Они стали первопроходцами космических далей, открыв для человечества путь к звездам: Юрий Гагарин, Герман Титов, Валентина Терешкова, Алексей Леонов, Светла icon

    Они стали первопроходцами космических далей, открыв для человечества путь к звездам: Юрий Гагарин, Герман Титов, Валентина Терешкова, Алексей Леонов, Светла


Смотрите также:
«Ах, этот день двенадцатый апреля…»...
Терешкова Валентина Владимировна Родилась...
Юрий Гагарин родился 9 марта 1934 года в селе Клушино в семье колхозников...
Валентина Терешкова, первая женщина, совершив -шая полет в космос...
Муниципальное образовательное учреждение Средняя общеобразовательная школа №12...
К. Э. Циолковский Н. Е. Жуковский...
Звездный путь: сб. /Сост. М. И. Герасимова, А. Г. Иванов. – М.: Политиздат, 1986. – 354 с.: ил...
12 апреля День космонавтики...
Всероссийский фестиваль- конкурс «путь к успеху»...
«К. Э. Циолковский и его учение о реактивных двигателях и межпланетных путешествиях». Я думаю...
Всероссийский фестиваль- конкурс «путь к успеху»...
Всероссийский фестиваль- конкурс «путь к успеху»...



Загрузка...
скачать




ПИОНЕРЫ ВСЕЛЕННОЙ

    Они стали первопроходцами космических далей, открыв для человечества путь к звездам: Юрий Гагарин, Герман Титов, Валентина Терешкова, Алексей Леонов, Светлана Савицкая, Нейл Армстронг... Список героев космоса за последние четыре десятилетия пополнился множеством имен, но речь в этой главе пойдет о тех, кого по праву можно назвать пионерами космических исследований.

Юрий Гагарин


    Двенадцатое апреля 1961 года — этот день прекрасно помнят многие наши современники. Все страны и континенты тогда облетела сенсационная новость о первом в мировой истории полете человека в космос. Этот беспрецедентный по тем временам полет совершил советский гражданин — летчик Юрий Алексеевич Гагарин (1934-1968).
    В тот незабываемый весенний день радиостанции Советского Союза и всего мира без устали передавали сообщение о том, что космический корабль «Восток» с летчиком-космонавтом Ю. А. Гагариным на борту, сделав один виток вокруг земного шара, совершил благополучное приземление неподалеку от Саратова — в районе деревни Смеловка.
    Когда по радио транслировались сообщения о полете первого космонавта, казалось, вся страна замерла у радиоприемников, внимательно грислгушиваясь к голосу диктора. Люди оставляли свои повседневные дела, прерывались работа на предприятиях и лекции в институтах — это событие потрясло всех без исключения, его оживленно обсуждали учащиеся и рабочие, врачи и инженеры, домохозяйки и пенсионеры!. Некоторые даже плакали, но это были слезы: гордости за свою страну, за русского летчика-героя, ставшего последствии гражданином мира..
    Первый полет человека в космос длился всего 108 минут, но этот подвиг советского пилота-космонавта заставил заговорить о нем всю мировую общественность. Достижения советской науки и техники были оценены по достоинству западными учеными и специалистами в области космонавтики, физики, астрономии. Событие 12 апреля 1961 года положило начало новой эры в истории освоения людьми космического пространства и открыло путь в космос еще многим и многим отважным летчикам, отправляющимся покорять бескрайние просторы Вселенной...
    Путешествие человека по космическим орбитам стало в начале 60-х годов прошлого века не только тастоящей сенсацией, но и громадным прорывом в области научно-технического прогресса. Тот период отличался необычайным подъемом советской науки и техники: к нему относятся многие замечательные открытия в области атомной физики, астрофизики и создание принципиально новых технологий в машиностроении, приборостроении, бурное развитие химической промышленности^, повсеместное внедрение телевизионных коммуникаций и т. д.
    Полег в космос Гагарина, безусловно, явился событием, которое поразило весь мир и в зшчительной мере способствовало тому, что советская космическая наука оказалась в центре внимания ученых всей планеты, а имя первого космонавта стало известно каждому цивилизованному человеку Земли. Однако еще задолго до того, как космический корабль «Восток» устремился в неизведанные космические дали, некоторые ученые высказывали предположение, что первым человеком, проложившим путь к звездам, станет именно русский...
    Так, К. Э. Циолковский еще в 30-х годах ХХ века писал в одной из своих работ: «.представляю первого человека, преодолевшего земное притяжение и полетевшего в межпланетное пространство.: Он русский... У него отвага умная, лишенная безрассудства.: Представляю его открытое русское лицо, глаза сокола.»
    Действительно, эти слова выдающегося ученого кажутся теперь пророческими. Спустя менее трех десятков лет с газетных фотоснимков, которыми пестрела вся мировая глресса, на людей глядело открытое, улыбающееся лицо Юрия Гагарина, удивительно напоминавшее портрет, столь красноречиво огмсанный 1_иолгковским еще тогда, когда будущий покфитель космоса только-только учился делать свои первые шаги по земле..
    «Звездный сын Земли» — так назвала Гагарина известная советская гмсателыница Лидия Обухова. Да, этот эпитет как нельзя лучше мог бы проиллюстрировать биографию первого космонавта планеты, историю его судьбы, которую вряд ли можно назвать легкой и беззаботной. Гагарин первым проложил дорогу в космическое пространство, но прежде чем человечество узнало о беспримерном полете в космос, в жизни Юрия произошло немало событий, сформировавших его характер, укре-пиших веру в себя, своих друзей и коллег, без которых, как считал сам Гагарин, не было бы и его полета к озвездам.. Как же начинался путь этого человека к освоению космоса?
    Первый космонавт Земли родился 9 марта 1934 года неподалеку от небольшого городка Гжатска Смоленской области, в селе Клушино. Рос Юра в простой рабочей семье, его детство было таким же, как и у всех мальчишек 30—40-х годов: шумные игры во дворе, походы на речку.. В тот год, когда Юра пошел в первый класс, началась война, которая помешала нормальной учебе. После войны родители Юрия переехали из села на другое место жительства — в Гжатск, где мальчик продолжил учиться в средней школе, а затея поступил в ремесленное училище в городе Люберцы Московской области.
    По окончании училища Юрий Гагарин получил квалификацию литейщика и поступил в индустриальный техникум в Саратове. И в ремесленном училище, и в технникуме юноша учился на «отлично», хотя, помимо учебы, всегда активно занимался общественной работой, с удовольствием помогал своим однокашниками, которым порой бывало трудновато справиться с тем или иным учебным предметом. Вообще, Юрий обладал счастливым характером:: к веселому, улыбчивому парнишке всегда хорошо относились окружающие его люди, младшие нередко обращались к нему за помощью, среди ровесников он быстро обретал друзей, а старшие, в том числе и преподаватели, уважали его за трудолюбие и упорство в достижении цели.
    Саратовский индустриальный техникум Гагарин окончил в 1955 году ( с отличием), и в то же время он уже активно занимался в местном аэроклубе, всерьез увлекшись самолетами. Занятия в саратовском аэроклубе можно считать первым этапом пути Юрия Гагарина вавиацию. И поэтому последующее решение юноши поступить в летное училище было отнюдь не сюрпризом для многих людей, хорошо знавших Юрия. Сам же он к тому времени понял окончательно: авиация должна стать делом его жизни.
    Следует упомянуть о том, что далеко не все в авиационной биографии Гагарина происходило гладко и беспрепятственно. Сам факт поступления Юрия в саратовский аэроклуб, откуда юноша и пришел в авиацию, являлся случаем исключительным. Ведь в то время, когда Юра учился в индустриальном техникуме, но при этом просто бредил самолетами и мечтал о полетах в небо, стать членом аэроклуба для учащегося или студента было практически невозможно. Существовали строгие правила, по которым молодые люди, принадлежащие к данной категории, всостав летных клубов не принимались.
    Однако совсем не таким оказался характер у Юрия, чтобы: с легкостью отступиться от своей мечты, от самого главного, чему хотел посвятить жизнь. Юрий был поистине одержим: получив отказ от руководства аэроклуба, юноша не прекратил настаивать на своем. Упорство инастойчивость и в данном случае не подвели Гагарина, и цель была достигнута: в конце концов его зачислили в ряды курсантов аэроклуба.
    Руководители аэроклуба хорошо запомнили еще совсем юного, но по-взрослому серьезного и настойчивого паренька, которому приходилось совмещать занятия авиацией с учебой в техникуме. Причем результатам обучения и в том, и в другом месте можно было только позавидовать.
    Несмотря на то что Юрию вместе с остальными курсантами аэроклуба пришлось достаточно долго корпеть над теоретическими предметами, а затем сдавать весьма ответственные экзамены, он проявил себя с самых лучших сторон, и оценки, полученные им на экзаменах, особым разнообразием не отличались: пять баллов по всем изученным дисциплинам! Напряженный график учебы: не стал для Юрия непреодолимым препятствием. Трудности как будто бы только подстегивали его, заставляли мобилизовывать свои силы:, становиться более собранным и организованным. Еще тогда, ваэроклубовские времена, по-настоящему проявился бойцовский характер Юрия, непримиримый к жизненным трудностям.
    Весной 1955 года весь курсантский состав летного клуба, в котором занимался Юрий Гагарин, проходил практику полетов на «яках». И в тот же период нужно было готовиться к защите дипломного проекта в техникуме, что само по себе представлялось задачей не из легких. Однако Юра успешно справился и с ней, сумев не только защитить диплом сот-личием, но и как следует подготовиться к сдаче выпускных экзаменов ваэроклубе. О качестве подготовки красноречиво свидетельствует ведомость с отметками, полученными курсантами аэроклуба на экзаменах. Вэтой ведомости у курсанта Гагарина напротив всех названий учебных дисциплин стоит отметка «отлично».
    Столь успешная учеба в аэроклубе принесла свои результаты: Юрий Гагарин был направлен на зачисление в состав курсантов военно-авиационного училища. Мечта Юрия Гагарина о полетах в небо сбылась: в 1955 году юношу приняли в военно-авиационное училище летчиков в Оренбурге . В 1957 году Юрий окончил училище и стал профессиональным военным летчиком. Некоторое время Гагарин служил на Северном флоте, в частях истребительной авиации.
    В самом начале 60-х годов Юрий был зачислен в отряд космонавтов. Это было даже нечто большее, чем просто осуществление давней мечты о воздушных полетах. Ведь всего несколько лет назад Гагарин не мог и представить себе, что когда-то будет усиленно готовиться кполету в космос. Еще совсем недавно такой полет считался бы переходом за грань возможного.
    Кстати, в это же время состоялась его встреча с Сергеем Павловичем Королевым — выдающимсяконструктором летательных аппаратов икосмических кораблей. В тот день, когда Королев пригласил группу будущих покорителей космического пространства для знакомства с устройством космического корабля, то первым человеком, который был допущен внутрь этого корабля, оказался именно Юрий Гагарин. Шоследствии, уже после совершения Гагариным первого космического полета, об этом совпадении вспомнили многие из тех, кто посещал тогда цех С. П. Королева.
    Стоит, видимо, рассказать подробнее и о том, что предшествовало этому знаменательному событию — полету Гагарина в космос: трудности предполетного периода, тренировки «до седьмого пота». Как известно, перед полетом на космодром отправились сразу несколько человек: Юрию Гагарину необходима была замена на тот случай, если произойдет что-либо непредвиденное. Любая мелочь, пустяк, могли стать серьезным препятствием к космическому путешествию.
   Как писал впоследствии сам Гагарин в книге «Дорога в космос», отношение врачей и других специалистов, участвующих в подготовке первого космического полета, к допуску кандидата было самым что ни есть скрупулезным. «Достаточно было соринке попасть в глаз первого кандидата для полета в космос или температуре у него повыситься на полградуса, или пульсу увеличиться на десяток ударов — и его надо было заменить другим подготовленным человеком», — вспоминал Юрий Алексеевич.
    Восьмого апреля 1961 года проходило заседание Государственной комиссии, посвященное запуску космического корабля «Восток» с человеком на борту. В ходе совещания обсуждались и утверждались задания, которые необходимо выполнить первому космонавту, подводились итоги подготовительных мероприятий.
    Решение о том, кому предстоит первым преодолеть земное притяжение и устремиться по звездным маршрутам на огромной скорости, находясь на борту космического корабля — настоящего чуда техники, приходилось принимать целой группе ученых, изобретателей, врачей, работавших с отрядом космонавтов. В число членов этого отряда входили такие известные ныне летчики-космонавты, как Герман Титов, Павел Попович и другие.
    В составе Государственной комиссии находились опытные специалисты по строительству космических ракет, академики, ученые-авиаконструкторы. Наконец, следовало окончательно утвердить кандидатуру человека, которому предстояло стать первым покорителем космоса. Генерал Н. П. Каманин назвал на заседании комиссии имя первого кандидата: Юрия Алексеевича Гагарина, дублером же было решено назначить Германа Степановича Титова.
    Все члены Государственной комиссии единодушно согласились спред-ложением Н. П. Каманина, и таким образом окончательный выбор кандидата определился всего за несколько дней до старта «Востока».
    По окончании заседания все присутствующие на нем отправились прямиком в то помещение, где проходили предполетные тренировки космонавтов. Юрий Гагарин и Герман Титов как раз находились в кабине космического корабля. Шла проверка функционирования оборудования, установленного на борту летательного аппарата. С космонавтами велись двусторонние переговоры по радио — «проверка связи». В ходе тренировки выяснялось, нет ли каких-либо повреждений или помех в работе космических приборов. Все оказалось в полном порядке.
    На следующий день, 9 апреля, было предложено объявить космонавтам о решении комиссии: они уже должны знать, кто полетит. Мнения членов комиссии по этому поводу, кстати, разделились: некоторые были уверены в том, что кандидату следует узнать о предстоящем ему полете только непосредственно перед стартом. Остальные же, наоборот, считали, что человек, которому предстоит полет в космос, должен располагать определенным временем для моральной подготовки к этому событию.
    Но, так или иначе, Н. П. Каманин счел своим долгом предупредить кандидата о полете заранее. Вызвав к себе и Гагарина, и Титова, генерал сообщил им решение комиссии: «Полетит Гагарин. Запасным готовить Титова».
    Юрий ответил на эти слова своей неподражаемой улыбкой, Герман же, напротив, на какую-то секунду показался генералу расстроенным, разочарованным. Тем не менее эта мимолетная грусть, омрачившая лицо Титова, тут же сменилась улыбкой: будущий дублер первого космонавта, повернувшись к Юрию, крепко пожал ему руку. Гагарин поспешил ободрить друга, сказав, что не за горами и его полет в космос.
    Во время подготовки первого космического полета ( в отряде тогда уже знали, что в космос полетит именно Гагарин) произошел и следующий случай.
    Когда до полета оставалось всего два дня, один из товарищей Юрия — Павел Попович — в разговоре обронил такую фразу: «Юра, а вот когда вернешься на Землю, наверно, зазнаваться начнешь, здороваться с нами не будешь.»
    Эта безобидная на первый взгляд шутка несколько вывела Гагарина из равновесия. Сначала Юрий даже обиделся, но потом, совладав с собой, подошел к Павлу, и, положив руку ему на плечо, сказал: «Ну, как ты только мог подумать такое? Я же всегда с вами, ребята. Разве ты меня не знаешь? Любой из нас мог бы стать первым: или ты, или Герман, или кто-то другой из отряда. Но выбрали меня. Не виноват же я в этом.».
    Потом, 12 апреля 1961 года, всего за несколько часов до старта космического корабля «Восток», пилотируемого Гагариным, Павел Попович сам рассказал о своей неудачной шутке и о реакции на нее Юрия С. П. Королеву. Этот рассказ даже немного отвлек генерального конструктора от напряженных мыслей о предстоящем полете. Королев задумчиво улыбнулся и переспросил Павла: «Значит, обиделся Юра? Да, Юрий Алексеевич — человек особенный... Люблю таковых!»
    Незадолго до назначенной даты космического полета ( а старт корабля должен был состояться не только день в день, но и минута в минуту, секунда в секунду) на очередном заседании комиссии выступил Королев. В своем докладе он упомянул о том, что после осуществления запуска первого искусственного спутника Земли ( в 1957 году) советская наука вполне готова к отправлению в космическое пространство корабля с человеком на борту. Будущие космические полеты, как подчеркнул Королев, станут интересны для различных научных отраслей и послужат во благо всего мирового человечества.
    День накануне полета Ю. Гагарина, 11 апреля 1961 года, был буквально расписан по минутам. Многим товарищам и коллегам Юрия струдом удавалось скрывать свое волнение, однако сам он, казалось, вел себя совершенно непринужденно. Глядя на него, окружающие даже не верили, что именно этому человеку через каких-нибудь несколько часов предстоит совершить небывалый в истории человечества шаг в неведомое. А Юрий внешне был спокоен и уравновешен, словно ему завтра предстояла, например, всего лишь сдача очередного экзамена по хорошо подготовленному и любимому предмету.
    Беседуя в этот день с Н. П. Каманиным, Юрий Алексеевич даже шутливо заметил: «Знаете, а я, наверное, не совсем нормальный человек. Завтра полет. Такой полет! А я совсем не волнуюсь. Ну, ни капли не волнуюсь. Разве так можно?.»

Королев тоже пытался шутить, видимо, для того, чтобы разрядить несколько напряженную атмосферу среди коллег, да и самому себе помочь справиться с овладевавшим им беспокойством. Войдя в комнату, где находился в тот момент Юрий Гагарин, Королев, не задавая излишних вопросов, заметил, что в скором времени, лет через пять, можно будет летать в космос уже по профсоюзной путевке. Присутствующим шутка понравилась, однако все прекрасно понимали, что главный конструктор прилагает все усилия к тому, чтобы его волнение и тревога по поводу предстоящего полета не стали заметны окружающим.
    Вечером, около 22 часов по московскому времени врач, наблюдающий за физическим состоянием Юрия Гагарина, измерил ему температуру, пульс, кровяное давление. Все показатели были в пределах нормы. Температура — 36,7 ° С, пульс — 64 удара в минуту, кровяное давление — 115 на 75.
    Закончив все манипуляции, врач отдал совершенно неоспоримое распоряжение: немедленно укладываться спать. Оно, конечно же, было исполнено: Юрий беспрекословно направился в комнату (он делил ее вместе с Германом Титовым) и улегся в кровать.
    С Германом они успели обменяться всего лишь парой-тройкой шутливых фраз, как на пороге комнаты тут же возник доктор. Юрий отказался от предложенного ему врачом снотворного, к тому же он почти наверняка знал, что доктор не носит с собой «настоящих» таблеток: однажды кто-то из коллег-летчиков попросил у него лекарство от головной боли, и врач выдал заболевшему порошок обыкновенной питьевой соды. Тем не менее средство «помогло»: видимо, здесь играло какую-то роль самовнушение, и пациент, выпивая соду, через некоторое время чувствовал себя вполне здоровым и довольным.
    Таким образом, Гагарин, не прибегая к помощи каких бы то ни было успокоительных средств, заснул буквально через несколько минут. Предстартовой бессонницы удалось избежать. Юрий даже не знал тогда, что далеко за полночь в комнату, где они спали с Титовым, заходил Королев, которому не спалось всю ночь напролет. Борясь с бессонницей, Королев пытался читать журнал, который носил с собой из комнаты в комнату, но неизвестно, открыл ли он его хотя бы один раз. Мысли главного конструктора в ту ночь были далеки от журнальных статей... Когда стрелки часов показали ровно половину шестого утра, врач открыл дверь в комнату, где спал Гагарин, и, подойдя к кровати, тихонько потряс его за плечо. Гагарин сразу же вскочил с постели, проснулся и Герман Титов. Оба выглядели достаточно бодрыми и собранными.
    Вскоре их уже ждал «космический» завтрак, состоящий в основном из еды в тюбиках. Дело в том, что уже в течение нескольких предшествующих полету дней космонавты питались исключительно теми же самыми продуктами, которые предусматривались для употребления непосредственно в состоянии невесомости.
На этот раз их завтрак составляли три «блюда»: выдавленный из тюбика джем из черной смородины, мясное пюре и кофе. Позавтракав, Гагарин должен был снова пройти медицинское освидетельствование, на основании которого он мог быть допущен (или не допущен) к полету вкосмос.
    Медицинские показатели были внесены в протокол: организм функционировал нормально.
    Теперь Гагарину предстояло переодевание в космический костюм: сначала он надел теплый, но достаточно удобный и легкий комбинезон, поверх него — скафандр ярко-оранжевого цвета, представляющий собой защитное средство: он гарантировал сохранение нормальной двигательной функции и работоспособности даже в том случае, если по какой-то причине будет нарушена герметичность кабины космического корабля. На голову надевался специальный защитный гермошлем, на котором было выведено большими буквами «СССР».
    Скафандр космонавта оснащался специальными приспособлениями для вентиляции, к которым подключались источники для подачи кислорода и электричества.
    После проверки всех приборов, прилагающихся к скафандру космонавта, Гагарин получил последние инструкции от одного из своих главных консультантов — заслуженного парашютиста Н. К. Никитина, под руководством которого будущие космонавты выполняли тренировочные прыжки с парашютом. Рекомендации этого человека являлись очень важными в данный момент и для Гагарина, ведь во время приземления космического корабля могли возникнуть определенные осложнения, и их тоже следовало учитывать в ходе подготовки к полету.
    Предполагалось, что при неудачном выборе посадочной площадки Гагарин будет использовать запасной вариант, т. е. катапультироваться на относительно небольшой высоте с борта космического летательного аппарата, а в дальнейшем, отделившись от кресла пилота, производить посадку на землю на парашюте. Сам же космический корабль должен был приземлиться нормально.
    В специально оснащенном автобусе Юрий Гагарин был доставлен кме-сту старта космической ракеты. В салоне этого автобуса смонтировали кресло особой конструкции, которое по своему внешнему виду испособу функционирования напоминало кресло, установленное в кабине космического летательного аппарата.
    Автобус достаточно быстро доставил Гагарина к космодрому. Поистине гигантское сооружение, поблескивающее на солнце серебристой обшивкой корпуса, было заметно издалека. Космическая ракета, предназначенная для первого в мире полета человека к звездам, должна была функционировать при помощи шести мощнейших двигателей, обладающих в общей сложности двадцатью миллионами лошадиных сил.
    Корабль «Восток», на котором произвели первый запуск человека в космос, относится к серии одноместных космических кораблей, предназначенных для выполнения полетов по околоземной орбите.
    Целью создателей этого летательного аппарата являлось исследование влияния условий пребывания человека в состоянии невесомости на его самочувствие и работоспособность. Данные, полученные от первого космонавта Земли, должны были способствовать дальнейшему усовершенствованию конструкций космического корабля и его оборудования, полет человека в космос давал возможность проверки функционирования принципиально нового летательного аппарата.
    Сконструирован «Восток» был в ОКБ-1 под руководством Королева.




    К проектированию космического корабля «Восток» приступили вконце 1958 года. Первый его полет в автоматическом режиме состоялся 5 мая 1960 года. Помимо запуска в космос ГГагарина, кораблями серии «Восток» были осуществлены пять беспилотных космических рейсов ( до 25 апреля 1961 года).
    Создавая космический корабль, в конструкторском бюро основывались, прежде всего, на предельно простом устройстве, способном обеспечить максимальную надежность аппарата в полете. Применялись только те системы оборудования, которые уже были благополучно опробованы: раньше. Например, форма спускаемого аппарата, гредставля-ющая собой сферу, в аэродинамике считалась наиболее испытанной иннадежной, потому и была избрана при строительстве корабля «Восток». Что же касается глриземления с парашютом, то оно давно отлажено у авиаторов.
    «Восток» состоит из двух основных частей: гтриборно-агрегатного отсека и спускаемого аппарата. Стартовая масса корабля — 4,73 т, длина составляет 4,4 м (не включая антенны), наибольший диаметр — 2,43 м..
    Спускаемый аппарат представляет собой сферу с внешним диаметром, равным 2,4 м.. Диаметр корпуса корабля составляет 2,2 м, а вес — 2460 кг. Специальные устройства обеспечивают полную герметичность корпуса. Поверхность спускаемого аппарата имеет теплозащитное покрытие толщиной от 30 до 180 мм. Кроме того, он снабжен входным, технологическим и парашютным люками, диаметр каждого из которых составляет 1 м.
    Внутри спускаемый аппарат оснащен блоками систем жизнеобеспечения, электроснабжения, термической регуляции, управления и ориентации, а также телеметрическими системами и пультом космонавта, средствами связи и пеленгации.
    Диаметр гриборно-агрегатного отсека составляет 2,43 м, его длина — 2,25 м, масса — 2270 кг, а объем — 3 куб. м. Здесь размещаются блоки системы оориентации и управления движением корабля, система энергоснабжения, системы радиосвязи в диапазоне УКВ (ультракороткие волны), телеметрические системы! и программно-временное устройство.
    Поверхность приборно-агрегатного отсека снабжена шаровыми баллонами, наполненными кислородом и азотом (кислород — для дыхания находящегося на борту космонавта, а азот — для системы ориентации). Здесь же располагаются двигатели ориентации, телеметрические и солнечные датчики, а также навесные холодные радиаторы.
    Двигательная установка включает в себя тормозной двигатель весом 396 кг, обладающий тягой 1600 кг. Запас топлива для двигателя составляет 280 кг, что позволяет изменять скорость корабля на 100-140 м/с. В состав двигательной установки входят и два блока системы ориентации, работающих на азоте.
    Выход корабля на орбиту (высота над землей от 190 до 250 км) должен был осуществляться при помощи ракеты-носителя «Восток».
    Подъехав к стартовой площадке, Юрий Гагарин встретился здесь с конструктором Королевым и академиком Келдышем. Рядом с ними присутствовали и другие люди, принимающие непосредственное участие в подготовке полета: члены Государственной комиссии, руководство космодрома, конструкторы, ученые-изобретатели, коллеги-космонавты.
    Юрий был необычайно жизнерадостным, сердечным и добродушным человеком, который, казалось, никогда не терял присутствия духа. В то апрельское утро, незадолго перед стартом корабля «Восток», уже почти облачившись в свои ««осмические доспехи», Гагарин оставался совершенно спокойным, несмотря на то что ему гпредстояло столь серьезное задание. Путь в неизведанное всегда опасен, и стопроцентной гарантии успеха здесь никто дать не сможет. Тем не менее в ответ на заданный ему Королевым вопрос: «Как настроение?» Гагарин только улыбнулся: «Настроение отличное, а у вас как?»
    «Видимо, я несерьезный человек», — так объяснял свое относительно спокойное состояние перед полетом Гагарин. Королев, вспоминая об гэтом дне, задумчиво произнес: «Да, побольше бы нам таких «несерьезных» людей.»
    Сам же Королев, в отличие от Юрия, выглядел тогда усталым и озабоченным: шутка ли сказать, главный конструктор всю ночь перед стартом «Востока» не сомкнул глаз, тревожась за исход космического полета. Гагарин же постарался найти несколько добрых, ободряющих слов, успокаивая тех, кто волновался за него, оставаясь ждать его возвращения здесь, на Земле..
    Гагарин поневоле залюбовался окружающей его природой: только-только начинался новый день, яркие солнечные лучи скользили повсюду, озаряя пробуждалющуюся ото сна весеннюю землю. Однако отвлекаться «на посторонние темы» у Юрия не было времени, уже предстояло рапортовать председателю Государственной комиссии о своей готовности к полету:
    «Летчик старший лейтенант Гагарин к первому полету на космическом корабле «Восток» готов!»
    После этих слов председатель комиссии, крепко пожав руку будущему первому космонавту, пожелал ему успешного полета. В тот момент, по признанию самого Гагарина, человек, благословлявший его в столь трудный и отштственный путь, чем-то напомнил отца...
Прежде чем занять место в кабине космического корабля, Юрий Алексеевич Гагарин записал небольшую предстартовую речь, предназначенную для публикации в печати и трансляции по радио. Этот процесс занял какое-то значительное время, поэтому Гагарин обратил внимание на то, как Королев то и дело с тревогой посматривает на часы. Юрий понял, что следует завершать свое выступление. «Сейчас до старта остаются считанные минуты», — произнес Гагарин, — я говорю вам, дорогие друзья, до свиданья, как всегда говорят друг другу люди, отправляясь в далекий путь. Как бы хотелось вас всех обнять, знакомых и незнакомых, далеких и близких!»
    Очевидцы старта космического корабля «Восток» хорошо запомнили этот момент прощания перед полетом: Гагарин обернулся к провожавшим его коллегам лицом, поднял вверх обе руки, как бы приветствуя оставшихся на Земле товарищей, и произнес, обращаясь к ним: «До скорой встречи!».
    Находясь в кабине космического корабля, Гагарин мог осуществлять связь с Землей только с помощью радио. Позывной Земли был выбран, по мнению Юрия, очень удачно: «Заря». Начались предстартовые переговоры космонавта с руководителями полета, в ходе которых Гагарин сообщал о результатах проверки приборов и оборудования. Все работало исправно. В центре управления полетом следили и за состоянием здоровья Юрия Гагарина. Сообщение с «Зари» подтвердило, что с самочувствием у космонавта все в норме: пульс шестьдесят четыре, дыхание — двадцать четыре. Отличные показатели!




    Не только бодрое настроение и уравновешенное психическое состояние говорили о том, что Юрий действительно готов к старту и морально, и физически. Когда Гагарин уже находился в полете, специалистып-меди-ки, проводившие контроль его физического состояния, удивлялись, что пульс у первого космонавта Земли во время пребывания в космосе почти не изменился, оставаясь достаточно ровным.
    Поразительно, но факт: люди, наблюдавшие за полетом Гагарина сЗемли, волновались и переживали за него так, что частота пульса уних возросла до ста двадцати ударов в минуту, а вот у самого космонавта — отличные медицинские показатели. Конечно, сказались здесь икрепкое здоровье, и систематические тренировки, и тщательная подготовка, но главное, вероятно, заключено в необыкновенном характере Юрия — настоящем русском характере!
    А знаменитое гагаринское «Поехали!»? Одно-единственное слово, произнесенное космонавтом перед стартом «Востока», невольно заставило всех, кто следил за полетом корабля с Земли, поверить в успех первого в истории планеты космического путешествия: так просто и обыденно прозвучала эта коротенькая, но такая емкая фраза...
    Я отдал рапорт весело, на совесть,
    Разборчиво и очень делово.
    Я думал: вот она и невесомость,
    Я вешу нуль — так мало, ничего!..
    И стало тесно голосам в эфире,
    Но Левитан ворвался, как в спортзал,
    И я узнал, что я впервые в мире
    В историю «поехали!» сказал.
    Вот такими словами рассказал о полете первого космонавта поэт Владимир Высоцкий.
    В 9 часов 7 минут московского времени ракета отделилась от стартового устройства, преодолевая силы земного тяготения. Раздался специфический гул, шум гигантских двигателей. Эти звуки, постоянно нарастающие, нельзя было сравнить ни с какими другими. По мощности они ничуть не превосходили гул реактивного двигателя самолета, но вот «музыкальные» характеристики оказались совершенно иными.
    С центром управления полетом постоянно поддерживалась двусторонняя трехканальная радиосвязь. Одним из наиболее важных моментов полета являлось автоматическое поочередное отделение ступеней космической ракеты. Данный процесс происходит после отработки топлива: выполнившая свою функцию ступень отделяется, а та часть ракеты, что осталась, работает на усиление скорости космического корабля.
    С выходом «Востока» на космическую орбиту Гагарин впервые ощутил состояние невесомости: именно об этом явлении он так много читал еще втрудах К. Э. Циолковского. Как вспоминал позднее Гагарин, пребывание в этом удивительном и крайне непривычном для землянина состоянии почти не влияет на работоспособность, хотя тело практически теряет свой вес икак будто бы зависает в пространстве. Все предметы, которые не были закреплены, начинают «плавать» внутри кабины. Например, стоило только Юрию, делавшему записи в бортовом журнале, отложить в сторону карандаш, как он тут же отправился в «свободный полет». А капельки пролитой из шланга воды тотчас превратились в маленькие шарики, которые так же свободно перемещались по кабине космического корабля, а натолкнувшись на стенку, словно прирастали к ней.
    Во время полета Гагариным проводились наблюдения за состоянием поверхности Земли. Удивительно было созерцать то, как выглядит земной шар с такой огромной высоты.. Из космоса отчетливо просматривался переход от земной поверхности, представлявшей собой круглое светлое пятно, к абсолютно черному пространству неба. При наблюдении скосмических высот наша планета выглядела небольшим шариком, как будто бы обрамленным полосой светло-голубого цвета. Затем этот голубоватый ореол приобретал и другие оттенки: то бирюзовый, то ярко-синий, то лиловый, и, наконец, стал совершенно черным.
    С самого начала полета, когда ракета только-только отделилась от стартового устройства, вступили в действие все автоматические системы космического корабля. Их задача состояла в том, чтобы осуществлять перемещение ракеты в пространстве по заданной траектории, определять необходимую скорость движения, отделяит выполнившие свою функцию ступени ракеты.
    С помощью автоматических устройств поддерживалась определенная температура в кабине корабля, функционировали измерительные приборы и т. д. Юрий Гагарин имел также возможность воспользоваться системой ручного управления космическим кораблем. Посредством рычагов и тумблеров можно было в случае необходимости сохранять ориентацию «Востока» в пространстве и ввести в действие тормозное устройство.
    Однако во время полета прибегать к помощи этих аварийных средств Гагарину не пришлось: все приборы работали слаженно и четко, точно так же, как и во время подготовительных тренировок на Земле. Тем не менее Юрий Алексеевич время от времени возвращался к мысли о том, будет ли все проходить столь гладко перед окончанием полета, на завершающем этапе. Не исключено, что в последние минуты космического путешествия могла возникнуть какая-либо непредвиденная ситуация.
    После успешного старта ракеты был произведен набор первой космической скорости, а затем произошло отделение корабля-спутника от последней ступени ракеты-носителя. После этого корабль-спутник совершил свободный полет по околоземной орбите.
    Длительность обращения корабля-спутника вокруг Земли составляла по предварительным данным приблизительно 89,1 мин. Минимальное удаление от поверхности Земли (в перигее) равнялось 175 км, а максимальное расстояние (в апогее) — составляло 302 км. Угол наклона плоскости орбиты к экватору равнялся 65 градусам 4 минутам.




    Не только бодрое настроение и уравновешенное психическое состояние говорили о том, что Юрий действительно готов к старту и морально, и физически. Когда Гагарин уже находился в полете, специалистып-меди-ки, проводившие контроль его физического состояния, удивлялись, что пульс у первого космонавта Земли во время пребывания в космосе почти не изменился, оставаясь достаточно ровным.
    Поразительно, но факт: люди, наблюдавшие за полетом Гагарина сЗемли, волновались и переживали за него так, что частота пульса уних возросла до ста двадцати ударов в минуту, а вот у самого космонавта — отличные медицинские показатели. Конечно, сказались здесь икрепкое здоровье, и систематические тренировки, и тщательная подготовка, но главное, вероятно, заключено в необыкновенном характере Юрия — настоящем русском характере!
    А знаменитое гагаринское «Поехали!»? Одно-единственное слово, произнесенное космонавтом перед стартом «Востока», невольно заставило всех, кто следил за полетом корабля с Земли, поверить в успех первого в истории планеты космического путешествия: так просто и обыденно прозвучала эта коротенькая, но такая емкая фраза...
    Я отдал рапорт весело, на совесть,
    Разборчиво и очень делово.
    Я думал: вот она и невесомость,
    Я вешу нуль — так мало, ничего!..
    И стало тесно голосам в эфире,
    Но Левитан ворвался, как в спортзал,
    И я узнал, что я впервые в мире
    В историю «поехали!» сказал.
    Вот такими словами рассказал о полете первого космонавта поэт Владимир Высоцкий.
    В 9 часов 7 минут московского времени ракета отделилась от стартового устройства, преодолевая силы земного тяготения. Раздался специфический гул, шум гигантских двигателей. Эти звуки, постоянно нарастающие, нельзя было сравнить ни с какими другими. По мощности они ничуть не превосходили гул реактивного двигателя самолета, но вот «музыкальные» характеристики оказались совершенно иными.
    С центром управления полетом постоянно поддерживалась двусторонняя трехканальная радиосвязь. Одним из наиболее важных моментов полета являлось автоматическое поочередное отделение ступеней космической ракеты. Данный процесс происходит после отработки топлива: выполнившая свою функцию ступень отделяется, а та часть ракеты, что осталась, работает на усиление скорости космического корабля.
    С выходом «Востока» на космическую орбиту Гагарин впервые ощутил состояние невесомости: именно об этом явлении он так много читал еще втрудах К. Э. Циолковского. Как вспоминал позднее Гагарин, пребывание в этом удивительном и крайне непривычном для землянина состоянии почти не влияет на работоспособность, хотя тело практически теряет свой вес икак будто бы зависает в пространстве. Все предметы, которые не были закреплены, начинают «плавать» внутри кабины. Например, стоило только Юрию, делавшему записи в бортовом журнале, отложить в сторону карандаш, как он тут же отправился в «свободный полет». А капельки пролитой из шланга воды тотчас превратились в маленькие шарики, которые так же свободно перемещались по кабине космического корабля, а натолкнувшись на стенку, словно прирастали к ней.
    Во время полета Гагариным проводились наблюдения за состоянием поверхности Земли. Удивительно было созерцать то, как выглядит земной шар с такой огромной высоты.. Из космоса отчетливо просматривался переход от земной поверхности, представлявшей собой круглое светлое пятно, к абсолютно черному пространству неба. При наблюдении скосмических высот наша планета выглядела небольшим шариком, как будто бы обрамленным полосой светло-голубого цвета. Затем этот голубоватый ореол приобретал и другие оттенки: то бирюзовый, то ярко-синий, то лиловый, и, наконец, стал совершенно черным.
    С самого начала полета, когда ракета только-только отделилась от стартового устройства, вступили в действие все автоматические системы космического корабля. Их задача состояла в том, чтобы осуществлять перемещение ракеты в пространстве по заданной траектории, определять необходимую скорость движения, отделяит выполнившие свою функцию ступени ракеты.
    С помощью автоматических устройств поддерживалась определенная температура в кабине корабля, функционировали измерительные приборы и т. д. Юрий Гагарин имел также возможность воспользоваться системой ручного управления космическим кораблем. Посредством рычагов и тумблеров можно было в случае необходимости сохранять ориентацию «Востока» в пространстве и ввести в действие тормозное устройство.
    Однако во время полета прибегать к помощи этих аварийных средств Гагарину не пришлось: все приборы работали слаженно и четко, точно так же, как и во время подготовительных тренировок на Земле. Тем не менее Юрий Алексеевич время от времени возвращался к мысли о том, будет ли все проходить столь гладко перед окончанием полета, на завершающем этапе. Не исключено, что в последние минуты космического путешествия могла возникнуть какая-либо непредвиденная ситуация.
    После успешного старта ракеты был произведен набор первой космической скорости, а затем произошло отделение корабля-спутника от последней ступени ракеты-носителя. После этого корабль-спутник совершил свободный полет по околоземной орбите.
    Длительность обращения корабля-спутника вокруг Земли составляла по предварительным данным приблизительно 89,1 мин. Минимальное удаление от поверхности Земли (в перигее) равнялось 175 км, а максимальное расстояние (в апогее) — составляло 302 км. Угол наклона плоскости орбиты к экватору равнялся 65 градусам 4 минутам.

Вес космического корабля-спутника, на борту которого находился Юрий Гагарин, составлял 4725 кг, не включая сюда вес конечной отделяемой ступени ракеты-носителя.
    С Юрием Гагариным, находящимся в полете на борту «Востока», была установлена и постоянно поддерживалась радиосвязь. Наблюдение за состоянием космонавта на борту корабля осуществлялось благодаря использованию наиболее современных технических систем — радиотелеметрической и телевизионной.
    В 9 часов 52 минуты по московскому времени с борота космического корабля «Восток», пилотируемого Ю. Гагариным, были получены данные о том, что он находится над территорией Южной Америки. В этот момент по средствам радиосвязи первый космонавт передал следующее: «Полет проходит нормально, чувствую себя хорошо».
    Прошло еще немного времени, и в 10 часов 15 минут по московскому времени летчиком-космонавтом Гагариным были переданы следующие сообщения: «Полет протекает нормально, состояние невесомости переношу хорошо». В это время корабль-спутник «Восток» пролетал над территорией Африканского материка.
    А что же сообщали о грандиозном достижении человечества — первом полете космического корабля «Восток» вокруг Земли — средства массовой информации? Двенадцатого апреля 1961 года всему цивилизованному человечеству стало известно, что в 9 часов 7 минут московского времени был выведен на орбиту первый в мире корабль-спутник с человеком на борту. По радио систематически передавались данные о состоянии здоровья и самочувствии первого космонавта Земли, а также об основных этапах функционирования космической многоступенчатой ракеты, на борту которой и находился Юрий Алексеевич Гагарин.
    В центре управления полетом напряженно наблюдали за движением первого в истории космических исследований корабля-спутника, пилотируемого человеком. Как раз в этот момент, по окончании облета «Востоком» земного шара, в 10 часов 25 минут в соответствии с заданной программой, была включена специальная тормозная двигательная установка. После этого космический корабль-спутник, на борту которого находился майор Ю.А. Гагарин, начал свой спуск с орбиты для того, чтобы совершить приземление в заданном районе страны.
    Начался завершающий этап полета. Стала уменьшаться скорость, икорабль «Восток» плавно перешел с орбиты на эллипс. При вхождении в более плотные слои атмосферы внешняя обшивка летательного аппарата сильно раскалилась: Гагарин обратил внимание на красноватые отблески пламени, распространившегося вокруг космического корабля. Тем не менее внутри кабины температура сохранялась на нормальном уровне: измерительные приборы показывали около двадцати градусов тепла.
    Перегрузки периодически нарастали, они оказались гораздо более высокими, чем во время взлета ракеты. Невесомости уже не наблюдалось, и в результате воздействия перегрузок космонавта буквально прижало к креслу кабины. Спустя несколько секунд началось вращение корабля, но это состояние продолжалось недолго, и затем работа спускаемого аппарата проходила вполне успешно. Все приборы функционировали прекрасно, и можно было с уверенностью сказать, что «Восток» сумеет приземлиться точно в запланированном районе. Это и произошло ровно в 10 часов 55 минут по московскому времени.
    В то время, когда первый советский космонавт, выполнив задание, приближался к Земле, в Саратовском индустриальном техникуме, где не так давно учился Юрий Гагарин, слушали доклад по одной из теоретических дисциплин. Внезапно речь докладчика оборвалась: радио в актовом зале было включено, и сенсационное сообщение о первом полете человека в космос заставило всех вскочить со своих мест и подбежать поближе к приемнику, вещающему на всю страну о подвиге летчика-космонавта Гагарина.
    «Гагарин. — громко произнес кто-то, — а ведь в нашем техникуме тоже учился Гагарин, помните?»
    Эту фразу услышали, и кто-то даже припомнил, что бывший учащийся с аналогичной фамилией Гагарин ( тоже, кстати, Юрий) увлекался авиацией и много времени посвящал занятиям в аэроклубе. Отыскать личное дело Юрия Гагарина в техникумовском архиве не составляло особого труда: прошло ведь всего несколько лет с тех пор, как этот юноша окончил учебу и защитил диплом.
А    в то время, когда в родном индустриальном техникуме пытались выяснить, тот ли это Гагарин, который являлся гордостью факультета или просто однофамилец, первый космонавт готовился к завершению своего первого космического полета.
    По странному стечению обстоятельств произвести посадку космонавту Гагарину предстояло также на саратовской земле: в то время как высота полета постоянно уменьшалась, Юрий уже мог различать внизу вполне земные объекты.. Вот вдали мешкнула голубая ленточка Волги, знакомой с юных лет великой русской реки, а вот извилистая береговая полоса.
    Именно здесь курсант саратовского аэроклуба Юра Гагарин учился совершать свои первые полеты в воздухе. Вспомнился Гагарину и один из его любимых преподавателей в аэроклубе — Дмитрий Павлович Мартьянов. Вроде бы совсем недавно это было: учебные полеты, занятия, прогулки по вечернему Саратову, а днем — летные тренировки иосвоение новых дисциплин, практические полеты на учебных самолетах невысоко над землей, которые казались в то время настоящим чудом




Скачать 274,11 Kb.
оставить комментарий
Дата18.10.2011
Размер274,11 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх