Пункт 119(b) предварительной повестки дня Вопросы прав человека: вопросы прав человека, включая альтернативные подходы в деле icon

Пункт 119(b) предварительной повестки дня Вопросы прав человека: вопросы прав человека, включая альтернативные подходы в деле



Смотрите также:
Пункт 107(b) предварительной повестки дня Вопросы прав человека: вопросы прав человека...
Поощрение и защита прав человека: вопросы прав человека...
Пункт 1 повестки дня организационные и процедурные вопросы проект доклада Совета по правам...
Социальные вопросы и вопросы прав человека: права человека...
Пункт 3 повестки дня поощрение и защита всех прав человека, гражданских, политических...
Пункт 7 а предварительной повестки дня Правовые вопросы и вопросы соблюдения: экологически...
Пункт 7 b предварительной повестки дня Правовые вопросы и вопросы соблюдения: сотрудничество...
Пункт 7 b предварительной повестки дня Правовые вопросы и вопросы соблюдения: сотрудничество...
Пункт 8 предварительной повестки дня Прочие вопросы − согласование характеристик...
Доклад о соблюдении прав человека в липецкой области...
Пункт 10 e предварительной повестки дня Вопросы...
Пункт 5 предварительной повестки дня Прочие вопросы...



скачать

Организация Объединенных Наций




A/58/181




Генеральная Ассамблея




Distr.: General

24 July 2003

Russian

Original: English







Пятьдесят восьмая сессия

Пункт 119(b) предварительной повестки дня*

^ Вопросы прав человека: вопросы прав человека,

включая альтернативные подходы в деле

содействия эффективному осуществлению

прав человека и основных свобод


Результаты усилий по обеспечению полного признания и осуществления прав человека инвалидов


Доклад Генерального секретаря



Резюме

В своей резолюции 2002/61 Комиссия по правам человека просила Генерального секретаря раз в год представлять Генеральной Ассамблее доклад о результатах усилий по обеспечению полного признания и осуществления прав человека инвалидов. Резолюция Комиссии была одобрена Экономическим и Социальным Советом в его решении 2002/265 от 25 апреля 2002 года.

В настоящем докладе основное внимание уделяется вопросу о процедурных гарантиях для психически больных лиц. В нем кратко анализируются основные международные правозащитные документы, касающиеся психически больных лиц, в целях определения главных материально-правовых стандартов и процессуальных гарантий, применимых по отношению к лицам с умственными и психическими расстройствами. В частности, в докладе рассматриваются такие вопросы, как право- и дееспособность, недобровольное помещение в заведения закрытого типа и недобровольное или принудительное лечение, а также вопрос о том, как эти международные стандарты отражены во внутригосударственном законодательстве






Содержание









Пункты

Стр.

  1. Введение

1–7

3

    1. Мандат, содержащийся в резолюции 2002/61 Комиссии по правам
      человека

1–3

3

    1. Структура доклада

4–7

3

  1. Права человека и инвалидность: обзор главных международных документов по вопросам прав человека, применимых по отношению к психически больным лицам

8–13

5

  1. Право- и дееспособность

14–22

7

  1. Недобровольная и принудительная госпитализация

23–33

10

  1. Недобровольное и принудительное лечение

34–42

14

  1. Выводы и рекомендации

43–48

17



^ I. Введени


A. Мандат, содержащийся в резолюции 2002/61 Комиссии по правам человека


1. Настоящий доклад представлен в соответствии с резолюцией 2002/61 Комиссии по правам человека от 25 апреля 2002 год1, в которой Комиссия просила Генерального секретаря раз в год представлять Генеральной Ассамблее доклад о результатах усилий по обеспечению полного признания и осуществления прав человека инвалидов.

2. Что касается вопроса об инвалидности, то каждый год различным органам (Генеральной Ассамблее, Экономическому и Социальному Совету) и вспомогательным органам (Комиссии по правам человека; Комиссии социального развития) Организации Объединенных Наций представляются несколько докладов. Во избежание дублирования в настоящем докладе основное внимание будет уделено защите, предоставляемой международными стандартами в области прав человека психически больным лицам2. Необходимость заполнения этого информационного пробела была особо подчеркнута Специальным докладчиком Комиссии социального развития по вопросу об инвалидности (E/CN.5/2002/4).

3. Своей резолюцией 56/168 от 19 декабря 2001 года Генеральная Ассамблея учредила Специальный комитет для рассмотрения предложений относительно всеобъемлющей и единой международной конвенции о поощрении и защите прав и достоинства инвалидов. После первой сессии Специального комитета Генеральная Ассамблея в своей резолюции 57/229 от 18 декабря 2002 года просила Генерального секретаря запросить мнения соответствующих органов и организаций системы Организации Объединенных Наций в отношении предложений по конвенции, включая, среди прочего: вопросы, касающиеся содержания и структуры элементов для рассмотрения. В настоящем докладе сделан акцент на особом вопросе, не рассмотренном в полной мере в прошлом, и он также направлен на содействие проведению обсуждений относительно предлагаемой новой конвенции о правах человека инвалидов.


^ B. Структура доклад


4. В настоящем докладе основное внимание уделяется вопросу о процедурных гарантиях для психически больных лиц, и он направлен на разъяснение вопроса о защите, предусмотренной для них международными стандартами в области прав человека. В частности, в докладе анализируются такие вопросы, как a) право- и дееспособность и процедуры установления опеки; b) недобровольное помещение в учреждения закрытого типа; и c) недобровольное или принудительное лечение. В настоящем докладе термин «психическая болезнь» (или «психическое заболевание») используется в его самом широком возможном смысле, с тем чтобы охватить лиц с умственными и психическими расстройствами. Термин «психическая болезнь» также используется для обозначения лиц, не имеющих инвалидности, но, тем не менее, подвергающихся дискриминации в силу их восприятия как психически больных, а также лиц, которые в прошлом подверглись лечению или госпитализации в качестве пациентов с психическими расстройствами.

5. Цель настоящего доклада не заключается в проведении исчерпывающего анализа стандартов в области прав человека, касающихся психически больных лиц. Поэтому такие вопросы, как защита от бесчеловечных и унижающих достоинство видов обращения (включая защиту от нанесения вреда здоровью, необоснованная лекарственная терапия, злоупотребление физическим усмирением и принудительной изоляцией, право на лечение в обстановке, предусматривающей наименьшие ограничения, психохирургия и другие виды инвазивного и необратимого психического заболевания без получения осознанного согласия), сексуальная эксплуатация, стерилизация, доступ к психиатрической помощи и реабилитации, недискриминация, которые, хотя и являются чрезвычайно важными для обеспечения равного и эффективного осуществления всех прав человека психически больными лицами и тесно связаны с необходимостью обеспечения процедурных гарантий, в этот раз рассматриваться не будут.

6. В целях сбора информации о национальном законодательстве и практике, касающихся психически больных лиц, Генеральный секретарь разослал вопросник государствам, соответствующим органам и организациям системы Организации Объединенных Наций и национальным учреждениям по вопросам прав человека. Ответы были получены от следующих государств: Аргентины, Армении, Белиза, Гватемалы, Испании, Коста-Рики, Ливана, Марокко, Мексики, Нидерландов, Норвегии, Панамы, Сербии и Черногории, Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии, Хорватии и Швеции. Информацию представили Экономическая и социальная комиссия для Азии и Тихого океанов, Экономическая и социальная комиссия для Западной Азии и Всемирная организация здравоохранения. Кроме того, информацию представили следующие национальные учреждения и комиссии по правам человека: Комиссия по правам человека Фиджи; Национальная комиссия по правам человека Греческой Республики; Комиссия по равным возможностям Гонконга; Исламская комиссия по правам человека Исламской Республики Иран; Национальная комиссия по правам человека Маврикия; Национальная комиссия по правам человека Мексики; Национальная комиссия по правам человека Монголии; Национальная комиссия по правам человека Руанды; Уполномоченный по делам инвалидов Швеции; и Уполномоченный по правам человека Венесуэлы.

7. В разделе II доклада кратко рассматриваются основные международные правозащитные документы на предмет определения основных материально-правовых стандартов и процедурных гарантий, касающихся лиц с умственными и психическими расстройствами. В разделе III рассматривается вопрос о право- и дееспособности и анализируются процедурные гарантии, существующие в международном праве для защиты лиц от возможного неправомерного использования института опеки. Раздел IV касается вопроса о недобровольном или принудительном помещении в учреждения закрытого типа и освещает принципы, лежащие в основе международных стандартов в области прав человека, которые должны регулировать порядок госпитализации в психиатрические учреждения. В разделе V рассматриваются материально-правовые и процедурные стандарты, применимые в контексте лечения, с особым упором на связанных с правами человека требованиях относительно получения осознанного согласия. Наконец, в разделе VI содержится ряд заключительных замечаний и рекомендаций.


^ II. Права человека и инвалидность: обзор главных международных документов по вопросам прав человека, применимых по отношению к психически больным лицам


8. Несмотря на отсутствие договоров Организации Объединенных Наций по вопросам прав человека, конкретно касающихся особых проблем психически больных лиц, ясно, что эта группа лиц имеет право на такую же защиту, что и защита, предоставляемая стандартами в области прав человека в общем всем лицам. В статьях 1 и 2 Всеобщей декларации прав человека предусматривается, что все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах и что каждый человек должен обладать всеми правами и свободами, провозглашенными этой Декларацией, без какого бы то ни было различия, как то в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного, сословного или иного положения. Хотя инвалидность прямо не упоминается среди запрещенных причин, она охватывается концепцией «иного положения» и поэтому является одним из запрещенных оснований для различного обращения.

9. Подобно Всеобщей декларации прав человека Международный пакт о гражданских и политических правах (статья 2(1)) и Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах (статья 2(2)) содержат конкретные положения, касающиеся недискриминации, и наделяют психически больных лиц правом на свободу и личную неприкосновенность, на справедливое разбирательство, право каждого человека, где бы он ни находился, на признание его правосубъектности и право на наивысший достижимый уровень физического и психического здоровья, право на образование и на работу, соответственно. Комитет по экономическим, социальным и культурным правам принял Замечание общего порядка № 5 (1994) о лицах с какой-либо формой инвалидности, в котором разъясняется актуальность экономических, социальных и культурных прав в контексте инвалидности. Помимо двух пактов, которые вместе с Всеобщей декларацией образуют Международный билль о правах, существуют другие основные договоры Организации Объединенных Наций по вопросам прав человека, имеющие отношение к поощрению и защите прав психически больных лиц3.

10. В то время как большинство договоров Организации Объединенных Наций по вопросам прав человека прямо не упоминают инвалидов, другие документы по вопросам прав человека, такие, как декларации и резолюции, принятые международными органами, содержат согласованные стандарты, защищающие эту группу лиц4. В частности, Генеральная Ассамблея приняла два документа, конкретно направленных на защиту и поощрение прав человека психически больных лиц, а именно: Декларацию о правах умственно отсталых лиц (резолюция 2856 (XХVI) от 20 декабря 1971 года) и Принципы защиты психически больных лиц и улучшения психиатрической помощи (резолюция 46/119, приложение, от 17 декабря 1991 года).


11. Во многих отношениях Декларация устарела, о чем свидетельствует ее неправильная терминология. Она отражает подход к инвалидности, который обычно называется «медицинской моделью», когда инвалиды в первую очередь рассматриваются как лица с проблемами со здоровьем, зависящие от социального обеспечения вспомоществования и нуждающиеся в отдельном обслуживании и учреждениях. Тем не менее в Декларации прослеживаются первые признаки смещения акцента с «предусматривающего уход» подхода на подход, «основанный на правах», и она содержит несколько важных принципов защиты и поощрения прав человека умственно неполноценных лиц. Важно, что Декларация начинается с заявления о том, что такие лица имеют те же права, что и другие люди (пункт 1). Затем в ней перечисляются права, имеющие особую актуальность, включая право на надлежащее медицинское обслуживание и образование.

12. В Принципах излагаются минимальные стандарты прав человека психически больных лиц и содержатся ценные ориентиры в плане выполнения государственных обязательств в контексте психиатрических учреждений. Они применяются ко всем лицам, реально психически больным или считающимся таковыми, независимо от того, госпитализированы они в психиатрическое учреждение или нет. В Принципах говорится, что все лица, которые страдают психическим заболеванием или считаются таковыми, должны защищаться от дискриминации на основании психической болезни и имеют право на осуществление всех гражданских, культурных, экономических, политических и социальных прав, изложенных в международных документах по вопросам прав человека. В Принципах устанавливаются материально-правовые стандарты и процедурные гарантии для недобровольной или принудительной госпитализации и лечения в психиатрических учреждениях. Они также обеспечивают защиту от самых серьезных нарушений прав человека, которые могут происходить в таких учреждениях, например, неправомерное или ненадлежащее использование физического усмирения или принудительной изоляции, назначение ненадлежащих лекарств в качестве наказания, стерилизация, использование психохирургии и других видов инвазивного и необратимого лечения психического заболевания без получения осознанного согласия.

13. Принципы послужили моделью при разработке законодательства о психиатрической помощи в нескольких странах и являются важным документом для разъяснения содержания норм общего права в области прав человека в отношении конкретных условий и потребностей психически больных лиц. Однако из самого их юридического характера следует, что они не могут налагать на государства юридическое обязательство, аналогичное обязательным и добровольно принятым договорным обязательствам. Кроме того, в некоторых случаях они предусматривают меньшую степень защиты, чем действующие договоры по правам человека, например, в отношении требования о предварительном осознанном согласии на лечение. В этой связи некоторые организации инвалидов, включая Глобальное объединение пациентов и бывших пациентов психиатрических учреждений, поставили под сомнение защиту, предусмотренную Принципами (и, в частности, принципами 11 и 16), и их соответствие действующим стандартам в области прав человека в контексте недобровольного лечения и задержания5. В Принципах присутствуют конкретные положения, требующие, чтобы компетентный судебный орган адаптировал связанные с опекой процедуры к реальным способностям индивида. В нижеследующем разделе содержится информация о реальном осуществлении соответствующих международных стандартов на национальном уровне в целях определения тех аспектов, которые могут быть усилены в новой предложенной конвенции о правах человека инвалидов.


^ III. Право- и дееспособност


14. Согласно международным стандартам в области прав человека лица имеют право на признание их правосубъектности6. Это право является следствием принципа автономии или самоопределения, согласно которому презюмируется, что каждый индивид может выбрать свою судьбу и действовать независимо, исходя из своего сознания. Психически больные лица могут в некоторых обстоятельствах не быть способными в силу серьезности их состояния отстаивать свои собственные интересы. В этих случаях лицо может быть лишено «дееспособности» и попасть под юридическую опеку. Функция опеки состоит в защите индивида от любой опасности, которая может возникнуть в силу его психического состояния7. Международные стандарты в области прав человека требуют установления материально-правовых и процедурных гарантий для предотвращения неправомерного обращения к процедурам установления опеки и ее использования.

15. Право на признание правосубъектности лица часто игнорируется в контексте психиатрической помощи. Зачастую концепция опеки ненадлежащим образом используется для лишения лиц с умственными или психическими расстройствами их правоспособности без соблюдения каких-либо процедурных гарантий. Таким образом, лица лишаются права принимать наиболее важные и основополагающие решения в отношении их жизни на основе реальной или предполагаемой инвалидности без справедливого разбирательства и/или периодического обзора со стороны компетентных судебных органов. Отсутствие гарантий должной правовой процедуры может делать лицо, о правоспособности которого идет речь, уязвимым по отношению к нескольким возможным формам злоупотреблений. Лицо с ограниченной инвалидностью может рассматриваться как полностью не способное независимо принимать жизненно важные решения и попасть в «полную опеку». Кроме того, опекунство может ненадлежащим образом использоваться для обхода законов, регулирующих госпитализацию в психиатрическое учреждение, и отсутствие процедуры обжалования или автоматического пересмотра решений, касающихся недееспособности, может стать определяющим фактором для помещения лица в учреждение на всю жизнь на основе реальной или предполагаемой инвалидности.

16. Принципы, касающиеся психических заболеваний, устанавливают материально-правовые стандарты и процедурные гарантии против ненадлежащего использования института опеки. В Принципе 4 говорится, что диагноз о том, что лицо страдает психическим заболеванием, ставится в соответствии с международно признанными медицинскими стандартами8. В Принципе 1(6) предусматривается, что любое решение о том, что по причине его психического заболевания лицо не является дееспособным, и любое решение о том, что вследствие такой недееспособности должен быть назначен личный представитель, принимается только после справедливого слушания независимым и беспристрастным судебным органом, созданным в соответствии с внутригосударственным законодательством9. Лицо, дееспособность которого является предметом разбирательства, имеет право быть представленным адвокатом. Во избежание возможных конфликтов интересов в Принципе 1(6) также предусматривается, что адвокат не должен во время одного и того же разбирательства представлять психиатрическое учреждение или его персонал и также не должен представлять членов семьи лица, дееспособность которого является предметом разбирательства. Решения, касающиеся дееспособности и потребности в личном представителе, подлежат пересмотру через разумные промежутки времени в соответствии с внутригосударственным законодательством, и лицо, дееспособность которого является предметом разбирательства, его личный представитель, если таковой имеется, и любое другое заинтересованное лицо имеют право обжаловать любое такое решение в вышестоящем суде.

17. Согласно Принципу 1(7), лицо может быть лишено дееспособности, только если суд или другой компетентный судебный орган установит, что это лицо не способно в силу его психического состояния вести свои дела. В этом случае принимаются меры в пределах необходимости и с учетом состояния этого лица в целях обеспечения защиты его интересов. Принципы не содержат никакого элемента для оценки того, были ли принятые судом меры, касающиеся лишения или ограничения правоспособности, «необходимыми» и «надлежащими». Однако право на признание правосубъектности лица и принцип соразмерности, как представляется, предполагают, что любое ограничение права того или иного лица должно основываться на конкретном выводе о том, что это лицо не способно принимать самостоятельно решения, касающиеся этого конкретного вида деятельности. Поэтому судебное решение должно устанавливать, что ограничение дееспособности лица абсолютно необходимо для защиты лица, дееспособность которого является предметом разбирательства, и конкретно и точно указывать, какие полномочия имеет опекун и какую степень правоспособности это лицо сохраняет. Кроме этих случаев, установление полной опеки над психически больными лицами может представлять собой нарушение права на признание правосубъектности и, поскольку это лишает психически больных лиц способности осуществлять те же права, что и другие лица, также представляет собой незаконную дискриминацию согласно статье 26 Международного пакта о гражданских и политических правах (равенство перед законом).

18. Из полученных материалов следует, что в общем лицо может быть лишено правоспособности, когда оно полностью или частично не может вести свои дела самостоятельно из за психического или умственного расстройства. В некоторых странах лица с сенсорной недостаточностью, которые не получили надлежащего образования, не считаются способными принимать решения личного характера10. Ходатайство обычно представляет супруг или супруга, ближайший родственник или государственный прокурор.

19. В большинстве представивших ответы стран решение о правоспособности принимается компетентным гражданским судом обычно на основе заключения специалиста, работающего в области психиатрии11. Исключение представляют Нидерланды, где решение о дееспособности принимается тем, кто обеспечивает уход, в консультации с членами его группы и обычно после рассмотрения заключения независимого врача. В САР Гонконг решение о назначении опекуна принимается Попечительским советом, который состоит из экспертов в различных областях. При рассмотрении дела судья может в некоторых случаях принимать временные меры, включая назначение временного опекуна, для защиты на временной основе интересов соответствующего лица12. Лицо, дееспособность которого является предметом разбирательства, представляет его юридический представитель или временный опекун; в некоторых случаях оно может участвовать и выступать на разбирательстве, на котором рассматривается вопрос о его дееспособности13. В Венесуэле такое участие является условием действительности разбирательства.

20. Суды могут обычно выбирать между различными процедурами установления опеки. В большинстве стран законодательство предусматривает два вида процедур установления опеки: «полная опека», когда речь идет о ситуациях, в которых соответствующее лицо считается полностью неспособным действовать независимо, и «частичная опека», которая является менее ограничительной процедурой, в соответствии с которой судья должен конкретно указать деяния, которые соответствующее лицо может осуществлять независимо, и деяния, для осуществления которых необходима помощь опекуна. Например, в некоторых испаноговорящих странах14 в законодательстве проводится различие между полной (tutela) и частичной (curatela) опекой. В нескольких странах суды располагают более широким диапазоном вариантов. Согласно статье 1679 Гражданского кодекса Греции, например, судья может адаптировать две существующие формы опеки («привативная судебная поддержка», которая соответствует полной опеке, «субсидиарная судебная поддержка») к конкретным обстоятельствам дела (так называемая «комбинированная судебная поддержка») и указывать правовые акты, которые лица могут осуществлять самостоятельно, и те акты, для осуществления которых необходимо одобрение опекуна. В Нидерландах суд может по своему выбору назначить опекуна (наиболее далеко идущая мера), управляющего или наставника.

21. В большинстве стран последствия установления неправоспособности зависят от формы представительства, выбранной судом. Если говорить в общем, то лица, попавшие под полную опеку, не могут совершать никаких юридических актов самостоятельно, и им всегда должны помогать их опекуны (хотя они могут сохранить способность совершать независимо некоторые юридические акты в сфере семейного права, например составлять завещание15 или вступать в брак16, в то время как лица, попавшие под частичную опеку, сохраняют свою правоспособность в плане совершения тех актов, выполнение которых в явно выраженной форме не возложено на опекуна. В Швеции лицо, которому назначен опекун, теряет право принимать решения только по вопросам, на которые распространяются полномочия опекуна, и во всех других отношениях оно сохраняет свою правоспособность; а лицо, которому назначен охранитель, сохраняет полную правоспособность. В Соединенном Королевстве применяются различные подходы для проверки дееспособности и различные определения дееспособности, большинство из которых зафиксировано в решениях судов, а не в каком-либо законе. В настоящее время идет дискуссия относительно нового единого определения дееспособности, именуемого «функциональный критерий». Он будет применяться в случаях, когда лицо способно принимать определенные решения, но не может понять последствия других решений, и, таким образом, оно не будет лишено возможности принимать решения, которые оно способно принимать.

22. Полученная информация указывает на то, что в соответствующих странах решения, касающиеся дееспособности, как правило, могут быть обжалованы в суде более высокой инстанции. В некоторых странах можно также подавать апелляцию в компетентные органы. Например, в Нидерландах решение о дееспособности может быть в конечном счете пересмотрено комитетом по рассмотрению жалоб, Медицинским дисциплинарным советом или обычными судами. В Швеции апелляция может быть подана главному опекуну, функция которого заключается в надзоре за выполнением опекунами и охранителями их функций, или в окружной суд; в первом случае апелляция на решение главного опекуна может подаваться в окружной суд. Кроме того, жалобы могут подаваться в национальные комиссии или учреждения по вопросам прав человека, если таковые существуют17. В большинстве полученных ответов отсутствует какое-либо указание на требования относительно периодического проведения обзора решений, касающихся правоспособности или процедур установления опеки. В Маврикии постоянный надзор осуществляется публичным министром, и лицо может быть восстановлено в юридических правах после прохождения лечения и восстановления нормальной психики18.


^ IV. Недобровольная и принудительная госпитализация


23. В статье 9(1) Международного пакта о гражданских и политических правах предусмотрено, что «каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть подвергнут произвольному аресту или содержанию под стражей. Никто не может быть лишен свободы, иначе как на таких основаниях и в соответствии с такой процедурой, которые установлены законом»19. Это положение имеет исключительно важное значение в контексте проблемы препровождения в режимные учреждения в неуголовном порядке лиц с умственными или психическими расстройствами, поскольку в нем предусмотрено, что помещение страдающих такими расстройствами лиц в психиатрические учреждения должно осуществляться в соответствии с материально-правовыми нормами и процессуальными гарантиями, установленными в национальном законодательстве. В замечании общего порядка № 8 (1982) о праве на свободу и личную неприкосновенность Комитет по правам человека отметил (пункт 1), что защита, предусмотренная в соответствии со статьей 9(1), распространяется на все случаи лишения свободы, в случаях уголовных дел или в других случаях, таких, например, как психическое заболевание. В частности, Комитет признал, что право на определение судом законности задержания распространяется на всех лиц, лишенных свободы, и что государства-участники обязаны обеспечить любому лицу эффективное средство правовой защиты в других случаях, когда оно утверждает, что лишение его свободы противоречит положениям Пакта.

24. Общие меры защиты, предусмотренные в статье 9 Пакта, дополняются Принципами защиты психически больных лиц и улучшения психиатрической помощи, в которых устанавливаются существенные критерии и меры надлежащей процессуальной защиты от незаконного содержания в психиатрических учреждениях.

25. Что касается изложенных в Принципах существенных критериев, то принудительная госпитализация в психиатрическое учреждение допускается исключительно в отношении лиц, которым квалифицированный специалист, работающий в области психиатрии, поставил в соответствии с международно признанными медицинскими стандартами диагноз, означающий, что данное лицо страдает психическим заболеванием20. Констатация психического заболевания является необходимым, но недостаточным основанием для недобровольного препровождения в режимное учреждение. Так, в Принципе 9 предусматривается, что «каждый пациент имеет право на лечение в обстановке, предусматривающей наименьшие ограничения», а Принципом 15(1) установлено, что, когда лицо нуждается в лечении в психиатрическом учреждении, необходимо прилагать все усилия, чтобы избежать принудительной госпитализации. Таким образом, лицо, страдающее психическим заболеванием, может быть госпитализировано в психиатрическое учреждение только при условии соблюдения хотя бы одного из двух дополнительных критериев, указанных в Принципе 16(1). В соответствии с первым критерием от данного лица должна исходить «серьезная угроза причинения непосредственного или неизбежного ущерба» этому лицу или другим лицам (Принцип 16(1)(a)). Альтернативным критерием служит то обстоятельство, что лицо, чье психическое заболевание является тяжелым, а умственные способности — ослабленными, может быть принудительно помещено в психиатрическое учреждение, если отказ от госпитализации или содержания данного лица в психиатрическом учреждении может привести к серьезному ухудшению его здоровья или сделает невозможным применение надлежащего лечения, которое может быть проведено при условии госпитализации в психиатрическое учреждение в соответствии с принципом наименее ограничительной альтернативы (Принцип 16(1)(b)).

26. Отмечается, что «этот второй критерий, который должен быть соблюден для принудительного препровождения в режимное учреждение, намного шире первого и сопряжен с той опасностью, что его можно использовать для оправдания принудительного препровождения в психиатрическое учреждение любого лица, которое было охарактеризовано как «нуждающееся в лечении»21. Вместе с тем ссылка на принцип наименее ограничительной альтернативы значительно ограничивает дискреционные полномочия психиатра и позволяет прибегать к помещению в учреждение закрытого типа лишь в качестве крайней меры, т.е. лишь тогда, когда данное лицо не может получать адекватные лечение и уход в общине, в которой он проживает (Принцип 7(1)). Принцип 16(1) также предусматривает, что в случае, указанном в подпункте (b), необходимо проконсультироваться со вторым таким специалистом, работающим в области психиатрии, независимым от первого, и что в случае проведения такой консультации госпитализация в психиатрическое учреждение или содержание в нем в принудительном порядке могут иметь место лишь с согласия второго специалиста, работающего в области психиатрии.

27. Что касается процедурных гарантий, то в соответствии с Принципом 16(2) госпитализация в психиатрическое учреждение и содержание в нем в принудительном порядке осуществляется первоначально в течение непродолжительного периода, определенного внутригосударственным законодательством, в целях наблюдения и проведения предварительного лечения до рассмотрения вопроса о госпитализации или содержания пациента в психиатрическом учреждении надзорным органом. О причинах и факте госпитализации «незамедлительно» сообщается данному лицу, а также «безотлагательно и в подробном виде» сообщается надзорному органу, личному представителю лица, если таковой имеется, а также, если лицо не возражает, его семье. Надзорный орган определяется как судебный или другой независимый и беспристрастный орган, созданный согласно внутригосударственному законодательству и функционирующий в соответствии с процедурами, установленными внутригосударственным законодательством. Его функция состоит в надзоре за тем, соответствуют ли решения о принудительной госпитализации или содержании того или иного лица в психиатрическом учреждении материально-правовым критериям, указанным в тексте Принципа 16(1) (Принцип 17(1)). При подготовке своих решений надзорный орган пользуется помощью одного или нескольких квалифицированных и независимых специалистов, работающих в области психиатрии, которые должны быть независимы от учреждения, ходатайствующего о принудительном лечении.

28. Лицо, его личный представитель и любое заинтересованное лицо имеют право обжаловать в суде более высокой инстанции решение о госпитализации или содержании пациента в психиатрическом учреждении (Принцип 17(7)). Пациент, госпитализированный в принудительном порядке, может через разумные промежутки времени, определенные внутригосударственным законодательством, обращаться в надзорный орган с ходатайством о выписке или получении статуса пациента, госпитализированного в добровольном порядке (Принцип 17(4)). Во время каждого пересмотра надзорный орган должен выяснить, удовлетворяются ли по прежнему критерии принудительной госпитализации, изложенные в Принципе 16(1), и если нет, то пациент должен быть выписан. Надзорный орган также уполномочен, в силу своего статуса, через разумные промежутки времени, определенные внутригосударственным законодательством, пересматривать решения, касающиеся принудительной госпитализации (Принцип 17(3)). В Принципе 18 содержатся детализованные положения, обеспечивающие эффективное осуществление права лиц, препровожденных в режимные учреждения в неуголовном порядке, на надлежащие процедурные гарантии22. Такое лицо имеет право выбирать и назначать адвоката для его представления в ходе любой процедуры рассмотрения жалобы или апелляции. Как собственно лицо, так и его адвокат имеют право присутствовать на любом слушании, участвовать в нем и быть заслушанными, а также запросить и представить независимое психиатрическое заключение и письменные и устные доказательства, которые относятся к делу и являются приемлемыми. Они также имеют право на доступ к досье пациента.

29. В некоторых из полученных материалов содержалась информация о процедурах, которые должны соблюдаться в случае принудительной госпитализации психически больных лиц в психиатрические учреждения. В целом решения, касающиеся помещения в учреждения закрытого типа, могут приниматься только судебным органом на основании поставленного ранее диагноза, констатирующего психическое заболевание. В некоторых странах, где для препровождения в психиатрические учреждения предварительное решение судебного органа не требуется (например, в чрезвычайных ситуациях, при наличии конкретной и неотвратимой угрозы здоровью данного лица или безопасности других лиц), психиатрические учреждения обязаны незамедлительно обращаться с просьбой о рассмотрении таких решений компетентным судьей23. Вместе с тем в других странах решения о принудительном лечении принимаются медиками и лишь на более позднем этапе и под надзором судебного органа24. Например, в Швеции решение о направлении на принудительное лечение принимается главным врачом психиатрического отделения без участия суда, которое требуется лишь тогда, когда лечение должно продолжаться более четырех недель с момента принятия решения о госпитализации.

30. В большинстве соответствующих стран направление в учреждения закрытого типа может испрашиваться лишь тогда, когда пациент представляет угрозу для самого себя или других лиц. В других странах препровождение в режимное учреждение в неуголовном порядке может также производиться, если пациент нуждается в лечении25. В последнем случае во внутригосударственном законодательстве часто предусмотрены процедурные гарантии, такие, как назначение специального представителя пациента (defensor especial)26, в целях обеспечения того, чтобы период госпитализации в психиатрическом учреждении не превысил необходимых для целей лечения сроков. В Швеции принудительное лечение может назначаться лишь в случае, если пациент страдает от серьезного психического расстройства и в силу своего психического состояния и личных обстоятельств должен быть обязательно подвергнут психиатрическому лечению, которое не может быть обеспечено никаким иным образом, кроме госпитализации в медицинском учреждении27. В некоторых случаях (Коста-Рика, Мексика) лицо может быть принудительно госпитализировано без предварительно поставленного диагноза, констатирующего психическое заболевание, на основании лишь сертификата, выданного квалифицированным врачом и свидетельствующего о необходимости лечения пациента.

31. Ходатайство о принудительной госпитализации обычно подается медицинским работником, опекуном или попечителем или ближайшим родственником психически больного лица. В некоторых странах ходатайство может также заявляться другими лицами, например государственным прокурором (Греция), имеющим соответствующие полномочия социальным работником (Соединенное Королевство, Хорватия) или любым гражданином, если от соответствующего лица исходит угроза общественной безопасности28. Решение о принудительной госпитализации обычно принимается на основании письменного(ых) заключения(ий) одного29–двух30 независимых врачей или специалистов, работающих в области психиатрии. В Руанде судья может также запросить мнение Совета по делам семьи — учреждения, созданного для защиты и отстаивания интересов семьи и ее членов. Обычно соответствующее лицо также заслушивает суд. Например, в Венесуэле полная недееспособность (interdicción) не может быть признана без собеседования с соответствующим лицом и четырьмя ближайшими родственниками или — в их отсутствие — друзьями семьи.

32. В большинстве ответивших стран решения о принудительной госпитализации могут обычно обжаловаться в суде более высокой инстанции. В других странах они обжалуются в том же суде, однако решения по ним принимает другой судья (Руанда, Хорватия). В некоторых случаях принудительно госпитализированные лица или их представители могут обращаться с жалобой в особый трибунал или комиссию по вопросам психиатрического освидетельствования31. Жалобы могут также заявляться в национальные правозащитные учреждения или комиссии, если таковые существуют (Монголия, Фиджи). В Коста-Рике решения о недобровольном препровождении в режимные учреждения могут обжаловаться в Конституционной палате Верховного суда32.

33. Для пересмотра таких решений на предмет возможной выписки пациента существуют различные механизмы. В Аргентине министерство по делам несовершеннолетних и инвалидов (Ministerio de Menores e Incapaces) и специальный представитель (defensor especial), назначаемые в соответствии со статьей 482 Гражданского кодекса33, проверяют, ограничивается ли период принудительной госпитализации сроками, явно необходимыми для обеспечения удовлетворения потребностей пациента в лечении. В некоторых странах рассмотрение решений о препровождении в режимные учреждения производится медицинским руководством самого учреждения без вмешательства каких-либо независимых органов34. В Фиджи рассмотрение таких дел вменяется в обязанность начальника медицинского учреждения и министерства здравоохранения. В Греции находящееся на принудительном лечении лицо, его ближайший родственник и государственный прокурор могут ходатайствовать о пересмотре решения о направлении в режимные учреждения, а решение принимает суд с учетом справки о состоянии здоровья пациента, подготавливаемой руководителем психиатрического медицинского учреждения и еще одним государственным психиатром35. В Гватемале рассмотрение вменяется в обязанность администрации (Derección Ejecutiva) Национальной психиатрической больницы. В Руанде рассмотрение решений о направлении на принудительное лечение производится Советом по делам семьи. В Испании рассмотрение осуществляется на периодической основе судьей на основании информации, предоставляемой руководителями медицинских учреждений. В Швеции оно производится судом через четыре недели после первоначальной госпитализации, причем может быть принято решение о продлении срока госпитализации на четыре месяца. Для продления принудительного лечения на дополнительные периоды требуется новое решение суда, в котором срок принудительного лечения может быть продлен на период до шести месяцев.


^ V. Недобровольное и принудительное лечение


34. Право на правосубъектность, а также основные права человека, принципы достоинства и самостоятельности обусловливают наличие у физических лиц права самостоятельно принимать влияющие на их жизнь решения, исходя из своих убеждений. Другие права, такие, как право на защиту от вмешательства в личную жизнь (статья 17 Международного пакта о гражданских и политических правах) и права на свободу мысли, совести и религии (статья 18 Пакта), также могут быть актуальными для обеспечения эффективного осуществления права на принятие самостоятельных решений, касающихся жизни человека. Психически больные лица, особенно госпитализированные в психиатрических учреждениях, часто ущемляются в этом праве на основании зачастую ошибочной посылки, согласно которой они не способны самостоятельно действовать и контролировать свое поведение. Нарушение права на самоопределение может принимать особенно серьезные формы в контексте недобровольного или принудительного лечения, т.е. в ситуациях, в которых психически больные лица подвергаются медицинскому лечению или научным экспериментам без их предварительного осознанного согласия.

35. В статье 7 Международного пакта о гражданских и политических правах, в которой предусматривается защита от пыток или других форм бесчеловечного или унижающего достоинство обращения, указывается, что ни одно лицо не должно без его свободного согласия подвергаться медицинским или научным опытам. Критерий свободного и осознанного согласия, согласно распространенному мнению, игнорируется в практической деятельности многих психиатрических учреждений. В этой связи Комитет по правам человека подтвердил, что особую защиту в связи с проведением таких опытов следует обеспечить лицам, не способным давать предусмотренное законом согласие, и что эти лица не должны подвергаться медицинским или научным опытам, которые могут причинить вред их здоровью36. Комитет по экономическим, социальным и культурным правам увязал это право с правом на здоровье (статья 12 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах), заявив, что последнее включает право на контроль за своим здоровьем и телом, включая половую и репродуктивную свободу, и право быть свободным от всякого вмешательства, например право быть свободным от пыток и не подвергаться без свободного согласия медицинским или научным опытам37.

36. В ^ Принципах защиты психически больных лиц содержатся ценные указания в отношении толкования этих прав человека в контексте лечения психически больных лиц. В Принципе 9 излагаются базовые нормы прав человека в отношении лечения в психиатрических учреждениях. Лечение должно быть направлено на сохранение и развитие автономности личности пациента и предоставляться в соответствии с применимыми к специалистам, работающим в области психиатрии, этическими нормами, включая международно признанные нормы. Таким образом, пациенты имеют право на лечение в обстановке, предусматривающей наименьшие ограничения, и на основе индивидуально разработанного плана, который обсуждается с пациентом и регулярно пересматривается квалифицированным медицинским персоналом. В Принципе 11 лица, содержащиеся в психиатрических учреждениях, обеспечиваются защитой от принудительного или недобровольного лечения. В нем говорится, что никакое лечение не может назначаться пациенту без его осознанного согласия. Осознанное согласие — это согласие, получаемое свободно, без угроз или неоправданного принуждения после надлежащего предоставления пациенту в форме и на языке, понятном ему, достаточной и ясной информации (Принцип 11(2)). Пациент также имеет право отказаться от лечения и прекратить его, за исключением случаев, предусмотренных в пунктах 6, 7, 8, 13 и 15 (Принцип 11(4)). В этом случае пациенту должны быть объяснены последствия отказа от лечения или его прекращения. Отказ от права на осознанное согласие не имеет законной силы.

37. Вместе с тем в Принципах содержится ряд исключений, касающихся права на осознанное согласие. В Принципе 11 разрешается принудительное лечение, если независимый полномочный орган удостоверился в том, что пациент не в состоянии дать или не дать осознанное согласие на предлагаемый курс лечения, и установил, что предлагаемый курс лечения наилучшим образом отвечает интересам здоровья пациента. В отношении лиц, находящихся под опекой, в Принципах предусмотрено, что опекун должен быть полностью проинформирован о лечении и дать согласие на него от имени пациента (Принцип 11(7)). Кроме того, принудительное лечение может также назначаться, если уполномоченный в соответствии с законом квалифицированный специалист, работающий в области психиатрии, определит, что необходимо срочно назначить лечение, чтобы предотвратить причинение непосредственного или неизбежного ущерба пациенту или другим лицам (Принцип 11(8)). В Принципах также предусмотрены исключения из принципа осознанного согласия, касающиеся серьезного медицинского или хирургического вмешательства и клинических испытаний и экспериментального лечения. В Принципе 11(13) говорится, что пациент, не способный дать согласие, может быть подвергнут серьезному медицинскому или хирургическому вмешательству лишь после проведения независимой оценки. Аналогичным образом, в Принципе 11(15) говорится, что клинические опыты и экспериментальные методы могут применяться в отношении пациента, который не в состоянии дать осознанное согласие, лишь с разрешения компетентного независимого надзорного органа, специально созданного для этой цели38.

38. В Принципе 11 предусматриваются процедурные гарантии, предотвращающие злоупотребление исключениями, которые изложены в пунктах 6, 7, 8, 13 и 15. В пункте 10 предусматривается, что любое лечение немедленно регистрируется в истории болезни пациента с указанием того, является ли лечение принудительным или добровольным. История болезни пациента ведется психиатрическим учреждением, и как данное лицо, так и его личный представитель и адвокат имеют право доступа к содержащейся в ней информации (Принцип 19). Эти положения нацелены на облегчение доступа к информации, касающейся принудительного лечения, на предмет предоставления самому лицу, его личному представителю или любому заинтересованному лицу возможности обжаловать перед судебным или иным независимым органом любое назначенное ему лечение.

39. В большинстве ответивших стран внутригосударственное законодательство требует, чтобы соответствующее лицо или — если такое лицо находится под опекой — его законный представитель ставились в известность о его правах и давали до начала лечения свое осознанное согласие на него. В некоторых странах согласие на лечение может также даваться ближайшим родственником39. За некоторыми исключениями40, таких лиц обычно ставят в известность о том, что их согласие необходимо для назначения лечения и может в любой момент быть отозвано. На Фиджи решения, касающиеся лечения госпитализированных лиц, обычно принимаются начальником медицинского учреждения при том понимании, что при госпитализации лицо имплицитно дает согласие на «все виды лечения и процедуры». Пациенты и их родственники или опекуны иногда «информируются» о процедурах, однако в случае несогласия между ними и руководителем медицинского учреждения решение последнего имеет больший вес, «если лечение имеет критическое значение для пациента»41. В законодательстве Нидерландов эксплицитно признается право на отказ от лечения, однако эксплицитное согласие пациента требуется лишь при проведении серьезных экспертиз или назначений серьезных видов лечения. В других случаях подразумевается молчаливое согласие.

40. Во всех ответивших странах предусмотрены исключения из принципа предварительного осознанного согласия, которые в некоторых случаях являются достаточно широкими, для того чтобы ставить под угрозу применимость этой нормы в целом. Как правило, исключения допускаются при отсутствии законного представителя42, в случае необходимости принятия срочных мер для защиты здоровья пациента43 или других лиц (Монголия, Хорватия), и при наличии угрозы для здоровья населения (Испания) и отсутствии других альтернатив (Коста-Рика). В Нидерландах лицо может быть подвергнуто лечению против его воли или воли его представителя лишь тогда, когда это абсолютно необходимо для предотвращения серьезной опасности для данного лица или других лиц по причине его умственного расстройства. В этом случае должны быть поставлены в известность ближайшие родственники такого лица, уведомлен соответствующий надзорный орган, а принятые меры зарегистрированы в истории болезни пациента. В Соединенном Королевстве обычно-правовой принцип, в соответствии с которым до назначения лечения необходимо получить имеющее юридическую силу согласие, допускает исключение формально-правового характера. Так, лечение может быть назначено без согласия пациента при наличии второго мнения зарегистрированного медицинского специалиста, удостоверяющего необходимость такого лечения с точки зрения наилучших интересов пациента.

41. Требование предварительного осознанного согласия, как представляется, применяется более строго в случае серьезных медицинских или хирургических процедур и медицинских или научных экспериментов. В некоторых странах медицинские или научные эксперименты над людьми эксплицитно запрещены законом44. В большинстве ответивших стран медицинские опыты или исследования не могут проводиться без осознанного согласия пациента. Если пациент не способен в связи со своим состоянием дать имеющее юридическую силу согласие, медицинские эксперименты могут проводиться только в том случае, если опекун пациента полностью информирован о характере, масштабах и последствиях предлагаемых мероприятий и дал свое согласие на них (Коста-Рика, Хорватия). В Нидерландах, например, проведение исследований с участием лиц, не способных разумно оценить свои интересы, которое в принципе запрещено, может быть разрешено с согласия законного представителя пациента, если такие исследования могут проводиться только на лицах, относящихся к специфической категории, и если риски при этом являются ничтожными. В некоторых странах медицинские или научные опыты должны также утверждаться комитетами по проверке соблюдения норм медицинской этики (Нидерланды, Хорватия).

42. В странах, ответивших на вопросник, пациенты или их законные представители обычно могут жаловаться в компетентный орган на полученное в учреждениях лечение. В Монголии пациент, его законный представитель или любое другое заинтересованное лицо имеют право обжаловать решение о медицинском решении в суде или Национальной комиссии по правам человека. В Нидерландах лица, госпитализированные в психиатрических учреждениях, могут жаловаться в независимые комитеты по рассмотрению жалоб, которые создаются в каждом учреждении, в Медицинскую дисциплинарную комиссию или Инспекцию медицинского надзора. В Соединенном Королевстве пациент, его законный представитель или ближайший родственник могут ходатайствовать перед Высоким судом о судебном рассмотрении решения, касающегося лечения, и Суд имеет право принять временные меры, запрещающие лечение. Жалобы могут также направляться в Больничный комитет или Комиссию по проверке соблюдения закона о психиатрической помощи, которая является предусмотренным законодательством органом, уполномоченным рассматривать жалобы содержащихся в режимных учреждениях лиц или жалобы на таких лиц.


^ VI. Выводы и рекомендации


43. Одним из основных препятствий, мешающих реализации существующих норм в области прав человека в отношении психически больных лиц, является отсутствие конкретных руководящих указаний по их применению. Принципы защиты психически больных лиц и улучшения психиатрической помощи являют собой ценный исходный документ, позволяющий приступить к уточнению содержания общих норм прав человека, применимых к конкретному положению психически больных лиц. Тем не менее желательно было бы провести более подробный анализ осуществления обязательств государств по соблюдению прав человека в контексте психиатрических учреждений. Это уточнение может быть предоставлено, например, Комитетом по правам человека в форме замечания общего порядка.

44. В некоторых случаях меры защиты, предусмотренные в Принципах, нуждаются в усилении. Формулировки, используемые в ряде случаев, устарели. Например, термин «пациент» следует заменить термином «лицо».

45. В Принципах отсутствует эксплицитная формулировка права лиц, содержащихся в психиатрических учреждениях, на отказ от лечения. Общие исключения из этого права, содержащиеся в Принципе 11, лишают его реального содержания. Наличие психиатрического заключения не должно лишать лицо права на выбор своего лечения. Это право является одной из прочно закрепившихся международных норм в области прав человека. Ограничение прав, касающихся решений в отношении лечения, всегда должно быть предметом судебного рассмотрения.

46. В Принципах нет ни одного элемента, дающего возможность установить, является ли принятое судом решение о право- и дееспособности лица «необходимым» и «уместным» для обеспечения защиты его интересов (Принцип 1(7)). Любое ограничение прав лица должно приниматься на основании конкретного вывода, в соответствии с которым данное лицо не способно самостоятельно принимать решение в отношении конкретного вида деятельности. В решении суда должны четко определяться действия, которые соответствующее лицо может осуществлять самостоятельно, и действия, для осуществления которых такое лицо нуждается в помощи. Полное лишение право- и дееспособности может использоваться лишь как крайняя мера, когда отсутствуют другие альтернативы. Судья должен всегда выбирать тот вариант, при котором в соответствии с принципами автономности и пропорциональности в наибольшей мере учитываются нужды соответствующего лица. Решения о право- и дееспособности должны автоматически проверяться компетентным судебным органом через регулярные интервалы, установленные в законодательстве.

47. Следует пересмотреть изложенные в Принципе 16(1) критерии принудительной госпитализации. Серьезная вероятность причинения непосредственного или неизбежного ущерба соответствующему лицу не всегда может быть достаточным основанием, оправдывающим меру, которая самым радикальным образом препятствует осуществлению нескольких прав человека, включая право на свободу и личную неприкосновенность и право на свободу передвижения. Следует также проанализировать соответствие второго критерия, который касается состояния здоровья лица, существующим стандартам в области прав человека. В соответствии с принципом выбора альтернативы, предусматривающей наименьшие ограничения, решение о недобровольной госпитализации должно, как минимум, приниматься при наличии доказательств a) опасности серьезного ухудшения состояния здоровья лица и b) отсутствия других реальных альтернатив, таких, как реабилитация по месту жительства. Решения о препровождении в психиатрическое учреждение всегда должны проверяться судебными органами и периодически пересматриваться.

48. Утверждается, что злоупотребления и нарушения норм в области прав человека являются распространенной практикой во многих психиатрических учреждениях во всем мире. Для оценки фактического соблюдения таких норм должен быть обеспечен пристальный контроль за реальным осуществлением прав психически больных лиц. Существующие договорные органы по правам человека должны поощрять правительства к предоставлению информации о мерах, принятых в этой области, в их периодических докладах.


Примечания

См. Официальные отчеты Экономического и Социального Совета, 2002 год, Дополнение № 3 (E/2002/23), глава II, раздел A.

2 Единственный доклад по вопросам прав человека, полностью посвященный этому вопросу, был подготовлен Специальным докладчиком для (тогдашней) Подкомиссии по предупреждению дискриминации и защите меньшинств в 1986 году (Э.-И. Даес, Принципы, основные положения и гарантии защиты лиц, изолированных по причине психического заболевания и страдающих психическим расстройством, E/CN.4/Sub.2/1983/17/Rev.1, Организация Объединенных Наций, Нью Йорк, 1986 год).

3 Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации, Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания и Конвенция о правах ребенка.

4 См., например, Декларацию о правах инвалидов (резолюция 3447 (XXX) Генеральной Ассамблеи от 9 декабря 1975 года); Всемирную программу действий в отношении инвалидов (резолюция 37/52 Генеральной Ассамблеи от 3 декабря 1982 года); и Стандартные правила обеспечения равных возможностей для инвалидов (резолюция 48/96 Генеральной Ассамблеи от 20 декабря 1993 года).

5 World Network of Users and Survivors of Psychiatry, Position Paper on the Principles for the Protection of Persons with Mental Illness, Vancouver, July 2001, http://www.wnusp.org/docs/positionpaper.html.

6 Всеобщая декларация прав человека, статья 6; Международный пакт о гражданских и политических правах, статья 16.

7 См. статью 5 Декларации о правах умственно отсталых лиц: «Умственно отсталое лицо имеет право пользоваться квалифицированными услугами опекуна в тех случаях, когда это необходимо для защиты его личного благосостояния и интересов».

8 Такой диагноз никогда не ставится на основе политического, экономического или социального положения или принадлежности к какой-либо культурной, расовой или религиозной группе или по любой другой причине, не имеющей непосредственного отношения к состоянию психического здоровья. Подобным образом, семейный или служебный конфликт или несоответствие нравственным, социальным, культурным или политическим ценностям или религиозным воззрениям, преобладающим в обществе, в котором проживает соответствующее лицо, никогда не может являться определяющим фактором при постановке диагноза о наличии психического заболевания. Сведения о лечении или госпитализации в качестве пациента в прошлом не могут сами по себе служить оправданием постановки диагноза о наличии психического заболевания в настоящем или будущем.

9 См. также статью 7 Декларации о правах умственно отсталых лиц.

10 Аргентина, Гватемала и Панама.


11 Аргентина, Армения, Венесуэла, Греция, Иран (Исламская Республика), Коста-Рика, Маврикий, Мексика и Хорватия.

12 Аргентина, Венесуэла, Коста-Рика, Маврикий, Мексика, Панама и Хорватия.

13 Армения, Венесуэла, Греция, Испания, Коста-Рика, Маврикий, Мексика, Руанда, Гонконг (САР), Сербия и Черногория и Швеция.

14 Венесуэла, Испания, Коста-Рика и Панама.

15 В Фиджи психически больные лица, отвечающие критериям для целей завещания, могут составлять имеющие законную силу завещания (Закон о завещаниях).

16 Например, в Маврикии недееспособные лица могут вступать в брак с согласия суда, который должен узнать мнение лечащего врача этого лица и будущего супруга, а также родителей, братьев и сестер недееспособного лица.

17 См., например, статью 9(3) закона Монголии о Национальной комиссии по правам человека.

18 Национальная комиссия Маврикия по правам человека, ответ на вопросник, пункт 6.

19 См. также статьи 3 и 9 Всеобщей декларации прав человека.

20 Принцип 16(1). По вопросу о диагностике психических заболеваний см. также Принцип 4.

21 E. Rosenthal and C.J. Sandram, International Human Rights in Mental Health Legislation, in New York Law School Journal of International and Comparative Law, Volume 21, Number 3, 2002, p. 528.

22 Международный пакт о гражданских и политических правах, статья 14; см. также Всеобщую декларацию прав человека, статья 10.

23 Аргентина, Белиз, Гонконг (САР), Испания, Коста-Рика, Нидерланды, Сербия и Черногория и Хорватия.

24 Армения, Исламская Республика Иран, Норвегия и Швеция.

25 Венесуэла, Гонконг (САР), Греция, Маврикий, Норвегия, Руанда, Соединенное Королевство, Фиджи, Хорватия и Швеция.

26 Статья 482 гражданского кодекса Аргентины.

27 Compulsory Mental Care Act, 1991, section 3.

28 Статья 114 Гражданского кодекса Аргентины.

29 Венесуэла, Гватемала, Маврикий, Монголия, Нидерланды, Руанда, Хорватия.

30 Аргентина, Белиз, Гонконг (САР), Греция, Сербия и Черногория, Соединенное Королевство, Фиджи, Швеция.

31 Гонконг (САР), Маврикий и Соединенное Королевство.

32 Статья 5 закона № 7135 от 11 октября 1989 года (Ley de la Jurisdicción Constitucional).

33 См. выше сноску 29.

34 Коста-Рика, Мексика и Норвегия.

35 Греция: статья 99 закона 2071/1992.

36 Комитет по правам человека, замечание общего порядка № 20 (1992 год) в отношении запрещения пыток и жестокого обращения и наказания, пункт 7.

37 Комитет по экономическим, социальным и культурным правам, замечание общего порядка № 14 (право на наивысший достижимый уровень здоровья), 2000 год, пункт 8.


38 В противоположность этому, в тексте Принципа 11(14) утверждается, что психохирургия и другие виды инвазивного и необратимого лечения психического заболевания могут применяться лишь в том случае, когда пациент дал осознанное согласие и независимый внешний орган удостоверился в том, что согласие пациента действительно является осознанным и что данное лечение наилучшим образом отвечает интересам здоровья пациента.

39 Аргентина, Греция и Норвегия.

40 Гватемала, Маврикий и Фиджи.

41 Комиссия по правам человека Фиджи, ответ на анкету (Fiji Human Rights Commission, Reply to the questionnaire, p. 8).

42 Венесуэла, Гонконг (САР), Испания, Коста-Рика, Монголия и Фиджи.

43 Венесуэла, Гонконг (САР), Испания, Мексика, Монголия, Нидерланды, Соединенное Королевство Великобритании и Северной Ирландии и Хорватия.

44 Аргентина, Армения, Гватемала, Мексика и Панама.




* * A/58/150.


03-44324 (R) 210803 220803

*0344324*




Скачать 392,71 Kb.
оставить комментарий
Дата19.03.2012
Размер392,71 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх