, совещаний и пр.). Решая те или иные вопросы, профсоюзные функционеры сегодня взаимодействуют не столько с работодателями, сколько, как прежде, с чиновниками. По мере усиления государственного аппарата их энергия направляется на то, чтобы вновь институализировать профсоюз в качестве элемента государственной системы, своеобразного «социального менеджера»21.

Результатом отказа в начале 90-х от «демократического централизма» и распределения финансовых средств «сверху - вниз» стала радикальная трансформация всей системы социальных и организационных отношений внутри профсоюзов. В частности, первичные организации приобрели значительную финансовую и организационную самостоятельность. Сегодня позиции первичных организаций, прежде всего тех, что сохранились, пережив массовый отток членов в годы радикальных экономических реформ, укрепились, что подтверждают достаточно высокие показатели их численности. Однако это результат не столько роста их авторитета, сколько следствие позитивных изменений в социально-экономическом положении работников - подъема заработной платы, расширения социальных пакетов и пр. К тому же получаемый социальный комплекс работники традиционно относят именно к компетенции и заслугам профсоюзов. Не последнюю роль в сохранении численности играет и инертность работников, остающихся в профсоюзе больше по привычке, на всякий случай22.

Как и лидеры национальных профсоюзных объединений, главное, чем занимаются профсоюзные лидеры на предприятиях, - выстраиванием отношений с властью, которую на этом уровне представляют собственники и менеджеры. Последние обычно это только приветствуют. Среди работодателей все больше становится тех, кто предпочитает сотрудничать с профсоюзами, поддерживать их авторитет. Сегодня партнерство с профсоюзами считается признаком цивилизованного бизнеса, кроме того, администрация объективно заинтересована в налаживании контактов с коллективом. Однако взаимодействует менеджмент с профсоюзами, как правило, в традиционной манере, характерной для дореформенной экономики, так что о реальном социальном партнерстве говорить пока рано. По-прежнему обычная практика, когда рядовые работники и администрация состоят в одном профсоюзе. Да и действуют первичные организации чаще не столько в интересах работников, сколько в интересах предприятия, корпорации как целого23.

В представлении работников профсоюз все еще остается организацией, главное предназначение которой - распределять социальные блага и оказывать социальные услуги на предприятии. На самом деле функций этих он в значительной степени лишился. Если материальную помощь профсоюз действительно выплачивает сам и в основном из собственных средств, то «социальный пакет» формируется и распределяется практически без его участия (примечательно, что не только профбоссы, но и администрация, как правило, не торопится сообщать рабочим, что путевки, лечение и пр. не имеют никакого отношения к профсоюзу, дабы не подрывать его авторитет24).

Дополнительные сложности для профсоюзов возникли с расширением влияния транснациональных компаний (ТНК), на чьих предприятиях трудится значительная часть работающего населения России. Как правило, структура ТНК представляет собой вертикально интегрированный холдинг, где активное внедрение международных стандартов корпоративного управления имеет следствием жесткую централизацию и стандартизацию всех бизнес-процессов. Это означает, что важные решения принимаются «наверху», на уровне управляющей компании, собственников, а предприятия, по сути, выступают в роли лишь производственных площадок. Именно от собственников сегодня зависит не только уровень оплаты, но и состав социального пакета, да почти все, что относится к трудовым отношениям. Согласно Трудовому кодексу профсоюзы должны вести переговоры с администрацией своего предприятия, полномочия которой, однако, ограничены. Централизация управления трудовой сферой проявляется в том, что холдинговые компании стремятся унифицировать коллективные договора для всех своих предприятий, не считаясь со спецификой того или иного предприятия или региона25.

Заставить реального собственника считаться с собой, профсоюзы могут лишь объединившись, т. е. создав некие структуры, например координационный совет или объединенный профком, представляющий профорганизации всех предприятий корпорации на территории страны. Но если профсоюзы разобщены, а таких большинство, им приходится мириться с ролью подручных администрации, реализующей спущенную сверху социальную политику и политику в области оплаты труда. Фактически многие профкомы выступают сегодня в очень удобной для них роли социально-бытовых отделов предприятий, распределяющих предоставляемые не ими, а владельцем социальные блага. Ресурс профсоюза как общественной организации, по сути, трансформировался в ресурс администрации, которая использует его для эффективного управления персоналом26.


^ 2. Альтернативные профсоюзы: новые тенденции и механизмы развития

Профсоюзы, объединенные в ФНПР, - достаточно консервативная организация, аппарат управления которой укомплектован сформированными еще в советское время управленческими кадрами, с громоздкой разветвленной территориально-отраслевой структурой. Другое крыло профсоюзного движения - это «свободные» или «альтернативные» профсоюзы, большинство из которых возникли на волне забастовочного движения, развернувшегося в конце 80-х годов. С самого начала новые профсоюзы выступали как конкуренты ФНПР, поскольку кардинально расходились с нею в понимании целей и задач профсоюзного движения. Созданные по инициативе снизу и поэтому мало зависимые от администрации, они вели реальную борьбу за права работников. Несмотря на то, что действия альтернативных профсоюзов были не всегда удачны (из-за максимализма лидеров, стремившихся решать все вопросы через забастовки и конфликты), число их быстро росло27.

Однако принятие в 2002 году нового Трудового кодекса ослабило социальные позиции альтернативных профсоюзов. В ТК был закреплен принцип пропорционального представительства в органах, ведущих переговоры с работодателем. Соответственно активные, но малочисленные, в сравнении с традиционными, альтернативные профсоюзы оказались фактически выключены из процессов заключения коллективных договоров и урегулирования коллективных трудовых споров, т. е. лишены своего самого действенного инструмента - забастовки. В результате множество небольших организаций просто распались или перешли на неформальные рельсы. Выстояли только наиболее сильные, главным образом, представляющие работников, обладающих монопольной позицией на рынке труда, - авиадиспетчеров, докеров, пилотов, моряков, железнодорожников и тех, которые уже имели численность, сопоставимую с численностью традиционных профсоюзов28. В настоящее время большинство (но отнюдь не все) альтернативных профсоюзов объединены в две федеральные организации - Конфедерацию труда России (КТР) и Всероссийскую конфедерацию труда (ВКТ). Они оценивают свою численность в 1,5-2 млн человек. Точные данные получить трудно, и главная причина тому - неприкрытое давление на альтернативные профсоюзы со стороны работодателей. От членов альтернативных профсоюзов открыто требуют, чтобы они вышли из своей организации. Поэтому альтернативные профсоюзы, по возможности, скрывают имена своих членов, разрешают двойное членство (т. е. работник может состоять одновременно в альтернативном и официальном профсоюзе) и т. п29.

Принятие нового ТК обострило противоречия и на предприятиях между традиционными и альтернативными профсоюзами. Ни о какой солидарности и поддержке в большинстве случаев нет и речи. В лучшем случае традиционные занимают позицию невмешательства в борьбу администрации с альтернативными профсоюзами, чаще же действуют заодно с работодателем. Фактически уничтожение одних профсоюзов ведется с помощью других. При этом ФНПР сильна своим организационным единством, в отличие от альтернативных организаций, которые никак не могут договориться между собой. Так два альтернативных объединения в один и тот же день провели в разных концах Москвы отдельные митинги, на которых выдвигались схожие требования. На одном основную массу собравшихся составляли сторонники КПРФ, на другом - активисты НБП30.

Самой сильной стороной альтернативных профсоюзов была готовность всеми способами, вплоть до открытого конфликта с работодателем, защищать интересы работников. В нынешних условиях большинству «альтернативных» структур, чтобы выжить, все чаще приходится отказываться от радикальных методов и действовать в том же поле, что и «традиционным» - вести переговоры о льготах, кропотливо высчитывать, что реально выгодно рабочим, организовывать праздники и т. д. Защита коллективных прав через забастовки трансформировалась в практику защиты прав отдельных работников через суды. Некоторые альтернативные организации включились в борьбу против необоснованных повышений тарифов за услуги ЖКХ, добиваясь через суд перерасчета коммунальных платежей граждан. Это явный отход от профсоюзных задач в сторону общегражданской правозащитной деятельности31.

После завершения шахтерских выступлений конца 90-х о рабочем движении в институтах власти почти забыли. Право на забастовку после принятия в 2002 году нового ТК оказалось сильно урезанным. В частности, для объявления забастовки требуется решение конференции всех работников. Объявлять теперь нужно дату не только начала забастовки, но и ее завершения. Под запретом оказались некоторые формы забастовок, в частности забастовка солидарности. Профсоюзы адаптировались к новым порядкам и стараются не беспокоить власть массовыми действиями. Можно вспомнить всего несколько эпизодов, когда в последние годы профсоюзы пытались активно защищать интересы наемных работников, причем добиться каких-то заметных результатов удавалось в единичных случаях. Самый известный - забастовка работников автосборочного предприятия Ford Motor Co. Тенденция такова, что реальная борьба профсоюзов за права работников, в том числе и путем организации протестных акций, сегодня чаще наблюдается именно на предприятиях с иностранным собственником32. Это отнюдь не случайно: во-первых, в таких компаниях профсоюзные организации, как правило, создаются по инициативе самих работников и не отягощены грузом советских традиций. Во-вторых, западные корпорации более законопослушны, они стараются соблюдать корпоративную этику, поэтому с ними легче вести конструктивный диалог, и, в-третьих, профсоюзы этих предприятий в большей степени пользуются поддержкой зарубежных и международных профсоюзных объединений. Последние исходят из того, что глобализация капитала требует от работников солидарных (в масштабах всего мира) действий. Ведь низкая зарплата на тех же фордовских заводах России - проблема отнюдь не только российских, но и западных рабочих, которые теряют рабочие места, поскольку хозяевам выгодно переводить их туда, где труд дешевле. Так что поддержка, которую оказывают российским профсоюзам международные организации, - это отнюдь не благотворительность33.

Важно отметить, что активно действующие профсоюзы служат примером для рабочих других компаний. Так профсоюз «Форда» во Всеволжске стал центром притяжения для активистов других предприятий, которые пытаются создать у себя независимые первичные организации.

Протестную активность чаще сегодня наблюдается на тех предприятиях, условия труда и зарплата на которых отнюдь не самые худшие. Это относится не только к предприятиям с участием иностранного капитала, но и, например, к самой богатой, нефтедобывающей отрасли, в которой средняя зарплата в три с лишним раза выше, чем в целом по стране34. О выступлениях нефтяников Тюмени подробная информация содержится в Приложении 1.

Всплеск рабочего движения в ХМАО есть явное свидетельство того, что настоящие профсоюзы, т. е. те, которые реально защищают интересы наемного работника, в России все-таки существуют. Пусть они пока слабы и немногочисленны, но благодаря им профсоюзное движение со временем имеет шанс выйти из кризиса, в котором оно пребывает все последние годы. «Мы должны выступать солидарно, потому что работодатели и государство давно действуют заодно», - это фраза одного из профсоюзных активистов из Сургута35.

Таким образом, Профсоюз, изначально призванный выражать интересы и защищать законные права наемных работников, быть независимым от работодателя, на практике, в реальных условиях рынка ХХ - начала XXI вв. эти черты утерял. Первичные профсоюзные организации взяли на себя функции социального отдела предприятия / учреждения. Традиционные социальные ресурсы общественной организации (независимость, добровольный характер членства, черты боевитости и пр.) в этих условиях оказываются преобразованными в административные ресурсы и используются менеджерами разных уровней (прежде всего – высшими) для эффективного управления организацией. В целом, отраслевые и региональные структуры профсоюзов по-разному используют имеющиеся у них возможности урегулирования возникающих конфликтов, устанавливая при этом различные типы отношений между администрацией и персоналом предприятия.

^ 3. Типы стратегий поведения профсоюзных организаций в системе взаимодействия с работодателями.

Представляется содержательным для настоящего анализа определить основные типы функционирования профсоюзов на предприятии по принципу распоряжения ресурсами. К ресурсам профсоюзной организации можно отнести36:

  1. Правовые (законодательные акты, регулирующие взаимоотношения между работодателем и работником, деятельность профсоюзов, распределение социальных благ, регулирование оплаты труда, условия труда и пр.). Все указанные законодательные акты существуют, как правило, на федеральном и на местном (региональном) уровнях. Использование возможностей нормативных актов для профессионального воздействия на работодателей с целью улучшения условий труда работников – показатель продуктивной деятельности профсоюза. Дистанцированность от администрации, мониторинг законотворческой деятельности, юридически грамотное ведение переговоров с работодателем свидетельствуют о профсоюзной боевитости, которую часто демонстрируют альтернативные профсоюзы.

  2. Объем социального капитала - степень доверия профсоюзу членов организации, передача полномочий по ведению переговоров с работодателями, авторитет профсоюзов в обществе.

  3. Членская база. Одна из сильных сторон профсоюзов – массовый характер организации. Если в советское время этот ресурс являлся лишь фактором пополнения профсоюзного бюджета (каждый член профсоюза ежемесячно перечисляет 1% своей зарплаты на нужды организации), то сегодня массовость профсоюзов является, зачастую, решающим фактором в переговорах с работодателями. Стучащие касками шахтеры, не начинающие учебный год учителя вынуждали решать проблемы. Правда, современное использование массовости профсоюзной организации отличается смещением направления акций – часто работодатели-шахтеры и работники-шахтеры объединяются, чтобы вместе оказать давление на властные структуры.

  4. Организационная поддержка. Наработанная десятилетиями практика передачи решений сверху вниз, исполнения указаний, распространения опыта и иная подобная деятельность хотя и являются старым стилем распоряжения ресурсами, но до сих пор остается действенной. Небольшую группу членов профсоюза на отдельно взятом предприятии могут поддержать другие профсоюзные структуры, включая международные ассоциации. Такая поддержка, способствует солидарности в профсоюзных рядах. Сюда же можно отнести сетевой ресурс профсоюзов. В целом речь идет о горизонтальной и вертикальной солидарности.

  5. Наработанная практика установления взаимоотношений между профсоюзными лидерами и работодателями. Инициирование новых форм таких взаимоотношений, раскрытие потенциала старых форм (например, заключения коллективного договора на предприятии) – примеры активного и нового обращения с этим ресурсом.

  6. Ресурс материальной базы (имущество, финансы и др.)

  7. Идеология. Этот ресурс требует самостоятельной разработки с привлечением лидеров и членов профсоюзной организации.

В соответствии с той или иной комбинацией использования этих ресурсов, их целевой ориентацией можно идентифицировать 3 типа стратегий поведения первичных профсоюзных организаций во взаимодействии с работодателями, а именно:

^ Тип А. («Конструктивный») Профсоюз действует в рамах традиционной модели: "наемный работник – работодатель", находясь ближе к последнему. Работодатель допускает профсоюз к некоторым управленческим функциям. Профсоюзная деятельность рассматривается как работа по контракту. По сути, профком занимает нишу социального отдела и отдела по работе с персоналом. Полноценные отделы, правда, могли решать эти проблемы более профессионально. Не создавая эти отделы, поручая реализовывать указанные функции профсоюзу, работодатель экономит ресурсы. Показательно, что на предприятиях, которые ориентируются на современную организационную структуру, где указанные отделы существуют, профсоюзная организация часто отсутствует.

^ Тип Б. («Нейтральный») Нейтральные отношения между профсоюзниками и работодателем – профсоюзная деятельность осуществляется планомерно. Такие отношения могут быть основаны при отсутствии реальной конфликтной базы. Как правило, это характерно для предприятий непроизводственной сферы. В такой ситуации в полной мере используется инерционный ресурс профсоюза.

^ Тип В. («Конструктивно-конфронтационный») Характеризуется повышенной профсоюзной боевитостью – профсоюз находится в явной конфронтации с работодателем. При этом потребность в отстаивании прав работников (защите их интересов) может быть разной – гораздо более важным оказывается то, как ее интерпретирует профсоюз. Главное в таком профсоюзе – дать повод защитить работника. Для этого используются все возможные и невозможные методы, старые и новые ресурсы. Большинством работодателей такой подход расценивается как хулиганский, экстремистский, "не наш – не российский" и пр. Деятельность такого профсоюза может быть в разной степени эффективной37.

Отдельно следует рассматривать ситуацию, в рамках которой работодатель препятствует профсоюзной деятельности на предприятии. Это не всегда происходит открыто, обычно - в форме давления на членов профсоюза. Когда же они выходят ("выдавливаются") из профсоюза, администрация начинает строить отношения с персоналом по своему усмотрению.

Судьба всех общественных организаций и движений, в том числе и профсоюзов во многом определяется тем, насколько они понимают и воспринимают происходящие изменения и в какой мере способны к ним приспособиться.
Известный американский специалист в области менеджмента П. Друкер отмечал, что в ХХ столетии профсоюзы добились более внушительных успехов, чем все другие организации, «они заняли доминирующее положение»38. Но к концу столетия «от их могущества остались лишь воспоминания, они охвачены паникой, и, по всей видимости, их упадок необратим». Среди причин этого П. Друкер называет то, что практически все требования профсоюзов «возведены в развитых странах в закон». Кроме того «резко упал авторитет профсоюзов в глазах общественного мнения. Они уже не являются «защитниками слабых» в их борьбе с «всесильным менеджментом», наоборот, их всё больше считают «слишком сильными» и даже «наглыми».

По мнению П. Друкера, у профсоюзов есть три варианта будущего. Первый, когда профсоюзы не будут ничего предпринимать, они попросту исчезнут, «или уменьшатся до таких размеров, что уже не будут играть никакой роли». По такому пути давно идут профсоюзы Великобритании, Италии, Франции и большая часть профсоюзов США. Думается в обозримом будущем такая перспектива российским профсоюзам не грозит.

Другой путь, по мнению П. Друкера, заключается в удержании своих позиций «путём давления на политическую властную структуру, заставив правительство навязать людям принудительное членство в профсоюзах и добившись предоставление профсоюзам права не только участвовать в принятии решений наравне с менеджментом компаний, но и налагать запрет на его решение»39. Именно этим путём идут российские профсоюзы. Правда, давление на власть и предпринимателей используют только периодически возникающие «новые» профсоюзы, а «традиционные» зачастую предпочитают выступать на стороне властвующих. (Пример из сообщений СМИ: М. Шмаков предложил организовать митинг членов профсоюза против митингов на Болотной площади40. Здесь, как и во многих других случаях, проявляется сервильность профсоюзов в сложившейся системе взаимодействий с властными структурами и выполняющих обслуживающие функции.)
Официально принудительное членство в профсоюзах не введено. Этот вопрос на многих предприятиях решается автоматически: человек, поступивший на работу уже является членом профсоюза с ежемесячным отчислением процента профкому с заработной платы. Исследования этого вопроса в разных регионах обнаружило, что тысячи людей не подозревали, что они являются членами профсоюза41.

Снижение числа (и доли) членов профсоюза – мировая тенденция. По данным МОТ из 175 стран, входивших в эту организацию, в 1985-1995 гг. лишь в 8 наблюдался некоторый рост профсоюзного членства, и еще в 5 эта цифра оставалась стабильной. В остальных данный показатель шёл вниз, причём особенно резко в бывших социалистических, а также наиболее развитых странах Запада. Тенденция усиливается. К примеру, в Польше, в жизни которой профсоюз «Солидарность» сыграл в 1980-е годы ведущую роль, процент профсоюзного членства во многих отраслях колеблется в пределах 12-18%, где-то доходит до 30-45%. 50% не превышает нигде.

П. Друкер говорил о третьем выборе для профсоюзов: пересмотреть свои функции: «Профсоюз может создать себя заново в качестве органа общества – и нанимающего института, - который занимался бы потенциальными возможностями и достижениями человека, а также оптимизацией человеческих ресурсов». Это единственно верный путь, но профсоюзы в постсоциалистическом пространстве к такому не готовы. Как уже говорилось выше, профсоюзные топ-менеджеры свертывают инициативу тех профсоюзов, которые стремятся разумными методами, мирно решать проблемы работников, улучшать их образ жизни42.

^ 4. Трудовые конфликты и протестная активность

Мониторинг трудовых конфликтов Центра социально-трудовых прав (ЦСТП) ведется с 2008 г. В ходе мониторинга анализируются сообщения из интернет-ресурсов, содержащие информацию о трудовых протестах. С помощью контент-анализа из сообщений выделяется информация о регионе, отрасли, причинах, форме проведения результатах и др. параметрах акции протеста, которые затем вносятся в базу данных, обрабатываются и анализируются43. В базе данных фиксируются все протестные акции, т.е. события, связанные с действиями работников конкретного предприятия или организации по отстаиванию своих социально-трудовых интересов. Минимальной формой протеста является выдвижение сформулированных требований хотя бы по частичному изменению с социально-экономической ситуации или трудовых отношений на предприятии (в организации). В качестве инициатора протеста рассматриваются работники (организованные или не организованные в профсоюз), предпринимающие, в том числе и вместе с представителями других групп и организаций, протестные действия. Особо выделяются протестные акции работников, приводящие к полной или частичной остановке деятельности предприятия или организации (стоп-акции).

 Данные о помесячном количестве трудовых протестных акций приведены на рис. 1, а общие и средние данные - в таблице 3.

Рисунок 144



 Таблица245

Общее и среднее количество трудовых протестов за 2008-2011 г.

 

 

Общее число акций

Среднемесячное

число акций

Общее число стоп-акций

Среднемесячное число стоп-акций

Доля стоп-акций

(%)

2008

96

8,0

60

5,0

62,5

2009

272

22,7

106

8,8

38,9

2010

205

17,1

88

7,3

42,9

2011

194

21,6

67

7,4

34,5

 

В сентябре 2011 г. зафиксировано 36 акций протеста при прогнозе 18-22 акции. Это уровень июня 2009 г. Больше было только в июле того же 2009 г – 38 акций. Июнь и июль 2009 г. это пик кризиса – самые протестные месяцы за период наблюдений ЦСТП. В 2010 г. и за все девять месяцев наблюдения 2011 г. столь высокого показателя не было. Рост по сравнению с августом составил почти 100 % (см. табл. 3). Такая динамика выглядит крайне необычной. В предыдущие годы в сентябре начиналось устойчивое снижение числа протестов, которое продолжалось до конца календарного года. В 2011 уже наблюдалось резкое нарушение сложившейся динамики – в июле вместо пика наоборот, наблюдалось резкое уменьшение числа протестов. Теперь оказалось, что пик протестов оказался сдвинутым на сентябрь46.

 Благодаря столь резкому скачку показатель интенсивности протестов (определяемый как среднемесячное число протестов) вплотную приблизился к соответствующему показателю 2009 г. – можно даже говорить, что эти показатели почти сравнялись. Однако, необходимо учитывать, что большинство сентябрьских протестов происходит в форме выдвижения требований, т.е. в минимальной форме. Это может быть связано с несколькими факторами. Во-первых, нельзя не учитывать начало электорального цикла, в ходе которого граждане привыкли рассчитывать на более пристальное внимание к своим нуждам. С другой стороны, уже несколько месяцев говорится о снижении уровня зарплаты, уровня жизни, начале новой волны кризиса и т.п. и это вполне может оказывать влияние на рост числа протестов.

 А вот число стоп-акций в сентябре было невелико – 7 акций. Уровень напряженности протестов, вычисляемый как доля числа стоп-акций в общем числе акций, понизился по сравнению с августом до 19 %, т.е. только каждая пятая акция протеста проходила в форме забастовки. Таким образом, напряженность протестов продолжает уменьшаться (см. рис. 2), т.е. растет число акций не связанных с остановкой работ47.  


Рисунок 2



Таким образом, сохранилась тенденция роста общего числа протестов и одновременного снижения доли стоп-акций. Но вместе с тем, стало очевидно, что логика развития протестного движения в сфере трудовых отношений изменилась. Меняется динамика, меняется структура форм, причин, распространенности протестов. Причины этого пока остаются непонятыми, скорее всего, пока можно говорить о том, что изменение ситуации в экономике страны привело к изменению ситуации на предприятиях.

  Начиная с марта 2011 г. в регулярных обзорах публикуется информация о «трудовом протесте месяца». Это либо наиболее типичная, для данного месяца, либо наоборот, отличающаяся, выделяющаяся по каким-то показателям.
Критерии, которые учитываются при определении «протеста месяца»:

  • масштаб акции, для отрасли, для региона, для предприятия;

  • количество участников – чем больше участников, тем более выдающийся протест;

  • форма проведения протеста. Формы протеста будут рассматриваться с точки зрения того  насколько они типичны – или традиционные или наоборот, какие-то особенные;

  • причины, приведшие к возникновению протеста;

  • результаты протеста.

«Протестом месяца» в апреле следует признать события, которые в прессе называются «итальянской забастовкой на «Автовазе». Это крайне неоднозначное событие, которое показывает насколько сложно работникам выразить свое несогласие с политикой руководства. В середине апреля появились сообщения о том, что работники одного из цехов «Автоваза» начали итальянскую забастовку. Сначала говорилось о том, что они работают с пониженным темпом, затем о том, что они перестали оставаться на сверхурочную работу и работать в выходные дни. Причиной такой ситуации стало недовольство работников снятой с них премией за качество, в которой они не были повинны. Сообщений об этом протесте было несколько десятков, и они ссылались на руководство альтернативного профсоюза «Единство». Буквально сразу же последовала реакция профсоюза АСМ и руководства предприятия о том, что на предприятии никакого протеста нет, а это злостные преувеличения со стороны неавторитетного, по их мнению, профсоюза «Единство». Однако, на протяжении второй половины апреля из разных источников поступали сообщения и об акции и об отказе работников трудиться сверх положенного времени и, самое главное, о переговорах по поводу премии48. В итоге, появились сообщения о том, что требования работников будут удовлетворены, что оснований для лишения премии не было, а виновные руководители будут наказаны.
Все это позволило считать, что на «Автовазе» все-таки была акция протеста и случай внесен в базу данных трудовых протестов в России. Другое дело, что, несмотря на десятки сообщений об этой акции, ясности в ситуации не было. В этом проявляется одна из особенностей российских трудовых протестов – работники прибегают не к установленным законом акциям протеста, а к тем, которые способны «расшевелить» начальство. Также уже неоднократно замечалось, что руководство некоторых предприятий серьезно опасается огласки проблем, возникающих у них. Чаще всего такие руководители стараются либо «задавить» недовольных, используя для этого различные методы, вплоть до противозаконных, либо, если «задавить» не удается, то оперативно все уладить и сделать вид, что «ничего не было». Видимо на «Автовазе» реализовался второй вариант событий, когда руководство, столкнувшись с настойчивостью и сплоченностью работников, не смогло или сочло нецелесообразным использовать силовой вариант, и предпочло выплатить «зажатую» премию. Работникам вряд ли выгодно уточнять, что там именно произошло, тем более, что судя по сообщениям, своей цели они добились.
Столь неясные и непрозрачные ситуации как нельзя лучше характеризую ненормальность ситуации с трудовыми конфликтами. Не признавая публично того, что между работниками и работодателями возник конфликт или противоречие, руководители загоняют ситуацию в скрытую форму и провоцируют не законные, «эффективные» действия, способные вызвать реакцию. Поиск таких «эффективных» форм воздействия на работодателей способен привести людей к радикальным и необдуманным действиям, вместо того, чтобы в открытой и ясной форме изложить свои проблемы и вместе найти пути решения. Но требования, в результате забастовки, о которой мало что известно, одних удовлетворены, а виновники наказаны. Поиск способов «как достать работодателя» продолжается.49

«Протестом месяца» в сентябре признана акция протеста против применения заемного труда, которую провели члены профсоюза МПРА, работающие на «Фольксваген Калуга». Это второй пикет калужан против заемного труда – первая была проведена в августе. Пикеты немногочисленные (около трех десятков участков), но они достойны того, чтобы обратить на них внимание. Во-первых, это первое в стране выступление профсоюза против заемного труда. Профсоюзные руководители, профсоюзные эксперты много говорят о недопустимости заемного труда, о его крайне негативных социально-экономических последствиях. Но вот со стороны работников не было акций против заемного труда, которые бы получили хоть какой-то общественный резонанс. И об этом, кстати, говорят сторонники заемного труда – указывая, что со стороны рядовых работников никогда не звучало ни возражений ни протестов. Рабочие Фольксвагена – первые, кто выступил публично против использования на их предприятии заемного труда в массовых масштабах.

 Во-вторых, акция калужан оказалась, в общем-то, успешной. Руководители Фольксвагена пообещали руководству МПРА, что уменьшат масштабы использования заемного труда. Это конечно, нельзя в полной мере назвать победой. Пока есть только обещание, выполнение которого еще надо дождаться. Да и обещан не полный отказ от заемного труда, а только ограничение50.

Но здесь важно, что профсоюз организовал протест не из-за задержанной зарплаты, не из-за несправедливых увольнений, а из-за системы найма, т.е. важнейшего параметра трудовых отношений. Иными словами, профсоюз не просто демонстрирует способность реагировать на изменение ситуации, но и сам пытается задавать параметры трудовых отношений.

События последнего месяца очевидным образом изменили общественно-политический климат в стране. Характер проведения и официальные итоги парламентских выборов привели к формированию массового протеста, выходящего за рамки собственно митингов и не ограничивающегося численностью пришедших на них (репортажи о митингах посмотрели миллионы, многие из этих зрителей солидарны с выдвигающимися требованиями, и прежде всего - с требованием честных выборов). Как полагают аналитики, массовые митинги в столичных городах «разбудят спящее» общество и подвигнут власть на определенные уступки, которые, в свою очередь, вызовут требования следующих положительных изменений.

Гарантия трудовых прав – важнейшая часть жизни. Это означает стабильность трудового договора, справедливые процедуры разрешения трудовых споров, государственные программы стимулирования создания новых рабочих мест, равную плату за равный труд мужчин и женщин, право проведения забастовок. Но достичь этого удастся только с помощью сильных и по-настоящему независимых профсоюзов. Поэтому профсоюзы пока являются важнейшим институтом, регулирующим отношения между работодателями и наемными работниками. Особенно он важен для России, где большинство занятых в той или иной степени ощущают себя жертвами нового капиталистического порядка, интеграции страны в глобальную экономику. Современное российское законодательство о труде, отвечающее рыночным реалиям, предусматривает лишь самый минимум социально-трудовых гарантий и нацеливает работодателей и работников на то, чтобы трудовые отношения они строили на договорной основе.






оставить комментарий
страница1/5
Колесникова Е.Ю
Дата21.05.2012
Размер1,74 Mb.
ТипОтчет, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх