Актуальные международно-правовые вопросы поиска, разведки и разработки минеральных ресурсов международного района морского дна icon

Актуальные международно-правовые вопросы поиска, разведки и разработки минеральных ресурсов международного района морского дна


Смотрите также:
Современные тенденции развития правового режима Международного района морского дна...
Программа дисциплины Тема I. Мировой океан как объект международно-правового регулирования...
Программа дисциплины Тема I. Мировой океан как объект международно-правового регулирования...
Задачи и актуальные направления развития нефтегазовой отрасли Туркменистана...
Международно правовые основы сотрудничества в области международного туризма с участием...
Семинар I. Вопросы к семинару: Понятие и определение современного международного права...
Семинар I. Вопросы к семинару: Понятие и определение современного международного права...
Международно-правовые вопросы) Выполнил (а) студент(ка): группы курса...
Международно-правовые проблемы функционирования оффшорных финансовых центров...
Международно-правовые проблемы деятельности детского фонда ООН...
Перспективы развития морского круизного туризма в архангельской области...
Petroleum Systems Analysis through the Value Chain Анализ н ефтегазовых систем на всех этапах...



Загрузка...
скачать
Дипломатическая Академия

Министерства иностранных дел Российской Федерации


На правах рукописи


Глумов Алексей Иванович


АКТУАЛЬНЫЕ МЕЖДУНАРОДНО-ПРАВОВЫЕ ВОПРОСЫ ПОИСКА, РАЗВЕДКИ И РАЗРАБОТКИ МИНЕРАЛЬНЫХ РЕСУРСОВ МЕЖДУНАРОДНОГО РАЙОНА МОРСКОГО ДНА


Специальность – 12.00.10 Международное право


Автореферат диссертации

на соискание ученой степени

кандидата юридических наук


Научный руководитель:

Доктор юридических наук,

профессор Ковалев А.А


Москва - 2010 г.

Работа выполнена на кафедре международного права Дипломатической академии МИД России


^ Научный руководитель: доктор юридических наук, профессор,

заслуженный деятель науки РФ

Ковалев Александр Антонович


Официальные оппоненты: доктор юридических наук, профессор,

заслуженный деятель науки РФ

^ Колодкин Анатолий Лазаревич


кандидат юридических наук

Казмин Юрий Борисович


Ведущая организация: Федеральное Государственное Унитарное предприятие «Всероссийский научно-исследовательский институт геологии и минеральных ресурсов Мирового океана» (ВНИИокеангеология)


Защита состоится «___» __________ 2010 г. в 15.00 на заседании диссертационного совета Д.209.001.03. при Дипломатической Академии Министерства иностранных дел Российской Федерации по адресу: 119992, г. Москва, ул. Остоженка, д.53/2.


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Дипломатической академии Министерства иностранных дел Российской Федерации.


Автореферат разослан «___» ___________ 2010 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета,

кандидат юридических наук,

старший научный сотрудник Б.М. Ашавский


^ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Актуальность темы исследования.

Актуальность темы связана с тем, что в долгосрочной перспективе развитие мировой экономики будет базироваться на минерально-сырьевом потенциале Мирового океана. Свидетельством этому является тот факт, что уже сегодня 30% мировой добычи нефти и газа осуществляется из недр континентального шельфа на глубинах моря до 2 км. Более 50-ти государств подали свои заявки в Комиссию ООН по установлению внешних границ континентального шельфа за пределами 200-мильной зоны. По завершению этой работы, юридически будет сформирован за пределами национальной юрисдикции Международный район морского дна, где уже сегодня морскими геологами установлены гигантские запасы железомарганцевых конкреций (ЖМК), полиметаллических сульфидов (ГПС) и кобальтоносных корок (КМК), в которых процентное содержание высоколиквидных видов металлов, таких как никель, кобальт, медь, марганец, золото, серебро, цинк и др. значительно превосходит в аналогичных месторождениях, разрабатываемых на континентах.

Международный район Морского Дна (далее – Район) – новелла в международном праве, введенная основным документом международного морского права, Конвенцией ООН по морскому праву 1982 г. (далее - Конвенция) и вызвавшая наибольшие разногласия в вопросах, регулирующих поиск, разведку и разработку минеральных ресурсов Района (Часть XI Конвенции вместе с Приложениями III и IV к ней)1.

Определение, согласно Конвенции, пространственной протяженности Района (за пределами континентального шельфа - КШ) и квалификация минеральных ресурсов Района «общим наследием человечества», при всех сохранившихся различиях в подходах различных ученых и политиков, в целом устоялось.

Вместе с тем, положения Части XI Конвенции с самого начала вызвали неудовлетворенность у США и других ведущих государств мира. США не подписали Конвенцию и добились принятия Генеральной Ассамблеей ООН в 1994 г. «Соглашения об осуществлении Части XI Конвенции ООН по морскому праву 1982 г.» («Соглашение 1994г.», «Соглашение»).

Соглашение 1994г. создало «параллельный режим» Района, действующий только для государств, его ратифицировавших.

Национальным интересам России отвечает выявление новых крупных и уникальных месторождений минеральных ресурсов, открытие которых возможно только в Международном районе Морского дна2.

Минеральные ресурсы Мирового океана, по мнению российских и зарубежных ученых, являются резервной базой, способной возместить в будущем дефицит минерального сырья, по крайней мере, в дальнесрочной перспективе и дать толчок инновационному развитию морской горной промышленности.

Освоение и сохранение ресурсов Мирового океана, создание условий и возможностей для разведки и добычи минеральных ресурсов глубоководных районов Мирового океана (на дне и в недрах), закрепление в рамках полномочий Международного органа по морскому дну прав Российской Федерации на разведку и разработку ресурсов морского дна за пределами национальной юрисдикции является одной из долгосрочных задач национальной морской политики, определенной Морской доктриной Российской Федерации на период до 2020 года (утверждена Президентом Российской Федерации В.В.Путиным 27 июля 2001 г. № Пр-1387).

В этой связи дальнейшее развитие международно-правовых и национальных норм регулирования этой горной деятельности в Мировом океане в дальнесрочной перспективе является задачей обеспечения экономической безопасности России.

Россия, Франция, Япония, Германия, Китай, Индия, совместная организация «Интерокеанметалл» (Бол­гария, Куба, Польша, Россия, Чехия, Словакия) и Южная Корея в соответствии с контрактами, заключенными с Органами, уже начали промышленную разведку железомарганцевых конкреций и осуществляют активные поисковые работы на кобальтоносные корки и массивные сульфиды.

В процессе таких работ возникают проблемы, которые, в частности, связаны с необходимостью международно-правового регулирования освоения новых видов минеральных ресурсов Района, к которым проявляет интерес промышленность многих государств и что не было учтено при разработке Конвенции 1982г., а в определенной мере - и Соглашения 1994г.

Важное значение в указанном процессе имело принятие Органом в 2000 году «Правил поиска и разведки полиметаллических конкреций в Районе». Правила позволили упорядочить оформление контрактов должных субъектов с Органом на поиск и разведку полиметаллических конкреций.

Ассамблея Органа, «рассмотрев Правила поиска и разведки полиметал-лических сульфидов в Районе, принятые в предварительном порядке Советом на его 161-м заседании 6 мая 2010 года»3, 7 мая 2010 года утвердила их. В настоящее время требуется четкое толкование и применение соответствующих положений Правил, что связано с горно-геологическими особенностями новых видов ресурсов, так как в Районе действует национальное предприятие - государственный научный центр «Южморгеология» и международная организация- «Интерокеанметалл», с которыми Орган заключил контракты на поиск и разведку полиметаллических конкреций и которые могут стать заявителями от Российской Федерации при подаче заявок в Орган на поиск и разведку новых видов минеральных ресурсов.

^ Степень разработанности темы. Тема пользуется повышенным вниманием в науке международного права4, что связано с интересом развитых и развивающихся государств мира в минеральных ресурсах Района для обеспечения устойчивого развития своих экономик. Автор стремится внести свой вклад в разработку данного вопроса в интересах Российской Федерации.

С учетом сказанного, предметом исследования являются отношения субъектов международного права по вопросам изучения и освоения минеральных ресурсов Района на основе концепции «общего наследия человечества» и других норм, предусмотренных Конвенцией по морскому праву 1982 г. и Соглашением 1994 г.

Объектом исследования являются: положения Конвенции 1982г., Соглашения 1994г., Правила поиска и разведки полиметаллических конкреций, полиметаллических сульфидов и проект Правил поиска и разведки кобальтоносных железомарганцевых корок; экологические риски в связи с указанной деятельностью, правовой статус контракторов (операторов).

Цель исследования – анализ содержания, толкования и порядка применения международно-правовых норм и норм внутригосударственного права, относящихся к изучению и освоению минеральных ресурсов Района в интересах Российской Федерации и контракторов, пользующихся ее поручительством.

Диссертантом решены следующие основные задачи: исследовано и дано толкование основных понятий по теме; представлена оценка основных применимых принципов деятельности в Районе; проведен сравнительный анализ положений Конвенции 1982г. и положений Соглашения 1994г.; рассмотрена система контракторов (на основе режима первоначальных вкладчиков); проанализированы основные положения Правил поиска и разведки полиметаллических конкреций и проекты Правил поиска и разведки других видов минеральных ресурсов в Районе; даны рекомендации по их совершенствованию, разработан проект Порядка осуществления деятельности Российских физических и юридических лиц; изучены вопросы защиты и охраны морской среды в процессе деятельности в Районе.

Методологической и теоретической основой исследования служат научные труды следующих отечественных юристов­: Ю.Г. Барсегов, А.Н. Вылегжанин, С.А. Гуреев, В.К. Зиланов, Л.Б. Имнадзе, Ю.Б. Казмин, А.Я. Капустин, Б.М. Клименко, А.А. Ковалев, А.Л. Колодкин, Ю.М. Колосов, В.С. Котляр, В.И. Кузнецов, Ю.Н. Малеев, С.В. Молодцов, П.В. Саваськов, Т.М. Старжина-Бисти, Г.И. Тункин, О.Н. Хлестов, С.М. Черниченко, Е.А. Шибаева.

В работе использованы работы таких зарубежных авторов как: R.P. Anand, M.P. Barry, Я. Броунли (перевод), P.-H. Bourrelier, E.D. Brown, R.R. Churchill, R. N. Dean, R. Diethrich, C.F. James Wong, М. Lodge, A.V. Lowe, H. Nandan, W. Ritchie, H.E. Satya, M.N. Show и ряда других.

Научная новизна исследования определяется, прежде всего, тем, что его материал основан на наиболее актуальных, проблемных аспектах деятельности в Районе, в контексте активизации работ по изучению и освоению минерально-сырьевого потенциала Мирового океана. В условиях приближающегося исчерпания «наземных» ресурсов, этот фактор значительно повышает интерес политиков и деловых кругов к упорядоченному порядку поиска, разведки и освоения минеральных ресурсов Района. Порядку, исключающему силовое столкновение, основанному на международном управлении деятельностью в Районе и мирном разрешении возможных споров.

Автор показывает соотношение соответствующих международно-правовых норм, стандартов и правил с национальными нормами и правилами в данной области. Контракторы, в своей деятельности в Районе стремятся руководствоваться правилами своего государства. Эти правила различаются от государства к государству и существуют трудности в их унификации, поскольку для этого пришлось бы унифицировать технологии добычи и правовые системы. Соответственно возрастает значение международных норм и стандартов в данной сфере в качестве основы недродобычи в Районе. Вместе с тем, на практике неизменно проявляется «национальный элемент». Автор в этом плане отражает общую тенденцию в мировой науке и практике. Новизна его исследования заключается в выделении наиболее эффективных национальных норм и в предложениях по их совершенствовании, с акцентом на российское законодательство и позицию России в данном вопросе.

Соответственно исследование ориентировано на управление деятельностью в Районе в новых исторических условиях, с акцентом на обеспечение экологической безопасности такой деятельности.

Разработка темы диссертационного исследования позволила автору сформулировать следующие основные положения, выносимые на защиту:

1. Ресурсы Района относятся к «общему наследию человечества» и этот режим обязаны уважать и третьи государства - неучастники Конвенции и Соглашения.

2. Правила поиска и разведки минеральных ресурсов Района, разрабатывались и утверждались в соответствии с Конвенцией и Соглашением в основном на базе возможной деятельности только для одного вида ресурсов - полиметаллических конкреций, хотя действие этих документов рассматривалось Конвенцией как универсальное в отношении всех минеральных ресурсов Района. В силу объективных физических характеристик новых видов минеральных ресурсов правовые нормы этих правил не могут быть напрямую применены к ним и требуют разработки новых норм для каждого вида ресурсов.

3.Основная задача в правовом регулировании деятельности в Международном районе морского дна, связана с разработкой правил для поиска и разведки новых видов минеральных ресурсов, в основе которых лежит необходимость с одной стороны предоставить государствам и их предприятиям экономически рентабельные месторождения, а с другой стороны, предотвратить монополизацию ресурсов отдельными развитыми странами. Автором даны рекомендации по их совершенствованию в части:

-размеров разведочных участков и объемов ресурсов;

-«банковской системы» резервирования участков для Органа;

-права заявителя на участие в совместном предприятии с Органом.

4. Государственная экологическая экспертиза должна быть обязательным условием выдачи государством поручительства для заключения уполномоченным предприятием контракта с Органом. Такая экспертиза проектов на все виды геолого-геофизической деятельности на континентальном шельфе предусмотрена в соответствии с ФЗ «О континентальном шельфе РФ», и этот порядок автор рекомендует распространить и на проекты работ в Международном районе морского дна Мирового океана.

5. Правила поиска и разведки ресурсов Района, принятые Органом, имеют для государств-участников Конвенции и Соглашения обязательный характер, но допускают объективное расхождение при их трансформации в национальных законодательных и подзаконных актах.

6. Нормативно-правовое обеспечение деятельности российских предприятий в Районе необходимо совершенствовать. С учетом Положений Конвенции, правил Органа, практики реализации конвенционного режима и действующего российского законодательства автор рекомендует принятие «Положения о порядке регулирования деятельности российских физических и юридических лиц по поиску, разведке и разработке минеральных ресурсов в Международном районе морского дна».

Теоретическая значимость исследования выражается в концептуальном обосновании современного применения международно-правовых и национальных норм поиска, разведки и освоения минеральных ресурсов Района. В обосновании приемлемых способов эффективного международного управления уникальными по своей правовой природе участками дна Мирового океана, минеральные ресурсы которого, отнесены в договорном порядке к «общему наследию человечества»5.

Практическая значимость исследования состоит в представлении обоснованного, мотивированного научного материала, который может быть полезен при разработке и отстаивании российской позиции (Министерством иностранных дел России, другими министерствами и ведомствами России) на различных международных форумах по деятельности в Районе. Детальное исследование применимых в данной области международно-правовых норм и национального законодательства (и подзаконных актов) сопровождается анализом новейших документов международных форумов и органов в данной области, а также российской позиции, в отношении которой автором дана оценка и представлены необходимые предложения.

Структура работы обусловлена предметом и объектом, целью и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, подразделяющихся на параграфы, заключения, списка использованных источников и литературы из 69 наименований и содержит 153 стр. м.п. текста и Приложения объемом 40 стр. м.п.текста.


^ ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ


Во Введении обоснованы актуальность темы исследования, его научная новизна, теоретическая и практическая значимость, предмет и объект исследования, показана степень разработанности темы, определены цели и задачи диссертации, сформулированы основные положения, выносимые на защиту.

В ^ Главе 1. «Общие международно-правовые вопросы поиска, разведки и разработки минеральных ресурсов Международного района морского дна (Района)» определены основные источники правового регулирования и международно-правовые принципы по теме исследования и охарактеризованы основные понятия и пространственные пределы Района.

Конвенция 1982г. оперирует понятием «Район», который, в соответствии со ст. 1 Конвенции, означает дно морей и океанов и его недра за пределами «национальной юрисдикции». То есть, как правило, за пределами континентального шельфа (КШ), границы которого устанавливаются по Конвенции.

Идет активный процесс установления внешних границ КШ по Конвенции путем подачи прибрежными государствами соответствующих заявок в Комиссию ООН по внешним границам континентального шельфа, которая наделена полномочиями проверять правильность установления границы юридического КШ. По состоянию на август 2010 года в Комиссию подано 53 заявки. Комиссия вынесла рекомендации только по одиннадцати заявкам.

Используя критерии статьи 76 Конвенции, ряд исследователей предприняли попытку идентифицировать участки Морского дна за пределами 200 миль, которые могли быть включены по Конвенции в юридический КШ шельф прибрежных государств. Такие построения весьма приблизительны, но они являются полезными для того, чтобы оценить, какая часть минеральных ресурсов Мирового океана может находиться в пределах Района.

Термин «минеральные ресурсы» в данном случае применяется к неживым природным ресурсам Района, в отличие от морских живых ресурсов. Весьма часто идентичные по содержанию минеральные ресурсы нередко имеют искусственное (лабораторное) происхождение. Как полагает автор, Комиссия международного права справедливо подчеркнула, что термин «естественные богатства» имеет «не такое узкое значение как выражение «минеральные ресурсы»6.

Определенное значение имеет и выделение такой категории как «международные природные ресурсы» (их легко ассоциировать «с общим наследием человечества»).

Необходимо иметь в виду основной мотив для заключения Соглашения 1994г.: если по Конвенции, «права на ресурсы Района принадлежат всему человечеству, и они не подлежат отчуждению», то «полезные ископаемые, добываемые в Районе, могут быть отчуждены»7. Важно также, что в материалах Конвенции 1982г. и Приложений к ней, а также в других документах Третьей Конференции ООН по морскому праву акцент сделан на «полиметаллические конкреции», а не на «минеральные ресурсы».

В положениях статей 56,77, 82 и др. Конвенции 1982г., относящихся к морским районам, находящимся под юрисдикцией прибрежного государства, использован термин «природные неживые ресурсы», а в статье 145 (только в ней) говорится о «природных ресурсах» Района.

Исследовано понятие «Район и его ресурсы как общее наследие человечества» с устоявшихся в науке международного права общетеоретических позиций в отношении института «общее наследие человечества».

В соответствии со ст.136 Конвенции 1982 года Район и его ресурсы являются «общим наследием человечества». Это основополагающий принцип системы правового регулирования деятельности в Районе.

Концепция «общего наследия человечества» была впервые официально сформулирована в «Декларации» принципов, регулирующих режим дна морей и океанов и его недр за пределами действия националь­ной юрисдикции» (резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 2749 XXV). В декларации провозглашалось, что дно морей и океанов за пределами национальной юрисдикции, а также ресурсы этого района являются «общим наследием человечества» и не подлежат присвоению, каким бы то ни было образом государствами или лицами. Кроме того, объявлялось, что этот район открыт для использования исключительно в мирных целях всеми государствами и лицами.

Хотя понятие «общее наследие человечества» не определено, его содержание для целей Конвенции может быть расшифровано из других положений Части XI, в частности из основных принципов, регулирующих Район и изложенных в разделе 2 Части XI, а также из «параллельной системы разведки и разработки», содержащейся в статье 153.

В частности, согласно статьи 137, ни одно государство не вправе претендовать на суверенитет или суверенные права или осуществлять их в отношении какой либо части этого района или его ресурсов. Деятельность в Районе осуществляется на благо всего человечества, независимо от географического положения государств как прибрежных, так и не имеющих выхода к морю, и с особым учетом интересов развивающихся стран (статья 140, п. 1). Финансовые и другие экономические выгоды, получаемые от деятельности в Районе, справедливо распределяются через Орган (статья 140,п.2).

В соответствии со статьей 153 Части XI Конвенции ООН «параллельная система» является основой международного режима разведки и разработки минеральных ресурсов Района. Параллелизм системы разведки и разработки заключается в том, что такая деятельность может проводиться как самим Органом через свое Предприятие, так и самостоятельно государствами и их физическими или юридическими лицами (при поручительстве государств) (пункт 2).

Безопасность поиска, разведки и разработки минеральных ресурсов Района следует считать институтом международного права. С учетом того, что на ведение таких работ получают контракты субъекты различного уровня технического обеспечения и кадровой подготовки, внимание к каждому из таких контрактов и контракторов особое. Оно резко повысилось в связи с катастрофой в Мексиканском заливе 22 апреля 2010 года и повторного взрыва в Мексиканском заливе 3 сентября 2010 года в плане практического обеспечения экологической и иной безопасности при морской недродобыче.

Под влиянием катастрофы от 22 апреля 2010 года за рубежом создано совместное (открытое) предприятие по обеспечению безопасности при морской нефтедобыче. Соответствующий вывод должен быть сделан и для деятельности в Районе.

Соблюдение строгих стандартов безопасности при морской недродобыче изначально предполагается на всех этапах этого процесса. В наиболее общем плане это требование выражает, видимо, принцип предосторожности, закрепленный в ряде международно-правовых документов.

В то же время международные стандарты безопасности, рекомендуемая практика при морской недродобыче в большинстве государств слабо разработаны. По мнению многих исследователей, пришло время срочно решать эту проблему. Предложения установить в таких случаях принцип ответственности государства - поручителя, государства принадлежности собственника и оператора, контрактора, руководствоваться правилом «загрязнитель платит» логически и объективно объяснимы.

Но важнее внимание к стандартам, способствующим недопущению аварии или катастрофы (превенционный аспект), быстрейшему уменьшению и ликвидации негативных последствий. Опыт обеспечения безопасности при глубоководной недродобыче и для российских компаний (нефтяных, в первую очередь), и бизнесменов представляет большой интерес, в том числе – с точки зрения их участии в деятельности иностранных компаний. Предложения по закреплению концепции «эколого-правового пространства» и разработке единого правового документа в области защиты окружающей среды весьма ко времени.

Автору представляется весьма востребованной идея учреждения Центра Немедленной Помощи при Морской Недродобыче (ЦНПМН), подобно ERAC – Emergency Response Activity Center на Черном море.

Автор полагает нежелательным в данном случае разделять технические меры безопасности (англ. safety) и меры (стандарты) по обеспечению безопасности от АНВ - актов незаконного вмешательства (англ. security). Они должны приниматься комплексно, с учетом одинаковых негативных последствий с точки зрения возможного причинения экологического и иного вреда.

Усиление наднационального элемента в соответствующих стандартах – настоятельное требование современности8.

В контексте сказанного требует оценки (относительно ее эффективности) вся универсальная международно-правовая база регулирования деятельности в Районе (Мировом океане). Автор кратко производит эту оценку.

В ^ Главе 2 «Осуществление управления поиском, разведкой и разработкой минеральных ресурсов Района» анализируются понятие «международное управление» и роль Международного органа по морскому дну в управлении деятельностью в Районе.

Автор соглашается с тем, что в начале XXI века выстраивается модель «антикризисного управления». В этом плане оценивается и намечающееся международное управление по теме настоящей диссертации, учитывая его возможные разновидности.

В связи с этим отмечена возрастающая необходимость того, чтобы будущий миропорядок в целом основывался на коллективных механизмах решения мировых проблем. Как полагает автор, система правового режима Района и система Органа вполне соответствует концептуальным подходам к институту международного управления как таковому.

Международный орган по морскому дну - новая международная организация, призванная регулировать и контролировать деятельность в Районе, а также структуру и функции различных звеньев этой организации, в число которых входят Ассамблея, Совет, Юридическая и Техническая комиссии, финансовый комитет и секретариат. Членами Органа являются все государства-участники Конвенции.

В диссертации исследована роль Органа, по нормотворческой деятельности и созданию международно-правовых документов, без которых невозможно проведение работ в Районе, несмотря на наличие норм Конвенции и Соглашения. Это касается не только полиметаллических конкре­ций, но и других видов ресурсов.

Основой соответствующих правил Органа является Приложение III к Конвенции 1982г. «Основные условия поиска, разведки и разработки» (изложены в виде статей), нормы которого являются неотъемлемой частью Конвенции, носят универсальный характер и должны учитываться при осуществлении деятельности на все виды минеральных ресурсов в Районе. Однако некоторые из них (в частности, антимонопольные положения и финансовые условия контрактов) были разработаны только применительно к полиметаллическим (железомарганцевым) конкрециям. С этим фактом государствам и компаниям приходится считаться, нередко полагаясь на внутригосударственное регулирование. Автор приходит к выводу, что эта система стимулирует интерес контрактора к добыче ресурсов в Районе. Аналогичный подход используется государством при стимулировании работ по разведке и добыче нефти и газа на континентальном шельфе Арктических морей.

Государства, компании и предприятия должны подавать в Орган заявки на утверждение «планов работ», которые (после их утверждения) принимают «форму контракта» с учетом особых требований к обеспечению безопасности работ.

Таким образом, Орган - главный инструмент в управлении осуществлением деятельностью в Районе, созданный в соответствии со статьями 156-185 Конвенции. Обычно эту функцию Органа определяют как «осуществление конвенционного режима в Международном районе морского дна», которому должны подчиняться все участники Конвенции и Соглашения. Общемировая позиция сложилась в пользу такого варианта, и поэтому единый Орган, и только он вправе осуществлять институционное (коллективное) управление в данной области.

Как считает автор, система принятия решений в Совете Органа слишком сложная. Конвенционная деятельность в отношении новых видов ресурсов будет заморожена до тех пор, пока Орган не примет соответствующие правовые нормы в виде свода правил по их поиску и разведке и не определит конкретные меры по их реализации9.

«Осуществление правового режима Района» можно понимать в широком смысле: это означает включение в анализ общепризнанных принципов и норм международного права, основополагающих его источников (прежде всего, Устава ООН), соответствующих норм международного морского права и т.д. В узком смысле анализ ограничивается оценкой содержания, а также порядком применения конкретных норм уже на заключительном уровне, т.е. на уровне Правил (и, соответственно, на уровне контракторов). В этом плане, как наиболее актуальный, и проводится анализ в настоящей диссертации.

Лишь утверждение Правил позволило Органу заключить контракты на разведку с зарегистрированными первоначальными вкладчиками, трансформировав временный режим Резолюции II в единый и окончательный правовой режим, уста­навливаемый по Конвенции и Соглашению.

Однако нынешняя неблагоприятная ситуация на мировом рынке и медленные темпы работы по разведке глубоководных ресурсов полиметаллических конкреций свидетельствуют о том, что большинство контракторов останутся на своих местах и будут прилагать многократные попытки продлить свои контракты, чтобы сохранить выделенные районы и после истечении первоначального срока разведки в 15 лет.

Как полагает автор, бесконечно этот процесс (без активизации практической работы) продолжаться не может. Оценка годовых отчетов Юридической и технической комиссией Органа на каждой ежегодной сессии Органа – мера неэффективная. Такая ситуация приводит к тому, что на ряде «контрактных участков» ведется только изыскательская деятельность и нет ясности, когда начнется их практическая разработка. Т.е. участок становится как бы «захваченным» бездействующим контрактором.

В настоящее время единственным российским субъектом, осуществляющим деятельность по разведке полиметаллических конкреций в Районе является государственное геологическое предприятие (государственный научный центр) научно-производственное объединение по морским геологоразведочным работам «Южморгеология» Федерального Агентства по недропользованию России, получившее право на один участок морского дна в Тихом океане по резолюции III Третьей конференции ООН по морскому праву в качестве «первоначального вкладчика» еще до вступления Конвенции силу.

Государственным правовым актом, закрепляющим право такой деятельности этим субъектом, явился Указ Президента Российской Федерации от 22 ноября 1994 года10. Указом предусмотрено, что «Южморгеология» при осуществлении деятельности по разведке и разработке минеральных ресурсов на упомянутых участках морского дна пользуется защитой Российской Федерации. Указано, что отношения, возникающие в связи с использованием участков морского дна (п. 1 настоящего Указа), а также с разведкой и разработкой минеральных ресурсов в их пределах, регулируются законодательством РФ. Этим же Указом Правительству Российской Федерации было поручено разработать правовые акты, регламентирующие порядок деятельности российских физических и юридических лиц по освоению минеральных ресурсов Района.

В связи с упомянутым Указом 25 апреля 1995 г. Правительством Российской Федерации было принято специальное Постановление11.

«Российская» деятельность в Районе до последнего времени осуществлялась в отношении разведки только полиметаллических (железомарганцевых) конкреций. Не появились субъекты с негосударственной формой собственности, заинтересованные в деятельности по их разведке. А такие субъекты, располагающие значительными финансовыми средствами, здесь необходимы. Стала возможна активная деятельность по разведке и разработке морских ресурсов в Районе российскими компаниями, независимо от форм собственности, в том числе и с участием иностранного капитала. Этому способствует и наличие в Районе новых видов ресурсов, которые являются объектом интенсивных разведочных работ в зонах национальной юрисдикции других государств (Папуа- Новая Гвинея), в чем заинтересованы и российские предприятия.

Другим обстоятельством, требующим более активного влияния государства на регулирование деятельности на морском дне в Районе, является необратимый процесс акционирования и приватизации субъектов в геологоразведочной отрасли, включая морские геологоразведочные предприятия, традиционно выполняющие работы в Мировом океане и в Районе от имени Российской Федерации12.

Оценивая с этих позиций современное состояние отечественной правовой базы в отношении рассматриваемой деятельности, можно говорить о правовом «вакууме» в отношении регулирования деятельности российских физических и юридических лиц по поиску, разведке и разработке минеральных ресурсов морского дна за пределами континентального шельфа13.

По мнению автора настоящей диссертации, указанные выше обстоятельства требуют комплексного (экономического, правового, технического) анализа и срочных мер по разработке и принятию нормативно-правовых актов в отношении регулирования деятельности российских физических и юридических лиц по поиску, разведке и разработке минеральных ресурсов Морского дна за пределами континентального шельфа.

^ Глава 3. Прогрессивное развитие норм по поиску, разведке и разработке минеральных ресурсов Района открывается параграфом, посвященным особенностям безопасного производства указанной деятельности.

Проанализированы, в первую очередь, статьи Конвенции, посвященные данному вопросу, с особым вниманием к экологическим аспектам и Правилам поиска и разведки глубоководных залежей полиметаллических сульфидов и кобальтоносных корок (к проекту таких Правил).

Как отмечает автор, многие нормы и большинство стандартных положений контрактов на разведку останутся неизменными по сравнению с Правилами поиска разведки полиметаллических конкреций в Районе. Однако объективные физические параметры новых видов ресурсов вызывают необходимость учета их особенностей и их отличия от железомарганцевых (полиметаллических) конкреций. Это требует разработки новых норм по ряду важных вопросов. В частности, в отношении перекрывающихся заявок, размера районов для поиска и разведки, антимонопольных положений, процедуре отказа от части разведочных площадей, а возможно и других вопросов.

Поэтому, по ряду положений Правила по новым видам ресурсов должны отличаться (и отличаются) от Правил по полиметаллическим конкрециям. Это положения, касающиеся: размера и конфигурации разведочного участка, отказа от части разведочного района, антимонопольные положения, банковской системы резервирования участков, права заявителя на участие в совместном предприятии, доле в акционерном капитале, раздела продукции.

Несмотря на многолетние дискуссии и на принятие в мае 2010 года Правил по полиметаллическим сульфидам, в Органе не удалось достичь полного единодушия в отношении ряда ключевых вопросов. А именно: размер и конфигурация района, выделяемого одному заявителю для поиска и разведки; система резервирования части заявляемого разведочного района для Органа; антимонопольные положения.

В основе этих проблем лежит необходимость сделать возможным начало деятельности по разведке и разработке новых видов минеральных ресурсов на основе режима Конвенции и предотвратить монополизацию этих ресурсов небольшим числом государств и их компаний, располагающим в настоящее время необходимыми финансовыми и технологическими ресурсами.

Размер и конфигурация района для поиска и разведки.

Как полагает автор, следует твердо придерживаться положений Конвенции о том, что каждый разведочный район, выделяемый контрактору, должен обеспечивать рентабельные операции по одному добычному проекту и при этом должны учитываться «соответствующие физические характеристики района». То есть учитывать параметры минеральных ресурсов, а также «уровень имеющейся в это время технологии добычи полезных ископаемых с морского дна». Иными словами, разведочный район должен обеспечивать технологическую возможность разработки ресурсов и экономическую рентабельность добычи, по крайней мере, одного месторождения.

Таким образом, отправным моментом является размер добычного участка, что для минеральных ресурсов Района является вопросом довольно проблематичным, если не спекулятивным, в связи с отсутствием каких-либо реальных более-менее достоверных попыток технико-экономического анализа их освоения, что связано, в первую очередь, с отсутствием в мире промышленной технологии глубоководной добычи.

Автор приходит к выводу, что модель разведочных и добычных районов, содержащаяся в существующих на начало 2010 г. Правилах и проектах Правил, обсуждаемых в Органе, не обеспечивает экономически рентабельной разработки месторождений. В работе содержатся предложения автора по оптимальному размеру и конфигурации разведочных и добычных участков.

Полиметаллические сульфиды.

В отношении полиметаллических сульфидов автор исходит из того, что один добычной проект по разработке сульфидов должен быть обеспечен ресурсами в объеме не менее 10 млн. тонн руды. Большинство исследователей не случайно склоняются к этой позиции.

Анализ, проведенный автором, показывает, что в каждом рассмотренном случае в разведочный район, выделяемый одному контрактору, войдет небольшое число месторождений и полей подводных сульфидов с объемом ресурсов не более 5-7 млн. тонн руды. Это недостаточно для проведения рентабельной разработки одного участка. По мнению автора, необходимо предусмотреть модель, позволяющую компоновать заявляемые разведочные блоки в несоприкасающиеся группы блоков. Заявляемый район должен состоять из 100 блоков (размером 10х10 км каждый), скомпонованных в четырех разобщенных групп блоков, каждый состоящий из 25 соприкасающихся блоков.

Кобальтоносные корки.

В отношении кобальтоносных корок, с учетом всех геологических и технологических параметров, рассчитанный автором оптимальный размер участка составит 1952,4 кв. км. Это необходимо для обеспечения одного коммерческого проекта при ежегодной добыче 2 млн. тонн влажных корок в течение 20 лет.

Проблема «банковской системы» резервирования участков для Органа.

Как указывалось выше, в основе режима Района, установленного в части XI Конвенции и в Соглашении, лежит так называемая «параллельная» система, основными элементами которой является «банковская система резервирования участков» для Органа, заставляющая заявителей представлять два разведочных участка, один из которых резервируются для проведения деятельности Органом через посредство Предприятия. Применима ли такая система и к новым видам ресурсов (полиметаллическим сульфидам и кобальтовым коркам) - этот вопрос вызывает у автора большие сомнения. В последние годы анализ возможности освоения этих ресурсов не проводился, и информация о рудных ресурсах известных залежей, как полиметаллических сульфидов, так и кобальтовых корок, является скудной.

Одна из проблем состоит в сложности проводить сравнения между новыми видами ресурсов, с одной стороны, и полиметаллическими конкрециями, с другой. Эти ресурсы сильно отличаются друг от друга по своему характеру.

Применительно к конкрециям, которые двумерны по своему характеру, относительно несложно разделить потенциальное конкрециеносное поле на два участка равной предполагаемой коммерческой ценности.

Что касается полиметаллических сульфидов и кобальтовых корок, было бы невозможно обозначить два участка равной предполагаемой коммерческой ценности без проведения существенных и дорогостоящих разведочных работ со стороны потенциального контрактора.

Следовательно, по мнению автора, нереально применять к новым видам ресурсов систему резервирования участков, как в случае с конкрециями.

Аналогичные соображения автор высказывает в отношении коммерческой ценности сульфидных залежей, залежей кобальтоносных корок на подводных горах (в частности, у него вызывает сомнение возможность применения к этому виду минеральных ресурсов банковской системы резервирования разведочных районов).

С целью предотвращения монополизации ресурсов отдельными заявителями, по мнению автора, следует избирательно относиться (вплоть до отказа) к использованию банковской системы резервации в отношении полиметаллических сульфидов и кобальтоносных корок. Потенциально целесообразно было бы сохранить только систему совместных предприятий, предусмотренную Приложением Ш к Конвенции. Автор напоминает также известный метод, применяемый в горнодобывающей отрасли для противодействия монополизму: дифференцированный сбор за проведение разведочных работ, размер которого определен площадью лицензируемого участка.

В случае полиметаллических сульфидов возможность заявлять разведочный район из четырех групп, состоящих из 25 соприкасающихся блоков, позволит одному контрактору включить в свой разведочный район все наиболее перспективные участки в Международном районе Морского дна Тихого и Атлантического океанов.

Рассматриваются другие «технико-правовые» методы, в том числе, в отношении кобальтоносных корок (с учетом проекта Правил, подготовленного ЮТК для рассмотрения Советом). Как полагает автор, как для тех, так и других ресурсов, на первых этапах функционирования конвенционного разведочного режима следовало бы пойти на пространственные ограничения, предусмотрев систему периодического обзора и пересмотра ограничения через определенный период (5-10 лет) действия контракта, предоставив возможность заявки на дополнительные разведочные блоки.

В связи с рассмотренными выше параметрами проявлений и залежей полиметаллических сульфидов и кобальтоносных корок и их пространственного положения в пределах Международного района морского дна возникает вопрос о жизнеспособности и целесообразности системы резервирования разведочных районов для Международного органа данных видов минеральных ресурсов.

По мнению автора такая система, хотя и содержится в статье 8 Приложения III к Конвенции, предназначена исключительно для разведки полиметаллических конкреций и вряд ли будет действенна в отношении полиметаллических сульфидов и кобальтоносных корок. С целью предотвращения монополизации ресурсов отдельными заявителями, по мнению диссертанта, следует полностью отказаться от банковской системы резервирования в отношении полиметаллических сульфидов и кобальтоносных корок и исключить ее из Правил, оставив только систему совместных предприятий, пре­дусмотренную Приложением III к Конвенции.

^ Экологические аспекты.

С учетом особого внимания мировой общественности к проблематике глубоководной морской добычи нефти после катастрофы 22 апреля 2010 года и взрыва 3 сентября 2010 года в Мексиканском заливе, автор посчитал необходимым дополнительно выделить экологическую тему в отдельный параграф своей работы.

На двенадцатой сессии Совета 7-18 августа 2006 года, где был предпринят тщательный анализ проекта Правил поиска и разведки полиметаллических сульфидов и кобальтоносных железомарганцевых корок в Районе, экологическая тема вызвала особенно жаркие дискуссии по подготовленным Секретариатом Части II Правил – «Положения, касающиеся защиты морской среды». Содержанию этих дискуссий и следует, в основном, материал данного параграфа диссертации.

Кратко изложив соответствующие нормы Конвенции, Соглашения 1994 года, обязательства государств и полномочия Органа, автор акцентирует внимание на том, что:

- конкретика Правил «доходит» до каждого контрактора, который обязан применять необходимые меры в целях предотвращения, сокращения и сохранения под контролем загрязнения и других опасностей для морской среды, вытекающих из его деятельности в Районе, «насколько это реально возможно с применением наилучшей имеющейся у него технологии»;

- при выборочном прочтении Правил может сложиться впечатление, что в данном случае вообще не устанавливается никаких жестких требований, что следует из положения «насколько это реально возможно с применением наилучшей имеющейся у него технологии», т.е. Правила формально ориентируют на «то, что есть». Но далее Правила и Стандартные условия контракта на разведку, а также «Руководящие рекомендации контракторам по оценке возможного экологического воздействия разведки полиметаллических конкреций в Районе», предельно детализируют соответствующие требования.

Имеющийся опыт исследования (проводимые Органом практикумы, в частности, Практикум 2004 года) и анализа позволяет предполагать, что многие экологические последствия, которые являются результатом коммерческой деятельности, связанной с освоением полиметаллических сульфидов или кобальтоносных корок, будут сходны с тем воздействием, которое оказывается на биологические сообщества при разведке полиметаллических конкреций. А отдельные различия будут объясняться, скорее всего, разницей в той среде, в которой встречаются названные три типа ресурсов.

В документах Органа (Совета) подробно описаны характеристики кобальтоносных корок и полиметаллических сульфидов, а также соответствующие экологические аспекты, связанные с их поиском и разведкой. Но, в силу высокого технического содержания данных документов, автор подробно не раскрывает их в своей работе.

Автор полагает важным отстаивать точку зрения о том, что экологические данные по указанным вопросам не могут относиться к коммерческим секретам, а значит, должны быть отрыты для обзора и сопоставления независимыми учеными.

В работе отмечены основные, принципиально важные, на взгляд диссертанта, «экологические направления» развития Правил:

- термин «рабочие эталонные полигоны» означает участки, используемые для оценки последствий деятельности в Районе для морской среды и имеющие типичные для Района экологические характеристики;

- термин «заповедные эталонные полигоны» означает участки, на которых добыча не производится, чтобы обеспечить типичность и ненарушенность биоты Морского дна для целей оценки любых изменений во флоре и фауне морской среды;

- с учетом того, что залежи сульфидов и корок встречаются в иной среде, обязательство отводить специальные участки начинает действовать уже на первоначальном этапе разведки. Такие участки должны предлагаться в рамках программ мониторинга, которые обязаны представлять все контракторы, но только «когда об этом попросит Орган»;

- контракторы, поручившиеся государства и другие заинтересованные государства или субъекты сотрудничают с Органом в разработке и осуществлении программ мониторинга и оценки воздействия разработки глубоководных районов Морского дна на морскую среду. Когда об этом попросит Орган, такие программы включают предложения об обозначении участков, предназначенных для обособления и исключительного использования в качестве рабочих эталонных полигонов и заповедных эталонных полигонов;

- контракторы должны до начала разведочной деятельности по контракту представить оценку воздействия, предложение по программе мониторинга и фоновые экологические данные;

- употребленная в Конвенции формула «вредные последствия» устанавливает более низкий пороговый ориентир для принятия мер, обеспечивая морскую среду более сильной защитой, чем принцип 15 Рио-де-Жанейрской декларации, который требует наличия угрозы «серьезного или необратимого ущерба», при котором отсутствие полной научной уверенности нельзя использовать в качестве причины для отсрочки принятия мер. Ссылка на «инцидент, который вероятно, причинит серьезный ущерб морской среде» как на пороговый ориентир для принятия мер в порядке реализации осторожного подхода предполагает такую долю уверенности, которая несовместима с осторожным подходом, требующим лишь наличия угрозы серьезного ущерба.

Значительное внимание в работе уделено особенностям правового обеспечения деятельности российских предприятий по поиску, разведке и разработке минеральных ресурсов с точки зрения норм международного права и внутригосударственного права.

Таким образом, Конвенция и правила Органа составляют международно-правовую базу участия российских предприятий в деятельности по поиску и разведке минеральных ресурсов Района. В данном случае Конвенция выступает также, наряду с правилами Органа, как инструмент международного частного права, регулирующего рассматриваемую деятельность предпринимательского характера в международно-правовом аспекте.

Однако международно-правовой режим Конвенции отводит государствам практически решающую роль в предоставлении своим физическим и юридическим лицам права доступа к ресурсной деятельности по Конвенции, поскольку такое право предоставляется им по статье 153 только в случае, если государства-участники поручились за них. Как следствие, Российская Федерация несет ответственность за обеспечение соблюдения Конвенции российскими физическими и юридическими лицами при осуществлении ими деятельности по поиску, разведке и разработке ресурсов в Районе.

Возникающие при осуществлении рассматриваемой деятельности правовые взаимоотношения имеют международный характер и регулируются правовыми нормами, относящимися к международному частному праву, которые имеют свои особенности. Особенность гражданско-правых отношений, связанная с деятельностью российских предприятий, является главная регулирующая роль Конвенции как международного договора.

В связи с этим автор комментирует нормы статьи 15 Конституции РФ и пункта 2 статьи 7 Гражданского кодекса РФ и задается вопросом: достаточна ли только отсылка к соответствующим нормам Конвенции, чтобы обеспечить необходимое правовое регулирование рассматриваемой деятельности. Особенности конвенционного режима на Морском дне, контроль и регулирование такой деятельности со стороны Органа, а также ответственность государств - участников за соблюдение Конвенции их субъектами создают довольно сложные гражданско-правовые взаимоотношения в возникающей системе «Орган - Государство», «Орган - Субъект деятельности», «Государство – Субъект деятельности».

Как полагает автор, практически невозможно соблюдение всех указанных норм без «трансформации» положений, содержащихся в Конвенции и правилах Органа, в нормы внутригосударственного права.

Касаясь вопроса о форме необходимых нормативно-правовых актов, автор полагает необходимым учитывать предпринимательский характера регулируемой деятельности, подпадающей под гражданское законодательство. В соответствии со статьей 3 Гражданского кодекса РФ такая деятельность может регулироваться федеральными законами, указами президента России, постановлениями Правительства РФ, а также нормативно-правовыми актами федеральных органов исполнительной власти.

Однако следует помнить, что Конвенция (пункт 4 статьи 4 Приложения III) ведет речь о «законах, правилах и административных мерах». Многие положения предлагаемого порядка должны быть оформлены в виде норм прямого действия соответствующего федерального закона (примерами могут служить федеральные законы о недрах и континентальном шельфе).

Во всех случаях, поскольку идет речь о поручительстве государства и его ответственности, положения предлагаемого документа должны быть утверждены на уровне Правительства РФ. Это обусловливается также продекларированным в упомянутом Указе Президента РФ положений о том, что российское предприятие при осуществлении деятельности по разведке и разработке минеральных ресурсов на участках Морского дна в Районе пользуется защитой Российской Федерации.

Аналогично следует оценивать и положение Постановления Правительства РФ о том, что при осуществлении рассматриваемой деятельности «федеральные органы исполнительной власти в пределах их компетенции обеспечивают безопасность физических лиц и сохранность имущества».

По мнению автора, наиболее целесообразно принятие внутригосударственного правового акта в виде единого документа, охватывающего все возможные аспекты необходимого регулирования и базирующиеся на применимых нормах Конвенции и правилах Органа. Документ мог бы именоваться «Порядок деятельности российских физических и юридических лиц по поиску, разведке и разработке минеральных ресурсов морского дна за пределами континентального шельфа». Такой проект порядка разработан автором и передан в МИД России и МПР России для практического использования (См. Приложение к диссертации).

Как полагает автор, имеющаяся международная нормативно-правовая база вполне достаточна для выработки положений Порядка, имеющих универсальный характер и применимых к различным известным категориям ресурсов, хотя правила для новых их видов пока не утверждены в Органе.

Завершается основная часть исследования освещением процедуры разрешения споров и разногласий по вопросам деятельности по поиску, разведке и разработке минеральных ресурсов в Районе (пар. 3.5.).

В целом разрешение споров по тематике, исследуемой в настоящей диссертации, воспринимает все особенности института разрешения споров в международном праве, в том числе – в международном морском праве14.

По вопросам поиска, разведки и разработки минеральных ресурсов в Районе некоторыми особенностями данный институт обладает. Это хорошо видно на приводимых автором примерах, которые касаются: совпадающих заявок на конкретный участок Морского дна, порядка обязательного арбитражного разбирательства, передачи дела на заключение в Камеру по спорам по морскому дну Международного трибунала по морскому праву.

В Заключение диссертации изложены основные положения и выводы, сформулированные автором по результатам исследования, главные из которых состоят в следующем:

  1. Развитие мировой экономики в дальнесрочной перспективе будет базироваться на минерально-сырьевом потенциале Международного района морского дна Мирового океана, где уже сегодня установлены гигантские запасы железомарганцевых конкреций (ЖМК), полиметаллических сульфидов (ГПС) и кобальтоносных корок (КМК), в которых процентное содержание высоколиквидных видов металлов, таких как никель, кобальт, медь, марганец, золото, серебро, цинк и др. значительно превосходит в аналогичных месторождениях, разрабатываемых на континентах.

  2. Существующая международно-правовая система, основанная на положениях Конвенции ООН 1982 года и Соглашении 1994 года, нормах и правилах Международного органа по морскому дну, в целом отвечает интересам России по поиску, разведке и разработке железо-марганцевых конкреций, полиметаллических сульфидов и кобальтоносных корок.

  3. Основные проблемы в международно-правовом регулировании связаны с поиском, разведкой и разработкой полиметаллических сульфидов и кобальтоносных корок, в основе которых лежит необходимость с одной стороны предоставить государству и их предприятиям экономически рентабельные месторождения, и с другой стороны - предотвратить монополизацию ресурсов отдельными развитыми странами.

  4. Полномасштабная правовая база по регулированию деятельности российских предприятий по поиску, разведке и разработке минеральных ресурсов в Районе отсутствует.

  5. После ратификации Конвенции и Соглашения в Российской Федерации не принимались и не применялись какие-либо нормативно-правовые акты в отношении деятельности в Международном районе морского дна российскими юридическими и физическими лицами, особенно в части ответственности поручившегося государства за такую деятельность и соблюдения экологической безопасности.

  6. С целью совершенствования внутригосударственной правовой базы диссертантом разработан проект Положения о порядке регулирования деятельности российских физических и юридических лиц по поиску, разведке и разработке минеральных ресурсов в Международном районе морского дна с учетом Положений Конвенции и правил Органа, практики реализации конвенционного режима и действующего российского законодательства.


^ Основные положения диссертационной работы отражены в следующих публикациях автора:


1. Глумов А.И. Международно-правовой режим разведки и разработки минеральных ресурсов Международного района Морского дна: современные проблемы и возможные пути их решения.- СПб., ВНИИОкеангеология, 2008. Печ. л. 10.8.

2. Глумов А.И. Экономико-правовые аспекты изучения и освоения минеральных ресурсов в Международном районе морского дна Мирового океана. СПб: Издательство ВНИИОкеангеология. 2005. Печ. л. 5.31

3. Глумов А.И. Вопросы правового регулирования деятельности российских предприятий по поиску, разведке и разработке минеральных ресурсов Международного района морского дна // Вестник Московского государственного открытого университета. № 3 (40). 2010. С. 6-15. Печ. л. 0.8.

4. Глумов А.И. Международно-правовой режим поиска, разведки и разработки минеральных ресурсов Международного района морского дна // Евразийский юридический журнал. № 8 (27). 2010. С. 43-50. Печ. л. 0.7.

5. Глумов А.И. Стандарты безопасности при морской (оффшорной) нефтедобыче // Международное право. № 2 (42). 2010. С. 27-38. Печ. л. 0.9.


1 В данном случае встречается терминология «изучение, освоение и использование», которая иногда упоминается нами в синонимичном значении.

2 В настоящей работе не затрагиваются такие ресурсы, как нефть и газ, открытие которых в Районе учеными не прогнозируется.

3 ISBA/16/C/L.5

44 См., например: ^ Барсегов Ю.Г. Концепция общего наследия человечества в международном морском праве // Советский ежегодник международного права. М., 1984; Вылегжанин А.Н. Морские природные ресурсы (международно-правовой режим). М., 2001; Глумов А.И. Экономико-правовые аспекты изучения и освоения минеральных ресурсов в международном районе морского дна Мирового океана. С-Петербург: ВНИИ Океанология. 2005; Имнадзе Л.Б. Правовой режим международного района морского дна. Автореф. дисс. канд. юр. наук. 1980; Казмин Ю.Б., Волков А.Н., Глумов И.Ф., Корсаков О.Д., Кульндышев В.А. Международно-правовые и экономические проблемы поиска, разведки и освоения минеральных ресурсов глубоководных районов мирового океана. Геленджик: ПО «Южморгеология». 1989; Клименко Б.М. Общее наследие человечества (международно-правовые вопросы). – М.: Межд. отношения. 1989; Носиков А.Н. Правила поиска и разведки полиметаллических конкреций в Международном районе морского дна // Московский журнал международного права. № 3/2009/75. С. 198-211; Яковлев И.И. Международный орган по морскому дну. М.: Междунар. отношения. 1986.


55 В монографическом плане это обосновано диссертантом в работе: Глумов А.И. Международно-правовой режим разведки и разработки минеральных ресурсов международного района морского дна: современные проблемы и возможные пути их решения. - СПб., ВНИИОкеангеология, 2008.

6 Доклад Комиссии международного права о работе ее восьмой сессии. ГА ООН. Официальные отчеты. Одиннадцатая сессия. Дополнение № 9 (А/3159). Нью-Йорк. 1956. С. 50.

7 п. 2 ст. 137 Конвенции 1982 г.

8 См.: Моисеев А.А. Надгосударственность в современном международном праве. М.: Научная книга. 2007; Королев М.А. Наднациональность с точки зрения международного права // Московский журнал международного права. – М., 1997. № 2. С. 3-17; Молодцова Е.С. Охрана окружающей среды и мирное урегулирование мирной ядерной деятельности. М. 2000. С. 70-71.

9 Правила поиска и разведки минеральных ресурсов Района - документы постоянного действия, разрабатываемые и утверждаемые для каждого вида ресурсов или группы ресурсов. После утверждения Органом Правил поиска и разведки новых видов ресурсов Района (полиметаллических сульфидов и кобальтоносных корок) Орган получает возможность приступить к выработке правил по разработке ресурсов. Во многом соответствующие сроки связаны с положением на рынке металлов и иных условий мировой экономической конъюнктуры.

10 Указ Президента Российской Федерации от 22 ноября 1994 года № 2099 «О деятельности российских физических и юридических лиц по разведке и разработке минеральных ресурсов морского дна за пределами континентального шельфа» Собрание законодательства Российской Федерации, 1994, N 31, ст. 3252).

11 Постановление Правительства РФ от 25 апреля 1995 г. N 410 "О порядке осуществления деятельности российских физических и юридических лиц по освоению минеральных ресурсов морского дна за пределами континентального шельфа", принятое в соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 22 ноября 1994 г. N 2099 (Собрание законодательства Российской Федерации, 1994, N 31, ст. 3252).


12 Этот процесс вполне может захватить и ГНЦ «Южморгеология», что потребует от государства принятия соответствующих новых подходов к регулированию его деятельности.

13 Можно воспринимать как частный случай следующий факт: Российская Федерация, как государство-участник, не воспользовалось до сих пор положениями Конвенции в отношении упомянутой выше возможности своего освобождения от ответственности за ущерб (путем принятия соответствующих законов, правил и административных мер), вызванной невыполнением обязательств по соблюдению Конвенции своими субъектами, в отношении которых оно может дать поручительство. Но он тоже немаловажен.

14 См., например: Анисимов Л.Н. Международно-правовые средства разрешения международных споров (конфликтов). – Л., 1975; Барсегов Ю.Г. Мировой океан: право, политика, дипломатия. М., 1983; Вылегжанин А.Н. Решения Международного Суда ООН по спорам о разграничении морских пространств. М., 2004; Ковалев А.А. Современное морское право и практика его применения. М., 2003.




Скачать 410,97 Kb.
оставить комментарий
Дата18.10.2011
Размер410,97 Kb.
ТипАвтореферат диссертации, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх