Стенографический отчет заседания Екатеринбургского филиала Клуба политического действия «4 ноября» на тему: «Политические интереса среднего класса» icon

Стенографический отчет заседания Екатеринбургского филиала Клуба политического действия «4 ноября» на тему: «Политические интереса среднего класса»



Смотрите также:
Заседание Клуба политического действия «4 ноября» Тема заседания...
Стенографический отчет заседания Рязанского регионального отделения Клуба политического действия...
Заседание Клуба политического действия «4 ноября» Тема заседания...
Заседание Клуба политического действия «4 ноября». Тема заседания...
Заседание Клуба политического действия «4 ноября»...
Стенографический отчёт первое заседание клуба политического действия 4 ноября «экономическая...
Стенографический отчёт Заседание Новосибирского регионального отделения Клуба политического...
Заседание Клуба политического действия «4 ноября» Тема заседания...
Заседание Клуба политического действия «4 ноября» Тема заседания...
Стенограмма заседания Челябинского филиала Клуба политического действия «4 ноября»...
Заседание Волгоградского регионального отделения Клуба политического действия «4 ноября»...
Заседание Клуба политического действия «4 ноября» Тема заседания...



скачать
Стенографический отчет


заседания Екатеринбургского филиала Клуба политического действия

«4 ноября» на тему: «Политические интереса среднего класса»


15 ноября 2007 года

Екатеринбург


Состав участников заседания:


Осинцев Юрий Валерьевич, член Совета Федерации Федерального Собрания РФ, руководитель Екатеринбургского филиала Клуба; политическая партия «Единая Россия».

Фадеев Валерий Александрович, главный редактор журнала «Эксперт», член Общественной палаты РФ, председатель «Клуба политического действия – 4 ноября».

^ Артюх Евгений Петрович, заместитель председателя комитета Областной Думы Законодательного Собрания Свердловской области по вопросам законодательства, общественной безопасности и местного самоуправления; политическая партия КПРФ.

^ Баландин Александр Иванович, генеральный директор Уральской машиностроительной корпорации «Пумори-СИЗ».

Бухмастов Андрей Владимирович, директор Союза машиностроительных предприятий Свердловской области.

^ Великанов Виталий Борисович, генеральный директор Уральского электромеханического завода.

Вшивцева Марина Николаевна, директор Уральского филиала АНО «Институт корпоративного развития» ГК «РЕНОВА».

^ Герасимов Григорий Иванович, заместитель директора Института общественного проектирования.

Дегай Алексей Сергеевич, управляющий директор ОАО «Северский трубный завод».

^ Казаков Сергей Васильевич, заместитель директора Уральского филиала АНО «Институт корпоративного развития» ГК «РЕНОВА».

Киселев Константин Викторович, заместитель директора по научным вопросам Института философии и права УрО РАН; политическая партия «Гражданская сила».

^ Косинцев Александр Петрович, председатель Комиссии по бюджету и экономической политике Екатеринбургской городской Думы.

Костромин Виктор Александрович, главный инженер ФГУП «НПО Автоматики».

Мори Мелик Пашаевич, генеральный директор Первоуральского Новотруб­ного завода.

^ Павлов Анатолий Иванович, президент НП «Объединение заводов «ФИНПРОМКО», председатель комитета Палаты Представителей Законодательного Собрания Свердловской области по вопросам законодательства и местного самоуправления; политическая партия «Единая Россия».

^ Паньков Игорь Викторович, советник председателя Палаты Представителей Законодательного Собрания Свердловской области, координатор Екатеринбургского филиала Клуба.

^ Поташева Наталья Адиковна, руководитель информационно-аналитиче­ского вещания ОАО «Областное телевидение».

Рогожников Михаил Владимирович, заместитель директора Института общественного проектирования.

^ Сергеев Дмитрий Михайлович, генеральный директор ООО «Компания управления ломбардами».

Стадухин Станислав Петрович, эксперт, к.ф.н.

Третьяков Владимир Александрович, начальник управления кадров ФГУП «Уралтрансмаш».

^ Черепанов Михаил Григорьевич, директор по региональным проектам Трубной металлургической компании.

Заседание Екатеринбургского филиала Клуба состоялось в Институте корпоративного развития Группы компаний «РЕНОВА» (г. Екатеринбург, ул. Жукова, 5).


***


^ Юрий Осинцев, член Совета Федерации Федерального Собрания РФ, руководитель Екатеринбургского филиала Клуба; политическая партия «Единая Россия»:

Добрый день, дорогие друзья! На сегодняшнем заседании клуба мы хотели бы обсудить интересную и важную тему: есть ли в России средний класс, каковы его особенности, и что нужно сделать, чтобы средний класс стал большинством общества? Как сформировать его имущественную основу и сделать так, чтобы он развивался?

Сейчас в нашей стране появились реальные экономические рычаги для развития среднего класса, поэтому необходимо скоординировать усилия для увеличения доли населения со средними доходами, то есть мы должны создать условия для роста доходов населения. На прошлой неделе мы обсуждали эту тему в Москве, на заседании Клуба политического действия у Валерия Александровича Фадеева, которому я сейчас и хочу предоставить слово.

^ Валерий Фадеев, главный редактор журнала «Эксперт», член Общественной палаты РФ, председатель «Клуба политического действия – 4 ноября»:

Уважаемые коллеги, я хочу высказать свои соображения по поводу событий, которые происходят сейчас в сфере политической и клубной деятельности.

В прошлую субботу прошло важное заседание под председательством Юрия Шувалова, на котором были представлены три клуба, действующие в рамках «Единой России». Как вы помните, два года назад была попытка создания в партии нескольких платформ, течений, которые позднее назвали «крыльями». Однако эта попытка не удалась, поскольку некоторые руководители партии посчитали, что это приведет к расколу «Единой России». В результате деятельность различных течений в партии вылилась в форму дискуссионных клубов. В прошедшую субботу существование этих трех течений в партии было, наконец, «легализовано». Объявлено, что в партии «Единая Россия» есть три идейные платформы: это наша, либерально-консервативная платформа, Центр социально-консервативной политики – социально-консервативная платформа и патриотическая платформа, которая была представлена молодежным движением «Россия молодая», во главе с Иваном Демидовым.

Было признано, что в партии раскола нет, но такая большая партия как «Единая Россия» должна работать со всеми слоями общества, учитывать все настроения и идейные интересы людей. Продвинутые слои общества выбирают либеральные ценности, либеральный консерватизм, это надо обсуждать. Законодательный процесс должен опираться на эту идейную базу. Мы знаем, какую низкую пенсию получают наши пенсионеры – у нас в партии есть платформа, которая пытается решать социальные проблемы. Это очень важно. Воспитывать истинный патриотизм тоже необходимо. Конечно, существуют противоречия между разными платформами, разными настроениями. Сложность страны определяет сложную структуру той политической партии, которая претендует на ведущую роль. Это логичное соотношение.

На заседании было предложено усилить идейные дискуссии аналитической и информационной работой. У нас есть Институт общественного проектирования и Центр социально-консервативной политики, которые эту работу ведут, есть другие ресурсы. Надо подумать о создании аналитических центров на местах, использовать специалистов. Есть прекрасный центр – «Эксперт-Урал», надо с ним взаимодействовать.

Очевидно, что реформа выборной системы по политическим партиям, удалась, независимо от того, как пройдут выборы в Государственную Думу. У нас есть одна партия, которая из себя что-то представляет – это «Единая Россия». На днях Президент Путин иронично сказал: «Да партия такая, но лучше ничего нет, и потребуются годы, чтобы создать мощный эффективный политический механизм». Но в 90-е годы вообще ничего подобного не было. Были только «диванные» партии. Власть перед каждыми выборами пыталась создавать партию власти, мы все помним «Демократический выбор России», «Наш дом – Россия», они все рассыпались, не доживали до следующих парламентских выборов. И вот, наконец, у нас получилось создать партию «Единая Россия». Это политический успех, чтобы не говорили о качестве политических институтов. Надо иметь терпение, чтобы довести качество до совершенства. Партия есть, она функционирует, и Президент страны не брезгует на нее опираться. Может быть, Президент ее возглавит, не знаю. В партии будет усиливаться идейная, законодательная, и стратегическая работа. Это будет естественный путь развития. Так происходило во всех странах, где политическая партийная система сегодня хорошо развита, в том числе в Германии, Великобритании, Франции. Мне кажется, что наше движение должно быть направлено в эту сторону.

Несколько слов относительно Плана Путина. Путин возглавляет список партии «Единая Россия» и рискует при этом. В первые дни, когда Президент возглавил список, стали говорить о том, что конституционное большинство формально. Борьба продолжается. Население, избиратели не чувствуют политического накала. Явка может оказаться низкой. Идет недооценка сложности момента. В условиях низкой явки точно прогнозировать, кто как проголосует, нельзя. Президент все время пытается поддерживать тонус, призывает людей проголосовать. Тем не менее, риски остаются. Ведь есть люди, которые изначально были против путинского курса, и эти люди никуда не делись.

Мы сегодня на конференции обсуждали экономические проблемы Урала, Свердловской области. Свердловская область в своем развитии во многом продвинулись дальше, чем федеральный центр. В последние годы в этом регионе стали говорить об институте развития, о банке развития, создали инвестиционный фонд. Пять лет назад этого не было. Но масштаб изменений пока невелик. Приняты только первые решения. Инфраструктурные проекты еще не финансируются в той степени, в какой надо это делать. Надо в сто раз больше.

Мы находимся на старте реализации больших проектов, на самом старте. До недавнего времени считалось, что экономика сама разовьется, что она должна быть ультралиберальной. Люди, которые это говорили, никуда не делись. Сложная ситуация. Не все в порядке и у той части элиты, которую принято называть «силовиками», там идут внутренние разборки, которые выплескиваются в печать. Они не совсем контролируемы. Два фланга – либеральный и силовой не стали политической элитой страны, поскольку политическая элита должна иметь набор ценностей, которые нельзя отменить. Когда элита имеет набор ценностей, передача власти в этих условиях становится безопасной.

У среднего класса могут быть разные убеждения. Он может стать основой всей политической системы, а не одной только партии. У среднего класса помимо проблем собственности существуют какие-то конкретные планы, перспективы. Идеи в первую очередь, потом собственность. Средний класс желает иметь политическую систему, которая бы не разрушала то, что уже у него есть. Будет она иметь левый или правый уклон – не столь важно. Средний класс создает политический фундамент общества, это продвинутые слои населения.

План Путина – это восемь посланий Президента Федеральному Собранию, которые прочитал и структурировал Михаил Рогожников. Он выделил материал посланий по следующим темам: эффективное государство, демократия, нравственные ценности общества, гражданское общество, экономика. Трудно все 8 посланий прочитать – каждое из них большой документ. Пропагандистская система их не разъясняет. План пользуется популярностью. Этот План надо разъяснять, поощрять, доводить до населения. Надо упрощать тезисы, показывая их суть. Спасибо.

^ Юрий Осинцев: Спасибо Валерий Александрович. Слово предоставляется Рогожникову Михаилу Владимировичу, заместителю директора Института общественного проектирования.

^ Михаил Рогожников, заместитель директора Института общественного проектирования:

Наш институт фундаментально и глубже всех в стране занимается изучением общества. Такого рода исследования начал проводить журнал «Эксперт» еще 7-8 лет назад. Хочу напомнить, что мы поддерживаем либерально-консервативную платформу Владимира Плигина.

В своих исследованиях мы пытались выяснить, на какие слои общества опирается либеральный консерватизм? В целом, основой политической системы является средний класс, в идеологии среднего класса и идеологии либерального консерватизма больше совпадений, чем в идеологии среднего класса и иных платформ. Изучение перспектив среднего класса являются приоритетными направлениями развития, и в том числе политической деятельности. Суть повестки дня в четырехлетие с 2008 по 2012 год заключается в политической мобилизации среднего класса. Коренное отличие будущего президентства от президентства Путина заключается в том, что Путин получил страну без среднего класса, а передает страну со средним классом.

Средний класс – это широкий спектр различных групп населения. Это предприниматели, менеджеры, государственные служащие, часть интеллигенции, квалифицированные высокооплачиваемые рабочие. Средний класс появился в России впервые за всю историю страны. Часто говорят, что в СССР был средний класс. Это не так. В целом средний класс характеризует эмансипированность, независимость от государства. В СССР такой слой не мог сложиться, поскольку зависимость от государства была всеобщей. Средний класс не успел сформироваться и в начале XX века, в царской России он был малочисленен. Сегодня можно утверждать, что средний класс есть, он начинает расти. Россия больше не будет страной без политического самосознания, в котором нам отказывал Победоносцев.

Средний класс – это единственная социальная опора демократической политики. Сейчас в стране поддерживается достаточно жесткий политический режим, главная причина этого заключается в том, что у демократического режима пока нет социальной политической опоры, хотя средний класс уже сложился. Можно увидеть противоречие: вроде есть средний класс, но развитие демократии идет туговато, нет политической мобилизации, политической активности - она только предстоит. Средний класс только сформировался, и период с 2008 по 2012 год станет временем политической мобилизации среднего класса.

Средний класс никак политически не представлен, это вопиющая ситуация. Существующие политические партии не вносят в свои программы интересы, приоритеты среднего класса. Одной из причин, почему этого происходит, является позиция интеллигенции.

В настоящее время ведутся ожесточенные споры о том, есть ли в нашей стране средний класс. Институт социологии РАН, например, заявил, что «средний класс был, но прекратил существовать, потому что квартиры подорожали». Раньше, год назад, средний класс составлял 25 процентов – в этом они с нами согласились. Сейчас, по их мнению, средний класс уменьшился и составляет только 5 процентов. Причину этого они видят в том, что резко подорожали квартиры, а наличие собственной квартиры является чуть ли главным показателем среднего класса. Это нелепо, потому что средний класс характеризуется различными чертами, такими как образование, самоощущение, обеспеченность, а не только возможность купить квартиру. Способность купить квартиру не может влиять на средний класс.

Одной из серьезных проблем становления среднего класса является нежелание интеллектуальной элиты замечать этот слой населения. Хотя Путин в Послании и на Валдайском форуме поднимал проблему формирования среднего класса в России, можно с уверенностью утверждать, что в настоящее время существует некий отрыв среднего класса от интеллигенции, отрыв интеллектуалов-гуманитариев от политической интеллигенции, которая формирует идеологию. Это явление имеет глубокие исторические корни: интеллигенция в России была всегда, еще при Алексее Михайловиче, а среднего класса никогда не было. Это уникальность российской социальной структуры. На западе, наоборот, средний класс формировался в основном из собственников и наемных управленцев – это интеллигенция среднего класса. И сегодня политическое представительство среднего класса на западе осуществляется благодаря именно интеллигенции. Наша же интеллигенция, включая политическую элиту, развивалась по-иному и являлась как бы хранителем ценностей. Не будучи представителем среднего класса, интеллигенция выстраивала свою деятельность в качестве идеолога отношений с государством и всегда пыталась от государства дистанцироваться. Интеллигенция не хочет замечать, что средний класс является ее опорой, потому что констатация этого положения заставит ее поменять свое поведение. Хочу отметить, что позиция интеллигенции мешает обретению средним классом самосознания и представительства.

Мы недавно закончили исследование стратификации российского общества, которое показало наличие в стране 25% среднего класса. Новое исследование региональных элит еще не опубликовано, но наши исследования показывают, что хотя региональные элиты настроены демократически, они не чувствуют себя представителями какого-либо строя и носителями идеологии. Политики путаются в вопросах идеологии, партии слабо ассоциируют себя со слоями, кроме коммунистов, и не ищут долговременной социальной основы. Они ищут поддержку у населения, но не хотят обрести долговременную социальную опору в лице среднего класса. Это мешает развитию демократии, способности транслировать народную волю, представителем которой как раз и является, становится средний класс.

В России сложилась уникальная ситуация, когда одновременно, отдельно существуют и интеллигенция, и средний класс. Часть интеллигенции уже повернулась к среднему классу, и скоро центром среднего класса станет новая интеллигенция среднего класса, поскольку дети его представителей уже окончили университеты.

Эта тема широко обсуждается в Москве. Глеб Павловский, например, высказался в том смысле, что никто не занимается выработкой стратегии развития среднего класса. Как представитель среднего класса интеллигенции может выработать стратегию развития и принципов устройства России? Отдельный разговор нужно вести о том, какие формы примет это развитие? Если политики, идеологи «Единой России», смогут обратиться к ее интересам, все пойдет ровно, а если нет – надо понять общество, общество развивающейся страны. В таких обществах средние слои не всегда являются оплотом стабильности, иногда они выражают свое несогласие. Если будет экономический кризис, обострение внутренней ситуации в стране, то это может спровоцировать социальный взрыв. И нежелание политических партий представлять средний класс будет серьезной политической проблемой. 25 процентов среднего класса – это не страховка от анархии, наоборот, это осложняет ситуацию для страны. Пока средний класс не будет приближаться к 50%, политическая жизнь будет либо замораживаться либо стабилизироваться. Диапазон 25-50 процентов – это период хунт в Латинской Америке. Когда будет 50 процентов среднего класса – все успокоится. Одна из причин хунт – разногласие между родами войск. Нынешние «разводки» между силовыми группами способствуют демократизации.

В следующий избирательный цикл политическая система столкнется с вызовом мобилизации среднего класса. Я полагал, что в процессе этих выборов уже начнется установление новых отношений между государством и обществом, но это не так. Следующие выборы будут иметь учредительный характер – установятся отношения среднего класса с элитой. Сейчас идет подготовка серьезного политического шага, выработка нового характера выборов 2012 года. Спасибо.

^ Юрий Осинцев: Сейчас мы попросим сделать историческую справку Герасимова Григория Ивановича – о переходах власти.

Григорий Герасимов, заместитель директора Института общественного проектирования:

Тема моего выступления - «Историческая традиция передачи власти в России и политическая модель 2008 года». Кроме влияния классов на политику есть и текущие события, влияющие на политическую обстановку. Одним из таких событий является смена верховной власти, которая произойдет в марте 2008 года. Любая смена власти является важным событием и почти никогда не проходит спокойно, поэтому интересно посмотреть в историческом ракурсе различные традиции смены верховной власти в истории.

У нас верховная власть всегда персонифицирована в лице царя, императора, генсека. Иногда страной руководил коллективный орган – политбюро, «семибоярщина», но власть всегда стремится персонифицироваться. Всегда находится лидер. Традиция перехода верховной власти заключается в том, что правитель правит до гробовой доски, и только смерть естественная или не естественная прерывает его деятельность. Такая традиция существовала несколько сотен лет и только в средине прошлого века она начала меняться. Начало этой традиции положил Н.С. Хрущев. В дальнейшем происходила либерализация передачи смены власти. Дошло до того, что верховная власть стала добровольно отказываться от власти – например, Горбачев и Ельцин. Люди уходили на излете своей популярности.

Сегодня мы сталкиваемся с фантастической ситуацией – когда верховный правитель, обладая наивысшим авторитетом, аналогичным авторитету Петра Первого, добровольно отказывается от власти. История знала всего один подобный случай, когда Иван Грозный оставил царство на Семеона Бекбулатовича, тот сидел два года на троне, потом царь вернулся. Больше такая технология не применялась, хотя пытались временно ставить слабые фигуры: Анну Иоанновну, Сталина, Хрущёва, Брежнева. Ставка на слабую фигуру не оправдывается. Сейчас в прессе муссируется мнение, что преемник побудет четыре года и уйдет. Не будет этого! Путин говорит, что он заинтересован в сильном преемнике, поэтому будет иная конструкция. Пока не ясно, какой она будет. Сейчас вырисовывается следующая схема: Путин возглавляет партию для того, чтобы опереться на какую-нибудь силу – партию, которая имеет конституционное большинство в парламенте и может выдвигать премьера. Таким образом, создается новый центр политической силы в государстве. Сильная партия, с которой нельзя ничего сделать четыре года. Это хорошо с точки зрения демократии. Появление нового центра силы в государстве – это развитие демократии, взаимодействие, поиск консенсуса. Дальнейшее существование Путина как лидера нации тесно связано с существованием правящей партии. И у нас появиться полноценная правящая партия. Будущее Путина связано с демократическими процессами и развитием гражданского общества – единственной опоры демократического развития, в основе которого лежит средний класс. Спасибо.


^ Константин Киселев, заместитель директора по научным вопросам Института философии и права УрО РАН, политическая партия «Гражданская сила»:

В сегодняшних выступлениях я услышал много терминов, которые не выдерживают критики с научной точки зрения. Термин «гражданское общество» не прошел проверки временем. Исследования, проведенные в Европе и Америке, показали, что этот термин примелем только для англо-саксонских стран. Для Европы это не приемлемо – демократия не работает, как и для России. Гражданское общество – это термин, используемый для конструирования какой-то реальности. Если мы говорим, что гражданского общества нет, или оно не зрелое, тут же появляются концепты – надо формировать гражданское общество, и появляются псевдоинституты типа общественной палаты, отменяются выборы. Если мы говорим, что гражданское общество созрело, начинаем говорить – «власть иди сюда», «что ты сделала» и т.д. Термин нагружен идеологически, нагружен мифами.

Второй момент касается либерального консерватизма, либерально-консервативной платформы «Единой России» и идеологии среднего класса. Я не говорю о ситуации постмодерна, который указывает на ущербность логики, связанной с идеологией. Любая идеология возникает только на базе либерализма. Так было в XIX веке в Западной Европе, на его базе появлялся консерватизм, – коммунизм, – социализм. Это идеология, которая появилась в XIX веке. Все остальное – борьба либерализма с традиционализмом. В современной России века либерализма не было, поэтому идеология «Единой России» и многих партий, в том числе коммунистов, – это идеология традиционализма. Это классический традиционализм, поэтому программы партий по исследованиям пересекаются до 95 процентов, исследования программ партий это показали. Реальная ситуация такова: традиционализм выступает против того, что называлось либерализмом.

Говорить о среднем классе применительно к другим временам не корректно, поскольку это термин минимум XIX-XX века, но не ранее. Существуют три критерия среднего класса, которые дают разную картину – доход, самоощущение, социально-профессиональные группы – это самый неперспективный критерий. В зависимости от критерия идет разная оценка. Если говорить о доходе – мы получаем 20 процентов, если о самоощущении – 30-40 процентов. Потому что люди чувствуют себя комфортно. Комфортно может себя чувствовать человек, который получает 10 тысяч и живет в деревне. И получая 5 тысяч рублей, человек тоже может относить себя к среднему классу. Под доход это не подпадает. По профессиональному критерию в средний класс может попасть и высоко квалифицированный дворник, и некий «суперучитель» или преподаватель какого-либо вуза, который получает 30-35 тысяч в месяц. Получается, что термин «средний класс» предельно размыт. В нем нет реального социологического содержания.

На западе ученые выделили «верхний», «средний» и «нижний» средний класс. Эти термины доказывают, что термин «средний класс» не работает, потому что требует уточнений. Уточнений требуют и термины «пенсионер», «молодежь». У нас Зубков [председатель Правительства РФ – ред.] – пенсионер, и баба Маша – пенсионерка, хотя относятся к разным группам. Аналогично – молодежь – это студенты и армия. Армия – самая молодежная аудитория. Это разные социальные группы. В средний класс мы «запихиваем» людей по непонятным критериям. Средний класс – это мифологема, которая используется в тех или иных целях. Это надо делать, потому что средний класс – это опора государства и режима. Если вы относите себя к среднему классу – вы должны поддерживать режим, который существует сегодня – нормальная схема. Откуда она? Тут мы приходим к проблеме партии власти.

Все партии бросились на левый фланг, даже СПС. Левый фланг сознательно забит многими группами. 40 процентов электората не охвачено, это связано с миграционными процессами, Россия находится на третьем месте после Китая и Ирака по миграции. То есть 40 процентов населения постоянно мигрируют. «Единая Россия» вытесняется на правый фланг, поэтому надо создавать мифы о среднем классе, о том, что передача власти осуществляется демократическим путем, появляется План Путина. Мифологема «средний класс» не работает, это показывает опыт других стран. Против смещения «Единой России» вправо не будут возражать предприниматели, потому что больше внимания будет уделяться демократии, предпринимательству, ограничению госкорпораций, бюрократии. Однако, «Единая Россия» сдвигается вправо не эффективно. 40 процентов населения, о которых я говорил выше, актуализировались и отвергают «Единую Россию» по причине того, что ничего реально не предлагается. Если «Единая Россия» скажет партиям – «берите, забирайте этот электорат», то они актуализируются. Партии были созданы как проекты для того, чтобы они «забирали», впитывали в себя избирателей, которые не довольны политикой партии власти. Но«Единая Россия» и этого не делает, она держит эти 40 процентов в потенциале.

Партия «Гражданская сила», представителем которой я выступлю, актуализирует идею налогоплательщиков. Идея такова: если после выборов хотя бы 10 процентов начнет осознавать себя налогоплательщиками, то мы принесем пользу Свердловской области, потому что люди будут субъектны. У среднего класса основная характеристика – ощущение субъектности, что он может спросить как налогоплательщик. Экстремистским признали ролик, в котором говорится «ты заплатил столько-то налогов».

^ Валерий Фадеев: Вы читали те работы, на которые ссылаетесь?

Константин Киселев: Я читал работы, посвященные среднему классу.

Валерий Фадеев:

Нельзя закрывать все словом «постмодерн». У истоков термина «средний класс» стоит Аристотель. У нас критерий среднего класса – доход, мировоззрение и стиль жизни. Эти критерии определены по многочисленным опросам по сотне вопросов. Есть сильные препятствия между мировоззрением и мироощущением, стилем жизни и доходом, который получается в результате того, что человек ведет себя активно и отвечает за себя и свою семью и получает деньги.

Ученые говорят – среднего класса нет. Первая статья о среднем классе вышла в «Эксперте» в 1997 году, называется она «Замечены за прилавком». Торговцы заметили средний класс, потому что они остро чувствуют рынок. Были «новые русские», которым было все равно, сколько платить, были нищие, которые не могли ничего купить. И вдруг появился новый слой людей, которые могли купить товар, но начали торговаться. В 1998 году их было 8 процентов. Сейчас таких людей 25 процентов, все, кто мог стать средним классом, им стали. В результате роста доходов в последнее десятилетие произошел взрывной рост среднего класса. Говорить, что его не существует, неправильно. Другое дело, что трактовка стратификации общества не является политическим инструментом. Политики выбирают для себя какие-либо инструменты. Все сводить к постмодерну нельзя.

Следующий вопрос – «Единая Россия» должна отдать электорат другим партиям. Это потрясающий тезис! Это проявление интеллигентско-монархического мышления о том, что сверху управляет монархическая сила, которая дает каждому столько-то. Главные редакторы некоторых изданий предлагают пойти на преступление и нарисовать СПС и другим партиям по 7 процентов. Это неправильно. Президент не очень хорошо отзывался о «Единой России», но эта партия реально существует, и это лучше, чем ее не было совсем.

^ Юрий Осинцев: Спасибо Валерий Александрович. Основной критерий принадлежности к среднему классу – это самоощущение, человек должен уверенно чувствовать, иметь квартиру, материальный достаток.

Константин Викторович Киселев сказал, что «Единая Россия» должна поделиться, не создавать государственную корпорацию, что государственная корпорация – это плохо, это движение к узурпации власти. Можно построить коммунизм – все будет через Госплан. Но с другой стороны это хорошо, потому что средний класс – это люди с достатком выше рабочего. Сегодня у Анатолия Ивановича Павлова из Объединения заводов “ФИНПРОМКО“ рабочие получают 30-40 тысяч рублей, имеют квартиру и могут отнести себя к среднему классу. Но в первую очередь средний класс – это люди чувствующие жизнь, ведущие активную политическую жизнь. Госдума приняла закон «О саморегулируемых организациях», часть государственных функций будет структурировано в общественные организации.

Что дает нашей экономике государственная корпорация? Появится возможность создать вокруг крупных государственных корпораций тысячи предприятий малого и среднего бизнеса, которые будут работать на государственном заказе, и это даст на 4-5 лет возможность малому бизнесу развиваться и поднимать доходную часть работающих в этих корпорациях, как было сделано в Италии в начале 90-х. Сейчас Италия по машиностроению догнала и перегнала по отдельным показателям Германию. Крупные корпорации были акционированы, на их площадках созданы технопарки и все сопутствующее, «узловое» было роздано на гарантированном во времени и цене государственном заказе. Предприятия создались и спокойно работают. Сегодня для «Мерседеса» две тысячи малых предприятий поставляют свои детали. «Мерседес» – самая популярная машина в России. этого можно добиться через политическое влияние, потому что крупный бизнес не хочет делиться. Мы сейчас создаем структуры, которые по сути являются совнархозами. Посмотрите, все крупные корпорации в металлургии ведут жилищное строительство, развивают сельское хозяйство, и никакого малого бизнеса не создается вокруг. Может быть и госкорпорации – это хорошо.

^ Анатолий Павлов, президент НП «Объединение заводов «ФИНПРОМКО», председатель комитета Палаты Представителей Законодательного Собрания Свердловской области по вопросам законодательства и местного самоуправления; политическая партия «Единая Россия».

Мы много спорим о среднем классе. Человек должен ощущать себя в среднем классе. Человек должен получать достойную зарплату. Не должно быть иждивенчества. но человек должен знать, за что он работает.

^ Евгений Артюх, заместитель председателя комитета Областной Думы Законодательного Собрания Свердловской области по вопросам законодательства, общественной безопасности и местного самоуправления; политическая партия КПРФ:

Я хотел бы поговорить о малом бизнесе как части среднего класса. Малый бизнес это часть среднего класса. Какие политические интересы у малого бизнеса? Он левый или правый? Есть ли у нас левые и правые? Сурков в своем выступлении в феврале 2006 года сказал, что «Единая Россия» претендует на роль общенациональной партии. Он обозначил также, каких партий не должно быть в России.

Что значит общенациональная партия? Там могут быть и молодежь, и пенсионеры, и малый и средний бизнес, и крупный капитал, и олигархи. Все в одной партии? Как одна партия может переварить противоречивые интересы разных групп, которые конкурируют между собой. Но такая задача поставлена. На ОПОРе в Москве он сказал, что малому бизнесу надо определиться, какую партию поддерживать.

«Единая Россия» хороша тем, что не дает невыполнимых обещаний. Я согласен с господином Рогожниковым в том, что у партий есть проблемы с тем, как они выражают обещания в своих программах, и как они их реализуют на практике: обещания не переходят в реальные дела. Борис Грызлов в 2005 году говорил о том, что «Единая Россия» поставила перед собой задачу добиться снижения НДС до 15 процентов, введения налоговых льгот по налогу на прибыль, отменить НДС на авансовые платежи, снять отдельные таможенные пошлины и т.д. Многие вопросы с 2005 года не решены. На ОПОРе были озвучены и другие важные проблемы малого бизнеса: необходимость отмены кассовых аппаратов для предпринимателей на ЕНВД, поборы с бизнесменов за подключение к электрическим сетям и другим коммуникациям при вводе в эксплуатацию объектов. Кое-что делается, например, в Государственной Думе прошел перовое чтение законопроект о льготном порядке покупки субъектами малого бизнеса арендуемых помещений.

С правящей партии – «Единой России» – спрос особый. Одно дело предвыборные обещания, другое – реальная поддержка малого бизнеса. Завтра в Екатеринбурге будет проходить съезд представителей малого бизнеса Свердловской области и как обычно начнутся стенания об этих проблемах, которые много лет существуют, но разрешить их невозможно.

А что же другие партии? КПРФ говорит: мы за национализацию стратегических, крупных отраслей экономки, за государственный капитализм, за максимальное развитие малого и среднего предпринимательства. У коммунистов есть идеологическая основа и исторический опыт. Ленин во многих своих работах говорил, что лавочники и мелкая буржуазия являются сторонниками социальных революций и сторонником пролетариата в этих революциях. Это означает, что политические взгляды малого бизнеса зависит от того, какая политика ведется в отношении этой социальной группы. Сегодня малый предприниматель, проработав на «упрощенке», заработает пенсию 1200 руб., то возникает интересный вопрос – кто он будет по убеждениям, левым или правым? Ему говорят: «ты малый капиталист, твоя пенсия – это твой бизнес». При вступлении в ВТО этот предприниматель может быть выброшен с рынка и он пополнит ряды наемных работников, маргиналов, безработных. Какой выбор он должен делать в условиях давления крупного капитала в экономике?

Посмотрим исследования ОПОРы 2005 года: 41% опрошенных предпринимателей считают, что вход на рынок им ограничивает местная или региональная администрация, 25% считают, что их деятельности мешают компании-монополисты. В малых городах всегда есть компания-монополист и мэр города – ее ставленник. По сути, опрошенные говорят, что власть на местах их душит.

Вывод: малый бизнес занят своими экономическими проблемами и аполитичен, но он прагматичен, поскольку выживает за счет своих собственных ресурсов. В зависимости от политической и экономической ситуации в стране он склонен поддержать правых или левых. Я соглашусь с тезисом господина Рогожникова, что малый бизнес одновременно и либерален, и левый. Задача правящей власти, политической системы – создавать условия, чтобы малый бизнес занимал центристскую политику, а не был сторонником катаклизмов и социальных революций, которые могут смывать на своем пути все. Спасибо.

^ Алексей Дегай, управляющий директор ОАО «Северский трубный завод»:

Средний класс есть, и крупные предприятия это ощущают. Это видно по запросам людей, по покупкам которые они совершают. В городе Полевском власть и крупный капитал не срослись. Крупные предприятия поддерживают малый бизнес, создают основу для новых предприятий с гарантированными условиями их существования, выделяя непрофильные активы, создавая гарантированные условия существования. Малому бизнесу сложно решать некоторые вопросы, касающиеся, например, растаможивания и прочих дел. Средний класс и малый бизнес привержен к существующему правящему классу. Сегодня у них есть возможность строить разный по объему, но законный и законопослушный бизнес. Их устраивает ситуация.

^ Анатолий Павлов: Фактически сейчас идет полемика партий. Давайте вернемся к теме среднего класса.

Средний класс – это мелкие буржуа, которые должны самовыразиться и многое себе позволить. Число таких людей растет. Человек из среднего класса боится потрясений, хочет стабильности. Мы выступаем за то, чтобы люди занимались семейным бизнесом, готовы выделять для них мелкие производства. Это нам тоже выгодно, мы бы скинули с себя расходы, которые висят на производстве, лишь бы кто-нибудь занялся. Мы заинтересованы в среднем классе, но пока мало людей, которые хотят поднимать бизнес. Надо выращивать средний класс, помогать ему. В Италии, Германии семейный бизнес развивается по-другому, не так как у нас. У нас мало людей, которые хотели бы занять нишу среднего класса. Должна быть политика государства – воспитывать средний класс. Надо создавать залоговые фонды, давать беспроцентные кредиты. Сейчас неэффективно используется государственная собственность. Вопросы среднего класса надо рассматривать с экономической точки зрения и думать, как выращивать средний класс.

^ Мелик Мори, генеральный директор Первоуральского Новотруб­ного завода.

Средний класс есть, но он не многочислен. Со стороны государства недостаточно создано условий для формирования среднего класса. Относительно малого бизнеса я согласен: крупный бизнес создает условия, чтобы малый бизнес не отвлекался ни на что другое. Хорошим толчком для развития малого бизнеса было бы организация «одного окна», создание условий для развития бизнеса в начальной стадии.

Я бы хотел сказать несколько слов относительно политических программ разных партий. Я аполитичный человек и не являюсь членом какой-либо партии, но занимаюсь агитацией за «Единую Россию». Посмотрим основные положения План Путина – развитие экономики, пенсионеры, повышение качества жизни; создание конкурентной промышленности; сохранение самобытной культуры и суверенитета страны; обороноспособности. Все говорим об одном и том же. Просто каждый взял кусочек из целого пирога. Мне кажется, что все партии должны объединиться с «Единой Россией», и не надо никакой другой демократии.

^ Юрий Осинцев:

Спасибо Мелик Пашаевич. Хороший очень тезис. Мне понравился термин Павлова «выращивание» среднего класса. Евгений Артюх правильно сказал, что мэры и бизнес сращиваются. Губернатор назначаем, а мэры выбираемы. У нас сейчас смешанная выборная система, и мэры не хотят по ней избираться, им не нужна ведущая роль «Единой России». потому что мэр – это корпорация, с крупным бизнесом он договаривается. Малый бизнес корпоративен. Поэтому для городов надо предложить ввести смешанную систему выборов. Мэры сидят и думают, как бы сделать так, чтобы в представительный орган не прошли «единороссы». Анатолий Иванович Павлов, подскажите, из 72 городов в 51 есть ячейки «Единой России»? Да. Но даже там, где мэры - «единороссы» – им не надо даже простого большинства в городских думах, потому что этот бизнес корпоративен, а значит, существующие проблемы останутся. Никогда «одного окна» не будет, потому что нет инструмента для дискуссии с мэром и думой. Они не дискутируют, они исполняют команды.

^ Михаил Черепанов, директор по региональным проектам Трубной металлургической компании:

Я благодарен «круглому столу» за возможность подумать. Мое отношение к вопросу о том, есть средний класс или нет, двойственное. Слово класс в моем восприятии – что-то надежное, стоящее на основе. Средний класс же пока является достаточно рыхлым образованием, потому что для его существования есть некоторые угрозы.

Во-первых, внешний фактор, а именно цена нефти, которая способна быстро нарушить стабильность существования среднего класса. Второй фактор – это свобода. Я согласен с тем, что одним из критериев, по которому можно оценить принадлежность к среднему классу, является самоощущение. Самоощущение не может быть без свободы. Человек не свободный не может чувствовать себя представителем среднего класса.

В отношении партий – та партия, которая обеспечит стабильность, устранит и те резкие факторы в развитии страны. Та партия, которая не «пережмет», сохранит либеральную идею, свободу для людей – за этой партией и пойдет средний класс.

^ Марина Вшивцева, директор Уральского филиала АНО «Институт корпоративного развития» ГК «РЕНОВА»:

Я добавлю несколько слов о взаимоотношениях среднего класса и интеллигенции. Это важный и актуальный вопрос. Мы попытались собирать интеллектуальный клуб – представителей интеллектуалов и бизнеса, чтобы обсудить, что такое элита? И мы обнаружили противоречие – средний класс сформировался, само идентифицировался. Уровень мобильности среднего класса чрезвычайно высок, но в процессе само идентификации этих людей появляются вопросы: в какой стране они живут. В последние восемь лет постепенно перестали говорить ужасную фразу «в этой стране». Появилось другое – осознанная гордость за то место, где мы появились и живем. С этой точки зрения начинается очевидное движение навстречу, интеллигенции и среднего класса. Перекосов будет много. Для среднего класса, для бизнесмена критерий успешности – количество денег, для представителя академической науки – это нонсенс. Кто будет новую идеологию создавать? Наше обсуждение – запрос на идеологию, которую нужно двигать. Все заинтересованы в устойчивости этой конструкции. Идеология присуща и демократическим, и тоталитарным обществам. И сейчас важно понять, в какую сторону, с точки зрения идеологии, пойдет дальнейшее развитие. Спасибо.

^ Юрий Осинцев: Коллеги, кто еще хотел бы высказаться?

Евгений Артюх :

Я хотел бы рассказать о политической практике малого бизнеса. В основном малый бизнес участвует в работе органов местного самоуправления. Могу назвать мэров городов Березовского и Верхней Туры. В Урюпинске члены ОПОРы выдвинули пятнадцать кандидатов в депутаты. Тринадцать из них избрали, мэр также был выдвинут от «Опоры России». В Угличе сделали то же самое.

Малый бизнес проявляется на местном уровне, потому что он здесь живет. Социальная среда, которая складывается в маленьком городе, его больше интересует, хотя законы принимаются в Государственной Думе. Законодательство позволяет общественным организациям участвовать в выборах.

^ Юрий Осинцев:

Мы в основном говорили о промышленности и не коснулись сферы услуг, например, медицинских. Я не говорю о стоматологах. Там тоже есть свои проблемы. Учителя, врачи – это интеллигенция, но сегодня учителя с врачами встали по разные стороны баррикад, и это сделали два национальных проекта – образование и здравоохранение. В Свердловской области средняя зарплата врача 16 тысяч рублей, у учителей – восемь. Эти категории всегда были в одном, советском и российском, слое. Сейчас претензии к партии по этому поводу высказываются очень жестко.

^ Михаил Рогожников:

Пока отсутствует прорисовка политических интересов среднего класса. Валерий Александрович Фадеев говорил о легитимизации партийной платформы. Это переводит нашу деятельность на следующую ступень, вводит в новый этап, в частности, легитимирует деятельность «Клуба 4 ноября» по внесению своего вклада в программу «Единой России». На следующем заседании мы сможем обсуждать новый вариант будущей программы партии «Единая Россия». Программа есть, но ее еще не видели. Борис Грызлов упоминал о программе партии – мы ее написали, отдали в партию, но никто ее потом не видел. Вторая часть программного заявления партии «Единая Россия» – «Россия, которую мы выбираем» – значительная часть формулировок написаны в нашем Институте. Даже в доклад к Борису Грызлову мы вставили, что НДС должен снижаться до 11 процентов, объясняя тем, что идет бурный рост машиностроительной промышленности.

Туда вошел большой кусок из выступлений Владимира Плигина, и в первой части есть упоминание наших идей: Россия должна быть одним из мировых лидеров (ранее эта идея не была присуща партии); и идея о необходимости двух политик в социальной сфере – поддержка бедных и поддержка усилий тех, кто стоит на ногах; выращивание среднего класса. Это то, что намечено в программе партии. Наша дальнейшая работа будет строиться на выработке в регионах конкретных решений.

^ Анатолий Павлов:

Надо внести в программу партии положение, что она должна заниматься кадровой политикой, сделать национальный проект по кадрам – все бы стало на свои места. Сегодня голод в кадровой политике, отсутствует государственная программа по кадром – это беда России: гениальные головы вытаскивают наверх дураков. Я этого не понимаю.

^ Валерий Фадеев:

В кадровой политике уже сделан первый шаг – есть программа «Профессиональные кадры страны».

Анатолий Павлов:

Надо делать как в Италии, там ввели объективное профессиональное тестирование, тестирует компьютер, исключается человеческий фактор. У нас надо убрать систему кумовства и решать задачу так: решил тест – получил работу.

^ Валерий Фадеев:

У нас работает программа, кстати, от Свердловской области у нас тоже обучаются на бесплатной основе. Формируется кадровый резерв. Но у нас нет нормальной образовательной системы. Только сейчас мы подошли к тому, чтобы создать единую школу государственного управления. Недавно прошла конференция на эту тему, выступали ректоры из Итона и Кембриджа. Во Франции сразу после войны де Голль создал школу государственного управления. У нас 15 лет назад создали РАГС. Сейчас формируется школа государственного управления.

Еще два замечания. Марина Николаевна Вшивцева говорила о ценностях. В последние годы страна стала ценностью. Сейчас формируется набор ценностей, и средний класс – это основа политической системы. Без ценностей мы ничего не сделаем. Либерально-консервативная платформа – это политическая база для работы с бизнесом. Раньше такой базой был СПС, который сейчас развалился. Надо пытаться создать на базе либерально-демократической платформы такую точку для бизнеса: «добро пожаловать бизнесу, но только не тому, кто записался в коммунисты».

Юрий Осинцев:

Коллеги, будем считать, что мы не зря поговорили о среднем классе, получили импульс, чтобы подумать, как сделать так, чтобы этот класс составля не 25 процентов, а хотя бы 50 от всего населения России.

Всем спасибо. До следующих встреч.




Скачать 294,42 Kb.
оставить комментарий
Дата02.12.2011
Размер294,42 Kb.
ТипОтчет, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх