Методические указания для выполнения контрольной работы по дисциплине «культура речи и стилистика» icon

Методические указания для выполнения контрольной работы по дисциплине «культура речи и стилистика»


Смотрите также:
Задания и методические указания для выполнения контрольной работы по дисциплине...
Методические указания к выполнению контрольной работы Контрольная работа по дисциплине «Культура...
Методические указания по выполнению контрольной работы Для выполнения контрольной работы...
Рабочая программа, методические указания по выполнению курсовой работы, темы курсовых работ...
Контрольная работа по дисциплине: «химические методы исследования свойств сырья и продукции»...
Методические указания для выполнения контрольной работы №2 Для выполнения данной контрольной...
Методические указания и задания для контрольной работы студентам идо...
Методические указания для выполнения Курсовой работы по дисциплине «Операционные системы»...
Методические указания и контрольные задания по дисциплине: «Электротехника и электроника»...
Методические указания и контрольные задания по дисциплине: «Электротехника и электроника»...
Методические указания к выполнению контрольной работы и курсового проекта для студентов...
Методические указания по изучению дисциплины и задания для выполнения...



Загрузка...
страницы:   1   2
скачать


МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ


РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОРЛОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ

ТЕХНИЧЕСКИЙ университет

Факультет Дистанционного обучения




Б.Т. Бобылев


Методические указания

для выполнения контрольной работы


по дисциплине


«КУЛЬТУРА РЕЧИ И СТИЛИСТИКА»


(II семестр)


Печатается по решению редакционно-

издательского совета ОрелГТУ


ОРЕЛ 2003

Составитель: Б.Т. Бобылев


Рецензент:


Редактор Е.В. Русанова

Инженер по макетированию и верстке Н.М. Козлова


Орловский государственный технический университет

Лицензия ИД № 00670 от 05.01.2001 г.


Подписано к печати. Формат 60х84 1/16.

Печать офсетная. Усл. печ. л. Тираж 250 экз. Заказ №

Отпечатано с готового оригинал-макета

на полиграфической базе Орел ФДО,

г. Орел, Наугорское шоссе, 29, ОрелГТУ.


© Орел ГТУ, 2003

© Бобылев Б.Т., 2003

Содержание


Стр.

Введение


Настоящие методические указания разработаны в соответствии с рабочей программой по дисциплине «Культура речи и стилистика» для факультета дистанционного обучения ОрелГТУ, а также в соответствии с заданиями контрольных работ по указанной дисциплине.

Методические указания состоят из двух частей. В первой из них приводятся лингвокультурологические сведения, необходимые для контрольной работы № 1. Основное внимание здесь уделяется акцентологическим, морфологическим, синтаксическим и лексическим нормам, характеристике речевых ошибок и путей их исправления, а также образцам деловой документации.

Вторая часть посвящена вопросам, получившим отражение в заданиях к контрольной работе № 2. В данном разделе освещаются жанрово-стилевые и языковые особенности функциональных стилей современного русского литературного языка, приводится описание основных приемов работы над орфограммами и пунктограммами.


^ Часть I. Методические указания к контрольной работе № 1


1.1. Нормы русского ударения

Словесное ударение является обязательным признаком слова. Слово опознаётся, лишь при определенной постановке ударения.

Ударение в русском языке свободное. Оно может быть на любим слоге слова. В пределах одного и того же слова ударение может передвигаться с одного слога на другой, например: поня'ть, по'нял, поняла'.

Во многих случаях словесное ударение служит признаком, по которому различаются значения слов, например: а'тлас и amла'c, за'мок и замо'к, му'ка и мука'.

Разноместность ударения в русском языке дает возможность разграничивать грамматические формы как одного и того же слова, так и двух разных слов, например: сте'ны и стены', ру'ки и руки', насы'пать (соверш. вид) и насыпа'ть (несоверш. вид), по'лка и полка', cmo'um и cmou'т.

В некоторых словах русского языка ударение ставится то на одном, то на другом слоге. Оба варианта являются правильными, например: творо'г и тво'рог, ина'че и и'наче, мышле'ние и мы'шление, ке'та и кета', одновре'менно и одновреме'нно.


1.1.1. Ударение в именах существительных

Особенно разнообразно, а поэтому очень трудно для изучения словесное ударение имён существительных. Немало споров вызывают слова догово'р и пригово'р, которые многими произносятся как до'говор и при'говор. Правильно произносить следует догово'р и пригово'р, как разгово'р и угово'р. Иногда ударение меняет значение слова: призывно'й (призывно'й возраст) и призы'вный (призы'вный клич), мелочно'й (товар), ме'лочный (человек).

Бывают случаи, когда ударение меняется с течением времени: так, при Пушкине говорили музы'ка, а не му'зыка. Вспомним: Гремит музы'ка боевая.

Это объясняется происхождением слова музыка от франц. music с ударением на последнем слоге. Как только это слово «обрусело», оно потеряло французское ударение.

Многие иноязычные слова и в настоящее время в разговорной речи произносятся с неверным ударением. Например. ква'ртал, а'тлет, про'цент, na'pmep. а'мпер, жа'люзи, медика'менты, ко'клюш можно услышать в речи вместо правильных кварта'л, атле'т, проце'нт, napme'p, ампе'р, жалюзи', медикаме'нты, коклю'ш.

Можно предположить, что все приведенные слова иностранного происхождения, и поэтому их правильное произношение объясняется незнанием иностранного языка. Но почему же так часто встречается ошибочное ударение в исконо русских словах? Нередко говорят: средства' (вмести сре'дства), свёкла' (вместо свёкла), сто'ляр (вместо столя'р), танцовщи'ца (вместо танцо'вщица), на'чать (вместо нача'ть), тесно' (вместо те'сно) и т. п.

Часто неверно говорят кило'метр, но при этом никто не говорит кило'грамм, хотя в речевой практике встречается сокращение кило'. Здесь «французская» манера произношения (ударение на последнем слоге) вполне уместна, так как метрическая система была впервые введена во Франции.

По месту ударения существительные можно распределить по трём группам:

1. Слова, в которых ударение ставится на определённом гласном основы и ни в какой падежной форме не меняет своего места.

Например, если в им. п. ед. ч. звучит ле'ктор, -а, -ом, -е; мн. ч.: л'екторы, -ов, -ами, ах, не рекомендуется произносить лектора', лекторо'в.

Такое же постоянное ударение на корне во всех косвенных падежах будет и в словах догово'р, кварта'л, созы'в, сре'дство.

Неправильные формы договора', до'говоры, со'зыв, средства' неумолимо кочуют из одного выступления в другое, соответствующим образом характеризуя культуру речи говорящего.

2. Слова, в которых ударение ставится во всех падежах на окончании. Если в им. и вин. падежах окончание нулевое (стол, рубеж, рубль, язык), то ударное окончание имеют формы косвенных падежей стола', cmoлo'в, рубля', рубле'й, языка', языко'в.

3. Слова, где место ударения в формах ед. и мн. числа различно. В таких словах ударение перемещается с основы в ед. ч. на окончание во мн. ч.:

о'круг – о'круга, мн. ч. округа' – округов;

но'востъ – новости, мн. ч. но'вости – новостей;

и наоборот, ударение перемещается с окончания в ед. ч. на основу во мн. ч.: среда' – среды', мн. ч. сре'ды – сред, о сре'дах.

Приведём список слов, в которых часто допускаются ошибки в ударении.


Правильное ударение

аге'нт

агроно'мия

алкого'ль

алфави'т

аргумент

аристокра'тия

бла'говест

вероиспове'дание

ветерина'рия

ве'черя (тайная ве'черя)

газопровод

гастроно'мия

ге'незис

диало'г

диоптри'я

дисиансе'р

догово'р

докуме'нт

досу'г

дремо'та

Ева'нгелие

жалюзи'

заголо'вок

за'суха

зна'мение

изобретение

и'конопись

и'скра

инструме'нт


Неправильное ударение

а'гент

агрономи'я

а'лкоголь

алфа'вит

аргу'мент

аристократий

благове'ст

вероисповеда'ние

ветеринари'я

вече'ря

газопро'вод

гастрономи'я

гене'зис

диа'лог

дио'птрия

диспа'нсер

до'говор

доку'мент

до'суг

дремота'

Еванге'лие

жа'люзи

за'головок

засу'ха

знаме'ние изо6ре'тение

ико'нопись

искра'

инстру'мент




инс'льт

испоко'н

катало'г

каучу'к

кварга'л

киломе'тр

коклю'ш

креме'нь

коры'сть

кредито'р

ломо'та

медикаме'нты

немота'

неду'г

некроло'г

нефтепрово'д

обеспе'чение

опошле'ние

патриа'рхия

па'сквиль

парали'ч

пригово'р

прида'ное

приобрете'ние

проце'нт

рефле'ксия

сантиме'тр

свёкла

ста'туя

созы'в

сосредото'чение

сре'дства

столя'р

танцо'вщик

тоте'м

толи'ка

тошнота'

узаконе'ние

фети'ш


и'нсульт

и'спокон

каталог

ка'учук

ква'ртал

кило'метр

ко'клюш

кре'мень

ко'рысть

креди'тор

ломота'

медика'менты

немо'та

не'дуг

некро'лог

нефтепро'вод

обеспече'ние

опо'шление

патриархи'я

паскви'ль

пара'лич

при'говор

при'даное

приобре'тение

про'цент

рефлекси'я

санти'метр

свекла'

стату'я

со'зыв

сосредоточе'ние

средства'

сто'ляр

танцовщи'к

то'тем

то'лика

тошно'та

узако'нение

фе'тиш





цеме'нт,

щофёр

щаве'ль

экспе'рт|

эпиле'псия


це'мент

шо'фер

ща'вель

э'ксперт

эпилепси'я




1.1.2. Ударение в именах прилагательных

В именах прилагательных трудности обычно вызывает положение ударения в кратких формах. Если никому не приходит в голову сказать правы'й вместо пра'вый, то Вы не пра'вы вместо Вы не пра'вы слышится сплошь и рядом.

Следует запомнить несколько закономерностей постановки ударения в кратких формах прилагательных.

Во-первых, краткие прилагательные обычно имеют те же ударения, что и полные: перегру'женный – перегру'жен, перегруена, перегру'жено, и поэтому когда говорят «повестка дня перегружена'», – это звучит неграмотно.

Вторая закономерность состоит в том, что ряд широко употребляемых кратких форм прилагательных в мужском и среднем роде имеют такое же окончание, как и полная форма (на основе), а в женском роде ударение перемещается на окончание: бли'зкий – бли'зокблизка' – бли'зко – бли'зки; ва'жный – ва'жен – важна', ва'жно – ва'жны.

Если ударение одинаково в краткой форме прилагательных женского и среднего рода, то такое же ударение иудет иметь и множественное число: бога'тый – бога'т – бога'та – бога'то – бога'ты; поле'зный – поле'зен – поле'знаполе'зно – поле'зны.

Если ударение в женском и среднем роде различно, то ударение в форме множественного числа совпадает с ударением в форме среднего рода: гне'вный – гне'вен – гневна' – гне'вно – гне'вны; во'льный – во'ленвольна' – во'льно – во'льны и доп. вольны'.

Приведём список прилагательных, в произношении форм именительного падежа которых наиболее часто делают ошибки.


^ Правильное ударение

валово'й, -ая, -ое

кедро'вый, -ая, -ое

лубо'чный, -ая, -ое

меново'й, -а'я, -о'е

митинго'вый, -ая, -ое

ку'хонный, -ая, -ое

наведённый, -ая, -ое

^ Неправильное ударение

валовый

ке'дровый

л/бочный

ме'новый

митинговый

кухо'нный

наве'денный




незаконнорождённый, -ая, -ое

не'нецкий, -ая, -ое

озло'бленный, -ая, -ое

опто'вый, -ая, -ое

оценённый, -ая, -ое

очередно'й, -ая, -ое

подро'стковый, -ая, -ое

порто'вый. -ая. -ое

проторённый, -ая, -ое

развито'й, -ая, -ое

со'гнутый, -ая, -ое

тигро'вый, -ая, -ое

незаконноро'жденный

нене'цкий

озлоблённый

о'птовый

оце'ненный

очерёдный

подростко'вый

портово'й

прото'ренный

развитый

согну'тый

ти'гровый



1.1.3. Ударения в глаголах

Трудности глагольного ударения в основном связаны с формами прошедшего и будущего времени, а также с причастиями. В формах настоящего времени простого будущего один из самых популярных – глагол звонить.Несмотря на относительно широкую употребительность в речи форм зво'нит, позво'нит, все орфоэпические словари в качестве литературной нормы указывают ударение звони'т, позвони'т.

Формы прошедшего времени женского рода наиболее употребительных глаголов отличаются тем, что в них ударение падает на окончание, в то время как в мужском и среднем роде, а также во множественном числе ударной оказывается основа. Эти глаголы (всего их около 280), а также производные с приставками следует запомнить, в трудных случаях проверять себя по словарям: брать – брал, брала', бра'ло, бра'ли; быть – был, была', бы'ло, бы'ли; взять – взял, взяла', взя'ло, взя'ли; гнать – гнал, гнала', гна'ло, гна'ли и т. д.

Так же ведут себя и приставочные глаголы: добы'тьдобы'л, добыла', добы'ло, добы'ли; забра'ться – забра'лся, забра'лась, забра'лось, забра'лись и др.

Ударение в формах «любимых» парламентских глаголов нача'ть и приня'ть ставятся следующим образом: нача'тьна'чал, начала', на'чало, на'чали; пршя'тьпри'нял, приняла', при'няло, при'няли.

У остальных глаголов ударение в различных формах прошедшего времени унифицировано: знать – знал, зна'ла, зна'ло. зна'ли.

В причастиях, как и в прилагательных, затруднение может вызывать ударение в кратких формах. Здесь нужно запомнить следующее правило: если в полной форме ударение падает на суффикс (-онн-/-енн-), то таким же оказывается ударение в краткой форме мужского рода. В женском и среднем роде и во множественном числе ударение перемещается на окончание: введённый – введён, введена', введено', введены'; заграждённый – заграждён, заграждена', заграждено', заграждены'.

В других кратких причастиях ударение может падать и на основу, и на окончание:. на'чатый – на'чат, начата', на'чато, на'чаты; принятый – при'нят, принята', при'нято, при'няты.


^ 1.2. Морфологические нормы


1.2.1. Образование формы имени существительного

Ошибки в формообразовании существительных встречаются при употреблении категории одушевлённости и неодушевленности, рода, числа и склонения.

Усвоение категории одушевлённости – неодушевлённости в целом не вызывает затруднений, так как основано на различии живого и неживого. Есть случая, когда грамматика вступает в противоречие со смыслом. Например, синонимичные существительные «труп» и «мертвец» по категории одушевлённости – неодушевлённости оказываются разными. Различие между ними обнаруживается только в форме винительного падежа (вижу труп – вижу мертвеца, ср. вижу дом – вижу кота), поэтому отступления от нормы могут быть выявлены тогда, когда существительные употреблены именно в этой форме. Ошибки в употреблении таких существительных бывают двух типов: употребление неодушевлённых существительных в качестве одушевлённых в наоборот.

В первом случае ошибка проявляется в том, что форма винительного падежа совпадает с формой родительного, а не винительного: «Все смотрели на него как на призрака» («призрак» – существительное неодушевлённое, поэтому должна быть использована форма «смотрели как на призрак»). Может подвергаться изменению форма винительного падежа в сочетаниях типа «играть в солдатиков» (правильно – «играть в солдатики»), «играть в казаков-разбойников» (правильно – «играть в казаки-разбойники»). Употребление одушевлённых существительных в качестве неодушевлённых чаще всего встречается в словосочетаниях «два, три, четыре + существительное»: «Когда он нес важные бумаги, ему в провожатые давали два чекиста», «Они запрягали в сани два медведя и сажали туда гостей».

При употреблении рода имей существительных ошибки группируются следующим образом: а) изменение рода; б) не соответствующее норме употребление существительных общего рода; в) ошибки, связанные с возможностью употребления существительных мужского рода применительно к лицам женского пола.

а) В нервом случае мы имеем дело с неодушевлёнными существительными, родовая принадлежность которых ничем не мотивирована. И действительно, близкие по значению слова «платье», «костюм», «рубашка» являются по признаку рода разными. Родовая принадлежность неодушевлённого существительного устанавливается на основании формальных признаков (в первую очередь – системы падежных окончаний). Но не все окончания могут быть в равной степени информативны. Так, у существительных разных склонений в некоторых падежах единственного и множественного числа окончания совпадают – о домЕ, о квартирЕ, о солнцЕ; о домАХ, о квартирАХ, о солнцАХ. Следовательно, заключение о рода имени существительного можно сделать на основании лишь некоторых форм единственного числа (чаще всего именительного падежа). Типичные ошибки, связанные с неверным определением рода существительных, представлены в следующих предложениях:

1. Мы с мамой испекли пирожки с повидлой (существительное среднего рода «повидло» употреблено в форме рода женского, сравните «пирожки с курагой», «пирожки с мясом»).

2. Гринев, как он сам говорил, был недорослью (существительное мужского рода «недоросль» употреблено в форме женского рода, правильно – «был недорослем»); существительные 2-го в 3-го склонения, оканчивающиеся на Ь и шипящий, весьма неустойчивы, так как не имеют ярко выраженных родовых различий в форме именительного падежа единственного числа, поэтому чрезвычайно широко распространены ошибки, связанные с влиянием просторечия, – «новая рояль», «больной мозоль», «белая тюль», «розовая шампунь».

3. Золушка так торопилась, что потеряла один туфель (правильно – «одну туфлю»). Ряд существительных (туфли, погоны, тапки, валенки, галоши, брюки и т.д.) употребляется преимущественно в формах множественного числа, которые едины для всех родов. Поэтому, если нужно употребить их в форме единственного числа, возникают затруднения и появляются ошибки.

4. Мы выехали на просторное авеню (существительное «авеню» по аналогии с родом слова «улица», называющего более общее, родовое понятие, должно быть употреблено в женском роде – «выехали на просторную авеню»). Для несклоняемых существительных выбор рода может определять и традиция относить такие слова к среднему роду — «какао», «пальто», «кашне» (по аналогии с имеющими окончание -О и -Е исконными словами «поле», «небо»). Особняком в ряду таких слов стоит «кофе», мужской род которого кажется неоправданным. В соответствии с указаниями словаря-справочника «Грамматическая правильность русской речи» (Граудина Л.К. и др. М., 1976. С. 80) допускается употребление этого слова в среднем роде, но только в сфере разговорной речи. Несклоняемые существительные, обозначающие животных и птиц, обычно принимают форму мужского рода, если не подчеркивается их пол: «забавный пони», но «пони кормила детеныша». Исключение составляют слова «иваси», «цеце», которые являются в женском роде под влиянием слов «рыба» и «муха». Несклоняемые существительные, обозначающие географические названия, принимают форму рода в соответствии со словами «город», «река», «озеро», «столица», «гора» и т. д.: «полноводное Онтарио», «солнечный Сочи».

б) В современном русском языке насчитывается около двух сот существительных общего рода. Они могут употребляться как в значении женского («такая размазня»), так и в значении мужского рода («такой размазня»). Окончания существительных общего рода совпадают с окончаниями существительных женского рода, и в случае ах использования в значении мужского рода возникает противоречие между их формой и употреблением. Эта ошибка понимания может и не обнаружиться, если у существительного нет согласуемых слов (определения или сказуемого). Если же они есть, возникают ошибки: «Гаврик рос круглой сиротой», «Когда Ломоносов пришел учиться в академию, его все дразнили: «Такая дылда пришла учиться!»

Некоторые существительные, имеющие значение качественной оценки («лиса», «свинья», «жертва»), употребляются как существительные женского рода и по отношению к лицам мужского пола. Формальная и смысловая их близость к существительным общего рода вызывает ошибка такого типа: «Молчалин оказался очень хитрым лисой» (правильно – «хитрой лисой»).

в) В современном языке существительные мужского рода могут употребляться для обозначения лиц женского пола, поэтому вполне возможны следующие варианты: «Белова – опытный преподаватель» и «Белова – опытная преподавательница». Однако в ряде случаев соотносительные образования со значением женского пола отсутствуют, и тогда вынужденно используются существительные мужского рода: «Белова – опытный архитектор (инженер, педагог, контролёр, дизайнер, водитель трамвая, адвокат, судья, врач, инспектор, председатель, президент, майор, комиссар, профессор, доцент и т.д.). Не соответствует норме употребление существительного мужского рода, если есть соотносительное существительное женского рода: «Алёше бабушка казалась добрым волшебником» (правильно – «доброй волшебницей»).

Существительные могут иметь параллельные родовые формы, появляющиеся в процессе развития языка или принадлежащие разным его стилям, например, книжному и разговорному: «жираф» – «жирафа», «вольер» – «вольера», «скирд» – «скирда», «ставень» – «ставня». Общеупотребительное существительное может использоваться в профессиональной речи и здесь принимает другую родовую форму – «заусенец» (острый выступ на поверхности металла) – «заусеница» (задравшаяся кожица возле ногтя), «манжет» (кольцо для скрепления концов трубы) – «манжета» (деталь рукава), «клавиш» (наконечник рычажка в механизме) – «клавиша» (деталь определенного вида музыкальных инструментов).

В основе категории числа имён существительных лежит противопоставление единственности и множественности, которое по-разному проявляется у конкретных, вещественных, собирательных и отвлечённых существительных. Ошибки наиболее часто встречаются в следующих случаях: 1) образование не существующих в нормативном языке форы множественного к единственного числа; 2) использование такой формы числа, которая неуместна в данном контексте.

1) При употреблении собирательных существительных мы сталкиваемся со странным явлением: единственное число выражает множественность. Этот лингвистический парадокс влечёт за собой ошибку понимания, и на её основе возникает и ошибка говорения (письма): «Все вокруг заросло кустарниками калины». Собирательное существительное «кустарник», единственное число которого обозначает множественность, употреблено в предложении неправомерно и должно быть заменено существительным «кусты». Аналогичному переосмыслению часто подвергают слова, служащие для обозначения родовых понятий (так называемые гипонимы): «оружие», «посуда», «продовольствие», «скотина», «обувь», «одежда» и т.д. Сравните, «У старшего брата было много скотин, а у младшего – только осёл» (правильно – «было много скота»).

Образование форм множественного числа отвлечённых существительных вызвано стремлением выразить формой множественного числа реальную повторяемость действий: «Ребята криками и свистами прогнали собаку» (правильно – «криками и свистом»).

Конкретные существительные типа «брюки», «сани», «ножницы» употребляются только в форме множественного числа, которая при этом оказывается двузначной: обозначает как единственный предмет, так и их множество: «мастерская по пошиву курток и брюк» (много предметов) – «не могу найти свои серые брюки» (предмет один). При употреблении таких существительных часто исходят из формального внешнего признака (окончания), который указывает на реальную множественность предметов. Поэтому если предмет один, то происходит процесс преобразования числа существительного в форму единственного по аналогии с именами, имеющими обе формы: «У нас во дворе качель сломалась». Конкретное существительное «качели» не имеет единственного числа, но по аналогии с конкретными же существительными «стол», «дверь», которые во множественным числе принимают форму с окончанием – И(-Ы), образуется форма единственного числа с нулевым окончанием.

Для вещественных существительных лежащее в основе категории числа противопоставление «один» – «много» невозможно, поэтому та или иная форма числа закреплена за ними традицией и является немотивированной. В речи она часто заменяется на противоположную: «Окна выкрасили белилом» (правильно – «выкрасили белилами»).

2) Для существительных, которые в нормированном языке обладают обеими формами числа, одна из них в определённых контекстах оказывается более предпочтительной. Так, слово «обед» в сочетании «готовить обед» употребляется только в форме единственного числа даже в том случае, если речь идёт о фактах, многократно повторяющихся. А существительное «цель» в сочетании «использовать в… целях» может быть употреблено только в форме множественного числа даже тогда, когда речь идёт об одной-едивственной цели.

Довольно часто встречаются ошибки в склонения существительных. Наиболее распространённая – неправильный выбор варианта падежного окончания. Дело в том, что ряд существительных имеет вариативные формы падежа: «стакан чая» – «стакан чаю», «жить в лесу» – «говорить в лесе», «посетить цехи» – «посетить цеха». В связи с эти появляются следующие речевые недочёты: а) использование формы окончания на -А(-Я) у существительных с суффиксом субъективной оценки, относящихся ко 2-му склонению в употреблённых в родительном падеже единственного числа: «налейте мне чайка, положите сахарка» – правильно «налейте чайку, положите сахарку». Одинаково возможны формы «сахара» к «сахару». Реже, но встречаются и неправомерные формы обратной замены: «Земля от холоду (правильно – «холода») стала крепкой».

Ряд существительных 2-го склонения имеет двойные формы предложного падежа: для обозначения места используется ударное окончание -У(-Ю) – «на берегу», «на лугу», а в других значениях (например, объекта) – безударное окончание -Е – «о луге», «о береге». В речи не всегда эти окончания используются в соответствии с нормой, н возникают выражения типа: «У меня на глазе был ячмень» или «Листья шелестят на ветре».

В течение последнего столетия, как отмечают исследователи, конкурируют между собой формы окончаний на -А(-Я) и -Ы(-И) существительных 2-го склонения в именительном падежа множественного числа. Так, в XIX столетия обычным считалось употребление формы «домы», «докторы», «учители», «посады». В ряде слов форма на -А(-Я) закрепилась – «доктора», «поезда», «учителя», в других удерживает свои позиции форма на -Ы(-И) – «инженеры», «слесари». В ряде слов наблюдается колебание: «тракторы» – «трактора», «цехи» – «цеха». Вследствие многообразия вариантов возникают речевые ошибки; «Нам нужны проводы для уроков физики», «Они совсем взрослые, и у них уже есть паспорты». Употребление форм существительных «шофера», «торта», «инженера» объясняется я воздействием на литературный язык просторечия.

Широко распространены ошибки при употреблении формы родительного надежа множественного числа. Здесь возможны три варианта окончаний: -ОВ (-ЕВ), -ЕЙ и нулевое. Выбор того или иного варианта зависит от типа склонения и последнего звука основы. Самое продуктивное окончание – -ОВ (-ЕВ), поэтому часто оно ставится вместо нулевого окончания, и возникает речевая ошибка: «Мальчик был разведчиком у партизанов» (правильно – «был разведчиком у партизан»). Использование нулевого окончания вместо продуктивного -ОВ (-ЕВ) является тоже весьма распространённой речевой ошибкой: «У сестёр было много красивых платий».

Под воздействием просторечия довольно часто появляются ошибки в употреблении несклоняемых существительных: гласный основы отбрасывается, и слово изменяется по одному из типов склонения. Например, «Я напою тебя какаом» или «Мама укрыла тесто пальтом».

Встречается в речи и ненормативное употребление форм разносклоняемых существительных на -МЯ. В основе именительного падежа единственного числа данных существительных отсутствует суффикс -ЕН-, тогда как во всех остальных формах он есть. Причина возникающих ошибок – уподобление этих форм форме именительного падежа единственного числа: «Сколько время?»

У ряда существительных основы единственного и множественного числа различаются. Например, значительное число существительных мужского рода в основе имеют звук «Й» – «колос» – «колосья» [й'а], «стул» – «стулья» [й'а]. Распространено унифицирование форм: от основы единственного числа образуется форма множественного числа: «Мы набрали много листов клена и ясеня». При этом в именительном падеже окончание -А(-Я) меняется на -Ы(-И). Например, «Браты-боровички дружно высыпали на опушку леса». Основа единственного числа ряда существительных отличается от основы множественного числа наличием суффикса -ИН-. В речи встречается уподобление основы единственного числа основе множественного: «Он попал домой только благодаря своему односельчанину – Санчо Пансе». Не менее распространено и обратное явление – уподобление основы множественного числа основе числа единственного: «У северянинов принято ездить на оленях и собаках», Большая группа существительных, которые имеют значение «невзрослости», характеризуется противопоставлением в основах единственного и множественного числа суффиксов -ОНОК- (-ЁНОК-) и -AT- (-ЯТ-): «медвежонок» – «медвежата», «ослёнок» – «ослята». Распространенной ошибкой является уподобление основы множественного числа основе единственного числа: «Сначала мы будем октябренками, а потом пионерами».

Вызывает затруднение и образование некоторых форм существительных, которые по разным причина лишены одной или нескольких форм. Это явление называется «пустыми клетками в парадигме», оно присуще не только имени существительному. Так, например, отсутствует форма родительного падежа множественного числа у существительных «мечта», «тахта», «мольба», «дно», между тем в речи бывает необходимо употребить эти слова в данной форме и получаются такие предложения: «Нельзя предавать своих юношеских мечт». Некоторые существительные лишены формы единственного числа, хотя их лексическое значение нисколько этому не противодействует. Речь идет о весьма распространенных словах «девчата», «зверята», «ребята», «домашние», «родители», «родные» и т.д. Ошибка возникает тогда, когда образуют единственное число от данных слов: «На собрании объявили, что каждый родитель должен принять участие в дежурстве». Форма «родитель отмечается в словарях как устаревшая (то же, что и «отец») или разговорная.


1.2.2. Образование формы имени прилагательного

Форма прилагательного зависит от категорий рода, числа и падежа существительного, к которому оно принадлежит. Её усвоение происходит естественным путём, и ошибки здесь не так многочисленны. Встречаются они в употреблении полной и краткой форм и при образовании сравнительной степени.

1) Вопрос о выборе полной и краткой формы возникает при использовании качественных прилагательных в функции именной части сказуемого. Во многих случаях полная и краткая форма используется параллельно, различаясь лишь тонкими смысловыми и стилистическими оттенками: «Он ещё молод» (выражает временный признак, допустим, признак несоответствия какой-либо деятельности в данном возрасте) – «Он ещё молодой» (выражает постоянный признак); «Сапоги узкие» (выражает абсолютный признак, не связанный с конкретной обстановкой) – «Сапоги узки» (выражает признак недостаточности размера, носить такие сапоги данному человеку нельзя). Однако есть ситуации, когда возможно употребление только одной из этих форм. Именно в этих случаях и возникают речевые ошибки: а) полная форма употребляется вместо краткой – «Шляпка гриба была полная воды». В роли сказуемого управлять зависимыми формами может только краткое прилагательное, поэтому предложение должно звучать так: «Шляпка гриба была полна воды»; б) краткая форма употреблена вместо полной. В ряде случаев лексические значения прилагательного в краткой в полной формах не совпадают или совпадают не во всём объеме. Так, прилагательное «способный» имеет два значения – «обладающий способностями, одарённый» и «могущий что-либо сделать». Первое значение реализуется в краткой форме только при наличии управляемого члена – «способен к изобразительной деятельности, танцам, музыке», поэтому фраза «Я способен, и вы должны меня принять в актёры» ошибочна. Правильный вариант – «Я способен к актёрскому ремеслу (талантлив), и вы должны принять меня а актёры». Прилагательное «полный» имеет значение «толстый, тучный» только в полной форме, следовательно, выражение «В детстве мальчик был очень полон, потому что не занимался физкультурой и много ел» содержит речевой недочёт.

2) Ошибки появляются и при образовании степеней г^ав-нения имеви прилагательного. Это происходит в двух случаях: при образовании сравнительной степени такого прилагательного, которое в языке не имеет данной формы, в при образовании сравнительной степени ненормативным способом. В первом случает речь идёт о ряде качественных прилагательных, которые не имеют сравнительной степени, в основном это прилагательные с суффиксами -СК-, -К-, -OB-, -В-, -Л-: дружеский, боевой, вялый, маркий я т.д. Однако лексическое их значение, значение качественности не противоречит образованию сравнительной степени и в соответствии с нормой она может быть образована при помощи слов «более» и «менее». В речи же встречается нненормированное образованное образование при помощи простой формы сравнительной степени: «День ото дня подросток становился все смелее и боевее». Качественные прилагательные, которые обозначают так называемый «абсолютный» признак (глухой, косой, слепой, хромой, кривой, рваный и т.д.), находятся вне идеи сопоставления, но в ряде ситуаций эти признаки разворачиваются в динамике и требуют такого сопоставления. В нормированном языке эта потребность удовлетворяется образованием сложной (аналитической) степени сравнения, в реальной практике часто возникают ошибочные формы: «Сначала я спорил с мамой, а потом понял, что она всегда правее меня».

Продуктивным и регулярным способом образования сравнительной степени является прибавление к основе суффикса -ЕЕ(-ЕЙ). Однако значительное число широко употребительных прилагательных с основой на «Г», «К», «Д», «X» (иногда на «Т» и «СТ») образуют данные формы с помощью суффикса -Е. При этом происходит чередование конечного согласного основы: «тихий – тиШЕ», «громкий – громЧЕ», «строгий – строЖЕ», «простой – проЩЕ». Ряд прилагательных образуют данные формы при помощи суффикса -ШЕ («тонкий – тоньше»). Ошибки встречаются в связи с тенденцией во всех случаях употреблять для образования сравнительной степени наиболее распространенные суффиксы -ЕЕ- (-ЕЙ-). При этом чередование согласных исчезает: «Я никогда не видел книгу толстее». Встречается и явление обратного порядка – замена продуктивного образование непродуктивным: «Этот путь гораздо длиньше, чем тот». Широко распространены и случаи объединения сложной и простой форм сравнительной степени: к прилагательному в форме простой сравнительной степени прибавляется тот или иной элемент сложной формы сравнительной степени: «Эта задача более (менее) легче, чем та, которую решали вчера».

Речевые недочёты могут появляться и при образовании превосходной степени прилагательных. Она, как известно, может быть образована при помощи простой и сложной форм. Сложная форма образуется при помощи слов «самый», «наиболее», «наименее» и употребляется во всех стилях речи, а простая (так называемый элятив – от лат. elatus поднятый, возвышенный) образуется при помощи приставки НАИ- в (или) суффиксов -АЙШ-(-ЕЙШ-) и имеет книжный характер. Ошибки возникают, когда происходит смешение простой и сложной форм – «самый способнейший студент», «наиболее высочайшее здание» и т.д. Только в единичных случаях сочетание «самый» + форма превосходной степени является нормированным, хотя и имеет устаревший характер: «самая кратчайшая дорога», «самый ближайший путь», «самым теснейшим образом».


1.2.3. Образование формы местоимений

Специфика местоимений как части речи в том, что они являются словами-дублёрами. Их роль в организации предложения и текста в целом чрезвычайно велика. Речевые ошибки, связанные с использованием местоимений, возникают ара употреблении местоимений «себя» и «свой»; указательных местоимений в местоимения «он»; просторечных притяжательных местоимений.

1) Местоимение «себя» по своему обобщённо-грамматическому значению и функциям соотносится с личными, а возвратно-притяжательное «свой» – с притяжательными местоимениями. Двусмысленность возникает в связи с тем, что они могут относиться к любому из трёх лиц. Их конкретная соотнесённость с одним, а не с другим лицом устанавливается только контекстом, в если в предшествующем отрезке текста говорится о двух лицах, возникает неоднозначность: «Мария Семёновна попросила меня принести свой портфель». Портфель может принадлежать как Марии Семёновне, так и мне. Если первое, то нужно употребить местоимение «её», если второе – местоимение «мой». Местоимения «свой» и «себя» часто употребляются вместо требуемых нормой личных и притяжательных местоимений. Например, «Косте понравились свои тапочки» (правильно – «его тапочки»); «Кирила Петрович устраивал разные забавы, которые были интересны только себе» (правильно – «интересны только ему»). Встречаются и ошибки противоположного характера – вместо требуемых нормой местоимений «себя» и «свой» используются личные или притяжательные местоимения: «Я нашёл книгу у меня на столе».

2) Указательные местоимения и местоимение «он» выполняют функцию замещения знаменательных слов. Замещаемое слово обычно содержится в предшествующем тексте и чёткое исполнение местоимением данной функции возможно только в том случае, если говорящие (слушающие) правильно соотносят знаменательное слово в местоимение, его замещающее. Часто местоимение-заместитель употребляется при отсутствии замещаемого слова, оно подразумевается говорящим (пишущим), но не отражается в речи (на письме): «В доме раздавались громкие голоса. Они пытались открыть двери изнутри». «Они» – это приказные (речь идет об одном из эпизодов повести А.С. Пушкина «Дубровский»), и автор, конечно, понимает, что именно приказные «пытались открыть дверь изнутри», однако формально получается, что это делали «крики». Подобные ошибки весьма распространены.

Ошибкой является и неоправданное повторение указательных и личных местоимений в начальных предложениях текста: «Когда он был на озере, он увидел там дерево совершенно необычной формы».

Речевые недочёты возникают и тогда, когда не одно, а два и более слов могут быть восприняты как замещаемые. Например, в предложении «Я увидел, что на школьном дворе идёт драка: восьмиклассник дерётся с шестиклассником. Этого мальчика я хорошо знал» остается неясным, кого «хорошо звал» автор – шестиклассника или восьмиклассника?

Замещающие местоимения должны быть согласованы с замещаемым словом в роде и числе. Нарушение этого правила встречается, если замещаемое слов является собирательным существительным. Тогда местоимение ошибочно может быть употреблено в форме множественного числа, а не единственного, то есть, согласовано по смыслу, а не грамматически. Например, «Дворянство боялось, что они могут лишиться власти». Местоимение может оказаться согласованным в роде не с замещаемым существительным, а с тем словом, которое по отношению к данному существительному служит обозначением более широкого (родового) или, напротив, более узкого (видового) понятия: «Повесть «Дубровский» оказала большое влияние на развитие литературы. Трудно найти человека, который его не читал».

3) В употреблении местоимении весьма распространены ошибки, причиной которых является влияние на литературный язык просторечия. Так, при употребления личного местоимения «он» в косвенных падежах в сочетании с предлогами к нему обычно прибавляется так называемое протетическое «Н» (от греч. prothesis – стоящий впереди), отсутствующее при беспредложном употреблении того же местоимения – «ему», «ей», но «к Нему», «к Ней». В просторечии его правило часто нарушается – «Они – замечательные актёры, от их создается хорошее настроение». Воздействие» просторечия объясняется и употребление усечённой формы родительного падежа женского рода местоимения «она» – «у вей не было жилья». В литературном языке отсутствуют специальные притяжательные местоимения для обозначения принадлежности третьему лицу, и в случае необходимости выразить данные отношения употребляются личные местоимения в родительном падеже – «её машина», «их дети». В просторечии такие притяжательные местоимения существуют. Особенно распространено слово «ихний», реже, но встречаются формы «ейный», «евойный» («егойный»).


1.2.4. Образование формы имени числительного

Имя числительное – лексически замкнутая категория, насчитывающая всего несколько десятков слов и уже не пополняющаяся новыми образованиями. Несмотря на это, усвоение форм числительных представляет собой достаточно сложный процесс, и ошибки здесь встречаются часто.

Большое их количество связано с употреблением составных форм имен числительных. Правила склонения этой части речи просты – при склонения составных количественных числительных изменяются все входящие в него слова, при склонении составных порядковых числительных — только последнее слово: «Течение река достигает 120 (ста двадцати) – 400 (четырехсот) метров в минуту»; «В ночь на 26 (двадцать шестое) июня шел дождь».

При образовании словосочетаний «числительное + существительное, имеющее только форму множественного числа (сутки, сани, ножницы, брюки, очки)», используются собирательные (до 5) или количественные (с 5) числительные: «двое (трое, четверо) суток» – «пять (шесть, семь и т.д.) суток». Если необходимо показать количество предметов, обозначенных существительными только во множественной числе, от 22 до 24 использовать собирательное числительное нельзя и нужно прибегнуть к лексической замене: нельзя сказать «двадцать двое (трое, четверо) ножниц», но можно «двадцать ножниц и еще пара», «двадцать две штуки ножниц».

Часто встречается в речи неверное употребление собирательного числительного «оба (обе)». Если оно определяет количество существительных мужского и среднего рода, то выступает в следующих падежных формах: «оба брата (дерева)» – именительный; «обоих братьев (деревьев)» – родительный; «к обоим братьям (деревьям)» – дательный; «обоих братьев (оба дерева)» – винительный; «обоими братьями (деревьями)» – творительный; «об обоих братьях (деревьях)» – предложный. Определяя количественно существительные женского рода, собирательное числительное принимает такие формы: «обе сестры (руки)» – именительный; «обеих сестер (рук)» – родительный; «к обеим» сестрам (рукам)» – дательный; «обеих сестер (обе руки)» – винительный; «обеими сестрами (руками)» – творительный; «об обеих сестрах (руках)» – предложный.

От родовой принадлежности существительного зависит склонение числительного «полтора». Мужской и средний род в именительном и винительном падежах принимают форму «полтора», в остальных падежах – «полутора». Женский род в именительном и винительном падежах – «полторы». В остальных – «полутора». При этом существительные изменяются в соответствии с правилами.


1.2.5. Образование формы глагола

Характерной особенностью русских глаголов является наличие двух формообразующих основ: основы инфинитива (открытая основа) в основы настоящего времени (закрытая основа). Открытая основа – основа на гласную. К ней, как правило, прибавляются формообразующие морфемы (суффиксы и окончания), начинающиеся с согласной, например суффикс -Л-прошедшего времени, суффиксы причастий прошедшего времени и т.д.: «жить – жил – живший», «дать – дал – давший». Закрытая основа – основа на согласный, и к вей прибавляются формообразующие морфемы, начинающиеся с гласного звука, например, суффиксы –АЩ(-ЯЩ-), -УЩ- (-ЮЩ-) причастий настоящего времени: «читаю [й'у] – читающий [й'у]», «курю [й'у] – курящий [й'а].

Между открытой и закрытой глагольными основами в современном языке сложились весьма разнообразные соотношения. Они положены в основу классификация глаголов, их деления на словоизменительные классы. Если соотношения между открытой в закрытой основами воспроизводятся во вновь образующихся глаголах, класс называют продуктивным. Если же такого воспроизведения нет – непродуктивным. Приводим один из наиболее известных вариантов классификации продуктивных классов глаголов.


^ Продуктивные классы глаголов

Класс

Открытая основа

Закрытая основа

Примеры

I



-ай

Чита-ть – читай-у

II



-ей

Беле-ть – белей-у

III

-ова (-ева)

-уй

Танцева-ть – танцуй-у

IV



Мягкие согласные или шипящие

Кури-ть – кур'у

V

-ну



Стукну-ть – стукн-у

Глаголы с иными соотношениями основ инфинитива и настоящего времени обычно называют непродуктивными. Их количество сравнительно невелико, но многие из них являются широко употребительными.

Ошибки в образовании глагольных форм разнообразны. Можно выделить следующие их типы: 1) неверное образование глагольной основы; 2) несоблюдение чередований в основе настоящего времени; 8) унификация основ инфинитива и прошедшего времени; 4) деформация разноспрягаемых глаголов; 5) ненормативное образование форм повелительного наклонения; 6) заполнение «пустых клеток» в парадигме.

1. Образование ненормативной основы настоящего времени при опоре на основу инфинитива часто встречается среди глаголов непродуктивного класса тина «искать – ищу» путём прибавления «И» к основе инфинитива: «дремать – дремаю», «шептать – шептаю», «скакать – скакаю», «жаждать – жаждаю». Глаголы этого класса испытывают на себе давление со стороны глаголов I продуктивного класса. Сила этого воздействия усугубляется двумя обстоятельствами – многочисленностью глаголов I продуктивного класса (они составляют 80% всех глаголов в русском языке) и свободой данных глаголов от чередования, которое затушёвывает фонетическое родство разных форм одного слова. Сравните:

«дремать – дремлет» – «бросать – бросает»

«скакать – скачет» – «страдать – страдает».

Следует иметь в виду, что в ряде случаев современная норма допускает два варианта глагольной основы, которые отличаются по смыслу и стилистически. Различные формы глаголов «брызгать», «двигать» и «капать» выполняют смыслоразличительную функцию: «брызгает» – окропляет, спрыскивает (брызгает на цветы), «брызжет» – разлетается каплями, разбрасывает капли, сыплет брызгами (вода брызжет из шланга); «двигает» – перемещает, толкая или таща что-либо (двигает мебель), «движет» – приводит в движение, в действие (пружина движет часовой механизм), побуждает к действию, руководит (им движет честолюбие); «капает» – падает каплями (капает вода из крана), «каплет» – протекает (крыша каплет).

В I продуктивный класс часто переходят и глаголы непродуктивной группы типа «давать – даю» (признавать, сознавать, создавать, доставать, приставать). В этом случае возникают речевые недочёты, подобные следующему: «Мне нравятся люди, признавающие свои недостатки».

Переход из класса в класс возможен и среди продуктивных глаголов. Так, некоторые глаголы весьма значительного в количественном отношении и продолжающего пополняться III продуктивного класса неправомерно переходят в I продуктивный класс. При атом различие между основами становятся минимальным: ср. «тосковать – тоскую» и «тосковать – тосковаю». Например, «если его обидеть, он сразу маме пожаловается».

2. Чередование согласных з'/ж, г/ж, к/ч, с'/ш наблюдается у ряда глаголов внутри основы настоящего времени. При этом формы 1-го липа единственного числа и 3-го лица множественного числа оказываются противопоставленными всем другим формам я могут влиять на них: «берегу, берегут» – «бережёшь, бережёте, бережём, бережёт». В речи довольно часто встречаются формы «берегёт», «стерегёт» и т.д. Встречаются и примеры обратного влияния: «По вечерам мы жгём костёр, поём любимые песни».

3. У подавляющего большинства глаголов основа инфинитива совпадает с основой прошедшего времени. Некоторые лингвисты считают возможным даже говорить о единой основе. Но есть группа слов, у которых эти основы различны: «сечь – секли», «печь – пекли», «течь – текли», «гибнуть – гибли» и т.д. В подобных случаях возможна унификация основ, заключающаяся в том, что формы прошедшего времени образуются путём прибавления формообразующих морфем к основе инфинитива: «Хотя я сильно ушибилась, но всё равно не плакала». Особенно часто такая унификация связана с наличием в основе суффикса -НУ- (мокнуть, сохнуть, глохнуть, дохнуть и т.д.). У обширной группы глаголов такого типа основа прошедшего времени не имеет данного суффикса: «мок – мокла», «сох – сохла», «дох – дохла», «глох – глохла». И ошибка состоит в том, что его присоединяют: «мокнул под дождиком», «сохнул на солнышке», «исчезнул вдали». Иногда, напротив, основа сокращается: «Зачем из моей сумки всё вытряхли?» (правильно – «вытряхнули»).

4. Влиянием просторечия можно объяснить ошибки в употреблении разноспрягаемых глаголов «хотеть» к «бежать»:

«Бегим скорее домой» или «Он сказал, что не хотит идти с нами». У А.П. Чехова одна из героинь говорит: «Они хочут свою образованность показать».

5. Существуют два способа образования формы повелительного наклонения глагола: использование так называемой «чистой» основы настоящего времени – «пой», «стой», «крась» (нулевое окончание) – и прибавление к основе настоящего времени окончания -И – «пиши», «расскажи», «уложи». Трудности возникают при образовании форм повелительного наклонения от глаголов с основой на -Й, являющейся ударной. В ряде случаев говорящий оказывается перед выбором – использовать нулевое окончание или окончание -И. И выбор может оказаться неудачным: «Закончь эту работу побыстрее!». Наиболее распространенной ошибкой в образовании формы повелительного наклонения являются не соответствующие норме формы от глагола «ехать». Потребность в этой форме чрезвычайно велика, так как глагол весьма употребителен в повседневной речи. Формы «ехай(те)» и «едь(те)» носят ярко выраженный просторечный характер и не могут быть рекомендованы для употребления. В качестве замены следует использовать глагол «поезжай (те)». Он образовав от устаревшего глагола «поеэжать», практически вышедшего из употребления.

6. Ряд глаголов имеет неполную парадигму – в системе их форм не хватает тех или иных образований, в том числе деепричастий и страдательных причастий. Это обстоятельство не связано со значением глаголов, не объясняется оно и особенностями их звучания. Поэтому факт существования «пустой клетки» не может быть предсказан. Потребности могут вынудить говорящих к созданию формы, отсутствующей в качестве нормативной. Так, некоторые глаголы с основой на «Д», «Т», «S» не имеют нормативной формы 1-го лица единственного числа настоящего ила будущего времени по фонетическим причинам: дерзить, победить, очутиться, дудеть, гудеть, ощутить, ерундить, затмить, убедить, чудить, шкодить. При необходимости использовать глаголы именно в форме 1-го лица пользуются описательной конструкцией – «я попытаюсь убедить», «я могу победить», «я хочу ощутить», «я не буду шкодить». Однако в речи встречается и ошибочное образование таких форм: «Никогда и не думал, что очутюсь в такой ситуации».

Основные приёмы создания видовых пар глагола следующие: образование глаголов совершенного вида при опоре на глаголы совершенного вида: писать – НАписать, кричать – крикНУть; образование глаголов несовершенного вида от основы глаголов совершенного вида – налить – налиВАть, нагрузить – нагруЖАть.

В ряде случаев видовая пара представлена глаголами с разными корнями: «класть – положить», «брать – взять». Большая группа глаголов не охвачена видовыми соотношениями. Это одновидовые глаголы совершенного вида (ринуться, очутиться) и несовершенного вида (бежать, наблюдать).

Речевые ошибки при образовании видовых пар глагола возникают в следующих случаях: 1) при образовании не соответствующего норме парного глагола совершенного или несовершенного вида; 2) замена разнокоренных видовых пар глаголов однокоренными (устранение супплетивизма); 3) деформация двувидовых глаголов.

1. Не соответствующее норме образование парных глаголов совершенного и весов ершенного вида встречается чаще всего в следующих случаях: а) если при образовании видовой пары говорящий движется от совершенного вида к несовершенному, в то время как в нормативном языке существует нужная видовая пара, в которой глагол совершенного вида образован от глагола несовершенного вида. Например, от глагола несовершенного вида «делить» образован глагол совершенного вида «разделить», и это нормативное образование. В речи можно встретить дальнейшее образование глагола несовершенного вида от глагола совершенного вида: «Сегодня на уроке мы учились разделивать целые числа»; б) образование парного глагола несовершенного вида часто сопровождается чередованием гласных О//А; «рассмотреть – рассматривать», «расспросить – расспрашивать», «расстроить – расстраивать», «размочить – размачивать». Эти чередования исторически сложившиеся, традиционные и достаточно сложны для усвоения, поэтому встречаются ошибки, связанные со стремлением унифицировать видовые пары, ликвидировать чередование: «В лесу было так хорошо, что мне не хотелось укорачивать дорогу и идти полем»; в) при ненормированном использовании суффикса -НУ- возникает ошибка заполнения «пустых клеток» в парадигме. Языковая система предусматривает возможность образования глагола со значением мгновенности, однократности действия от любого глагола, обозначающего действие, поддающееся расчленению. Эта возможность может быть реализована не всегда. Сравните, «свистеть – свистнуть», «лизать – лизнуть», «гудеть – ?».

«У них есть такой специальный пистолет: стрельнешь, и газ зажжётся».

2. Супплетивными (франц. suhhltif – добавочный) формами называются формы одного и того же слова, образованные от разных корней: «человек – люди», «хороший – лучше», «много – больше», «мало – меньше», «я – меня». Встречаются такие формы и среди глаголов: «говорить – сказать», «ловить – поймать». Разнокоренных видовых пар глаголов в современном русском языке немного, но ошибки в их унификации (устранение супплетивизма) встречаются весьма часто. Прежде всего они связаны с ненормативным употреблением глаголов «класть – положить», «раскладывать – разложить», «прокладывать – проложить», «складывать – сложить»: «Мы ваши документы покладём в папки и сдадим в приёмную комиссию».

3. Существуют двувидовые глаголы (около 200), которые способны менять свое видовое значение без каких бы то ни было изменений в материальной (звуковой или письменной) оболочке: например, «ранить», «обещать», «велеть», «жениться». Наличие таких глаголов представляется парадоксальным, однако они широко распространены и употребительны. В их использования ошибка понимания влечёт за собой ошибку говорения и письма, когда носителем языка двувидовой глагол ощущается как одновидовой, в говорящий создает ему пару: «Принц поженился на Дюймовочке».

Ряд затруднений в создании глагольных форм возникает в связи с отсутствием в школьной программе сведений о так называемых недостаточных (дефективных) и изобилующих глаголах. Первые не имеют отдельных личных форм, чаще всего формы 1-го лица, К ним относятся: 1) свыше полутора тысяч глаголов, обозначающих действия, которые не могут быть отнесены к говорящему липу и его собеседнику: доиться, телиться (животный мир), колоситься, разрастись (растительный мир), горчить, ржаветь (конкретные предметы), впитаться, капать (неживая природа), рассосаться, слипнуться (организм человека), гласить, заключаться (отвлеченные значения); 2) глаголы, не имеющие формы 1-го лица единственного числа настоящего или будущего времени (о них мы говорили выше).

Изобилующие глаголы имеют двоякие формы настоящего, времени: одну без чередования конечных согласных основы неопределенной формы и настоящего временя (полоскать – полоскает), другую – с чередованием (полоскать – полощет). Эти формы отличаются стилистически, в иногда и несут разное смысловое содержание. Стилистическое различие состоит в том, что все формы без чередования согласных употребляются преимущественно в разговорной речи и просторечии (колыхает, махает, мурлыкает, плескает, рыскает, кудахтает), а формы с чередованием присущи литературному языку (колышет, машет, мурлычет, плещет, рыщет, кудахчет),

Ошибки, связанные с причастиями, можно разбить на две группы: 1) те, которые возникают при образовании форм причастий, и 2) те, которые связаны с употреблением причастии.

1) Действительные причастия, образованные от глаголов совершенного вида, имеют только две временные формы – настоящего и прошедшего времени, поэтому неграмотными будут высказывания «ученик, сумеющий выполнить задание в срок», «собака, попытающаяся достать палку из воды».

Не образуются причастия от глаголов в условном наклонении. Если необходимо передать соответствующую информацию, причастный оборот заменяют определительным придаточным: «Все, пожелавшие бы приехать на курорт, получат такую возможность» (неверно) – «Все, кто пожелает приехать на курорт, получат такую возможность» (верно).

Суффикс страдательного причастия прошедшего времени -Т- иногда используется вместо суффикса -НН- этой же формы: «сдатый», «порватый». Подобные ошибки возникают под влиянием просторечия. Встречается (хотя и реже) обратное явление: «Все орехи к приходу мамы были расколонные» (правильно – «были расколоты»).

Чрезвычайно часто встречается отбрасывание возвратного постфикса -СЯ в причастиях. Этот постфикс имеет не только возвратное, но и страдательное значение – описываемый предмет испытывает чье-либо воздействие. В предложении «Владельцы участков вносят в казну города земельный налог, устанавливающий в соответствии с законодательством» отсутствие постфикса -СЯ в причастии приводит к тому, что налог устанавливает сам себя. В этом случае возможны два варианта исправления высказывания – использование действительного причастия «устанавливающийся» или страдательного «устанавливаемый».

2) Речевые ошибки возникают при употреблении страдательных причастий в значении действительных. Возможно, они связаны с осмыслением непереходных глаголов в качестве переходных. Так, например, глагол «лопнуть» иногда получает в речи значение «сделать что-либо, чтобы лопнул». Тогда становится возможным образовать от него страдательное причастие: «Зачем ты мне лопнутый стакан даешь?» (то же самое – «выигранный билет», «растаянная вода» и проч.).


^ 1.3. Синтаксические нормы

Появление синтаксических речевых недочетов обусловлено незнанием 1) порядка слов в предложении, 2) координации подлежащего и сказуемого, 3) согласования определений в приложений, 4) правил управления. Б) правил использована» причастных и деепричастных оборотов.

1. В русском языке относительно свободный порядок расстановки слов, то есть не существует строго закрепленного места за тем или иным главным или второстепенным членом предложения. Однако имеется более или менее принятый порядок следования членов предложения в повествовательных, побудительных и вопросительных предложениях – прямой порядок я отступления от него – обратный порядок (инверсия – лат. inversio – перестановка). Инверсия используется в разговорной речи в в произведениях художественной литературы для придания речи особой выразительности.

В повествовательных предложениях при прямом порядке слов подлежащее предшествует сказуемому, а тема (исходная информация) – реме (новая информация). Если это положение не соблюсти, мы получаем предложение двусмысленное и с трудом понимаем его содержание. Например, предложения с одинаковыми формами именительного и винительного падежей в подлежащем и дополнении: «Солнце закрыло облако» – «Облако закрыло солнце», «Велосипед разбил автобус» – «Автобус разбил велосипед». Темой по смыслу здесь могут быть только слова «облако» (оно могло закрыть луну, звезды, гору, озеро и т.д.) и «автобус» (он мог разбить мотоцикл, машину, столб в т.д.). Но в предложениях «Трамвай разбил автобус» или «Автобус разбил трамваи» только подчинение прямому порядку слов позволяет понять истинный смысл информации. Сравните предложения: «Грузовик везёт на буксире самосвал» и «Самосвал везёт на буксире грузовик», «Весло задело платье» и «Платье задело весло». Как меняется смысл высказываний в связи со сменой темы в ремы?

В повествовательном предложения «В углу стоит книжный шкаф» темой (исходной информацией) являются сказуемое «стоит» и обстоятельство места «в углу», а ремой (новой информацией) – подлежащее «шкаф». Если поменять местами подлежащее и обстоятельство («Шкаф стоит в углу»), изменится соотношение ремы и темы, и, следовательно, смысл передаваемой информации. Подлежащее может располагаться после сказуемого, если: 1) обозначает отрезок времени или явление природы при сказуемом со значением бытия, становления, протекания действия – «Пришла осень», «Прошли сутки», «Была равняя зима»; 2) текст носит описательный характер: «Поет море, гудит город, ярко сверкает солнце, творя сказки» (М. Горький); 3) в словах автора, стоящих после или внутри прямой речи: «Нам придется здесь ночевать, – сказал Максим Максимыч, – в такую метель через горы не переедешь» (М. Лермонтов); «Что же ты не едешь?» – спросил я ямщика с нетерпением» (А. Пушкин).

2) Координация (лат. con – с, вместе, совместно + ordinatio – упорядочение, расположение) (в школьном курсе употребляется термин «согласование») подлежащего и сказуемого – это синтаксическая связь, при которой происходит полное или частичное уподобление форм слов. Законы координации в основном хорошо усваиваются естественным путем, однако есть случаи, вызывающие затруднения. Они связаны с колебаниями форм числа в рода. Глагол может принимать как форму единственного, так в форму множественного числа в следующих случаях: если подлежащее выражено словом или словосочетанием со значением количества – «пришло (пришли) двое», «часть студентов не явилась (не явились)»; если подлежащее выражено сочетанием со значением совместности – «пришли (пришел) брат с сестрой»; если подлежащее выражено местоимением «кто», «кто-нибудь», «кто-либо», «кто-то», «кое-кто», указывающим на многих, – «Все, кто пришел (пришли), разместились на трибунах». Использовать только форму единственного числа глагола-сказуемого предписывает норма при: а) подлежащих, выраженных словосочетанием «существительное количественно-собирательного значения + существительное в родительном падеже множественного числа»: «Стая лебедей летела в тёплые края»; б) при подлежащем, выраженном словосочетанием «неопределенно-количественное числительное + существительное»; «На дворе у него воспитывалось несколько волчат».

Колебания рода могут происходить, когда подлежащее выражено количественно-именным сочетанием – «писем сохранилось (сохранилась) самая малость»; именем существительным мужского рода, называющим лицо по роду деятельности, но в данном предложении относящимся к лицу женского пола, – «врач пришла (пришел)».

В предложениях со связкой «был» или с полузнаменательным глаголом при несовпадении родовых и числовых значений имен в подлежащем и сказуемом может иметь место колебание в родовых формах глагола — «свадьба была (было) радостное событие».

3) В соответствии с нормой литературного языка род определения при существительных общего рода зависит от пола лица, о котором идет речь. Поэтому о девочке, девушке, женщине мы скажем: «Она страшная растеряха (копуша, грязнуля, сластена и проч.)», а о мальчике, юноше, мужчине: «Он неисправимый задира (лежебока, злюка, соня и проч.)». В разговорной речи допустимо использовать определение женского рода для характеристики качества лица мужского пола: «Он такая растяпа».

Особые правила существуют и в употреблении падежа. Когда определение относится к словосочетанию «числительное «два» (три, четыре) + существительное» и стоит между его элементами, используются такие формы согласования:

1) при существительных мужского и среднего рода определение ставится в форме родительного падежа множественного числа, например, «четыре глубоких колодца», «двадцать два маленьких окна»; 2) при существительных женского рода в этом положении чаще используется форма именительного падежа множественного числа, например, «три пышные ветки сирени», «двадцать четыре прилежные ученицы». Допустимо использовать при существительном женского рода родительный падеж множественного числа («две темные лодки», «три больших комнаты»), но такая форма встречается реже. Если определение стоит перед словосочетанием «числительное «два» (три, четыре) + существительное» или после него, то чаще всего оно ставится в форме именительного падежа, например, «следующие три года», «любые четыре определения», «две двери, заколоченные наглухо», «четыре сумки, заполненные продуктами».

Как правильно использовать при согласовании число определения? Довольно часто встречаются существительные, имеющие при себе два определения, которые указывают на разновидность предметов. В единственном числе определение ставится в следующих случаях: 1) если существительное не имеет формы множественного числа: «научный и технический прогресс», «счастливое и беззаботное детство»; 2) если существительное приобретает во множественном числе иное значение: «электронная и космическая связь» (сравните, «тесные связи»); 3) если определения, характеризующие существительное, связаны (сопоставлены или противопоставлены) между собой («правый» – «левый», «мужской» – «женский», «совершенный» – «несовершенный», «верхний» – «нижний») и образуют вместе с существительным сочетание терминологического характера: «с правой и левой стороны», «глаголы единственного и множественного числа», «уравнения первого и второго порядка». Во множественном числе существительное ставится тогда, когда подчеркивается наличие нескольких предметов, например, «деревянные и пластмассовые рамы», «японский и китайский словари», «баскетбольная и футбольная сборные».

Существуют выражения, где одно определение относится к двум или нескольким существительным: «мой отец и мать», «родные брат и сестра». Чем руководствоваться, чтобы не допустить ошибки? Используем определение в единственном числе, если по смыслу ясно, что оно относится не только к первому (ближайшему) существительному, но и к остальным: «дорожная суета и неразбериха», «зимний холод и стужа», «ночная тишина и покой». Во множественном числе употребляем определение тогда, когда может возникнуть неясность, относится ли оно только к ближайшему существительному или ко всему ряду однородных членов: «На пустыре выстроили многоэтажные дом и школу (и дом и школа многоэтажные)» – «На пустыре выстроили многоэтажный дом и школу (дом многоэтажный, а школа нет)».

При согласовании приложений затруднения возникают, как правило, когда нужно выбрать падежную форму географического названия, выступающего в роли приложения. Названия городов обычно согласуются во всех падежах с определяемым словом: «в городе Казани», «у города Витебска», «к городу Ростову». Допустимы согласованные я несогласованные формы для названий городов на -О: «в городе Зверево» и «в городе Звереве». Не согласуются составные названия городов: «у города Великие Луки», «к городу Великие Луки», «с городом Нижний Новгород», «во городу Нижний Новгород».

Названия рек, как правило, согласуются с определяемым словом, не изменяются только малоизвестные в составные наименования: «между реками Волгой и Донок», «у реки Лены», во «на реке Шилка», «пряток реки Аксай», «с рекой Северский Донец». Не согласуются названия заливов, проливов в бухт, островов в полуостровов, гор и горных хребтов, пустынь. Исключения составляют только широко известные названия, которые часто употребляются без родового слова. Сравните: «к полуострову Ямал», «по озерах Эльтон в Баскунчак», «вблизи пролива Босфор», «к бухте Золотой Рог», но «на полуострове Камчатка» – «южная часть (полуострова) Камчатки».

Не согласуются названия портов, станций, зарубежных административно-территориальных единиц, астрономические наименования; «на станции метро «Кропоткинская», «в порту Мурманск», «в департаменте Бордо», «па орбите планеты Юпитер». Согласуются наименования улиц в форме женского рода («на улице Ордынке, Остоженке») и не согласуются остальные («недалеко от улицы Крымский вал, Криничный проезд»). Названия зарубежных стран, включающие в себя слово «республика», согласуются, если оканчиваются на -ИЯ: «договор с Республикой Замбией», «торговые связи между Россией и Республикой Нигерией», «путешествовали во Республике Кипр».

4) Звание правил управления позволяет, используя падежные формы и предлоги, грамотно построить словосочетания. Рассмотрим конструкции, в которых чаще всего встречаются ошибки.

Глагол «оплатить» имеет значение «заплатить кому-нибудь за что-нибудь» и образует при помощи управления словосочетание с существительным в винительном падеже без предлога: «оплатить расходы (счет, проезд, питание, проживание, работу)». Чаще всего его существительные, не обозначающая» конкретный предмет. Глагол «заплатить» имеет значение «отдать деньги в возмещение чего-нибудь» и употребляется в словосочетании с существительным в винительном надеже с предлогом «за»: «заплатить за билеты (за продукты, за мебель)». В этом случае мы имеем дело с существительными, обозначающими конкретные предметы. Глаголы «заплатить» и «уплатить» образуют беспредложную конструкцию с существительным «налог»: «уплатить налоги, заплатить налоги».

Овладевая нормами построения словосочетаний с управлением, нужно помнить о таких явлениях, как синонимия и вариативность значений предлогов. «В» (внутри чего-либо) и «на» (на поверхности чего-либо) близки по смыслу в словосочетаниях: «ехать в трамвае – ехать на трамвае», «лететь в самолете – лететь на самолете». Однако тождественными их признать нельзя – употребление предлога «в» указывает на нахождение внутри конкретного называемого предмета, а предлог «на» – на используемое транспортное средство, В подавляющем большинстве случаев предлоги «в» и «на» употребляются и соответствии со своими значениями.

Большую трудность вызывает употребление предлога «по» в сочетания с существительными я местоимениями в дательном и предложном падежах. В сочетаниях с существительными и личными местоимениями 3-го лица предлог «по» управляет дательным падежом: «скучаете по близким», «скучаешь по ней». Если в словосочетании используется местоимение 1-го или 2-го ляда, этот же предлог требует предложного падежа, поэтому следует говорить в писать: «скучаем по вас», «скучают по нас», а не «по вам» и «по вам», как это часто можно слышать и читать. Если предлог «по» употребляется в значении предлога «после», то существительное также должно быть поставлено в предложный падеж: «по получении распоряжения», «по окончании сессии», «по истечении срока».

Следует отметить часто встречающиеся ошибки в употреблении существительных с предлогами «благодаря» и «вопреки». Оба предлога требуют дательного падежа, поэтому за пределами нормы оказываются выражения «вопреки угроз», «вопреки указаний», «благодаря хорошего образования» и проч. Предлог «благодаря» имеет ярко выраженный положительный оттенок, поэтому не следует его использовать, если речь идет о явлении негативном – «не пришел на экзамен благодаря болезни».

Двусмысленность может возникнуть, когда в предложении используются существительное или местоимение в родительном падеже. Этот падеж может обозначать того, кто производит действие, выраженное глаголом, быть так называемым «родительным субъекта». Его необходимо отличать от «родительного объекта», который называет объект действия, желания, достижения, ожидания. В предложении «Лечение Петрова оказалось бесполезным» невозможно четко понять, лечит врач Петров или лечат пациента Петрова.

В письменной речи встречается и такой стилистический недостаток, как «нагромождение» родительных падежей. Д.Э. Розенталь и И.В. Голуб приводят в своем пособии конструкцию, так описывающую владельца некой книги; «Книга племянницы мужа учительницы сына моего соседа...» Особенно часто встречается этот речевой недостаток при попытках выразить родственные отношения. Авторы пособия напоминают и о найденном К.И. Чуковским в школьном пособии по литературе примере: «Творческая обработка образа дворового идет по линии усиления показа трагизма его судьбы…»

В конструкциях с управлением нередко при двух управляющих словах имеется общее зависимое: «бегать и прыгать на площадке», «собирать и разбрасывать камня». Такие конструкции безупречны, если глаголы в них требуют одинакового управления. Однако встречается речевой недочет, вызванный тем, что общее зависимое слово стоит при словах, требующих разного управления: «лечить и заботиться о больных», «любить я интересоваться музыкой»: лечить (кого?) – заботиться (о ком?), любить (что?) – интересоваться (чем?).

5) Грамотное употребление причастных оборотов требует знания следующих правил; а) определяемое слово должно стоять до или после причастного оборота. В предложении «Приведенные факты в докладе свидетельствуют о больших успехах современного ракетостроения» причастный оборот «приведенные в докладе» относится к определяемому слову «факты», которое стоит внутри него. Такое построение нарушает правила употребления причастного оборота; б) распространенной ошибкой является неправильная расстановка в предложении причастного оборота и придаточного определительного: «В комнате был камин, в котором давно не зажигали огня и служивший жильцам полкой». В данной ситуации возможны следующие варианты передачи содержания: «В комнате был камин, в котором давно не зажигали огня. Он служил жильцам полкой»; «В комнате был камин, где давно не зажигали огня. Он служил жильцам полкой».

Деепричастный оборот обычно свободно перемещается в предложения, т.е. может стоять в его начале, в середине и в конце. Самая распространенная ошибка в построении предложения с деепричастным оборотом состоят в том, что авторы не всегда отчетливо осознают – основное действие, выраженное глаголом, и добавочное действие, выраженное деепричастием, совершаются одним лицом (предметом). Если не учесть данное обстоятельство, мы получим, например, следующее высказывание: «Подъезжая к городу, начался сильный ветер». Основное действие, выраженное глаголом «начался», выполняет подлежащее «ветер». Добавочное «подъезжая», выраженное деепричастием, – автор высказывания. Деепричастие может быть использовано в безличном предложении, если в нем есть инфинитив – «Садясь за стол, необходимо вымыть руки с мылом». В подобных предложениях нет предмета речи, и нужно следить, чтобы обязательно в них был глагол в неопределенной форме. Иначе возникнет такое безличное предложение: «Открыв окно, запахло соснами». Некоторые глаголы не образуют деепричастия с суффиксом -А( -Я) в настоящем времени: «писать», «бежать», «беречь», «бить» (исключения составляет устойчивое выражения «бия себя в грудь»), «мазать», «вязать», «мочь», «жать», «петь», «чесать» и т.д. В XIX – начале XX столетия такое образование было вполне литературным, поэтому у А.П. Чехова встречается, например, деепричастие «пиша», а у В.В. Маяковского — «жмя твою руку».


^ 1.4. Лексические нормы

Лексические нормы отличаются от остальных языковых норм наименьшей строгостью и жесткостью. Нормативность в лексике связана с коммуникативной целенаправленностью употребления слов в конкретном контексте. Выделяются следующие аспекты лексической нормы:

а) смысловая точность речи и осуществление правильного выбора слова;

б) стилистическая уместность слова в высказывании (синонимы, антонимы, паронимы, архаизмы, наторизмы);

в) функционально-стилистические и социальное расслоение лексики (слова со стилистической окраской, лексика ограниченной и неограниченной сферы употребления).

Дадим краткое каждого из данных аспектов в сочетании с характеристикой основных лексических речевых ошибок.

1.4.1. Смысловая точность речи. Выбор слова

Слова следует употреблять в строгом соответствии с их значением.

Лексическое значение – это отображение в слове того или иного явления действительности (предмета, качества, отношения, действия, состояния). При ясном, точном изложении мысли используемые нами слова полностью соответствуют своему предметно-логическому значению. Употребление слов без учета их значения приводит к речевой ошибке – неточности словоупотребления. Например:

1. «В зале в основном были люди изрядного возраста».

2. «Эта борьба ведется под тезисом защиты прав человека».

3. «Тысячи ленинградцев собрались у микрофонов».

для правильного употребления слов в речи недостаточно знать их точное значение, необходимо учитывать особенности лексической сочетаемости, т.е. способности слов соединяться друг с другом.

Нарушение лексической сочетаемости является распространенной лексической ошибкой. Например:

1. В школах Москвы родилась новая традиция.

2. Голос цифр неутешителен.

3. В глубоком детстве он был похож на мать.

Смысловая точность речи может быть нарушена в результате речевой недостаточности (излишнего лаконизма) – пропуска необходимых слов. Например:

1. Картины маслом помещают в рамы.

2. Ввиду холода в рентгенкабинете делаем только срочные переломы.

3. Интересующих вас лиц вышлем почтой.

Неумение найти точные слова для наименования тех или иных понятий приводит к речевой избыточности – многословию. Например:

1. Их потрясло зрелище пожара, свидетелями которого они были.

2. Он не мог оставаться в стороне от семейных конфликтов как муж женщины и отец детей.

3. Мертвый труп лежал без движения и не проявлял признаков жизни.

Речевая избыточность может принимать форму плеоназма (от греч. pleonasmos – излишество) – употребления в речи близких по смыслу и потому излишних слов (главная суть, ценные сокровища, темный мрак). Разновидностью плеоназма является тавтология (от греч. tauto – то же самое, logos – слово – повторение однокоренных слов (рассказать рассказ, спросить вопрос, возобновить вновь).

Слово служит для наименования и обозначения объекта в самых разных ситуациях и связях. Оно может иметь несколько значений, которые раскрываются при употреблении слова, в контексте. Различаются прямые, переносные и замещающие значение слова. Переносное (или метафорическое) значение связано с переносом свойств одного объекта на другой на основании признака общего или сходного для сопоставимых объектов. Например, слово «говор» может быть употреблено для характеристики шума волн, а слово «бронзовый» – цвета тела. Замещающее (метонимическое) значение слова возникает при замене одного слова другим на основании связи их значений по смежности. Например, «аудитория встала» – вместо «студенты встали», «сосед горит» – вместо «дом соседа горит».

В том случае, если многозначность слова не учитывается, возникает двусмысленность или неуместные семантические ассоциации:

1. Наша шахматистка отставала от соперницы в развитии.

2. Люди увидели в нем доброго руководителя.

3. Самолет летит гораздо быстрее поезда.

С многозначностью внешне сходна омонимия (от греч. homos – одинаковый, onyma – имя), т.е. совпадение в звучании и написании слов, различных по значению. Ошибки на употребление омонимов чрезвычайно широко распространены в речи. Например:

1. Сейчас судьи вынесут очки.

2. Рост юных фигуристок стимулируется при помощи показательных танцев.

3. Вы видите на экране Гаврилова в красивой комбинации.


1.4.2. Стилистическая уместность слова в высказывании

(синонимы, антонимы, наронимы, архаизмы)

Русский язык как один из наиболее развитых языков мира обладает значительным богатством лексики, овладение которым существенно расширяет для говорящего (пишущего) возможности выбора слов. Соблюдение требования стилистической уместности слова предполагает широкое использование в речи синонимов (от греч. synonymos) – слов одной части речи, имеющих полностью или частично совпадающее значение. Неудачный выбор синонима очень часто становится стилистических погрешностей. Например:

1. Имя драматурга знакомо во многих странах.

2. Около палатки сновали ребята, торопя друг друга, чтобы установить палатки до дождя.

3. Я мыслю, что сдам экзамены.

К числу выразительных лексических средств, широко распространенных в речи, относятся также антонимы (от греч. anti – приставка, означающая противоположность, и onyma –имя) – слова одной и той же части речи, имеющие противоположные значения. Неуместное употребление антонимов затрудняет восприятие фразы. Например:

1. При наличии отсутствия необходимых материалов трудно наладить работу.

2. Старый портфель отца был еще новый.

3. Лично я в этом ничего плохого, кроме хорошего, не вижу.

Паронимами (от греч. para – возле, onyma – имя) называются однокоренные слова, близкие по звучанию, но не совпадающие по значению. Смешение паронимов приводит к грубым лексическим ошибкам. Например:

1. В конце соревнования авторитарному жюри предстоит назвать победителя.

2. У него развилась прогрессивная близорукость.

3. Этот молодой депутат сумел сыскать доверие у горожан.

К архаизмам относят слова, которые перестали активно использоваться в речи, но продолжают быть понятными носителями языка. В этом случае говорят, что слова переходят в состав лексики пассивного запаса, они приводятся в словарях с пометкой «устар.». Архаизмы, в особенности славянизмы, придают речи возвышенное, торжественное звучание. Использование устаревших слов в речи без учета их значения и экспрессивной окраски становится причиной грубых речевых ошибок. Например:

1. Молодой предприниматель быстро узрел деловитость своего менеджера.

2. Андреева аттестовали как человека, очень долго проработавшего на этой стезе.

3. остаются втуне вопросы создания севооборотов.


1.4.3. Функционально-стилистическое и

социальное расслоение лексики

Многие слова в языке прикреплены к определенной сфере употребления, как бы имеют свой «стилистический паспорт». Наиболее четко противопоставлены в русском языке книжные и разговорные слова (шествовать – плестись, тщетно – попусту, криминальный – бандитский). Причиной стилистических ошибок в книжных стилях может стать неуместное употребление разговорных и просторечных слов. Например:

1. Мамаша вывела несчастное свое дитя посередь зала и устроила разборку.

2. Детские сады, эти очаги воспитания подрастающего поколения подвергаются набегам со стороны любителей спиртного.

3. Мюнхен ходит на теннис, а балдеет от футбола.

Распространенной ошибкой является использование канцеляризмов и речевых штампов в стилистически чуждом для них контексте. Например:

1. В январе – феврале происходит икрометание у налима.

2. В браке заключается отрицательная строка в деятельности предприятия.

3. В настоящее время ощущается недокомплект педагогических кадров.

Социальное расслоение лексики литературного языка связано с выделением в ней слов ограниченного и неограниченного употребления. К словам ограниченной сферы употребления относятся диалектизмы, профессионализмы, жаргонизмы, термины.

Диалектизмами называются диалектные слова, употребляемые в речи носителей литературного языка. В настоящее время они могут использоваться как выразительное средство в публицистике и художественной литературе. Стилистически неоправданное употребление диалектизмов, а также использование диалектных слов, значение которых непонятно автору, приводит к речевым ошибкам. Например:

1. Ледокол шел ходко.

2. Все было так, как 125 лет назад, когда такой же паревичек прошел по первопутку.

3. Надо своевременно доглядеть животное, поставить в известность ветеринарную службу.

Профессионализмы – это слова и выражения, используемые в различных сферах деятельности человека, не ставшие, однако, общеупотребительными. Использование профессионализмов в тексте нередко делает его непонятным или придает ему разговорно-просторечную окраску. Например:

1. На руднике очень несвоевременно проводится ополаживание горизонтов, заоткоска дорог.

2. Надо добиться, чтобы завоска печей не превышала двух часов, а плавка в печи сидека не дольше шести часов тридцати минут.

3. Пескоструйка дает возможность капитально производить покраску автомашин.

Жаргонизмами называются жаргонные слова, включаемые в литературную речь для создания эффекта экспрессивности. Это нередко приводит к речевой ошибке – смешению стилей. Например:

1. Московскому правительству придется отстегнуть изрядную сумму.

2. Выяснилось, что девахи накануне ночью обчистили кваритру на Осеннем бульваре. Заводилой выступала 19-летняя бомжиха.

3. Каждое воскресенье на 5-м канале в эфире лот смотрите нехилый закос под футбольно-аналитическую программу « «Зенит» – фан-клуб».

Термины – слова, точно обозначающие определенное понятие, применяемое в науке, технике, искусстве. Является недопустимым злоупотребление терминами в неспециальных текстах и разговорной речи. Например:

1. Наши женщины, наряду с работой на производстве, выполняют и семейно-бытовую функцию, включающую в себя три составляющих: детородную, воспитательную и хозяйственную.

2. «И Ленин, как рентген, просвечивает нас». (А. Вознесенский)

3. Человек-то не закончен в своем развитии, он в раскоряке эволюции, то есть – незавершенка, долгострой.

Тесно связан с проблемой стилистического и социального расслоения лексики вопрос об употреблении иноязычных слов в современной русской речи. Ориентация на США как политический, экономический и научно-технический центр обуславливает престижность английского языка, способствует проникновению в нашу речь целого потока заимствований – американизмов. В ряде случаев возникает неоправданное дублирование русских слов иноязычной лексикой. Например:

1. Многие сейчас испытывают «фьюче шок» («шок будущего»).

2. Электорат собрался в большие очереди за избирательными бюллетенями уже к двенадцати часам.

3. Срок выполнения закона может быть пролонгирован.


^ 1.5. Фразеологические нормы

Фразеологические нормы – это правила употребления фразеологизмов, несвободных сочетаний слова, которые не производятся в речи, а воспроизводятся в ней. Фразеологизмы отличаются устойчивым соотношением смыслового содержания, лексического состава и грамматического строения, поэтому любые изменения в составе и структуре этих выражений приводит к речевым ошибкам.

Различают следующие основные виды фразеологических речевых ошибок:

1. Стилистически неоправданное изменение состава фразеологизма: со всех своих длинных ног она кинулась бежать.

2. Неоправданное сокращение состава фразеологизма: это усугубляющее обстоятельство (вместо усугубляющее вину обстоятельство).

3. Искажение лексического и грамматического состава фразеологизма: он вошел в себя (вместо ушел); он думал, что эти слова сбудутся в его судьбе с полной мерой (вместо в полной мере).

4. Искажение образного значения фразеологизма: Обломов был знаменем времени (вместо знамением времени).

^ 1.6. Образцы служебной документации


1.6.1. Типовой реквизитный состав документов





оставить комментарий
страница1/2
Дата02.12.2011
Размер0,8 Mb.
ТипМетодические указания, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх