Автореферат диссертации на соискание ученой степени icon

Автореферат диссертации на соискание ученой степени



Смотрите также:
Автореферат диссертации на соискание ученой степени...
Автореферат диссертации на соискание ученой степени...
Автореферат диссертации на соискание ученой степени...
Автореферат диссертации на соискание ученой степени...
Автореферат диссертации на соискание ученой степени...
Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата педагогических наук. М., 2000...
Автореферат диссертации на соискание ученой степени...
Автореферат диссертации на соискание ученой степени...
Автореферат диссертации на соискание учёной степени...
Автореферат диссертации на соискание ученой степени...
Автореферат диссертации на соискание ученой степени...
Автореферат диссертации на соискание ученой степени...



скачать

На правах рукописи




МИЛЕЕВ Марк Александрович




ПЛАЗМОХИМИЧЕСКИЙ СИНТЕЗ И ФИЗИКО-ХИМИЧЕСКИЕ СВОЙСТВА НАНОРАЗМЕРНОГО НИТРИДА БОРА


02.00.04. - Физическая химия


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата химических наук


Иваново - 2007

Работа выполнена в Институте химии растворов Российской академии наук


Научный руководитель

доктор химических наук, профессор Парфенюк Владимир Иванович


Официальные оппоненты:

доктор химических наук, профессор Рыбкин Владимир Владимирович

доктор технических наук, профессор Белкин Павел Николаевич


Ведущая организация

«МАТИ» - Российский государственный технологический университет имени К. Э. Циолковского


Защита состоится «25» декабря 2007 г. в 10.00 час. на заседании диссертационного совета Д 002.106.01, Институт химии растворов РАН, 153045, г. Иваново, ул. Академическая, д. 1.


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Института химии растворов Российской академии наук.


Автореферат разослан «___» ноября 2007 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета Ломова Т. Н.

^ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность работы. На сегодняшний день нанотехнология является широким междисциплинарным направлением, объединяющим интересы специалистов в области химии, физики, медицины, биологии, наук о Земле и других. Значительный научный интерес к изучению наноструктурных материалов вызван их специфическим строением и свойствами, заметно отличающимися от строения и свойств массивного (объемного) твердого тела. Материалы на основе наноструктурных частиц, в том числе наночастиц нитрида бора, являются перспективными объектами для создания новых полупроводников, сегнетоэлектриков, сверхпроводников. Наноструктуры нитрида бора, синтезированные различными авторами, имеют отличную друг от друга морфологию. Большинство работ посвящено синтезу BN нанотрубок [Chopra N. G., Luyken R.J., Cherrey K. et al., Science. 1995. V. 269. P. 966–967; Mickelson W., Aloni S., Han W.-Q. et al, Science. 2003. V. 300. P. 467–469; Narita I., Oku T., Solid State Commun. 2002. V. 122. P. 465–474], которые обладают интересными полупроводниковыми свойствами и могут применяться в наноэлектронике. Кроме того, нанотрубки нитрида бора обладают чрезвычайно высоким модулем Юнга и уникальными пьезоэлектрическими свойствами. Сообщается о возможности получения наноконусов [L. Bourgeois, Y. Bando, S. Shinozaki et al, Acta Cryst. 1999. V. A55. P. 168-177], которые применяются в атомной-силовой микроскопии. Ряд работ посвящен получению полых фуллереноподобных частиц [Oku T., Hirano T., Kuno M. et al, Sci. Eng. 2000. V. B74. P. 206–213;Xu L. Q., Peng Y. Y., Meng Z. Y. et al, Chem. Mater. 2003. V.15. P. 2675–2680].

Применение различных форм наноструктурного нитрида бора чрезвычайно разнообразно. При этом следует отметить, что и возможности традиционного применения нитрида бора в качестве материала для получения керамики, защитных и инструментальных покрытий также зависят от размера и морфологии частиц.

Широкое применение наноструктурных материалов в различных технологических процессах сдерживается низкой производительностью методов их получения. В связи с этим актуальной задачей в настоящее время является создание эффективных методов синтеза подобных структур. Эта задача тесно связана с исследованием процессов образования наночастиц и изучением их индивидуальных свойств различными физико-химическими методами.

Работа выполнена в соответствии с научным направлением Института химии растворов РАН "Химия и физикохимия растворов, теоретические основы химико-технологических процессов в жидких средах" по теме «Электрохимические процессы в конденсированных ионных средах» (№ госрегистрации 0120.0_602023).

Цель работы. Исходя из вышеизложенного в работе были поставлены следующие задачи:

- модернизировать метод электродугового испарения реагентов для получения неуглеродных наноструктурных материалов;

- разработать технологическую цепочку (методику) получения наноструктурного нитрида бора на основе плазмохимического метода;

- синтезировать наноструктурный нитрид бора с применением разработанной методики, используя в качестве исходных реагентов недорогие и доступные вещества;

- определить химический состав, размерные и морфологические характеристики полученных наноматериалов с применением комплекса современных физико-химических методов исследований;

- с целью выяснения структурной организации полученного нитрида бора на молекулярном уровне провести квантовохимические расчеты.

Научная новизна.

В работе предложен новый подход к использованию метода дугового испарения реагентом для синтеза неорганических наноструктурных соединений.

Впервые на основе плазмохимического метода с применением недорогих и доступных реагентов (меламина, мочевины, циануровой и борной кислот), допирующих углеродный анод, получены химические соединения, содержащие наноструктурные частицы карбонитрида и нитрида бора.

Применение контролируемого термического окисления позволило получить наноструктурный нитрид бора с остаточным содержанием углерода. Ранее такой подход для синтеза наночастиц карбонитрида и нитрида бора не применялся.

По результатам анализа электронно-микроскопических исследований впервые обнаружено, что сконденсировавшееся после дугового испарения вещество представляет собой смесь из сферических наночастиц и трубок наноразмерного диаметра.

С использованием программы GAUSSIAN-03 методами Хартри-Фока HF и функционала электронной плотности DFT/BVWN проведено систематическое теоретическое исследование малых кластеров нитрида бора BxNx с постепенным наращиванием их размера (х=1–12, 15, 24, 30).

Впервые на основе квантовохимических расчетов сделан вывод о возможной олигомеризации нитрида бора, то есть можно ожидать одновременное сосуществование различных форм наночастиц; среди наноразмерных структур с числом атомов более 30 предпочтительно образование наночастиц каркасного типа.

Научная и практическая значимость. Практическим результатом работы является разработка и реализация методики получения наноструктурного нитрида бора. В результате работы: модернизирован метод электродугового испарения реагентов; с использованием доступных азот- и борсодержащих соединений синтезирован наноструктурный нитрид бора; с применением комплекса современных физико-химических методов исследований определен химический состав, размерные и морфологические характеристики полученных наноматериалов; предложены наиболее вероятные пути процесса конденсации наночастиц; определены характеристики широкого набора вероятных наноструктур, показана их термодинамическая стабильность.

Полученные результаты могут стать исходным научным материалом для дальнейших систематических работ в области получения и исследования свойств неуглеродных и гибридных наноструктур.

Апробация работы. Основные результаты работы были представлены и обсуждены на научных конференциях различного уровня: XV Международной конференции по химической термодинамике в России (Москва, 2005); IV Международной научной конференции «Кинетика и механизм кристаллизации. Нанокристаллизация. Биокристаллизация» (Иваново, 2006); III школе-семинаре “Квантовохимические расчеты: структура и реакционная способность органических и неорганических молекул” (Иваново, 2007); XVI International Conference on Chemical Thermodynamics in Russia (Suzdal, 2007); II Международной научно-технической конференции «Электрохимические и электролитно-плазменные методы модификации металлических поверхностей» (Кострома, 2007); II Региональной конференции молодых ученых «Теоретическая и экспериментальная химия жидкофазных систем» (Иваново, 2007), II Международной конференции «Наноразмерные системы: строение, свойства, технологии» (НАНСИС-2007) (Украина, Киев, 2007).

Публикации. По теме диссертационной работы опубликовано 12 печатных работ, в том числе 2 статьи и тезисы 10 докладов в сборниках международных и отечественных научных конференций.

Структура и объем диссертации. Диссертационная работа содержит 125 страниц, в том числе 18 рисунков, 25 таблиц и включает введение, обзор литературы, экспериментальную часть, обсуждение результатов, основные итоги работы, список цитируемой литературы, состоящий из 122 наименований, и приложение.

^ ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Введение

Обоснован выбор объектов и методов, определена общая цель исследования. Дана оценка актуальности работы, отмечена её научная новизна и практическая значимость.

^ Глава I. Обзор литературы

В литературном обзоре даются понятия наноразмерных неорганических частиц и приводятся методы их получения. Описаны методики синтеза наноразмерных структур на основе молекул нитрида бора и приведены различные способы как химического, так и плазмохимического синтеза бор-азотных наночастиц.

Анализ экспериментальных литературных данных показал, что методы получения наночастиц нитрида бора, как правило, предполагают применение дорогих и токсичных реагентов, таких как: BBr3, NaN3, NH4BF4, KBH4. Эффективность синтеза наночастиц достаточно мала, поэтому информация о выходе наночастиц определенной структуры в процессе синтеза обычно отсутствует. Анализ теоретических работ в этой области показал, что круг структур, исследованных при помощи расчетных методов весьма узок. При этом остается открытым вопрос об энергетической конкуренции между различными типами формирований. По-видимому, это связано с тем, что смоделировать квантовохимически наноразмерную частицу на уровне теории сложно из-за большого числа входящих в ее состав атомов. В основном в работах описаны одиночные структуры с числом атомов не более ста. Систематического расчетного исследования структур нитрида бора в литературе не представлено. Вышеизложенное подтверждает обоснованность и актуальность настоящего исследования.

^ Глава II. Методическая часть

В данной главе приведено описание экспериментальной установки и процесса плазмохимического синтеза.

Установка, в которой проводили синтез (рис. 1), представляет собой вакуумированную камеру, в которой фиксируются распыляемый электрод (анод) и катод, который может перемещаться с регулируемой скоростью. Осаждение синтезированных частиц на охлаждаемую поверхность обеспечивается за счет системы водяного охлаждения. Кроме того, установка оснащена системой откачки-напуска газа и блоком питания, позволяющим регулировать параметры дуги. Для дугового испарения исходных реагентов на электроды подавали напряжение, достаточное для зажигания дуги, и включали перемещение микролифта с отрегулированной заранее скоростью. В процессе плазмохимического синтеза ток дуги составлял 100–150 А при напряжении на разрядном промежутке 20–25 В.



1 – реактор

2 – отражатель

3 – охлаждающий контур

4 – электроды

5 – микролифт

6 – вакуумный колпак

7 – вакуумный пост

8 – манометр

9 – натекатель

10 – блок питания разряда

11 – вольтметр

12 – амперметр

13 – токоведущая штанга

14 – блок питания микролифта

15 – вакуумный кран

16 – баллон с гелием

^ Рис. 1. Схема экспериментальной установки.

Далее описаны конструкционные особенности электрода, который представляет собой графитовый стержень цилиндрической формы длиной 100 мм, наружным диаметром до 8 мм. Для внесения в зону дугового испарения бора и азота в стержне изготавливали сквозное цилиндрическое отверстие диаметром 6 мм, которое заполняли смесью реагентов в виде пастообразной массы. Меламин, мочевину, циануровую кислоту (источники азота), борную кислоту (источник бора), взятые в различных соотношениях, перетирали раздельно в ступке до мелкодисперсного состояния, тщательно перемешивали и добавляли воду до образования пасты. Изготовленный электрод сушили на воздухе до постоянной массы.

В методической части также описаны экспериментальные методы исследования свойств наночастиц: дифракция рентгеновских лучей, просвечивающая электронная микроскопия, электронография, ИК спектроскопия, дифференциальная сканирующая калориметрия и термогравиметрия с указанием погрешностей измеряемых величин. Представлены теоретические основы расчетных методов исследования геометрии и энергетики наночастиц.

^ Глава III. Обсуждение результатов

Третья глава посвящена описанию технологической цепочки получения наноструктурного нитрида бора и исследований физико-химических свойств получаемых продуктов.

Образец

Набивка до отжига, % масс.

Набивка после отжига, % масс.

1

C/N/H

42/14/5

C/N/H

21/2/0

2

C/N/H

37/32/4

C/N/H

17/28/5

^ Табл. 1. Данные элементного анализа различных образцов набивки электрода до и после отжига электрода.

Технологическая цепочка включает в себя следующие стадии: изготовление комбинированного электрода; отжиг электрода в реакторе пропусканием постоянного электрического тока силой 50А; плазмохимический синтез; извлечение продуктов плазмохимической реакции с дальнейшим контролируемым окислением полученных веществ на воздухе.

В результате подготовительных операций необходимо получить электрод, в котором удерживаются бор и азот в достаточном (максимальном) для проведения синтеза нитрида бора количестве. Для этой цели проведена работа по подбору композиции, которой допировали электрод. О наличии азота в электроде судили по данным элементного анализа. Согласно табл. 1 при неудачном выборе состава реагентов процесс отжига электрода приводит к значительному уменьшении концентрации азота (образец 1). Это объясняется тем, что в процессе отжига электрода происходит пиролиз реагентов с образованием газообразных продуктов (NH3, H2O, CO2, N2, NO2). В результате большой серии экспериментов была подобрана композиция (образец 2), позволяющая удерживать азотсодержащие компоненты в электроде до процесса электродугового испарения.

Плазмохимическое испарение электрода приводит к образованию порошкообразного вещества, конденсирующегося на охлаждаемых поверхностях реактора.

Наиболее вероятные химические реакции, приводящие к образованию этих соединений (брутто-процесс в результате подготовительных операций и дугового испарения) представлены ниже. Отметим, что в качестве исходного реагента в ряде реакций выступают не только вещества, допирующие электрод, но и графитовая оболочка электрода.

  1. 2H3BO3=3H2O+B2O3

  2. 3B2O3+2C3H3N3O3=6BN+3H2O+6CO2

  3. 3B2O3+2C3H3N3O3+C=5BN+BCN+3H2O+6CO2

  4. 3B2O3+C3H6N6=6BN+3H2O+3CO2

  5. 3B2O3+C3H6N6+C=5BN+BCN+3H2O+3CO2

  6. B2O3+CH4N2O+C=BN+BCN+2H2O+CO2

  7. B2O3+CH4N2O+2C=2BCN+2H2O+CO2

  8. 6B2O3+2C3H3N3O3+C3H6N6+3C=9BN+3BCN+6H2O+9CO2

  9. 6B2O3+2C3H3N3O3+C3H6N6=12BN+6H2O+9CO2

  10. 3B2O3+4C3H3N3O3=3CH4N2O+6BN+9CO2

  11. BCN+O2=BN+CO2

C3H3N3O3 – циануровая кислота; CH4N2O – мочевина; C3H6N6 – меламин




^ Рис. 2. Электронограмма образца, полученного после плазмохимического испарения.
Электронограмма, представленная на рис. 2, характеризует полученное вещество как поликристаллическую структуру. Это позволило рассчитать параметры кристаллической решетки (межплоскостные расстояния) полученного вещества (табл. 2) и выяснить возможный состав вещества по соответствующим литературным данным.

Представленные в таблице данные позволяют предположить, что в состав распыляемого вещества могут входить нитрид и карбиды бора. Поскольку нитрид и карбиды бора имеют близкую структурную организацию, в ряде случаев [Chen L.C., Wu C.T., Wu J.-J., Chen K.H. Int. J. Modern Phys., 2000, v. B 14, P. 333-348.; Bendeddouche A., Berjoan R., Beche E. e. a. J. Appl. Phys., 1997, v. 81, P. 6147-6154] могут быть получены карбонитриды бора различной стехиометрии.

Радиус кольца, мм

Межплоскостное расстояние, нм

Отнесение (литературные данные)

h-B4C [1]

h-B13C2 [2]

c-BN [3-5]

10

0.259

0.257

0.2569

0.2800

0.256

12

0.216










14

0.184

0.181

0.1816

0.181

20.5

0.125




0.1260

0.1317

0.128

21 (сателлит)

0.122







0.121

24

0.107







0.109

24.5 (сателлит)

0.105










32.5

0.079







0.083

33 (сат-т)

0.077










Табл. 2. Данные расчета межплоскостных расстояний вещества после плазмохимического испарения по электронограмме.

[1] Миркин Л. И. Рентгеноструктурный анализ. Индицирование электронограмм. М., Наука, 1981, 449 с.

[2] Powder diffraction file. Inorganic. Publication SMF-27 / Published by the JCPDS-International Center for Diffraction Data. Pennsylvania, 1977.

[3] Mirkarimi P. B., McCarty K. F., Medlin D. L. // Materials Science and Engeneering. 1997. v. R21. P. 47-100.

[4] Verwoerd W. S. // Thin Solid Films. 1997. v. 300. P. 78-83.

[5] Feldermann H., Ronning C., Hofsass H. et al. // J. Appl. Phys. 2001. v. 90. №7. P. 3248-3254.

Учитывая способ получения синтезированного вещества и данные элементного анализа и электронографии, можно предположить, что полученное после распыления порошкообразное вещество представляет собой карбонитрид бора.

Элементный анализ вещества (табл. 3), собранного с охлаждаемых стенок реактора, показал, что содержание углерода в нем составляет около 75% масс. Часть вещества не проявляет себя в использованном методе элементного анализа. Данный факт, по-видимому, связан с тем, что входящие в состав образца соединения не образуют летучих оксидов (нитрид и оксид бора) или вещества, которые не могут быть проанализированы данным методом (кислород).

Образец

Набивка после отжига электрода,
% масс.

Вещество после распыления,
% масс.

Вещество после распыления и термического окисления,
% масс.

1

C/N/H

4/23/3

C/N/H

74/3/1

C/N/H

20/1/5

2

C/N/H

14/28/1

C/N/H

76/3/1

C/N/H

18/0/0

3

C/N/H

10/23/3

C/N/H

72/6/1

C/N/H

10/0/0

4

C/N/H

12/25/2

C/N/H

76/1/1

C/N/H

14/1/1

^ Табл. 3. Элементный состав образцов на различных стадиях процесса, % масс.

Для получения конечного продукта, а также доказательства его термической стабильности, было проведено термоокисление полученных образцов в атмосфере воздуха при температуре 400±10ºC. Цвет образца менялся от черного к желтовато-серому.

Сопоставление элементного состава вещества до и после контролируемого окисления (табл. 3) показало, что происходит эффективное удаление углерода из вещества. При этом после окисления 80-90% вещества не проявляет себя в примененном методе элементного анализа. Этот факт согласуется с данными термогравиметрического анализа (рис. 3). Как следует из термограмм скорость убыли массы исходного образца выше, чем окисленного. Это можно связать с медленным окислением углерода в исходном образце.




^ Рис. 3. Термограммы распыленного вещества до (1) и после (2) термоокисления.
При температурах выше 450ºС исходный образец начинает интенсивно взаимодействовать с кислородом воздуха, что приводит к убыли 50% его массы и образованию черного кристаллического пека. При этом термоокисленный образец за время эксперимента теряет менее 5% массы без видимого изменения дисперсности и цвета образца.

Отсутствие значительной убыли массы окисленного образца при температурах, достигающих 900ºС, позволяет сказать, что в нем практически отсутствуют как свободный углерод, так и другие органические элементы. Единственным неорганическим соединением, согласующимся с исходным составом реагентов, является нитрид бора, который, согласно литературным данным, химически инертен при нагреве до температуры порядка 2000ºС. Данные термогравиметрии использованы для определения оптимальной температуры при контролируемом окислении распыленного продукта.

Морфологические и размерные характеристики распыленного и термоокисленного вещества изучали методом просвечивающей электронной микроскопии. Обнаружено, что сконденсировавшееся после дугового испарения вещество представляет собой смесь из сферических наночастиц и трубок наноразмерного диаметра. При этом структура вещества практически не изменяется в процессе термоокисления (рис. 4).

Для уточнения структуры и химического состава продукт, полученный в результате термоокисления, исследован методами рентгенофазового анализа и ИК спектроскопии.


До окисления:





После окисления:





^ Рис. 4. Электронные микрофотографии полученного порошка до и после термического окисления.
Анализируя ИК спектры образцов, полученных до и после контролируемого окисления на воздухе (рис. 5Б), учитывали, что согласно литературным данным (рис. 5А) [**S. Kurooka, T. Ikeda, M. Suzuki, A. Tanaka. Diamond and Related Materials V.12, 2003, P.1122-1126.], профиль спектра в области 1600-900 см-1 закономерно изменяется при изменении концентрации углерода в карбонитриде бора. При этом профиль спектра вещества до термического окисления указывает на наличие 50-60% углерода в образце. Эти данные согласуются с результатом элементного (табл. 3) и термогравиметрического анализа (рис. 3).


А



Б



В



^ Рис. 5. Колебательные спектры карбонитридов бора. А - литературные данные**;

Б - распыленного вещества до (1) и после (2) термоокисления. Стрелками обозначены полосы, характерные для кубического и гексагонального нитрида бора; В – термоокисленного вещества на разных стадиях окисления.
Термическое окисление различных образцов в идентичных условиях приводит к близким по своим характеристикам продуктам. На рис. 5В представлены ИК спектры одного из образцов на различных стадиях окисления. При этом очевидно, что в процессе удаления углерода можно получить различное количество остаточного углерода в продукте и, таким образом, управлять его свойствами. Наиболее чистый по данным ИК спектроскопии образец нитрида бора проанализирован методом рентгенофазового анализа.




^ Рис. 6. Дифрактограмма, полученная с образца вещества после контролируемого окисления.

Дифрактограмма образца, представленная на рис. 6, подтверждает кристаллическую природу полученного материала. Рассчитанные по дифрактограмме межплоскостные расстояния были сопоставлены с литературными данными по структуре фульборенита B12N12 (табл.4).

Рассчитанные данные

Литературные данные*



Амплитуда

d, нм

Расчет B12N12

Эксп.

hkl

d, нм

d, нм

19.34

222

0.460

211

0.4441

0.453

23.73

250

0.375

220

0.3846

0.414

23.90

300

0.370

300

0.3626

0.352

26.40

513

0.337

310

0.3440

0.334

26.60

1225

0.335

310

0.3440

0.334

27.40

100

0.325

311

0.3280

-

28.70

260

0.310

222

0.3140

0.316

31.80

1181

0.280

321

0.2907

0.282

35.45




0.253

411

0.2564

-

36.00




0.249

331

0.2495

0.249

36.60




0.245

420

0.2432

-

39.50

90

0.228

421

0.2374

-

40.90

143

0.220

422

0.2220

0.223

45.50

400

0.200

432

0.2020

0.201

^ Таблица 4. Межплоскостные расстояния синтезированного вещества

Структура вещества, с которым проводили сравнение, представляет собой решетку типа алмаза, в узлах которой расположены молекулы-оболочки B12N12. Анализ данных позволяет констатировать хорошее согласие наших данных с литературными [*В.В. Покропивный, А.С. Смоляр, А.В. Покропивный. Физика твердого тела. 2007. Т. 49. Вып. 3. C. 562-568].

Подводя некоторый итог, следует отметить, что применяемые в работе методы анализа, основанные на различных физико-химических принципах, дают согласованную информацию о структуре и химическом составе образца. Полученные экспериментальные данные находятся в удовлетворительном согласии с литературными данными.

Вопрос о структуре полученного нитрида бора на молекулярном уровне остался невыясненным, так как в настоящее время не существует экспериментальных методов, позволяющих определить её однозначно. Одним из оптимальных способов изучения строения синтезированной фазы является использование квантовохимических расчетов.

Теоретическое исследование молекул проводилось с использованием программы GAUSSIAN-031 методами Хартри-Фока HF и функционала электронной плотности DFT/BVWN. Было проведено систематическое исследование малых кластеров нитрида бора BxNx с постепенным наращиванием их размера (х = 1–12, 15, 24, 30).

Число пар BN

Полная энергия Е, хартри

Линейная структура

Циклическая структура

Каркасная структура

1

–78.883





2

–158.086

–158.092



3

–237.288

–237.455



4

–316.491

–316.726

–316.468

5

–395.697

–395.973



6

–474.903

–475.200

–474.967

7

–554.111

–554.421

–554.140

8

–633.319

–633.639

–633.445

9

–712.528

–712.855

–712.722

10

–791.738

–792.070

–791.736

11

–870.947

–871.284

–871.222

12

–950.157

–950.497

–950.020

15

–1187.787

–1188.135

–1188.312

24

–1900.680

–1901.039



30

–2375.944

–2376.306



Табл. 5. Полные энергии исследуемых структур.

Установлено, что линейные, циклические и каркасные структуры являются устойчивыми к распаду на атомы. Результаты расчетов полной энергии структур представлены в табл. 5. Для малых кластеров (х = 2–12) полная энергия молекул понижается при переходе от линейной конформации к циклической. При этом оказалось, что для малых кластеров циклическая конформация является более предпочтительной, так как энергия кластеров каркасного типа превышает энергию цикла. Однако при переходе к кластерам с числом атомов более 15 наиболее устойчивыми становятся каркасные структуры.

Расстояния между атомом азота и бора для линейных изомеров зависят от длины цепочки и положения пары атомов в цепи. При этом четко видно альтернирование связей по типу «одинарная-двойная». На рис. 7 приведен пример распределения длины связи BN в структуре B4N4. Для циклических все длины связей одинаковы из-за π-сопряжения.




^ Рис. 7. Альтернирование связей BN в структуре B4N4.

Все линейные и циклические структуры характеризуются близкими по величине длинами связи BN, около 1.3Å. При этом линейные и циклические структуры имеют общую особенность: длина связи уменьшается с ростом числа атомов в молекуле.

Д
B6N6
ля циклических структур четко прослеживается объединение атомов в группы по 3 атома: 2 атома азота и 1 атом бора. При этом циклические структуры близки к плоским многогранникам, где в качестве стороны выступает линейная (угол близок к 180º) группа NBN. Величина угла BNB увеличивается с ростом числа атомов в исследуемой молекуле от 65 у B2N2 до 168º у B30N30.

Все вышесказанное позволяет нам с достаточной степенью достоверности идентифицировать полученное вещество как наноструктурный нитрид бора (с незначительным содержанием углерода), кристаллическая решетка которого представляет собой решетку типа алмаза, в узлах которой расположены молекулы-оболочки B12N12.

^ Основные результаты и выводы.

  • Предложен новый подход к использованию метода дугового испарения реагентом для синтеза неорганических наноструктурных соединений.

  • Впервые на основе плазмохимического метода с применением недорогих и доступных реагентов, допирующих углеродный анод, получены наноразмерные частицы карбонитрида и нитрида бора.

  • Доказана возможность удаления углерода из синтезированных наноструктур методом контролируемого окисления, приводящего к образованию наноразмерного нитрида бора с остаточным содержанием углерода.

  • С использованием современных физико-химических методов исследований определен химический состав, размерные и морфологические характеристики полученных наноматериалов.

  • Обнаружено, что сконденсировавшееся после дугового испарения вещество представляет собой смесь из сферических наночастиц и трубок наноразмерного диаметра.

  • На базе собственных и литературных данных можно предположить, что кристаллическая решетка синтезированного вещества представляет собой решетку типа алмаза, в узлах которой расположены молекулы-оболочки B12N12;

  • Проведенные квантовохимические расчеты показали, что:

а) имеет место олигомеризация нитрида бора, то есть можно ожидать одновременного сосуществования различных форм наночастиц;

б) устойчивость наноразмерных частиц возрастает с увеличением числа атомов;

в) среди наночастиц с числом атомов более 30 предпочтительно образование наноразмерных структур каркасного типа.

Основное содержание диссертации изложено в работах:

  1. Милеев М.А., Кузьмин С.М., Парфенюк В.И. Ab initio расчеты структуры и стабильности малых кластеров нитрида бора. // Журн. структ. химии. 2006. Т. 47. № 6. С. 1029-1034.

  2. Милеев М.А., Кузьмин С.М., Парфенюк В.И. Применение метода электродугового испарения для синтеза неорганических наноструктурированных материалов. // Известия ВУЗов. Химия и химическая технология. 2007. Т. 50. Вып. 8. С. 93 – 97.

  3. Kuzmin S. M., Parfenyuk V. I., Mileyev M. A. Thermodinamic stability evaluation of boron nitride clusters using computer experiment. / Russian International Conference on Chemical Thermodynamics. Moscow. 2005. Book of abstracts. P. 80.

  4. Милеев М.А., Кузьмин С.М., Парфенюк В.И. Структурные и термодинамические характеристики кластеров нитрида бора. / IV Международная научная конференция «Кинетика и механизм кристаллизации. Нанокристаллизация. Биокристаллизация». Иваново. 2006. Тез. докл. С. 97.

  5. Милеев М.А., Кузьмин С.М., Парфенюк В.И. Влияние размера кластера BxNx (x=5–11) на его структурные и термодинамические характеристики. / IV Международная научная конференция «Кинетика и механизм кристаллизации. Нанокристаллизация. Биокристаллизация». Иваново. 2006. Тез. докл. С. 98.

  6. Кузьмин С.М., Силкин С.В., Милеев М.А., Парфенюк В.И. Влияние состава распыляемого электрода на характеристики субстрата, образующегося методом дугового испарения реагентов. / IV Международная научная конференция «Кинетика и механизм кристаллизации. Нанокристаллизация. Биокристаллизация». Иваново. 2006. Тез. докл. С. 182.

  7. Mileyev M.A., Kuzmin S.M., Parfenyuk V.I. Nanostructured Boron Nitride Synthesis By Arc Discharge Method // XVI International Conference on Chemical Thermodynamics in Russia. Suzdal. 2007. Abstracts. Vol. II. P. 432.

  8. Милеев М.А. Квантовохимические расчеты равновесных геометрических параметров и частот колебаний в ИК спектре кластеров нитрида бора // III школа-семинар “Квантовохимические расчеты: структура и реакционная способность органических и неорганических молекул”. Иваново. 2007. Тез. докл. С. 254.

  9. Mileyev M.A., Kuzmin S.M., Parfenyuk V.I. Geometric, Energetic And Spectral Characteristics Of Nitride Boron Clusters Based On Computational Methods // XVI International Conference on Chemical Thermodynamics in Russia. Suzdal. 2007. Abstracts. Vol. II. P. 458.

  10. Милеев М.А., Кузьмин С.М., Парфенюк В.И. Наноструктурированный нитрид бора: получение, анализ, расчет // II Международная научно-техническая конференция «Электрохимические и электролитно-плазменные методы модификации металлических поверхностей». Кострома. 2007. Тез. докл. С. 19-31.

  11. Кузьмин С.М., Милеев М.А., Силкин С.В., Парфенюк В.И. Применение метода электродугового испарения реагентов для получения наночастиц карбонитрида и нитрида бора. // II Международная конференция ”Наноразмерные системы: строение, свойства, технологии” (НАНСИС-2007). Украина, Киев. 2007. Тез. докл. С. 95.

  12. Кузьмин С.М., Милеев М.А. Парфенюк В.И. Оценка равновесных геометрических и энергетических параметров и колебательных спектров кластеров нитрида бора // II Международной конференции ”Наноразмерные системы: строение, свойства, технологии” (НАНСИС-2007). Украина, Киев, 2007. Тез. докл. С. 107.

1 Авторы выражают благодарность за помощь при проведении расчетов и предоставление пакета программ коллективу кафедры физики ИГХТУ и лично зав. каф. физики д.х.н., проф. Г. В. Гиричеву





Скачать 285,61 Kb.
оставить комментарий
Ломова Т. Н
Дата28.09.2011
Размер285,61 Kb.
ТипАвтореферат диссертации, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх