Заседание Клуба политического действия «4 ноября». Тема заседания icon

Заседание Клуба политического действия «4 ноября». Тема заседания



Смотрите также:
Заседание Клуба политического действия «4 ноября» Тема заседания...
Заседание Клуба политического действия «4 ноября»...
Заседание Клуба политического действия «4 ноября» Тема заседания...
Заседание Клуба политического действия «4 ноября» Тема заседания...
Заседание Клуба политического действия «4 ноября» Тема заседания...
Заседание Клуба политического действия «4 ноября» Тема заседания...
Стенографический отчет заседания Рязанского регионального отделения Клуба политического действия...
Заседание Волгоградского регионального отделения Клуба политического действия «4 ноября»...
Тема заседания...
Заседание Клуба политического действия «4 ноября» Тема заседания...
«4 ноября»
Заседание Амурского отделения Клуба политического действия «4 ноября»...



страницы:   1   2   3
скачать



Заседание Клуба политического действия «4 ноября».

Тема заседания: «Обсуждение Доклада Института общественного проектирования «Оппозиции нашего времени» и перспективы политического развития России»

9 февраля 2011 года, Москва, Президент отель, «Красный зал»


Фадеев Валерий Александрович, главный редактор журнала "Эксперт", директор Института общественного проектирования, председатель Комиссии Общественной палаты Российской Федерации по экономическому развитию и поддержке предпринимательства: Уважаемые коллеги, прошу занять свои места. Начнем заседание клуба «4 ноября». Тема сегодняшнего заседания в широком смысле – это «Предложение по развитию партии «Единая Россия». И отталкиваться, как нами предложено, мы будем от доклада, подготовленного Институтом общественного проектирования, который называется «Оппозиция нашего времени». Доклад всем роздан, и на него были отправлены ссылки заранее. Статья - сокращенный вариант этого доклада - была опубликована в журнале «Эксперт» три недели назад. И, кроме того, вашему вниманию предложена резолюция заседания сегодняшнего, и всем тоже роздана. Уже я слышал два мнения по поводу этой резолюции. Одно мнение, что здесь нет ни одного либерального слова. А второе мнение, что эта резолюция призывает к свержению существующего строя. Я, по крайней мере, точно не имел в виду свержение – это гарантирую. Владимир Николаевич, я думаю, тоже.


Плигин Владимир Николаевич, председатель Комитета Государственной Думы Российской Федерации по конституционному законодательству и государственному строительству, президент Института общественного проектирования: Было третье мнение, это Андрея Макарова, о том, что это не имеет отношения к сути.


Реплика: Лучше признаться в отсутствии либерализма, чем в покушении на строй. Это правда.


^ Фадеев В.А.: У нас есть два часа, у нас будет возможность радикально поменять предлагаемую резолюцию. По поводу доклада: позвольте вначале некоторые соображения по поводу характера ведения дискуссии сегодня в России.

В субботу я довольно долго ехал в машине и слушал передачу на радиостанции «Эхо Москвы». И там говорилось о том, что Путин заехал на Первый канал и сказал, что Первый канал хороший, а радио, большинство каналов плохие, потому что там много оппозиционеров, и они всегда врут. И «Эхо Москвы» очень близко к сердцу это восприняло, и жестко пыталось этому противостоять.

Тема была следующая: «Об эмиграции из России». На прошлой неделе откуда-то всплыла цифра о том, что из России выехало за последние годы 1250 тысяч человек, и вот это такая большая эмиграция. И дальше примерно час был гипноз, когда каждые две минуты повторялась эта цифра 1250 тысяч человек. Путин, его режим. Если Путин не уйдет, то будет 2500 тысяч эмигрантов. И так далее, и так далее. Видимо, я был единственным человеком из слушателей, который приехал домой и заглянул на сайт Росстата, там очень легко доступны данные, это занимает примерно тридцать секунд, и посмотрел цифры. Цифры следующие: из России выбыло в 1999 году – 214 тысяч человек, а в 2008 году – 40 тысяч человек. Баланс при этом всего в 1999 году – плюс 165 тысяч человек, а в 2008 году – плюс 242 тысячи человек.

Понятно, что имелась в виду эмиграции в страны дальнего зарубежья, а не родственная миграция между Украиной, Россией, Казахстаном и так далее. Так вот в 1999 году из страны выбыло 87 тысяч человек, а в 2008 году выбыло, это последние данные, имеющиеся в Росстате, 13 тысяч человек. При этом въехало 11 тысяч человек. Баланс 1999 года – минус 70 тысяч человек людей, уехавших в страны дальнего зарубежья. Баланс 2008 года – 1756 человек. Ни о каком миллионе 250 тысячах и речи быть не может. 1756 человек. Не тысяч, а человек.

Я при этом абсолютно не хочу сказать, что у нас идеальное положение дел. К сожалению, наши соотечественники, Нобелевские лауреаты, живут не в России, а за границей. К сожалению, масса ученых, довольно много ученых продолжает выезжать. Но, согласитесь, когда разница между фактом и объявляемыми цифрами составляет десятки раз, то это о чем-то говорит. Кроме того, я повторяю, видимо, я был единственный, кому были интересны настоящие цифры, потому что для всех все понятно. Тезис «все хотят уехать из этой страны» стал общим местом.

Коллегам был роздан материл - тоже был опубликован в «Эксперте» - в конце прошлого года мы провели исследования, сколько же действительно предпринимателей настроены уехать из России. Были ходовые цифры: 80% предпринимателей сидит на чемоданах. Реальная цифра – 5%. 5% действительно хочет уехать из страны. Это не означает, что у других нет проблем, но только не надо путать проблемы, и смешивать тех людей, которые хотят оставаться в стране и бороться за свое нормальное, достойное существование и за свой бизнес, с теми настроениями, когда люди хотят уехать. Это разные вещи.

Дискуссию стало вести трудно, потому что многим становится все ясно заранее, до того, как начинается дискуссия.

Что касается демократии, то предлагают очень простые решения. И мы знаем, что весь прошлый год прошел под таким девизом, что ли: нужна немедленная демократизация. Говорят даже, что лучшие годы демократии в России были 1992-1993. 1993 год закончился расстрелом российского парламента из танков. По-моему трудно согласиться, будучи, в общем-то, здравым человеком, с тем, что демократия – это то, что приводит к расстрелу собственного парламента. В нашем докладе, если вы читали, мы пытаемся показать, что начало 90-х годов, когда президентом был Ельцин, характеризовалось скорей снижением уровня демократии. И мы помним эти примеры.

Совсем недавно был снят мэр Москвы. Но откуда взялись проблемы с мэром Москвы? Да они взялись от того, что в начале 90-х годов мэрии Москвы и исполнительной власти были переданы уникальные, эксклюзивные права на ведение деятельности, всякой деятельности в Москве, а власть представительская была отодвинута на задворки. Никто не контролировал исполнительную власть в Москве по решению 1992-1993 годов. И таких примеров очень много.

В нашем докладе, используя модель Чарльза Тилли, выдающегося американского социолога, который умер два года назад, мы пытаемся говорить одновременно о демократизации, об эффективности демократии и о силе государства, о его дееспособности.

Мы трактуем демократизацию, которая, безусловно, нам необходима, и мы, конечно, выступаем с позиции требования усиления демократии в стране. Но демократизация – это не акт, это сложный и долгий процесс, который основан на постоянном ответе на возникающие в стране реальные вызовы. Ответ на реальные вызовы должен иметь как можно более демократические характер. И тогда, глядишь, через десять, двадцать, тридцать лет страна будет другая.

Что еще важно отметить по поводу этого доклада, чтобы развернулась дискуссия? По поводу дееспособности государства. Мы считаем, что нынешняя дееспособность государства, нынешний уровень даже не достиг уровня 1985 года, того стартового момента, когда начались мощные процессы в нашей стране, сначала еще в Советском Союзе. Еще не достиг. И хотя путинские восемь лет, безусловно, были отмечены ростом дееспособности государства, достаточно сравнить кризис 1998 года и кризис 2008 года, а кризис 2008 года был мощнее кризиса 1998 года по характеру воздействия, и увидеть, как власти справились с кризисом 1998 года и последним кризисом, чтобы понять, что дееспособность государства, безусловно, возросла. Безусловно, возросла.

Важный аспект этого доклада состоит в том, что мы относим Россию, как, собственно, и Чарльз Тилли, и как большинство политологов, к типу сильных государств. А траектория движения сильных государств, в этом пространстве дееспособность государства и демократизация, и эффективность демократии проходит, склоняясь в первую очередь, сначала к дееспособности государства – сначала сильное государство, потом развитая демократия. А не наоборот. Попытка демократизировать страну и на этой основе включить новые механизмы развития в конце 80-х годов закончилась катастрофой. Предыдущая страна просто перестала существовать.

Мы приводим в докладе график движения в этих двух координатах и свои соображения по этому поводу. Что конкретно мы предлагаем с целью развития демократизации, делая акцент на партии «Единая Россия», которая сегодня доминирует в политическом пространстве?

В резолюции есть семь пунктов, мы можем их дополнить, можем их вычеркнуть. Первый пункт – это кадровая ротация. Президент Медведев обозначил вектор уже несколько лет назад.

Руководители регионов не должны засиживаться на своих должностях больше трех сроков. Мы полагаем, что необходимо усилить ротацию кадров на следующих этажах, начиная от вице-губернаторов. Почему? Часто в регионах складываются такие сети доверия, которые на самом деле действуют помимо правового пространства, помимо, по большому счету, Конституции Российской Федерации.

Самый яркий и негативный пример прошлого года – это Кущевка. Та система, которая сложилась в Кущевке, а по этому поводу губернатор Ткачев сказал: да у нас в каждой станице такие банды и бандочки, - это есть пример неконституционного и, конечно, недемократического образования, которые реально контролируют ситуацию в населенном пункте и в районе. Мы считаем, что влияние политических партий должно быть усилено на формирование правительств, в первую очередь, «Единой России». «Единая Россия» побеждает на выборах, потом назначается губернатор, и партийные органы зачастую отстраняются от формирования местного регионального правительства.

Мы полагаем, что и другие партии, набравшие достаточное количество голосов на региональных выборах, могли бы получить право на формирование правительства. Это бы повысило ответственность этих партий, которые не побеждают на выборах, потому что они стали бы состоять в исполнительной власти.

Огромная проблема – средства массовой информации. Мы привыкли жаловаться на федеральные средства массовой информации, на их состояние и на отсутствие свободы слова. Это все слезы. Состояние средств массовой информации в регионах действительно тяжелое. Почти все они принадлежат, так или иначе, местной власти. Президент Медведев в Послании Федеральному Собранию высказал соображение, что надо сделать так, чтобы СМИ перестали принадлежать региональным органам власти. Мы считаем, что надо вырабатывать технологию отхода, передачи средств массовой информации иным институтам от властных институтов. Нужен закон.

Мы предлагаем в докладе общественную форму владения. Акционерные общества переводятся в некоммерческие организации. И за процессом наблюдает общественный совет этого СМИ, который назначает главного редактора, генерального директора и принимает бюджет этого средства массовой информации. Такая форма есть во многих европейских странах, и она особенно популярна была во времена становления демократии после второй мировой войны. Мы считаем, что очень мало наши политики работают со средствами массовой информации. И очень много обид на неправильные трактовки, на какие-то ошибки, но реальной работы мало. Мало встреч, брифингов, разъяснений, мало дискуссий.

Что касается экономической политики, и здесь есть очень серьезный тезис, я прошу обратить на него внимание. И от него можно раскручивать много чего другого. Мы предлагаем перейти от политики бюджетного профицита, от гонки за бюджетным профицитом, от гонки за низкой инфляцией к политике бюджетного дефицита. И это очень важный шаг. Политика бюджетного дефицита – это та политика, которая привела к огромному росту качества уровня жизни и развитию производительных сил во всех развитых странах мира после второй мировой войны. Подчеркиваю: во всех. Бюджетный профицит являлся скорей исключением, а не правилом. А правилом был бюджетный дефицит. Бюджетный дефицит приводит к очень комфортной денежной ситуации в стране, к очень комфортному денежному рынку для развития, в первую очередь, среднего бизнеса, среднего отечественного бизнеса. Крупные компании работают во всем мире, капитал доступен крупным компаниям, имею в виду мировой капитал. Средние компании находятся в худшем положении, но именно они, во-первых, являются основой для быстрого экономического развития. А, во-вторых, они являются политической основой демократизации. Национальный капитал не существует сегодня в России. Есть бизнес, частный бизнес, который часто загнан, который часто виновен заранее, он виновен уже только потому, что он зарабатывает прибыль. Мне кажется, существует огромная недооценка потенциала российского капитала. Я подчеркиваю, в первую очередь, капитала среднего. Этот огромный потенциал надо использовать для политической работы. И, в конечном счете, для демократизации страны. Когда мы говорим о среднем, о траектории сильного государства и о траектории слабого государства в своем докладе, мы говорим, что траектория сильного государства, по которой идет Россия, такова, потому что, в первую очередь, в России очень слаб национальный капитал.

Это было всегда, это было, начиная с Петра I. Все модернизации, так или иначе, проходят при сильном государстве. Сильному государству нужен партнер – национальный капитал. Отсюда следующий пункт, здесь в резолюции он идет под пунктом пять, это «Экономическая политика развития».

Экономическая политика развития – это политика развития производительных сил на всей территории страны. Безусловно, приоритетное направление и, в первую очередь, инновационное направление, и проект в Сколково, чрезвычайно важны для страны, но страна слишком большая и слишком разнообразная, чтобы одного такого проекта или несколько подобных проектов хватило для достижения иного качества жизни на всей территории страны.

Таким образом, если говорить о партии «Единой России», это должна быть партия, поддерживающая национальный капитал, делающая национальный капитал своей опорой. Это должна быть партия, которая поддерживает профессиональные и ответственные СМИ и активно с ними взаимодействует. Это должна быть партия, которая активно взаимодействует с институтами гражданского общества. Прошлый год был годом очень серьезной активизации гражданского общества. Партия должна питаться идеями, инициативами гражданского общества. И не должна быть арбитром выше гражданского общества, она должна быть наряду, вместе с ними. Те силы, которые появляются и видны в нашем гражданском обществе, должны переводиться в политический формат, они должны превращаться в политическое действие. Их естественным институтом для этого являются политические партии. Я считаю, что это три главные позиции. Это национальный капитал, профессиональные отечественные СМИ и поднимающееся российское гражданское общество.

На этом позвольте закончить замечания по докладу.

Поскольку мне поручено вести, то я сразу предоставлю слово следующему участнику. А следующий участник Андрей Михайлович Макаров. И он сразу выступил с провокационным действием, разбрасывает листовки с цитатой из произведения Николая Николаевича Носова «Незнайка на Луне». Я зачту, не откажу себе в удовольствии. «А кто такие полицейские?» - спросила Селедочка. «Бандиты», - с раздражением сказал Колосок. – «Честное слово, бандиты. Только грабят они нас, прикрываясь законами, которые сами придумывают. А какая, скажите, разница: по закону меня ограбят или не по закону? Да мне все равно». Андрей Михайлович, пожалуйста.


^ Макаров Андрей Михайлович, депутат Государственной Думы, заместитель председателя Комитета Государственной Думы Российской Федерации по бюджету и налогам: Спасибо. Кстати, это цитата, Носов написал «Незнайку на Луне» в 1964 году. Такое ощущение, что он знал. Однако, вы знаете, после суперлиберального выступления Валерия Александровича Фадеева, а я считаю, что это не просто суперлиберальное выступление, а суперлиберальное выступление очень хорошо информированного человека. Желание выступать еще либеральнее быстро пропало. И, в общем-то, это правильно.


^ Фадеев В.А.: Нет, извини, просто здесь должен был быть Владислав Юрьевич Сурков. Он не смог, его вызвали к руководству. Но Владислав Юрьевич Сурков знаком с этим докладом, и ему понравилось.


^ Макаров А.М.: А можно без угроз? Вы знаете, на самом деле мне страшно нравится тезис, что «недостаточный потенциал государства тормозит развитие демократии». Я цитирую, «и сила государства означает его способность проводить в жизнь решения, принятые главой государства, парламентом и правительством». Причем, вот что приятно, что в резолюции нигде не говорится о том, какие решения мы будем проводить. Говорится, в принципе, о способности проводить любые решения. Поэтому я начну с такого простого тезиса, что на мой взгляд, это попытка объединиться напоследок с патриотическим клубом. Идея хорошая на самом деле. И года через три, я думаю, больше нам не дадут, если сможем объединиться, в принципе, выйдем и, может быть, нас даже восстановят в партии. А так все остальное хорошо. Поэтому, у меня такое ощущение, что политическая конкуренция (а мы же говорим о том, что делать «Единой России») в последнее время превращается в поиск способа как поглубже лизнуть. А вот разница в идеологии этого спора состоит в том, что стороны спорят, у кого надо поглубже лизнуть.

В этой связи я не хотел бы обсуждать вопросы политики, демократии и либерализма. Мне уже сказали, кто должен был сидеть рядом, и я их вообще трогать не буду теперь. Я бы хотел перейти к такому тезису и, строго говоря, о нем бы и поговорить.

Это национальный капитал. И опять же берут цитату, мне страшно это нравится. «Политическая цель такого перехода – создание сильного национального капитала. Национального капитала, то есть, такого, который не бежит при первой возможности под иностранную юрисдикцию, который воспринимает собственную страну как базу для развития и защиты». Вот если бы здесь дальше было написано о том, почему же он все-таки бежит из страны под иностранную юрисдикцию, и почему он ищет защиту там, а не тут, я бы слова не сказал. Но только здесь выясняется, что мы не будем поддерживать тех, кто туда бежит. Мы будем поддерживать тех, кто здесь остается. Поймите, отечественная психиатрия в последнее время делает чудеса, но ненормальных в стране становится все меньше и меньше. Может быть, благодаря психиатрии, особенно в сфере бизнеса. И в этой ситуации давайте посмотрим, что у нас происходит. Ведь об этом нет ни одного слова. Мы несколько лет подряд принимали законы, которыми исключали права милиции, права органов внутренних дел из сферы экономики. Блестящие законы. Вот Владимир Николаевич один из авторов этих законов здесь сидит. Сегодня мы вернули все полномочия органам внутренних дел. Я думаю, это, безусловно, усилит желание национального капитала, нашего национального, остаться внутри страны.

Следующий вопрос: мы приняли замечательное решение, инициатива президента, не брать под стражу по налоговым спорам. Помним решение такое. Правда, никто не знал, как его применять, как выяснилось, потому что тут же суды заявили, что проблема в том, что никто не знает, что такое предпринимательская деятельность. Понадобилось разъяснение Верховного суда, но при этом аресты по этим делам снова продолжаются. Что делать дальше? И вот тут появляется разъяснение госпожи Егоровой, председателя Московского городского суда. Мне страшно понравилось. Ведь они уже даже не стесняются это говорить вслух. Текст такой: когда речь идет о деле, которое возникло из спора двух бизнесменов – это понятно, это можно посмотреть. Ну, а если речь идет о претензии к бизнесу со стороны государства? Какой может быть разговор? Это, безусловно, тоже вдохновляет бизнес на то, чтобы оставаться в стране. Мы говорим о правосудии, мы говорим о том, что надо уважать собственное правосудие. Символами правосудия сегодня, точнее, судебной системы являются Зорькины и Егоровы. И при этом говорить о том, что может быть какое-то уважение к суду, в первую очередь, со стороны бизнеса, когда это публично декларируется людьми, которые возглавляют судебные органы, простите, мне кажется, это не совсем серьезно. Следующий вопрос он вообще практически макроэкономический, поэтому я думаю, что безопасный, потому что макроэкономика – это то, о чем сегодня можно спорить всем, не думая даже о последствиях. Помните, как в социологических опросах: умоляя тебя правдиво, не думая о последствиях ответить на следующие вопросы. Политика бюджетного дефицита, к которой вы призываете перейти, Валерий Александрович, это политика в наших условиях безответственности. Потому что исходя из того, что нам сообщил президент и, кроме того, Счетная палата, если мы только триллион теряем на госзакупках, понимаете, это при бюджете-то девять триллионов, вы знаете, говорить о политике бюджетного дефицита в этих условиях, извините, это, как минимум, нелиберально. Кстати, это и есть проблема в разнице «правых» и «левых». Почему «правые» в нашей стране никогда не придут к власти? Просто потому, что «правые» должны говорить об ответственности, об ответственной политике в области экономики. А соревноваться с коммунистами или со «Справедливой Россией», благо у них лидер вошел в Книгу Гиннеса, единственный человек, который смог собрать подписи за свое выдвижение на пост президента больше, чем голосов на выборах. Это я увидел просто господина Чурова, который пришел, поэтому вспомнил о выборах. Извините, больше я к вопросам политики возвращаться не буду. Так вот это безответственность. И к либерализму и к правым идеям это не имеет никакого отношения. Вы говорите о независимости СМИ? Да нет никаких проблем. «Ведущим деятелям партии нужно активно, при этом откровенно и убедительно присутствовать во всех независимых СМИ». Я, конечно, не ведущий деятель партии, но вообще член ее Генсовета.

Валерий Александрович, вы сказали замечательную фразу, что если все мы сделаем то, что вы сказали, тогда, (я просто цитирую, я дословно записываю, как вы цитируете то, что я раздаю, так я попробую цитировать то, что вы сказали). «И тогда лет через десять, пауза, двадцать, более длинная пауза, тридцать у нас, может быть, будет другая страна».

Я хотел бы закончить свое выступление вопросом: Вы имеете в виду название страны или ее качество? И поэтому в данном случае мне бы хотелось все-таки сказать только одно: если мы либеральный клуб, а от либерального у нас, по-моему, остается пока, судя по этому документу, только название, давайте говорить о тех проблемах, которые нас действительно должны волновать.

Проблема бизнеса – это не проблема того, что надо защищать тех, кто готов, как сумасшедший, оставаться здесь и бороться не за конкуренцию или что-то еще, а бороться на самом деле за политический рычаг, за доступ к телу. Потому что это и есть вся конкуренция сегодня в бизнесе.

Надо говорить о реальных проблемах бизнеса, которые сегодня существуют, об отсутствии независимой судебной системы, об отсутствии уважения к собственности, к частной собственности. Об этом вообще нет ни одного слова. Я помню, как мы начинали, как Владимир Николаевич говорил об институте частной собственности. Мы забыли о том, что либерализм и правые вообще взгляды – это институты. Здесь мы пытается на самом деле соревноваться с патриотами в лозунгах для первомайской демонстрации. Я прекрасно понимаю, что лозунг «Мир, труд, май» - это самый гениальный лозунг. С ним невозможно спорить, потому что ни один нормальный человек никогда не скажет, что война лучше, чем мир, безработица лучше труда, а слякотный, как сейчас, февраль лучше, чем замечательный, солнечный, ласковый май. Более того, вы знаете, я бы хотел вот тут действительно закончить выступление: я точно помню, что наш президент сказал: свобода лучше, чем несвобода. Мне кажется, что либеральный клуб мог бы вполне попробовать расшифровать, что президент имел в виду.

А если мы хотим делать какие-то пожелания «Единой России», у меня твердое убеждение, что для страны нужно сегодня, чтобы «Единая Россия» резко, только не на словах, а на делах, пошла вправо, с тала правой альтернативой тому беспределу, беспределу лозунгов, беспределу популизма, который сегодня царит в нашей политике.

Я еще раз говорю: я никого ни в чем не обвиняю, но мы постоянно пытаемся раздать деньги. Давайте, у нас плохо с крестьянами – дадим крестьянам, дадим шахтерам, дадим на инновации. Сколково – отличная идея, давайте создадим. Но только давайте не будем забывать, что Сколково – это одна миллионная часть страны. И очень бы не хотелось, что пока мы создадим гениальное Сколково, на всей остальных 999-тысячных территории этой страны творилось то, что на ней творится. В Сколково будет отличная полиция, самостоятельный суд. Я бы с удовольствием там сам жил, у меня просто не хватит денег. Спасибо.


^ Фадеев В.А.: Я заслушался. Хочется, чтобы Макаров продолжал и продолжал.


Макаров А.М.: Пожалуйста, если вы настаиваете. В принципе, я уже наговорил лет на восемь. Стоит ли? Прости, я скажу, кто мне это сказал сказать. Ты пойми, что пойдешь вместе со мной. Может быть, даже паровозом.


^ Фадеев В.А.: Я не просил. Нет.


Макаров А.М.: А там дают не потому, что ты просишь.


Фадеев В.А.: Я не буду сейчас удаляться в дискуссию, вдаваться, но есть просто совсем другого рода проблемы. Скажем, проблема собственности. Сейчас значительная часть собственности, которая называется государственной, так или иначе, курируется фактически государственными чиновниками. И вот Андрей Михайлович говорит: проблема, надо защитить собственность. Но одна из фундаментальных проблем – как им эту собственность отдать. Понимаете? Госкорпорации, когда сидит чиновник безответственный и контролирует финансовые потоки. Моя точка зрения очень простая, если вы «правые»: заберите себе эту собственность и отвечайте за нее как хозяин этой собственности. Проблема-то в том, что они не хотят ее забирать.


^ Макаров А.М.: Давайте все-таки будем говорить о том, о чем я сказал. Я предложил защитить частную собственность. На госкорпорации я не покушался, потому что за это дают уже двадцать.


^ Фадеев В.А.: Это другая сторона одной и той же проблемы. Позвольте предоставить слово Владимиру Николаевичу Плигину.


Плигин Владимир Николаевич: Уважаемые коллеги, я буду достаточно краток. Я сейчас посмотрел очень внимательно на аудиторию, которая здесь находится, и я понял, что это одна из самых, объективно говоря, интеллектуальных аудиторий, имеющихся в Российской Федерации. Поэтому многие проблемы, которые стоит сегодня поднимать и обсуждать, они заслуживают или, скажем, они заслуживают аудитории, поэтому я попробую рассказать, постараюсь рассказать очень коротко.

Шесть с половиной лет назад я встретился с человеком, который управлял, реально совершенно управлял одной из стран. Он прилетел в Российскую Федерацию для того, чтобы обсуждать свои бизнес-проекты, для того, чтобы мы выстраивали поездку, я вижу друзей из Петербурга, мы выстраивали его встречу с Валентиной Матвиенко в мае. Потому что я его просил не ехать сейчас сюда, тебе не так понравится город. Этот человек улетел из нашей страны с абсолютным убеждением о том, что он через несколько месяцев сюда вернется с новыми предложениями и проектами. Четыре недели назад этот человек исчез, и мне сказали, что его самолет вместе с ним взорвали. Но не так давно он нашелся в другом государстве мира. И вот эта картинка, которая происходила с ним, это был абсолютно уверенный, жесткий человек, который не понимал, оказывается, что у него происходит, и каким образом нужно реагировать.

Сегодняшняя картинка с утра началась с того, что египетский парень, корреспондент какой-то радиостанции сидел и плакал, это картинка Евро-Ньюс. Это очень честный парень и очень честно работал, и он одновременно извинялся перед египетским обществом в связи с теми жертвами, которые случились. Это была следующая картинка, моя вчерашняя встреча, меняется повестка мировых конференций. Вчера, сегодня продолжает еще работать в Герцелии в местном университете уникальная совершенно конференция, международная конференция, связанная с пониманием миропорядка. В этом году проводилась 11-я встреча. Хочу вам сказать, что на этой 11-ой встрече присутствовали четыре министра обороны европейских стран. Туда прилетели на один вечер все члены Европарламента во главе с его председателем. И вот эта конференция изменила повестку, эта повестка касалась понимания того, что происходит с государством, что такое государство, что с ним происходит, и вообще с каким явлением мы будем иметь дело. И несомненно, что эта конференция абсолютно во всех своих речах, включая министров обороны, за исключением заместителя министра обороны одной из стран, но ему, видимо, как заместителю было положено говорить более откровенно, эта конференция касалась понимания демократии и государства. И был очень предметный анализ. Хотим мы того избежать или не хотим, нам все равно придется с вами в ближайшее время говорить о понимании государства, говорить о понимании демократии. Нас совершенно не устраивают многие действующие государственные институты.

Андрей Михайлович, все дело в том, что когда ты улыбаешься и начинаешь на эту тему говорить, я вспоминаю, что здесь, кажется в соседнем зале, месяца полтора назад нам с вами приходилось вместе ставить вопрос о понятии «Единая Россия» - правая партия. То есть, нам придется говорить о серьезных, многогранных вещах. Уйти от этого не удастся. Резолюция может быть, которая сегодня подготовлена, она может быть разной. Она может быть подвергнута редакции, но, тем не менее, нам не удастся в области, скажем так, просто улыбки уйти от обсуждения этих проблем.

И последний момент, о котором я хотел бы сказать. Я не хочу, чтобы это превращалось в некий диалог. Несомненно, что Андрей Макаров, работая, без всяких шуток, в том числе в сложнейших условиях и, как принято говорить, ночью, написал проекты нескольких уникальных совершенно документов, которые нужно было сказать одновременно, а в одном из документов его соавтором был председатель Государственной Думы Борис Грызлов, эти документы стали реальностью экономической политики, уголовно-правовой политики и тому подобное. И есть некоторые проблемы, которые возникают в связи с работой с этими документами, но одновременно хочу сказать, что сегодня в Государственной Думе, часть людей, кстати, присутствует здесь, прошло заседание в 12 часов «круглого стола», который говорил о либерализации уголовной политики в экономической сфере. И термин «частная собственность» и «защита института предпринимателя и предпринимательства» там звучало. Это я все к чему? К тому, что можно, конечно, говорить лозунг «Мир, труд, май», можно, в том числе, этот документ, который предлагается, раздергать и перевести в эту часть, но я считаю, что та действительно сильнейшая по интеллектуальной мощи аудитория, которая здесь собралась, она способна выработать, в том числе, либеральное, либерально-консервативное представление о развитии нашего общества. И в этой части внести те необходимые изменения, в которых этот проект, подчеркиваю, резолюции нуждается. Спасибо.


^ Фадеев В.А.: Спасибо. Позвольте предоставить слово регионам. Наш представитель клуба «4 ноября», руководитель отделения в Ставрополе Виктор Викторович Надеин. Пожалуйста.


Надеин Виктор Викторович, председатель комитета по законности и местному самоуправлению Ставропольской городской Думы, первый заместитель секретаря Политсовета Ставропольского городского отделения ПП "ЕДИНАЯ РОССИЯ": Добрый день, дорогие коллеги. Вот в исследование, в докладе приводятся материалы исследования 2008 года «Природа и структура коррупции в России». Цитата, «государство и функции государства в России стали предметом рыночных отношений, то есть, произошла частичная приватизация государства чиновничеством, или захват государства чиновничеством». По моим представлениям, за два года ситуация, как минимум, не улучшилась, если не говорить более прямо, я думаю, что отчасти ухудшилась. Возьмем пример: заканчивается реализация федерального закона «О содействии реформированию жилищно-коммунального комплекса». Да, государством потрачены просто колоссальные средства на данную программу, масштабы хищения вызывают обоснованное возмущение граждан, уже Интернет кипит, завалена общественная приемная Путина, теперь новая Медведева примерами масштабного хищения. Но лично мне известно лишь о нескольких случаях привлечения к уголовной ответственности чиновников, проворовавшихся на данной программе. Я считаю, несомненно, нужно усиливать эффективность государства, но, согласен, оно должно идти вместе с демократизацией. По мнению разработчиков доклада, демократизация, одним из механизмов должно являться развитие представительных органов власти всех уровней. И здесь возникает у меня следующий вопрос: в подавляющем большинстве представительных органов, региональных и местных представительных органов доминирующее положение занимает «Единая Россия», поэтому вроде как и кроме нее некому сегодня выступать инициатором этого процесса. Однако, я считаю, что «Единая Россия» в настоящем состоянии, в котором она находится, не способна решить те задачи, которые ставят разработчики доклада перед партией по следующим причинам. Партией в регионах фактически руководят главы исполнительных органов власти. Сама по себе партия не представляет самостоятельной политической силы, а является, скажем так, лишь брендом в период избирательной кампании, используемым региональными и местными элитами, представляющие собой, как указано хорошее понятие в докладе, фактически теневые негосударственные центры влияния и власти. Вопрос о противодействии на региональном и местном уровне партии и чиновничеству, приватизировавшим государство, я убежден, решается не в пользу партии уже на стадии выдвижения списков кандидатов от «Единой России».

Так, в большинстве известных мне регионов приоритет формирования списков отдан руководителям исполнительной власти, а не региональным местным политсоветам. Поэтому говорить о том, что карась будет клонировать щуку, чтобы она его гоняла, здесь я думаю, что не представляется возможным. Для себя я не нахожу однозначного ответа, вообще существуют ли региональные и местные отделения партии, как таковые. И в связи с этим я считаю, что можно рассмотреть следующие предложения в резолюции. На мой взгляд, необходимо добиваться минимизации теневых механизмов формирования партийных списков на региональных и местных выборах посредством проведения процедур, предусмотренных уставом и законодательством. То есть, реальной проведение праймериз, конференций, которые в большинстве случаев у нас превращаются в фарс. И осуществлять постепенную передачу функций по подготовке и проведению избирательных кампаний от администрации муниципалитетов или регионов региональным местным политсоветам и исполкомам партии. Потому что сейчас отсутствие этих функций порождает, в принципе, недееспособность самой партии. И по предложению резолюции, по предлагаемой резолюции у меня вызывает сомнение тезис о необходимости формирования региональных правительств партиями, победившими на региональных выборах. Я думаю, что это очень сложный вопрос, и что данный шаг может ослабить дееспособность региональной исполнительной власти и к определенному дисбалансу привести в деятельности исполнительной власти в регионах. Поэтому я считаю, что этот вопрос требует достаточно такой более конкретной и жесткой проработки по самому механизму реализации. То ли это будет квотирование, то ли что-то еще… А вот в той постановке, в которой он прозвучал, мне кажется, что он является ошибочным. Спасибо.





оставить комментарий
страница1/3
Дата01.11.2011
Размер0,61 Mb.
ТипЗаседание, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх