Политкорректность как коммуникативная категория современного английского языка (на материале художественных и публицистических текстов) icon

Политкорректность как коммуникативная категория современного английского языка (на материале художественных и публицистических текстов)



Смотрите также:
План. Сущность и функции публицистики...
План работы рмо учителей английского языка на 2011- 2012 учебный год Руководитель рмо: Демидова...
Александрова О. В...
Категория футуральности и средства ее языковой манифестации (на материале английского языка)...
Категория персуазивности и её репрезентация в окказиональных дериватах ( на материале...
Лексикология и фразеология современного английского языка...
-
Учебная программа Дисциплина Лексикология английского языка...
«Животный мир»...
Для предоставления по требованию...
Речевые средства выражения инвективных смыслов в жанре комментария публицистического дискурса (...
Программа дисциплины опд. Ф. 02. 3 Лексикология английского языка 1...



скачать


На правах рукописи


ВАШУРИНА ЕКАТЕРИНА АНДРЕЕВНА


ПОЛИТКОРРЕКТНОСТЬ КАК КОММУНИКАТИВНАЯ КАТЕГОРИЯ СОВРЕМЕННОГО АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА (НА МАТЕРИАЛЕ ХУДОЖЕСТВЕННЫХ И ПУБЛИЦИСТИЧЕСКИХ ТЕКСТОВ)


Специальность 10.02.04 – германские языки


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук


Самара – 2011


Работа выполнена на кафедре лингвистики, межкультурной коммуникации

и социально-культурного сервиса

ФГБОУ ВПО «Самарский государственный архитектурно-строительный университет»



^ Научный руководитель:

доктор филологических наук,

профессор

Вышкин Ефим Григорьевич



Официальные оппоненты:

доктор филологических наук,

профессор

^ Водоватова Татьяна Евгеньевна






кандидат филологических наук,

доцент

Сучкова Светлана Анатольевна



^ Ведущая организация:

ФГБОУ ВПО «Южный федеральный университет»



Защита состоится 16 февраля 2012г. в 13 часов на заседании диссертационного совета Д 212.216.03 в ФГБОУ ВПО «Поволжская государственная социально-гуманитарная академия» по адресу: 443099, г. Самара, ул. М. Горького, 65/67, ауд. 9.


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Поволжской государственной социально-гуманитарной академии.


Электронная версия автореферата размещена на официальном сайте ВАК Министерства образования и науки РФ www.vak2.ed.gov.ru и на официальном сайте ФГБОУ ВПО «Поволжская государственная социально-гуманитарная академия»: www.pgsga.ru


Автореферат разослан « 30 » декабря 2011 г.


Учёный секретарь

диссертационного совета

доктор филологических наук, профессор Е.Б. Борисова

^ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Реферируемая работа посвящена комплексному лингвистическому описанию политической корректности (ПК), одного из самых ярких и в то же время спорных проявлений социальной и языковой политики в англоязычных странах. Изучение ПК в современном гуманитарном знании носит междисциплинарный характер, однако коммуникативная природа этого явления придает первостепенное значение выявлению лингвистических и сопровождающих их паралингвистических механизмов порождения ПК. На протяжении долгого времени политическая корректность занимает значительное место в жизни в первую очередь американского социума, затем она выходит за пределы американского варианта английского языка, и с нарастающей экспансией этого варианта она все в большей степени проявляется и в других вариантах английского языка, в частности британском. По существу она становится частью не только современного англоязычного лексикона, но и образа мыслей, вызывая непрекращающиеся дебаты между сторонниками и противниками данного явления.

В связи с дискуссионностью данного феномена, проблемы политической корректности широко освещаются в публицистике и рассматриваются представителями научных сообществ разных областей знаний. В отечественной науке к этому явлению подходят прежде всего с позиций культурологии и социологии. В работах А.В. Остроуха и М.Ю. Палажченко политическая корректность изучается как культурологическое явление. В диссертации Ю.Л. Гумановой политическая корректность анализируется как социокультурный процесс. С.Г. Тер-Минасова, Л.В. Цурикова, В.В. Панин подходят к ПК как лингвистическому явлению, однако эти исследования ориентированы главным образом на реализацию ПК на уровне лексики и преимущественно в американском варианте английского языка.

За рубежом проблемами ПК в аспектах различных научных дисциплин занимались Диана Равич (Diana Ravitch), Динеш Д’Соуза (Dinesh D'Souza), Джерри Адлер (Jerry Adler), Пол Берман (Paul Berman), Дебора Камерон (Deborah Cameron), Стенли Фиш (Stanley Fish), Робин Лакофф (Robin Lakoff), Джеффри Хьюз (Geoffrey Hughes). Монографии Динеш Д’Соузы “Illiberal Education: The Politics of Race and Sex on Campus” и Дианы Равич “The Language Police: How Pressure Groups Restrict What Students Learn” посвящены влиянию ПК на систему образования в США. Д. Равич особое внимание уделяет вводимой движением цензуре при написании школьных учебников в Америке. Автор убедительно показывает, что цензура началась с рекомендаций издателям, и ее давление усиливается в вопросах выбора учебных пособий для школ и вузов. В работе Пола Бермана “Debating PC” представлены различные взгляды на ПК, изложенные на конференции Ассоциации современных языков в Чикаго 1990, а также главы, посвященные политике и канону, свободе речи и речевым кодексам, мультикультурализму, публичным школам и будущему. Монографии Стенли Фиша “There’s No Such Thing as Free Speech, and It’s a Good Thing, Too”, Робина Лакоффа “The Language War” и Джеффри Хьюза “Political Correctness: A History of Semantics and Culture” посвящены языковому аспекту ПК.

Актуальность настоящего исследования складывается из нескольких моментов. Во-первых, традиционно лингвистические исследования проводятся на американском варианте английского языка, оставляя вне поля зрения специфику аналогичных процессов в других вариантах, в том числе и британском. Во-вторых, для современной антропоцентрической парадигмы становится уже недостаточным описание структурно-семантических характеристик репрезентирующих ПК лексических единиц, она требует функционально-прагматического подхода к описанию коммуникативной природы этого явления, который и предлагается в настоящей работе. В-третьих, для рельефного представления механизмов реализации ПК в речевых произведениях необходим учет паралингвистических факторов.

Объектом исследования является лингвистическая составляющая многомерного социально-языкового феномена политической корректности. Предметом исследования стало взаимодействие лексических и синтаксических средств выражения ПК для создания необходимого коммуникативно-прагматического эффекта в британской публицистике и англоязычной литературе.

Источниками материала исследования послужили авторитетные англоязычные (американские и британские) словари, в том числе словари эвфемизмов, статьи из британской периодической печати, а также в определенной степени отражающие национальную специфику языковой реализации ПК романы современных авторов из различных стран Содружества. Все эти романы получили или номинировались на престижную Букеровскую премию (The Man Booker Prize).

Цель работы состоит в комплексном лингвистическом описании политической корректности как коммуникативного явления с учетом семантических, структурных и прагматико-речевых характеристик в литературе Британии и стран Содружества. Для достижения поставленной цели решаются следующие задачи:

  1. разработать механизмы анализа и описания лингвистического аспекта политической корректности на основе введения системы оппозиций «политическая корректность – политическая некорректность», «политкорректное значение – политкорректный смысл»;

  2. выделить из источников материала исследования корпус выражений, имеющих отношение к проблеме ПК, то есть единиц, считающихся неполиткорректными (табуированными) в соответствующей традиции и их политкорректных аналогов;

  3. с помощью компонентного и лингвостилистического анализа определить динамику участия различных компонентов значения в порождении релевантных для ПК смыслов;

  4. показать специфику категории политической корректности в прагматическом аспекте при помощи прагмалингвистического анализа и аппарата теории речевых актов;

  5. представить картину взаимодействия способов паралингвистического выражения политкорректного смысла с лингвистическими способами выражения политической корректности.

Для достижения цели исследования и решения поставленных задач использовались методы лингвостилистического, компонентного, прагмалингвистического, контекстуального, количественного, сопоставительного анализа.

^ Научная новизна работы состоит прежде всего в рассмотрении реализации политической корректности как речевой категории на материале современной англоязычной художественной литературы и британской прессы, введении понятия «политкорректный смысл», позволяющем показать реализацию политкорректности на уровне коммуникации, в том числе и в речевых актах, а также исследовании паралингвистических средств выражения политкорректного смысла.

^ Теоретическая значимость работы заключается во введении оппозиций «политическая корректность – политическая некорректность», «политкорректное значение – политкорректное смысл», на которых строится описание функционирования данного явления на прагматико-коммуникативном уровне.

^ Практическая ценность работы заключается в возможности использовать результаты исследования при подготовке курсов лекционных и семинарских занятий по лингвокультурологии, страноведению, лексикологии, стилистике, истории зарубежной литературы, межкультурной коммуникации, а также при написании научных работ в сфере лингвистики и литературоведения.

^ Основные положения, выносимые на защиту:

  1. политическая корректность, выйдя за пределы американской культуры и американского варианта английского языка, нашла в других национальных культурах, в том числе и британском варианте английского языка, свое специфическое проявление, выражение которого можно проследить на материале британской прессы и издаваемой в Британии англоязычной литературы, созданной авторами различных стран Содружества;

  2. введение оппозиции «политическая корректность – политическая некорректность» дает возможность показать перераспределение значимости среди компонентов лексического значения при их употреблении в соответствующих контекстах, в частности, какую роль коннотативные значения играют в порождении прагматических смыслов;

  3. проявление политической корректности не ограничивается лексическим уровнем, оно отличается особыми характеристиками в практике речевого общения, что позволяет перенести фокус исследования на уровень коммуникации;

  4. в формировании политкорректного смысла наряду с эксплицитно выраженными компонентами высказываний важную роль играют пресуппозиции и импликатуры, которые могут создавать такой смысл без опоры на эксплицитно выраженные составляющие;

  5. регулятивный характер ПК отражается в том, что политкорректные смыслы порождаются преимущественно в директивных и ассертивных речевых актах;

  6. политкорректный смысл реализуется за счет не только вербальных средств, но и невербальных, в том числе паралингвистических.

^ Апробация работы. Результаты исследования были представлены на международной научно-практической конференции «Языковые коммуникации в системе социально-культурной деятельности» (Самара, СГАКИ, 10-11 ноября 2008г.), конференции «Актуальные вопросы теории, практики и дидактики перевода» (Самара, МИР, 23-24 января 2009г), 66 Всероссийской научно-технической конференции по итогам НИР Самарского государственного архитектурно-строительного университета (Самара, СГАСУ, 8 апреля 2009г.), XIV Межрегиональной научно-практической конференции «Профессиональная компетенция преподавателя в современной парадигме образования» (Самара, СГАУ, 2008г), международном семинаре «Современная британская литература в российских вузах» (Пермь, ПГУ, сентябрь 2010г.), международном молодежном научном форуме «ЛОМОНОСОВ-2011» (Москва, МГУ, 11-15 апреля 2011г.); а также в статьях, опубликованных во входящих в реестр ВАК РФ журналах «Известия самарского научного центра РАН» (Самара, 2011г.) и «Перспективы науки» (Тамбов, 2011г.), в разделе коллективной монографии «Лингвистика и межкультурная коммуникация» (Красноярск, 2011г.).

^ Структура диссертации. Диссертационная работа состоит из введения, трех глав, заключения, библиографического списка из 234 наименований на английском и русском языках и 1 приложения.


^ ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ


Во Введении обосновывается выбор темы диссертации, указывается ее актуальность, раскрывается научная новизна, теоретическая значимость и практическая ценность результатов работы, формулируются предмет и объект исследования, определяются его цели и задачи, освещается его методологическая база.

^ Первая глава «Политическая корректность как языковое явление в современном мире» посвящена теоретическим вопросам, связанным с объектом исследования, представляющим собой комплексное социокультурное и социолингвистическое явление, ведущее к переосмыслению существующих стереотипов и поведенческих норм, направленных, по мнению сторонников политической корректности, на устранение дискриминации в различных областях. В первом разделе первой главы «Определение политической корректности как лингвистического феномена» рассматриваются различные подходы к исследованию сущности явления ПК. Для данного исследования политическая корректность представляет интерес прежде всего как лингвистическое и коммуникативное явление. С этих позиций, будем рассматривать политическую корректность как коммуникативную категорию, реализующуюся не только в языке, но и в речи. Таким образом, наиболее релевантным для задач нашего исследования представляется подход В.В. Панина. В его понимании политическая корректность представляет собой языковую категорию, интегральный признак которой заключается в том, что в коннотативном значении языковой единицы не содержится идей дифференцированного отношения на основании расы, национальности, этноса, гендера, возраста, культуры, образования (канон, учебные планы), неизлечимых болезней (СПИД) и инвалидности, умственных и психических расстройств, сексуальной ориентации, прав животных, защиты окружающей среды, зависимостей (вредных привычек), преступной деятельности, классовой принадлежности и социально-имущественного положения, внешнего вида, а дифференциальный признак – исключение вышеназванных видов дифференцированного отношения при употреблении языковой единицы.

Во втором разделе первой главы «История возникновения и развития политической корректности и ее отражение в языке» освещается история появления и становления исследуемого феномена. Политкорректность возникла благодаря лидеру коммунистической партии Китая Мао Цзе-Дуну в 1930х гг, и трансформировавшись появилась в 1980х гг. в университетах США на волне феминизма, университетского движения, борьбы национальных и расовых меньшинств за свои права. Став неотъемлемой языковой и культурной составляющей американского социума, ПК выходит за пределы этого общества и находит отчетливое проявление в языках и социумах различных стран Европы, в том числе и в Британии.

В третьей части первой главы «Составляющие понятия политической корректности» рассматриваются явление мультикультурализма, программа позитивных действий, приведшая к положительной дискриминации, различные социальные и политические акции, направленные на устранение при помощи политической корректности разнообразных видов дискриминации: расизм, этноцентризм, антропоцентризм, сексизм, гетеросексизм и другие. Неотъемлемой частью движения стал политически корректный язык, борющийся с дискриминацией на лингвистическом уровне. При употреблении политкорректного языка рекомендуется соблюдать речевые кодексы, запрещающие использовать слова, оскорбительные для дискриминируемых групп населения.

Во второй главе «Отражение категории политической корректности в британской прессе и англоязычных словарях» анализируется функционирование категории политической корректности в британских и американских словарях и британской публицистике.

Отобранный материал был исследован с помощью компонентного и лингвостилистического анализа. Компонентный анализ политкорректных и неполиткорректных лексем позволил рассмотреть механизмы реализации оппозиции «политическая корректность – политическая некорректность» на уровне лексики, а также выявить, за счет чего лексемы, обозначающие один и тот же объект действительности, приобретают политкорректные и неполиткорректные значения.

Лингвостилистический анализ текстов британских СМИ позволил выявить стилистические, структурные и лингвистические особенности посвященных политкорректным темам статей из британских периодических изданий.

Рассмотрение реализации категории политической корректности на уровне лексики на основе публицистического материала показало, что наиболее актуальные политкорректные темы для британских СМИ – это расовое, этническое, гендерное равноправие, защита окружающей среды, адаптация в обществе людей с ограниченными физическими возможностями, права людей нетрадиционной сексуальной ориентации.

Анализ выборки из словарей, позволил классифицировать политкорректную лексику тематически и структурно. Более подробно с тематической и структурной классификациями можно ознакомиться в тексте диссертационной работы.

В третьей главе «Семантико-прагматические аспекты реализации категории политической корректности в современной англоязычной литературе» рассматриваются проявления особых характеристик явления политической корректности в практике речевого общения (это позволяет перенести фокус исследования с лексического уровня на уровень коммуникации) с позиций лингвистической семантики и прагматики на материале романов таких современных авторов, как J. M. Coetzee, David Lodge, Julian Barnes, Ian McEwan, Jill Dawson, Zadie Smith, Yann Martel, David Mitchell, Nick Hornby, Hilary Mantel, Alan Hollinghurst, Julia Darling, Jonathan Coe, Penelopy Lively и других, представляющих различные страны Британского Содружества наций. Выбор текстов современной англоязычной литературы в качестве материала исследования вызван тем, что художественные произведения являются своеобразным отражением разнообразных сторон языковой и внеязыковой реальности, окружающей авторов. Соответственно явление политической корректности, возникшее сравнительно недавно (с точки зрения исторической перспективы), но активно влияющее на язык, культуру, идеологию, политику, законодательство, социум в западных странах, не может не повлиять и на авторов современной англоязычной литературы, что непременно найдет отражение в текстах созданных ими художественных произведений.

В первом разделе третьей главы «Понятие «политкорректный смысл» и средства его выражения в высказываниях» выдвигается предположение, что категория политической корректности в синтаксических единицах реализуется прежде всего за счет того, что план содержания этих единиц заключает в себе информацию, относящуюся к вопросам, входящим в сферу влияния политической корректности, и подаваемую с позиций антидискриминационного отношения к этим вопросам. В этой части работы анализируется, за счет чего содержание того или иного высказывания является политкорректным или неполиткорректным. Руководствоваться наличием в поверхностной структуре высказывания политкорректной или неполиткорректной лексики при определении содержания высказывания как политкорректного или некорректного не всегда оказывается верным.

Проиллюстрируем это отрывком из романа Пенелопы Лайвли «Лунный тигр»


  1. «It was always mildly satisfying to see British racial complacency matched if not excelled by French xenophobia; the contempt with which Madame Charlot and her friends could invest the word 'arabe' was more pungent even than the careless English 'Gyppo' or the curious pejorative use of 'native'».1


Здесь употреблены политически некорректные лексемы arabe, gyppo, native, служащие для референции к уроженцам Египта. В предложении англичанам и французам (в лице мадам Шарло и ее друзей) предицируется презрительное дискриминационное отношение к египтянам, присущее французам в большей степени. Пренебрежительное отношение представителей одной национальности к людям других национальностей политически некорректно, так как именно такое отношение и составляет содержание рассматриваемого предложения, можно считать содержание политически некорректным. В приведенном примере неполиткорректные лексемы в поверхностной структуре синтаксической единицы являются языковым выражением некорректного содержания.

В поверхностной структуре предложения из романа Алана Холлингхёрста «Линия красоты» присутствует неполиткорректное словосочетание deaf pensioners.


  1. «And how could you honestly expect Gerald, at the door of the Cabinet, in the Lady's favour, an amusing speaker from the floor of the House, to bother very much for an audience of squalling kids and deaf pensioners 2


Одним из актов референции является отсылка к лицу по имени Джеральд, высокопоставленному чиновнику, депутату, которому предицируется отсутствие заботы о нуждах простых людей, в чем собственно и должна состоять его работа. В понятие политической корректности входит изживание дискриминации по возрастным и социальным признакам, в содержании рассмотренного предложения, наоборот, выражается дискриминация по возрасту и социальному статусу со стороны политика, следовательно, подобное содержание политически некорректно.

В отрывке из романа Джил Доусон «Сорока» политкорректная лексема способствует выражению политкорректного содержания всего предложения:


  1. «It is her job to listen and to reflect back and to help fire-fighters express their feelings in a safe and supportive environment».3


В приведенном отрывке употреблена лексема fire-fighter, которая, если верить «Словарю политкорректной лексики» Найджела Риза (^ The Politically Correct Phrasebook, Nigel Rees), является политически корректным аналогом fireman. Компонент –man, акцентирущий внимание на принадлежности работающего в пожарной службе человека прежде всего к мужскому полу, придает лексеме fireman неполиткорректное значение. Употребление гендерно-нейтрального обозначения fire-fighter позволяет избежать не только дискриминации по признаку пола, но и обозначить деятельностную, личностно-активную позицию объекта референции. С позиций политической корректности внимание прежде всего должно уделяться личности человека, а потом уже сопутствующим ей признакам. Анализ пропозиции вышеприведенного высказывания из романа Джил Доусон, показывает, что один из осуществляемых в ней актов референции – обозначение неких лиц как fire-fighters, которым предицируется действие выражения чувств в атмосфере безопасности и поддержки. Осуществление референции за счет политкорректной лексемы fire-fighter и отсутствие в предицируемом действии дискриминационного отношения делает все высказывание политически корректным.

Но, возможна ситуация, когда, несмотря на употребление политкорректных лексем, высказывание в целом некорректно. Например,


  1. «Ladies, gentlemen, fellow Black Swans. That so many of you have braved this frosty evening is in itself proof of the strength of feeling in our community about our elected council's shameful-shameless – attempt to meet its obligations under the' – he cleared his throat - '1968 Caravan Sites Act, by turning our village – home , to all of us – into a dump for so-called “travellers”, “gypsies”, “Romany” or whatever the correct “liberal” – with a very small L - phrase is in vogue this week.’».4


В приведенном отрывке из романа «Луг черного лебедя» Дэвида Митчелла житель одноименной деревни протестует против разрешения цыганам проживать на территории поселения. Один из актов референции – обозначение неких лиц как travellers, gypsies, Romany – осуществляется при помощи политкорректного слова travellers, т.е. в пропозиции присутствует референция к объектам действительности, входящим в круг вопросов (в данном случае расы, национальности, этноса) политической корректности. Однако лицам, обозначаемым политкорректной лексемой travellers, предицируется действие превращения деревни Луг черного лебедя в свалку. Акт предикации выражает дискриминационное отношение к людям цыганской национальности. Можно сделать вывод, что в целом высказывание политически некорректно.

С другой стороны, есть случаи, когда, несмотря на употребление некорректной лексики, содержание высказывания следует признать политкорректным. Например,


  1. «You know Paki is a bad thing to say, dont you5


В данном случае можно говорить о метавысказывании, так как имеется в виду не какой-либо конкретный человек, а слово «чурка». Пропозицию высказывания можно представить в виде формулы is a bad thing to say (Paki), где is a bad thing to say – предикат, Paki – субъектный актант. Денотат пропозиции – ситуация действительности, в которой адресант говорит адресату, что нельзя употреблять в речи расистское ругательство Paki. Называние уроженца Пакистана Paki предицируется как некрасивое действие, что придает всему высказыванию политкорректное содержание, несмотря на наличие некорректной лексемы.

Вышеизложенное приводит к выводу, что немаловажным для определения синтаксической единицы как политкорректной или неполиткорректной является выбор средства референции к ситуации или объекту действительности. «Классическая» теория референции … исходит из того, что в основе способности к референции лежит смысл выражения: референция предопределена смыслом. Стоит вспомнить тезис Фреге о том, что смысл имени – это способ, которым оно указывает на свой денотат»6. Таким образом, ключевым в определении синтаксической единицы как политкорректной или неполиткорректной является речевой смысл данной единицы. В связи с этим мы предлагаем ввести понятие политкорректного смысла, понимаемого как антидискриминационная информация, связываемая с определенными выше тематическими категориями, в сознании коммуникантов во время общения, когда коммуникант производит или воспринимает в качестве средства передачи информации некоторые языковые единицы, в пропозициях которых осуществляется референция к ситуациям или предметам, связанным с вышеприведенными вопросами.

Таким образом, можно утверждать, что категория политической корректности реализуется на уровне синтаксиса за счет политкорректного смысла, выраженного эксплицитным и имплицитным образом.

Так, пропозицию высказывания из романа Дэвида Лоджа «Хорошая работа»

  1. «You have a lot of Asians and Caribbeans working in the foundry...»7


представим формулой типа have (you, Asians, Caribbeans), где have – двухместный предикат; you, Asians и Caribbeans – актанты. Один из актов референции – обозначение неких лиц политкорректной лексемой Asians вместо некорректной Oriental, этим лицам предицируется действие работы в литейном цехе. Употребление при референции политкорректной лексемы и акт предикации, не содержащий дискриминационного отношения, делает высказывание политически корректным. Правомерно было бы говорить, что подобные синтаксические единицы наделены эксплицитно выраженным политически корректным смыслом, так как политкорректный компонент в них выражен в явной, эксплицитной форме, а именно в политкорректных словах.

Пропозицию высказывания из романа «Луг черного лебедя»:


  1. «^ I'm not prejudiced against any group of people, however “way out” their colour or creed...»8


можно представить формулой  prejudice (I, people) + way out (people, colour, creed), people -- прономинализация: their, где – семантический оператор отрицания, prejudice, way out – предикаты, I, people, colour, creed – актанты. В высказывании производится дейктическая отсылка к референту местоимения «я», а также осуществляется референция к именной группе с универсальным статусом «люди любого цвета кожи или вероисповедания». Референту местоимения «я» предицируется отсутствие предубеждения против людей с другим цветом кожи или другого вероисповедания, что является политически корректным отношением в вопросах, связанных с расовой, национальной, этнической, религиозной принадлежностью. Можно считать данное высказывание политически корректным, хотя в его поверхностной структуре нет эксплицитно выраженных политкорректных единиц. Высказывания подобного типа можно назвать обладающими имплицитно выраженным политкорректным смыслом, так как они политкорректны по смыслу, но не содержат политкорректных лексем.

Во втором разделе третьей главы «Использование невербальных средств коммуникации для выражения категории политической корректности» рассматриваются механизмы паралингвистического выражения политкорректного смысла. Вслед за Г.В.Колшанским, разделяющим невербальные и паралингвистические составляющие коммуникации, в работе разграничиваются паралингвистические компоненты, служащие средством выражения политкорректного смысла в дополнение к вербальным компонентам при коммуникации, и невербальные действия, поведение, ситуации, наделенные политкорректным смыслом, но не связанные с речевым общением.

В нижеследующей ситуации, описанной в романе «Хорошая работа», участники совершают только невербальные действия:


  1. «She carries under one arm her folder of lecture notes, and under the other a bundle of books from which to read illustrative quotations. No young man offers to carry this burden for her. Such gallantry is out of fashion. Robyn herself would disapprove of it on ideological grounds, and it might be interpreted by other students as creeping».9


В приведенном сверхфразовом единстве описывается сложная денотативная ситуация. Смысл ситуации реализуется в семантическом блоке пропозиций, который можно представить схемой: carry (she, her folder of lecture notes, a bundle of books) + offer to carry (man, burden) + is out of fashion (gallantry) + disapprove (Robyn, gallantry) + interpret (gallantry, students, creeping), gallantry -- прономинализация: it. В блоке пропозиций осуществляется референция к she, Robyn, young man, students. Из контекста произведения известно, что Робин Пенроуз – преподавательница университета в Англии. Референтам «студентам мужского пола» предицируется отсутствие предложения помочь преподавателю-женщине донести тяжелые книги, а референту Robyn предицируется одобрение подобного отношения и неодобрение предложения помочь. Ситуация иллюстрирует действие феминистического принципа равноправия полов, борьбы против гендерной дискриминации. Таким образом, при помощи логико-семантического анализа читатель может интерпретировать невербальное поведение участников ситуации, а также саму ситуацию как наделенные политкорректным смыслом.

Проявления неполиткорректного смысла при помощи паралингвистических средств иллюстрирует описываемая в романе «Линия красоты» Алана Холлингхёрста ситуация некорректного обращения с чернокожей официанткой представителями лондонского высшего света. Некоторые гости выражают пренебрежительное отношение средствами кинесики и проксемики, хотя по мере развертывания событий невербальные индикаторы проявлений расизма со стороны лондонской элиты подкрепляются и вербальными:


  1. «Something awful happened with a waitress, who was taking round a wine bottle. She was black, and Nick had noticed already the flickers of discomfort and mimes of broadmindedness as she moved through the room and gave everyone what they wanted. Bertrand held out his glass and she filled it with Chablis for him – he watched her as she did it, and as she smiled and turned interrogatively to Nick, Bertrand said, 'No, you bloody idiot, do you think I drink this? I want mineral water.' The girl recoiled for just a second at the smart of his tone, at the slap-down of service, and then apologized with steely insincerity. … Bertrand held the glass out stiffly towards her, expressionless save for a steady contemptuous blink. She held her dignity for a moment longer ... But Bertrand said, 'Don't you know bloody nothing? Take this away,' and glared at Nick as if to enlist or excite a similar outrage in him. Then when the girl had marched off, without saying a word, he looked down, sighed, and smiled ruefully, almost tenderly at Nick, as though to say that he would have liked to spare him such a scene, but that he himself was afraid of no one».10


В вышеописанной ситуации общения можно выделить следующие паралингвистические явления: 1) протягивание бокала официантке (восполняет вербальную просьбу налить вино); 2) кинесическое проявление реакции на оскорбление (официантка отпрянула назад); 3) неискренность и суровость интонации официантки при извинении; 4) жест повторного протягивания бокала официантке и 5) презрительный взгляд Бертрана (восполняют «Я презираю и оскорбляю тебя, потому что мне не нравятся чернокожие люди, я считаю, что они ниже меня и недостойны хорошего обращения»).

Паралингвистические средства в этой ситуации общения являются дополнительными по отношению к вербальным компонентам и помогают понять, интенцию коммуникантов, не выраженную в речи. А именно, жесты и мимику Бертрана в ситуации общения с чернокожей официанткой вербально можно было бы передать следующим образом: «Первоначальным протягиванием бокала я говорю тебе выполнить твои обязанности официантки, но на самом деле я не нуждаюсь в обслуживании, моя настоящая цель показать тебе, что я презираю тебя, потому что ты чернокожая, и потому, я оскорбляю тебя». Паралингвистические проявления со стороны официантки выражают следующую информацию: «Я выполняю свои служебные обязанности профессионально и любезно, я не ожидаю грубости и оскорблений в связи с качеством обслуживания, я пониманию, что качество моего обслуживания только повод, чтобы нагрубить мне, на самом деле меня оскорбляют из-за цвета моей кожи, понимая это я чувствую негативное отношение к человеку, оскорбляющему меня, но вынуждена извиниться, так как он якобы недоволен моей работой, поэтому моя интонация во время извинения неискренняя и суровая».

В приведенном отрывке присутствуют и просто невербальные явления, связанные с политкорректным смыслом ситуации: 1) кинесические и проксемические проявления неловкости со стороны гостей; 2) мимические проявления толерантности на лицах гостей. Это говорит о двойственном отношении данного общества к представителям дискриминируемых меньшинств.

В третьем разделе третьей главы «Лингвокоммуникативный аспект категории политической корректности с позиций теории речевых актов» рассматривается категория политической корректности и понятие политкорректного смысла через призму оппозиции «политическая корректность – политическая некорректность» с позиций теории речевых актов. Вслед за Н.Д. Арутюновой под речевым актом будем понимать «целенаправленное речевое действие, совершаемое в соответствии с принципами и правилами речевого поведения, принятыми в данном обществе», а также «единицу нормативного социоречевого поведения, рассматриваемую в рамках прагматической ситуации»11. Для анализа функционирования категории политической корректности в речевом общении была выбрана ставшая классической таксономия речевых актов Серля-Вандервекена, в основе которой лежит критерий иллокутивной силы высказывания, а также классификация В.И. Карасика, опирающаяся на статусное взаимодействие коммуникантов. Анализ производился с учетом условий успешности речевых актов, разграничения их структуры на пропозициональную и иллокутивную части, их разделения в зависимости от степени эксплицитности информации, выраженной в высказывании.

В разделе «Речевые акты с политкорректным смыслом» высказывается мысль, что категория политической корректности может реализовываться через политкорректный смысл (соответственно неполиткорректности – через неполиткорректный смысл) в любых типах речевых актов и с помощью разнообразных грамматических типов предложений. Достаточно правдоподобной кажется возможность употребления в речи следующих типов высказываний, содержащих политкорректные средства языкового выражения:

  1. репрезентативы (ассертивы): She is a person of colour.

  2. директивы: Call pets «animal companions».

  3. комиссивы: I promise to protect animal rights.

  4. экспрессивы: I am delighted to join women’s liberation movement.

  5. декларации: You are appointed to be a chairperson of this committee.

Например, в романе Джил Доусон «Сорока» встречается коммуникативный ход «‘I’m sorry,’ Lily mutters, ‘if Matthew has been making – racist remarks I’ll – I’ll seriously tell him off – I really, yes that’s terrible –’»12 с политкорректным смыслом, в котором реализуются сразу несколько иллокутивных сил: I’m sorry – экспрессивная иллокутивная сила, I’ll seriously tell him off – комиссивная иллокутивная сила, yes that’s terrible – ассертивная иллокутивная сила.

Однако анализ материала показал, что в рассматриваемых произведениях современной англоязычной литературы политкорректный смысл наиболее часто проявляется в репрезентативных, по-другому ассертивных, и директивных речевых актах. Остановимся подробнее на разборе того, как политкорректный речевой смысл реализуется в актах с директивной иллокутивной силой. Необходимо помнить о неоднородности внутри отдельных классов речевых актов: «… побуждение … может выражать целый спектр прагматических значений: категорический директив (запрет, приказ), … нейтральный директив (совет), … смягченный директив (просьба), … превентив (предостережение)»13. Приведенные ниже речевые акты 1 – 7 наделены директивной иллокутивной силой, но представляют собой различные ее разновидности, которые можно выделить, учитывая соотношение статусов адресантов и адресатов, а также соотнесения высказываний с интересами говорящего и слушающего: речевой акт 1 – просьба (выраженная косвенно), речевой акт 2 – запрещение (выраженное косвенно), речевые акты 3, 4 – запрещение, речевой акт 5 – совет, речевой акт 6 – требование, речевой акт 7 – рекомендация. Представим выборку примеров подобных актов, сразу оговорившись, что РА 1 и 2 – косвенные директивы:

  1. «I really wouldn't feel comforta – I just feel marital status shouldn't be an issue – it's not that I want to embarrass you, Mr Iqbal. I just would feel more – if you - it's Ms»14;

  2. «I don't think it is very nice to make fun of somebody else's culture»15;

  3. «...Look, I don’t want to hear ever again that you called anyone a Paki or any other racist name»16;

  4. «No name calling of any kind, but especially not to do with the colour of people’s skin or where they come from»17;

  5. «You could do a degree as a mature student»18.

Директивные речевые акты с неполиткорректным смыслом:

  1. «Save the female libber stuff for your Women's Institute friends, Helena»19;

  2. «Don't trust a Jap or the tat he churns out»20.

Рассмотрим данные речевые акты сначала на пропозициональном уровне, учитывая акты референции и предикации, совершаемые в них. Пропозиции высказываний 1-8 имеют следующий вид в «скобочной записи»:

  1.  feel comfortable (I) + feel (I) + (p = ( be an issue (marital status)) +  want to embarrass (I, you, Mr Iqbal) + feel (I, you) + be (Ms), где  – операторы отрицания; feel comfortable, feel, want to embarrass, be – предикаты; I, marital status, you, Mr Iqbal, Ms – актанты;

  2.   think (I) + (p = (be nice to make fun (somebody, culture)), где  - оператор отрицания; think, be nice to make fun – предикаты; I, somebody, culture – актанты;

  3.   want to hear (I) + (p = (call (you, anyone, Paki, racist name)), ever again, где  – оператор отрицания; want to hear, call – предикаты; I, you, anyone, Paki, racist name – актанты; ever again – сирконстант;

  4.   (name calling, colour of people’s skin) + (p = come from (they)), где  – оператор отрицания; come from – предикат; name calling, colour of people’s skin, they – актанты;

  5.  could do (you, degree, mature student) , где could do – предикат; you, degree, mature student – актанты;

  6.  save (female libber stuff, Women's Institute friends, Helena) , где save – предикат, stuff, friends, Helena – аргументы, female libber – атрибут аргумента stuff, Women's Institute – атрибут аргумента friends;

  7.   trust (Jap, tat) + (p= (churn out (he)) , где  – оператор отрицания; trust, churn out – предикаты, Jap, tat, he – актанты.

Сразу привлекает внимание тот факт, что почти все пропозиции находятся в сфере действия оператора отрицания, за исключением пропозиций речевых актов 5 и 6. Во всех пропозициях осуществляется референция к объектам или ситуациям действительности, связанным с вопросами политической корректности: «раса, национальность, этнос» – речевые акты 3, 4, 7; «гендер» – речевые акты 1, 6; «культура» – речевой акт 2; «возраст» – речевой акт 5. Языковые средства референции включают как политкорректные лексемы (gypsy, Ms, mature student, Women's Institute), так и неполиткорректные (female libber, Jap, Paki, racist name). Политкорректность или некорректность актов зависит от выбора языковых средств референции и того, какое отношение или действие предицируется референтам.

Мы относим приведенные выше высказывания к директивным речевым актам, так как они соответствуют условиям успешности директивов. Речевые акты 1-7 удовлетворяют условию пропозициональногo содержания, обнаруживая сходство в пропозициях, а именно совершение слушающим определенного действия в будущем, которое будет политкорректным в случае РА 1-5, и неполиткорректным в РА 6, 7. Подготовительные или предварительные условия речевых актов 1-7, к которым относится «такое положение говорящего, при котором слушающий находится в его власти»21, таковы, что адресаты находятся во власти адресантов, что является еще одним аргументом для признания рассматриваемых актов директивами. Высказывания могут быть по-разному соотнесены с интересами адресанта и адресата. В интересах адресанта произносятся 1, 2, 3, 4, 6 речевые акты; 5, 7 – в интересах адресата. Условие искренности, т.е. психологическое состояние, выраженное в речевых актах 1-7 – это состояние или условие желания говорящего, чтобы было совершено требуемое политкорректное или некорректное действие. Адресанты РА 1-4 желают, чтобы адресаты не совершали неполиткорректных действий. Адресант РА 5 желает совершения действий, не связанных с политкорректным поведением, но для выражения своих пожеланий использует политкорректные языковые средства. Адресанты РА 6, 7 не только призывают к неполиткорректному поведению, но использую при этом политически некорректные языковые средства. Существенное условие или условие назначения (в сущности иллокутивная цель) этого типа речевых актов «состоит в том, что они представляют собой попытки со стороны говорящего добиться того, чтобы слушающий … совершил»22 политкорректное или неполиткорректное действие. Иллокутивная цель речевых актов 1-7 одинакова, однако сила ее подачи варьируется. Речевые акты 1, 2, 3, 4, 6, 7 обладают высокой степенью энергичности подачи иллокутивной цели, в отличие от акта 5, где сила подачи нейтральна. Направление приспособления речевых актов 1 – 7 «реальность — слова», что тоже присуще директивам.

В речевых актах 1 и 2 иллокутивная цель побудить адресата к определенному действию выражена косвенно, можно говорить о том, что это контекстуально-ситуативные косвенные речевые акты. Речевой акт 2 произносится в ситуации общения членов попечительского совета школы с родителями учеников на классном собрании, во время которого один из родителей, пакистанец мистер Икбол, обращается к одному из членов совета как «миссис», хотя она разведена. В ответ на это женщина произносит «…I just feel marital status shouldn't be an issue … it's Ms»23. Это высказывание выражает утверждение, но означает просьбу использовать обращение «Миз», не дискриминирующее женщину по семейному признаку. Речевой акт 2 произносится преподавательницей в ситуации урока с учениками младшего школьного возраста, которые смеются над обычаями стран Азии. Поэтому высказывание «I don't think it is very nice to make fun of somebody else's culture»24 реализует две иллокутивные цели, лежащую на поверхности ассертивную, и выводимую по смыслу – директивную, т.е. запрета осмеяния чужой культуры.

Закономерно, что политически корректный смысл проявляется именно в данных типах РА. Используя директивные речевые акты говорящий учит правилам и утверждает норму политически корректного поведения. В случае, когда говорящий использует директивные РА с неполиткорректным смыслом, он отрицает нормы политкорректного поведения. Ассертивные речевые акты с политически корректным смыслом употребляются, когда говорящий уверен в истинности своего суждения о некотором политкорректном положении вещей и пытается убедить в нем или просто проинформировать о нем слушающего. Более подробно рассмотрение ассертивных речевых актов представлено в тексте диссертационной работы.

В четвертом разделе третьей главы «Семантическое представление речевых актов с политически корректным смыслом» рассматриваются общие закономерности, придающие речевым актам этот смысл: «полагая, что ты знаешь, что существуют вопросы расовой, национальной принадлежности, этноса, гендера, возраста, культуры, образования (канон, учебные планы), неизлечимых болезней (СПИД), инвалидности, умственных и психических расстройств, сексуальной ориентации, прав животных, защиты окружающей среды, зависимостей (вредных привычек), преступной деятельности, классовой принадлежности и социально-имущественного положения, внешнего вида, и думая об этих вопросах, я говорю: избегай дискриминационного отношения в этих вопросах’.

В пятом разделе третьей главы «Формальная структура речевых актов с политкорректным/ неполиткорректным смыслом» речевые акты с политкорректным смыслом были классифицированы по формальной структуре как 1) содержащие политически корректную лексику, 2) содержащие нейтральную лексику, 3) содержащие неполиткорректную лексику, употребленную металингвистически. Речевые акты с неполиткорректным смыслом по формальной структуре были классифицированы как 1) содержащие политкорректную лексику, употребленную металингвистически, 2) не содержащие ни политкорректной, ни неполиткорректной лексики, 3) содержащие неполиткорректную лексику. Рассмотрев категорию политической корректности и оппозицию «политическая корректность – политическая некорректность» на уровне синтаксиса, приходим к выводу, что политкорректность или неполиткорректность речевых единиц, отражающих одни и те же ситуации и объекты действительности, зависит от отношения говорящего (дискриминационного или толерантного), выраженного в семантике речевого акта, к политкорректным вопросам.

В Заключении даются обобщения, излагаются основные выводы и результаты диссертационного исследования, подтверждающие состоятельность положений, выносимых на защиту, предлагаются пути последующего развития исследований в русле заданной темы.


^ Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:


Статьи, опубликованные в научных журналах и изданиях, рекомендованных ВАК РФ:

  1. Вашурина Е.А. Типы политкорректных высказываний в произведениях современной английской литературы / Е.А. Вашурина // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. – Т. 13. – № 2(2). – Самара: Изд-во СНЦ РАН, 2011. – С. 400–403. – 0,4 п.л.

  2. Вашурина Е.А. Директивные речевые акты с политически корректным смыслом в произведениях современных англоязычных авторов / Е.А. Вашурина // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. – Т. 13. – № 2(3). – Самара: Изд-во СНЦ РАН, 2011. – С. 647–649. – 0,4 п.л.

  3. Вашурина Е.А. Реализация политически корректного смысла невербальными средствами коммуникации / Е.А. Вашурина // Перспективы науки. – № 8(23). – Тамбов: Изд-во «ТМБпринт», 2011. – С. 93–95. – 0,35 п.л.


Научные статьи, опубликованные в других изданиях:

  1. Вашурина Е.А. Политическая корректность в сфере бизнеса / Е.А. Вашурина // Профессиональная компетенция преподавателя в современной парадигме образования – сборник материалов и тезисов докладов XIV Межрегиональной научно-практической конференции. – Самар. гос. аэрокосм. ун-т. Самара, 2008. – 198с. – С. 11-14. – 0,18 п.л.

  2. Вашурина Е.А. Политическая корректность как лингвокультурологическая проблема / Е.А. Вашурина // Профессиональное развитие: к новым вершинам – сборник материалов и тезисов докладов XIII Международной научно-практической конференции. – Самар. гос. аэрокосм. ун-т. Самара, 2007. – С. 59-66. – 0,42 п.л.

  3. Вашурина Е.А. Политическая корректность как переводческая проблема / Е.А. Вашурина // Научный молодежный ежегодник / Межвузовский сборник научных трудов. – Самара: СамНЦ РАН., Выпуск II, 2007. – С. 85-91. – 0,38 п.л.

  4. Вашурина Е.А. Лингвистический анализ политкорректной лексики / Е.А. Вашурина // Лингвистический анализ политкорректной лексики // Актуальные проблемы в строительстве и архитектуре. Образование. Наука. Практика. Материалы 65 всероссийской научно-технической конференции по итогам НИР за 2007г. – Изд-во: 2008г. – С. 79 – 80. – 0,25 п.л.

  5. Вашурина Е.А. Способы перевода политкорректной лексики / Е.А. Вашурина // Актуальные вопросы теории, практики и дидактики перевода: материалы конференции. – Самара, Международный институт рынка, 2009. – С. 26 – 30. – 0,25 п.л.

  6. Вашурина Е.А. и др. Лингвистика и межкультурная коммуникация: реализация категории политической корректности в современной британской литературе / Е.А. Вашурина // Коллективная монография. – Красноярск: Научно-инновационный центр, 2011. – С. 73 – 85. – 1,05 из 24,3 п.л.

  7. Вашурина Е.А. ‘Political Correctness’ and Themes in Nice Work and White Teeth («Политическая корректность» в романах «Хорошая работа» и «Белые зубы») / Е.А. Вашурина // Footpath: A Journal of Contemporary British Literature in Russian Universities. Number 4. July 2010 – December 2010. Perm: Perm State University, 2010. – P. 23 – 33. – 0,59 п.л.

  8. Вашурина Е.А. Оппозиция «политическая корректность – политическая некорректность» с позиций семантики в обучении бакалавров-гуманитариев / Е.А. Вашурина // Стратегические цели вуза в условиях инновационной образовательной деятельности : сборник научных трудов международной научно-метод. конф. – Самара : Изд-во «Универс групп», 2011. – С. 104 – 106. – 0,2 п.л.

  9. Вашурина Е.А. Репрезентация категории политической корректности в речевых актах / Е.А. Вашурина // Материалы Международного молодежного научного форума «ЛОМОНОСОВ-2011» / Отв. ред. А.И. Андреев, А.В. Андриянов, Е.А. Антипов, М.В. Чистякова. [Электронный ресурс] — М.: МАКС Пресс, 2011. – 0,4 п.л.



Подписано в печать 3 ноября 2011г.

Формат 6084/16. Бумага офсетная. Печать оперативная.

Объем 1 п.л. Тираж 130 экз. Заказ № 2120

443011 г. Самара, ул Академика Павлова, 1

Отпечатано УОП СамГУ

1 Lively, Penelopy. Moon Tiger. Penguine Books, 2006. – P. 115.

2 Hollinghurst, Alan. The Line of Beauty. Picador, 2005. – P.269.

3 Dawson, Jill. Magpie. Hodder and Stoughton, 1998. – P.177.

4 Mitchell, David. Black Swan Green. Hodder and Stoughton, 2006. – P.287-288.

5 Dawson, Jill. Magpie. Hodder and Stoughton, 1998. – P.63.

6 Падучева Е.В. Высказывание и его соотнесенность с действительностью: Референциальные аспекты семантики местоимений / Отв. ред. В.А. Успенский. Изд. 5-е, испр. – М. : Издательство ЛКИ, 2008. – C.79.

7 Lodge, David. Nice work. Penguine books, 1989. – P.134.

8 Mitchell, David. Black Swan Green. Hodder and Stoughton, 2006. – P.289.

9 Lodge, David. Nice work. Penguine books, 1989. – P.70.

10 Hollinghurst, Alan. The Line of Beauty. Picador, 2005. – P.250.

11 Арутюнова Н. Д. Речевой акт // Языкознание: Большой энциклопедический словарь. – М., 1998. – С. 412-413.

12 Dawson, Jill. Magpie. Hodder and Stoughton, 1998. – P.60.

13 Маслова А.Ю. Введение в прагмалингвистику : учеб. пособие. – М. : Флинта : Наука, 2007. – С.79.

14 Smith, Zadie. White Teeth. Penguine Books, 2001. – P.128-129.

15 Ibid. – P.155.

16 Dawson, Jill. Magpie. Hodder and Stoughton, 1998. – P.64.

17 Ibid. – P.64.

18 Lodge, David. Nice work. Penguine books, 1989. – P.380.

19 Mitchell, David. Black Swan Green. Hodder and Stoughton, 2006. – P.124.

20 Ibid. – P.62.

21 Серль Дж.Р. Что такое речевой акт? // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 17. Теория речевых актов. – М. : Прогресс, 1986. – С.168.

22 Серль Дж.Р. Классификация иллокyтивных актов // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 17. Теория речевых актов. – М. : Прогресс, 1986. – С. 182.

23 Mitchell, David. Black Swan Green. Hodder and Stoughton, 2006. – P.128-129.

24 Ibid. – P.155.





Скачать 317,32 Kb.
оставить комментарий
ВАШУРИНА ЕКАТЕРИНА АНДРЕЕВНА
Дата20.04.2012
Размер317,32 Kb.
ТипАвтореферат, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх