\"Нефтяные и газовые ресурсы Восточной Сибири и Дальнего Востока как основа регионального развития\" icon

"Нефтяные и газовые ресурсы Восточной Сибири и Дальнего Востока как основа регионального развития"


Смотрите также:
Расширенное заседание...
Вопросы, планируемые к обсуждению: Эпидемиология болезней органов дыхания на территории Сибири и...
Положение о межрегиональной олимпиаде по регионоведению среди вузов Сибири и Дальнего Востока...
И программа III съезд хирургов Сибири и Дальнего Востока 15 16 октября 2009 г...
Программа VII международной научно-практической конференции «Реки Сибири и Дальнего Востока»...
Обзор красноярских сми c 13 по 19 февраля 2012 года...
История правоохранительной деятельности полицейских служб России в отношении китайского...
Декларация об участии молодежи в сохранении культурного наследия и устойчивом развитии коренных...
Приказ 18. 10. 2010 №1761 г...
Международный научный симпозиум проблемы сейсмобезопасности дальнего востока и восточной сибири...
О ходе реализации мероприятий Еврейской автономной области в рамках Программы сотрудничества...
«Стратегия и проблемы развития нефтегазовых комплексов Восточной Сибири и Дальнего Востока на...



Загрузка...
страницы:   1   2   3   4
скачать
стенограмма


парламентских слушаний на тему "Нефтяные и газовые ресурсы Восточной Сибири и Дальнего Востока как основа регионального развития"


5 декабря 2005 года


В.П.Орлов

Добрый день, уважаемые коллеги! Сегодня в соответствии с Планом основных мероприятий Совета Федерации проводятся парламентские слушания на важнейшую тему и для страны, и прежде всего для ее восточных территорий — "Нефтяные и газовые ресурсы Восточной Сибири и Дальнего Востока как основа регионального развития".

На слушаниях присутствуют представители практически всех федеральных исполнительных органов власти, ответственных за состояние природных ресурсов, их использование, за координационные вопросы. Присутствуют представители, руководители ведущих компаний, которые проводят соответствующие работы.

Я хотел бы предоставить слово Председателю Совета Федерации Сергею Михайловичу Миронову, а потом уже будем работать в соответствии с заданной тональностью.

С.М.Миронов

Доброе утро, уважаемые коллеги, уважаемые дамы и господа! Тема сегодняшних парламентских слушаний очень важная, поэтому, несмотря на плотный график, я счел необходимым их открыть. Я их открою, но, к сожалению, не смогу дальше присутствовать, поручу вести от имени руководства Совета Федерации своему заместителю Дмитрию Федоровичу Мезенцеву. Но хотел бы сказать несколько слов.

Тема, которая выносится на обсуждение, очень важная, я бы даже сказал, в какой-то части перезревшая для нашей экономики, для нашего государства, потому что речь идет, по сути, о возвращении Российского государства на Восток. Я сформулировал бы именно так, потому что в свое время было сделано много, а в 90-е годы практически во многом государство, как таковое, ушло, по крайней мере со своим вниманием, от проблем развития и Восточной Сибири, и Дальнего Востока. А сейчас и геополитическая обстановка, и интересы государства требуют, конечно, самого нашего активного участия не только в развитии Восточной Сибири и Дальнего Востока, но и в целом в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Понимая огромное значение восточных регионов для настоящего и будущего страны, Совет Федерации на протяжении последних лет настойчиво привлекал и привлекает внимание Правительства, общественных, деловых кругов к этим территориям, обсуждает накопившиеся проблемы и в рамках различных парламентских слушаний, и на таких крупных форумах, как Байкальский экономический форум, и начиная с этого года – на Хабаровском международном экономическом конгрессе.

В основе нынешней и будущей экономики восточных регионов стоит природно-ресурсный комплекс. Не буду перечислять, чем мы богаты, что у нас находится в недрах. Думаю, что столь представительная и профессиональная аудитория обладает всей статистикой, всей этой информацией. Но должен сказать, что огромный природно-ресурсный потенциал, конечно, задействован в общей экономике нашей страны явно недостаточно. В частности, речь идет не только о неиспользовании больших природных кладовых и реальных запасов, которые есть на этих территориях, но, конечно, даже то, что добывается, не подлежит глубокой переработке. И мы не видим значительную добавленную стоимость по самым разным параметрам при продаже той или иной продукции, которая добывается на этих территориях.

По поводу использования природных ресурсов – не только полезных ископаемых, что находятся в земле, а в целом. Вот некоторые цифры именно по этим территориям, снова подчеркну: речь идет о Восточной Сибири и Дальнем Востоке, где ресурсы недр используются не более чем на 30 процентов. Расчетная лесосека — примерно на 25 процентов, водные и биологические ресурсы – на 50 процентов. И как результат, из 20 субъектов, относящихся к этому региону, лишь один (Красноярский край) является финансово самодостаточным. Остальные 19 регионов либо дотационные, либо высокодотационные.

За последние четыре года из этих регионов выехало 800 тысяч человек, причем даже более четко сформулируем: численность сократилась на 800 тысяч человек, потому что присутствуют какие-то миграционные элементы, но общий недочет таков.

Главным звеном, с помощью которого можно вывести Восток страны на новый качественный уровень развития, является вовлечение в промышленную разработку крупных запасов нефти и газа. Именно топливно-энергетический комплекс может стать системообразующим звеном, которого многие годы не хватало экономике Восточной Сибири и Дальнего Востока. Добыча и, с моей точки зрения, обязательная глубокая переработка нефти и газа, газификация регионов, создание сети магистральных нефте- и газопроводов, развитие морских портов, строительство объектов нефте- и газохимии, сжижение природного газа, производство гелия – за всем этим стоят крупнейшие проекты и инвестиции, исчисляемые десятками миллиардов долларов.

К сожалению, наше Правительство слишком затянуло принятие стартовых решений, за которыми должны были последовать законодательные инициативы, обеспечивающие надежность выполнения намеченной программы. Надеюсь, что по результатам наших парламентских слушаний будут выработаны конкретные рекомендации, в том числе в адрес Правительства и Федерального Собрания. И я могу вас заверить, что мы четко это обозначаем, если уж не в целом Федеральное Собрание, то Совет Федерации обязательно будет использовать все наработки, все практические рекомендации, которые будут высказаны и предложены на наших парламентских слушаниях, в своей практической работе и деятельности.

Уважаемые коллеги! Не буду более тратить время, будем считать, что парламентские слушания мы открыли. Я хочу пожелать вам успехов и еще раз подчеркну: надеюсь, будут абсолютно практические результаты, которые мы сможем использовать в своей постоянной повседневной работе. Желаю всем успехов в проведении парламентских слушаний. Спасибо. До свидания. (Аплодисменты.)

В.П.Орлов

Спасибо, Сергей Михайлович. Продолжим работу. Хочу объяснить, как мы рассчитываем ее построить. У нас есть ряд заявленных докладов и выступлений. Всего их восемь, может, чуть больше, в зависимости от присутствия или отсутствия заявивших о себе специалистов.

Поэтому мы начнем, очевидно, в соответствии с программой, которая роздана, а потом по ходу дела будем корректировать. Подчеркиваю, каждый из присутствующих может принять участие в прениях после основных установочных докладов, выступив с соответствующими предложениями, общими пожеланиями к рекомендациям.

Первый, как водится, о состоянии сырьевой базы. И поэтому слово я предоставляю Садовникову Петру Васильевичу, заместителю руководителя Федерального агентства по недропользованию (Роснедра).

П.В.САДОВНИКОВ

Уважаемый президиум, уважаемые участники парламентских слушаний! Во-первых, я хотел бы выразить признательность от имени руководства агентства за приглашение на столь важное мероприятие. Оно на самом деле важное. Много говорится сегодня о Восточной Сибири, о Дальнем Востоке, и на самом деле работа ведется. Я хотел бы кратко дать оценку состояния сырьевой базы в целом по России, в том числе по Восточной Сибири и Дальнему Востоку. Пожалуйста, второй слайд.

Как мы видим, на сегодня Россия располагает достаточно хорошей сырьевой базой. По нефти мы занимаем третье место в мире, по газу – первое. Тем не менее есть проблемы, которые мы сегодня видим, и их надо решать.

Следует отметить, что европейская часть России в принципе уже введена в разработку: Северо-Кавказская нефтегазоносная провинция выработана более чем на 90 процентов, также вырабатываются запасы Волго-Уральской провинции, менее — Тимано-Печорской, но большие объемы добычи и ресурсов у Западно-Сибирской нефтегазоносной провинции.

Сегодня практически не осваиваются, не разрабатываются углеводородные ресурсы нефтегазоносной провинции Восточной Сибири и в целом шельфы северных, дальневосточных, южных морей.

Следующий слайд, пожалуйста. На этом графике показана динамика работы каждой провинции, как видим, по уровню ежегодной добычи начиная с 1913 года. Первой была введена Северо-Кавказская провинция. На протяжении ряда годов объемы ее добычи, как видим, падают.

Следующая провинция — Волго-Уральская. Начало добычи достигает пика, далее идет снижение, здесь небольшой всплеск, но он вызван ростом цен, но уже возврата до пика, как мы считаем, не будет.

Тимано-Печорская — здесь небольшой рост, в пределах 20 млн. тонн. Добыча в Западно-Сибирской: снижение, характерное в целом для всей России. Это не говорит о том, что запасы вырабатываются, в принципе примерно так. Но вот Дальний Восток, это красная линия, здесь небольшие объемы.

Тем не менее мы видим, как уже говорилось, что все провинции работают. Надо сегодня готовить новые провинции. Как варианты это шельфы морей, прежде всего дальневосточных и северных арктических, и провинция Восточной Сибири.

Следующий слайд. Здесь дана оценка изначальных суммарных ресурсов в целом по России, все разбито по федеральным округам. Федеральные округа в принципе привязаны к провинциям, поэтому, очевидно, на первом месте Уральский федеральный округ. Это Ямал, Харьяга и Тиман. Диаграмма (красный цвет) – накопленная добыча, зеленый цвет – запасы, которые есть на сегодня. Как видите, по газу ситуация более или менее благополучная: разведанные запасы, есть резерв, оцененный запас, это еще ресурсы, по данным ученых. И если проводить работы, можно открыть месторождения и перенести в запасы.

По нефти. Красный цвет – накопленная добыча с начала разработки первой тонны нефти. Зеленая – запасы, которые есть. Желтый – оцененные запасы, так называемая категория С2. Ресурсы — более 50 процентов, есть резерв. Работаем.

Если говорить о Приволжском федеральном округе по нефти, видим, что больше половины запасов выработано. Есть еще небольшие запасы, и ресурсов не так много. По газу здесь похожая ситуация.

Далее идут шельфы морей. Видим, что здесь добычи на сегодня нет. Запасы небольшие. Оцененные запасы тоже небольшие. Но ресурсы есть, это 12,2 процента в целом по России. Что касается газа, то шельфы морей находятся на втором месте. Тоже есть запасы, добычи нет, но очень много ресурсов.

Сибирский федеральный округ. По нефти — 4,6 процента, получается, у нас здесь добычи нет. Запасов мало. Сырьевая база, да, работает, ресурсы есть.

По газу ситуация лучше: если взять вместе Сибирь и Дальний Восток, предполагаем, что это следующий район первоочередных работ, который при проведении определенных объемов работ может дать запасы, и можно проводить добычу.

Хочу отметить, что уже в этом году разработана долгосрочная государственная программа проведения геолого-разведочных работ, в которой указаны наши приоритетные направления, в приоритетные направления включены Восточная Сибирь, Дальний Восток, Западная Сибирь и шельфы морей.

Следующий. Что мы имеем на сегодня? Если брать Восточную Сибирь и Дальний Восток, то только регионы, которые попадают в центры нефтегазодобычи, то есть Красноярский край, Эвенкия, Иркутская область и Республика Саха (Якутия). Как видно, по нефти уже имеются запасы до 600 млн. тонн (С1, С2 — 760) и по газу — 3 миллиарда и 2,7. То есть уже можно начинать работать, приступать к освоению ресурсов.

Вы знаете, в декабре прошлого года было принято постановление Правительства, было принято решение приступить к строительству нефтегазопровода от Тайшета до Дальнего Востока. На сегодня разработана программа по изучению Восточной Сибири и Дальнего Востока, эта программа уже начала реализовываться.

Следующий. Здесь показана та территория, куда мы согласно программе хотим направить главные объемы финансирования геолого-разведочных работ (ГРР) и лицензирования. Включены Иркутская область, юго-запад Якутии, Красноярский край, Эвенкия, то есть мы предполагаем осуществить эти работы прежде всего там, где можно будет сформировать центр нефтегазодобычи. Полагаем, что это будет первый центр нефтедобычи Юрубчено-Тохомский в комплексе с Талаканско-Верхнечонским, Ковыктинский и Чаяндинский газовый, два газовых и два по нефтегазу. Именно здесь мы планируем главное направление наших работ, и именно здесь разработали и начинаем реализовывать программу лицензирования участков.

На этом слайде показаны наиболее крупные месторождения, которые могут являться базовыми для начала формирования центра нефтегазодобычи: Талаканское, Верхнечонское, Юрубчено-Токомское — для нефтедобычи. По газу это Чаяндинское и др. Но, само собой, возле этих месторождений также могут вовлекаться более мелкие и будущие спутники, которые будут открываться.

Согласно этой программе, разработанной до 2020 года, мы планируем обеспечить прирост запасов, увеличение по нефти на 1 млрд. 480 млн. тонн за счет сегодняшних запасов, оцененных С2, и за счет ресурсов. По газу планируется прирастить дополнительно 1,670 миллиардов, тоже за счет сегодняшних С2 и ресурсов. Это в целом с учетом сегодняшнего С1, что имеется и ожидается к 2020 году.

На этом слайде показан планируемый показатель геолого-разведочных работ. Соответственно, территория, конечно, очень сложная, отдаленная, не обустроена, поэтому требует серьезных капитальных вложений. Планируется, что всего до 2020 года необходимо 536 млрд. рублей, в том числе на сейсмику и бурение скважин. Объемы сейсмики — 432 тыс. погонных километров, проходка и бурение скважин — 6,7 миллионов, это те приросты, о которых я говорил, показывая предыдущий слайд.

За счет каких источников это планируется? Как видите, основные — это источники недропользователей. Внизу указаны объемы федерального бюджета. Отмечу, у нас по плану на 2006 год 2,5 миллиарда по программе, на самом деле мы планируем немножко больше, в пределах трех, то есть программа начинает работать на самом деле. Кроме того, разработана программа лицензирования, согласно этой программе мы должны до 2012 года включительно провести более 210 аукционов. То есть наша задача к 2012 году покрыть полностью всю территорию, показанную на предыдущих слайдах, лицензионными участками. Только в этом году мы уже объявили 16 аукционов, проведено из них 9, и отрадно отметить, что все они состоялись в отличие от других регионов. Есть желание компаний идти работать в этот регион, думаю, оно будет и дальше. В декабре мы планируем объявить еще четыре аукциона по Иркутской области.

В.П.Орлов

Спасибо, Петр Васильевич. Мы не будем уходить в вопросы, если они будут возникать по ходу дела, и обменяемся в прениях в том числе и вопросами.

А сейчас предоставляю слово Сергею Арамовичу Оганесяну, руководителю Федерального агентства по энергетике.

С.А.ОГАНЕСЯН

Прежде всего благодарю Совет Федерации за ту активность, которую он проявляет. Сергей Михайлович сказал, что ежегодно проводятся всевозможные форумы, конгрессы. Я хотел бы отметить такую хорошую, успешную работу, которая прошла в рамках проведенного в Хабаровске Международного экономического форума, где было высказано очень много проблем, касающихся ТЭК.

Нельзя говорить о Дальневосточном регионе в отрыве от Российской Федерации в целом, поэтому на данном слайде показано, как мы работали в последние годы, как шел прирост добычи нефти в последние годы относительно того, что заложено в концепции. Видно, что начиная с 2001 года был ежегодный прирост, и до этого года он был 8—9 процентов. В 2005 году пошло сокращение прироста добычи нефти. И в этом году мы ожидаем, возможно, 470 млн. тонн, может, чуть больше. Если говорить о 2006 году, то данный прирост либо сохранится, либо при определенной ситуации может даже стать нулевым, мы опять можем выйти в будущем году на уровень 470–475 млн. тонн, то есть это незначительный прирост.

Следующий слайд. Показано, что, как и в прежние годы, основная нагрузка по добыче нефти приходится у нас на Уральский и Поволжский регионы. Если в целом в 2005 году ожидается прирост порядка 2,4 процента, то на Западно-Сибирский регион приходится 103,3, процента, и основная добыча там. Если посмотреть с правой стороны, там также показана доля Уральского, Поволжского регионов в объемах добычи нефти.

По газу: из слайда видно, что каких-либо серьезных отклонений от стратегии нет. Есть отклонение порядка 4,1 процента, то есть практически идет на уровне. Ежегодный прирост составляет около процента, и в этом году будет примерно такой же прирост. Как и прежде, основная добыча у "Газпрома", хотя и другие независимые компании тоже растут.

Довольно интересный слайд. Мы тут услышали о сырьевой базе. Если посмотреть, видно сразу, что по европейской части степень разведанности довольно высокая. При этом начальные суммарные ресурсы уже занимают небольшое место в общем объеме сырьевой базы. А если говорить о доле разведанных запасов, это тоже довольно высокая степень.

Поэтому говорить о том, что в европейской части будут какие-то серьезные открытия, наверное, не приходится, разве что уходить на большие глубины. Тем не менее пока еще европейская часть остается, она дает определенный объем добычи нефти.

По Западной Сибири, как я говорил, степень разведанности составляет 33,6 процента, при этом доля начальных суммарных ресурсов составляет 60,4 и доля разведанных запасов – 58,8 процента. Мы проводили совещание в Ханты-Мансийске, в данном регионе довольно большие еще неразведанные запасы. То есть объемы разведочных работ там довольно большие, можно их проводить. И соответственно такая программа предусмотрена.

Если взять Восточную Сибирь и Республику Саха (Якутия), видно, что степень разведанности очень низкая, всего 2,8 процента. При этом доля начальных суммарных ресурсов составляет 16,1 процента, а разведанных запасов — всего 2. И мы видим, что те компании, которые вышли работать в Восточную Сибирь, прежде всего "Сургутнефтегаз", "Роснефть", значительно отличаются в сторону увеличения запасов по сравнению с тем, что было заложено в ресурсах. Идут открытия, скорее всего, это говорит о большом будущем Восточной Сибири и Якутии.

Если смотреть ситуацию по Сахалину и всему Дальнему Востоку, видим, что степень разведанности очень высокая. То есть была проведена сейсмика. При этом суммарные ресурсы незначительны, соответственно, требуется проведение геолого-разведочных работ, и здесь невысокая доля разведанных запасов. Следующий слайд.

На данном слайде показана выработанность месторождений. Это говорит о том, что в последние годы в отсутствие открытия новых крупных месторождений основная нагрузка была на существующих месторождениях, и мы видим довольно высокую степень выработанности буквально по всем компаниям. Но даже внутри компаний, среди них есть те, которые имеют относительно молодые месторождения, но есть и те, где очень старые месторождения, это относится прежде всего к "Татнефти" и "Башнефти". И здесь я ниже остановлюсь на вопросах по законодательной базе.

Вот довольно любопытный слайд. Если смотреть, как работала нефтяная промышленность в советское время, видим, что при добыче 462 млн. тонн по России даже в 1991 году было восполнение минерально-сырьевой базы — 827 млн. тонн. Дальше видно, как мы катились: небольшой всплеск был в 2001 году. И сейчас укатились до такой степени, что в принципе, если взять последние годы, нет восполнения минерально-сырьевой базы. Это довольно тревожный фактор, говорящий о том, что мы довольно активно проедаем свои запасы. Если взять 2004 год, мы практически на 50 процентов не компенсировали свои запасы.

Следующий слайд. Другая немаловажная проблема ТЭК – как используется фонд скважин. Справа внизу эксплуатационный фонд, который был в 1987 году, и видно, что процент неработающего фонда скважин составлял всего 7,1 процента (раньше были очень жесткие нормы по бездействующему фонду скважин).

Если посмотрите на динамику, видно, что в последние годы в среднем по России среди компаний фонд бездействующих скважин более 20 процентов. В частности, по отдельным компаниям он доходил до 50 процентов ("Сибнефть"), что в принципе говорит о том, что они используются очень плохо и много простаивающих скважин. Это непозволительные вещи, и с этим, конечно же, надо очень сильно бороться.

Следующий слайд. Здесь показана динамика капитальных вложений по годам. Видно, что, за исключением некоторых лет, уровень инвестиций составляет где-то 170 миллиардов. А если посмотреть с учетом инфляции, то ежегодные инвестиции в добычу, в нефтегазовый сектор очень незначительные.

Данные инвестиции позволяют только поддерживать определенные объемы добычи нефти, стабилизировать их, но ни в коей мере не достаточны для того, чтобы выходить в новые регионы и значительно инвестировать эти проекты. Сегодня понятно, что если говорить о Восточной Сибири, о Дальнем Востоке, то инвестиции в отсутствии инфраструктуры исчисляются десятками миллиардов долларов, и это действительно так. Если говорить о шельфовых месторождениях, то они еще выше. Поэтому ниже я остановлюсь на тех мерах, которые необходимо использовать.

Следующий. Наверное, нет смысла его комментировать. По сырьевой базе мы услышали доклад, поэтому я его пролистал бы.

Следующий. То же самое, это было сказано. Единственное, Петр Васильевич не остановился на Сахалине. Здесь видно, что извлекаемые запасы довольно значительны: по нефти — более 1 млрд. тонн, по газу — более 2,3 трлн. тонн. Основные игроки – иностранные компании в рамках проектов "Сахалин-1" и "Сахалин-2". Тем не менее есть ряд месторождений, которые в ближайшее время будут отданы на аукционы. Здесь довольно высокий потенциал, что позволяет иметь значительные объемы добычи нефти и газа.

Следующий слайд говорит о том, что, как было сказано у Петра Васильевича, действительно большой прорыв мы ожидаем за счет того, что все-таки было принято решение в конце 2004 года, постановление о строительстве нефтепровода "Тайшет – Тихий океан" или "Восточная Сибирь – Тихий океан". Здесь много проблем, тем не менее, мы считаем, то, что запланировано в графике, будет выполнено. Есть цель и задача по крайней мере в 2008 году ввести первый пусковой комплекс. Сегодня данный объект в центре внимания не только министерства, но и Правительства. Сделан график, позволяющий выполнить эти работы. Без этого нефтепровода раньше можно было много говорить о ресурсной базе, но, к сожалению, без инфраструктурных проектов ничего сделать невозможно, поэтому все ждут этот нефтепровод. Я думаю, те проблемы по тарифам, которые есть, надо урегулировать, то есть решать в рабочем порядке. Соответственно они будут решены...

Следующий слайд. Прогноз добычи газа в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. Вы знаете, в основном он сделан в рамках работы "Газпрома", думаю, коллега Подюк остановится на этом более подробно. В принципе вы видите, что имеются значительные ресурсы газы. Есть различные варианты. Цель такая, чтобы в ближайшее время Правительство приняло решение, какой из вариантов должен быть утвержден. Думаю, этого решения ждут все, поскольку идет некое сдерживание развития проектов. Опять-таки здесь тоже существует ряд проблем, на которых я потом остановлюсь.

Остановлюсь на вопросах, которые, на мой взгляд, особенно требуют решения.

Сегодня существует проблема законодательного характера. Что происходит в вопросах добычи нефти? Когда я говорю, что не разрабатываются месторождения с трудно извлекаемыми запасами, есть большой бездействующий фонд скважин и не идут на новые месторождения, это вопрос, требующий обязательного решения.

Прежде всего, о ресурсной базе. Требуется закон о недрах, либо, если мы видим, что довольно сложно проходит данный закон, есть очень много к нему вопросов и действительно не без оснований, то, учитывая обстоятельства, необходимо и возможно принять в срочном порядке поправки к существующему закону. В принципе существующий закон позволяет работать, но есть определенные нормы, которые сдерживают развитие сырьевой базы. Прежде всего это связано с тем, что у компаний, которые имеют геолого-разведочные лицензии, нет гарантий на получение лицензий на добычу нефти. При этом ясно, что компании имеют определенные геологические риски и что требуются большие вложения.

Здесь же я добавил бы, что необходимо вернуться к вопросу об отчислениях на восстановление минерально-сырьевой базы. Вообще я считаю, что сегодня нет четкой государственной программы по наращиванию запасов, это видно в том числе и Правительству, потому что раньше, вы знаете, были отчисления, что позволяло значительно инвестировать геологоразведку. Сегодня назывались цифры: они составляют всего 10 процентов от требуемых финансов, может быть, этого недостаточно. Поэтому возврат к отчислениям на восстановление минерально-сырьевой базы я считаю очень важным моментом. Государство должно открывать месторождения. При этом абсолютно ясно, что есть структуры, где вероятность открытия очень высокая. Если государство будет открывать месторождения, а потом на аукционе либо на конкурсе их продавать, то цена этого вопроса кратно выше, чем когда продается какое-то белое пятно. Это первое.

Второе. Необходимо вернуться к закону о газоснабжении Российской Федерации, к законам о нефти и о магистральном трубопроводном транспорте. Тоже уже избитые вопросы, говорят об этом много, но, к сожалению, пока что они не решаются.

Следующий слайд. Здесь есть некие действия, которые, на наш взгляд, должны быть приняты в самое ближайшее время: нам необходимо рассмотреть и утвердить правительственную программу создания в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке единой системы добычи и транспортировки газа и газоснабжения с учетом возможного экспорта газа на рынки Китая. То есть это та работа, которую делает "Газпром".

Наверное, я начал бы даже вообще с балансов. Сегодня очень много мы говорим о том, что есть масса проектов, которые необходимо нам "толкать", но, к сожалению, сегодня в России очень плохо занимаются вопросами баланса. Вообще страна, которая добывает огромное количество энергетических ресурсов, должна иметь баланс. Вы знаете, как работала система раньше: был Госплан, был ВНИИКЭБ (институт по комплексно-энергетическим балансам), который четко видел, что у нас происходит развитие, сколько мы можем добывать тех или иных источников энергии и сколько имеем возможность экспортировать. Сегодня этого нет. В этой связи получается такая довольно абсурдная картина. Вы знаете, что Китай действительно является одним из основных рынков, куда должны пойти энергоресурсы. При этом РАО "ЕЭС России" ведет переговоры по поставке туда электроэнергии. Одновременно китайцы и корейцы проявляют большую инициативу по Эльгинскому месторождению угля. Одновременно давайте строить туда газопровод и давайте поставлять сжиженный газ, причем газопровод на Китай смотрится и с Сахалина, и смотрится с Ковыкты. Кроме того, известно, какой ежегодный рост поставок нефти в Китай. Давайте мы со всеми этими источниками придем и создадим хорошую предпосылку для того, чтобы нас как следует "разводили".

Поэтому если мы будем иметь четкую программу, исходя из балансов, что за чем должно следовать, тогда будем регулировать. Россия может допустить и должна допускать, когда компании между собой конкурируют, но будет неоправданным то, что проекты должны конкурировать. Это будет, если хотите, связано с энергетической безопасностью. Это первое.

Второе. Россия должна все-таки определиться, какие виды энергии мы можем экспортировать. Считаю, абсолютно правильно Сергей Михайлович Миронов отметил, что надо прекращать, надо уходить от сырьевой направленности. Когда мы говорим о том, что будем разрабатывать газовые и нефтяные месторождения, надо исходить из того, что необходимо строить объекты по глубокой переработке нефти и газа. В этой связи сейчас принято решение, и нефтяные компании уже участвовали в этом совещании, о том, что в районе Находки необходимо построить нефтеперерабатывающий завод. Этот должен быть не просто завод с плохой глубиной переработки, а должен быть завод, отвечающий самым современным требованиям и доводящий уровень переработки нефти до 90 процентов и выше.

То же самое необходимо делать и в области газа. То есть необходимо, чтобы одновременно строились и газохимические комплексы. Вся эта проблематика должна быть обязательно учтена в концепции развития Дальнего Востока.

Следующий вопрос связан с НДПИ. Должен сказать, что в течение полутора лет мы все время в рамках рабочих групп работали, но наконец все-таки увидели, что в вопросах дифференциации НДПИ мы услышаны в Министерстве экономического развития и торговли. Мы буквально недавно получили из МЭРТ России (и они уже разосланы по разным ведомствам) те решения, которые были приняты в течение года.

Первое – это создание льготных условий, или каникул, для тех компаний, которые выходят на новые месторождения, где отсутствует инфраструктура. Это важнейший вопрос, мы об этом уже говорили. Второе – те компании, которые намерены инвестировать свои средства в глубокие процессы (в реконструкцию и строительство новых заводов, новых комплексов). Здесь мы тоже настаиваем на том, чтобы были сделаны некие льготные каникулы, чтобы можно было инвестировать.

Третий вопрос, для меня он самый больной, — это дифференциация НДПИ по месторождениям, имеющим позднюю стадию разработки. Если мы в ближайшее время не примем решение, то встретимся с тем, что будет дальше нерентабельно разрабатывать месторождения, и мы будем иметь бездействующий фонд скважин, что, как я говорю, очень даже непозволительно.

Поэтому при том мнимом благополучии, когда кажется, что в нефтегазовой отрасли все прекрасно и все хорошо, должен сказать, проблем остается еще очень много. И здесь, думаю, естественно, должны включаться в эту работу органы и законодательной, и исполнительной власти. Если все это будет принято, мы, конечно же, решим все проблемы.

В.П.Орлов

У членов президиума возникло несколько вопросов.

Пожалуйста, Дмитрий Федорович.

Д.Ф.Мезенцев

Виктор Петрович, я думаю, что вопросы могли возникнуть не только у членов президиума.

В.П.Орлов

Мы договорились, что мы пока не будем сейчас, скажем так, атаковать докладчика вопросами, а в процессе обсуждения можем их поднять и тогда получить ответ. Но вопросы, которые необходимо выяснить до следующего доклада, полагаю, задать можно.

Д.Ф.Мезенцев

Сергей Арамович, мы не раз говорили о том, что любая программа реформ должна основываться не на нормативной базе, не только на приказах отраслевых министерств, агентств и служб, а на законодательной базе. Не раз в рамках "правительственного часа" мы слышим от наших коллег из Правительства о том, что законодательная база несовершенна. И в своем выступлении Вы сказали о том, что сегодня мы видим необходимость подготовки ряда законов.

С Вашего позволения, какие бы Вы видели первоочередные законы в рамках того набора задач, о которых Вы говорили? И кто, по Вашему мнению, мог бы быть инициатором этих законов, кто мог внести эти законы в Госдуму?

С.А.ОГАНЕСЯН

Если начать с самого "плачущего" закона, это закон о недрах. Но вы знаете процедуру, которая прошла по этому закону: Правительство внесло, потом само же отозвало, потому что очень много возникло вопросов. Считаю, что в данной ситуации затягивать данный вопрос нельзя.

Поэтому, если мы видим, что будем еще долго дебатировать данный закон, то есть смысл вернуться к поправкам к существующему закону. И тогда процесс можно было бы ускорить. Потому что эти поправки все ждут. Существующий закон в принципе позволяет работать, но есть определенные нормы, которые нужно было бы поправить. Это первое.

Второе – закон о трубопроводном транспорте. Он уже давным-давно в Государственной Думе. Надо, чтобы данный закон был быстрее принят.

Следующий закон — о нефти. Он тоже был внесен в 1996 или в 1997 году. Там есть вопросы, связанные с тем, что если мы принимаем данный закон, то можем добиться значительного увеличения инвестиций, и установлены некие правила игры, которые позволяют это сделать. Потому что если раньше мы говорили о том, что закон уже для иностранных компаний, то сейчас, я вам скажу, он нужен для российских компаний, в том числе там, где идут огромные инвестиции и где существуют определенные риски, которые нужно минимизировать за счет стабилизации.

Что касается закона о газе, вы знаете, что он существует. Но там есть определенные моменты, и получается по жизни, что их нет. В связи с чем? Потому что сегодня горит большое количество попутного газа. Это проблема, о которой мы говорили в Ханты-Мансийске. Сегодня официально горит 15 млрд. куб. метров газа. Основная причина, о которой говорят нефтяные компании, это то, что нет возможности доступа в систему.

Не исключая того, что проблемы существуют, сегодня оговорка в законе "если позволяют технические возможности" дает возможность "Газпрому" сказать, что нет технических возможностей, тем не менее необходимо ужесточение требований к нефтяным компаниям, штрафов. Мы говорим: если нет возможности доступа в систему, пожалуйста, берите, стройте всевозможные объекты, которые позволяли бы использовать попутный газ, взяв из него все ценные компоненты, а газ закачивайте в пласты. Думаю, ужесточение для нефтяных компаний этих требований правильно, чтобы не было повадно увеличивать объем сжигаемого газа, поэтому законы нужны. Я просто повторил, что нужно делать. Чья инициатива должна быть? Конечно, она должна исходить прежде всего от Правительства.




оставить комментарий
страница1/4
Дата05.11.2011
Размер0,85 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх