Сочинение ученицы 11 класса Гончаровой Елены icon

Сочинение ученицы 11 класса Гончаровой Елены



Смотрите также:
Сочинение Гончаровой Натальи, ученицы 7 «А» класса...
Сочинение рассуждение «почему нужно беречь лес?» Андреевой марии, ученицы 10 класса 03. 1993 г р...
Конкурсное сочинение «Мой любимый учитель» ученицы 5 класса Асредней школы №81 Черненко Марии...
Сочинение рассуждение ученицы 4 класса моу «сош»...
На областной конкурс школьных сочинений патриотической направленности Сочинение ученицы 10...
Сочинение Никитиной Анны...
Сочинение ученицы 6 класса Мальцевой Дарьи на тему: «Детство, опалённое войной»...
Сочинение на районный конкурс, посвященный 65-летию Битвы под Москвой...
Сочинение рассказ ученицы 7 класса а бабаниной Алины...
Сочинение ученицы 10 "б" класса Пакрушовой Алёны "...
Мероприятие по истории средних веков...
Учебно методические материалы для учащихся 5 класса...



скачать
Моя Россия

Сочинение ученицы 11 класса Гончаровой Елены.

Первое место в областном конкурсе, 2002 г

Мне шестнадцать лет. Я живу в обыкновенной деревне с простым и ясным названием - Дмитриевка. Это моя малая родина, моя Россия. Сколько на наших просторах подобных Ивановок, Николаевок, Васильевок! Незатейливо и даже скучно звучат такие названия. Редко встретишь что-нибудь необыкновенное. Но часто даже за самым простым названием встаёт своя история, скрывается своя загадка. Почему наше село так называется? Что за люди здесь жили и живут? Совсем недавно мне пришлось задуматься о «родословной» Дмитриевки.

Я занимаюсь в вокальном кружке при Доме культуры. Однажды, пока настраивали аппаратуру, я обратила внимание на то, что за сценой стена имеет необычную форму. Во-первых, она полукруглая, во-вторых, в ней есть какие-то ниши. Все очертания говорили о том, что эта часть здания не имеет ничего общего с основным корпусом. Руководитель кружка объяснил мне, что стена осталась от старинной церкви, давно построенной в нашем селе. Это обстоятельство заставило меня с грустью задуматься: здесь был храм...

Каковы же наши корни? Откуда пошли дмитриевцы? Из истории села мне стало известно, что его основание связано с воссоединением Украины с Россией и строительством оборонительной черты для защиты от нападения крымских татар. На территории нынешней Дмитриевки обосновались беглые крестьяне из Московской Руси, переселенцы с Правобережной Украины и служивые люди из городов-крепостей Карпов и Хотмыжск. Об этом и сейчас свидетельствуют местный диалект, традиции, обряды, песни, особенности одежды и быта, фамилии жителей села.

А строительство церкви дмитриевцы начали в 1839 году. Существует легенда о том, как было завершено это важное дело. Здание нечем было крыть. На сходе жители села решили послать ходоков в Москву к графу Николаю Ивановичу Шереметеву, вотчина которого находилась на борисовской земле, с просьбой: дать недостающие материалы для кровли строящегося храма. Граф разрешил завезти лес и попросил, чтобы храму было дано имя его сына Дмитрия. Строительство церкви завершилось как раз ко дню святого Дмитрия Ростовского. Так слобода была названа Дмитриевкой, и престольным праздником стал день четвёртого октября. Долгие годы церковь была центром духовной жизни села. По воскресеньям и религиозным праздникам весь народ собирался у стен храма. Священники сюда присылались из Курской Духовной семинарии, а обязанности церковного старосты, диакона, псаломщика исполняли наши земляки. В архивных документах встречаются Дмитриевские фамилии: Коровянский, Борченко, Овчаренко. Вот каковы наши корни: они и украинские, они и русские. А главное - корни у нас христианские, и храм тому свидетельство. Но что же с ним стало?

В годы коллективизации церковь была разрушена Дмитриевскими большевиками. Говорят, что каждого из них постигла Божья кара: вскоре все они умерли неестественной смертью. На месте церкви появился сельский клуб. Во время Великой Отечественной войны, когда фашисты захватили село, в здании бывшей церкви они обосновали конюшню. Война, разруха, тоталитарный режим

так и не дали возродиться церкви в нашем селе. Мои земляки так и не обратились к Богу.

После исчезновения церкви культура нашего села поддерживалась в школе и в клубе. Здесь сохранялась духовная жизнь, но уже далёкая от религии, христианства, основанная на коммунистической морали. Люди, бывавшие в нашем селе, отмечали неплохую образованность молодёжи, хорошую речь и богатый кругозор дмитриевцев. Откуда всё это? Моим землякам повезло на хороших учителей. Это были не просто добросовестные труженики, а широко образованные, в высшей степени начитанные люди. Особенно выделялись три семьи, три династии: Диановы, Кореневы и Борченко.

Коренные дмитриевцы хорошо помнят то время, когда в селе жили эти семьи. Отец мне очень много рассказывал про них. Он говорил, что никогда не видел настолько образованных и, можно сказать, всезнающих людей. Ему посчастливилось быть учеником всех этих педагогов. Восхищение вызывал каждый из них. Но больше всего, как я поняла, окружающих поражали знания Борченко Дмитрия Моисеевича. Он имел представление обо всём, мог объяснить значение и происхождение любого слова. Невозможно было найти вопрос, на который Дмитрий Моисеевич не знал бы ответа. В доме Борченко имелась огромная библиотека. Впрочем, библиотеки громадных размеров были и у Диановых, и у Кореневых. Книги занимали все стены, шкафы, стеллажи. Около сорока лет, с послевоенных до начала восьмидесятых, работали эти замечательные педагоги в Дмитриевке. В те годы считалось, что учитель - самый грамотный человек на селе. Поднятием же уровня образования моих земляков занимались не просто грамотные, а необыкновенные, увлечённые науками люди. Можно сказать, что это был наш «век просвещения».

В 1967 году в Дмитриевке был построен новый Дом культуры (к сожалению, на месте церкви). Рассказывают, что, когда красили стены, на них проступили церковные фрески. Людям, имеющим совесть, было стыдно за свершённое кощунство. Радовало то, что в Доме культуры стали работать увлечённые яркие личности: Бондаренко Александр Семёнович, Подгорный Виктор Иванович, Лавриненко Сергей Иванович. Силой искусства они поддерживали духовную жизнь села.

Сегодня моя Дмитриевка - большое село, в котором есть прекрасная новая школа, Дом культуры, больница и даже частные магазины. Вот только церкви, сожалению, нет. А ведь она объединяла бы людей в их стремлении к лучшему, помогала бы в горе, делала бы всех терпимее по отношению друг к другу, заставляла бы каждого задуматься о смысле своей жизни! Об этом напоминает всем оставшаяся невредимой стена разрушенной церкви. В центре села есть место, где можно было бы построить храм, но нет среди дмитриевцев пока энтузиастов, которые начали бы дело строительства.

Так и живет моя малая Родина, частичка большой России... Что впереди? Хочется верить, что Дмитриевка будет жить долго, обретет храм и переживет духовное возрождение.

^ Мир человеческих чувств в романе А.В. Каверина «Два капитана»

Сочинение ученицы 11 класса

Лаптевой Евгении, 2003 г.

Богатый и разнообразный мир открылся передо мной в романе Вениамина Каверина «Два капитана». Читая книгу, я наблюдала у героев высокие нравственные чувства: любовь, дружбу, чувство долга, патриотизм. Однако в романе автор говорит не только о высоких, но и о низких проявлениях человеческой души: зависти, собственничестве, стяжательстве, чувстве превосходства над другими. Мне кажется, мастерство писателя заключается в том, что он изображает своих героев не односторонне, а рисует борьбу разных чувств в душах людей. Настоящим человеком оказывается тот, в ком одержали верх высокие устремления.

Замечательно, что весь сюжет романа движется, благодаря тому, что героев ведут по жизни интеллектуальные чувства: любознательность, пытливость, убежденность, сомнение. «Бороться и искать, найти и не сдаваться» – вот клятва, которая явилась смыслом жизни и определила характер Сани Григорьева. Искать истину –основное правило любознательного человека, а если этот человек еще умеет бороться и не сдаваться – у него все получится. Наш герой, узнав о судьбе, полярного исследователя капитана Татаринова, на всю жизнь получает заряд восхищения этой необычной личностью.

В главе «Заметки на полях» автор показывает, как любопытный Саня Григорьев читает книги Катиного отца: «Никогда в жизни я так медленно не читал. Почти на каждой странице были пометки, некоторые строчки подчеркнуты, на полях вопросительные и восклицательные знаки…» Его поразило, что капитан Татаринов ставил себе великую цель: «как Нансен, пройти возможно дальше на Север с дрейфующим льдом, а потом добраться до полюса на собаках». Пытливый Саня на всю жизнь заражается темой исследования Севера и загадкой трагической судьбы замечательного капитана.

Образ Татаринова становится идеалом для юного героя. Верность своему делу, благородство, честность и смелость этого человека – вот качества, которыми стремиться обладать мальчик по примеру «старшего» капитана. А потом и сам становится капитаном, отважным летчиком, который смело сражался во время Великой Отечественной войны в северном небе. После одного из воздушных боев он нашёл на берегу Карского моря остатки пропавшей экспедиции Татаринова.

Преданность и верность идеалу – основные чувства, которые ведут по жизни Саню Григорьева. Сколько раз обстоятельства приводили его в тупик, когда казалось, что пора забыть о капитане Татаринове! Вот покончила с собой Марья Васильевна, на похоронах отворачивается Катя, обвиняет его в клевете Николай Антонович. Кажется, всё, живи, Саня, дальше, эта страница перевернута, но он не сдается, становится полярным лётчиком, находит первые следы экспедиции Вот 1936 год: долгожданные поиски откладываются из-за доноса Ромашова, вместо Севера Григорьева назначают на Юг. Но «младший» капитан снова идет упрямо к своей цели и, каждый раз попадая в Заполярье, вновь ищет следы «старшего» капитана. Поиски все-таки увенчались успехом: «Мы нашли экспедицию, то есть то, что от нее осталось, в районе, над которым десятки раз летали наши самолеты…»

Многое может сделать человек, если он убежден в своей правоте, но еще больше ему удастся совершить, если он окрылен силой любви. Именно это чувство давало силы Сане Григорьеву в его нелегкой борьбе за истину.

Надо отметить, чувство любви испытывают и другие герои романа. Капитан Татаринов и его жена любили друг друга, Николай Антонович и Кораблев преклонялись перед Марьей Васильевной, даже подлый Ромашов всю жизнь обожал Катю. Но самая чистая, верная, светлая и сильная любовь отдана автором Сане Григорьеву и Кате Татариновой. Несмотря на все испытания и препятствия, они остались преданны друг другу. Еще в юности герой был уверен, что их любовь – навечно: «Я не знал, что ждет меня. Но я твердо знал, это навсегда, что Катя – моя, и я – её на всю жизнь!»

Вениамин Каверин мастерски изображает силу и степень любви. Чистую и нежную любовь испытывает к жене Иван Львович. «Друг мой, дорогая моя, родная Машенька! Вот уже около двух лет прошло с тех пор, как я послал тебе письмо…». Несчастная женщина была обманута братом-предателем, который всю жизнь опутывал её паутиной лжи, и только самоубийство Марьи Васильевны явилось настоящим наказанием для него. Интересно, что автор счел возможным соединить в одном человеке подлость и сильное чувство любви. Такой же силой любви автор наделяет ещё одного героя, негодяя Михаила Ромашова. Он совершает подлые поступки, главный двигатель его жизни – соперничество с Саней Григорьевым, но все же в душе его живет искреннее чувство к Кате.

Разумеется, такие настоящие люди, как Саня и Катя, не могут быть не наделены чувством дружбы. Верными друзьями «младшего» капитана являются Петя Сковородников, доктор Иван Иванович, Валя Жуков, товарищи-летчики, а Катя всю жизнь опирается на поддержку подруги Киры.

Мне кажется, В.А. Каверин проявил себя тонким психологом, изображая и отрицательных героев с их низкими чувствами. Николая Антоновича и Ромашова всю жизнь мучают зависть, стремление подлыми способами построить карьеру, заслужить любовь. Но как бы ни старались они с помощью подлога, доноса, клеветы победить «двух капитанов», не негодяям, а героям судьба воздает славу и признание. На последних страницах романа торжествуют чувства справедливости, любви, дружбы, торжествует память о подвиге во имя Отечества.

«Два капитана» - «вечная книга», потому что это живой и увлекательный рассказ о людях, их переживаниях, взлетах и падениях. Роман живет около полувека, но я прочитала его как повествование о личностях, которые будут существовать всегда. Такие герои, как Татаринов и Григорьев, или антигерои, как Николай Антонович и Ромашов, еще не раз пройдут по страницам русской литературы, ибо вечны добро и зло, вечны человеческие чувства, разнообразие которых изобразил В.А. Каверин.

^ Моя Россия

Сочинение ученицы 11 класса
Лаптевой Евгении, 2002 г.


Этим летом мне пришлось вместе с мамой работать в колхозной столовой. Мы развозили обеды в старой, разбитой машине, которая еле-еле двигалась. Поначалу было трудно, потому что каждый день нужно было рано вставать и поздно ложиться, но потом я привыкла к такому режиму и просыпалась по утрам без всякого труда. Часто было досадно трястись в пыли, париться на солнце, но всё же кормить людей в поле – моя работа. Да и вообще кормить людей приятно, особенно хорошо потрудившихся. Вот они наработались, уже устали и рады, что я приехала с обедом или ужином. Ведь эти люди своим трудом украшают нашу землю, умножают её богатства. Соприкоснувшись с реальной жизнью, я поняла, что Дмитриевка и её окрестности – это моя родная земля, моя малая родина, моя Россия.

Наш дмитриевский колхоз в этом году стал называться ООО «Дмитриевка», что означает «общество с ограниченной ответственностью». Πо-моему, звучит это несолидно. Некоторые люди расценивают положительно тот факт, что наше ООО « Дмитриевка » входит в Агрохолдинг «Краснояружский сахарный завод », а другие считают, что было бы лучше, если бы мы оставались сами по себе. Я чувствовала, что мне не хватает экономических знаний, чтобы понять, кто прав. Разъезжая по полям, немало думаешь об этом, и по большей части мысли грустные.

Но, несмотря ни на что, душа радуется красоте дмитриевских полей. Бывает, развозишь обеды и без устали смотришь вокруг. Никогда не надоест этот калейдоскоп: вот перед тобой поле белое – гречишное, вот яркое, пестрое – подсолнечное, вот изумрудное, с желтыми прожилками – поле поспевающей пшеницы.

Проезжаешь по плотине через пруд и любуешься родным пейзажем. Солнце ярко светит, водоем в этот момент преображается и становится похожим на зеркало. Иногда видно, как блещет, «ходит» рыба над водой. Недалеко от пруда есть гнездо аистов. Они обитают в маленьком поселке издавна. Птицы поселились около дома, в котором живет добрая семья. Хозяева для аистов специально оборудовали старое дерево, на подпиленные сучья положили колесо от телеги, а дальше птицы сами обустроили свое гнездо. Люди относятся к аистам очень тепло, считают хорошим знаком то, что птицы прилетают на одно и тоже место много лет. Аисты знают свой дом и всегда возвращаются к нему.

Путешествуя по полям, я заметила, что люди, которые проезжают мимо, любуются гнездом и удивляются, потому что аисты в нашей округе – редкость. Как украшают село птицы!

Но, к сожалению, этим летом я услышала неприятную историю, связанную с аистами. Заезжий арендатор пруда посмел выстрелить в беззащитных птиц. Он решил, что те мешают его бизнесу, разведению рыбы. Мне кажется, что несколько птиц много бы не съели. Какой от них урон! Этот человек поступил жестоко, даже кощунственно. Многие осуждали его, ругали, возмущались. Мне приятно было убедиться, что у нас в селе есть люди с добрыми сердцами. Думаю, аисты вновь и вновь будут возвращаться к таким людям, и еще не одно поколение будет наблюдать за аистами, никому не давая их в обиду.

Одно из любопытных явлений нашей дмитриевской жизни – приток иностранной рабочей силы. Раньше «иностранцы» приезжали с Западной Украины, сейчас – из Молдавии. Мне было интересно наблюдать за новыми людьми: чужой язык, другие нравы, но все же грустно и смешно – одеты так же, как и мы, – с турецкого рынка. А работали они хорошо: с раннего утра до темноты, в любую погоду, да только вряд ли обогатились эти искатели заработка. Взрослые говорили о том, что много с них взяли за питание, а оставшегося еле хватило на дорогу домой.

День за днем, лето перевалило за середину. Почти все работы, особенно прополка, выполнены «иностранцами». Мама рассказывала мне, что еще лет пять-семь назад свекловичницами были работающие пенсионерки. Теперь все они старушки, сидят по домам, не мелькают их белые платочки и яркие фартучки по полям, и не слышно их песен. Меняется моя Россия, становится какой-то нерусской…

Часто приходили ко мне мысли о судьбе родины, как с малой так и с большой буквы, о ее горькой истории, о ее будущем. Так хотелось найти что-то светлое, прочное в сегодняшней российской действительности. Чувство надежды на лучшее я испытала во время жатвы. Это был праздник! Все изменились, каждый по-своему преобразился: и дотошный председатель, и сварливый бригадир, и нерадивый тракторист. Жатва всех мобилизовала, как генеральное сражение во время затянувшейся трудной войны.

На одном из обедов я услышала от комбайнеров, как все посмеиваются над бородой Алексея Ивановича Семейкина. Оказывается, у него есть многолетняя привычка не бриться во время уборки. Это даже не привычка, а добрая примета. Если комбайнер с бородой, значит на жатве дела идут хорошо. Алексей Иванович работает отлично, неизменный передовик. Я наблюдала, как он трудится: быстро, ловко, разворачивается его комбайн, машины одна за другой отъезжают, загруженные хлебом.

Наблюдала я и за другим передовиком жатвы, Александром Владимировичем Шмараевым. В отличие от Алексея Ивановича Семейкина, он делал все неспешно. Комбайн ехал спокойно, плавно, не пропуская ни одного колоска. Когда Александр Владимирович ведет технику, лицо его становится серьезным, необыкновенно сосредоточенным. После работы или во время еды он мог пошутить, повеселиться, но только не при уборке.

Однажды, пришлось поджидать с обедом комбайнеров, и я увидела, как комбайн Сергея Егоровича Дудкина ведет не он сам, а его штурвальный-семиклассник Смягликов Денис. Я очень удивилась, потому что в школе он непоседливый, подвижный ученик, его трудно удержать на одном месте. Но в поле это был совсем другой человек. Денис с серьезным лицом, с чувством ответственности вел огромную машину. Комбайн его слушался, по полю ехал плавно, не останавливаясь. Приятно было наблюдать, как подросток умело помогал убирать хлеб. Когда Денис обедал, сказал мне, что он четыре часа без остановки вел комбайн без чьей-либо помощи. Вот какое доверие оказал ему наставник. Мальчишка говорил это с таким восторгом, что я сама стала радоваться вместе с ним. Пообедал Денис быстро, чтобы дело не стояло на месте.

С утра до поздней ночи работали комбайны, и последний ужин мы привозили при свете звезд. Но я не видела ни одного унылого лица. Люди были усталыми, но все равно шутили, веселились. Трудно было поверить, что так легко и дружно работают люди, которые раньше часто уныло жаловались на жизнь. «Шабаш!» – кричал кто-нибудь, но ему всегда отвечали: «Я тебе пошабашу!». И до двух часов ночи, пока начальство не останавливало уборку, люди работали без отдыха, заставив меня понять, какими могучими силами богата моя Россия.

Да, я узнала этим летом, чем живет моя земля, как нелегко людям работать с утра до вечера. Уже никогда моё сознание не будет таким, каким было раньше. Больше я не проснусь маленьким ребёнком, не вернусь в детство. Теперь понимаю, что будущее нашей Родины зависит от нас, от подрастающего поколения. После окончания школы мне придётся уехать учиться в другое место, но, может быть, судьба распорядится так, что я окажусь в родных краях и останусь работать здесь. В последнее лето своего детства я убедилась в том, что мою малую родину, мою Россию, я люблю серьёзно и глубоко.

^ Моя Россия

(сочинение ученицы 11 класса Болховитиной Натальи, 2002 г.)


А там во глубине России,

Там вековая тишина.

Н. А. Некрасов.


Однажды летним утром я проснулась очень рано от перестука дятлов, нарушивших тишину за окном. Эти две пёстрые птицы, как всегда, прилетели
к большому тополю во дворе и сейчас сидят на своём излюбленном широком суку, время от времени постукивая по нему. На соседнем клёне чирикали воробьи, в присутствии дятлов они не смели приближаться к тополю.

Я знала, что ещё прохладно, но встала и вышла на крыльцо. Влажный утренний ветерок изредка набегал лёгкой волной, и поэтому деревья, ещё
не совсем проснувшиеся ото сна, пока ещё слабо шумели.

Мой дом стоит на пригорке. Улица когда-то строилась в старом саду,
и оставшиеся в живых яблони уходят вниз, в весёлую даль, где лежит среди зарослей пруд. Там у меня есть любимое место – оно называется Уланским Яром.

К Яру я всегда испытывала особые чувства, и, когда шла по хорошо знакомой дороге, они пробуждались, напоминали о себе вновь и вновь. Даже зимой снится мне эта летняя дорога, и я начинаю вспоминать цветущий около пней голубой цикорий, побелевшую от росы траву, поломанный мост, заросший ручей и холмик, откуда виден весь пруд в низине, ещё покрытый утренней дымкой. Вот я раздвигаю мокрый куст и чувствую накопившийся тёплый запах ночи. Кругом тишина и даже пение птиц не нарушает её.
Я люблю этот путь и эту тишину, чувствую единение с цветами, птицами, водой и даже пнями. Самое обыкновенное, но такое родное место кажется мне наилучшим выражением русской природы.

Бывая там почти каждым летним утром, я возвращалась с чувством,
что длинный жаркий день, полный вечных забот, будет легче прожить, потому что внутри меня звучит лирическая музыка, состоящая из стуков дятлов, пения проснувшихся птиц и тихого движения воды.

Так было и в этот раз. Я долго стояла на обрыве Уланского Яра. С зарослей шиповника капала роса. Вокруг было настолько много солнечного блеска, что я прикрыла глаза рукой. Мне очень нравится наблюдать за игрой утреннего света. В начале дня всё видишь не так, как в полдень, когда солнце проникает везде и пронизывает каждую «частичку бытия». А утром из полутьмы постепенно выступают детали знакомого пейзажа. Я тщательно вглядываюсь в них и замечаю падающие на окрестность всё новые полосы света. Утреннее освещение так волшебно изменчиво, что мне кажется, будто произойдёт что-то необычное, чудесное. Это состояние прекрасно, оно даёт вдохновение, силу, с помощью которой я могу лучше чувствовать красоту любимого края, моей России.

Простой летний день иногда помнится весь год, а то и годы, если удалось остаться наедине с родной природой и прикоснуться душой к её тайнам. Нынешний день подарил мне ещё одну встречу – встречу с русским лесом.

В полдень иду на сенокос, пробираюсь сквозь густые кусты орешника, перепутанные цепкой травой. Спускаюсь на дно лесного оврага: под самым обрывом прячется источник. Я бросаюсь на землю, жадно пью, мне хорошо;
а напротив – кусты раскаляются и желтеют на солнце. Под ними везде виднеются шляпки разнообразных грибов. Кое-где попадаются рыжие лисички; приятно взять в руки холодноватый гриб. Неподалёку на поляне широким хороводом рассеялись красивые красные мухоморы.

Пробираясь в глубь леса, я ощущаю тишину и тень. Стройные осины высоко лепечут надо мной, длинные висячие ветки берёз едва шевелятся, могучий дуб застыл возле раскидистой цветущей липы. Я иду по тенистой зелёной дорожке. Далее, далее, глубже в лес… Лес глохнет… Необыкновенная тишина западает в душу, и ощущаешь странную тревогу. Идёшь, и давным-давно забытые впечатления неожиданно просыпаются.

Оставшись наедине с лесом, чувствуешь себя, как в Храме, будто говоришь с самим Богом, только Бог здесь — природа. Приводят в волнение и эти живые, дышащие деревья, и эта полная тишина, где даже пение птиц кажется не шумом, а таинственными звуками из самого сердца земли. Своё существо и мысли воспринимаешь, как часть прекрасного вечного мира, и думается легко и быстро, потому что ничего кругом не мешает – ни солнца, ни ветра нет в середине леса.

Но нигде так не чувствуешь свою Родину – беспредельную Русь, как
в поле. У нас ведь, куда ни пойди, выйдешь на широкое пространство. Вот я на сенокосе, устала, руки немеют от тяжести граблей, но поднимаю голову: какой простор вокруг! Кажется, видишь всю Россию, всё, что мне так близко
и дорого. Открывается вид до самого горизонта: за полями распаханные холмы, заросшие кустами овраги, небольшие рощи.

Кругом меня – поля, глушь России. Предвечернее время июньского дня. Старая большая дорога, поросшая подорожником, уходит в бесконечную даль. Солнце склоняется на запад, заходит в легкие кучевые облака. Наступает вечер, удивительно тихо становится вокруг. Заря пылает пожаром и обхватывает полнеба. От деревьев, кустов, от высоких стогов сена опускаются на землю длинные тени… И вот солнце село, исчезли тени, кое-где уже появились звезды.

В бесконечной тишине я чувствую, что уже никогда не забыть мне удивительного ощущения единства с окружающим миром и даже не высказать, в чем необыкновенная прелесть русской природы. Может быть, прелесть в том кровном родстве, которое существует между мною и этим широким полем, этим полевым воздухом, этим предвечерним временем, этой большой дорогой. Прелесть в том, что все это – моя родина, и мне здесь хорошо, спокойно. И еще в том прелесть, что это мой дом, моя Россия – великая страна, бессмертная душа которой выражена в природе.





Скачать 150,74 Kb.
оставить комментарий
Дата05.11.2011
Размер150,74 Kb.
ТипСочинение, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх