Тезисы 30 мая- 1 июня 2002 г icon

Тезисы 30 мая- 1 июня 2002 г



Смотрите также:
Рассмотрение доклад...
191025 Санкт-Петербург, ул. Колокольная 7, пом 4Н.(вход со двора), тел/факс 8-812-5724486...
Тезисы принимаются до 1 мая 2011 г...
* "Техника безопасности в строительстве" (утв постановлением Госстроя СССР от 9 июня 1980 г...
Закон об оружии...
С изменениями от 30 июня 2003 г., 7 июня, 28 июля, 2 ноября, 29 декабря 2004 г., 21 июля 2005 г...
Тезисы рецензироваться не будут...
10: 00 Обзорная экскурсия по Манхэттену (4 часов)...
8-10  мая 2002 года Вопросы и ответы...
Программа и тезисы...
Приказ От 29 апреля 2011г. №9...
Как соотносятся постулаты веры эволюционизма и креационизма между собой и с современными...



страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
скачать
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ УКРАИНЫ

ХАРЬКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ БИОЛОГИИ

БИОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ


V МЕЖДУНАРОДНЫЙ СИМПОЗИУМ


БИОЛОГИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ СТАРЕНИЯ


ТЕЗИСЫ


30 мая- 1 июня 2002 г.

Харьков

УДК 591.1.15.871.74

Биологические механизмы старения V международный симпозиум Тезисы докладов 30 мая - 1 июня 2002 года. - Харьков 2002 г.

Сборник содержит тезисы докладов и кратких сообщений по фундаментальным и прикладным аспектам, которые были представлены на симпозиуме. Материалы представлены в таких разделах как: “Общие проблемы геронтологии”, “Биологические и физиологические механизмы онтогенеза”, “Генетические исследования онтогенеза”, ”Механизмы адаптации в процессе онтогенеза”, “Исследования онтогенеза растительных объектов”, Фундаментальные основы гериатрии”. Рассмотрены механизмы регуляции онтогенеза, различные аспекты ускоренного старения и подходы экспериментального увеличения длительности жизни.

Издание рассчитано на широкий круг читателей - физиологов, биохимиков, биофизиков, генетиков, геронтологов, врачей и других специалистов, интересующихся проблемами возрастного и старения организма.


^ Оргкомитет симпозиума:

Председатель: Божков А.И.

Заместители председателя: Е. Э. Перский, Н. А. Бабенко.

Ответственные секретари: В.И.Падалко, А.Б.Малышев.

Члены оргкомитета: В.В. Безруков, В.Н. Анисимов, Г.М. Бутенко,

В.Х.Хавинсон, Н.С. Верхратский, Л.Ф.Андрианова, В.И. Глущенко,

В.А. Бондаренко, В.В. Лемешко, П.А. Калиман, А.Я. Литошенко,

А.Н. Хохлов, В.Н. Тоцкий, Г.Д. Бердышев, В.Г. Шахбазов.

Издание подготовлено к печати оргкомитетом V международного симпозиума “Биологические механизмы старения.”

ОГЛАВЛЕНИЕ


^ 1. ОБЩИЕ ПРОБЛЕМЫ ГЕРОНТОЛОГИИ


2. БИОХИМИЧЕСКИЕ И ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ МЕХАНИЗМЫ ОНТОГЕНЕЗА


3. ГЕНЕТИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ОНТОГЕНЕЗА


^ 4. МЕХАНИЗМЫ АДАПТАЦИИ В ПРОЦЕССЕ ОНТОГЕНЕЗА


5. ИССЛЕДОВАНИЯ ОНТОГЕНЕЗА РАСТИТЕЛЬНЫХ ОБЪЕКТОВ


6. ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЕ ОСНОВЫ ГЕРИАТРИИ


^ ОБЩИЕ ПРОБЛЕМЫ ГЕРОНТОЛОГИИ


ДОСТУПНО ЛИ НАМ ПОЗНАНИЕ ПРИЧИН СТАРЕНИЯ?

Божков А.И.

НИИ биологии Харьковского национального университета,

гХарьков, Украина

E mail: bozhkov@univer.kharkov.ua

Десятки тысяч статей и книг посвящено проблеме старения. Над разгадкой этой проблемы трудились алхимики, астрологи, мыслители прошлого и современные исследователи, и, несмотря на это, проблема далека от своего разрешения. А разрешима ли она вообще? И. И. Мечников писал: «Наше сильное желание жить находится в противоречии с немощами старости и краткости жизни. Это наибольшая дисгармония человеческой природы».

Взгляд на суть проблемы заключен в основных понятиях. Понятия старения, которые даны в классических работах Медавара (1952), Комфорта (1962), Стреллера (1962), Смита (1962) сводятся к тому, что это «совокупность изменений, возникающих в процессе онтогенеза и приводящих к снижению адаптивных возможностей организма и увеличению вероятности наступления смерти».

Не останавливаясь на анализе этих определений, необходимо заключить, что они отражают только некоторые аспекты проявления старения, не указывая на возможные причины и пусковые механизмы старения. Процесс старения – это фундаментальное свойство не только биологических, а всех реально существующих систем и в этом смысле это - базовое понятие. Еще Аристотель понял, что базовые понятия изначально не определимы. И вместе с тем реальность существования процессов старения ни у кого не вызывает сомнений, о них судят по некоторым проявлениям (это следствие), а как же быть с причинами?

Практически все наши исследования процессов старения могут быть сведены к нескольким направлениям. Наибольшая часть экспериментальных работ (около 80%) посвящена описанию (на различных уровнях от молекулярного до популяционного) адаптивных изменений разнообразных систем в процессе старения (анализ следствий). Остальная часть работ посвящена описанию структурно-функциональных изменений тех или иных метаболических систем клетки, далеко не всегда отражающих процессы старения организма. Мы понимаем, что такое деление чрезвычайно условно. Однако, если мы обратимся к материалам наших симпозиумов, то это хорошо подтверждается.

По существу мы вообще не исследуем причин старения, они для нас совершенно неуловимы. Причин этому достаточно много, назовем некоторые из них: 1- биологические системы высоко динамичны и на молекулярном уровне «причины» и «следствия» быстро сменяют друг друга; 2 – причин старения чрезвычайно много, они могут взаимодействовать так, что формируются индивидуальные особенности механизмов старения, что затрудняет установление популяционных закономерностей; 3- биологические системы высоко адаптивны и отделить процессы старения от адаптации невозможно. Придерживаясь этой логики, можно заключить – причины старения для нас недоступны. Именно в этом смысле следует понимать наше высказывание о том, что причин старения в строгом физическом смысле не существует (Божков, 1998). И в этом смысле необходимо разрабатывать подходы к описанию высоко динамичных, полициклических процессов характерных для биологических систем. Одним из подходов к разгадке причин старения является исследование динамики взаимодействия генетической и эпигенетической системы. В работе представлены экспериментальные данные по формированию эпигенетических изменений в процессе адаптации биологических систем и их роли в процессе старения.


^ ЭКОЛОГО-ГЕНЕТИЧЕСКАЯ ТЕОРИЯ ОМОЛОЖЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА

Г.Д.Бердышев

Киевский национальный университет им. Тараса Шевченко,

г.Киев, Украина

В 1968 г в книге "Эколого-генетические факторы старения и долголетия" (Л.: Наука) я изложил свою теорию старения, согласно которой за старение и долголетие человека отвечают тесно взаимодействующие генетические и экологические факторы. Высоко оценивая зародившиеся еще в прошлом веке такие разделы геронтологии, как санология, лонгевистика, валеология и другие, занимающиеся сохранением здоровья и омоложением человека, я разработал свою концепцию омоложения, названную ювенологией, которая базируется на воздействии на генетические и экологические механизмы старения.

Ювенология предусматривает методы борьбы как с глубинными, фундаментальными механизмами старения, вызванными в первую очередь супероксидным радикалом кислорода, образующимся при дыхании, так с добавочными, дополнительными механизмами старения, вызванными некачественной водой, пищей и другими повреждающими факторами (жилища, офиса, автотранспорта, радиации и т.д.). Все механизмы старения в первую очередь связаны с повреждением структуры и функции наших генов, управляющих всеми видами обмена веществ. Поэтому главное внимание в омоложении мы уделяем защите структуры и функции генов и регулирующих их деятельность мембран клеток. Поскольку эти повреждения разыгрываются на многих уровнях организации живой материи, являются разнообразными, методы омоложения также должны быть комплексными, организованными в определенную систему, которую я назвал "ювенологической лестницей". В зависимости от финансовых возможностей пациента ювенология предлагает три метода омоложения — народный, элитный и суперэлитный. Они отличаются не только методами, но и используемыми средствами омоложения.

Все три метода омоложения предусматривают замену "грязной" воды в организме человека на "чистую", свободную от земного, космического и информационного загрязнения. Вода является матрицей жизни, в ней совершаются все обменные процессы. Радиоактивные (изотопы трития, кислорода) и тяжелые (изотопы дейтерия, кислорода) разновидности молекулы воды Н2О, другие вредные фракции воды (ортовода) повреждают многие виды обмена веществ, вносят огромный вклад в старение и развитие болезней человека. Теория чехословацкого ученого Ружички прямо называет воду ответственной за старение человека. Животные, потребляющие "легкую" воду с пониженным содержанием дейтерия и трития, имели повышенный иммунитет, высокую активность защитных систем организма, жили в два раза дольше, чем животные, потребляющие обыкновенную воду. Вода долгожителей Хунзы и Вилкабамбы, где средняя продолжительность жизни человека 100 лет, является именно такой водой. Выпускаемые нами установки дают воду долгожителей, обладающей в некоторой степени антиоксидантными свойствами, гасящими процессы фундаментального и ускоренного старения.

Элитный и суперэлитные методы омоложения предусматривают применение генно-инженерных препаратов, гормонов, эмбриональных стволовых клеток и других достижений современной биологии и медицины (криосаун, инфракрасных саун, установок "Горного воздуха" и т.д.). Нами освоена технология их изготовления и все эти водоочистные установки, сауны, камеры "Горного воздуха" могут быть изготовлены ЗАО "Полимед" под руководством его директора кандидата технических наук Н.М.Уланова.

Поскольку на фоне старения развиваются разнообразные болезни старости, омоложение должно предусматривать и лечение сопутствующих болезней, начиная от нормализации зубочелюстного аппарата и кончая косметикой и стимулированием репродуктивной функции человека. Поэтому эффективное омоложение человека возможно проводить только в лечебно-профилактических учреждениях нового типа, которые я назвал ювенаториями (от латинского "ювенис"- молодой). В них должен быть мощный диагностический центр лечения психосоматических заболеваний и центр омоложения. Поскольку омоложение осуществляется по сугубо индивидуальной программе, требует составления медико-генетического паспорта здоровья, диагностический центр ювенатория должен быть максимально компьютеризован, иметь возможность производить как минимум тридцать тестовых анализов.

Нами разработана структура, методики, последовательность всех лечебных и омолаживающих процедур в ювенаториях. Целесообразно в каждом климатически - природном регионе, в каждой крупной стране иметь свой ювенаторий, который бы занимался оздоровлением и омоложением людей своего региона.


^ ГЕНЕТИЧЕСКИЕ И ЭПИГЕНЕТИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ ЗАМЕДЛЕНИЯ СТАРЕНИЯ И ПРОДЛЕНИЯ ЖИЗНИ

В.Г.Шахбазов

Харьковский национальный университет им. В.Н.Каразина

Е-mail: Valery.G.Shakhbazov@univer.kharkov.ua

Этим проблемам большое внимание уделялось на протяжении всей истории геронтологической науки и автор снова обращается к ним в связи с тем, что появились новые результаты экспериментов и новая методика количественного контроля этих факторов. Роль генетических факторов в долголетии как будто не вызывает сомнений и все же, как писал А.В.Нагорный, оно наследуется “весьма сложными и, возможно, непрямыми путями” (1950). С того времени генетической наукой по этой проблеме накоплены новые данные в исследованиях, проведенных на хромосомном и молекулярном уровнях. Автором ранее была показана связь продолжительности жизни с эффектом гетерозиса (Шахбазов, 1970, 1972). Рассматривалась также связь длительности жизни с возрастом родительского поколения. Отрицательное влияние повышения возраста матери известно и проявляется, в частности, в различных генетических патологиях. Влияние возраста отца менее изучено. Но эти влияния должны быть отнесены к числу эпигенетических, как и многочисленные другие факторы, влияющие на протяжении онтогенеза и изменяющие его продолжительность. В связи с этим необходимо отметить, что существуют доступные изучению свойства нативных клеток, определяемые как генетическими, так и эпигенетическими факторами и единый интегральный показатель, отражающий действие тех и других. Этим показателем является электрокинетический потенциал клеточного ядра. Для клеток человека нами впервые показана возрастная кривая этого показателя с максимальными значениями, соответствующими возрасту от 18 до 25 лет. Важно отметить, что именно на этот возраст приходится оптимальный детородный период, а на экспериментальных животных, в соответствующий возрастной период показано максимальное содержание ДНК на клеточное ядро (Клименко,1970). Этот важный период онтогенеза определяет длительность жизни и жизнеспособность потомства. Энергетический уровень этого этапа онтогенеза формируется под влиянием генетических и эпигенетических факторов и его изучение с использованием предлагаемого показателя имеет важное значение для выяснения механизмов старения и долголетия.


^ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ПРОДЛЕНИЕ ЖИЗНИ АНТИОКСИДАНТАМИ: ГРАНИЦЫ ВОЗМОЖНОГО.

Л.К.Обухова

Институт биохимической физики РАН, г.Москва, Россия

Исследования по экспериментальному замедлению процесса старения посредством включения в диету для животных различных химических и биогенных соединений сформировали перспективное направление в биологии старения полвека назад и широко представлены в современной научной литературе.

Для тех веществ, применение которых приводило к увеличению средней или максимальной продолжительности жизни лабораторных популяций крыс, мышей, мухи-дрозофилы, нематоды, был предложен термин “геропротекторы” (Обухова, 1975), т.о. эффективность геропротекторов сводится к количественной прибавке срока существования особей. В числе соединений, испытанных в первую очередь (Harman, 1961) были природные и синтетические антиоксиданты; в совокупности с другими ферментными и неферментными компонентами они образуют систему антиоксидантной защиты, противостоящую свободнорадикальным повреждениям структур клетки (Harman, 1956; Эмануэль, 1958). Согласие с этим тезисом требует признания универсальности действия антиоксидантов как геропротекторов, однако такое прямолинейное рассуждение находится в противоречии с фактами: 1) не все антиоксиданты способны замедлять старение, 2) преимущество принадлежит синтетическим антиоксидантам (Эмануэль, 1984).

Хотя природные антиоксиданты чрезвычайно важны для нормальной жизнедеятельности, давно известно, что бесконтрольное их применение приводит к негативным последствиям (Раскин, 1972). Все это требует внесения серьезных корректив, как в теоретическое осмысление роли свободноокислительных реакций в организме, так и в практику профилактического и клинического применения антиоксидантов.

Следует учитывать, то что: 1) индивидуальная вариабельность содержания витаминов А, Е, С, картина в плазме крови людей очень велика, вплоть до 6 кратной; возрастные изменения слабо выражены; 2) с возрастом уменьшается количество липопротеиновых переносчиков; у старых животных при высоком содержании каротина в крови отмечен его недостаток в органах; 3) в качестве аптечных препаратов используются синтезированные витамины (“идентичные натуральным”), лишенные сопутствующих растительных комплексов, тонко регулирующих антирадикальную активность; 4) использование больших доз антиоксидантов может привести к подавлению энергетически значимых реакций активных форм кислорода (Воейков, 1998).


^ ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ К РАЗРАБОТКЕ ЭФФЕКТИВНЫХ МЕТОДОВ ГЕРОИММУНОМОДУЛЯЦИИ

Л.Ф.Андрианова

Институт геронтологии АМН Украины, г. Киев, Украина

E-mail:direct@geront.freenet.kiev.ua

В начале ХХI века, вопреки оптимистическим прогнозам, человечество столкнулось почти с теми же медицинскими проблемами, которые тревожили его в начале прошлого столетия: рост заболеваемости туберкулезом, сифилисом, эпидемии гриппа, распространение новых инфекций – СПИДа, гепатита С.

В комплексном решении этих проблем уязвимым звеном оказывается контингент людей, слабо защищенных как биологически, так и социально, - людей пожилого и старческого возраста. Это обусловлено их повышенной восприимчивостью к инфекционным заболеваниям, связанной, в частности, с возрастными особенностями системы иммунитета.

В настоящее время борьба с инфекционными заболеваниями предусматривает два основных направления их профилактики:

- разработка усовершенствованных вакцин;

- разработка оптимальных схем иммунизации.

В области разработки усовершенствованных вакцин достигнуты большие успехи, в частности, путем выделения фрагментов антигена, которые запускают иммунный ответ для широкого спектра заболеваний – от малярии до злокачественных опухолей.

При разработке оптимальных схем иммунизации исследованиями механизмов иммунного ответа установлены возрастные особенности образования антителобразующих клеток (АОК).

В экспериментах на мышах линии СВА молодого и старого возраста были показаны существенные различия в продукции АОК в ответ на введение антигена в зависимости от схемы его введения и возраста экспериментальных животных. У молодых мышей максимальное количество АОК вырабатывалось в первичном иммунологическом ответе (ПИО), при однократном введении антигена. У старых мышей ПИО был резко снижен. Противоположный эффект был зарегистрирован, если животные подвергались предварительному антигенному примированию, т.е. при двукратном введении антигена с коротким интервалом: в этом случае у молодых животных ответ был ниже, чем ПИО, а у старых – на порядок выше.

Полученные данные могут быть основой для разработки схем вакцинации людей разного возраста.


^ ОБЩЕБИОЛОГИЧЕСКОЕ РЕШЕНИЕ ПРОБЛЕМЫ СТАРЕНИЯ

В.Е.Чернилевский

Московский государственный медико-стоматологический университет, г.Москва, Россия

На основе общебиологического подхода к проблеме старения (Ст) рассматриваются перспективы продления жизни человека. Проведенный нами анализ Ст организмов различных систематических групп позволил найти общие закономерности Ст. Здесь приводятся выводы о Ст млекопитающих. Ст - это снижение жизнеспособности организма вследствие замедления самообновления клеток, органов и тканей. Самообновление - основное свойство живого, обеспечивается за счет системы стволовых клеток (СК) в течение всей жизни. В процессе морфогенеза до полового созревания (ПС) Ст не проявляется вследствие преобладания сомообновления над апоптозом клеток и функция СК направлена на рост и соматическое развитие организма. У млекопитающих половое созревание начинается в стадии гаструлы с отделения половых клеток от соматических вследствие наличия т.н. зародышевой плазмы (ЗП) в цитоплазме зиготы и бластомерах. Далее ЗП присутствует в половых клетках и обнаружена в некоторых СК. В других соматических клетках ЗП отсутствует, самообновление их снижается, но СК восполняют их гибель. После ПС пролиферация клеток в органах замедляется и самообновление их снижается, но не за счет внутренних причин, а вследствие Ст организма. СК не имеют внутренней причины Ст и продолжают восполнять гибель клеток, но менее эффективно, т.к. они начинают активно участвовать в репродуктивной функции организма, снижая функции обновления других тканей. Это особенно проявляется у организмов с однократным половым размножением. Под влиянием изменения микроокружения СК в стареющем организме изменяются и функции СК. С помощью клеточной терапии удается корректировать возрастные изменения и увеличить среднюю ПЖ человека. Дальнейшее продление жизни возможно при воздействии на Ст организма. При этом известные способы замедления Ст (голодание, охлаждение тела, длительный сон, антиоксиданты и др.) эффективны при снижении обмена веществ, т.е. у организмов с лабильным обменом (мыши, крысы, зимоспящие), но не у человека. Указанные воздействия являются компонентами гипобиоза у всех беспозвоночных и гетеротермных млекопитающих. В этом состоянии у них резко замедляются обмен веществ и Ст независимо от его причин и механизмов. При этом происходит уменьшение массы органов и распаковка СК. После гипобиоза наблюдается самообновление животных за счет СК, которое можно усилить, активизируя систему СК. Таким образом, ПЖ многих видов животных может быть продлена в несколько раз. У человека элементы гипобиоза проявляются слабо и значительного снижения обмена веществ при этом не происходит вследствие особенностей терморегуляции. Однако известно, что с помощью специальных тренировок удается снизить основной обмен и это можно использовать для замедления Ст человека.


^ ВОЗМОЖНЫЙ СПОСОБ ПРОДЛЕНИЯ ЖИЗНИ ЧЕЛОВЕКА

Чернилевский В.Е.

Московский государственный медико-стоматологический университет, г.Москва, Россия

Способ основан на том, что у многих млекопитающих в состоянии гипобиоза резко снижается основной обмен веществ (ООВ) и замедляется старение независимо от его причин и механизмов, а после гипобиоза происходит самообновление тканей. При этом длительность жизни некоторых видов (полевок, землероек и др.) может увеличиваться в несколько раз. В опытах по продлению жизни на мышах СД2 F1, не впадающих в гипобиоз, нам удавалось снижать ООВ с помощью фармакологических средств и гипокси-гиперкапнических газовых сред. В данной работе исследовались возможности снижения ООВ у человека с целью продления жизни. Трудности в данном случае связаны с особенностями терморегуляции. Во время сна эти особенности менее выражены : частота дыхания и сердцебиений, температура тела, потребление О2 (ПО2) и выделение СО2 (ВСО2). На фоне мышечного расслабления ООВ снижается на 20%. Дальнейшее снижение ООВ во время сна возможно за счет тренировки дыхания. Вначале достигается экономичность и эффективность дыхания ограничением вдоха. Затем отрабатывается замедление частоты дыхания с помощью задержек дыхания и ступенчатого дыхания. Со временем замедленное дыхание автоматизируется. Установлено, что при таком дыхании ПО2 и ВСО2 снижаются вдвое, повышаются коэффициент использования О2, устойчивость к гипоксии, неспецифическая резистентность организма к различным заболеваниям и жизнеспособность. Дозированное голодание на фоне полного мышечного расслабления облегчает дыхательные тренировки, делает их более эффективными и позволяет снизить ООВ вдвое. Периодическое воздействие на организм газовых сред с содержанием СО2 до 6% и О2 15% способствует снижению ПО2 и ВСО2 до 50%. Под наблюдением физиологов описаны случаи погружения тренированных людей в недельный сон в герметичной камере. При этом у них значительно снижались ООВ и температура тела (Д.Эберт, 1993). Некоторые из этих людей во время сна снижают частоту дыхания в10 раз и выглядят намного моложе своего возраста. Приведенные данные позволяют предложить способ продления жизни человека: применение во время 7-8 час сна автоматического ритма 2 дыхания в мин на фоне полного мышечного расслабления и голодания для замедления ООВ и старения. Известно, что во время сна повышается секреция анаболических гормонов. Это приводит к активации синтеза белков и нуклеиновых кислот, т.е. к самообновлению тканей, причем ритм клеточного обновления и митозов возрастает в течение ночи. После сна эти процессы следует усилить с помощью гипокси-гиперкапнических газовых сред и специальных упражнений, направленных на расширение резервных возможностей организма.


^ РЕГЕНЕРАЦИЯ, КЛЕТОЧНАЯ ПРОЛИФЕРАЦИЯ И СТАРЕНИЕ

А.Н.Хохлов

Сектор эволюционной цитогеронтологии, биологический

факультет МГУ им. М.В.Ломоносова, г.Москва, Россия

E-mail:khokhlov@gerontol.bio.msu.su

Хорошо известно, что, во-первых, способность различных органов и тканей организма к регенерации (причем регенерации самых разных типов) снижается при старении, а во-вторых, в процессе регенерации участвует клеточная пролиферация. В данном случае мы наблюдаем ту самую потенциальную способность клеток к "экстренному" размножению, которую в обычных условиях (без повреждения ткани или развития в ней того или иного патологического процесса) оценить невозможно. Таким образом, анализ процесса регенерации у животных или людей разного возраста позволяет измерять пролиферативную активность даже тех клеток, которые полностью (или почти полностью) прекратили свое размножение после завершения развития и роста организма. Общеизвестно, что удаление у крыс 2/3 печени, митотический индекс которой чрезвычайно низок, приводит к резкому всплеску пролиферативной активности ее клеток и восстановлению исходных размеров органа за 1-3 недели (в зависимости от возраста). Регенерационная же гипертрофия миокарда после инфаркта и регенерация скелетных мышц являются примерами стимуляции митотической активности практически "пролиферативно мертвых" клеток (или хотя бы их ядер). В связи с вышесказанным напрашивается вывод об уменьшении с возрастом упомянутой потенциальной способности неделящихся (или очень медленно делящихся) клеток к размножению. В то же время, последние эксперименты по длительному культивированию диплоидных кожных фибробластов, полученных от практически здоровых людей разного возраста, показали, что пролиферативный потенциал этих клеток ("лимит Хейфлика") не зависит от возраста донора. Это может свидетельствовать о том, что или 1) пролиферативный потенциал различных клеток может по-разному зависеть от возраста, или 2) снижение способности клеток, участвующих в регенерации, к размножению не затрагивает их пролиферативный потенциал (т.е. число делений "по Хейфлику"), а является лишь отражением возникших в клетках в результате их "стационарного старения" дефектов, приводящих к уменьшению скорости первых делений. В пользу второго предположения свидетельствует, в частности, тот факт, что клетки, взятые из "новой" (т.е. возникшей в результате регенерации) части печени крыс разного возраста, с одинаковой скоростью размножаются in vitro.

Хотелось бы также отметить, что исследование возрастных изменений процессов регенерации может пролить свет и на механизмы старения per se, ибо в отсутствие таких процессов возрастные изменения макромолекул (а затем и клеток, тканей и органов) очень быстро привели бы организм к гибели. Иными словами, регенерационные механизмы, в норме "отслеживающие" и устраняющие, насколько это возможно, постоянно возникающие в организме дефекты такого рода, постепенно перестают справляться со своими обязанностями, что и вызывает старение организма.

Автор благодарен РФФИ за поддержку (грант 00-04-48049).


^ КОАГУЛЯЦІЙНО-ГІПОТРОФІЧНА ТЕОРІЯ СТАРІННЯ

В.А.Монастирський

Львівський державний медичний університет ім. Данила Галицького

м.Львів, Україна

Створюючи теорію старіння, ми виходили з таких положень. По-перше, природна, не зумовлена хворобами смерть організму є генетично запрограмованою (цього механізму ми не торкаємося), тоді як старіння є лише генетично детермінованим процесом. По-друге, процес старіння дуже повільно, але неухильно призводить до розвитку прогресуючих дегенеративно-дистрофічних змін (пошкоджень) в органах.

З цього випливає, що механізм старіння організму як складної біологічної системи фактично зводиться до механізму розвитку вікових дегенеративно-дистрофічних змін в органах.

За нашими даними, вікові зміни в органах мають коагуляційно-гіпотрофічний генез, що й дає підстави говорити про коагуляційно-гіпотрофічну теорію старіння. В основі цієї теорії лежать такі, виявлені нами, коагулологічні явища й закономірності:

1. Дві добре відомі в літературі ферментні системи – коагуляційна (система тромбіну) і фібринолітична (система плазміну) фактично є підсистемами або важелями більш складної регуляторної системи, яку ми описали під назвою “тромбін-плазмінова система” (ТПС).

2. ТПС є й функціонує у всіх основних середовищах організму (ОСО) – цитоплазмі різних клітин організму, у проміжній сполучній тканині (ПСТ) й у крові.

3. Основна біологічна роль ТПС полягає у забезпеченні в усіх ОСО двох процесів – біологічної коагуляції (цито-гісто-гемокоагуляції), яку здійснює підсистема тромбіну і біологічної регенерації, яку здійснює підсистема плазміну.

4. Цито-гісто-гемокоагуляція (біокоагуляція) функціонує як фізіологічний коагуляційно-гіпотрофічний механізм, а біорегенерація – як регенераційно-нормо (гіпер) трофічний механізм.

5. Під впливом різних хвороботворних агентів коагуляційно-гіпотрофічний механізм із фізіологічного перетворюється на патофізіологічний і стає механізмом розвитку окремого виду дистрофій, які ми описали під загальною назвою “коагуляційні дистрофії”.

6. Коагуляційно-гіпотрофічний механізм зумовлює коагуляційні і дистрофічні пошкодження (коагуляційна дистрофія). Коагуляційні пошкодження є наслідком зумовлених тромбіном змін структури білків ОСО: перетворення фібриногену у фібрин (у крові і ПСТ), полімеризації актину клітин (перетворення Г-актину у Ф-актин) і денатурації інших білків, як різних колоїдів ОСО, так і їх мембранних та не мембранних структур. Перераховані зміни структури білків і спричиняють розвиток первинних коагуляційних пошкоджень (змін) ОСО. Слід особливо наголосити, що в клітинах ці пошкодження мають усі ознаки дегенеративних змін. Первинні коагуляційні зміни ОСО (- це головна ланка патогенезу) включають одночасно всі три ланки механізму зниження трофіки: клітинну (ферментопатичну) і дві позаклітинні – циркуляторну та нейротрофічну ланки, що й спричиняє розвиток вторинних дистрофічних пошкоджень органів (клітин)

Зараз є достатньо даних, які свідчать про те, що вікові дегенеративно-дистрофічні зміни в органах за своєю суттю є генетично детермінованою білковою паренхіматозно-стромально-судинною коагуляційною дистрофією, розвиток якої, за нашими даними, і є процесом старіння.

Таким чином, коагуляційно-гіпотрофічну теорію старіння можна подати у вигляді такої послідовності реакцій: вікові зміни генної регуляції функціонування підсистем ТПС (зниження синтезу інгібіторів тромбіногенезу та активаторів плазміногенезу (повільне зростання переважання біокоагуляції (коагуляційно-гіпотрофічного механізму) над біорегенерацією (регенраційно-нормотрофічним механізмом) (розвиток вікової коагуляційної дистрофії (старіння).


Coagulation hypotrophic theory of aging

^ V.A. Monastyrskyy

Danylo Halytskyy Lviv State Medical University, Lviv, Ukraine

Establishing the theory of aging we proceeded from the following provisions. Firstly, natural, not conditioned by the diseases, death of the organism is genetically programmed (this mechanism is not considered in this article), whereas the aging is only a genetically determined process. Secondly, the process of aging slowly, though steadily causes the development of progressive degenerative and dystrophic alterations (failures) in the organs.

It follows from this that the mechanism of organism aging as a complex biologic system is factually comes to the development of aging degenerative and dystrophic alterations in the organs.

According to data obtained, the aging changes in the organs have coagulation and hypotrophic genesis, which allows to discuss the coagulation and hypotrophic theory. There were determined the following coagulation phenomena and patterns, which form the basis of the theory:

1. Two ferment systems, well known in the literature – coagulation (thrombin system) and fibrinolytic (plasmin system) in fact are subsystems or key factors of more complex system, which was described by us as a “Thrombin and Plasmin System” (TPS).

2. TPS exists and functions in all principal media of an organism (PMO) – cytoplasm of various organism cells, in the intermediate connective tissue (ICT) and in the blood.

3. The main biologic role of TPS lays in the providing of all PMO with two processes – biologic coagulation (cyto- histo – hemocoagulation), produced by the subsistem of thrombin and biologic regeneration, carried out by plasmin subsystem.

4. Cyto- histo – hemocoagulation (biocoagulation) functions as a physiologic coagulation and hypotrophic mechanism, and bioregeneration as a regenerative normo (hyper) trophic mechanism.

5. Under the influence of various pathogenic agents the coagulation and hypotrophic mechanism from physiologic transforms into pathophysiologic and becomes the mechanism of the development for individual kind of the dystrophy, which was described by us as a “coagulation dystrophy”.

6. Coagulation and hypotrophic mechanism conditions the coagulation and dystrophic failures (coagulation dystrophy). Coagulation failures are the consequence of the changes in the PMO protein structure stipulated by the thrombin: transformation of fibrinogen into fibrin (in the blood and ICT), polymerization of cell actin (transformation of G- actin into F- actin) and denaturation of other proteins such as various PMO colloids and their membrane and non- membrane structures. The mentioned changes of protein structure cause the development of the primary coagulation failures (changes) of PMO. It should be underlined that in the cells these failures have all signs of degenerative changes. The primary coagulation changes of PMO (it is the main link of pathogenesis) include simultaneously three links of trophism deceare mechanism: cellular (enzymopathic) and two ectocytic – circulation and neurotrophic links, which causes the development of the secondary dystrophic failures of organs (cells).

At present there exist a sufficient number of data, which prove that aging degenerative and dystrophic changes in the organism by their essence are genetically determined protein parenchymatous – stroma – vascular coagulation dystrophy, the development of which according to our data are the process of aging.

Therefore, coagulation and hypotrophic theory of aging may be presented as the following consequence of reactions: age failures of genetic regulation of TPS subsystem functioning ? decrease of thrombinogenesis inhibitors and plasminogenesis activators synthesis ? slow increase of biocoagulation prevailing (coagulation and hypotrophic mechanism) under the bioregeneration (regenerative – normotrophic mechanism) ? development of age coagulation dystrophy (aging).





Скачать 2,07 Mb.
оставить комментарий
страница1/10
Дата29.09.2011
Размер2,07 Mb.
ТипТезисы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх