Экологическая безопасность современной россии: политика обеспечения (монография) icon

Экологическая безопасность современной россии: политика обеспечения (монография)


Смотрите также:
Красным шрифтом в квадратных скобках обозначается конец текста на соответствующей странице...
Программа дисциплины «Экологическая безопасность и геополитические интересы России»...
Конспект занятия по предмету «Мир вокруг нас» Тема занятия: «Экологическая безопасность»...
Экологическая политика России как фактор обеспечения общенациональной безопасности...
Доктрина энергетической безопасности России...
Реферат отчет 260 стр., 46 иллюстраций, 43 таблицы, 79 использованных источников...
Программа научно-практической конференции «Экологическая безопасность государств-членов...
Экологическая политика ОАО "енисейская тгк (тгк-13)"...
Геополитика
Правовая политика современной россии: проблемы теории и практики...
Программа дисциплины "Внешняя политика современной России"...
Программа дисциплины "Внешняя политика современной России"...



Загрузка...
скачать
ЭКОЛОГИЧЕСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ: ПОЛИТИКА ОБЕСПЕЧЕНИЯ (монография)


ГЕРАСИМОВ А.В., д.ф.н., профессор


ГЛАВА 2. Обеспечение экологической безопасности СОВРЕМЕННОЙ РОСИИ как политическая проблема


Как бы ни были важны рассмотренные выше подходы к анализу экологической безопасности, они, скорее, отвечают комплексному характеру исследования, имеют междисциплинарное значение. Очевидно, однако, что логика комплексного исследования не может и не должна подменять логику исследования специального, в данном случае политологического. Поэтому в данной главе рассматриваются место и роль политики в системе обеспечения экологической безопасности, проводится анализ понятия «экологическая политика», выявляются основы и приоритеты экологической политики Российской Федерации.


^ 2.1. Политика как фактор обеспечения экологической безопасности


Специфика политологического исследования проблемы безопасности заключается в том, что политолог, обобщая конкретные результаты изучения этой проблемы другими научными дисциплинами, анализирует не безопасность вообще, а безопасность как свойство определенной системы и результат деятельности ряда систем, субъектов политики и прежде всего государства, а также сам процесс деятельности, направленный на достижение поставленных задач по обеспечению защищенности личности, общества и государства1. Объектами политологического исследования являются безопасность личности и безопасность конкретных стран и народов, национальная, коллективная (региональная) и всеобщая безопасность, а в зависимости от сфер общественной жизни – политическая, экономическая, социальная, научно-техническая, информационная, гуманитарная, военная, экологическая и другие виды безопасности. Проблема экологической безопасности, таким образом, выделяется в качестве самостоятельного теоретического пространства политологического исследования.

^ Политологический подход к исследованию экологической безопасности охватывает достаточно широкий спектр теоретических (фундаментальных) и практических (прикладных) проблем. Ядро политологической проблематики экологической безопасности заключено в научном решении вопроса о зависимости этого явления от политики, его политической обусловленности.

Кроме того, предметом политологической теории экологической безопасности должны стать:

• выявление основных факторов политизации экологических проблем и экологизации политической сферы, показ сущности и механизма этого процесса;

• обоснование места и роли экологической безопасности как политико-правовой ценности в системе национальной безопасности, соотношение политической и экологической безопасности;

• анализ основных политических факторов, влияющих на экологическую безопасность, оценка реальных и потенциальных экологических угроз жизни и здоровью человека, его интересам и потребностям, целям, идеалам и правам, характера современных проявлений и вероятных трансформаций экологических опасностей и угроз, путей их нейтрализации и преодоления;

• экологическая безопасность в контексте приоритетов экологической политики, деятельность политических институтов и, прежде всего, государства в сфере обеспечения экологической безопасности;

• определение политических принципов, норм, средств и методов обеспечения экологической безопасности;

• пути обеспечения политической стабильности общества как наиболее важного условия его экологически безопасного существования и устойчивого развития и др.

Как уже отмечалось, центральной проблемой политологического анализа экологической безопасности является обоснование места и роли политики в системе факторов обеспечения экологической безопасности.

В научной литературе отмечается, что анализ системы факторов, влияющих на безопасность общества и личности, а также на последующее построение моделей национальной безопасности, находится на начальной стадии своего развития2. Сопоставляя различные характеристики социально-экономического и политического развития стран, ученые пришли к выводу, что существуют некоторые устойчивые зависимости, типичные соотношения между целыми группами взаимосвязанных признаков безопасности и представляющих их факторов. Выявление этих типичных соотношений и закономерностей их сочетания является одной из задач любой системы обеспечения национальной безопасности в целом, и экологической безопасности в частности.

Сложная многоуровневая социо-техно-природная система, каковой является экологическая безопасность, формируется в русле объективных процессов и под воздействием множества факторов – внутренних и внешних, экономических и политических, природных и климатических, экологических и техногенных. Эти факторы, в свою очередь, подвержены также влиянию времени, среды, уровня развития цивилизации, состояния законности и правопорядка и др.

В отечественной литературе под фактором понимается причина, движущая сила какого-либо процесса, определяющая его характер или одну из характерных его черт3. Отсюда под факторами обеспечения экологической безопасности следует понимать такие явления общественной жизни, процессы объективного и субъективного характера, которые порождают то или иное состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от реальных или потенциальных угроз, создаваемых антропогенным или естественным воздействием на окружающую среду.

Современные условия общественной жизни связаны с новыми, ранее не существовавшими или не имевшими прежде большого значения сложностями в деятельности по обеспечению экологической безопасности. В этих условиях наряду с устранением, нейтрализацией или уменьшением степени воздействия неблагоприятных факторов, влияющих на состояние экологической безопасности, важно также выявить и использовать новые факторы, благоприятно воздействующие на охрану окружающей среды или возможность более полного использования уже существующих факторов такого рода. Иначе говоря, следует различать условия, способствующие эффективной деятельности государства и гражданского общества в сфере обеспечения экологической безопасности, и условия, препятствующие этому, усугубляющие экологическую ситуацию, влияющие на нее отрицательным образом.

В научной литературе предлагаются и обсуждаются возможные варианты классификации факторов, влияющих на национальную безопасность. В центре внимания оказываются два основных признака, которые, на наш взгляд, позволяют объединить эти факторы в группы. Первый основной признак группировки данных факторов - направленность их влияния на безопасность. Вторым основным признаком группировки рассматриваемых факторов, как представляется, можно считать их субъективный или объективный характер. По этому признаку определяются возможности воздействия общества, государства и его институтов на факторы, влияющие на безопасность. Если такие факторы находятся в сфере возможного воздействия различных социальных институтов в данных конкретно-исторических условиях, то они относятся к группе субъективных факторов. И, наоборот, факторы, находящиеся вне сферы возможного воздействия социальных объектов, относятся к группе объективных.

Естественно, оба названных признака тесно связаны между собой, поскольку оценка субъективного или объективного характера того или иного фактора возможна лишь тогда, когда установлено, является ли он негативным или позитивным. Если же какой-то фактор, предполагаемый как значительный, оказывается нейтральным по отношению к обеспечению безопасности, то и не возникает вопроса об оценке объективного или субъективного характера этого фактора.

Для активизации деятельности государства по обеспечению экологической безопасности, на наш взгляд, наибольшее значение имеют субъективные факторы - негативные и позитивные. Среди них прежде всего факторы организационно-правового характера, состоящие в обеспечении или, наоборот, воспрепятствовании эффективному воздействию на экологическую безопасность специально созданных социальных институтов - правовых, правоохранительных и правоприменительных.

Помимо приведенного выше варианта, возможны и другие варианты группировки факторов, влияющих на экологическую безопасность: по содержанию (факторы демографического, экономического, социального, психологического, техногенного и иного характера), интенсивности их влияния на экологическую безопасность, времени их существования именно в качестве рассматриваемых факторов. Но все эти варианты, как представляется, должны исходить из тех же двух основных признаков: негативной или позитивной направленности и объективного или субъективного их характера.

Речь идет, таким образом, о сложной детерминации процесса обеспечения экологической безопасности, об учете объективных и субъективных, позитивных и негативных социальных, природных и техногенных факторов и условий, влияющих на этот процесс. Причем многие факторы взаимосвязаны: они оказывают комплексное воздействие на сферу экологической безопасности, часто дублируя друг друга. Одновременно некоторые факторы могут воздействовать косвенно и не поддаваться непосредственному наблюдению. По какому-либо одному конкретному фактору зачастую становится очень трудно судить о состоянии экологической безопасности. Поэтому представляется естественным стремление сконцентрировать информацию, выражая большое число косвенных признаков через меньшее число более емких факторов той или иной сферы национальной безопасности – экономической, социальной, политической, оборонной, техногенной и др.4 К числу таких факторов и относится политика.

Какова же роль политики в обеспечении экологической безопасности, какое место в системе факторов, влияющих на данный процесс, она занимает?

На наш взгляд, безопасность – ключевое понятие в политике любого государства. ^ Политика, политические явления и процессы являются причинами, условиями и предпосылками того или иного состояния безопасности вообще и ее различных разновидностей. Политика формулирует цели, к которым стремится общество. Эти цели должны быть привлекательны для большинства людей, а это возможно лишь при «человеческой» ори­ентации политики, ее направленности на обеспечение достойной и безопасной жизни человека (материальной и духовной). Такая ситуация создает политическую устойчивость, предотвращает социальные взрывы и катаклизмы.

В то же время нередко государство обеспечивает безопасность, в том числе экологическую, лишь избранных (правителей, высшего чиновничества, привилегированных слоев и групп). При этом нарушаются собственные правовые установления по экологической безопасности в отношении большинства граждан, социальных групп и слоев.

Однако государство, даже искренне стремясь к обеспечению экологической безопасности, по своему состоянию не всегда может обеспечить это вследствие внутриполитической обстановки. Так, например, внутренняя нестабильность (хаос, разгул преступности, гражданская война, слабость и недееспособность власти) может отрицательно повлиять на способность государства отвечать на экологические вызовы. Поэтому стабильность политического режима следует рассматривать как важнейшее политическое условие успешного решения задач в сфере обеспечения экологической безопасности.

В современных условиях определяющее значение имеют политические аспекты предпринимаемых в отдельных странах и мировом масштабе попыток решения вопросов экологической безопасности. В данном отношении важны следующие аспекты: многие глобальные проблемы носят планетарный характер; вопросы экологической безопасности затрагивают не только мировую политику, но и каждую страну, становятся неотъемлемым элементом внутригосударственной политики, фактором внутриполитической борьбы; не только рост промышленности, но и нищенское положение отдельных стран угрожает биосфере планеты; возрастает роль политических аспектов в деятельности международных организаций в связи с необходимостью быстрейшей реализации проектов экоразвития, а не только их обсуждения и рекомендации.

Политика государства в сфере экологии призвана быть именно политикой, то есть «искусством возможного», и осуществлять оптимальное соотношение между различными интересами, предпочтениями, научно обоснованными решениями, фиксируемыми в эколого-правовых нормах. Последние организуют социально-экономические отношения и политический процесс с учетом экологических интересов. Однако возможности их не беспредельны. Зачастую причиной отсутствия позитивного решения является конфликт политических, экономических, экологических и иных интересов, который может коррелировать с ценностями и культурными различиями в восприятии проблем разными субъектами политического процесса.

В современных условиях главная политическая проблема заключается в том, как предотвратить угрожающий человеку экологический кризис в условиях ограниченности природных ресурсов. По нашему мнению, это возможно с помощью реализации средствами политики основополагающих идей безопасности. Во-первых, необходимо признать человека основной природной и социальной ценностью, создать единую систему безопасности, в том числе экологическую, ориентированную на человека. Во-вторых, нужно построить систему коллективной безопасности в целом, она должна быть всеобщей, поэтому входить в предметное поле государственной или межгосудар­ственной деятельности. В-третьих, экологическая безопасность может быть достигнута только в случае «экологизации» всех сфер общества: духовной, экономической, политической, информационной и других. В-четвертых, необходимо признать равенство экологических прав граждан, неприемлемость выживания одних за счет других. Для граждан, социально-территориальных групп, вынужденно проживающих в экологически неблагоприятных условиях, нужно установить соответствующие компенсации.

Экологическая безопасность несет на себе отпечаток всех сущностных компонентов политики: политического сознания, политических отношений, политических институтов и политической деятельности. Охватывая своим влиянием все сферы жизни общества, политика определяет условия формирования безопасной социальной среды и жизнедеятельности человека, непосредственно участвует в обеспечении экологической безопасности личности, общества, государства. Поэтому не подлежит сомнению исключительно высокая, можно сказать, уникальная эффективность политики как фактора либо укрепления, либо ослабления экологической безопасности.

Круг субъектов, призванных обеспечивать экологическую безопасность, четко очерчен, а используемые ими формы и методы работы подвержены влиянию особенностей складывающейся экологической обстановки и носят, как правило, государственно-властный, принудительный характер. При этом институционализация экологической безопасности всегда связана с государством, прежде всего его институтами права, политики, морали.

Вместе с тем обеспечение экологической безопасности становится задачей не только государства в целом и соответствующих государственных природоохранных структур, но и других институциональных субъектов политической системы, представляющих социальную самоорганизацию общества. В  связи с этим все большее значение приобретает негосударственная система обеспечения экологической безопасности, в основу которой положен принцип равновесия государственных и общественных интересов, обеспечивающий свободный доступ общества в государственные структуры, осуществляющие природоохранную деятельность, и надлежащий контроль этой деятельности со стороны общества, исходя из сложившихся ценностных ориентаций и действующих законов, выражающих природу и форму власти и являющихся эффективным средством регулирования общественных отношений в данной сфере.

Борьба с тоталитарным государством, поглотившим гражданское общество, породила стремление к минимизации роли государства, ограничению его воздействия на общество. Само по себе это правильно, однако важно соблюсти баланс государственных и негосударственных способов регулирования общественных отношений, в том числе и в области природопользования и охраны окружающей природной среды. В ходе разгосударствления общества наметился крен в сторону явной недооценки сильной государственности, опирающейся на закон и способной защитить права и интересы человека. Произошла гиперболизация возможностей, объема и пределов саморегуляции гражданского общества5.

Следует учитывать и то, что развитого гражданского общества у нас еще нет, идет процесс его становления, а пока оно весьма аморфно. Однако даже самое развитое и свободное гражданское общество не обладает механизмами саморегуляции, которые делают целесообразной предельную «минимизацию» государственного управления.

Ослабление государства – это огромная ошибка, влекущая за собой крайне неблагоприятные последствия, в том числе и в сфере охраны окружающей среды. Когда на смену сильному тоталитарному государству приходит государство слабое, аморфное, не способное к управлению, это не победа над тоталитаризмом, а путь в новый тоталитаризм, который на первых порах может получить значительную социальную поддержку, поскольку люди не прощают государству «слабости», ведущей к незащищенности человека от разного рода опасностей и угроз. Поэтому нельзя объявлять войну государству, необходимо стремиться к peaлизации принципов правовой государственности, закрепленных в Конституции Российской Федерации.

Роль правового государства в обеспечении экологической безопасности личности, защите экологических прав человека едва ли можно переоценить. Во-первых, правовое государство призвано закрепить в законах неотъемлемые, естественные права человека, которые обеспечивают его нормальную жизнедеятельность, включая право на благоприятную окружающую среду. Во-вторых, правовое государство должно создавать механизмы защиты права человека на благоприятную окружающую среду (конституционный контроль, судебная защита, административные процедуры и др.)6. Следовательно, без сильного правового государства, опирающегося на право и права человека, не могут быть решены сложные экологические проблемы.

Понимание необходимости утверждения прочной государственности постепенно приходит к нам и становится важным элементом политики. Без правового государства невозможны ни политическая стабильность, ни обеспечение и защита прав и свобод личности. К сожалению, в посттоталитарной России формирование правового государства сопряжено с рядом трудностей. Господство в России на протяжении многих столетий деспотической власти, бесправное положение подавляющего большинства населения, отсутствие гарантий прав и свобод личности, преимущественная ориентация на принудительно-силовые методы и приемы во внутренней и внешней политике, утверждение бюрократически-централизованной системы управления страной и подавления всякого инакомыслия предопределили консерватизм и застойный характер процессов экономической, политической и правовой жизни страны7.

Привлечение общественных организаций и населения к решению экологических проблем само по себе является сверхзадачей при формировании гражданского общества, но в связи с формированием экологического сознания и развитием экологической культуры потребует серьезных проработок, направленных на формирование у населения соответствующего правосознания – фундамента экологической культуры.

С целью повышения экологической культуры общества и профессиональной подготовки специалистов и устанавливается система всеобщего, комплексного и непрерывного экологического воспитания и образова­ния. Проведение соответствующих мероприятий входит в задачу государственной системы управления в области охраны окружающей природной среды в тесном взаимодействии с системой образования.

^ Государственная политика в области экологического образования и воспитания представляет собой деятельность органов государственной власти и органов местного самоуправления (в части наделения их отдельными государственными полномочиями) по созданию необходимых условий для экологического образования населения, координации их деятельности с деятельностью заинтересованных общественных объединений, организаций и граждан по формированию экологической культуры каждого человека и всего общества.

Непрерывный процесс обучения, воспитания, само­образования, накопления опыта и развития личности с целью формирования ценностных ориентаций, поведенческих норм и специальных знаний по сохранению окружающей среды и природопользованию, реализуемых в экологически грамотной деятельности, и составляет смысл экологического образования.

К основным социальным институтам, оказывающим существенное влияние на формирование экологического и правового сознания личности, относятся семья и ряд других учреждений, с которыми непосредственно взаимодействует личность в процессе жизнедеятельности, а также средства массовой информации и коммуникации.

В настоящее время российское государство слабо использует свои реальные возможности для уменьшения нежелательных нагрузок на природу, предотвращения экологического ущерба и защиты собственных экологических интересов. На изменение сложившейся ситуации существенное влияние окажут экологическое образование, воспитание и общественные гарантии экологических прав российских граждан, обеспечиваемые институтами гражданского общества.

Необходимость формирования экологической культуры и развития экологического просвещения и образования, развитие научных исследований в области экологии и природопользования потребуют от институтов образования, науки, культуры и коммуникаций постановки новых задач, в основе которых будет необходимость получения актуальной, выверенной, понятной каждому человеку экологической информации. Наличие экологической информации служит основой активности общественных объединений и граждан, эффективной деятельности государственного управления в области охраны окружающей среды, надлежащей оценки воздействия хозяйственной деятельности на окружающую среду и компетентной экологической государственной и общественной экспертизы.

В этой связи весьма заметным фактором обеспечения экологической безопасности в современных условиях является информационная политика. Приходится констатировать, что в России конституционное право на экологическую информацию, как и право каждого на благоприятную среду, на возмещение ущерба, причиненного его здоровью или имуществу экологическим правонарушением, несмотря на почти 15 лет действия Конституции РФ, остается не реализованным до конца, отчасти виртуальным, не понятым населением и не обеспеченным во многом нормативными правовыми актами, административной и судебной практикой.

О проблемах доступа к информации о состоянии охраны окружающей среды и мерах по ее улучшению пишутся диссертации, произносятся доклады, идут споры, в том числе об определении, о платности экологической информации, об органах, ответственных за ее сбор, использование, выдачу8.

Экологические права граждан находятся в тесной взаимосвязи с информационными. Но, несмотря на большой законодательный массив, реализация этих прав представляет собой очень серьёзную проблему вследствие высокого уровня эколого-правового нигилизма населения и отсутствия должного объёма правоприменительной практики, поскольку право на получение экологической информации позволяет, в свою очередь, реализовать и другие важные права, такие, как право на благоприятную окружающую среду, на возмещение ущерба, причиненного здоровью или имуществу экологическим правонарушением. В связи с этим особое значение приобретает проблемная ситуация, когда происходит столкновение интересов государства и экологических прав граждан. Цель информационной политики при этом состоит в том, что обеспечить гармоничное сочетание государственных интересов и прав граждан на экологическую информацию.

Весьма важным представляются также определение правового статуса экологической информации и выявление средств и мер для создания эффективного механизма правового регулирования сбора, накопления, распространения и доступа к ней посредством функционирования государственных и негосударственных систем эколого-информационных ресурсов с целью привития гражданам навыков получения экологической информации и умения защищать свои экологические права. Основная задача, по нашему мнению - создать чёткую научно обоснованную концепцию экологической информации, на основе которой должна формироваться система законодательных актов.

Таким образом, экологическая составляющая национальной безопасности интенсивно входит в политическую сферу. Экологический кризис выступает в роли катализатора социально-политической активности людей, стремящихся найти выход из экологического кризиса, что проявляется в инициировании процесса трансформации политико-правового режима, политической системы в целом.

Политико-экологическая обстановка в российском государстве начала XXI столетия во многом схожа с тем, что происходило в западных странах в конце 60-х годов прошлого века. Население не осознает взаимозависимости между экологическими проблемами и их экономическими и политическими интересами. Это непонимание является следствием, во-первых, объективно и субъективно порожденных обстоятельств политико-экономического характера, а во-вторых, отсутствия гражданского общества с развитой экополитической культурой, экополитическим сознанием. Ситуация «непонимания», носящая временный характер, имеет тенденцию к своему разрешению с непредсказуемыми последствиями для социальной, политической и экономической реальности, что ограничивает политико-правовые возможности противодействия рискогенным факторам и угрозам экологической безопасности.


^ 2.2. Понятие, сущность и виды экологической политики


Как уже отмечалось, важнейшим элементом системы обеспечения экологической безопасности является экологическая политика. Основываясь на понимании политики как совокупной деятельности социальных групп и индивидов по артикуляции (осознанию и представлению), удовлетворению коллективных интересов и решению общественных проблем путем формирования, поддержания или изменения государственной власти и управления обществом через выработку обязательных для всех решений, отметим, что категория «экологическая политика» отражает определенный аспект политической жизни общества, учитывающий природно-социальное взаимодействие в решении социально-экономических, правовых, научных и культурных проблем.

Существуют различные подходы к пониманию сущности экологической политики. Так, некоторые исследователи отождествляют экологическую политику с системой конкретных мер, предпринимаемых властными структурами по защите окружающей среды9. Другие ученые под экологической политикой понимают совокупность мер, использу­емых для обеспечения долгосрочной экологической безопасности с учетом экономических возможностей и социальных потребностей общества10. При этом они выделяют в экологической политике как действия, направленные на защиту природы, так и рациональное использование природных ресурсов с целью обеспечения нормальной жизнедеятельности человека.

Экологическая политика может быть представлена как взаимодействие различных экономических, политических и социальных структур, направленных на реализацию стратегии в сфере охраны природы и окружающей среды, а также рассматриваться как деятельность, с помощью которой при посредничестве государства общественных и, в первую очередь, политических организаций регулируется отношение общества к природе с целью её защиты и развития11.

Экологическая политика является закономерным следствием отношений между субъектами политики по поводу присвоения части экологических благ12, принадлежащих всему обществу. Основными субъектами экополитики выступают государство, политические организации и общественные движения, рыночные структуры и т. д. Экологическая политика детерминируется способом производства и присвоения материальных благ, спецификой политической системы общества.

Один из крупнейших российских экологов Н.Ф. Реймерс13 выделил две области в сфере экополитики: 1) глобальную — проведение международно-правовых, политических и внешнеэкономических акций с учетом экологических ограничений в социально-экономическом развитии, а также запасов имеющихся в мире природных ресурсов и их распределения между странами; 2) государственную — социально-экономическую, построенную на понимании выигрышей и недостатков, - связанных с экологическим состоянием территории, акватории и воздушного пространства страны и имеющихся в их пределах природных ресурсов.

Решающая роль в формировании и проведении экологической политики принадлежит государству. В этом смысле экологическая политика есть система концентрированных, научно обоснованных и в определенной степени легализованных представлений о целях, приоритетах, принципах, содержании, способах и средствах природоохранной деятельности государства14.

Государственная экологическая политика может быть представлена как система специфических политических, экономических, юридических и иных мер, предпринимаемых государством с целью управления экологической ситуацией и обеспечения рационального использования природных ресурсов на территории страны. В результате реализации экологической политики созидается экологическая среда как исторически меняющаяся совокупность природных и социальных факторов, к которой адаптируются субъекты экологических отношений.

В наше время формируются еще две сферы, или уровня, экополитики: территориальная (в т.ч. муниципальная) и локальная.

Территориальная экополитика может рассматриваться и как межрегиональная (например, дальневосточная или северная, московского региона и др.) и как связанная с отдельными территориями внутри субъекта РФ (например, экополитика в курортной причерноморской зоне Краснодарского края) или как ограниченная территориями отдельных городов и других поселений.

Муниципальная экологическая политика в нашей стране находится на начальной стадии развития и по существу остается общественной, так как органы местного самоуправления по российским законам не являются государственными органами. Лишь в некоторых городах, таких, как Москва и Санкт-Петербург, имеющих статус субъекта РФ, она реализуется на государственном уровне.

Локальная экологическая политика осуществляется в рамках отдельных предприятий (фирм) и определяется как заявление организации о своих намерениях и принципах, связанных с ее общей экологической эффективностью15. Локальная экологическая политика российских предприятий сегодня всецело зависит от государственной и определяется требованиями национального экологического законодательства, которое, в свою очередь, испытывает сильное влияние со стороны международных рекомендаций.

Согласно ст. 71 нашей Конституции в ведении Российской Федерации находятся установление основ федеральной политики и федеральные программы в области экологического развития России, а в соответствии со ст. 114 Правительство обеспечивает в России проведение единой государственной политики в области экологии. Таким образом, в отечественном законодательстве однозначно предусматривается «федеральная экологическая политика».

По мнению А.Костина, экополитика является понятием, отражающим специфику таких сложнейших явлений, как стратегии, связанные с экологической безопасностью, экоконкурентной борьбой в ситуации существующих или изменяющихся властно-иерархических отношений в сфере природопользования16. Государство, как правило, проводит экологическую политику, отражающую цели и интересы одного из субъектов экоконкурентной борьбы, способного посредством института лоббирования возвести корыстные интересы в ранг общенациональных. Эффективная государственная экологическая политика должна быть нацелена на обеспечение экологической безопасности человечества и гармоничного, сбалансированного развития экономики, общества, природы.

Вопрос о наличии у государства экологической политики, направленной на обеспечение экологической безопасности, не следует смешивать с характеристиками этой политики, например, как слабой, непоследовательной или не вполне отвечающей общественным интересам, поскольку при всех ее недостатках отрицать само существование государственной экологической политики невозможно. Экологическая политика занимает промежуточное положение между практической природоохранной деятельностью, которую она направляет, и природоохранной идеологией, которую она материализует (в систему государственных функций).

В экологической литературе принято выделять следующие виды государственной экополитики: управленческий, плюралистический, коллективный. Для управленческого типа экополитики характерен акцент на технических аспектах принятия соответствующих решений. Основную роль при этом выполняют эксперты, которые устанавливают как рамки рассмотрения конкретного вопроса, так и степень его значимости. Плюралистический тип экополитики характеризует участие в принятии решений не только экспертов, но и представителей гражданского общества. Экологическая политика осуществляется на основе взаимодействия соответствующих государственных учреждений с неправительственными организациями. Коллективный тип экополитики базируется на концепции «прав местного населения», суть которой заключается в передаче государством полномочий в принятии определенных решений группе граждан, чьи интересы непосредственно затронуты.

Следует отметить, что эффективная экологическая политика отдельного государства, особенно обладающего стратегическими ресурсами, значительной территорией и природоохранными традициями, должна синтезировать указанные выше направления, и реализовываться на следующих уровнях:

– уровне природных факторов (охрана дикой природы и окружающей человека среды, поддержание экологического равновесия);

– уровне социальной активности (механизмы государственного управления социально-экологическими отношениями и экологическая деятельность институтов гражданского общества, процессы и методы правового регулирования, бюджетно-финансовые рычаги, механизмы экоконкурентной борьбы субъектов экономических отношений, деятельность институтов гражданского общества)17.

По сферам реализации выделяются направления государственной экологической политики в области охраны земель, охраны и использования водных ресурсов, охраны биоразнообразия, иных природных ресурсов или объектов, а также политика обращения с отходами и т.п.

По используемым правовым инструментам выделяют следующие составляющие экополитики: планирование, финансирование, контроль за реализацией эколого-политических мер и т. п.

Выделяются также такие направления экологической политики, как правовая, социально-экологическая (с включением в нее медико-санитарных или санитарно-эпидемиологических аспектов), эколого-экономическая и др. Правовая составляющая экологической политики охватывает политические решения в сфере законотворчества, образования структур управления, правоприменения. Социально-экологическая же связана с политическими решениями и действиями, направленными на защиту одновременно интересов отдельных социальных групп (например, коренного населения Севера, Сибири и Дальнего Востока – малочисленных народов и этнических общностей либо лиц, пострадавших вследствие радиационных катастроф) и охрану окружающей среды, снижение воздействия неблагоприятных факторов, а также на охрану здоровья как населения в целом, так и отдельного человека. Суть экономической составляющей заключается в поиске политических и экономических компромиссов при использовании природных ресурсов.

Резюмируя вышесказанное, можно определить экологическую политику как совокупность стратегий политической системы вообще, отдельных ее компонентов и институтов гражданского общества, связанных с регулированием отношений в системе «природа-общество». Подчеркнем, что зачастую диаметрально противоположные стратегии могут иметь различные социальные группы, хозяйствующие субъекты, государственные структуры. Содержание стратегий детерминировано разнонаправленными интересами и возможностями доступа к экологическим благам.

Экополитика как государственный менеджмент является закономерным следствием давления на власть хозяйствующих субъектов, заинтересованных социальных групп, стремящихся провести в жизнь свои интересы, и именно поэтому может быть представлена как политика «третейского судьи» в ситуации конфликта интересов. Отметим, что часто имеет место конфликт между интересами социальных групп и государства по поводу доступа к реализации экологических благ18.

Экополитика как государственный менеджмент связана с реализацией экологической функции государства, проводящего общенациональною политику, направленную на обеспечение экологической безопасности человека и социума. В то же время государственная экополитика может разрабатываться и проводиться, обеспечивая доминирование одной из социальных групп, связанной с получением сверхприбылей посредством эксплуатации природных ресурсов.

В качестве основных аспектов экологической политики выделяют следующие: нормотворчество и принятие решений; собственно экополитический процесс, т.е. борьбу различных социальных сил, столкновение интересов, концепций, идеологий, связанных с реализацией тех или иных экоинтересов. Основой экополитического процесса являются экологические интересы и действия субъектов экополитики, направленные на их реализацию. Экологическая составляющая политического процесса актуализировалась как его неотъемлемая часть в начальный период постиндустриализма в связи с обострением социально-экологических противоречий19.

Таким образом, государственная и региональная экологическая политика - самостоятельная сфера общественной жизни в области охраны окружающей среды и природных ресурсов, вершина экологической функции государства. Экологическая политика – это система мероприятий, связанных с целенаправленным воздействием общества на природу с целью предупреждения, минимизации или ликвидации отрицательных для человека и природы последствий такого воздействия. Экологическая политика имеет целью не только охрану окружающей среды, рациональное использование природных ресурсов и обеспечение экологической безопасности, но также сохранение и развитие социосферы, обеспечивающей нормальную жизнедеятельность человека.


^ 2.3. Роль глобальной экологической политики в осуществлении стратегии устойчивого развития


В современной экологической литературе вопрос о том, следует ли однозначно определять сложившуюся глобальную экологическую ситуацию как преддверие глобальной экологической катастрофы, дискуссионен, и считается более уместным избегать категорических формулировок20. В истории человечества были экологические кризисы, вынуждавшие людей к креативному поиску способов преодоления возникшего дефицита доступных ресурсов. На современном этапе объектом эксплуатации является биосфера в целом, а по масштабам и интенсивности человеческая деятельность сопоставима с природными процессами. В будущем мировому сообществу необходимо избегать неоправданных экологических рисков, что и будет означать достижение экологической безопасности.

Учитывая тенденцию последних десятилетий на все большую интеграцию мирового сообщества, многие ученые считают целесообразным выделение глобальной экологической политики как самостоятельной системы взаимосвязанных правовых, экономических и организационных инструментов, созда­ваемых мировым сообществом и его членами с целью обеспечения экологической составляющей устойчивого развития человечества.

В подобном контексте это понятие применяется все шире и чаще, что обусловлено закономерной интеграцией ранее разрозненных мер эффективного использования, возобновления природных ресурсов, охраны природы, безопасности жизнедеятельности и сохранения стабильности биосферы. Пока еще первоначальная разрозненность административных мер, направленных на решение и предупреждение отдельных экологических проблем, не преодолена, но на наших глазах происходит завершение практического создания многоуровневой системы рационального и безопасного природопользования, предусматривающей поддержание устойчивого бескризисного развития человечества. Поэтому полезно своевременно представить основные составляющие такой системы и контуры недостающих алгоритмов ее эффективного функционирования.

Всего лишь несколько десятилетий тому назад современная озабоченность по поводу весьма возможных трагических последствий интенсивного экономического развития человечества для всей планеты мало у кого вызвала бы понимание и сочувствие. Тогда еще казалось, что силы человеческие ничтожны по сравнению с природными. Однако быстрый рост численности народонаселения мира в сочетании с возрастающим индивидуальным потреблением и взлетом научно-технических возможностей человечества очень быстро — с каждым десятилетием — стал прояснять контуры надвигающейся экологической катастрофы21.

В течение всего XX в. по мере проявления разнообразных негативных последствий безответственного природопользования возникали специальные ведомства, принимались разрозненные законы, вводились отдельные нормативные ограничения, которые мало были связаны между собой, а потому и не представляли целостной системы предупредительных и регулирующих мер. Лишь в последней четверти ушедшего столетия стало совершенно ясно, что надо исправлять не части исторически установившегося стиля государствен­ного управления в отношении природопользования, а менять в целом его основные принципы, включив в них ответственность за сохранение благоприятной окружающей среды и стабильность биосферы. События последнего де­сятилетия показали, что, начав преобразования в этом направлении, все мировое сообщество вынуждено решать грандиозную по сложности и про­тиворечивости задачу, не имеющую себе равных в истории человечества.

Незавершенность преобразований порождает ряд болезненных проблем, связанных со сложностью международного согласования действий, недоста­точной подготовленностью населения большинства стран к непонятным для них экономическим жертвам ради подчас туманного «экологичного» будущего, межведомственными противоречиями, частными интересами установив­шейся рыночной экономики и многими другими трудностями переходного периода. В этой ситуации очень важно представлять окончательный «проект» перестройки мировой экономики хотя бы в части обеспечения глобальной экологической безопасности. Такого проекта до сих пор нет. Он все еще находится «в разработке», хотя «строительство» нового общества уже ведется.

На современном этапе глобальная экологическая политика может быть реализована как на основе модели «несбалансированного развития» (экономоцентризм), так и на основе модели «устойчивого развития». Модель «несбалансированного развития» представлена, прежде всего, концепцией «золотого миллиарда», теоретической основой которой выступает своеобразный синтез идеи прогресса и идеи ограниченности ресурсов Земли, логическим следствием которой является утверждение о принципиальной невозможности распространения «плодов благоденствия» на все нынешнее население планеты. Разумеется, термин «золотой миллиард» – «идеологически нагруженная» метафора, и в официальных документах заменяется набором уклончивых понятий и определений, смысл которых становится ясен из контекста. За термином «золотой миллиард» стоит определенная геополитическая, экономическая и культурная концепция, суть которой заключается в том, что развитые страны, сохраняя для своего населения высокий уровень потребления, вынуждены будут военными и экономическими мерами держать остальной мир в зависимом состоянии, сдерживая его промышленное и технологическое развитие и рассматривая в качестве сырьевого придатка и зоны сброса вредных отходов. Широко известен тот факт, что миллиард, который населяет «постиндустриальный мир», потребляет 3/4 ресурсов и выбрасывает в окружающую среду 90% всех твердых отходов. Альтернативой модели «несбалансированного развития» является модель «устойчивого развития». Центральное понятие указанной концепции – «устойчивое развитие» трактуется как управляемое сбалансированное развитие человечества, при котором удовлетворение потребностей настоящих поколений должно осуществляться всеми странами без ущерба для будущих поколений.

Теоретические корни концепции «устойчивого развития» восходят к концепции биосферы и её переходу в ноосферу, разработанной выдающимся отечественным ученым В.И. Вернадским, и теологической версии данной концепции, предложенной известным французским мыслителем Т. де Шарденом22.

Следующим этапом формирования концепции «устойчивого развития» можно считать опубликованные доклады Римского клуба, особенно доклад «Пределы роста» (1972), подготовленный многонациональным научным коллективом во главе с Д.Л. Медоузом. Название доклада акцентировало необходимость критического осмысления укоренившихся технократических представлений о неограниченных возможностях человека. Суть полученных результатов сводилась к тому, что материальный рост не может продолжаться до бесконечности и что истинные пределы общественного развития определяются причинами не столько физического, сколько экологического и культурного характера. Математическое моделирование долгосрочных тенденций мирового развития (на основе пяти основных взаимозависимых переменных – загрязнения окружающей среды, использования невозобновимых природных ресурсов, капиталовложений, роста народонаселения и обеспеченности его продовольствием) показало, что при сохранении существующих тенденций общественного развития уже в начале третьего тысячелетия человечество может полностью утратить контроль над событиями. Авторы доклада предлагали сохранить рост производства на «нулевом уровне» и стабилизировать численность населения с помощью соответствующей социальной политики23.

Идея «устойчивого развития» получила реализацию на Первой конференции ООН по окружающей среде24, которая была проведена в Стокгольме в 1972 г. Экологический фактор в европейских странах и США к тому времени был акцентирован как во внутренней, так и во внешней политике. Решение природоохранных проблем требовало скоординированных действий всех государств мира, выработки согласованной экологической политики. Главным выводом дискуссий на конференции было признание того, что развитие, основанное на традиционных (для индустриального и постиндустриального периодов) способах удовлетворения потребностей цивилизации, и сохранение способной к самовоспроизводству окружающей среды, а следовательно, и экологическое благополучие человечества несовместимы.

Стокгольм-72 послужил импульсом к развертыванию исследовательских проектов природоохранной и общеэкологической направленности, в том числе международных. В большинстве государств мира развивалась природоохранная инфраструктура, были разработаны и внедрены разнообразные экологичные, энерго- и ресурсоемкие технологии; в развитых странах наметилась тенденция сокращения некоторых негативных воздействий на окружающую среду. Однако при этом глобальные экологические показатели продолжали ухудшаться, все большее число людей страдало от экологического неблагополучия, и становилось очевидным, что принимаемые меры принципиально недостаточны для решения поставленных задач.

Подведению итогов 20  лет после Стокгольма-72 и выработке новых решений была посвящена Конференция ООН по окружающей среде и развитию, состоявшаяся в 1992  г. в Рио-де-Жанейро. Качественное отличие Рио-92 от конференции Стокгольм-72 определялось переносом акцента с природоохранных вопросов на те социальные, экономические и политические проблемы, решение которых должно ослабить экологический кризис и предотвратить экологическую катастрофу25.

Преамбула документа «Повестке дня на XXI  век», принятого на Рио-92, призывает все международные, национальные, региональные и субрегиональные организации и институты участвовать в проведении политики устойчивого развития. Таким образом, экологический риск и социокультурные проблемы, разрешить которые стремится концепция устойчивого развития, принципиально не ограничены национальными или региональными рамками. Сторонники концепции устойчивого развития согласны в том, что только социальная трансформация способна обеспечить адекватный ответ на острейшие экологические, социальные и экономические проблемы современности.

Серьезным шагом вперед в движении от концепций к действиям стал Всемирный саммит по устойчивому развитию (Йоханнесбург, 2002  г.), сфокусировав усилия на пяти приоритетных направлениях работы – в области водоснабжения, энергетики, здравоохранения, сельского хозяйства и сохранения биоразнообразия. Главы государств и правительств единогласно приняли Политическую декларацию, согласно которой высшим приоритетом устойчивого развития являются благополучие и безопасность человека. Мировые лидеры подтвердили свою политическую волю, решимость и приверженность Повестке дня на XXI  век и Декларации Рио. В то же время они признали, что после Рио произошли глобальные изменения в мире, и необходим конструктивный поиск новых моделей устойчивого развития (с учетом глобализации и либерализации рынков капитала, широкого распространения информационных технологий и телекоммуникаций).

Саммит в Йоханнесбурге открыл дорогу новым проектам и партнерским инициативам, способствовал объединению усилий государств, частного сектора и гражданского общества в целях достижения конкретных результатов в борьбе с загрязнением окружающей среды. Но проблема состоит в том, насколько политические сигналы саммита смогут изменить направление мирового развития и обеспечить безопасное устойчивое будущее человечества. Требование устойчивого развития надо рассматривать в контексте гармонизации мирового порядка и перехода к новой глобальной цивилизации.

Переход России в режим устойчивого экологобезопасного развития в такой ситуации возможен лишь при условии кардинальной экологизации, основной целью которой должно являться сохранение земной цивилизации и человека как биологического вида и социального существа.

К настоящему времени в нашей стране уже создан достаточно мощный аппарат административного обеспечения рационального, устойчивого и безопасного природопользования. И за рубежом, и в нашей стране накоплен большой опыт увеличения эффективности экологического управления. Появилась задача объединения всех имеющихся средств для создания единой и логичной системы природопользования, отвечающей современным требованиям сохранения стабильности биосферы и устойчивого бескризисного развития человечества. То, что возникало стихийно по мере острой необходимости и существовало в противоречии с другими принимаемыми мерами, должно быть трансформировано в целостный и эффективный механизм, соответствующий изменившимся представлениям о нормах хозяйственной деятельности, не нарушающей природного равновесия.


^ 2.4. Обеспечение экологической безопасности в контексте современной экологической политики Российского государства


Современная государственная экологическая политика должна быть направлена на предотвращение возможных кризисов, а не только лишь на преодоление уже возникших. Появление новых экологических проблем почти во всех случаях можно было без особого труда предсказать. Неумеренное истребление природных ресурсов закономерно приближает момент их исчерпания; загрязнение окружающей среды должно раньше или позже негативно сказаться на состоянии экосистем и здоровье людей; сокращение биологического разнообразия приводит к невосполнимой утрате уникальных генотипов и т.д. Для того чтобы избежать нежелательных последствий хозяйственной деятельности, необходимо подчинить ее объективным ограничениям, определяемым «емкостью» биосферы, а значит, в основу экологической политики следует поместить:

содействие восстановлению ресурсов или, по крайней мере, предельно экономной их эксплуатации (за счет более полного использования или перехода на другие, в основном возобновимые ресурсы);

жесткие нормы предельного уровня загрязнения окружающей среды, что должно способствовать разработке и внедрению более экологически эффективных технологий или изъятию опасных веществ из отходов, или же переходу на производство альтернативных продуктов;

охрану редких экосистем и видов, устанавливая достаточную меру ответственности за нарушение режима охраны26.

Это означает, что сохранение стабильности биосферы, природного разнообразия и здоровья людей не осуществится само собой, а требует интеллектуальных, трудовых и финансовых затрат.

Не нарушать природного равновесия современное человечество может, только хорошо представляя закономерности функционирования биосферы, определяя емкость экосистем, устанавливая нормы допустимого воздействия на них. Для этого необходимы научные исследования, опирающиеся на фундамент знаний, собранных тысячами ученых за долгие годы. Быстрый ответ на практически важные вопросы возможно получить лишь при наличии солидной базы фундаментальных исследований. Глубинные закономерности изучают на наиболее удобных объектах, которые часто не имеют прикладного значения. Такие исследования не могут сами себя окупить последующей продажей результатов.

Финансирование фундаментальной науки, способной заложить основы разработки новых технологий, предполагает сознательное перераспределение средств в бюджете государства со статей, непосредственно повышающих благосостояние населения, на расходы, не связанные с быстрым ростом материального богатства народа, но обеспечивающие его благополучие и снижение риска неблагоприятных экологических последствий или даже катаклизмов.

Естественно, что подобное решение требует достаточно высокой культуры населения, которое должно уметь соотнести с ясными материальными ценностями более сложные и более важные в перспективе ценности: сохранение здоровья, благоприятной и стабильной окружающей среды, увеличение безопасности жизнедеятельности, а также (что является не менее значимым для человека) обеспечение духовного комфорта. Рост культуры обеспечивается образованием и утверждением морально-этических норм жизни. Упрощение образовательных программ через поколение породит невосприятие населением непростых рекомендаций ученых. Обсуждаемая в настоящее время реформа образования в средней школе явно не учитывает этой опасности. Из нее начинает исчезать экологическая компонента.

Если недостаток фундаментальных исследований в собственной стране еще можно компенсировать за счет достижений всей мировой науки, то невысокую общую культуру своего населения и непонимание им приоритетных задач экологической безопасности восполнить за счет опыта других стран невозможно. Поэтому необходимо следить за своевременным обсуждением в обществе целесообразности долгосрочных программ и заблаговременно распространять в доступной форме аргументацию в пользу поддержки подобных мероприятий. Не случайно еще в 1977 г. на Международной конференции по экологическому образованию в Тбилиси было признано, что среди всех направлений природоохранной деятельности, безусловно, первым и главным должно быть просвещение всех социальных и возрастных групп населения, что было положено позже в основу представлений о «непрерывном экологическом образовании».

Крупномасштабный, комплексный и долгосрочный характер целей экологической политики требует глубоко продуманного планирования с определением очередности решения поставленных самой жизнью задач. Прошло то время, когда экологические проблемы можно было решать разрозненно, не увязывая их друг с другом и не координируя международных усилий. Уже в 1992 г. на Международном форуме в Рио-де-Жанейро была принята «Повестка дня на XXI век», в которой сформулированы основные задачи глобального переустройства мирового сообщества с учетом экологического императива. Спустя 10 лет на таком же Международном форуме в Йоханнесбурге была принята «Программа действий». В ней определены приоритеты на ближайшие два десятилетия и указаны сроки осуществления некоторых пунктов этой программы.

Таким образом, мировое сообщество последовательно приближается к более высокому уровню планирования своих согласованных действий в области охраны окружающей среды и сохранения социальной и экономической устойчивости.

Определяя главные и посильные цели дальнейшего совершенствования мирового порядка, ООН стремится помочь информационно, но одновременно ожидает от государств и собственных активных действий, в частности, разработки национальных планов и программ решения экологических и социальных проблем.

Из исторического опыта ряда стран следует, что в первую очередь требуется решить проблемы загрязнения воздуха, воды и почвы, упорядочить использование природных ресурсов, наладить эффективный контроль состояния окружающей среды. Во вторую очередь попадают задачи планомерной замены старых технологий на новые — малоотходные и ресурсосберегающие. В третью очередь — рекультивация ранее нарушенных земель, а также развитие средств рационального использования неисчерпаемых (например, солнечная энергия) и возобновимых ресурсов. Параллельно должна происходить разработка и совершенствование соответствующего законодательства, других нормативных документов.

В пределах каждой очереди приходится устанавливать свою последовательность действий, так как одновременно решить все задачи оказывается непосильным даже для стран с мощной экономикой. Поэтому в США в конце 60-х—начале 70-х годов XX в. основной упор был сделан на скорейшее снижение загрязнения воздуха, затем вод и т.д. Выбор приоритетов в экологической политике затрагивает интересы разных групп населения: горожан, крестьян или же жителей различных регионов. Поэтому принятие плана действий, в котором одни области оказываются в очереди первыми, а другие последними, — непростой процесс, требующий: 1) ясной аргументации, 2) демократической формы принятия решения и 3) распределения усилий таким образом, чтобы все стороны имели возможность внести свой посильный вклад и тем самым приблизить решение наиболее важных для них экологических, социальных и экономических проблем.

Принципиально важной фундаментальной основой эффективности экологической политики, направленной на обеспечение экологической безопасности, является открытость информации, связанной с потенциально опасным воздействием на окружающую среду и человека. Это положение неоднократно обсуждалось на международных форумах и было в 1998 г. представлено в специальной Орхусской конвенции о доступе к информации, участии общественности в процессе принятия решений и доступе к правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды.

В России общие положения рационального природопользования и экологической безопасности изложены в статьях 9, 42, 58, 71 Конституции РФ, в Законе «Об охране окружающей среды» (2002 г.) и в «Экологической доктрине РФ» (одобренной распоряжением Правительства от 31 августа 2002 г. № 1225-р). В них изложены основные принципы и требования, но нет плана действий и действенных механизмов. В связи с этим продолжается обсуждение предложения о разработке официального документа, раскрывающего суть и последовательность государственной экологической политики.

Приходится констатировать, что национальная экологическая политика Российской Федерации все еще находится в стадии формирования. Слабое развитие в России государственной программы поэтапного решения основных экологических проблем — весьма серьезный ее изъян, свидетельству­ющий об отсутствии у Правительства возможности перейти от аврального стиля управления страной к предупредительному планированию. Без при­нятия ответственного и достаточно детального долгосрочного Националь­ного плана действий по окружающей среде любые отдельные достижения в области обеспечения экологической безопасности будут ненадежны. Определить степень их достаточности невозможно без соотношения со всей картиной экономического роста и социального развития страны.

Вышеизложенное позволяет сделать вывод о том, что экологическая политика занимает одно из центральных мест в политике российского государства и неразрывно связана с другими ее видами: экономической, социальной, культурной, образовательной, идеологической. Вместе с тем для реализации любого вида политики, в том числе и экологической необходим организационно-правовой механизм, который повседневной деятельностью обеспечивал бы ее эффективную реализацию.


Выводы

1. Политологический подход к исследованию экологической безопасности охватывает достаточно широкий спектр теоретических и практических проблем, среди которых наиболее важным является анализ зависимости экологической безопасности от политики. Политика, политические явления и процессы являются причинами, условиями и предпосылками того или иного состояния экологической безопасности. Охватывая своим влиянием все сферы жизни общества, политика определяет условия формирования безопасной среды обитания человека, обеспечивает сочетание прогрессивных социальных, экономических и технологических изменений с сохранением благоприятного природного окружения

2. Экологическая безопасность относится к числу важных политико-правовых ценностей. Защищенность интересов личности, общества и государства от неблагоприятных воздействий, создающих реальную угрозу здоровью людей и функционированию экосистем, является условием устойчивого развития общества, его политической стабильности. С другой стороны, политическую стабильность следует рассматривать как важнейшее условие успешного решения задач в сфере обеспечения экологической безопасности.

Несмотря на то, что в течение последних десяти лет происходит реформирование политической системы России, формирование и совершенствование нормативно-правовой базы деятельности по охране природы и, как следствие, осознание необходимости решения экологических проблем постепенно проникает на государственный уровень, не следует ограничиваться общей декларацией важности подхода к эффективности реализации политики экологической безопасности. Эта политика должна формироваться как практический инструмент обеспечения надежной системы приоритетов и индикации различных моделей устойчивого развития, охраны природы, обеспечения разумного природопользования и здоровья человека.

3. Политика российского государства во всех сферах жизни общества должна быть ориентированной на создание благоприятной, здоровой среды обитания человека, в особенности в том, что касается преодоления угроз возникновения чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера в настоящем и будущем времени. Ориентация государственной политики на гарантированное обеспечение экологических прав граждан может быть только конкретно-практической, то есть доведенной до основных направлений деятельности субъектов политики, принципов этой деятельности, реализующих интересы граждан в сфере экологической безопасности.



1 См.: Безопасность. Информационный сборник фонда национальной и международной безопасности. – М., 1994. - №6 /22/. – С. 114.


2 См.: Возжеников А.В. Концептуальные подходы к обеспечению национальной безопасности. - М.: РАГС, 1998. – С. 14.

3 См.: Советский энциклопедический словарь. – М.: Советская энциклопедия, 1987. – С. 1401.

4 См.: Возжеников А.В., Прохожев А.А. Система жизненно важных интересов Российской Федерации: сущность, содержание, классификация, механизм согласования. - М.: РАГС, 1998. – С. 246 – 247.

5 История Отечества на рубеже веков: опыт, проблемы, пути решения. Материалы межрегиональной научно-практической конференции.– Оренбург, 2001. – С. 52-78.

6 Правовое государство: личность, законность / Под ред. В.С. Нерсесянца. – М., 1997. – С. 54.

7 Право и политика современной России / Г.В. Мальцев, Е.А. Лукашева, В.С. Нерсесянц. – М., 1996. – С. 23.

8 См.: Правовые проблемы охраны окружающей среды: Материалы научно-практической конференции, проведенной в Институте законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ (май 2003 г.). – М.: ИЗиСП, МУПК, 2003; Дубовик О.Л. Право доступа к информации о состоянии окружающей среды // На пути к устойчивому развитию России. - 2001. - № 6 (17). - С. 33-37; Карху О.С. Понятие и правовой режим экологической информации // Сборник докладов научно-практической конференции «Правовые проблемы охраны окружающей среды». – М.: Изд-во «Наука и кооперативное образование», 2003; Яблоков А.В. Экологическая информация и секретность: как преодолеть противоречия? // Зеленый мир. - 1996. - № 23. - С. 4-5; Кутузов В.И., Попов А.А. Законодательное обеспечение права граждан на экологическую информацию // Журнал российского права. – М., 2002. - № 8 - C. 79 - 85.



9 См.: Теркулов У.К. Экологический императив и политика: социально-философский анализ: Дис. …. канд. филос. наук.– М., 1996.

10 Марфенин Н.Н., Фомин С.А. Ресурсы экополитики в современной России // Россия в окружающем мире: 2003 (Аналитический ежегодник). / Под общей редакцией: Н.Н. Моисеева, С.А. Степанова.- М.: Изд-во МНЭПУ, 2003.- С. 32.

11 См.: Шуленина Н.В. К вопросу об определении понятия «экологическая политика» // Вестник Российского университета дружбы народов. – Серия: Политология. – 2006. – № 8 – C. 52.

12 Под экологическими благами принято понимать как факторы поддержания индивидуального здоровья (чистый воздух, вода и т. п.), так и результаты удовлетворения экономических потребностей и интересов отдельных индивидов и групп людей посредством установления властно-иерархических отношений в сфере природопользования. (См.: Шуленина Н.В. К вопросу об определении понятия «экологическая политика». – С. 53).

13 Реймерс Н.Ф. Природопользование: словарь-справочник. - М.: Мысль, 1990.

14 Васильева, М.И. Государственная экологическая политика как часть экологического права // На пути к устойчивому развитию России. Региональная экологическая политика гражданского общества. - № 33. - 2006. - С. 11.


15 ГОСТ ИСО 14050-99. Управление окружающей средой. Словарь. Принят и вве­ден в действие Постановлением Госстандарта России от 22 апреля 1999 г. № 45.

16 См.: Костин А.И. Экополитология и глобалистика. – М., 2005.

17 См.: Шуленина Н.В. К вопросу об определении понятия «экологическая политика». – С. 53.

18 См: Бабина Ю.В., Варфоломеева Э.А. Экологический менеджмент: Учебное пособие.- М.: ИД «Социальные отношения», Изд-во «Перспектива», 2002. - С. 102.

19 Подробнее см.: Косов Г.В. Экологическая составляющая политического процесса: Автореф. дис. …докт. полит. наук. – Ставрополь, 2005; Пермякова О.Г. Экологическая составляющая российского политического процесса (на примере Приморского края): Автореф. дис. …канд. полит. наук.– Чита, 2007.

20 Саймон Дж. Неисчерпаемый ресурс.– Челябинск, 2005.

21 Марфенин Н.Н. Биосфера и человечество за 100 лет // Россия в окружающем мире:2001 (Аналитический ежегодник). - М.: Изд-во МНЭПУ, 2001. - С. 12-51.


22 См.: Шарден Т. де. Феномен человека. – М., 1987; Шуленина Н.В. Тейяр де Шарден // Философия: Энциклопедический словарь. – М., 2004. - С. 851–853.

23 См.: Глобалистика: Энциклопедия. – М., 2003 г.

24 См.: Стокгольмская декларация принципов защиты окружающей среды. Стокгольм, 16 сентября 1972  г. // Справочно-правовая система «Гарант», раздел «Международные договоры». – М., 2006 г.

25 См.: Программа действий. Повестка дня на XXI век и другие документы конференции в Рио-де-Жанейро в популярном изложении / Сост. М. Китинг. – Женева, 1993 г..


26 См.: Марфенин Н.Н., Фомин С.А. Ресурсы экополитики в современной России // Россия в окружающем мире: 2003 г. (Аналитический ежегодник). / Под общей редакцией: Н.Н. Моисеева, С.А. Степанова.— М.: Изд-во МНЭПУ, 2003 г.—С. 42.





Скачать 459,36 Kb.
оставить комментарий
Дата13.03.2012
Размер459,36 Kb.
ТипМонография, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх