Именем азербайджанской республики постановление пленума Конституционного Суда Азербайджанской Республики о толковании статей 28. 2, 28. 3, 29. 3 Закона Азербайджанской Республики «О психиатрической помощи» и статей 98. 1, 99 Уголовного Кодекса Азербайджанской Республики icon

Именем азербайджанской республики постановление пленума Конституционного Суда Азербайджанской Республики о толковании статей 28. 2, 28. 3, 29. 3 Закона Азербайджанской Республики «О психиатрической помощи» и статей 98. 1, 99 Уголовного Кодекса Азербайджанской Республики


Смотрите также:
Именем азербайджанской республики постановление пленума Конституционного Суда Азербайджанской...
Именем азербайджанской республики постановление конституционного суда азербайджанской республики...
Именем азербайджанской республики постановление пленума Конституционного Суда Азербайджанской...
Именем азербайджанской республики постановление пленума Конституционного Суда Азербайджанской...
Именем Азербайджанской Республики Постановление Конституционного Суда Азербайджанской Республики...
Именем азербайджанской республики постановление...
Именем азербайджанской республики постановление...
Именем азербайджанской республики постановление пленума конституционного суда азербайджанской...
Именем азербайджанской республики постановление пленума конституционного суда азербайджанской...
Именем азербайджанской республики постановление пленума Конституционного Суда Азербайджанской...
Постановление пленума конституционного суда азербайджанской республики о соответствии решения...
О толковании статьи 83 Уголовного Кодекса Азербайджанской Республики в связи с обращением Суда...



Загрузка...
скачать
ИМЕНЕМ АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ


ПОСТАНОВЛЕНИЕ

Пленума Конституционного Суда

Азербайджанской Республики


О толковании статей 28.2, 28.3, 29.3 Закона Азербайджанской Республики «О психиатрической помощи» и статей 98.1, 99 Уголовного Кодекса Азербайджанской Республики

15 апреля 2011 года город Баку


Пленум Конституционного Суда Азербайджанской Республики в составе Фархада Абдуллаева (председательствующий), Соны Салмановой, Фикрета Бабаева, Судабы Гасановой, Джейхуна Гараджаева (судья-докладчик), Рафаэля Гваладзе, Исы Наджафова и Камрана Шафиева

с участием секретаря суда Исмаила Исмаилова,

представителей заинтересованных субъектов - председателя Сабунчинского районного Суда города Баку Ильгара Аббасова, старшего консультанта Отдела Административного и Военного Законодательства Аппарата «Милли Меджлиса» Азербайджанской Республики Гурбана Мамедова и представителя заявительницы Суджаят Гамид кызы Халиловой,

эксперта - заведующего кафедрой Уголовного права и криминологии юридического факультета Бакинского Государственного Университета, доктора юридических наук, профессора Фирудина Самандарова;

специалиста - главного психиатра Министерства Здравоохранения Азербайджанской Республики, заведующего кафедрой Психиатрии Азербайджанского Медицинского Университета, доктора медицинских наук, профессора Герая Герайбейли

в соответствии с частями V и VI статьи 130 Конституции Азербайджанской Республики рассмотрел на открытом судебном заседании в порядке особого конституционного судопроизводства конституционное дело по обращению Сабунчинского районного Суда города Баку и жалобе С.Халиловой.

Заслушав по делу доклад судьи Дж.Гараджаева, выступления представителей заинтересованных субъектов и специалиста, мнение эксперта, изучив и обсудив материалы дела, Пленум Конституционного Суда Азербайджанской Республики


У С Т А Н О В И Л:


Сабунчинский районный суд города Баку в своем обращении в Конституционный Суд Азербайджанской Республики просит дать толкование статьям 28.2, 28.3 и 29.3 Закона Азербайджанской Республики «О психиатрической помощи» (далее Закон «О психиатрической помощи») от 12 июня 2001 года с точки зрения статей 98.1 и 99 Уголовного Кодекса Азербайджанской Республики.

В то же время в производство Конституционного Суда была принята жалоба гражданки С.Халиловой с требованием о проверке соответствия статей 28.2 и 29.3 Закона «О психиатрической помощи» Конституции Азербайджанской Республики (далее Конституция), межгосударственным договорам, стороной которых она является, и о восстановлении нарушенных прав.

В обращении указывается, что решением Бинагадинского районного суда города Баку от 8 апреля 2009 года, С.Халилова из-за совершения уголовного деяния в состоянии невменяемости, указанного в статье 132 Уголовного Кодекса, была освобождена от судебной ответственности и наказания, в ее отношении было прекращено судебное преследование и было принято решение о ее помещении в психиатрический стационар общего типа для принудительного лечения. Это решение было оставлено без изменения решением Уголовной Коллегии Бакинского Апелляционного Суда от 14 августа 2009 года, а кассационная жалоба, поданная на решение апелляционного суда Постановлением Верховного Суда Азербайджанской Республики от 24 ноября 2009 года, удовлетворена. После обследования, на основании заключения Центра Судебно-психиатрической Экспертизы Министерства Здравоохранения Азербайджанской Республики от 30 декабря 2008 года, С.Халилова с 24 ноября 2009 года была помещена в психиатрический стационар общего типа 1-ой Республиканской Психиатрической Больницы для получения принудительного лечения с диагнозом «хронический бред».

Врачебно-консультационная комиссия 1-ой Республиканской Психиатрической Больницы проведя повторное психиатрическое обследование С.Халиловой 29 мая 2010 года, пришла к заключению, что она должна продолжить принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа.

Представитель С.Халиловой, обратившись 9 июля 2010 года в Сабунчинский районный суд города Баку в соответствии с требованиями статей 296-300 Гражданско-процессуального Кодекса Азербайджанской Республики (далее ГПК), указал на необоснованность заключения врачебно-психиатрической комиссии 1-ой Республиканской Психиатрической Больницы от 29 мая 2010 года о продлении принудительного лечения С.Халиловой в психиатрическом стационаре общего типа, согласно статье 97.2 Уголовного Кодекса. Решением Сабунчинского районного суда от 25 июня 2010 года удовлетворив ходатайство главного врача больницы, принудительное лечение С.Халиловой в психиатрическом стационаре общего типа было продлено. Апелляционная жалоба, поданная на данное решение, решением Уголовной Коллегии Бакинского Апелляционного Суда от 5 августа 2010 года не была удовлетворена.

В обращении и жалобе указываются, что психиатрическое обследование С.Халиловой было осуществлено «врачебно-консультационной комиссией», созданной администрацией медицинского учреждения, вместо «врачебно-психиатрической комиссии», предусмотренной в статье 28.3 Закона «О психиатрической помощи». Председателем данной комиссии, как правило, является главный врач медицинского учреждения. Однако, в законодательстве Азербайджанской Республики не предусмотрен коллегиальный орган с названием «врачебно-консультационная комиссия».

Наряду с этим, в жалобе указывается, что для решения вопроса о продлении срока недобровольной госпитализации на основании требований статьи 28.2 Закона «О психиатрической помощи», данное лицо должно проходить освидетельствование в врачебно-психиатрической комиссии не менее одного раза в месяц в период первых шести месяцев. Если срок лечения занимает более шести месяцев, то психиатрическое обследование лица следует проводить, по крайней мере, один раз в каждые шесть месяцев. В статье 29.3 данного закона указывается, что пациент, в отношении которого судебным постановлением были применены принудительные меры медицинского характера, освобождается из психиатрического стационара только на основании судебного определения о прекращении назначенного принудительного лечения. По мнению заявительницы, указанные статьи Закона «О психиатрической помощи» не соответствуют части II статьи 28 Конституции, подпункту «е» пункта 1 статьи 5 Европейской Конвенции «О защите прав человека и основных свобод» (далее ЕКПЧ) и статье 99 Уголовного Кодекса и создают условия для нарушения прав и свобод человека.

При этом, согласно статье 99 Уголовного Кодекса в случае излечения лица, у которого психическое расстройство наступило после совершения преступления, при назначении наказания или возобновлении его исполнения, время, в течение которого к лицу применялось принудительное лечение в психиатрическом стационаре, засчитывается в срок наказания из расчета один день пребывания в психиатрическом стационаре за один день лишения свободы. По мнению заявительницы, согласно смыслу вышеуказанной статьи, принудительное стационарное лечение, применяемое в ее отношении после окончания шестимесячного срока, представляющего наказания в виде лишения свободы, предусмотренного со статьей 132 Уголовного Кодекса, должно быть немедленно прекращено, а после этого, при необходимости, ее лечение должно проводиться в порядке гражданско-процессуального производства. Основываясь на это мнение, С.Халилова считает, что она, вместо шести месяцев, предусмотренных в санкции статьи 132 Уголовного Кодекса, незаконным образом в принудительном порядке содержится в психиатрическом стационаре лишних один год и один месяц.

Наряду с указанным выше, Сабунчинский районный суд и заявительница считают, что между статьей 29.3 Закона «О психиатрической помощи» и гражданско-процессуальным законодательством существует неопределенность. Глава XXXVI ГПК, называемая «Судопроизводство по делам о принудительном помещении лица в психиатрический стационар», предусматривает не применение в отношении лица принудительных мер медицинского характера, а его принудительное помещение в психиатрический стационар (недобровольная госпитализация). С точки зрения процессуального производства и правового заключения между этими двумя правовыми процедурами существует большая разница. Постановлением суда, то есть в порядке гражданского процесса, не предусмотрено применение в отношении лица принудительных мер медицинского характера. Потому, что «принудительные меры медицинского характера» осуществляются в порядке уголовного процесса, а «недобровольная госпитализация» - в порядке гражданского процесса.

Таким образом, нужно в целом внести ясность в следующие вопросы, указанные ниже в обращении и жалобе:

  • соответствие статей 28.2, 28.3 и 29.3 Закона «О психиатрической помощи» статье 28 Конституции и подпункту «е» пункта 1 статьи 5 ЕКПЧ;

  • согласование срока наказания, предусмотренного в санкции соответствующей статьи Уголовного Кодекса, со сроком содержания лица в психиатрическом стационаре в принудительном порядке;

  • справедливость продления периода принудительного лечения и недобровольной госпитализации только лишь на основании представления врачебно-психиатрической комиссии;

  • закономерность наличия в составе врачебно-психиатрической комиссии (или же врачебно-консультационной комиссии) врачей, зависимых от руководства психиатрического лечебного учреждения;

  • закономерность занятия главным врачом психиатрической больницы одновременно и поста председателя врачебно-консультационной или же врачебно-психиатрической комиссии, созданной из врачей того же учреждения;

  • закономерность организации дополнительной независимой врачебно-психиатрической экспертной комиссии в судебном порядке;

  • разница между статусами врачебно-психиатрической комиссии и врачебно-консультационной комиссии.

Пленум Конституционного Суда в связи с поставленными вопросами считает необходимым отметить следующее.

Ограничение свободы лица с целью проведения психиатрического лечения является одним из актуальных вопросов в области прав и свобод человека и гражданина. Так, принудительное или же недобровольное содержание и лечение людей в психиатрической больнице, является одним из элементов проблемы предела ограничения прав человека, являющейся важной в области конституционного права. Поэтому, в решении данного вопроса должно учитываться преимущество непосредственно Конституции и международных стандартов по правам человека.

По своей сущности права человека реализуются различными способами. Для обеспечения гражданских (личных) и политических прав в законодательстве существуют «негативные» указания. Для обеспечения социальных прав перед государством стоят «позитивные» обязательства. Однако, любые внутригрупповые права обеспечиваются по разному. То есть, для обеспечения права проживания или же права безопасного проживания (не подвергаться пыткам) в Азербайджанской Республике неотъемлемость этого права указывается на конституционном уровне, предусматривается ответственность за нарушение прав, указанных в прочих нормативных актах. В законодательстве не существует какой-либо нормы в отношении ограничения неотъемлемых прав индивида. С другой стороны, на основании закона может быть ограничено право свободы лица предусмотренное статьей 28 Конституции.

Международные акты, например, статья 5 ЕКПЧ или же статьи 28, 29, 32, 71 и т.д. Конституции определяют ограничение прав человека на законных основаниях. Однако, существуют несколько важных условий такого ограничения: осуществление ограничения на законном основании, соразмерность согласно цели, предел применения (с учетом объема и срока) и т.д. При этом, с целью обеспечения общественной и национальной безопасности или же защиты прав других лиц, права каждого могут быть ограничены на основании законодательства. Устанавливая правила принудительного лечения лиц, страдающих психическим заболеванием, законодатель берет за основу общественную безопасность в целом, защиту безопасности других лиц, предотвращение причинения психически больными людьми вреда самим себе. Целью принудительного лечения является лечение лица и его социальная реабилитация.

В законодательстве Азербайджанской Республики различаются три вида психиатрической помощи: добровольная, недобровольная и принудительная. Согласно статье 5.1 Закона «О психиатрической помощи», при добровольном обращении лица, ему оказывается психиатрическая помощь. На основании статьи 11.0.1 данного закона, если характер психического расстройства требует осуществления обследования, лечения, содержания лица и наблюдения за ним только в психиатрическом стационаре, то в психиатрическом стационаре может быть проведено его лечение в недобровольном порядке. Принудительные меры медицинского характера же назначаются в отношении лица в случае совершения им преступления, считающего общественно-опасным деянием.

Основы принудительного лечения были определены статьями 21, 93-99 Уголовного Кодекса, а его процессуальный порядок - статьями 468-487 Уголовно-процессуального Кодекса (далее УПК) Азербайджанской Республики. Таким образом, согласно статьям 468 и 479 УПК, судопроизводство по применению принудительных мер медицинского характера в отношении лиц, совершивших преступление в состоянии невменяемости, и лиц, заболевших психическим заболеванием после совершения преступления, ведется на основании общих правил этого Кодекса с учетом особенностей, предусмотренных статьями 468-478 и 479-487 данного Кодекса.

Основы недобровольной госпитализации отражены в статьях 11, 26, 27, 28 и 29 Закона «О психиатрической помощи», а процессуальный порядок – в статьях 335-338-1УПК.

Как видно, наряду с разграничением психиатрической помощи на три типа, законодатель также определил отдельные процессуальные правила для осуществления каждого из них. Однако между процессуальными правилами существуют и определенные схожие положения. Они заключаются в том, что применение принудительных мер медицинского характера в отношении лиц, совершивших преступление, не представляющее большой общественной опасности в состоянии невменяемости, по своему содержанию представляют собой идентичный процесс с лечением, проводимым в недобровольном порядке.

Согласно статье 21 Уголовного Кодекса, лицо, которое во время совершения общественно опасного деяния (действия или бездействия), находилось в состоянии невменяемости, то есть не могло осознавать фактический характер и общественную опасность своих деяний (действий или бездействия), либо руководить ими вследствие хронического психического заболевания, временного нарушения психической деятельности, слабоумия либо иного психического заболевания, не подлежит уголовной ответственности. В отношении лица, совершившего общественно-опасное деяние (действие или бездействие) в состоянии невменяемости, со стороны суда могут быть применены принудительные меры медицинского характера, предусмотренные Уголовным Кодексом. В отношении лица, совершившего преступление в состоянии вменяемости, но до вынесения судом приговора лицу, приобретшему душевное расстройство, лишающей его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своего деяния (действия или бездействия) либо руководить им, судом могут быть назначены принудительные меры медицинского характера, предусмотренные Уголовным Кодексом.

Наряду с этим, в статьях 93.1.1 и 93.1.2 Уголовного Кодекса указывается, что принудительные меры медицинского характера могут быть назначены судом лицам, совершившим деяние (действие или бездействие), предусмотренное в Специальной части данного Кодекса, в состоянии невменяемости, и лицам, после совершения преступления приобретших психическое расстройство, исключающей назначение наказания или же его исполнение.

Как видно из вышеуказанных статей Уголовного Кодекса, в связи с невменяемостью были определены три формы правовых последствий уголовной ответственности. Во-первых, это – совершение преступления лицом в состоянии невменяемости. Во-вторых, это – совершение преступления лицом в состоянии вменяемости, однако психическое расстройство лицо приобрело до вынесения судом приговора. В-третьих, это – заболевание психическое расстройство после назначения наказания за совершенное им преступление.

В указанных выше вторых и третьих случаях отмечается состояние невменяемости, в котором лицо оказывается после совершения преступления. В таких случаях, суд должен регулярно контролировать, есть ли эффективный результат принудительного лечения виновного, продлевать или приостанавливать это лечение. Если принудительное лечение лица увенчалось успехом, и он был излечен, суд заново проводит разбирательство и назначает лицу наказание; или же, если срок пребывания лица на принудительном лечении меньше срока наказания, назначенного лицу, то на основании уголовного законодательства, суд вычитывает срок пребывания осужденного на принудительном лечении из срока, назначенного ему наказания из расчета день за день.

Так, согласно статье 99 Уголовного Кодекса, в случае излечения лица, у которого психическое расстройство наступило после совершения преступления, при назначении наказания или возобновлении его исполнения, время, в течение которого к лицу применялось принудительное лечение в психиатрическом стационаре, засчитывается в срок наказания из расчета один день пребывания в психиатрическом стационаре за один день лишения свободы.

Пленум Конституционного Суда также считает необходимым отметить, что по действие статьи 99 Уголовного Кодекса могут подпадать лица, приобретший психическое расстройство, исключающим назначение наказания или же его исполнение только после совершения преступления.

С другой стороны, срок психиатрического лечения не должен ограничиваться сроком, предусмотренным в санкции за совершенное преступное деяние, и даже срок психиатрического лечения ни в коем случае не должен быть связан со сроком, указанным в санкции. Таким образом, если за совершенное в состоянии невменяемости преступное деяние со стороны любого лица в санкции было предусмотрено долгосрочное наказание в виде лишения свободы (15 лет), а данное лицо было излечено в порядке принудительного лечения раньше этого срока (в течение 1 года), то это лицо должно быть немедленно выпущено из психиатрического лечебного учреждения вне зависимости от указанного в санкции срока наказания.

В практике зарубежных стран также предусматривается замена срока лечения сроком наказания (один день лечения приравнивается к одному дню отбытия наказания). Например, статья 87 Уголовного Кодекса Эстонской Республики, статья 102 Уголовного Кодекса Республики Молдова и в Уголовном Кодексе Швейцарии предусмотрено, что срок лечения лица, которому назначено наказание, включается в срок отбытия наказания. Однако, для применения этих норм главным показателем являются пребывание лица во время совершения преступления в состоянии вменяемости и несение уголовной ответственности. Согласно статьям 61-67 Уголовного Кодекса Германии, если срок отбытия наказания полностью или же частично прошел в психиатрической лечебнице, данный срок включается в срок исполнения наказания.

На основании указанного, Пленум Конституционного Суда считает, что в случае применения принудительных мер медицинского характера в отношении лица, совершившего преступное деяние в состоянии невменяемости, срок лечения данного лица в психиатрической лечебнице за совершенное им преступное деяние не может быть ограничен сроком, предусмотренным в санкции. Основанием для выписки лица, получающего лечение в психиатрическом учреждении, является полное его выздоровление или же возможность продолжения лечения в порядке амбулаторного наблюдения.

Пленум Конституционного Суда отмечает, что даже если срок психиатрического лечения по объективным причинам и не был определен в законодательстве Азербайджанской Республики, то срок продления лечения был достаточно ясно отрегулирован в статье 98.2 Уголовного Кодекса. Согласно этой статье, лицо, которому назначена принудительная мера медицинского характера, подлежит освидетельствованию комиссией врачей-психиатров не реже одного раза в шесть месяцев для решения вопроса о прекращении применения или об изменении такой меры. При отсутствии оснований для прекращения применения или изменения принудительной меры медицинского характера, администрация учреждения, осуществляющего принудительное лечение, представляет в суд заключение для продления принудительного лечения. Первое продление принудительного лечения производится по истечении шести месяцев с момента начала лечения, в последующем продление принудительного лечения производится ежегодно.

Как видно, законодатель относит решение вопроса к полномочиям суда с учетом заключения врача-психиатра. Поэтому, связывать этот вопрос со статьями 28.2 и 28.3 Закона «О психиатрической помощи» было бы неправильным, так как указанные статьи определяют порядках продления срока недобровольной госпитализации.

В соответствии со статьей 98.1 Уголовного Кодекса продление, изменение и прекращение применения принудительных мер медицинского характера осуществляются судом по представлению администрации медицинского учреждения, осуществляющего принудительное лечение, на основании заключения врачебно-психиатрической комиссии. Эта статья Уголовного Кодекса соответствует порядкам прекращения принудительного лечения, предусмотренного в статье 29.3 Закона «О психиатрической помощи». Обеими нормами отмена принудительных мер (прекращение лечения) медицинского характера была отнесена к полномочию суда.

Каждый может обеспечить восстановление своих нарушенных прав через суды. Судам поручено разрешение споров, связанных с нарушением прав и свобод человека и гражданина в части VII статьи 71 Конституции. В Законе «О психиатрической помощи» также отмечается, что принудительные меры медицинского характера могут быть применены на основании постановления суда, потому что подобные принудительные меры связаны с ограничением свободы. Следует учесть, что в соответствии с законодательством Азербайджанской Республики, принудительные меры медицинского характера осуществляются судами на основании закона. Данное требование законодательства должно считаться соответствующим положению «право на свободу может быть ограничено только в предусмотренном законом порядке путем задержания, заключения под стражу или лишения свободы», предусмотренному в части II статьи 28 Конституции.

В 6-ом пункте «Принципов защиты психически больных лиц и улучшения оказания им психиатрической помощи» Генеральной Ассамблеи ООН № 46/119 от 17 декабря 1991 года, странам рекомендуется создание рациональных средств для обеспечения каждому психически больному лицу права обращения в высшие судебные органы посредством его личного адвоката (представителя).

В рекомендациях Парламентской Ассамблеи Совета Европы (далее – ПАСЕ) №818 от 8 октября 1977 года «О состоянии психически больных», а также в Рекомендациях Кабинета Министров Совета Европы № R (83) 2 от 22 февраля 1983 года «О защите прав лиц, страдающих психическим расстройством госпитализированным в принудительном порядке», № R (99) 4 от 23 февраля 1999 года «О принципах правовой защиты пожилых невменяемых лиц», № R (2004) 10 от 24 февраля 2004 года «Об охране личности и защите прав психически больных людей» отмечается, что каждому психически больному лицу должна быть создана возможность свободно обеспечивать свои гражданские и политические права. В рекомендациях даже указывается, что в странах, являющихся членами Европейского Совета, судебные решения в отношении людей, страдающих психическим заболеванием, не должны выноситься лишь только на основании одного медицинского заключения. В связи с этими вопросами, в судебных процессах адвокатам (представителям) лиц, страдающих психическим заболеванием, или же, в случае возможности, им самим должны быть созданы условия обеспечения правовой защиты. В случае необходимости суды должны привлекать на судебный процесс дополнительных независимых экспертов и специалистов.

Согласно ранее действующему законодательству, при рассмотрении дел касательно психически больных лиц, суды пользовались альтернативными заключениями экспертов-психиатров, данными независимыми экспертами. В соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда СССР от 26 апреля 1984 года «О судебной практике, в связи с применением, заменой и отменой принудительных мер медицинского характера», заключения экспертов-психиатров вместе со всеми касающимися дела материалами должны были обстоятельно и точно оценены судом.

В «Положении Центра Судебно-психиатрической экспертизы» (далее Положении Центра Судебно-психиатрической экспертизы), утвержденного постановлением Кабинета Министров Азербайджанской Республики № 125 от 6 августа 2002 года указано, что директор Центра должен предпринимать меры для обеспечения участия экспертов-психиатров на судебных заседаниях, следственных и судебных действиях. При необходимости суды должны пользоваться возможностями экспертов-психиатров данного Центра.

Продление срока принудительной или же недобровольной госпитализации непосредственно связано с лишением свободы. Поэтому, перед судами могут выступать только профессиональные, уполномоченные законом и независимые врачебно-психиатрические комиссии. Однако даже заключение врачебно-психиатрической комиссии не должно быть руководящим документом для судов. При наличии сомнений у судов о справедливости этих заключений, они должны назначать повторное с подобными представлениями проведение независимой экспертизы. В статье 323.7 УПК указывается, что суд обладает правом вынесения постановления о назначении экспертизы по собственной инициативе. А статья 331.3 УПК напрямую определяет, что суд обладает правом назначения по собственной инициативе повторной или же дополнительной экспертизы. Значит суды, в случае неполной уверенности в заключении врачебно-психиатрической комиссии, могут назначить повторную или же дополнительную экспертизу.

В случае необходимости должны быть созданы условия для выступления перед судом самого лица, страдающего психическим заболеванием,. В отчете о результатах мониторинга, проводимого Комитетом против Пыток Совета Европы 8-12 декабря 2008 года в Азербайджанской Республике, были даны рекомендации о том, что во время принудительной (или же недобровольной) госпитализации психически-больных людей в судах лицам, страдающим психическим заболеванием должна быть предоставлена возможность выступления перед судьей. Выступление лица, страдающего психическим заболеванием, непосредственно перед судом может стать одним из положительных практик, создающих условие для вынесения справедливого решения.

Учитывая вышеуказанное, Пленум Конституционного Суда отмечает, что если рекомендации эксперта-психиатра и учитываются при принятии решения судом, данное заключение не должно считаться обязательным для него.

Также как и вопрос, связанный со сроком принудительного или же недобровольного содержания лица в психиатрическом учреждении, является актуальным, так и причины содержания лиц в данных учреждениях являются одним из важных элементов проблемы. Согласно статье 11 Закона «О психиатрической помощи», недобровольное лечение может быть назначено при наличии следующих оснований:

  • становление лица опасным непосредственно для себя и (или) окружающих;

  • неспособность лица в результате психического расстройства, то есть не имение возможности, самостоятельно обеспечивать основную жизненную потребность;

  • ухудшение психического состояния лица при не оказании ему психиатрической помощи.

Хотя в статье 12 Закона «О психиатрической помощи» и не были предусмотрены основы применения принудительных мер медицинского характера, в ней указано, что в связи с ограничением свободы, эти меры осуществляются в специализированных психиатрических учреждениях. Осуществление принудительных мер медицинского характера в специализированных психиатрических учреждениях не является обязательным (императивным) указанием. В соответствии со статьей 95 Уголовного Кодекса, суд помимо принудительного лечения в психиатрическом стационаре может назначить в качестве принудительных мер медицинского характера принудительное амбулаторное обследование и лечение у психиатра или же принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа. В «Типовом положении о правилах применения принудительных и прочих мер медицинского характера в отношении лиц с психическим расстройством, совершивших общественно-опасное деяние», утвержденном Министром здравоохранения Азербайджанской Республики указывается, что «основная цель применения принудительных или же прочих медицинского характера мер в отношении лиц с тяжелым психическим расстройством, совершивших общественно-опасное деяние, состоит в лечении или же в улучшении психического состояния указанных лиц, а также предотвращения совершения ими нового преступления». Следовательно, можно прийти к такому выводу, что целью принудительных мер медицинского характера является не наказание лица, а его лечение и реабилитация.

В международных актах вообще не различаются основания применения принудительных или же недобровольных методов в проведении психиатрического лечения. В рекомендациях ООН и Европейского Совета различаются одна основная и две дополнительные причины привлечения психически больных к принудительному лечению. Основной причиной для назначения принудительного (недобровольного) лечения является создание психически больными опасности для себя и прочих людей. К дополнительным причинам относят резкое ухудшение состояния психически больного лица при неполучении им лечения и возможность проведения лечения психически больного лица только в стационарном порядке.

В одном из дел, относительно пункта «е» статьи 5 ЕКПЧ Европейского Суда по правам человека (в Постановлении по делу Вандерверп против Нидерландов от 24 октября 1979 года), были указаны три основных условия принудительного лечения лиц, страдающих психическим заболеванием: наличие научно-обоснованного медицинского диагноза; представление опасности психически больного лица самому себе и окружающим; содержание психически больного лица в стационаре до окончания лечения. В постановлении по данному делу также отмечено, что во время принудительного лечения медицинское обследование психически больного лица должно проводиться регулярно и находиться под контролем суда. В Постановлении Европейского Суда по правам человека по делу Штукатурова К. против России от 4 марта 2010 года указывается, что содержание лица в психиатрической лечебнице без постановления местного суда считается незаконным и за это пострадавшему лицу должна быть выплачена компенсация.

Из законодательной практики зарубежных стран (например, Англия, США, Россия, Германия, Швейцария, ЮАР, Эстония, Молдова) видно, что предел срока оказания психиатрической помощи конкретно не устанавливается и завершение лечения лица, проходящего лечение, обуславливается тем, что лицо не создает опасность для общества или же самого себя. И даже если психическое заболевание по своему характеру ухудшает общее состояние лица и его лечение должно быть проведено в стационаре, данное лицо может быть привлечено к лечению в принудительном порядке.

Таким образом, анализ международной практики по обсуждаемому вопросу показывает, что вид принудительного или же недобровольного лечения, сопровождающегося ограничением свободы, должен быть избран на законных основаниях (представление лицом опасности для себя и (или) для окружающих, а также другие случаи) и назначен решением суда.

Следует отметить, что вопрос обеспечения прав человека в области психиатрии связан с существующей практикой применения и продления принудительных мер медицинского характера. При рассмотрении в суде вопроса о продлении срока содержания С.Халиловой в психиатрическом стационаре вместо заключения «врачебно-психиатрической комиссии», предусмотренного в статье 28.3 Закона «О психиатрической помощи», за основание было взято заключение «врачебно-консультационной комиссии».

Согласно пункту 2 статьи 2 Положения Центра Судебно-Психиатрической Экспертизы, в соответствии с Законом Азербайджанской Республики «О психиатрической помощи», судебно-психиатрическая экспертная комиссия, функционирующая в составе Центра, наблюдает за деятельностью судебно-психиатрической экспертизы, проводимой в Республике, и ведет организационно-методическое руководство. В то же время, согласно Положению, определение состава комиссий, созданных с целью проведения судебно-психиатрической экспертизы, отнесено к полномочию директора центра.

Принято «Положение о врачебно-консультационных комиссиях (ВКК) лечебно-профилактических учреждений, оказывающих психиатрическую помощь», утвержденное Министром Здравоохранения Азербайджанской Республики. В соответствии с этим Положением, врачебно-консультационные комиссии организуются во всех лечебно-профилактических учреждениях (психиатрических лечебницах, психоневрологических диспансерах, отделениях диспансера, клиниках учреждений высшего медицинского образования), оказывающих психиатрическую помощь. Обычно ВКК состоит из главного врача учреждения (или же заменяющего его лица, его заместителя) и лечащего врача. Фактически эти комиссии решают клинически-экспертные вопросы, устанавливают диагноз больного, направление лечения, в необходимых случаях направляют больных в специализированные лечебные учреждения для консультаций и лечения и решают прочие вопросы. В указанном Положении ВКК не дано полномочие обращаться к судам по поводу продления срока принудительного лечения или же недобровольной госпитализации. Согласно законодательству Азербайджанской Республики, данное право находиться в полномочии врачебно-психиатрической комиссии.

Однако, несмотря на то, что в Положении Центра Судебно-психиатрической Экспертизы была определена организация врачебно-психиатрических комиссий с целью проведения судебно-психиатрической экспертизы, правила их организации и деятельности не были предусмотрены.

Согласно практике Германии, Эстонии, Швейцарии, принудительные меры медицинского характера применяются главным врачом психиатрической больницы, однако, требуется подтверждающее это заключение другой (независимой) врачебно-психиатрической комиссии. Практика Словакии показывает, что лицо должно быть обследовано двумя независимыми врачами-психиатрами. Согласно первой части статьи 31 Акта Хорватии «О защите лиц с психическим расстройством», суд, при вынесении решения, должен получить заключение врача-психиатра, не являющегося сотрудником психиатрической клиники, в которой лечится психически больной, и не имеющего какую-либо связь с этим учреждением.

Согласно практике Англии, вопрос продления срока принудительного лечения решается в судебном порядке при представлении в отдельности заключений лечащего врача, главного врача медицинского учреждения, в котором лечится лицо, и трибунала по вопросам психического здоровья. В большинстве стран Европы с сфере психиатрии существуют специализированные центральные учреждения: в Австрии - уполномоченный по правам психических пациентов, в Бельгии – Государственная Психиатрическая инспекция, в Ирландии – независимый совет по пересмотру вопросов психического здоровья и т.д. А в Нидерландах, Швейцарии, Франции и Португалии действуют специальные наблюдательные комиссии. Члены этих ведомств отличаются своим профессионализмом, беспристрастностью и другими личными качествами. Поэтому их заключения считаются достойными доверия и широко используются судами.

Согласно вышеуказанному, Пленум Конституционного Суда в связи с вопросами, поднятыми в обращении Сабунчинского районного Суда города Баку и жалобе С.Халиловой, приходит к нижеследующим заключениям:

  • статьи 28.2, 28.3 и 29.3 Закона «О психиатрической помощи» соответствуют статье 28 Конституции и подпункту «е» пункта 1 статьи 5 Европейской Конвенции «О защите фундаментальных прав и свобод человека» (далее ЕКПЧ);

  • понятие «врачебно-психиатрической комиссии», указанное в статье 98.1 Уголовного Кодекса предусматривает не комиссию консультирующих врачей медицинского учреждения, осуществляющего принудительное лечение, а независимую врачебно-психиатрическую комиссию, представляющую заключение;

  • в соответствии с требованиями статей 323.7 и 331.3 УПК, суд, при рассмотрении вопроса о продлении, замене или же отмене применения принудительных мер медицинского характера, обладает правом назначения повторной или же дополнительной экспертизы по собственной инициативе;

  • согласно статьям 94 и 98 Уголовного Кодекса и статье 486 УПК, принудительные меры медицинского характера, независимо от срока, могут быть отменены или же заменены судом только лишь в результате излечения или же улучшения психического состояния лица;

  • процедуру «принудительного помещения лица в психиатрический стационар», предусмотренную в главе XXXVI ГПК, следует понимать как правила, проводимые в соответствии с основаниями «оказания недобровольной психиатрической помощи», предусмотренными в статье 11 Закона «О психиатрической помощи»;

  • учитывая соответствующую практику продления, замены или же отмены применения принудительных мер медицинского характера, рекомендовать Кабинету Министров Азербайджанской Республики усовершенствовать в нормативном порядке правила организации и деятельности врачебно-психиатрических комиссий, выдающих заключение для применения указанных мер.

Руководствуясь частями V и VI статьи 130 Конституции Азербайджанской Республики и статьями 52, 60, 62, 63, 65-67 и 69 Закона Азербайджанской Республики «О Конституционном Суде», Пленум Конституционного Суда Азербайджанской Республики


П О С Т А Н О В И Л:


  1. Статьи 28.2, 28.3 и 29.3 Закона Азербайджанской Республики «О психиатрической помощи» от 12 июня 2001 года соответствуют статье 28 Конституции Азербайджанской Республики и подпункту «е» пункта 1 статьи 5 Европейской Конвенции «О защите прав и фундаментальных свобод человека».

  2. Понятие «врачебно-психиатрическая комиссия», указанное в статье 98.1 Уголовного Кодекса, не предусматривает врачебно-консультационную комиссию медицинского учреждения, осуществляющего принудительное лечение, а представляет заключение независимой врачебно-психиатрической комиссии.

  3. В соответствии с требованиями статей 323.7 и 331.3 Уголовно-процессуального Кодекса Азербайджанской Республики, суд, при рассмотрении вопроса о продлении, замене или отмене применения принудительных мер медицинского характера, обладает правом назначения повторной или дополнительной экспертизы по собственной инициативе.

  4. Согласно статьям 94 и 98 Уголовного Кодекса Азербайджанской Республики и статье 486 Уголовно-процессуального Кодекса Азербайджанской Республики, принудительные меры медицинского характера, независимо от срока, могут быть отменены или же заменены судом только лишь в результате излечения или же улучшения психического состояния лица.

  5. Процедуру «принудительного помещения лица в психиатрический стационар», предусмотренную в главе XXXVI Гражданско-процессуального Кодекса, следует понимать как правила, проводимые в соответствии с основаниями «оказания недобровольной психиатрической помощи», предусмотренными в статье 11 Закона Азербайджанской Республики «О психиатрической помощи» от 12 июня 2001 года.

  6. Учитывая соответствующую практику продления, замены или же отмены применения принудительных мер медицинского характера, рекомендовать Кабинету Министров Азербайджанской Республики усовершенствовать в нормативном порядке правила организации и деятельности врачебно-психиатрических комиссий, выдающих заключение для применения указанных мер.

  7. Постановление опубликовать в газетах «Азербайджан», «Республика», «Халг газети», «Бакинский рабочий» и в «Вестнике Конституционного Суда Азербайджанской Республики».

  8. Постановление вступает в силу со дня его опубликования.

  9. Постановление окончательное, не может быть отменено, изменено или же официально истолковано ни одним органом или лицом.



Председательствующий Фархад Абдуллаев





Скачать 256,02 Kb.
оставить комментарий
Дата07.03.2012
Размер256,02 Kb.
ТипЗакон, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх