Автореферат диссертации на соискание ученой степени icon

Автореферат диссертации на соискание ученой степени



Смотрите также:
Автореферат диссертации на соискание ученой степени...
Автореферат диссертации на соискание ученой степени...
Автореферат диссертации на соискание ученой степени...
Автореферат диссертации на соискание ученой степени...
Автореферат диссертации на соискание ученой степени...
Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата педагогических наук. М., 2000...
Автореферат диссертации на соискание ученой степени...
Автореферат диссертации на соискание ученой степени...
Автореферат диссертации на соискание учёной степени...
Автореферат диссертации на соискание ученой степени...
Автореферат диссертации на соискание ученой степени...
Автореферат диссертации на соискание ученой степени...



страницы:   1   2   3   4
скачать


На правах рукописи


Желудков

Михаил Михайлович


БРУЦЕЛЛЕЗ В РОССИИ: СОВРЕМЕННАЯ ЭПИДЕМИОЛОГИЯ И ЛАБОРАТОРНАЯ ДИАГНОСТИКА


14.00.30 - «эпидемиология»

03.00.07 - «микробиология»


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора медицинских наук


Москва 2009


Работа выполнена в Учреждении Российской академии медицинских наук НИИ эпидемиологии и микробиологии имени почетного академика Н.Ф.Гамалеи РАМН


Научные консультанты:


Член- корреспондент РАМН,

доктор медицинских наук, профессор Ананьина Юлия Васильевна.


Доктор биологических наук Мещерякова Ирина Сергеевна


^ Официальные оппоненты:


Доктор медицинских наук, профессор Семененко Татьяна Анатольевна


Академик РАМН, доктор медицинских наук,

професоор Сергиев Владимир Петрович


Член-корреспондент РАМН, доктор

медицинских наук, профессор Кутырев Владимир Викторович


^ Ведущая организация: ГОУ АПО Российская медицинская академия постдипломного образования Росздрава.


Защита диссертации состоится « » октября 2009 г. в 11 часов на заседании диссертационного совета Д 001.007.01 в ГУ НИИЭМ им.Н.Ф.Гамалеи РАМН (128 Москва, ул.Гамалеи 18).


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ГУ НИИЭМ

им. Н.Ф. Гамалеи РАМН


Автореферат разослан « » сентября 2009 г.


Ученый Секретарь Диссертационного Совета

доктор медицинских наук, профессор Е.В.Русакова


^ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Актуальность проблемы. Бруцеллез – особо опасная и социально значимая инфекция, приносящая значительный экономический ущерб и обусловливающая высокий уровень инвалидизации больных (П.А.Вершилова, 1961, Беклемишев Н.Д.1965).

Естественным резервуаром бруцелл в природе являются животные. Соответственно, эпидемиология бруцеллеза целиком определяется его эпизоотологией, а инфекция является типичным зоонозом.

Бруцеллез представляет собой мировую проблему для медицинского и ветеринарного здравоохранения (M.J.Corbel 1997, Boschiroli M.L. e.a., 2001).

По данным Объединенного комитета экспертов ВОЗ по бруцеллезу (1986), эта болезнь среди животных регистрируется в 155 странах мира. Наиболее широко бруцеллез распространен в странах Средиземноморья, Малой Азии, Юга и Юго-Восточной Азии, Африки, Центральной и Южной Америки ( Sauret I.M. e.a., 2002; Ergonul O. e.a., 2004; Karabay O. e.a., 2004; Getinkaua Z. e.a., 2005; Alim A., Tomul Z.D., 2005; Г.Г.Онищенко, 2005).

Вместе с тем ряд стран, особенно в Европе (Англия, Дания, Германия, Финляндия, Швеция, Норвегия, Швейцария, Чехия, Словакия, Румыния), а также Япония добились практически полной ликвидации этой болезни среди животных и людей (Bergstrom e.a., 2003; J. Ron e.a., 2003; Stukelj М., 2003; England T. e.a.,2004; Yumiko Imada, 2004; Al Dahouk S. e.a., 2005; Krkic-Dautovic S. e.a., 2006). Успешно проводится борьба с бруцеллезом в Болгарии, государствах бывшей Югославии, где регистрируются единичные случаи болезни в отдельных регионах (Jones RD e.a., 2004; Cvetnic Z. e.a., 2003).

В 90-е годы истекшего столетия резко обострилась эпизоотическая и эпидемическая ситуация по бруцеллезу в странах СНГ и России в результате социально-экономических преобразований, в частности, интенсивного процесса приватизации в сельском хозяйстве. В немалой степени этому способствовали и экономические трудности, равно как и ослабление санитарно-ветеринарного надзора за животными индивидуальных хозяйств (Ts. Zakaria e.a., 2003; Л.Е.Цирельсон с соавт., 2004; Р.З.Нургазиев с соавт., 2005; А.И.Саттаров, 2005; А.И.Калиновский, 2006).

Возросшая в последние два десятилетия миграция населения, недостаточный ветеринарно-санитарный контроль за ввозом животных из стран неблагополучных по бруцеллезу, включая сопредельные государства СНГ, способны в настоящее время осложнить и без того напряженную эпизоотическую и эпидемическую ситуацию по этой инфекции.

Последнее диктует необходимость совершенствования эпиднадзора, долгосрочного прогнозирования динамики и интенсивности эпизоотического процесса и его эпидемических проявлений с целью своевременного осуществления адекватных профилактических мероприятий (В.И.Покровский, 2005; Г.Г.Онищенко, 2005).

Несмотря на невысокий уровень официально регистрируемой заболеваемости людей бруцеллезом на протяжении последних 10-15 лет в Российской Федерации (0,3 – 0,4, не выше 0,5 на 100 тыс. населения), истинные показатели гораздо выше. При этом, регистрируют только впервые диагностированные (свежие) случаи, в то время как учет хронических форм не ведется. Соответственно, отсутствуют данные об истинной распространенности бруцеллеза среди населения России. Неполная информация о заболеваемости связана не только со снижением обращаемости сельских жителей за медицинской помощью, уменьшением объемов плановых диспансерных обследований людей, работающих в животноводстве, в том числе владельцев скота, но и с несовершенством лабораторной диагностики бруцеллеза, особенно его хронических форм (Н.Д.Беклемишев, 1965; С.В.Дентовская с соавт., 1998; Т.Ю.Загоскина с соавт., 1999; Л.Е.Цирельсон с соавт., 2005).. Вместе с тем, быстро и правильно поставленный диагноз, а также своевременно начатое лечение, значительно сокращают частоту хронизации инфекционного процесса и инвалидизации больных.

До начала наших исследований лабораторная диагностика бруцеллеза осуществлялась с помощью трудоемкого бактериологического и недостаточно чувствительных и специфичных серологических тестов, рекомендованных инструктивно-методическими материалами (МУ №28-1/6,1980). Это ставило важную научно-практическую задачу - разработать и внедрить в практическое здравоохранение комплекс современных методов и препаратов, направленных на эффективное выявление бруцеллезных антител и антигенов у людей на различных стадиях инфекционного процесса.

Решение этой задачи во многом определяется уровнем знаний об этиопатогенезе бруцеллезной инфекции. Особый интерес с практической точки зрения представляет изучение длительности персистенции возбудителя бруцеллеза, динамики синтеза специфических антител разных классов иммуноглобулинов (G,A,M) при инфекционном и вакцинальном процессах в эксперименте и при различных клинических формах бруцеллеза у людей. Расширение диагностического арсенала за счет новых методов иммуно- и генодиагностики позволит получить новые сведения об особенностях инфекционного и вакцинального процессов при бруцеллезе.

^ Цель работы: Оценка влияния социально-экономических преобразований в РФ на эпизоотолого-эпидемические проявления бруцеллеза и тенденции их развития в современный период в РФ. Разработка и внедрение в практику здравоохранения современных методов иммуно- и генодиагностики бруцеллеза.


^ Задачи исследования:

-анализ эпизоотолого-эпидемической ситуации по бруцеллезу и причин ее осложнения в современный период (1997-2006гг.);

-идентификация бруцелл, впервые выделенных на территории РФ от собак, оценка эпидемиологической значимости Brucella canis;


-разработка и сравнительная оценка диагностической значимости иммунологических методов индикации бруцелл, их растворимых антигенов, а также определения специфических бруцеллезных антител;

-создание чувствительных и специфичных диагностических тест-систем и их внедрение в практическое здравоохранение в виде коммерческих препаратов;

-оценка диагностической эффективности ПЦР при исследовании материала из различных очагов бруцеллезной инфекции;

-определение диагностической значимости антител различной физико-химической природы для оценки активности течения бруцеллеза;

-определение длительности персистенции возбудителя в динамике инфекционного и вакцинального процессов с помощью разработанных методов и тест-систем при экспериментальном бруцеллезе и различных формах заболевания у людей с помощью разработанных методов и тест-систем.


^ Научная новизна работы.

Впервые проведен анализ современной эпизоотолого-эпидемической ситуации по бруцеллезу в РФ, который позволил научно обосновать влияние социально-экономических факторов на эпидемические проявления бруцеллеза на конкретных территориях.

Установлено, что основное эпизоотолого-эпидемиологическое неблагополучие по бруцеллезу за период 1997-2006 гг. определяли Южный (Республики Дагестан, Калмыкия, Северная Осетия, Карачаево-Черкесская, Кабардино-Балкарская и Ставропольский край) и Сибирский (Р.Тыва) Федеральные Округа, на которые приходится 72,7±0,7% больных бруцеллезом людей (впервые установленным), и большая часть пунктов, неблагополучных по бруцеллезу животных: 96,7±0,9% по бруцеллезу крупного и 98,4±1,6% мелкого рогатого скота.

Выявлены особенности эпидемического проявления бруцеллеза в РФ, связанные с социально-экономическими преобразованиями в стране в 90-е годы, в том числе приватизацией в животноводстве, а также неадекватно проводимыми противобруцеллезными мероприятиями, которые выражаются в:

- росте числа больных людей с неустановленным источником инфекции на 25 территориях (28,4±0,9%) субъектов РФ. Последнее указывает на то, что больной бруцеллезом человек, по-прежнему, является «индикатором» эпизоотического неблагополучия территории;

- увеличении в 1,6 раза числа территорий, где регистрируется бруцеллез людей – с 33 (37,1±5,2%) в период 1991-1996гг до 52 (58,4±5,3%) в 1997-2006гг;

- изменении в социальной и возрастной структуре заболевших: увеличение доли городских жителей (до 24,9±0,6%), в том числе детей и подростков (до 27,1±1,3%), а также больных, профессионально не связанных с общественным животноводством (до 70,7±0,7%) , включая безработных;

- росте числа больных с неблагоприятным трудовым прогнозом с 2003 по 2006гг в 1,5 раза, что составило 25,9±0,5% от общего числа больных хроническим бруцеллезом;

- расширении спектра эпидемически значимых резервуаров и источников бруцеллезной инфекции, вызываемой B.melitensis (козье-овечий тип), вследствии интенсификации миграции возбудителя на неспецифических хозяев (крупный рогатый скот);

Впервые на территории РФ, совместно с ветеринарными специалистами, выявлена циркуляция двух биоваров бруцелл вида canis среди собак. Получены эпизоотические и микробиологические данные, свидетельствующие о завозе B.canis из-за рубежа с собаками- компаньонами.

Впервые обоснована эффективность ИФА для лабораторной диагностики бруцеллеза в эпидемиологической и клинической практике, позволяющей выявлять бруцеллезный антиген и специфические антитела различных классов иммуноглобулинов. Применение только одного метода ИФА при обследовании людей в очаге бруцеллеза крупного рогатого скота повысило эффективность диагностики бруцеллеза в 11,9 раз по сравнению с реакцией агглютинации, в 6 раз – реакцией Хеддльсона, в 1,2 раза – антиглобулиновой пробой Кумбса. У больных хроническим бруцеллезом с большой давностью заболевания (более 5 лет) ИФА превосходила диагностические возможности реакции агглютинации в 2,33 раза, РПГА – в 7 раз, РК – в 1,4 раза.

Установлено, что при диагностике бруцеллезной инфекции у людей, ПЦР позволяет регистрировать активность инфекционного процесса при большой давности заболевания (60 мес. и более).

В эпидемиологической практике широкое использование ПЦР ограничено вероятностью выявления ДНК бруцелл у лиц без клинических проявлений, имеющих контакт не только с полевыми, но и с живыми вакцинными штаммами, применяемыми для иммунопрофилактики бруцеллеза животных.

С помощью современных методов детекции специфических антигенов и антител в эксперименте и клинике подтверждена длительная персистенция возбудителя бруцеллеза в макроорганизме и выявлены ранее неизвестные стороны патогенеза инфекционного и вакцинального процессов при бруцеллезе. Установлено, что в так называемую «стерильную» фазу инфекционного процесса, когда возбудитель бруцеллеза уже не выделяется (12 мес. от начала заражения вирулентной культурой бруцелл), наступает пик циркуляции специфического антигена и антител тестируемые в ИФА, продолжительностью до 23 мес. (срок наблюдения). При бруцеллезе у людей специфические антиген и ДНК выявляли также в течение длительного срока заболевания (более 5 лет).


^ Практическая значимость работы:

- разработаны, апробированы и рекомендованы к практическому использованию современные методы микроанализа: иммуно-радиометрический (ИРМА), иммуноферментный (ИФА), реакция нейтрализации антител (РНАт), латексагглютинации, иммунофлуоресценции, флуоресцентный иммуноанализ с временным разрешением, ПЦР. Определены основные параметры указанных тестов и их диагностическая значимость для идентификации, индикации и иммунологической диагностики бруцеллеза;

внедрены в производство и находят практическое применение:

-тест-система иммуноферментная для определения бруцеллезных антител

(ЭПР №185-89 от 2.06.1989; ФСП 42-214ВС-89 от 2.06.1989),

-тест-система иммуноферментная для определения бруцеллезного антигена (ЭПР №25-86 от 13.11.1986; ВФС 42-51ВС-86 от 24.11.1986),

-иммуноглобулины диагностические бруцеллезные люминесцирующие, сухие (РП №247-82 и ТУ 42.14-290-82.- 1982г),

-иммуноглобулины диагностические флуоресцирующие R-бруцеллезные, сухие (ВФС 42/Д-018 ВС-95 от 10.05.1995; ЭПР №513-095 от 02.03.1995) ,

-диагностикум бруцеллезный жидкий для реакции агглютинации ( РП №1277-02 от 28.12.2002; ФСП 42-0180-4778-03 от 06.07.2004),

-вакцина бруцеллезная химическая жидкая (ФСП 42-0433376002.- 2002 РП № 1175-02),

изготовлены и переданы для практического использования в ГИСК им.Тарасевича:

-стандартный образец сыворотки бруцеллезной агглютинирующей сухой ОСО 42-28-6-88П,

-стандартный образец антигена бруцеллезного жидкого ОСО 42-28-5-88П,


а также разработаны следующие методические материалы:

- Бруцеллез (методические рекомендации по диагностике, лечению и реабилитации). М., 1987, С.28

- Бруцеллез. СП 3.1.085-96. Профилактика и борьба с заразными болезнями, общими для человека и животных. Сб. сан. и вет. правил. М.1996, С.20-46.

- Профилактика и лабораторная диагностика бруцеллеза людей Методические указания (МУ 3.1.7.1189-03) МЗ РФ, М., 2003. С.58

- Бруцеллез в Российской Федерации в 2001-2005 годах. Информационный бюллетень ФС по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека. Москва 2007. С.12

Материалы диссертации используются в лекциях по эпидемиологии и микробиологии бруцеллеза на кафедрах микробиологии РМАПО и инфектологии ММА им.И.М.Сеченова, составлено и опубликовано учебное пособие «Лабораторная диагностика бруцеллеза» М.1988, а также учебно-методическое пособие для врачей-бактериологов «Полимеразная цепная реакция (ПЦР) и ее применение в бактериологии» М.2006.


^ Апробация работы

Основные результаты диссертационной работы были доложены на научных конгрессах, съездах, конференциях: Всесоюзная научно-практическая конференция «Актуальные вопросы иммунодиагностики особо опасных инфекций» Ставрополь, 1986;Y съезд гигиенистов, санитарных врачей, эпидемиологов. Микробиологов и инфекционистов Узбекистана, Ташкент, 1987;Международный конгресс по зоонозам, Брно, ЧССР, 1988; Всесоюзная конференция «Актуальные вопросы профилактики бруцеллеза и организации медицинской помощи больным», Новосибирск,1989; Всесоюзная конференция «Применение иммуноферментного анализа в медицине», Харьков,1989; Республиканская конференция «Новые методы диагностики СПИД, других вирусных и бактериальных инфекций в практике инфекционной и противоэпидемической службы», Алушта, 1990; Всесоюзная научная конференция «Новые методы прогноза патологического процесса.», Курск, 1991; Всесоюзная конференция «Актуальные проблемы химиотерапии бактериальных инфекций», Москва,1991; Научная конференция «Современные аспекты профилактики зоонозных инфекций», Ставрополь, 1991; Научно-практическая конференция «Здоровье человека и экологические проблемы», Киров,1991; Республиканская научно-практическая конференция по курортологии и физиотерапии, Махачкала, 1991; Съезд врачей инфекционистов в г.Суздале, 1992; Научно-практическая конференция «60 лет противочумной службы Кавказа».-«Актуальные вопрсы профилактики особо опасных и других инфекционных заболеваний», Ставрополь, 1995; XY международный симпозиум «Salmonellosis-Brucellosis», Кипр,1997; Совещание зам.главных врачей и заведующих отделами ООИ ЦГСЭН в субъектах РФ, начальников противочумных учреждений МЗ РФ.,Москва, 1999; YII, YIII, IX съезды Всероссийского общества эпидемиологов, микробиологов и паразитологов, Москва,1997, 2002, 2007г.г.; III международная конференция «Актуальные проблемы ветеринарной медицины мелких домашних животных на Северном Кавказе», Персиановский, 2000; 53 бруцеллезная научная конференция “Brucellosis 2000”, Франция,2000; Девятый Московский международный ветеринарный конгресс, Москва, 2001; Научная конференция «Молекуляно-биологоческие и генетические методы диагностики в инфекционной патологии», Москва,2002; Международная конференция «Развитие международного сотрудничества в области изучения инфекционных заболеваний», Новосибирск,2004; Международное рабочее совещание «Бруцеллез -пограничная инфекция животных и человека, требующая общих усилий разных стран», Серпухов, Мос.обл., 2008; Международная научная конференция «Brucellosis 2008», Лондон 2008.

Апробация диссертации состоялась на научной конференции отделов Медицинской микробиологии, Эпидемиологии и Природноочаговых инфекций ГУ НИИЭМ им. Н.Ф.Гамалеи РАМН 12 февраля 2009 г.


Публикации. По теме диссертации опубликовано 81 работа, в том числе 19 в журналах, рекомендованных ВАК для публикаций материалов диссертаций на соискание ученой степени доктора наук. Результаты исследований вошли в 7 научных отчетов по плановым темам НИР, выполненным при участии автора в качестве руководителя, ответственного исполнителя и исполнителя (№№ госрегистрации 79049008, 01840011426, 01860012395, 01840016820, 01930004074, 01970005014, 01200110335). Полученные материалы нашли отражение в двух коллективных монографиях, двух рационализаторских предложениях и 3 патентах на изобретения.

^ Объем и структура диссертации. Диссертация изложена в монографическом стиле на 276 страницах машинописи и состоит из введения, 5 глав результатов собственных исследований, заключения, выводов и списка использованной литературы. Работа иллюстрирована 58 таблицами и 20 рисунками. Указатель литературы содержит 390 источников, из них 206 отечественных и 184 зарубежных авторов.


^ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Материалы и методы исследований

Для анализа эпизоотолого-эпидемиологической ситуации по бруцеллезу на территории России использовалась государственная статистическая отчетность Роспотребнадзора МЗ РФ за 1997-2006 гг; отчетные данные территориальных Управлений Роспотребнадзора в 2003-2005 гг. по специально разработанному нами вопроснику, данные ФГУ Центра Ветеринарии МСХ РФ, а также результаты собственных эпидемиологических исследований в рамках деятельности лаборатории бруцеллеза НИИЭМ им. Н.Ф.Гамалеи РАМН, являющейся Референс центром ВОЗ и Национальным Центром по бруцеллезу МЗ РФ, руководствуясь последним основополагающим документом (Приказ МЗ РФ и РАМН № 2/2 от 05.01.2000 г. «Положение о центре МЗ по бруцеллезу»).

^ Штаммы и условия культивирования. В работе использованы штаммы: B.abortus 19, 146, 544, 63/75, 104M, 82, 870, 99, A422, 340, 341, 343; B.melitensis 16M, 565, 753, 758/245, 51, 245; B.suis 1330, 214, 513, 6, 705;  B.canis RM 6/66; B. neotomae 66/2; B. ovis 63/290 из коллекции лаборатории бруцеллеза НИИЭМ им.Н.Ф.Гамалеи РАМН, а также B.ovis 424/2, B.abortus 16/4(MBБ) из коллекции ФГУ ВГНКИ.

Штаммы бруцелл выращивали на триптозном агаре (“Difco”, США) с добавлением 1% глюкозы и глицерина при 37оС в течение 48 часов. Инактивацию выращенных культур проводили прогреванием на водяной бане при 80оС в течение 1,5 часа.

В качестве гетерологичных тест-штаммов использовали убитые нагреванием Y.enterocolitica 0-3 (134), 114, 11738, 12202 xp Sh.dys.Newcastle 1251, Flexner 516, Sonne 1674, S.typhymurium5710, E.coli HB 101, F.tularensis 15 НИИЭГ, F. tularensis 503, E.Coli C-600, V. cholerae v 4, Y. pestis EV, Y. pestis pCad+ , Y. pestis 995 p45, Mycoplasma fermentis, Micobacterium tuberculosis, Micobacterium bovis, Legionella pneumophila. Гетерологичные тест-штаммы были получены из соответствующих лабораторий института и Рос НИПЧИ «Микроб».

^ Сравнительное изучение выделенных культур проводили по методикам, рекомендованным комитетом экспертов ФАО/ВОЗ (6 доклад, 1986г.) по бруцеллезу.

Для выполнения поставленных в ходе настоящей работы задач использовался клинический материал, исследования которого проводилось с помощью молекулярно-генетических и иммуно-серологических методов. Всего было исследовано 2145 сывороток крови людей, из них: больные острой и подострой формой бруцеллеза – 431; больные хронической формой – 1009; по эпидемиологическим показаниям – 440; с целью определения специфичности разрабатываемых диагностикумов и тест-систем были использованы сыворотки крови доноров, больных различными заболеваниями инфекционной и неинфекционной этиологии, вакцинированных живой туляремийной вакциной) – 265.

Иммуносерологические тесты: реакции агглютинации на стекле (Хеддльсона) и в пробирках (Райта), РПГА, антиглобулиновую пробу Кумбса, ИФА проводили по методикам, описанным в Методических указаниях по профилактике и лабораторной диагностике бруцеллеза людей (Москва.- 2003).

^ Выделение растворимого антигена (ЛПС) B.abortus 99, который использовался для сенсибилизации полистироловых планшет в ИФА, проводили из антигенного комплекса Буавена мягким щелочным гидролизом с последующим спиртовым осаждением и препаративной гель-хроматографией на колонках с сефадексом G-100, по методике, разработанной в лаборатории бруцеллеза НИИЭМ им.Н.Ф.Гамалеи (Вершилова П.А., 1968).

^ Для выявления иммуноглобулинов разных классов с помощью ИФА использовали коньюгаты анти-IgG,A,M мыши и анти-IgG,A,M,E человека фирмы Sigma (США).

Полимеразную цепную реакцию (ПЦР) проводили в соответствии с разработанными лабораторией генной инженерии патогенных микроорганизмов НИИЭМ им.Н.Ф.Гамалеи РАМН рекомендациями на приборе «Терцик» (Россия) с использованием праймеров, синтезированных АО «Синтол».

^ Моделирование инфекционного и вакцинального процессов проводили на беспородных белых мышах весом 18-20 г. и морских свинках массой 300-350 г. Животных заражали вирулентным штаммом B. melitensis 565 в дозе 1х102 м. кл/мл и B.abortus 19-BA -1х109 м.кл/мл, подкожно в паховую область. Концентрацию микробных клеток определяли с помощью отраслевого стандартного образца мутности ГИСК им.Л.А. Тарасевича.

^ Статистическая обработка результатов. Использованы методы математической статистики, принятые в биологии и медицине ( Ашмарин И.П., Воробьев А.А., 1962).


Эпизоотолого-эпидемическая ситуация по бруцеллезу в России в период социально-экономических преобразований (1997-2006 гг.)

Эпизоотическая ситуация по бруцеллезу в странах СНГ и Российской Федерации обострилась с начала 90-х годов прошлого столетия в результате социально-экономических преобразований в обществе и приватизации в сельском хозяйстве. В немалой степени это связано с экономическими трудностями, значительным ослаблением санитарно-ветеринарного надзора за животными индивидуальных хозяйств, куда переместилась большая часть сельскохозяйственных животных, особенно мелкого рогатого скота.

По официальным статистическим данным Департамента ветеринарии и животноводству c 1990 по 2006 г.г. поголовье КРС сократилось в 2,7 раза, а МРС в 2,96 раза. При этом произошло перераспределение числа животных в хозяйствах. Если в 1990 году в общественном секторе находилось 82,7±0,005% КРС и 72,3±0,006% МРС, то в 2006 году 48,5±0,01 и 23,0±0,02% соответственно. Увеличение в частном секторе неучтенного, не охваченного серологическими исследованиями на бруцеллез и профилактической вакцинацией скота, несоблюдение карантина при вводе новых животных в хозяйства, сказалось на ухудшении эпизоотической ситуации.

Официальные статистические данные ветеринарной службы свидетельствуют о преобладании в России пунктов, неблагополучных по бруцеллезу крупного рогатого скота. Так, в 2006 году из 71 пункта 57 (80,3±4,8%) находились в Южном ФО, из 15 пунктов по мелкому рогатому скоту 11 (73,3±11,2%) – также в этом регионе, в среднем за 2002-2006 гг. эти цифры были примерно такими же – соответственно 79,6±2,1% и 75,4±5,6%.

Наибольшая сосредоточенность неблагополучных пунктов по бруцеллезу обоих видов животных в Южном регионе страны объясняется изменением технологии ведения животноводства. В индивидуальных хозяйствах с совместным содержанием крупного и мелкого рогатого скота создались благоприятные условия для миграции B.melitensis на крупный рогатый скот. Ветеринарная служба проводит противобруцеллезные мероприятия в большей мере относительно КРС (охват серологическими исследованиями в 2006г в целом по России составил 97,4±0,005%), тогда как МРС, особенно в индивидуальных хозяйствах, обследуется только по эпидемическим показаниям, когда заболевают люди.

Ежегодно на территории РФ регистрируется 300 – 500 случаев заболевания людей бруцеллезом, впервые выявленным. За 1997-2006 гг. диагноз бруцеллеза установлен у 4671 человека, в том числе детей до 14 лет – 329 (7,0±0,4%) (рис.1).




Рисунок1. Динамика заболеваемости бруцеллезом (впервые выявленные случаи) в Российской Федерации.

Интенсивный показатель заболеваемости на 100 тыс. населения находился в пределах 0,3-0,4, детей до 14 лет – 0,22-0,07, демонстрируя относительно спокойную и стабильную эпидемиологическую ситуацию по данной инфекции в России (рис.2).





Рисунок 2. Интенсивный показатель заболеваемости людей бруцеллезом, впервые выявленным в РФ. Сплошная линия – взрослые, пунктирная – дети до 14 лет.

Удельный вес сельских жителей в числе зарегистрированных больных бруцеллезом, впервые выявленным, составил 75,6±0,6%.

В течение 1997-2006 гг. бруцеллез у людей был зарегистрирован на 58 территориях РФ (рис.3). Наибольшая заболеваемость людей регистрировалась в Южном ФО – 3138 человек (67,2±0,7% от учтенной в стране за указанный период), большая часть которой (91,1±0,5%) приходилась на 6 субъектов (Республики Дагестан, Калмыкия, Карачаево-Черкесская, Кабардино-Балкарская, Северная Осетия, а также Ставропольский край). В Сибирском ФО заболеваемость бруцеллезом зарегистрирована у 983 человек (21,1±0,6%), где наибольшее эпидемическое неблагополучие обеспечивали два субъекта – Р.Тыва и Хакасия, Приволжском – 5,7±0,3% (Саратовская, Оренбургская области); Уральском – 2,5±0,2% (Челябинская, Тюменская области); Центральном – 1,6±0,2% (г. Москва, Московская область); Дальневосточном – 1,4±0,2% (Р.Саха, а также Хабаровский край, Амурская область): Северо-Западном ФО - 0,5±0,1% (г. Санкт-Петербург). Всего за этот период зарегистрировано 329 больных детей, из них 170 детей - в Р. Тыва, 90 и 20 - в Р. Дагестан и Ставропольском крае соответственно. Более 70±2,5% детей, заболевших бруцеллезом, впервые выявленным, проживали в сельской местности.

В 1997-2006 годах наиболее сложная эпидемическая ситуация наблюдалась в Южном ФО, в котором средний показатель заболеваемости превышал в целом по России в 4,5 раза. На отдельных территориях превышение среднероссийского показателя было более чем в 20 раз (р.Калмыкия и Дагестан – 22,4 и 25,5 соответственно), в 4-8 раз – в республиках Карачаево-Черкессия, Северная Осетия, Кабардино-Балкария и Ставропольском крае. В Сибирском ФО наиболее




Рисунок 3. Заболеваемость людей бруцеллезом в разрезе Федеральных Округов (1997-2006гг)


неблагополучная ситуация сложилась в Р.Тыва, показатель заболеваемости в которой превышал среднероссийский в 50,6 раз. Основным источником инфекции в Южном ФО и в Р. Тыва является мелкий рогатый скот.

Однако представленные показатели заболеваемости людей нельзя считать достоверными из-за неудовлетворительного состояния лабораторной диагностики.





Рисунок 4. Серологические исследования на бруцеллез людей в РФ (1995-2006гг). По оси абсцисс – годы, по оси ординат – число обследованных

За 1995-2006 годы объем серологических исследований на бруцеллез в РФ с диагностической целью сократился в 3 раза (рис.4). Лица с положительными серологическими реакциями на бруцеллез в ряде случаев не проходят полного клинического и повторного лабораторного обследования. Некоторые субъекты РФ серологические исследования на бруцеллез за указанный период практически не проводили.

Бактериологическая диагностика бруцеллеза проводится в единичных случаях (рис. 5). Так, если в 1995 году бактериологически было обследовано 58,9±2,0% больных впервые выявленным бруцеллезом, то в 2005 году - только 5±0,9%. За этот период объем бактериологической диагностики сократился в 12, 6 раз. Согласно данным бактериологических исследований, присланным с мест за 2003-2005 гг., из 506 посевов крови возбудитель бруцеллеза изолирован в 26 случаях (24 культуры относились к B.melitensis, 2 – B.abortus). Большинство выделенных культур приходилось на р.Дагестан (61,6±10,1%) и р.Калмыкия (19,2±8,2%), 2 культуры бруцелл изолированы от больных Астраханской области, по одной – р.Тыва и Челябинской области. Даже этот небольшой материал свидетельствует о связи эпидемиологической ситуации с неблагополучием, прежде всего, МРС в Южном регионе страны. Вместе с тем, незначительный объем бактериологических исследований не только снижает диагностические возможности, но не позволяет осуществлять мониторинг за циркуляцией возбудителя и проводить адекватные противобруцеллезные мероприятия на конкретных территориях.




Рисунок 5. Бактериологические исследования на бруцеллез в РФ (1995-2006гг). По оси абсцисс – годы, по оси ординат – число обследованных.

Анализ заболеваемости людей с учетом профессионального и возрастного состава заболевших, путей передачи инфекции нами проведен на материале 2003-2005 гг., предоставленном территориальными Управлениями Федеральной службы. Большую часть больных бруцеллезом, впервые выявленным, составляли мужчины (63,9±1,3%). Больные чаще инфицировались контактным (68,1±1,2%) и алиментарным (23,9±%) путем. У 8±0,7% больных путь передачи инфекции установить не удалось. Из 1462 больных, учтенных за указанные 3 года, у 429 (29,3±1,2%) инфицирование было связано с профессиональной деятельностью (контакт с общественным скотом), у 1033 больных (70,7±1,2%) этой связи не обнаружено. Среди профессиональных больных были чабаны (5,3±1,1%), их помощники (1,2±0,5%), ветеринарный, зоотехнический персонал (8,8±1,4%), скотники, доярки, телятницы (9,0±1,4%), рабочие убойных пунктов (0,8±0,4%), оленеводы (0,2±0,2%), рабочие предприятий по переработке животноводческого сырья (4,0±0,9%). В группе непрофессиональных больных большую часть (50,8±1,6%) составляли владельцы животных, остальные (19,9±1,2%) не имели отношения к животноводству (безработные; городские жители; пенсионеры; домохозяйки; студенты и др.). Таким образом, в современных условиях происходит опосредованное воздействие социально-экологических факторов на пути и факторы передачи инфекции, инфицирование категорий населения, ранее не столь часто вовлекающихся в процесс. Возросший процент заражения алиментарным путем свидетельствует об употреблении инфицированных продуктов питания.

Почти половина больных, учтенных в 2003-2005 гг., была в возрасте до 40 лет (дети и подростки – 12,2±0,9%, 20-39 лет – 37,4±1,3%); 40-59 лет - 42,3±1,3%; 60 лет и старше - 8,1±0,7%.

Изучение сезонности заболеваемости людей бруцеллезом, впервые выявленным, в наиболее неблагополучных субъектах Южного и Сибирского ФО показало, что с марта по сентябрь-октябрь регистрировалось от 76 до 92% больных, в то время как в 70 – 80 –е годы ХХ века основная часть больных регистрировалась в весенне-летний период (март-июнь). В какой-то мере это может объясняться особенностями ведения животноводства в индивидуальных хозяйствах смешанного типа (изменение сроков осеменения животных, разное время окота и отела, доения коз, овец и коров, сезон стрижки овец), однако по нашему мнению, «удлинение» сезонности до 7 – 8 месяцев в значительной степени связано со слишком длительными сроками установления диагноза бруцеллеза у людей.

Сравнительный анализ эпидемиологических и эпизоотологических данных за 2002-2006 гг. (рис.6) показал, что только 30 (34,1±5,1%) территорий субъектов РФ были свободны от бруцеллеза среди животных и людей, на 9 (10,2±3,2%) территориях регистрировались больной бруцеллезом КРС, МРС и заболеваемость людей, на 15 (17,0±4,0%) – пораженность бруцеллезом КРС и заболеваемость людей, на 3 (3,4±1,9%) – пораженность МРС и заболеваемость людей, на 6 (6,8±2,7%) – только пораженность КРС и МРС при отсутствии регистрации больных людей, на 25 (28,4±0,9%) территориях – заболеваемость людей при отсутствии установленного источника инфекции. Из этого следует, что в России, по-прежнему, больной бруцеллезом человек является «индикатором» эпизоотического неблагополучия по бруцеллезу территории.





Рисунок 6 Эпизоотолого-эпидемиологическая характеристика территорий РФ по бруцеллезу в 2002-2006 гг.

Примечание: территории, на которых регистрируется бруцеллез:1-только у людей (28,4%); 2-людей, КРС и МРС (10,2%); 3-людей и КРС (17,0%); 4-людей и МРС (3,5%); 5-только КРС (4,5%); 6-только МРС (2,3%); 7-бруцеллез не регистрировался (34,1%).

Анализ заболеваемости людей бруцеллезом на указанных территориях показал, что максимальная заболеваемость людей бруцеллезом – 1809 человек (73,4±1,04% от общего количества, учтенного в стране), сосредоточена на 9 (10,2±3,2%) территориях субъектов РФ, преимущественно в пунктах, неблагополучных по бруцеллезу обоих видов животных, тогда как на 15 (17,1±4,0%) территориях, неблагополучных только по крупному рогатому скоту, бруцеллезом заболели лишь 454 (18,4±0,78%) человека, на 3 (3,4±1,9%) территориях с наличием пунктов, неблагополучных по мелкому рогатому скоту – 81 (3,3±0,4%). На 25 (28.4±0,9%) территориях бруцеллез установлен у 122 больных (4,95±0,44%), однако источник инфекции установлен не был – Сибирский, Приволжский и Уральский ФО. Учитывая преимущественно хронические варианты бруцеллеза у данных больных, источником инфекции мог быть крупный рогатый скот, диагностика бруцеллеза у которого не всегда представляется возможной (так называемые «скрытые» очаги бруцеллеза). На 30 (34,1±5,1%) территориях бруцеллез среди животных и людей не регистрировался (Центральный, Северо-Восточный и Дальневосточный ФО), что, возможно, связано с незначительным объемом диагностических серологических исследований.

Следовательно, наиболее опасными для инфицирования людей были очаги смешанного типа, в которых созданы благоприятные условия для миграции высоковирулентного возбудителя B.melitensis на нетипового хозяина с последующей реализацией алиментарного пути передачи инфекции через молоко коров и возникновением эпидемических вспышек бруцеллезной инфекции, нередко далеко за пределами очага. Изменение технологии ведения животноводства (совместное содержания различных видов животных) владельцами скота в современный период значительно осложняет не только эпидемиологическую ситуацию, но и проведение противобруцеллезных мероприятий.

Косвенным признаком, свидетельствующим о ведущей роли мелкого рогатого скота, как источника инфекции для людей, и активности эпизоотических очагов бруцеллеза среди МРС, является преобладание острых клинических форм бруцеллеза у людей. По данным материалов за 2003-2005 гг., представленных Управлениями Роспотребнадзора субъектов РФ, преобладание у людей острых форм бруцеллеза отмечается преимущественно в Южном ФО (республики Дагестан, Кабардино-Балкарская, Калмыкия, Северная Осетия и Ставропольский край), а также в Сибирском (Р. Тыва). Соотношение острых и хронических клинических форм бруцеллеза на данных территориях колебалось от 2 : 1, до 7,66 : 1. Эпидемиологическая роль МРС на территориях Южного и Сибирского ФО подтверждается преимущественным выделением культур

B.melitensis от больных людей в 2003 – 2005 гг. в республиках Дагестан, Калмыкия, а также в Челябинской области, в которой за этот период не было выявлено ни одного случая бруцеллеза среди сельскохозяйственных животных. Только от 2-х больных бруцеллезом были изолированы культуры В. аbortus (Р. Дагестан).

Диспансерное наблюдение за животноводами с целью активного выявления больных в настоящее время значительно сокращено в объеме. С другой стороны, выявленные положительно реагирующие на бруцеллезный антиген лица чаще всего в дальнейшем не обследуются более углубленно и не берутся на диспансерный учет, в результате упускается возможность ранней диагностики, своевременного и эффективного лечения, упреждения неблагоприятных исходов болезни.

За последние годы возросла частота случаев с неблагоприятным трудовым прогнозом. В 2003-2005 годы число лиц, состоящих на диспансерном учете, как переболевших бруцеллезом, так и больных хронической формой заболевания, составляло: 2003 г. - 2570, 2004 г. – 2653, 2005 г. – 3148 человек. За этот период инвалидность по бруцеллезу зарегистрирована, соответственно у 279, 219 и 200 больных (всего - 698 человек). Наиболее частая инвалидизация больных регистрировалась в Южном (57,25±1,9% от учтенной в РФ) и Сибирском (21,0±1,5%) ФО. До 2003 года на учете состояло 1475 инвалидов по бруцеллезу, в основном лиц трудоспособного возраста. На 2006 год в России числилось 2173 больных, имеющих инвалидность по бруцеллезу, что составило 25,9±0,5%.

Высокий процент инвалидизации при бруцеллезе за последние годы связан: с одной стороны, с вступлением в силу Положения РФ о материальной компенсации больным профессиональными заболеваниями (2003г.) и повышением обращаемости контингента, ранее переболевшего бруцеллезом; с другой, с поздней диагностикой, не качественным проведением лечения и диспансеризации переболевших, отсутствием реабилитации в санаторных условиях.

До настоящего времени специфическая иммунопрофилактика людей осуществлялась с помощью живой бруцеллезной вакцины из штамма B.abortus 19 BA. После распада СССР, реформирования хозяйственной деятельности в животноводстве и сложившихся экономических трудностей объем вакцинопрофилактики бруцеллеза у людей снизился в 6-7 раз. В 2003-2005 гг. иммунопрофилактика среди угрожаемых групп населения проводилась лишь в 8 субъектах РФ (республики Калмыкия, Алтай, Бурятия, Ростовская, Оренбургская и Иркутская области), в которых вакцинированы 2170 и ревакцинированы 1495 человек. В таких субъектах РФ, как Ставропольский край, Р.Хакасия, Карачаево-Черкесская Р., где регистрируется высокий процент больных профессиональным бруцеллезом, вакцинопрофилактика не проводится. Малый объем планируемой вакцинопрофилактики в России в последние годы, в определенной мере, связан еще и с тем, что в эпидемиологической структуре заболеваемости преобладает контингент (70,7±0,7%), профессионально не связанный с животноводством, а специфическая профилактика бруцеллеза у этого контингента не предусматривается директивными документами.

В настоящее время вопрос о специфической профилактике бруцеллеза среди угрожаемых контингентов в России остается особенно актуальным. Возросшая заболеваемость непрофессиональных групп населения, ранее не имевших навыков в обслуживании большого числа различных видов животных и не подлежавших плановым обследованиям на бруцеллез (диспансеризации) и специфической вакцинации, требует незамедлительной разработки и утверждения Методических указаний об обязательном диспансерном наблюдении за выше указанным контингентом, аналогичным профессиональной группе.





оставить комментарий
страница1/4
Е.В.Русакова
Дата23.01.2012
Размер0,83 Mb.
ТипАвтореферат диссертации, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4
плохо
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх