Контрольная работа По дисциплине «Политология» На тему: «Политическая коммуникация» icon

Контрольная работа По дисциплине «Политология» На тему: «Политическая коммуникация»



Смотрите также:
Контрольная работа по дисциплине «Политология» на тему «Политическая мысль Нового времени ( XVII...
«международная коммуникация»...
Программа вступительного экзамена в магистратуру по специальности 1-23 80 07 «Политология»...
Реферат по дисциплине “Политология” на тему “ Политические субкультуры и их роль в обществе.”...
Учебно-методический комплекс по дисциплине Политическая история россии специальность:...
Программа дисциплины «Государственная политика и управление» Для направления или специальности...
Политическая коммуникация...
Контрольная работа по дисциплине Тема...
Контрольная работа по дисциплине: на тему...
Реферат по дисциплине «политология»...
Методические указания по выполнению контрольной работы по дисциплине Информатика На тему:...
Журналистики и политологии...



скачать


НОУ «Институт государственного администрирования»

Клинский филиал

Факультет Экономики и управления


Специальность Государственное и муниципальное управление


Контрольная работа

По дисциплине «Политология»

На тему: «Политическая коммуникация»


Выполнил: студент 3 курса

Заочного отделения

Смирнов Г.Е.


Клин, 2011

Содержание

Введение…………………………………………………………………………….2

1. Политическая коммуникация как объект теоретических исследований……….

2. Средства коммуникации как инструмент преобразования социально-политической действительности…………………………………………………….

Заключение……………………………………………………………………………

Список литературы……………………………………………………………………


Введение

 

Понятие “информационное общество” сегодня уже перестало быть метафорой или обозначением мегатенденций развития современного мира. Происшедшие в последней трети ХХ в. в ряде развитых стран глубокие структурные преобразования экономического механизма, выдвинувшие на первые позиции новые наукоемкие отрасли взамен тяжелой промышленности, сопровождались бурным развитием “индустрии знаний” и связанных с ней технологий передачи и обработки информации, глобальной компьютеризацией и появлением разветвленных информационных систем. С созданием всемирной компьютерной сети Интернет человечество практически вступило в фазу формирования и поддержания в актуальном состоянии единой общемировой информационно-коммуникационной среды, и киберпространство, совсем недавно доступное лишь высококвалифицированным программистам, на наших глазах трансформируется в информационное поле социально-экономического, политического и культурного развития всего сообщества, позволяющее обеспечить необходимыми сведениями отдельных граждан, их различные объединения, предприятия, органы власти и управления.

Можно оптимистически утверждать, что по своей объективной природе новые коммуникационные технологии должны способствовать демократизации всех сторон общественной жизни, однако в силу не менее объективно существующей неравномерности доступа к источникам информации было бы ошибочным отрицать реальную возможность концентрации управления информационными потоками в руках достаточно узкого круга лиц, ставящих перед собой задачу направленного воздействия на массовое сознание или, если угодно, манипулирования им в политических целях.

С этой точки зрения феномен коммуникации представляет очевидный интерес для политологов. Коммуникация в сфере политики, или политическая коммуникация, подобно любым другим коммуникационным актам, может преследовать три цели: передачу информации, изменение мнения, изменение поведения информируемых, однако ключевым в этом процессе, несомненно, является изменение поведения, поскольку именно оно составляет стержень властно-управленческих отношений в обществе.

Политическая коммуникация оказывается и в числе явлений, которые не укладываются в привычные рамки общесоциологических парадигм, в известной мере претендующих на роль универсальных теорий и включающих в себя собственно политологические подходы. Так, в условиях становления информационного общества анализ проблемы борьбы за власть, очевидно, смещается от традиционной постановки вопроса о власти и собственности на средства материального производства в плоскость борьбы за власть и собственность на средства производства общественного мнения.

Таким образом, изучение политической коммуникации, различных ее проявлений и последствий сталкивается с проблемами, которые не решаются в пределах общепризнанных политико-философских теорий, подходов и школ, и тем самым актуализирует задачу теоретико-методологического осмысления происходящих социально-политических изменений посредством формирования новой парадигмы изучения политики, адекватной состоянию общества и вызову времени. Возможный путь преодоления указанных противоречий и поиска ответов на нерешенные вопросы видится в своеобразном “смещении акцентов”, когда использование известных политологических концепций для анализа феномена коммуникации в сфере политики будет сочетаться с применением элементов стремительно развивающейся теории коммуникации к изучению политических явлений, с “коммуникационным прочтением” самой политики.


^ 1. Политическая коммуникация как объект теоретических исследований


Политика не существует вне человеческой деятельности, различных способов взаимодействия ее носителей, вне коммуникационных процессов, связывающих, направляющих и инновациирующих общественно-политическую жизнь. Коммуникация (от лат. communico – делаю общим, связываю, общаюсь) предполагает некоторую информацию, мысль, эмоцию, чувство, которые передаются от человека к человеку, от одного поколения к другому, то есть она представляет собой специфическую форму взаимодействия и общения людей в процессе их совместной деятельности.

Политическая коммуникация представляет собой процессы выработки, передачи и обмена политической информацией, которая структурирует политическую деятельность и придает ей новое значение. Политическая коммуникация выступает своеобразным социально-информационным полем политики. Ее значение в политической жизни общества, его культуры, сравнимо со значением нервной системы для человека.

Одно из наиболее полных толкований политической коммуникации дано известным французским социологом политики Р.Ж. Шварценбергом. Он определил это понятие как “процесс передачи политической информации, посредством которого информация циркулирует между различными элементами политической системы, а также между политической и социальной системами. Непрерывный процесс обмена информацией осуществляется как между индивидами, так и между управляющими и управляемыми с целью достижения согласия”. [1]

Близкое понимание сущности политической коммуникации содержится и в российской научной литературе. В ней под политической коммуникацией понимается “процесс взаимодействия политических субъектов на основе обмена информацией и непосредственного общения, а также средства и способы этого духовного взаимодействия”. [2]

Началом изучения явлений политической коммуникации в развитых странах можно считать исследования пропаганды в период Первой мировой войны. Фундаментальные работы в этой области, равно как и сам термин “политическая коммуникация”, появились в конце 40-х – начале 50-х гг. XX в. Выделение исследований политической коммуникации в самостоятельное направление было вызвано демократизацией политических процессов в мире во второй половине XX в., развитием кибернетической теории, возникновением и вырастанием роли новых коммуникационных систем и технологий.

В самом общем виде теория политической коммуникации рассматривает следующие комплексы проблем:

1) сущность и особенности строения и функционирования разнообразных средств политической информации: речи, жестикуляции, печати, средств массовой информации. Соответственно, изучаются деятельность коммуникативных сетей, по принципу: “отправитель – переработчик – адресат политической информации”, проблемы взаимодействия речевых и электронных каналов информации, властного контроля над СМИ и др.;

2) разработка и совершенствование знаковой, символической и семиотической систем для политико-коммуникативных передач, способы шифровки и дешифровки политической информации, создания различных политических мифологем, символических, рекламных и пропагандистских образов и сюжетов;

3) социально-политические последствия информационного воздействия на поведение и деятельность субъектов политики, формирование общественного мнения, течение электоральных процессов, политическое управление обществом.

Политическая коммуникация подразумевает не одностороннюю направленность сигналов от элит к массе, а весь диапазон неформальных коммуникационных процессов в обществе, которые оказывают самое разное влияние на политику. Политическая жизнь в любом обществе невозможна без устоявшихся методов политической коммуникации.

Существуют три основных способа коммуникации: через неформальные контакты, общественно-политические организации (институты), средства массовой информации. К ним можно отнести и особые коммуникативные ситуации или действия (выборы, референдумы и так далее). В политической коммуникации обыкновенно дело имеют с написанным или произносимым словом, но она может происходить и при помощи всякого знака, символа и сигнала, посредством которого передается смысл. Следовательно, к коммуникации надо отнести и символические акты – самые разнообразные, такие как сожжение повестки о призыве в армию, участие в выборах, политическое убийство или отправление каравана судов в плавание по всему свету. В значительной своей части политическая коммуникация составляет сферу компетенции специализированных учреждений и институтов, таких как средства массовой коммуникации, правительственные информационные агентства или политические партии. Тем не менее она обнаруживается во всякой обстановке социального общения, от бесед с глазу на глаз до обсуждения в палатах национального законодательного органа.

Сущностной стороной политико-коммуникационных процессов является передача, перемещение, оборот политической информации. Под политической информацией понимаются сведения о политике, которыми обмениваются (собирают, хранят, перерабатывают, распространяют и используют) “источники” и “потребители” – взаимодействующие, в обществе индивиды, социальные группы, слои, классы. Политическая информация представляет собой совокупность знаний, сведений, сообщений о явлениях, фактах и событиях политической сферы общества. С ее помощью передаются политический опыт, знания, координируются усилия людей, происходит их политическая социализация и адаптация, структурируется политическая жизнь.

Политическая коммуникация – это смысловой аспект взаимодействия субъектов путем обмена информацией в процессе борьбы за власть или ее осуществление. Она связана с целенаправленной передачей и избирательным приемом информации, без которой невозможно движение политического процесса. Посредством коммуникации передается три основных типа политических сообщений: побудительные (приказ, убеждение); собственно информативные (реальные или вымышленные сведения); фактические (сведения, связанные с установлением и поддержанием контакта между субъектами политики).

Политическая коммуникация выступает как специфический, вид политических отношений, посредством которого доминирующие в политике субъекты регулируют производство и распространение общественно-политических идей своего времени.

В современных исследованиях политическая коммуникация рассматривается как неотъемлемый элемент политической системы общества, часть общественно-политического сознаниям бытия человека. В структуру политической системы обязательно входит информационно-коммуникативная подсистема, которая устанавливает связи между институтами политической системы. Значение этой подсистемы велико, ибо люди, как известно, способны оценивать действия, в том числе и политически, лишь при наличии определенного объема знаний и информации. Если в демократических обществах средства массовой информации достаточно независимы, то в авторитарных и тоталитарных они полностью подчинены правящей элите.

Массовая коммуникация (или информационно-пропагандистская деятельность) есть деятельность социального субъекта по производству и распространению социально-политической информации, направленной на формирование (стабилизацию или изменение) образа мыслей и действий социального же субъекта. Эта деятельность осуществляется при посредстве специфических социально-политических институтов – средств, органов массовой информации. Их роль сейчас рассматривается и в ином аспекте. До тех пор пока весь поток информации был преимущественно официальным и однонаправленным – пресса, радио, телевидение информировали читателей и зрителей о принятых где-то решениях и событиях и тем самым воздействовали на аудиторию, термин средства массовой информации и пропаганды был совершенно точным. В последнее время стали уделять больше внимания механизму обратной связи – реакции публики на увиденное и услышанное. Передача информации превращается тем самым в коммуникацию, взаимный обмен, общение с аудиторией. Поэтому субъект массовой информации правильнее будет тоже называть субъектом массовой коммуникации. Это логичнее также еще и потому, что массовую информацию сегодня связывают в основном со средствами, которые ее распространяют – печатью, радио, телевидением, хотя массы производили социальную информацию на протяжении всего своего исторического развития. Ведь журналистика или СМИ – это всего лишь небольшая, хотя и существенная часть массовых информационных процессов. Это элемент в системе средств массовой коммуникации (далее СМК), куда входят все виды массового общения – и технические, и устные.

Значительное место в системе СМК занимает межличностное общение – тот микроуровень массовой коммуникации, который оказывает существенное воздействие на его макроуровень – телевидение, радио, кино, лекционную пропаганду и так далее. Ведь информация официального субъекта массовой коммуникации принимается и успешно усваивается людьми тогда, когда она положительно оценена неофициальным субъектом, поддержана им. Любое важное сообщение, как правило, обсуждается и получает свою оценку в семье, трудовом коллективе, неформальной группе. Именно эта оценка, позиция близких человеку людей больше всего влияет на его отношение к тем или иным официальным источникам информации. Если у аудитории складывается стойкое отрицательное отношение к официальной информации, например, из-за замалчивания СМИ отдельных фактов, проблем, то на эффективность и действенность средств массовой информации в этом случае рассчитывать не приходится. Иными словами, межличностное общение служит фильтром для усвоения официальной информации, дает ей свою оценку и имеет решающее значение в политическом ориентировании личности.

Коммуникация в значительной степени зависит от социальных, политических и технических условий ее развития. В системы СМК обязательно входят тексты (от материально не закрепленных до материально закрепленных в символах, знаках, образах, звуках) и аудитории этих средств: от малых сконцентрированных до численно больших, рассредоточенных.

Самой древней по времени возникновения является первичная система средств массовой коммуникации (ССМК-1) – она соответствует первобытному строю; человек – сам носитель текста, главное – межличностная коммуникация. ССМК-2 соответствует периоду разложения первобытной общины; появляется аудитория, организаторы коммуникативного процесса; его основная форма – собрание как действие. Возникновение ССМК-3 (период становления индустриального общества) связано с развитием книгопечатания, материальным закреплением текста-письма, а ССМК-4 – собственно с комплексом средств массовой информации (эпоха индустриальных и постиндустриальных обществ).

Естественная коммуникация характеризуется прямой связью между коммуникаторами и наличием “живого” текста, который может подвергаться изменениям в зависимости от моментальной реакции относительно небольшой по размеру аудитории; техническая – наличием материально-закрепленного текста, отсутствием прямой связи между коммуникаторами и наличием численно больших рассредоточенных аудиторий.

Уровень развития системы средств массовой коммуникации, особенности их использования достаточно полно характеризуют социально-информационную базу политической культуры, ее приоритетные цели. В свою очередь, доминирующая политическая культура как бы “задает” политико-коммуникативным процессам систему ценностных ориентации, правил, образцов функционирования.

Массовая коммуникация, охватывая все многообразие социальных связей – межличностных, массовых и специальных, отражает и выражает культурные ценности субъектов политики; несет в себе социально-политическую информацию как содержание, включая процессы обмена этим содержанием, а также семиотические и технические средства, используемые в этих обменах, и технические каналы этих обменов. Коммуникаторы при массовой коммуникации целенаправленно формируют массовую аудиторию, массовая коммуникация подразумевает также тесные развивающиеся взаимосвязи внутри массы, в свою очередь воздействующей на коммуникаторов. [c.310] В общем случае имеют место всесторонние коммуникативные связи и отношения, которые неразрывно связаны с политической и общей культурою общества.

В политологической литературе, при исследовании эволюции способов политической коммуникации, основной акцент делается на анализ отношений управляющих и управляемых в коммуникативном плане. Их можно рассматривать в следующей парадигме:

1) отношения идентичности. Управляющие идентичны управляемым;

2) отношения включения. Все управляющие являются членами политического общества, но не все управляемые являются членами руководящего круга. Эти отношения заключают в себе взаимопроникновение и взаимовлияния управляющих и управляемых;

3) в условиях расширения политического общества отношения между управляющими и управляемыми становятся отношениями пересечения. Класс управляющих частично отделяется от класса управляемых.

В ряде моделей политической коммуникации обращается внимание на роль элиты, которая осуществляет свою власть над остальной частью общества не непосредственно, а через промежуточные звенья, такие как бюрократический аппарат и средства массовой коммуникации. Между различными элементами политических систем, такими как элита, бюрократия и массы, происходит непрерывный обмен информацией. Ведущую роль в организации и передаче информации играет элита.

Ниже приводится одна из моделей политической коммуникации, в которой показывается, что между такими элементами политической системы, как правящая элита и бюрократия, с одной стороны, и массы – с другой, происходит непрерывный информационный обмен, причем элиты всегда конструируют и передают “вниз”, “на массы” такую информацию, которая укрепляет их легитимность. Передача информации осуществляется посредством СМИ, а также политических и неполитических организаций. Что же касается “управляемых”, то они могут передавать информацию “вверх”, во-первых, только эпизодично; во-вторых, в основном, на выборах или референдумах (рис. 1).

Контроль и распределение политической информации – важный элемент в определении политической культуры, типа политических систем: демократических или авторитарных. Демократический тип предполагает, что политическая информация широко распространяется между различными членами общества; при авторитарных формах правления информационные процессы берутся под строгий контроль.




Рис. 1 Модель передачи политической информации в обществе


В основе идеальной, подлинно демократической модели политической коммуникации лежит равноправный обмен информацией, диалог между основными политическими группами общества – управляющими и управляемыми. Этот обмен, без которого невозможно общение, следовательно, и достижение политического согласия, не обязательно является одномоментным или последовательным, но протяженным во времени и в пространстве. По своей значимости и по влиянию на функционирование политической системы информация, направляемая от управляемых к управляющим, сопоставима с информацией, поступающей от политической элиты к остальным членам политического общества.

Отправным пунктом для анализа функциональных и ценностных характеристик политико-коммуникационных процессов может служить известный “коммуникационный алгоритм”, согласно которому акт коммуникации рассматривается как развертывающаяся структура по мере ответа на вопросы.

Формула коммуникационного анализа

1. Кто (Сделавший сообщение) – 2. Сообщает что (Сообщение) – 3. Как, по какому каналу (Канал коммуникации) – 4. Кому (Получатель сообщения) – 5. С какой целью? (Цель сообщения) – 6. С каким эффектом? (Эффект сообщения).

Специальные дополнительные вопросы: – При каких обстоятельствах? – С какой целью? – С каким результатом?

В другом варианте исследования: 1. Кто (Проверка объекта изучения)–2. Сообщает что (Содержание анализа)–3. Как, по какому каналу (Средства анализа) – 4. Кому (Изучение аудитории) – 5. С каким эффектом? (Результат исследования).

Алгоритм коммуникационного анализа выглядит следующим образом: коммуникатор – сообщение – канал – реципиент.

Рассмотренный алгоритм желательно рассматривать и как систему двустороннего действия: коммуникатор – непрерывный обмен потоками информации – реципиент. В ней весьма важным представляется анализ состояния и деятельности конкретных субъектов массовой коммуникации, учет особенностей их социокультурного развития, содержания информационных потоков.

Субъекты массовой коммуникации господствующего социального класса, слоя, как правило, занимают ведущее положение в обществе и имеют наиболее благоприятные условия для информационно-пропагандистской деятельности.

Господствующими идеями любого времени являются всегда идеи господствующего класса. Понятно, что такой класс, направляя деятельность государственных институтов, стремится контролировать основные средства коммуникации, идеологические учреждения и т.д. В зависимости от уровня политической культуры общества он это делает демократическими или авторитарными способами, единолично или с союзником, с учетом мнения и настроений масс или нет.

Общественное мнение формируется прежде всего под влиянием средств массовой информации. И конечно, политические элиты пытаются сделать так, чтобы общественное мнение или, по крайней мере, преобладающая его часть склонялось в их пользу.

В бесконечном множестве политико-коммуникативных связей и отношений, взаимодействующих и развивающихся в разных направлениях и существующих на различных уровнях, важно уметь определять их основные тенденции и содержание. Ведь и лидеры общественных групп, и их сторонники, как, впрочем, и противники, во многом зависимы от политической коммуникации; отличия проходят по характеру восприятия, политическому спектру и эффективности ответной реакции. Господствующий коммуникационный поток (независимо от того, правильно его содержание или нет) становится ключевой силой в определении и объяснении того, что значимо в политике в определенный момент времени.

Вместе с тем было бы неверно анализировать коммуникационные отношения только по вертикальному принципу: “правящие элиты – управляемые массы”. Чем демократичнее общество, тем большее значение приобретает горизонтальный уровень обмена потоками политической информации, сопряжение господствующего коммуникационного потока, инициируемого государством, с информационными потребностями и приоритетами гражданского общества, формирующимися на более широкой ценностной основе.

В этой связи целесообразно обратить внимание на соответствующие положения Конституции Российской Федерации по проблемам информации и коммуникации в обществе.

Конституция Российской Федерации (1993), Статья 29:

1. Каждому гарантируется свобода мысли и слова.

2. Не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие, социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства.

3. Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них.

4. Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять "информацию любым законным способом. Перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом.

5. Гарантируется свобода массовой информации. Цензура запрещается.

Статья 26, ч. 2:

Каждый имеет право на пользование родным языком, на свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества.

Важное место в политической коммуникации занимает рассмотрение содержательных и ценностных характеристик социально-политической информации. “Контент-анализ” – изучение содержания политико-информационного сообщения – позволяет выявить ряд формальных характеристик, важных для коммуникативного воздействия. Учитывая способность коммуникации ориентировать реципиента на передаваемое ему сообщение, принято выделять два типа информации.

Побудительная политическая информация. Выражается в приказе, совете, просьбе. Она рассчитана на то, чтобы стимулировать ответное действие и в свою очередь подразделяется на:

а) активацию – побуждение к действию в заданном направлении;

б) дестабилизацию – рассогласование или нарушение некоторых автономных форм поведения или деятельности.

Констатирующая политическая информация. Выступает в форме нейтрального сообщения и широко представлена в различных образовательных системах. Не предполагает непосредственного изменения поведения. Мера объективности может варьироваться от “безразличного” тона изложения до включения в текст явных элементов убеждения.

Существуют два основных способа, с помощью которых отправитель сообщения стремится не только передать информацию, но и заставить реципиента видоизменить структуры своего сознания в соответствии с сообщением.

Логические убеждения (как, например, в науке, где процесс коммуникации всегда опирается на доказательный характер разумных доводов).

Эмоциональные убеждения, воздействующие на систему ценностных ориентации личности. Большинство сообщений в политической печати и других средствах массовой пропаганды ориентированы воздействовать на эмоциональные стороны человеческой натуры, чтобы заставить людей действовать в соответствии с определенной системой политических ценностей.

Политическая информация, поступающая к реципиенту, может быть им остановлена, подвергнута “цензуре” и воспринята лишь частично. Вместе с тем при определенных условиях она воспринимается “потребителем” без должной критической переработки.

Существенное влияние на восприятие информации, содержащейся в сообщении, оказывает социокультурная группа, к которой принадлежит реципиент, что выражено следующими обстоятельствами:

1) персональная точка зрения и отношения находятся под сильным влиянием группы, к которой человек принадлежит или хочет принадлежать;

2) человек награждается за приверженность групповому стандарту и наказывается за отклонения от него;

3) человеку труднее изменить мнение, ставшее достоянием гласности, нежели частное;

4) аудиторное участие групповые дискуссии и коллективно принятые решения – помогают легче преодолеть внутреннее сопротивление какому-либо мнению или решению;

5) поддержка даже одного человека ослабляет силу давления негативного общественного мнения группы, к которой данный человек принадлежит;

6) наиболее приверженные сторонники группы наименее подвержены воздействию коммуникации, которая противоречит групповым нормам;

7) форма и особенности подачи информации также существенны для ее успешного усвоения.

Вероятность изменения мнения в желаемом направлении тем выше, чем больше доверия к себе вызывает коммуникатор. Доверие основывается на экспертных способностях, т.е. способности точно формулировать проблему; впечатлении о правдивости передаваемой информации, усиливающемся от свободного владения материалом; доверии к информатору.

Эффективность воздействия поданной информации выше, если коммуникатор вначале выражает те же взгляды, что и аудитория. То, как она воспринимает говорящего, может повлиять на ее отношение к сообщению.

Политологи и психологи обращают внимание на важность политической информации, рассчитанной на определенного индивида, ту или иную социальную группу. Недостаточно выступить с заявлением в средствах информации, имеющем массовую аудиторию; цель выступления будет достигнута только в том случае, если сообщение – полностью или неполностью, с акцентом на содержание или на вызываемую им эмоциональную реакцию – будет воспринято и распространено на уровне малых групп, в повседневных разговорах, лидерами общественного мнения, если оно не будет задержано или цензурировано в результате селективного восприятия.

Политическая коммуникация, особенно электоральная, не должна быть анонимной, безадресной. Ее целесообразно ориентировать на конкретные группы людей, организации, а в идеале – на конкретного индивида; целесообразно дальнейшее изучение его психологических, социокультурных особенностей как субъекта-объекта коммуникации. И наоборот, политические требования, запросы, интересы и потребности индивидов, социальных групп, посредством совершенствования коммуникации, должны находить адекватное отражение в политической системе общества и его культуре.

Принципиальным является ценностное измерение политической коммуникации, ее основных потоков, их целей и направленности. Культурная политика в области политической коммуникации должна основываться на таких принципах, как приоритетность качеств и ценностей данной культуры (иерархия); равные права и широкие возможности для приобщения к информации вследствие утверждения справедливости, демократии у широких прав граждан (равенство); близость к культуре нации, этнической общности или религиозного большинства (идентичность); учет моральных норм и требований (вкус и мораль).

Политическая коммуникация, являясь способом, средством существования и передачи политической культуры, в свою очередь, опосредуется ценностями и нормами последней. Характер политической коммуникации в обществе, уровень ее развития во многом определяются состоянием общей и политической культуры. Это взаимообусловливающие друг друга процессы. Ценностные качества политической коммуникации зависят от культуры данного общества, мирового развития; вместе с тем они ранжируются и политически переосмысливаются правящими элитами, бюрократией в своих интересах и целях.

Важными свойствами политической коммуникации в идеале должны являться свободные потоки точной, полной, завершенной и проверяемой информации о политических явлениях и процессах, сопрягаемой с основными цивилизационно-культурными ценностями данного общества, демократическими принципами развития и фундаментальными гражданскими и политическими правами человека.

Особое значение среди этих прав имеют свобода политических, религиозных и иных убеждений, свобода совести, свобода слова и печати, митингов и собраний, свобода объединений, а также право беспрепятственно придерживаться и свободно выражать свое мнение, свободно искать, получать и распространять всякого рода информацию и идеи независимо от государственных границ, если они не противоречат гуманистическим принципам.

Основные функции политической коммуникации:

• распространение идейно-политических ценностей, знаний о политике, политическое информирование;

• интеграция и регулирование политических отношений;

• формирование общественного (политического) мнения;

• распространение политической культуры, ее развитие у индивидуумов;

• политико-культурный обмен;

• подготовка общественности к участию в политике.

Интеллектуальная свобода, наличие просвещенного общественного мнения, демократическая политическая культура, свобода средств массовой информации от властных структур – важные предпосылки оптимального развития политической коммуникации, устойчивого социального процесса. В этом смысле теория политической коммуникации должна все в большей степени выступать как наука и искусство достижения гармонии, координации интересов общества, его групп и индивидов посредством взаимопонимания, основанного на правде и полной информированности, уважении коренных интересов человека.

^ 2. Средства коммуникации как инструмент преобразования социально-политической действительности


В отличие от проблемы «производства общественного мнения» политологи практически не уделяют должного внимания средствам этого «производства». В силу традиций, сложившихся под влиянием классических теорий К. Маркса, М. Вебера и других видных теоретиков XIX – первой половины ХХ вв., фактически не затрагивавших вопросы, связанные с воздействием средств коммуникации на ход общественного развития, современные всепроникающие СМК, ставшие главной особенностью нынешней социальной действительности, воспринимаются как нечто само собой разумеющееся, о чем едва ли стоит особо задумываться. Интерес вызывают не сами средства коммуникации, а те «информационные продукты», которые распространяются с их помощью, – применительно к той или иной проблеме, требующей своего разрешения, в роли которой чаще всего выступает идеология.

Эта позиция, несомненно, заслуживает пристального внимания, однако в связи с ней возникают два серьезных вопроса. Первая сложность заключается в том, что применительно к людям, частью повседневной жизни которых становится потребление «информационной продукции», многое принимается без доказательства. Внимание исследователей при этом обычно сосредоточено на анализе самих «информационных продуктов» и оценке результатов их воздействия. Отсюда возникает, например, предположение, что в действиях индивидов, потребляющих стандартизированную и стереотипную информацию, будут преобладать подражательство и конформизм, способствующие воспроизводству социально-политического порядка, который посредством механизма власти может быть в конечном счете направлен против самих этих индивидов. Между тем предположения такого рода едва ли допустимы, если они не основываются на тщательном изучении того, как и в каких именно условиях индивид воспринимает те или иные информационные продукты и включает их в свою повседневную жизнь.

Вторая сложность состоит в том, что одним из неизбежных следствий подобной точки зрения выступает формирование негативных представлений как о самом механизме политической коммуникации, так и о результатах его информационного воздействия на общество. Политическая коммуникация рассматривается, в конечном счете, как инструмент властного контроля, управления и манипулирования людьми, посредством которого постоянно воспроизводится в известном смысле несправедливый социально-политический порядок. Однако подобный взгляд представляется слишком узким, поскольку он фактически не освещает всего противоречивого и многообразного воздействия средств коммуникации на ход общественного развития. Разумеется, учет конструктивного и преобразующего характера такого воздействия вовсе не предполагает, что теория политической коммуникации должна полностью утратить свою критическую направленность, но подразумевает, что она сможет приблизиться к истине только в том случае, если примет во внимание и «некритические» аспекты.

Одним из перспективных в методологическом плане направлений разработки теории политической коммуникации представляется, на наш взгляд, синтез трех достаточно известных и продуктивных подходов, взаимное сочетание которых практически не рассматривалось в современных политологических исследованиях. Первый из них – это критическая традиция, берущая свое начало в трудах теоретиков Франкфуртской школы Т. Адорно и М. Хоркхаймера. Несмотря на то, что в последнее десятилетие неоднократно высказывались оценки, вызывающие некоторые сомнения относительно актуальности и практической значимости отдельных аспектов теоретического наследия франкфуртцев в современных условиях, тем не менее, работа Ю. Хабермаса «Структурное преобразование публичной сферы», с нашей точки зрения, и сегодня заслуживает серьезного внимания. Хабермас вовсе не рассматривал средства коммуникации исключительно в отрицательном свете. Напротив, он скорее утверждал, что развитие печати в период позднего Средневековья и начала Нового времени сыграло определяющую роль в переходе Западной Европы от абсолютизма к либерально-демократическим режимам, и что высказывание критического общественного мнения через СМК является жизненной особенностью современной демократии. В некоторых других аспектах аргументы Хабермаса, возможно, покажутся менее убедительными, однако идея «структурного преобразования публичной сферы» представляется, на наш взгляд, важным ресурсом для развития конструктивной теории политической коммуникации.

Второй подход, имеющий, как представляется, не менее важное значение, восходит к работам так называемых теоретиков коммуникативистики, прежде всего к трудам Г. Инниса и М. Маклюэна. Работы Инниса начала 50-х гг. были одними из первых, где систематически исследовались отношения между средствами коммуникации и пространственно-временной организацией власти. Его концепция «смещения» коммуникации, прямо утверждающая, что различные средства коммуникации предполагают разные способы организации политической власти – например, централизацию или децентрализацию, расширение во времени или пространстве и т.д., – очевидно, была не настолько разработанной, чтобы исчерпывающе объяснить динамику взаимоотношений, складывающихся между коммуникацией и властью в процессе общественно-исторического развития. Тем не менее, Иннис подчеркнул тот факт, что помимо содержательной стороны передаваемых сообщений средства коммуникации играют весьма существенную роль и в организации власти. Эта концепция была воспринята и разработана другими исследователями, в первую очередь Маклюэном, позднее – Дж. Мейровичем, объединившим анализ электронных средств коммуникации с описанием механизмов социального взаимодействия. Однако этот подход оказывается недостаточно продуктивным, когда заходит речь о проблемах социальной организации информационной индустрии, о способах воздействия средств коммуникации на процессы неравномерного распределения власти и ресурсов в обществе, а также о том, каким образом индивиды извлекают некое смысловое содержание из информационных продуктов и включают его в свою повседневную жизнь.

Третий подход, органично дополняющий два других, – это герменевтика, «искусство толкования», связанное с контекстуальной интерпретацией символьных форм, которая берет свое начало в работах Г.-Г. Гадамера и П. Рикёра. Герменевтика привлекает наше внимание к тому факту, что «усвоение» любых информационных продуктов всегда представляет собой хоть и обусловленный контекстом восприятия, но все же творческий процесс интерпретации, в котором индивид, пытаясь понять смысл принимаемого сообщения, стремится использовать все доступные ему информационные ресурсы. Таким образом, герменевтика категорически не признает в «получателях» информации пассивных потребителей, подчеркивая творческую, конструктивную, повседневную деятельность личности по восприятию смысла получаемой информационной продукции только в связи с другими аспектами своей жизни и социального окружения.

Постараемся сделать набросок общих контуров систематической теории политической коммуникации на основе синтеза трех упомянутых подходов, что уже само по себе выходит за рамки их критического комментария и предполагает более конструктивные и конкретные цели. Вначале, на основе широкого социально-исторического подхода, попытаемся концептуально осмыслить роль средств коммуникации в становлении и развитии современного общества. Затем попробуем показать, что развитие средств коммуникации сыграло принципиально важную роль в изменении характера социальных взаимодействий, которые все больше и больше отрывались от модели межличностного общения, «привязанного» к определенному месту и времени. Далее отметим, что преобразования в социально-политической сфере, происшедшие в результате развития средств коммуникации, оказывают на процесс демократизации общественной жизни весьма противоречивое воздействие. И, наконец, опираясь на идеи герменевтики, выскажем предположение, что некоторые из ключевых вопросов политико-культурного анализа могут быть сформулированы в терминах противоречий между глобальным характером информационной продукции и конкретными условиями ее «усвоения».

С одной стороны, такое теоретическое осмысление не только процесса, но и средств коммуникации представляется, на наш взгляд, полезным как для политологов с их «обычным» невниманием к данной проблеме, так и для тех, кто специализируется на исследованиях в области «чистой» коммуникативистики. С другой стороны, это в известной степени будет способствовать преодолению наметившейся тенденции к изучению средств коммуникации в рамках некоей специализированной дисциплины, практически не связанной с классическими проблемами социально-политического анализа. В данном отношении теория политической коммуникации входит в ряд дисциплин, занимающихся вопросами возникновения, развития, структурных характеристик современного общества, а также его возможного будущего.

Приступая к анализу средств коммуникации и их роли в развитии современного общества, вначале отметим, что в работах, посвященных истории журналистики, можно найти немало интересных деталей. Авторы подобных работ, как правило, достаточно подробно анализируют как особенности коммуника-ционных технологий (печать, радио, телевидение), так и специфику соответствующей продукции (книги, газеты, телерадиопрограммы и т.п.). Однако при этом они практически не уделяют внимания взаимосвязи данных технологий с изменениями, происходящими в сфере социально-политической организации общества. В результате мы и имеем то, что принято называть историей журналистики – конкретную, но весьма специфическую дисциплину, в значительной степени оторванную от более широкого отражения исторических особенностей общественного развития.

Таким образом, пользуясь терминологией Дж. Томпсона, необходимо различать три типа коммуникации – непосредственное взаимодействие (межличностная коммуникация «лицом к лицу»), опосредованное взаимодействие и опосредованное квазивзаимодействие.

Непосредственное взаимодействие имеет место в случае прямого контакта участников коммуникационного процесса, находящихся в одной пространственно-временной системе. Такая коммуникация имеет характер диалога – в том смысле, что она построена на двустороннем информационном обмене: коммуникатор одновременно является и адресатом, «получателем» сообщения от другого участника коммуникационного акта и наоборот. Кроме того, для передачи или интерпретации смыслового содержания в процессе межличностного общения наряду со словами обычно используются и другие символьные формы – интонация, жесты, выражения лица и т.д.

Понятием опосредованного квазивзаимодействия мы будем обозначать особые виды социальных отношений, которые устанавливаются в результате использования средств массовой коммуникации – печати, радио, телевидения и т.д. Подобно опосредованному взаимодействию, эта форма коммуникационного акта предполагает расширение доступа к информационно-смысловому содержанию во времени и пространстве, однако при этом она существенно отличается от обоих уже рассмотренных нами типов коммуникации двумя важными особенностями. Во-первых, и непосредственное, и опосредованное взаимодействие строятся на том, что их участники в известной мере ориентируются друг на друга в плане употребления определенного набора слов, выражений и других символьных форм, тогда как в случае опосредованного квазивзаимодействия символьные формы воспроизводятся, строго говоря, для неопределенного круга потенциальных получателей. Во-вторых, следует иметь в виду, что и непосредственное, и опосредованное взаимодействие имеют форму диалога, тогда как опосредованное квазивзаимодействие, по существу, является монологом – в плане однонаправленности информационного потока. Очевидно, например, что читатель, телезритель, радиослушатель являются прежде всего получателями символьных форм, производители которых не требуют – и, вообще говоря, не предполагают получить – прямого и незамедлительного ответа.

Средства массовой информации и коммуникации – это сложная система источников сообщений и их получателей, связанных между собой разнообразными каналами движения информации. В СМИ включены периодическая печать, радио, телевидение, звукозапись, видеозапись, компьютерные накопление, обработка, передача и прием информации, система Интернет и др. Действие СМИ заключается в систематическом распространении политической информации среди различных по численности, рассредоточенных аудиторий с целью утверждения духовных ценностей данного общества или его правящих групп, оказания идеологического, культурного и политического воздействия на получателей информации.

Среди ведущих общественно-политических направлений функционирования СМИ необходимо отметить функции обеспечения общества как конкретной политической информацией, так и информацией в различных политических целях, по разным направлениям и для разнообразных политических процессов; политическое манипулирование информацией. Средства массовой информации служат для сбора, распространения информации; формирования общественного мнения; легитимности политических структур; выступают важным атрибутом оппозиционной политической деятельности; служат источником стабильности или нестабильности общества.

Коммуникационная политика государства включает:

– разработку и совершенствование законодательства, обеспечивающего не только свободу информации, но и защиту государственной информации от злоупотребления иных средств массовой коммуникации, как международных, так и национальных – независимой печати, радио и ТВ, принадлежащих частным организациям и владельцам;

– собственную коммуникационную деятельность государства: учреждение и развитие всех видов собственных СМИ;

– широкое развитие информационной государственной инфраструктуры (пресс-центров, служб “паблик рилейшнз” и т.п.);

– разнообразные формы, методы и способы влияния государственных органов на массовую коммуникацию, включая приемы инфильтрации государственной информации в массовую политическую коммуникацию.

Основные СМИ обычно контролируются государством, финансово-промышленными группами, различными кампаниями, богатыми собственниками, общественно-политическими организациями и т.п. В демократических государствах средства массовой информации имеют различных собственников, в авторитарных – находятся под полным государственным контролем. Большое значение имеют законы о деятельности СМИ, которые устанавливают правила их владения, функционирования и контроля за содержанием информационных потоков в обществе. Характер и направленность деятельности СМИ во многом зависит от политической ориентации их владельца (владельцев), характера общества и соответствующих законов.

По своей объективной природе процессы информатизации, в принципе, должны способствовать демократизации общества, Однако существуют негативные тенденции – концентрация информации в руках отдельных лиц и групп, ее монополизация, а также использование для ущемления прав личности. При неблагоприятной расстановке политических сил возможности современных информационных технологий могут быть использованы силами регресса. В связи с этим процессы информатизации должны находиться под постоянным контролем общественности, в поле зрения ведомств, непосредственно их осуществляющих.

Важно заметить, что между степенью технического оборудования, его интерактивностью и уровнем демократичности СМК не существует прямой связи. Чтобы система коммуникации стала демократической, она должна быть не только технически современной, интерактивной, двусторонней, но и удовлетворять другим плюралистическим и демократическим требованиям. Среди них: правовой и моральный контроль общества над деятельностью СМИ, обеспечение на них подлинного плюрализма точек зрения, прямой контакт между отправителями и получателями информации, децентрализация информационных каналов, уважение свободы слова и конфиденциальности частной жизни. Демократизация информационных сетей – составная часть политики в демократическом обществе.

В современных условиях ведущую роль среди СМИ – играет телевидение. Для миллионов людей телеэкран стал основным источником информации и познания окружающего мира. Это объясняется тем, что, являясь частью системы социальных отношений человеческого общества, телевидение выполняет такие же функции, как и другие средства массовой коммуникации: помогает распространять информацию, знания, культуру, выступает в качестве инструмента пропаганды, социального регулирования, организации людей и т.д. Но в то же время ТВ обладает недоступными другим СМК качествами. На сегодняшний день телевидение прочно утвердилось на первом месте среди других СМК, опередив их и по масштабам аудитории, и по объему уделяемого ему времени, и по способности концентрации общественного внимания. Им располагают практически все государства мира

Каждое средство массовой коммуникации имеет свои преимущества, каждому присущи свойства, позволяющие эффективно выполнять определенные социально-политические функции. В силу различия выразительных свойств и условий восприятия аудиторией информации ни одно из них не может полностью заменить другое. И тем не менее многочисленные специальные исследования показывают, что именно телевидению принадлежит ведущая роль в современной системе средств политической коммуникации.

Главным качеством всех технических средств массовой коммуникации является способность удовлетворять информационные потребности каждого отдельного человека и общества в целом. Все многообразие передаваемой по ТВ информации концентрируется в новостях, которые по праву считаются “лицом телевидения”. Видеть и показывать жизнь такой, какая она есть, давать максимально полную информацию о текущих событиях – все это во многом предопределило популярность теленовостей. Информационные выпуски, освещающие последние новости, составляют основу ежедневной сетки телевизионного вещания. Они выходят в эфир в одно и то же определенное время, а все остальные телепередачи размещаются в интервалах между ними. Именно эти, регулярные, преимущественно политические передачи новостей в значительной степени формируют у аудитории соответствующие политические взгляды, установки, ориентиры и ценности. Другие политические программы, по сути, направлены на углубление и закрепление этих установок и ориентиров.

Анализ роли СМИ в осуществлении политики приводит к следующим выводам:

1) ни одна общественно-политическая группа (институт) не добьется значительных успехов в открытой политике, если не будет иметь возможность ее апробации на телевидении и других СМИ;

2) ни один кандидат в представительные общенациональные политические органы не будет иметь серьезных шансов на избрание, если не сможет использовать СМИ и, прежде всего, ТВ;

3) группы опытных политических имиджмейкеров, используя возможности СМИ, могут “повысить” стартовый рейтинг способного политика или кандидата в политики не менее чем на 10–12%.


Заключение


Формирование и развитие теоретических концепций политической коммуникации явилось закономерным результатом эволюции политической мысли, испытывающей на протяжении всей истории своего развития влияние базовых мировоззренческих установок, предопределяющих характер картины мира как целостного образа окружающей действительности. Развивающиеся в рамках современной научной картины мира представления о той существенной роли, которую во всех процессах и явлениях объективной реальности наряду с вещественно-энергетическим играет также и информационное взаимодействие, являются общенаучными основаниями социально-философских концепций информационного общества. Эти концепции, в свою очередь, обусловливают трансформацию представлений о мире политики, где проблема информационного взаимодействия интерпретируется в контексте деятельности социальных общностей, а также выражающих их волю и интересы организаций и индивидов по поводу власти, властно- Политическая коммуникация как атрибут особого типа человеческой деятельности – деятельности политической – является частным случаем социальной коммуникации и потому с необходимостью содержит в себе как общесоциальные, так и специфические, собственно политические черты. В этой связи политическую коммуникативистику следует рассматривать как область политической науки, по отношению к которой в качестве метатеории выступает социология коммуникации.

Эволюция базовых моделей политической коммуникации, способствующих раскрытию и осмыслению связей между процессами и явлениями информационного воздействия и взаимодействия в сфере политики, свидетельствует о проявлении устойчивой тенденции постепенного замещения однонаправленной, коммуникации “вещательного” типа формами информационного обмена, предполагающими не только наличие, но и повышение роли обратной связи между участниками политико-коммуникационных процессов.

Развитие средств коммуникации следует рассматривать в качестве одного из факторов, играющих существенную роль в преобразовании социально-политической действительности, связанную с повышением уровня доступности информации о событиях и процессах, происходящих в сфере политики. Однако стремительный рост использования новых информационно-коммуникационных технологий сопровождается увеличением степени информационной открытости, “прозрачности” не только деятельности социально-политических институтов, но также поведения и действий отдельных индивидов. Это дает основание полагать, что дальнейшее развитие технико-технологической составляющей политической коммуникации в условиях становящегося информационного общества потребует более четкой нормативно-правовой регламентации, поскольку оно, наряду с возможностями расширения публичности, открытости осуществления власти, подготовки и принятия политических решений, несет в себе потенциальную опасность ограничения традиционно понимаемых демократических прав и свобод личности.


Список литературы


1. Грачев М.Н. Политическая коммуникация: теоретические концепции, модели, векторы развития. – М.: Издательство “Прометей”, 2004. – 328 с. – 20,5 п.л.

2. Грачев М.Н. Политика, политическая система, политическая коммуникация. – М.: НОУ МЭЛИ, 1999. – 168 с. – 10,5 п.л.

3. Шварценберг Р.-Ж. Политическая социология: В 3 ч. / Пер. с фр. М., 1992. Ч. 1. С. 174.

4. Коммуникации политические // Основы политологии: Краткий словарь терминов и понятий / Под. ред. Г.А. Белова, В.П. Пугачева. М., 1993. С. 54.

5. Вершинин М.С. Политическая коммуникация в информационном обществе. – СПб., 2001.

6. Гончаров М.Ю. Риторика политической коммуникации. // Массовая коммуникация в современном мире. – М., 1991. – С. 55–60.

7. Основы теории коммуникации / Под ред. проф. М.А. Василика. – М., 2003.

8. Политические коммуникации / Под ред. А.И. Соловьева. М., 2004. С. 5.

9. Шомова С.А. Политическая коммуникация: социокультурные тенденции и механизмы. – М., 2004.






Скачать 351,92 Kb.
оставить комментарий
Смирнов Г.Е
Дата28.09.2011
Размер351,92 Kb.
ТипКонтрольная работа, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх