G alina E. Enutina icon

G alina E. Enutina



Смотрите также:



страницы:   1   2   3   4   5   6
скачать

Galina E.Enutina

Corruption In Russian Judicial Bodies



After the USSR and Party system collapse Russian Federation was transformed into a sovereign state and the new Russian rule has recognized a necessity of changing legislation and introducing division of authorities as well as an independent and powerful judicial system.

A package of new legislation has been approved in 1992-93 as a starting point of the judicial reform. However, after some promising steps towards democratic principles the new judicial approach hasn’t succeeded in justifying Russian society.

Top-level leadership of courts, that had been given the law-governed independence, was gradually coming to usurp the power to appoint and discharge judges. Since the reform approval a person can be appointed judge just by nomination of Qualifications Commissions. Moreover, top leaders of both regional and higher courts have come to support organized crime groups unlawfully lobbying their financial interests.

As a result, judges, who have found themselves under their chiefs’ protection, are practically unapproachable and have taken to abusing their power. At the same time the top-level leadership of courts claim, that the judicial system defects come from the lack of financing and could be eliminated in the nearest future.

According to the statistics, given by General Procurator’s Office and Supreme Qualifications Commission, just 16 criminal cases in relation to judges who were charged with accepting bribes and abusing their power have been considered in 1997-2001. Eleven judges charged with such crimes have been amnestied, four was given suspended sentence and only two were sentenced to imprisonment.

In these days, when Party and government as well as legislative and executive powers are unable to control judicature, most of judges came to serve oligarchs’ interests. The lesser part of justice employees, that find impossible to work in existing conditions, have to leave their jobs.

This work analyses the following problems: legislative and organizational reasons of bribery flourishing in Russian courts, different categories and principles of sentences made by order, the most contradictory aspects of judicial status and possible steps towards relieving courts of corruption.
^




Галина Енютина

Коррупция в судебных органах




1. Краткая история формирования в Российской Федерации судебной власти


Об идее создания сильного и независимого суда в Российской Федерации в очередной раз вспомнили в период перестройки. После кризиса партийного режима руководство страны заговорило о необходимости создания суда, который бы подчинялся только закону, а не телефонному праву, что практиковалась при господстве КПСС. В советский период подчиненность партийному аппарату была отличительной чертой судебной власти.1 В официальных директивах ЦК КПСС отмечалась необходимость усиления контроля над правоохранительными органами, в число которых в те времена включали также суд.2 Можно даже сказать, что партийным влиянием давление на судей не ограничивалось - как отмечают отдельные ученые, при советской власти судами командовали все «и партийные функционеры, и местная советская власть, и прокуратура, и МВД, и КГБ, а в последнее время даже толпа на улице».3 Фактически, даже в нормативных актах того времени, можно найти признаки судейского статуса, которые свойственны скорее чиновникам в системе органов исполнительной власти, нежели судьям. Это касается, прежде всего, существования дисциплинарных комиссий при органах юстиции, которые рассматривали дела о допускаемых судьями проступках и определяли меру ответственности по дифференцированной шкале в зависимости от степени нарушения.4

Дебаты о судебной реформе вылились в следующие нормативные акты. Основополагающий из них – Закон «О статусе судей в Российской Федерации», принятый 26 июня 1992 года, который должен был заложить фундамент для формирования независимого суда, пользующегося уважением населения и свободного от кабальной зависимости судей перед другими ветвями власти. Закон «О статусе судей в РФ», в отличие от предшествующего советского законодательства, закрепил такие важные гарантии независимости судей как их неприкосновенность, наличие системы материального и социального обеспечения, невозможность привлечения к ответственность за выраженное при отправлении правосудия мнение, а также установил для судей особую систему прекращения и приостановления полномочий, несменяемость. Как закреплено в статье 9 упомянутого Закона независимость судей гарантируется также «системой органов судейского сообщества», т.е. конференциями и съездами судей, которая, как указано в статье 17 Закона, служит «для выражения интересов судей как носителей судебной власти». Параллельно в соответствии с Законом РФ «О статусе судей в РФ» были сформированы квалификационные коллегии судей, функции которых по сравнению с дисциплинарными комиссиями несколько изменились. Теперь, по новому Закону РФ «О статусе судей в РФ», за судьями признавался высокий статус и законодатель, по-видимому, признал, что отчитывать судей как негожих чиновников, не совсем корректно, поэтому такие, ранее практиковавшиеся меры, как «замечание» или «выговор», ушли в прошлое, и при рассмотрении кандидатуры того или иного судьи в случае совершения им компрометирующего проступка, коллегия судей могла принять одно из двух решений: либо оставить судью в должности либо прекратить его полномочия «за совершение поступка, позорящего честь и достоинство судьи и умаляющего авторитет судебной власти» (п.п.9 п.1 ст. 14 Закона РФ «О статусе судей в РФ». 5 Эта норма Закона стала применима как в отношении судей общей юрисдикции, так и в отношении судей арбитражных судов.

Практически через год после введения в действие Закона РФ «О статусе судей в РФ» всенародным голосованием была принята Конституция РФ, которая еще более определенно закрепила основополагающие принципы независимости суда. Так, в частности, главой 7 Конституции РФ, определено, что судьи несменяемы, полномочия судей могут быть прекращены или приостановлены не иначе как в порядке и по основаниям, установленным федеральным законом, а также закрепила новый порядок назначения судей на должность. Теперь, в соответствии с п. «е» ст. 83 Конституции РФ федеральный судья назначается Президентом РФ, в то время как в дореформенный период судьи избирались населением на выборах.

Кроме того, статья 46 Конституции РФ, согласно которой «каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод», а также возможность обжалования в суд действий (бездействий) и решений органов государственной власти и местного самоуправления, существенно расширила полномочия суда и сняла последние преграды в ответ на ранее существовавшие в законодательстве запреты, исключающие в некоторых случаях возможность защиты гражданами своих прав в суде, предлагая взамен административный порядок рассмотрения спора.

О возрастающей роли судебных органов, которая на несмотря на недоверие граждан суду, продолжается по настоящее время свидетельствуют статистические данные. Так, уже в 1996 году количество рассматриваемых дел возросло в среднем на 70% по сравнению с 1992 годом6, а в 1999 году судами общей юрисдикции рассмотрено около 5 млн. только гражданских дел. По статистике в каждом году число рассматриваемых судами общей юрисдикции гражданских и уголовных дел ежегодно возрастает приблизительно на 5%.7 В 2001 г. Московский городской суд рассмотрел около 50 тысяч уголовных и 140 тысяч гражданским дел.8 В судах общей юрисдикции Владимирской области в 2000 году рассмотрено 102 тыс. гражданских дел.9 В 2001 году только мировые судьи в Ульяновской области рассмотрели 16 000 гражданских дел и 1925 уголовных дел.10 Областным судом и районными судами Челябинской области за 2000-2001 годы в среднем рассматривается около 35 тысяч уголовных и 100 тысяч гражданских дел в год. Аналогично возросло количество дел рассматриваемых арбитражными судами, где в 1993-1996 годах нагрузка на судью составляла 20-22 дела в месяц, а в 2000-2001 годах достигла 29-34 дел в месяц. Количество дел, рассматриваемых арбитражными судами, ежегодно растет в среднем на 17-20%.11

В 1992-1993 годах были приняты законодательные и нормативные акты, суть которых предопределила последующие события, произошедшие в судебной системе РФ в последующие 8-10 лет, до 2002 года. Следует отметить, что Закон РФ «О статусе судей в РФ» впоследствии подвергался изменениям, также были внесены изменения в Гражданский Процессуальный и Уголовный Процессуальный Кодексы РСФСР, приняты новый Уголовный и Гражданский Кодексы РФ, однако, их существование вносило лишь отдельные штрихи в ту систему судебной власти, которая постепенно стала формироваться в России и приблизительно в 1996-2000 годах достигла «расцвета» в плане отражения происходящих в стране экономических и политических процессов.

Встав на ноги, привыкнув к своей независимости, очень близко стоящей к безнаказанности12, и ощутив ту власть, которая сконцентрировалась в судах по мере построения в России правового государства, когда суду стали подсудны практически все вопросы, объединившись с олигархами и высокопоставленными чиновниками, суды узурпировали власть и стали орудием беззакония, произвола, властной структурой, обеспечивающей зачастую насильственные и незаконный передел собственности. В отдельных регионах активно стали развиваться процессы сотрудничества судей, председателей судов с организованными преступными группировками.

За период судебной реформы с 1992 по настоящее время население окончательно утратило доверие к суду. По данным социологического опроса, проведенным Фондом общественного мнения, 77,1% опрошенных воспринимают работу института судопроизводства и судебного корпуса в основном с негативной стороны и поэтому полагают, что она нуждается в реформировании; 71% респондентов ответили, что не считают суд независимым. На вопрос: «По каким именно причинам надо менять судебную систему?» 22% опрошенных ответили, что необходимо искоренить основные недостатки судей: коррумпированность, взяточничество, зависимость от властей и криминальных структур. На вопрос «Считаете ли Вы, что в России суды и судьи беспристрастны и руководствуются в своей деятельности только законом?» отрицательно ответили 65,3% респондентов, а утвердительно ответили лишь 5,7% от числа опрошенных граждан. На вопрос о том, подверженны ли судьи коррупции положительный ответ дали 84,2 % опрошенных.13 Согласно опросу среди посетителей сайта «Коммерсантъ ДЕНЬГИ» 14 32,14% опрошенных на вопрос «Вы давали взятку в суде?» ответили положительно и 67,86% отрицательно.

Кроме того, отмечая бесконтрольность судей и судов со стороны общества, следует подчеркнуть сохранившуюся материальную зависимость судей от исполнительной власти, отражающуюся на отправлении правосудия. Как отмечает директор института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ Л.А. Окуньков: «Что объективно создает трудности в работе судебной власти? Прежде всего финансовая зависимость от исполнительной власти. Она порой не очень заметна, поскольку существует конституционный принцип независимости судей. Но общеизвестно, что материальное положение судов находится на низком уровне. Налицо вынужденное хождение руководителей судебных органов в Государственную Думу и Правительство за “выбиванием” ассигнований для нужд судебной власти. Отсюда неудовлетворительное положением судов в организации судебного делопроизводства из-за отсутствия средств на оплату почтовых расходов и финансирования расходов даже в той части, которая “защищена” федеральным бюджетом. Отсюда и “подачки” местной власти по обеспечению судов электричеством, другими коммунальными услугами, а также нормализации жилищных условий работников судебных учреждений”.15

На сегодняшний день, приходится констатировать, что судебная система, неплохо выстроенная теоретически, оказалась не способной реализовать возложенные на нее задачи на практике и полностью дискредитировала себя в обществе, потеряв доверие населения. Заложенная в ст. 47 Конституции РФ идея развития в России суда присяжных, была отторгнута самой судебной системой, не получила финансирования16 и организационной поддержки т.к. по определению не могла быть реализована в существующих условиях. Заложенные законодательством нормы деятельности судов просто не соблюдались на практике. Как отметил председатель Верховного Суда РФ В.М. Лебедев «Не обеспечены равные права граждан на рассмотрение дел с участием присяжных заседателей на всей территории страны, хотя суды присяжных вполне оправдали свое предназначение. За шесть лет ими рассмотрено более 2 000 уголовных дел в отношении 3 900 лиц, обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений. Эти суды доказали свою состоятельность, жизнеспособность и необходимость. Просматривается четкая тенденция к росту числа ходатайств обвиняемых о рассмотрении их дел с участием присяжных заседателей, а потому есть все основания ставить вопрос о распространении этой формы судопроизводства на всю территорию Российской Федерации. Не реализованы требования закона о рассмотрении соответствующих категорий дел в областных судах коллегиями в составе трех профессиональных судей»17

Как отметила известный журналист-обозреватель О.О. Богоуславская, «миф о независимости судей – самый раздутый миф последнего десятилетия нашей трудной жизни»18

Говоря о той степени вреда, который наносит коррупция в судебной системе каждому гражданину и обществу в целом, следует отметить следующее. Судебная система не является самодостаточной т.к. она существует не сама по себе, ее главной задачей является поддержание в государстве законодательно урегулированной системы отношений в разных сферах деятельности. Ее благо состоит в том, чтобы в случае уклонения государства или отдельных лиц от общих для всех правил игры, заинтересованная сторона могла с помощью принудительной силы государства реализовать свое право на справедливое разрешение конфликта. Справедливость по сути есть главная идея правосудия, что подтверждается рядом установленных законодательством правил, когда конфликт разрешается не исходя из принципа слепого следования нормам права, а с учетом ситуации, в которых оказались стороны конфликта. Этим, наверное, объясняется наличие в уголовном праве норм, позволяющих даже в случаях совершения серьезных преступлений назначить подсудимому наказание ниже низшего предела и т.п. Именно такая функция суда отмечалась издавна в народных легендах, рассказах, баснях и анекдотах о судах мирового фольклора. «Справедливость отмечалась всеми народами как высшая ценность. Характерна в этом отношении амхарская сказка «О несправедливом суде». Человеку представилась возможность выбора: отправиться в страну, где много хлеба, но нет справедливости, или в страну менее богатую, но где справедливость торжествует. Он выбирает первую и горько за это платиться. «Справедливость ценнее хлеба», - свидетельствует сказка19.

Возвращаясь к теме опасности коррупции в судах для общества, можно сделать вывод, что коррупция в судебной системе формирует недоверие населения к самому государству, неспособному обеспечить в обществе справедливость. Недоверие большинства населения к суду фактически означает, что граждане утратили веру, что с помощью судебных органов можно добиться справедливого разрешения конфликта, которые гражданин не способен решить самостоятельно без вмешательства государства.

Таким образом, коррупция в судах, разрушая в обществе веру в социальную справедливость, наносится ущерб практически всем институтам государства, разрушая устойчивость конституционного строя, экономику страны, систему охраны прав личности, и способствует росту социальной напряженности в обществе.


^

2. Понятие и виды коррупции в судебной системе


Коррупция в судебной системе - эксплуатация статуса, организационных и властных полномочий судьи и должностных лиц, осуществляющих административное руководство судебными органами, вопреки установленных Конституций РФ и законодательством норм их функционирования, которая наносит ущерб охраняемым законодательством правам и интересам граждан.

Среди коррупционных злоупотреблений в сфере отправления правосудия можно выделить следующие:

1). Связанные с корыстной заинтересованностью судьи:

а) Взяточничество – получение судьей денег или иных материальных благ (например, оплачиваемых заинтересованным лицом туристических путевок, или приобретаемых на имя судьи или указанных им лиц недвижимости или других материальных ценностей) в обмен на использование судьей своих властных полномочий в целях исполнение просьбы лица, дающего взятку, как то вынесение неправосудного судебного решения, создание процессуальных препятствий в защите своих прав и интересов другим лицам, а также совершение судьей иных действий, входящих в его компетенцию, для обеспечения защиты с помощью суда интереса взяткодателя.

б). Лоббирование судьей интересов преступных сообществ – создание председателем суда, либо судьей по договоренности с другими судьями благоприятной обстановки для правового закрепления через суд определенных этапов деятельности организованной преступной группировки, как-то захват и обращение в свою собственность промышленных объектов, ценных бумаг, освобождение из-под стражи или от уголовной ответственности челнов указанной группировки.

2). Не связанные с корыстной заинтересованностью судьи:

а). Злоупотребления «в угоду обстоятельствам» – допускаемые судьей нарушения закона (вынесение неправосудного решения или приговора, умышленные процессуальные нарушения) совершаемые судьей по просьбе лица, от которого судья чувствует служебную зависимость (органы исполнительной власти, квалификационная коллегия судей, руководство судов и т.п.) безвозмездно или в обмен на получение тех материальных благ, которые судье положены по закону (предоставление жилья, оплата санаторно-курортного лечения и т.п.), когда такие нарушения причиняют вред охраняемым законом правам и интересам граждан и организаций. В каждом конкретном случае обстоятельства и мотивы, побудившие судью допустить злоупотребление, могут быть разными. Характерными особенностями данного вида злоупотреблений являются: - отсутствие корысти (судья может радоваться, что к нему обратились, а может, наоборот, желать, чтобы у просившего лица изменились обстоятельства и оно отказалось от своей просьбы), ущемление прав заинтересованных лиц, а также осознание судьей того момента, что ввиду допускаемых им нарушений закона ущемляются законные права и интересы других лиц.

б). Злоупотребления из личных побуждений – использование судьей своей должности для личных неимущественных благ, как-то получение информации, к которой законодательно установлен ограниченный доступ, безвозмездное содействие родственникам и знакомым и т.п. Примером подобных злоупотреблений можно считать дело одной судьи из Йошкар-Олы, которая была лишена полномочий за вынесение определения о назначении экспертизы по вымышленному ей гражданскому делу в целях сбора доказательств по иску, рассматривавшемуся в другом суде - в интересах ее близких родственников по неимущественному вопросу (устранение источника нанесения вреда здоровью).

Коррупция в суде не всегда сопровождается корыстными интересами участвующих лиц, а может иметь другие мотивы, например, месть, жажда власти, продвижение по службе и другие. На мой взгляд, коррупцию в судебных органах в зависимости от ценностной ориентации судей и должностных лиц, являющихся субъектами коррупционных действий, можно разделить на две разновидности: деяния, совершаемые судьями из прямых корыстных соображений (взяточничество, лоббирование интересов экономической структуры либо преступного сообщества), в которых явно обозначена активная ценностная ориентация судьи на извлечение выгоды, и, другая разновидность коррупции – те деяния, которые судья совершает под давлением иных властных структур, под угрозой потерять занимаемую должность. Если деяния первой группы совершаются судьями, которые расценивают занимаемую должность как возможность обогащения, то деяния второй категории может совершить судья, который готов честно выполнять свои обязанности по делам, которыми не интересуется лица, могущие прямо или через другие связи оказать влияние на смещение судьи с должности, добиться лишения его материальных благ. Однако, в случаях, когда вышестоящие чиновники и ведомства, либо судейское начальство (например, представитель квалификационной коллегии судей, председатель суда, начальник краевого (областного) управления Судебного Департамента при Верховном Суде РФ проявляют к рассматриваемому делу определенный интерес, такой судья готов выполнить чужую волю бесплатно, чтобы не ссориться с теми субъектами, к которым он тоже может быть в будущем обратиться или уже таким же образом обращался, и которых очень устраивает нахождение на судейской должности «своего» и «послушного» судьи. В этой разновидности коррупции лицо, соглашающееся использовать свои должностные полномочия вопреки интересам службы, больше ориентировано на такие ценностные категории как чувство солидарности с коллегами и вышестоящими должностными лицами, независимо от того, как соотносятся их интересы с нормами закона и с этическими нормами, желание «быть на хорошем счету» у руководства любой ценой, страх потерять занимаемую должность. Обычно, в таких случаях угроза расстаться с должностью ощущается судьями как «коллективное бессознательное»: т.е. каждый раз неблагоприятные последствие неисполнения «просьбы» определенных людей не проговариваются, однако судья осознает, что однократное и тем более многократное неисполнение подобных просьб или поручений может очень неблагоприятным способом сказаться на карьере судьи, повлечь конфликты. Последний вид коррупции, встречавшийся в судах и при советском строе, можно проиллюстрировать примером, описанным адвокатом В.Л. Чертковым, где он описывает, свойственную советскому правосудию, ориентировку на статистические данные, что понуждало некоторых судей принимать решения вразрез с собственным убеждением и с нормами законодательства: «В личной беседе спросил у члена кассационной коллегии, что он испытывает в душе, когда утверждает решение не по закону, а по негласным установкам для стабильности. Ответил честно: «Чувство бессилия». Да, не только у меня оно, но и у носителей власти. Если порядочные, то им должно быть труднее, чем мне. Все же у меня чувство правоты, пусть и не отвоеванной».20

В этой связи уместен вопрос о том, является ли зависимость судей от постороннего незаконного воздействия коррупцией судей или это коррупция в органах исполнительной власти? На мой взгляд, это все-таки и коррупция в судах. Во-первых, именно суды являются исполнителями чужой воли, во-вторых, у судей в этой ситуации есть некий нереализованный ресурс воздействия на другие ветви власти с целью обеспечения их должного финансирования и независимости, как-то отказ от работы, открытые выступления в СМИ и т.п. В этой связи, на мой взгляд, отсутствие у судебной власти независимости можно расценивать лишь как смягчающее обстоятельство, создающее предпосылку для противозаконных сделок с другими ветвями власти и, (не стоит забывать об этом), являющееся существенным и нелегальным источник финансирования судей и председателей судов и т.д.

Надо отметить, что коррупция данной разновидности развита в российских судах сильнее, нежели это принято предполагать. Более того, она, в свою очередь обусловлена прежде всего отсутствием независимости у судебной власти в целом, нежели у отдельных судей. Как отмечает профессор Российской Академии правосудия Г.Т. Ермошин, «когда говорилось о независимости применительно к деятельности судебной власти, практически всегда шел разговор о независимости судей. А ведь это не одно и то же! Судебная власть именно как ветвь государственной власти в настоящее время весьма реально и ощутимо зависит как от законодательной, так и от исполнительной власти»21

Как отмечает судья Московского городского суда С. Пашин «В течение пяти лет я работал в невероятно агрессивной среде. Конечно, существовала судебная власть, но она торговалась с другими властями»22 Согласно проведенному мониторингу судебной системы некоторые правозащитники приводят следующую причину зависимости судей от исполнительной власти: «если каждый пятый рубль на… санкт-петербургские суды финансируется вопреки федеральному закону из бюджета субъекта Федерации (картина типична для многих регионов России), независимость действительно может оказаться мнимой. Кто платит – тот и заказывает музыку – администрация, связанные с нею коммерческие структуры, теневые фонды»23

Журналист М. Черниговский, отмечает следующие закономерности между финансированием судебной системы органами исполнительной власти и их решениями: «Московский мэр Ю.Лужков не проиграл еще ни одного иска о защите чести и достоинства к средствам массовой информации. Было бы удивительно, если бы проиграл. Выступая на ежегодном собрании московских судей в феврале 1999 года, мэр предложил заключить договоры с судами, согласно которым правительство Москвы оказало бы им материальную помощь, а суды, со своей стороны, взяли бы на себя «количественное обязательство по рассмотрению дел и принятию решений по ним». Мэр особо отметил, что московские власти и впредь будут решать социальные проблемы работников судебной системы, напомнив, что в 1998 году из муниципального бюджета на поддержку судов было выделено 42 млн. руб., а за шесть прошедших лет судьям предоставлена 121 квартира»24.

При этом, по подсчетам специалистов в России более 700 судей не обеспечены жильем, около 2 500 нуждаются в улучшении жилищных условий. 25 Финансовая зависимость судебных органов от других ветвей власти, а также коррумпированность руководства судебной системы, по-видимому, и является причиной существования такого вида коррупции как «послушные кадры». Для обеспечения принятия нужных решений выработка у судей таких качеств как отсутствие в необходимых случаях собственного мнения, преданность начальству, послушность, служит гарантией того, что отдельный суд в нужный момент сможет выполнить чье-то указание или пожелание. Стоит отметить, что перечисленные качества, в случае наличия их у государственных служащих, вовсе не свидетельствовали бы от коррумпированности того или иного ведомства. Но присутствие их у судей, в работе которых наиболее ценны такие качества как самостоятельность и способность отстаивать свое мнение, и ведение руководством судов кадровой политике, направленной на воспитание «послушного» судейского корпуса, можно расценивать как отдельное проявление коррупции в судах.

Надо отметить, что этот вид коррупции в судах, как правило, укрывается руководством судебной системы, которое причиной недостатков в работе судебного корпуса видит прежде всего материальный мотив. Однако, на зависимость судей от мнения руководства судов говорят прежде всего сами судьи. Как отмечает бывший судья Московского городского суда, доктор юридических наук, профессор В. Миронов «Наш суд не зависим. От … законов». Главный критерий принятия решения – руководство к действию председателей судов. Самый лучший судья – несамостоятельный судья. Горе тому, кто ослушается установки и проявит объективность. Один раз простят, другой раз предупредят. В третий – потянут на заседание квалификационной коллегии… Кандидат на вылет из системы может прощаться с должностью»26

Аналогичные свидетельства содержатся в заявлении об отставке судьи Верх-Исетского суда г. Екатеринбурга Д.Б. Брюхова от 21.05.1997 г., в котором в качестве причины ухода с должности судьи указаны следующие условия, при которых данный судья посчитал невозможным работать, а именно: «профессионализм низводится до предрассудка перед способностью не иметь своего суждения», и «люди… допущенные к осуществлению функций государства в сфере правосудия … не видят ничего предрассудительного в возможности требовать вынесения конкретного решения»27

Разновидностью такой коррупции является полная зависимость от председательствующего по делу судьи народных заседателей. В соответствии с Федеральным Законом РФ «О народных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» от 02 января 2000 г. №37-ФЗ 28 народный заседатель является лицом, которое наделено в установленном порядке полномочиями по отправлению правосудия в составе суда и исполняет обязанности судьи на непрофессиональной основе. Согласно статьи 7 Гражданского Процессуального Кодекса РСФСР законодательно закреплена независимость народных заседателей наравне с судьей и воздействие на народного заседателя приравнивается к незаконному воздействию на процесс отправления правосудия. Однако, безусловно, даже исходя из материального обеспечения народных заседателей, а также реальных гарантий их неприкосновенности, которых значительно меньше, нежели у судьи, об истинном равенстве народных заседателей и судей даже в период отправления правосудия, говорить нельзя. Если же говорить о свободе мнения народного заседателя, который по закону имеет равное с судьей право голоса, то этой свободы еще меньше, чем у профессионального судьи. Еще с советских времен в законодательстве было заложено равноправие судей и народных заседателей. Так согласно ст. 11 Закона РСФСР «О судоустройстве РСФСР» «народные заседатели при осуществлении правосудия пользуются всеми правами судьи».29 Аналогичная норма содержится в Гражданском Процессуальном Кодексе РСФСР, где также указано, народные заседатели «равны с председательствующим в судебном заседании в решении всех вопросов, возникающих при рассмотрении дела и постановлении решения»30.

Однако, на практике это равенство оказалось реализовать очень сложно, поскольку в судебном заседании кроме существа спора есть еще процессуальный аспект, который состоит в том, что ряд процессуальных действий как-то вынесение определения по заявленному ходатайству, рассмотрение вопроса об отводе председательствующего судьи, вынесение мотивированного решения, требует юридических навыков. В подавляющем большинстве случаев обязанности народных заседателей осуществляют лица, достигшие пенсионного возраста, и не имеют специального образования, как это и предусмотрено законом. Следовательно, они не умеют и не должны уметь составлять процессуальные документы, соответствующие требованиям закона. По смыслу закона, в большинстве случае, например при вынесении решения это должен делать судья, даже если он лично не поддерживает точку зрения, выдвинутую заседателями. Однако, судьи редко проявляют такое уважение к мнению народных заседателей. Это означает, что в случае выбора – отстаивать собственное мнение, даже если у заседателей оно и появиться, либо положиться на председательствующего судью, готового изложить свое мнение в виде решения, народные заседатели чаще полагаются на мнение судьи, а свою роль оценивают как пассивную. Судебная практика не знает примеров, когда бы судья был привлечен к ответственности за вмешательство в отправление правосудия, которое выражалось бы во вмешательстве в деятельность народных заседателей, не согласных с его мнением и не готовых подписывать принятое единолично председательствующим судьей решение. Однако, по смыслу статьи 294, части 3 Уголовного Кодекса РФ, такие действия образуют объективную сторону данного преступления, причем квалифицирующим признаком является использование председательствующим судьей своего должностного положения. Типичным примером воздействия на народных заседателей может служить история вынесения Зюзинским межмуниципальным судом г. Москвы под председательством судьи О. Линевой приговора по уголовному делу по обвинению В. Дмитриева, А Золотухина, В. Лукашова по статье 161 части 2 УК РФ. По мнению, одного из народных заседателей гр. Новиковой, после того, как она и другой народный заседатель гр. Павлова были не согласны с резолютивной частью приговора, предложенной председательствующим судьей, и написали свое «особое мнение», которое в соответствии с Гражданским процессуальным Кодексом РФ, должно быть приобщено к материалам дела, председатель Зюзинского межмуниципального суда Н. Васильева стала оказывать давление на ее коллегу, пригрозив, что ее больше не вызовут в суд, в результате чего Павлова отказалась от «особого мнения». Как указала народный заседатель Новикова в письме в Высшую квалификационную коллегию судей «Нас никто не просил писать особое мнение и мы руководствовались собственным. Я 25 лет проработала с людьми, имею 2 высших образования и всегда отстаивала свою точку зрения».31

Вот как описывает процесс рассмотрения народными заседателями ходатайства об отводе председательствующего судьи, бывший народный заседатель Верховного Суда РФ, Сергей Митрофанов: «Нормальные заседатели не знают, как себя вести, что и как делать, и могут выкинуть какую-нибудь штуку. Обычно на этот случай председательствующий заготавливает для заседателей шпаргалку и кладет ее между страницами ГПК: на основании таких-то и таких-то статей ходатайство отклонить… Недолго думая, заседатели так и поступают: барабанят номера «волшебных» статей, якобы позволяющих принимать решения независимо от обстоятельств дела. Но если они самостоятельные, независимо мыслящие люди, то тут возможны варианты. Если они видят, что председатель необъективно рассматривает дело, то могут и удовлетворить отвод. И на этот случай председателя коллегии начинает бить дрожь, ведь его позже взгреют за то, что он не смог договориться со своими заседателями. А на самом деле народные заседатели могут поступить еще круче – они могут проголосовать по-своему при вынесении окончательного решения, и тогда председателю, как бы и куда бы он ни вел процесс, придется подчиниться. Председатель прекрасно понимает: ведь если даже «опасное» решение потом отменят высшие инстанции, для него это будет большая профессиональная потеря. Его могут не утвердить на новый срок, обойти с квартирой, да мало ли что может потом случиться. И потому он предпочтет искать компромисс, уговаривать заседателей, льстить им, поить кофе с конфетами, обещать премию, либо, как и должен поступать принципиальный судья, обставить процесс так, чтобы комар носа не подточил. Правосудию от этого только польза».32

Можно отметить, что судебная власть испытывает некоторую зависимость и от законодательной власти, которая согласно законодательству участвует в процессе рекомендации судьи к назначению на должность (это особенно ощущается теми судьями, которые впервые назначены на 3-х летний срок полномочий и которым предстоит процедура назначения судьей пожизненно). Интересный инцидент оказания давления на судей произошел в апреле 1998 года в Республике Марий Эл. Суть конфликта заключалась в том, что прокурор Республики Марий Эл предъявил в Верховный суд Республики Марий Эл иск в защиту государственных и общественных интересов о признании недействительной статьи республиканского закона, которая устанавливает неприкосновенность депутата в сфере уголовного, уголовно-процессуального, административного производства. 01 апреля 1998 года судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Марий Эл под председательством судьи Н. Лосевой удовлетворила иск прокурора и признала соответствующую статью закона о статусе депутата Государственного Собрания Марий Эл недействительной. 29 апреля 1998 года Государственное Мсобрание Марий Эл на закрытом заседании

выразило недоверие судье Лосевой и председателю Верховного Суда Марий Эл А. Давыдову и поставило вопрос о досрочном прекращении полномочий этих судей. В октябре 1997 года Государственное Собрание Марий Эл направило ходатайство о прекращении полномочий судей Н. Лосевой и А. Давыдова в Высшую квалификационную коллегию судей РФ, которая 24 ноября 1998 года его отклонила33.

Отсутствие должного финансирования приводит к тому, что судебные органы попадают под контроль криминальных структур. Одним из достижений судебной реформы специалисты считают создание службы судебных приставов, так как до этого момента существовала практика, когда органы юстиции субъекта РФ заключали договоры на деятельность по исполнению судебных решений с коммерческими структурами, которые за 10-15% от суммы, указанной в исполнительном листе, выбивали долги с помощью бандитских группировок, не соблюдая при этом нормы законов, регламентирующих исполнительное производство34.

Злоупотребления в сфере правосудия можно подразделить на коррупционные преступления и коррупционные проступки. Надо сказать, что в основном, в сфере правосудия, превалируют, конечно же, коррупционные преступления, так как любое серьезное умышленное отклонение от предусмотренных законов требований при отправлении правосудия сразу же наносит вред охраняемым интересам граждан на законный процесс судопроизводства, что является объектом преступления.35 Однако,

все-таки можно выделить те злоупотребления, которые не являются преступлениями, но демонстрируют использование судейского статуса установленных законом функций для занимаемой должности, нарушая при этом скорее этические нормы.

При этом квалификационные коллегии судей, как правило, руководствуются Кодексом чести судьи36, который предписывает что судья должен соблюдать следующие правила этики и морали: избегать действий, которые подрывали бы авторитет судебной власти, в том числе сохранять личное достоинство, быть беспристрастным, проявлять терпение, вежливость и тактичность к участникам судебного процесса и требовать того же от работников аппарата суда. Кроме того, судья не должен принадлежать к политическим партиям и движениям, участвовать в шествиях и демонстрациях политического характера, избегать личных связей, которые могут причинить ущерб его репутации, и т.д. Кодекс чести судьи Российской Федерации, принятый Советом Судей РФ в 1993 году, не является нормативным актом, однако, им устанавливаются правила поведения судьи в профессиональной и внеслужебной деятельности, что служит критерием моральной оценки деятельности судьи, в отношении которого ставится вопрос о прекращении полномочий.37 Сюда же можно отнести установленный Законом РФ «О статусе судей в РФ» запрет заниматься за вознаграждение определенными видами деятельности, за исключением научной, преподавательской и иной творческой деятельности 38. Нарушения этих норм при отсутствии иных обстоятельств, образующих состав преступления, само по себе не является ни дисциплинарным проступком, ни преступлением. Однако, поддержание судьей, рассматривающим уголовные дела, или председателем суда личных связей с представителями преступных группировок, уже можно расценивать как факт коррупции, даже если дальше знакомства эти отношения не развиваются. Таким же образом можно расценивать факты, когда судебное решение по делу изготавливается не лично судьей, а посторонними лицами. Так, рассматривая представление о лишении полномочий судьи Красногвардейского суда Устюжанцевой С.И. квалификационная коллегия судей г. Санкт-Петербурга установила следующее: «решения по всем делам изготовлены на компьютере, в различных шрифтовых вариациях с существенным различием в описательной, мотивировочной и резолютивной частях… Между тем, на рабочем месте у судьи в суде отсутствует компьютер, а решения по делам других категорий изготовлялись в рукописном варианте» Присутствовавшая же на заседании коллегии, судья объяснила свой поступок тем, что она «выносила решения в рукописном варианте в совещательной комнате, потом отдавала эти решения своим

знакомым, имена которых не желает называть, и они печатали ей эти решения на компьютере. За помощью к друзьям вынуждена была обращаться из-за большого объема работы по этим делам»39.

Некоторые авторы в числе прочих коррупционных деяний выделяют «коррупцию по правилам» «когда лицо требует взятку за исполнение обязанностей, которое оно должно исполнять по закону»40 Такое выделение вполне оправданно, так как именно такие случаи характерны для судебной системы (вынесение за взятку законного судебного решения или приговора и т.п.), и, кроме того, указанные случаи наиболее сложны в плане их раскрытия, т.к. видимого нарушения законодательства в данном случае не происходит.






оставить комментарий
страница1/6
Дата05.11.2011
Размер1,06 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6
отлично
  2
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх