Г. Ф. Боровикова Материалы краеведческих чтений icon

Г. Ф. Боровикова Материалы краеведческих чтений



Смотрите также:
Е. В. Кожинова Компьютерный набор...
В. Ф. Тендрякова «Шестьдесят свечей» 11 Голубева Т. В. 11 «Он будил мысли и совесть»...
“Отан неден басталады”...
Филологические записки: материалы герценовских чтений...
Положение о проведении районных краеведческих чтений «Опора и надежда»...
Программа чтений 8 декабря Российская государственная библиотека 10. 00 11...
Методические материалы по курсу “ Правовые основы российского государства...
Урок конференция учащихся «Памятники воинской славы в Санкт-Петербурге»...
Лекция. Назначение, область применения и характеристика пакета...
В. И. Ситникова Художник: И. И. Касилова Ответственный за выпуск: О. А...
Материалы шестых Лермонтовских чтений...
Материалы предоставлены интернет проектом www mydisser com®...



скачать
Муниципальное учреждение культуры

«Яранская центральная районная библиотека

им. Г. Ф. Боровикова»


К 100-летию со дня рождения

Г. Ф. Боровикова








Материалы краеведческих чтений

21 сентября 2005 года


Яранск

2005


83.3 (2 Рос = Рус)

С – 11


Составитель

Е. В. Кожинова


Компьютерный набор

М. С. Дрягина


Ответственный за выпуск

Г. В. Созонова


С – 11 С юностью назначено свидание: материалы краевед-ческих чтений 21 сентября 2005 года. – Яранск, 2005. - 30 с.


© МУК «Яранская центральная районная

библиотека им. Г. Ф. Боровикова», 2005




Введение


19 августа 2005 года исполнилось 100 лет со дня рождения Григория Федоровича Боровикова, известного русского писателя, нашего земляка.

Этому событию были посвящены краеведческие чтения «С юностью назначено свидание», организованные Яранской центральной районной библиотекой им. Г. Ф. Боровикова.

Участниками чтений были библиотечные работники различных систем и ведомств г. Яранска, коллеги из Пижанского района, сотрудники краеведческого музея, музея школы №1, преподаватели школ, любители творчества писателя.

Программа мероприятия бала насыщенной и интересной. Выступающие раскрыли различные грани творчества Г. Ф. Боровикова, озвучили малоизвестные факты, касающиеся биографии и творчества писателя-земляка.

На чтениях присутствовали люди, встречавшиеся с Григорием Федоровичем во время его поездок на родную вятскую землю. Они поделились воспоминаниям от встреч с писателем.

Участникам краеведческих чтений был представлен биобиблиографический указатель «Земляк. Писатель. Человек», выпущенный центральной библиотекой.

Большинство материалов выступлений отражены на страницах данного сборника.


^ Яранская центральная районная библиотека имени Г. Ф.Боровикова


Созонова Г. В.


Краеведческие чтения «С юностью назначено свидание», посвящены 100-летию со дня рождения Григория Федоровича Боровикова, известного русского писателя, нашего земляка, уроженца Яранского уезда.

Имя Григория Боровикова хорошо знакомо читателям старшего поколения. Г. Ф. Боровиков – член Союза писателей и Союза журналистов, автор около 50 книг, изданных в России и за рубежом.

С Яранском писателя связывает очень многое. Здесь прошли его юношеские годы. Окончив в 1924 году среднюю школу № 1, Г. Ф. Боровиков покинул Яранск, но связь с земляками поддерживал постоянно. Долгое время живя в Саратове, он приезжал сюда, чтобы увидеть родные места, встретиться с земляками, поделиться своими литературными замыслами и, конечно же, подарить книги. Надолго в памяти яраничей останутся встречи с писателем, проходившие в центральной библиотеке, средней школе № 1, на предприятиях города. Мы, яраничи, горды тем, что часть своих произведений Григорий Федорович посвятил родной вятской земле.

В июне 2005 года произошло знаменательное событие – решением Яранской районной Думы второго созыва от 23. 06. 2005 № 357 центральной районной библиотеке присвоено имя Г. Ф. Боровикова:

«Рассмотрев ходатайство Яранской центральной районной библиотеки о присвоении ей имени писателя-земляка Григория Федоровича Боровикова и в соответствии с пунктом 4 статьи 28 Устава муниципального образования «Яранский район», районная Дума решила:

Присвоить Яранской центральной районной библиотеке имя Г. Ф. Боровикова»


«Судьба писательская»: Открытие экспозиции


Кожинова Е. В.


В 2005 году центральная библиотека проводила большую работу: изучала творчество писателя, собирала материал о жизни и деятельности известного земляка.

Сотрудники библиотеки совершили поездку на малую родину писателя в соседний Пижанский район в село Сретенское. Посетили школу, в которой учился Григорий Боровиков, сельскую библиотеку, где собран интересный материал о писателе. Встретились с двоюродными племянницами писателя, проживающими в Сретенке, Лежниной Юлией Николаевной 1932 года рождения и Домрачевой Серафимой Дмитриевной 1926 года рождения. Побывали на месте, где в 19-ом – середине 20 века находилась деревня Белоглазово.

Центральная библиотека установила связи с сыном Г. Ф. Боровикова Сергеем Григорьевичем. От него из Саратова получена посылка, в которой книги, фотографии, личные вещи писателя.

Собранный библиотекой материал представлен на экспозиции «Судьба писательская». Книжную выставку, оформленную на двух стеллажах, открывает фотография Г. Ф. Боровикова, краткая биография писателя и избранные произведения.

Раздел «В те давние годы» отражает Яранский период жизни Г. Боровикова. В представленных здесь источниках ксерокопия письма Григория Федоровича учащимся средней школы № 1, датированного 20-м марта 1983 года, где писатель рассказывает о рукописном журнале «Молодые побеги».

В разделе «Рождение характера» помещена заметка из районной газеты «Знамя коммунизма» (7 ноября 1987 год) с фотографией 22- летнего писателя; представлены наиболее крупные произведения Г. Боровикова: романы «Ника», «Земля жаждет», повести: «Запоздалая клятва», «Крутояр», «Строитель». Интересна статья М. Родионова «Человек большого трудолюбия» (Литература и жизнь. – 1958. – 25 июня), дающая литературный портрет писателя.

Раздел «Певец родной стороны» содержит произведения Г. Ф. Боровикова, посвященные Яранску: роман «Ливень», повесть «Именем Республики», сборники рассказов «Дальний ветер» и «Зумара», критический материал об этих книгах.

Раздел выставки «Мастер рассказа» знакомит со сборниками рассказов Боровикова.

В разделе «Верность перу» отражаен большой творческий путь писателя. Григорий Федорович работал в журналистике и литературе около 60 лет. Даже свой 80-летний юбилей он встретил за письменным столом, работая над новой книгой. На выставке представлены «Список книг Г. Ф. Боровикова» и «Список критических статей», ксерокопия творческой работы ученицы Сретенской средней школы Домрачевой Веры «Жизнь и творчество писателя-земляка Боровикова Григория Федоровича». – Пижанка, 2000 г.

Продолжение экспозиции в витринах. Здесь помещена фотография первой учительницы Г. Боровикова Евдокии Ивановны Парахиной и ее воспоминания о будущем писателе: «Среди ребят он выделялся любознательностью, вниманием и аккуратностью. Писал красиво и без ошибок, любил читать книги. Внимательно слушал, его все интересовало. Особенно любил слушать о тропических лесах, говорил: «Вырасту большой и обязательно съезжу».

Став взрослым, он осуществил свою мечту. Будучи корреспондентом, он ездил в различные уголки нашей страны. В середине 1950-х годов Григорию Федоровичу представилась счастливая возможность побывать в разных концах света: в Китае, Северной Африке, Западной Европе. На экспозиции есть ксерокопия фотографии «Г. Боровиков в Греции».

В экспозиции выделен раздел «Писатель и школа». В нем находится фото «Боровиков, 1924 г.»; уникальный снимок «Выпускники школы 2-ой ступени г. Яранска 1924 г.», третий слева во втором ряду Григорий Боровиков; статья Е. Дербеневой «Писатель приехал в родную школу» (Знамя коммунизма. – 1958. – 30 мая); фотографии 1984 года «Г. Ф. Боровиков с преподавателями школы».

Раздел «Встречи с малой родиной» содержит фотографии: «Г. Боровиков на Сретенской земле 1984 г.», «Боровиков с сыном» и др.; письмо библиотекаря Сретенской сельской библиотеки Царегородцевой Галины Николаевны, в котором сообщается о родственниках писателя, живших и живущих на Сретенской земле. И, наконец, снимки, сделанные летом 2005 года сотрудниками Яранской центральной библиотеки: «Здание сельской школы, где учился Г. Боровиков», «Церковь в с. Сретенское», «Двоюродные племянницы Боровикова».

В следующей витрине – вещи, фотографии и книги «Из личного архива Боровикова»: часы с надписью «Участнику ВОВ Г. Ф. Боровикову, 9 мая 1975 г.»; планшет с фамилией Г. Боровиков; юбилейная медаль «20 лет Победы»; удостоверение на медаль «30 лет Победы»; «Членский билет Союза журналистов СССР», выданный 23 декабря 1976 года; уникальное издание книги «В Каспийских джунглях» на польском языке, изданное в 1950 году в Варшаве.

Григорию Федоровичу судьба подарила знакомство с известными писателями: В. В. Маяковским, А. С. Серафимовичем, К. А. Фединым, К. М. Симоновым. Раздел экспозиции «Писательская дружба» – подтверждение тому. В нем фото «Боровиков и Федин», фотокопии писем Федина к Боровикову.

Последний раздел – «Сергей Григорьевич Боровиков – продолжатель дела отца». Как уже говорилось ранее, библиотека ведет переписку с сыном писателя.

Сергей Григорьевич родился 21 февраля 1947 года в г. Саратове, окончил Саратовский государственный университет. Работал в журнале «Волга» корректором, литературным редактором, зав. отделом критики, зав. отделом прозы, с 1984 по 2000 гг. – главным редактором. Сергей Григорьевич пошел по стопам отца, он член Союза писателей, известный литературный критик. В Саратове и Москве вышло 3 книги С. Боровикова об Алексее Толстом. С. Г. Боровиков – автор многих статей и рецензий, посвященных литературе и искусству. В 1975 году в Приволжском книжном издательстве вышла книга С. Боровикова «Сегодня и вчера», а в 1979 году в Москве – «Перекресток традиций». Книга литературно- критических статей «Отзывчивость», вышедшая в Москве в 1981 году была удостоена премии ЦК ВЛКСМ им. Островского. После закрытия журнала «Волга», Сергей Григорьевич работал в журнале «Общественное мнение», а с 2002 по 2005 годы в газете «Новые времена».

Мы сообщили Сергею Григорьевичу о присвоении Яранской центральной районной библиотеке имени Григория Федоровича Боровикова. Сергей Григорьевич благодарит библиотеку за память об отце. В последнем письме он пишет: «Спасибо за добрую весть. Григорий Федорович был бы горд и счастлив».


Литература


  1. Кожинова, Е. Столетний юбилей писателя// Отечество. – 2005. – 18 августа. – С. 2

  2. Письма С. Г. Боровикова, Саратов 2005 год


Малая родина Г. Боровикова.

Детство писателя.


Лежнина Г. Е.


В народе говорят, что местность, где располагается с. Сретенское и окружающие ее селения в далеком прошлом, была лесной. Местность эта была с марийским населением. Но постепенно русские вытеснили марийское население. Но до настоящего времени деревни, расположенные вокруг Сретенского, носят марийские названия: Кугунур, Попеново, Праздничата.

В 2-х километрах от Сретенского расположена д. Белоглазово, где родился будущий писатель. Название этой деревни произошло от того, что первыми жителями этой деревни были беглые каторжники из Глазовской губернии. (Удмуртия, которая входила тогда в состав Вятской губернии). В книге «Ливень» свою деревню он назвал Беглоглазово.

Деревня Белоглазово существовала более 200 лет. Среди деревни протекала река Якунчиха. Дома были расположены по обеим сторонам реки. Дома на одной стороне были в двух местах. Всего в деревне было три группы домов по 4 – 5 домов в каждой. С одной стороны на другую был перекинут деревянный мост.

Деревня принадлежала Сретенскому сельскому приходу. В религиозные праздники в Сретенском устраивали ярмарки, туда сходились все жители окрестных деревень, в т. ч. из Белоглазова. Праздновали Петров день, Федоров день, Сретенье. В селе была небольшая деревянная церковь, но население увеличивалось, и в 1753 году начали строить каменную церковь. До настоящего времени сохранились овраги, где строители брали глину, чтобы сделать кирпич для строительства церкви. А купец Ануфриев купил колокола для церкви (говорят, чтоб замолить свои грехи).

Григорий Федорович Боровиков родился 19 августа 1905 года в д. Белоглазово, Яранского уезда Вятской губернии. Сейчас это Сретенский сельский округ Пижанского района Кировской области. О своей деревне он так написал в книге «Ливень»: «Деревня была маленькая, красивая. Весной у каждого дома буйно цвела черемуха. Некоторые хозяева пытались развести яблони «дички». На окраине деревни рос березняк, куда осенью бегали по грибы».

В семье Боровиковых так же, как и остальных, крестьянских детей рано приучили к труду. «С восьми лет начал помогать отцу в поле: боронил, жал хлеб, околачивал лен». Каждый крестьянин в деревне умел плотничать, класть печь, катать валенки, плести лапти. О сенокосе вспоминает, как о самой веселой из всех деревенских работ.

О семье Григория Федоровича вспоминает Прасковья Ивановна: «Семья Боровиковых была большая два сына и две дочери: Карп, Григорий, Мария, Анна. Так же, как почти все жители деревни, они жили материально трудно. Но, не смотря на трудности, все дети получили образование. Может это из-за того, что отец был начитанным человеком по тому времени. Он был грамотным: умел читать и писать. Семья выписывала газету «Русское слово», журнал «Нива». Его мать очень хорошо пела. Теребят лен, жнут яровые, встречают ли гостей – мать и запоет. У отца была гармонь однорядка, на которой играл по несколько часов кряду, сидя у ворот, чаще всего что-нибудь частушечное. Вообще, в те далекие времена, хотя и жизнь была бедной, в деревнях часто были слышны песни». Мать Григория Федоровича закончила 1 класс. Писала она по-печатному. Прасковья Федоровна вспоминает, что Федор – отец Григория Федоровича – ездил на заработки в город. У отца были два брата Ион и Иван.

В 1912 году Григория отдали учиться в церковно-приходскую школу в Сретенское. Начальная учеба шла успешно. К 11 годам он уже прочитал некоторые произведения Пушкина, Лермонтова, Кольцова. Любил учить стихи Фета, Тютчева, Толстого. У него у самого было желание сочинять стихи.

Бахтина Виталина Григорьевна последняя уехала из д. Белоглазово (сейчас живет в д. Бахтино Сретенского с/о). Она вспоминает: «Колхоз в д. Белоглазово образовался в 1932 году. В деревне была ферма, мельница, конеферма (до 1933 года). Виталина Григорьевна рассказывает, что люди жили плохо, хотя хлеба росло много. Его сдавали государству. В 1937 – 1938 гг. д. Попеново, Шеболово, Белоглазово объединились в один колхоз. В Великую Отечественную войну все мужчины ушли на фронт. Мало кто вернулся. Похоронки приходили почти в каждый дом. После войны хозяйство пришло в упадок. Многие уезжали, хотя в деревне было еще 23 дома. Последний житель уехал из деревни в 1962 году. Это была Виталина Григорьевна.

В заключение, о малой родине писателя я хочу сказать словами Григория Федоровича:

«За свою жизнь я повидал немало красивых мест на земле, переплывал много рек и морей, нагляделся на диковинные деревья и цветы в жарких странах, диких горах, в девственных лесах, в парках, где чуть ли не к каждому дереву приставлен садовник. Мое восхищение было коротким и меня тянуло к неброской русской природе, как влечет к скромной, неприметной в нарядной толпе любимой женщине, которой предан на всю жизнь».


«Здесь начало моей человеческой сути».

(Годы учебы в Яранске)


Лутошкина М. А.


В первой школе знаменитый писатель учился с 1919 по 1924 годы.

Тогда, с установлением Советской власти в жизнь врывались новшества.

«Из мужской и женской гимназий сделали две трудовые школы. Половину гимназистов перевели в женскую гимназию, а половину гимназисток – в мужскую. Преподаватели остались прежними, и учились мы по старым учебникам».

Таким образом, Боровиков учился один год в школе 1 ступени и четыре года в школе 2 ступени (обе они находились в здании теперешней школы № 1).

Он впоследствии вспоминал, что время учебы в гимназии – это было время острого личного восприятия социальных проблем, время огромных материальных трудностей, но все равно те далекие годы до конца своей жизни Григорий Федорович вспоминал с благодарностью.

Вот как он вспоминал о гимназической жизни в книге «Встречи с писателями» (глава « В те далекие годы»):

«В гимназии русскую литературу, или, как тогда говорили, словесность, мы изучали по хрестоматии Саводника. В ней были отрывки из былин, произведений Державина, Пушкина, Лермонтова, Кольцова, Никитина, Тургенева, Л. Толстого, А. Толстого… Это были стихи и отрывки из прозы, главным образом, о природе, о патриотизме, о крестьянском труде».

Гимназическая и вообще общественная жизнь кипела ключом:

«В учебных заведениях устраивались концерты силами учащихся. Обычно, выступал хор, исполняя песни: «Слети к нам, тихий вечер на мирные поля», «Вечерний звон», «Уж я сеяла, сеяла ленок», «Ой, ходила дивчина бережком». Кто играл на скрипке, кто на рояле, читали стихи из хрестоматии – «Василий Шибанов», «Песнь о Вещем Олеге», басни Крылова. Устраивались и спектакли, например, инсценировка по рассказам из «Записок охотника» Тургенева. Почти ежегодно ставилась популярная детская музыкальная комедия «Иванов Павел». Смешная, местами наивная, осторожно высмеивающая учебные порядки, она легко запоминалась благодаря веселому тексту и мелодичной музыки. Повсюду распевались куплеты:

«Павлик, Павлик, занимайся,

Даром время не теряй,

Не ленись, не отвлекайся,

И в носу не ковыряй…


- Надоели мне науки,

Ничего в них не понять,

Просидел насквозь я брюки,

Не в чем выйти погулять».


Боровиков вспоминал, что с реорганизацией школ отменили форму, и учащиеся были очень этим довольны. «Каждый мог ходить в чем угодно, даже в валенках. Преподаватели заменили мундиры френчами, пиджаками и толстовками».

В 1921 году Григорий Боровиков вступил в комсомол. Он являлся первым секретарем комсомольской ячейки в своей школе, а также председателем школьного коллектива. (Тогда введено было самоуправление).

Несмотря на все трудности того смутного времени, «занятия в школе шли своим чередом. В неотопленном здании, не раздеваясь, сидели учащиеся (девушкам разрешалось не снимать головные платки). С бумагой дела были очень плохи. Самодельные тетрадки сшивались из того, что можно было взять из старых учебников (цветные вкладки, чистые с другой стороны листы из конторских книг, исписанные с одной стороны и купленные на толкучке).

«Занятия проходили, как лекции: почти весь урок учитель рассказывал, ученики слушали и записывали, в конце урока задавали вопросы. Старые учебники были изъяты из употребления, новых, советских еще не было».

Страна тогда переживала еще и топливный кризис. Школьники даже сами, своими силами, заготавливали дрова для школы.

В книге «Ливень», содержащей автобиографические сведения, Боровиков вспоминает и о первом пришкольном интернате, тогда его называли «общежитие», а располагалось оно в двухэтажном купеческом доме. В общежитии тоже было самоуправление, выбирали совет во главе со старостой, составляли расписание дежурств и правила внутреннего распорядка. Здесь тоже было все непросто: коек не было, спали на тюфяках, набитых соломой, питались похлебкой из овсяной крупы и льняного масла, иногда картошкой.

С друзьями – комсомольцами Григорий Федорович организовал выпуск рукописного журнала «Молодые побеги». Он вспоминал об этом так: «Кому-то из учеников нашего класса пришла «затея» издать рукописный литературный журнал. Один член редколлегии (у него был хороший почерк) переписывал в журнал стихи, зарисовки, которые мы называли рассказами, другой украшал его рисунками, заставками, концовками. Я же редактировал, организовывал приток материала и сам писал под псевдонимом «Рычаг». В учебнике физики были рисунки, как с помощью рычага можно поднимать тяжести, вот я и сделал это слово псевдонимом». Еще один псевдоним был у него – «Мартынов». Рассказы Боровикова в журнале, по заключению самого писателя, написаны «под Тургенева». Тургенев был «открыт» в школьные годы самостоятельно и остался на всю жизнь в ряду самых любимых, а «Записки охотника» – постоянно перечитываемой, глубоко изученной, заветной книгой.

В те годы в Яранске была создана рота ЧОН (части особого назначения). В рядах этой роты оказался Боровиков. Рота выполняла серьезнейшие задания «в борьбе с самогонщиками и спекулянтами, в изъятии церковных ценностей и хлебных излишков у кулаков». Чоновцам пришлось пройти большую военную подготовку, изучить винтовку и пулемет, узнать, как обращаются с ручными гранатами. Части эти создавались еще и потому, что к Яранску приближался так называемый Восточный фронт, армия Колчака, нужно было быть готовыми к настоящим боям. Чоновцев переводили и на казарменное положение, устраивали для них полевые занятия, большие маршевые переходы во время ночных тревог. При этом надо было не отставать от других учеников в школе, заниматься серьезно спортом, вести разнообразную общественную работу: комсомолец должен успевать везде, быть впереди.

При жизни Григория Федоровича учащиеся первой средней вели переписку с ним. В школьном музее хранится подборка писем Боровикова ребятам. Вот некоторые выдержки из его писем:

  • «…Все, что есть во мне хорошего, началось в школе, в Яранске, в комсомоле. Здесь начало моей человеческой сути».

  • «Родную школу, товарищей по учебе я помню всю жизнь. Школе учителям я благодарен за все, что получил: знания, умение уважать труд, чувство товарищества, и многое другое хорошее. Журнал «Молодые побеги» подтолкнул меня к литературной деятельности».

Спустя годы Боровиков неоднократно навещал родной город. И вот, зайдя в первую школу, он обнаружил, пять номеров этого рукописного журнала, был очень удивлен и взволнован. Журналы вызвали у него ностальгические воспоминания о юности.

Григорий Федорович очень одобрил намерение создать школьный музей. Он знал о том, что в нем есть материалы, посвященные его жизни и творчеству. В своих письмах он предлагал помощь, спрашивал, не выслать ли новых книг для музея.

В школе имеется «раскладушка» «Яранский край – моя основа». Здесь стихи писателя о Яранске, статьи из газет о нем, фотографии, библиографические списки: «Печать о произведениях Боровикова», «Книги Г. Ф. Боровикова».

Литература


  1. В те давние годы: из книги воспоминаний//Знамя коммунизма. – 1980. – № 47, № 48

  2. Молодые побеги: рукописный журнал. – Яранск, 1923 (Воспроизведение 1979)

  3. Никитина, Е. Н. Григорий Боровиков: критико-биографичес-кий очерк. – Саратов, 1984. – 140 с.


Книги Г. Ф. Боровикова для детей


Кожинова Н.

Григорий Федорович Боровиков пришел в литературу как детский писатель. Пришел уже в зрелом возрасте, имея за плечами богатый жизненный опыт. До войны он несколько лет работал в редакциях газет. На фронте служил солдатом-разведчиком, был ранен в боях под Сталинградом. И может быть, поэтому он навсегда привязался к степным приволжским местам.

Свою первую книгу «В Каспийских джунглях» Григорий Федорович пишет, находясь в госпитале после тяжелого ранения в 1943 году. Он находит в себе силы преодолеть боль и страдание. Около года лечения в госпиталях стало для Боровикова временем творческой работы и напряженного труда.

Ежедневно видя кровь, изломанные человеческие судьбы, слыша крики, стоны раненых, Григорий Боровиков пишет исключительно мирную книгу – увлекательные рассказы о флоре и фауне Астраханского государственного заповедника. Возможно, это мечта человека о мирном небе, о мирной земле.

Заповедная дельта живет насыщенной сложной жизнью. Тысячи ее обитателей – растения, животные, птицы, рыбы, насекомые – это клеточки могучего единого организма природы. Богатства дельты уникальны. Около трехсот видов птиц обитает в Прикаспии. Описывая птиц, автор восхищается этими удивительными созданиями природы. Перья белой цапли «имеют блеск шелка и сверкают белизной. Они настолько нежны, что шевелятся даже от дыхания». Рыб, которые водятся в дельте Волги, Г. Ф. Боровиков называет «живым золотом». Любовь к природе, умение найти живую деталь, передать ее через образное детское восприятие – всем этим книга привлекла большое внимание. Ее издали в Москве. Потом книга «В Каспийских джунглях» была переиздана 8 раз, не только в нашей стране, но и за рубежом.

Вскоре после этого вышли новые книги для детей. Они написаны для младшего возраста.

Книга «Родник» состоит из небольших рассказов. И хотя написана она 50 с лишним лет назад, темы и идеи ее значимы и современны. Прочитав книгу, я поняла, что рассказы Боровикова очень поучительные. Они о взаимоотношениях человека с природой. Об очень серьезных вещах автор говорит просто и доступно. Например, я узнала, как в лесу появился родник. Много людей трудились над его созданием. Сначала охотник, увидев сырую и влажную землю, стал рыть ее суком, «…вырыл ямку… из дна ямки медленно сочилась вода». Охотник напился и отправился дальше. Потом на тропинке появился прохожий. Увидел родник и решил его углубить. Ямка в роднике стала шире, и вода полилась по дну оврага. Потом на родничок наткнулись пионеры. Они «обложили края родника камнями, чтобы земля не осыпалась. Так с тех пор и ведется – кто пройдет мимо родника, так что-нибудь сделает: то камни подправит, то сток прочистит». Родник живет и все больше у него друзей.

Боровиков учит детей быть добрыми по отношению к природе. Оказывается, что доброта, проявленная человеком к животному, вызывает в нем понимание и ответное движение. Об этом рассказ «Наводнение». Объездчик Степан и его жена слышат ночью стук в сенях и утром на приступках лестницы видят двух кабанов. «Вот невиданное дело, – подумал Степан, – кабаны на человеческое жилье ступили». «Он вернулся домой, вынес картофельных кожурок, высыпал на приступки. Кабаны стали есть, доверчиво, как домашние животные. Потом, когда у Степана возникает необходимость дойти до погреба, кабаны сходят с приступок и стоят неподвижно. Кабаны – звери недоверчивые и гораздо более опасные, чем волки и медведи, – не трогают пожалевшего и накормившего их человека. Вода начала спадать, и следом за ней ушли спасшиеся кабаны. Степан придумал, как обезопасить животных в весеннее половодье – стал делать возвышения из прутьев и земли. Его примеру последовали другие объездчики, и кабаны во время наводнения стали спасаться на этих возвышениях. Г. Ф. Боровиков подчеркивает, что у человека есть обязанности перед своими меньшими братьями, в данном случае перед кабанами.

Судьба каждого живого существа очень интересна. Часто она драматична и сложна, как судьба человека. Об этом рассказ «Живучка». В нем судьба тополя. Рос он на городском дворе. Прежде чем асфальтировать двор, тополь спилили, но «следующей весной, на том месте, где когда-то рос тополь, асфальт стал вздуваться, как пузырь». Потом из лопнувшего пузыря показались зеленые листочки. Сначала листочки метлой оборвал дворник, подметавший двор. Листочки снова проклюнулись. Недели через три на том месте уже стоял тополек, правда, совсем еще хрупкий. «По двору проезжал велосипедист, наехал на тополь и сломал его». Он опять стал понемногу выпрямляться. И выпрямился. Но беды еще не миновали. Когда тополь был уже молодым деревцем, его раздавила машина. Тополь долго болел, все думали, что ему уже не подняться. Но постепенно он пустил новые листочки. «Надо огородить», – решили окружающие. «Обмазали поврежденные места тополя глиной и завязали тряпками, как бинтами, сняли возле деревца асфальт и поставили крепкую загородку. По вечерам поливали водой, и тополь начал расти, да так быстро, что кто-то прозвал тополь живучкой».

Следующая книга для детей «Вода пришла» о строительстве плотины в колхозе. Все происходящее показано глазами мальчишек Пети и Гены. Они с удовольствием наблюдают, как их отцы строят в широкой балке плотину. Весной здесь образовался огромный пруд. «Петя не мог наглядеться на пруд. Вода переливалась и дышала, словно живая. На берегу пруда были выкопаны ямки. В них стали опускать саженцы и засыпать землей. Работали взрослые и школьники». Потом пруд заполнили рыбными мальками, привезенными на самолете. «Петя очень удивился, что рыба крохотная. Она вырастет, – объяснил отец. – Ты вот маленький, а вырастешь с меня». Ребята не только видят, что делают их родители, но и сами принимают посильное участие в делах взрослых. Тем самым познают окружающий их мир.

Герой книги «Сережкино лето» тринадцатилетний мальчик в каникулы отправляется вниз по Волге с экспедицией рыбоводной станции. «Сережа был любознательным мальчиком. Поэтому он и попал в экспедицию». «Все началось с экскурсии на рыбную станцию, на которой занимаются изучением рыб». Сергей записался в кружок юных натуралистов при станции. «Раз в неделю он ходил на станцию и старательнее других помогал руководителю кружка, первый лез во всякое дело, больше всех задавал вопросов. Вскоре его избрали старостой кружка. И никто не удивился, когда Виктор Ильич именно его взял с собой в экспедицию». Сергей очень гордился тем, что он член экспедиции. Пусть экспедиция невелика – ученый-ихтиолог Виктор Ильич, лаборантка Тося и моторист Семен Иванович. Научная работа предстает черновой стороной: по жаре плывет лодка, нужно грести и периодически записывать в тетрадку: «Глубина 10 – 12 метров…Выловлено 87 икринок…Мальков ноль…» И первоначально мальчику здесь скучновато, но постепенно Сережа увлекается работой.

Сережа продолжал интересоваться рыбой. «За время путешествия он перевидал ее столько, сколько не видел за все свои тринадцать лет». «Как можно не восхищаться серебристо-белой, с круглыми глазами в красных ободках, белорыбицей, воспетой в сказках, в стихах и прозе! Кто бы ни удивился, увидев в неводе толстую и длинную белугу весом около тонны, начиненную двумя сотнями килограммов икры?! А серо-полосатые судаки, бронзово-золотистые сазаны!.. или широкие, как лопата лещи. Есть еще минога, похожая на змею, без костей, с семью дыхательными дырочками вместо жабр… Более ста пород рыб населяют Волгу. Многие тысячи лет трудилась природа над тем, чтобы каждая порода имела свою форму, свой цвет, помогающие жить, чтобы каждая рыба в свой срок и в своем месте метала икру».

Многому научился Сергей Столбов в экспедиции. Он побывал на охоте, стрелял уток. Научился готовить заливное и другим кулинарным премудростям. Путешествуя с экспедицией по Волге, Сергей Столбов узнает о природе родного края куда больше, чем на уроках ботаники и биологии.

Главным испытанием для Сережи становится самое его трудное приключение. Увлекшись неожиданной встречей с лосихой и лосятами, Сережа потерял товарищей и остался в лесу один.

Свои познания он использует на практике. Заблудившись, он не растерялся, как многие его сверстники, а стал искать выход из создавшейся ситуации. Ему пришлось проходить по лесу двое суток. Сережа выдерживает испытание с честью, обнаруживая изрядный запас скрытых возможностей, знаний и сил, о которых он сам вряд ли подозревал. Застигнутый в пути ночью, он со знанием дела строит шалашик для ночлега. Встретив случайно охотника, не бросается к нему как к неожиданному спасителю. Выйдя на пасеку, он расспрашивает, как пробраться к озеру. Сережа сумел сам отыскать стоянку экспедиции, и это, пожалуй, главный итог необычного Сережкиного лета. Из него вырастет мужественный, любознательный и умелый человек.

Книги Боровикова для детей насыщены интересными сведениями о жизни природы, о ее чудесах, тайнах и загадках, о богатствах и кладах, скрытых от равнодушного взгляда праздного прохожего, туриста, и открывающихся пытливому исследователю, путешественнику.

О серьезных вещах писатель говорит просто и доступно для детей. Его книги учат любить природу, заботятся о ее сохранении. Расширяют детский кругозор. Эпизоды жизни животных у Боровикова складываются в микроэнциклопедию, погружающую нас в особый мир.

Литература


  1. Боровиков, Г. Вода пришла: рассказы. – Саратов: Облгиз, 1951. – 56 с.

  2. Боровиков, Г. Родник: рассказы. – М.: Детгиз, 1949. – 29 с.

  3. Боровиков, Г. Сережкино лето: повесть. – Саратов: Обл. кн. изд-во, 1955. – 128 с.

  4. Никитина, Е. Григорий Боровиков. – Саратов: Приволж. кн. изд – во, 1984. – 144 с.

Григорий Федорович Боровиков и поэзия


Шишмакова Т. Л.


В годы ранней юности у Григория Федоровича пробудился интерес к поэзии. Его двоюродный брат Иван писал стихи, печатался в газетах. «Может быть, под его влиянием в ту пору ранней юности я начал писать стихи... Это неизлечимо заразило меня литературой», – писал Григорий Федорович. Однако, когда в Яранской уездной газете «Крестьянин-коммунист» были напечатаны его первые стихи, это событие ошеломило робкого дебютанта. «Увидев свою фамилию в газете, я так застыдился, что всем знакомым, поздравлявшим меня, говорил, что это не я написал стихи, а кто-то другой, мой однофамилец». Автору новичку к тому времени исполнилось 16 лет.

К окончанию школы в 1924 году у Григория Боровикова сложилось твердое намерение серьезно продолжить образование, поступить в университет… Деньги, которым его снабдили родители, кончились так быстро, что жить до вступительных экзаменов было не на что. Пришлось искать заработок. Решил податься на Волгу, в Казань.

В Казани, несмотря на всякие житейские неурядицы, бытовую неустроенность; началось профессиональное становление Боровикова. Он вошел в литературную среду газетчиков, журналистов, начал сам систематически печататься. При газете «Красная Татария» были организованы «Литературные пятницы», которые проводились каждую неделю. Читались стихи, рассказы, обсуждения были откровенные, иногда переходившие в спор. Обычно на собраниях присутствовал кто-нибудь из сотрудников редакции, и одобренные стихи и рассказы сразу брал для публикации. Сохранилась афиша 1928 года, сообщающая о вечере поэтов и писателей при газете «Красная Татария», где Григорий Федорович представлен как поэт. В газете и ее «Еженедельнике» печатались его стихотворения «Ненастье», «Бабье лето» и др. Печатали молодого поэта и столичные журналы, более того, у него наладилась связь с московскими организациями и журналами. «Еще до ухода на военную службу я был принят в Общество крестьянских писателей, но так как в Казани членом этого общества был я один, то состоял на учете в Московской организации», – вспоминал Боровиков. Из Ульяновска, где служил, он посылает стихотворения в журнал «Экран», где печатается стихотворение «Первый снег». В «Крестьянском журнале» было напечатано стихотворение «Часовой».

В его стихах – искреннее стремление выразить свое настроение, то, что его больше всего волнует; также можно заприметить наблюдательность, умение слушать, эмоционально воспринять и громкий стук, и тихий шорох.


«Промчится шорох быстрой тенью,

Затихнет отдаленный стук,

Лишь будет дробное гуденье

В суставах балок на мосту».


Вскоре Григорий Федорович понимает, что настоящего поэта из него не выйдет и перестает писать: «К двадцать третьему году своей жизни я то ли повзрослел, то ли научился отличать хорошую литературу от плохой, но уже без колебаний понял, что поэта из меня не получится и бросил писать стихи…».

В зрелом возрасте Григорий Федорович, нарушив собственный профессиональный запрет «не писать больше стихов», вернулся к увлечению своей молодости, опубликовав в «Советской России» цикл стихотворений «Светлая радость». Там есть строки, выражающие главную суть всего поэтического мировосприятия Боровикова.


«Ты по земле хозяином идешь,

Твой взор ласкает хлебные поля.

Тебя то ветер освежит, то дождь,

то тропки и дороги пропылят.

И если это испытать пришлось,

не говори, что счастье не сбылось.

На землю солнце льет тепло и свет,

и в синем небе тают облака,

и, как зовущий дружеский привет,

блеснула в ивняках прохладная река

И если смыть усталость в ней пришлось,

не говори, что счастье не сбылось».


Григорий Федорович Боровиков всю сознательную жизнь прожил вдали от Яранска, но свою малую родину он не забывал.

Вот одно из стихов о родном крае.

«Незабытые следы»


Опять открылась предо мною

Реки стеклянная лука.

Опять, над вятской стороною

Плывут рябые облака.

Водитель держится по-братски,

Легко грузовичек ведет

И, сильно окая по-вятски,

Про очи девичьи поет.

Шумят, пылят, пылят дороги –

Под косогор, под изволок,

И, как девчонки недотроги,

Бегут березки в дальний лог.

Здесь я родился на соломе,

Открыл глаза на белый свет,

И в жизнь вводил меня сурово

Неграмотный, дремучий дед.

Здесь полюбил я рек кипенье

Родной земли неяркий лик

Над полем жаворонка пенье

Во ржи перепелиный крик.

Зимой на ледяных салазках

Летел стрелою под крутик

От бабки научился сказкам

И русский выучил язык.

Отсюда – все мои начала,

Отсюда – все мои пути,

И до последнего причала,

Иных начал мне не найти».


Мне еще очень нравится стихотворение Григория Федоровича, написанное им к 400-летию г. Яранска «Цвети и славься на века». И этим стихотворением я закончу свое выступление:


«Средь многих тысяч городов

Ты, может быть, совсем не знатен.

Но мне и через сто годов

Ты будешь дорог и приятен.


Мне любы в облике твоем

И старина, и обновленье.

Идешь ты на крутой подъем,

Вступаешь в бурное цветенье.


Люблю березник белоствольный

И лес с Пестовскою поляной.

Где в непогоду ветер вольный

Шумит, буянит, точно пьяный.


Как хороши в закатный час

За луговой зеленой гранью

Полей задумчивый окрас

И сад над тихою Яранью!

Здесь в юности далекой, дивной,

С друзьями часто я встречался,

Стихи писал, порой наивно

В уездных барышень влюблялся.


Яранск, ты другом мне явился

И ввел в горячий жизни круг.

Здесь в комсомоле я учился

Распознавать, кто враг, кто друг.


Нас в седлах чоновских качало.

Нередко враг нам целил в грудь,

Отсюда все мои начала

И первый шаг в далекий путь.


Шуми, Яранск, в делах кипучих

Как полноводная река,

Стремись в полет все выше, круче,

Цвети и славься на века!


Литература


  1. Григорий Боровиков//Знамя коммунизма. – 1987. – 7 ноября. – № 133

  2. Боровиков, Г. Ответы на вопросы читателей центральной районной библиотеки на встрече 22 августа 1984 года//Протоколы занятий клуба «Тропинка»

  3. Никитина, Е. П. Григорий Боровиков: критико-биографичес-кий очерк. – Саратов, 1984. – 140 с.


«Память о войне – жестокая память»


Тресцова Е. В.


Жизнь Г. Ф. Боровикова вместила в себя целую эпоху: яркую, захватывающую по интенсивности и кульминации исторических событий. Тот, кто знает о войне не понаслышке, кто своими кровью и потом полил родную землю, знает цену жизни.

Пройти войну – еще полдела, надо остаться человеком, а если ты писатель – кузнец человеческих душ, творец красоты и правдивости слова, то это вдвойне тяжелее и ответственнее. Но обо всем по порядку.

Послужной довоенный список Г. Ф. Боровикова – солидный, основательный, позволяющий говорить об овладении военной профессией, серьезной кадровой подготовке. Части особого назначения – ЧОН – в Яранске, затем Ульяновская Краснознаменная пехотная школа и, наконец, должность командира роты. Однако, к началу Великой Отечественной войны в силу сложившихся обстоятельств, Григорий Федорович будет разжалован в рядовые. В разгар боев в Сталинграде ему предложат переаттестацию и офицерское звание, но Боровиков сознательно остается рядовым солдатом. Прежняя армейская выучка, конечно, сослужит свою службу, хотя то, что пришлось испытать на поле боя в Сталинграде, невозможно было представить во время самых тяжелых довоенных маневров.

Война настигла Г. Ф. Боровикова на «студенческой скамье, слушателем заочного отделения Литературного института имени Горького, куда привело его упрямое желание учиться, пусть и далеко перевалив за третий десяток. Григорий Федорович тут же возвращается в Саратов и спешит на свой призывной пункт».

На первых порах он оказался, как нестроевик, в трудовой армии и был отправлен в Челябинск, где шла реконструкция эвакуированного из Москвы крупного завода. Там он был шесть месяцев. После чего саратовским областным военкоматом его уже призвали в действующую армию рядовым, зачислили разведчиком в стрелковый полк. В августе 1942 года 18 суток полк пешим строем двигался на Сталинградский фронт. Уже в пути полк нес потери. С ходу заняли окопы и приняли первый бой. Начались разведки по ночам. Но самым мучительным для бойцов была жажда. Григорий Федорович, рассказывал о Сталинградских днях и ночах, связанных с добыванием воды: «целый батальон погиб за два дня, отбивая у немцев пруд, который потом быстро вычерпали».

Два месяца тяжелых боев без сна и отдыха. Тяжелое ранение осколком в левую ногу, скитание по госпиталям. В одном из госпиталей его нашла жена Мария Эдуардовна и повезла домой обессилевшего, беспомощного, на костылях мужа из Рязани в Саратов. Пять дней с невероятным трудом добирались они до саратовского госпиталя, где закончилась война для Григория Федоровича. Каждый день, нарушая все запреты и предписания, пробирался к нему в палату сынишка. Для него берег отец ту небольшую норму сахара, которую выдавали раненым. Об этом времени Боровиков вспоминал так: «О чем только не передумано было за долгие дни и бессонные ночи! О чем только не вспоминалось! Каких только желаний не рождалось на будущее! Однажды мне вспомнились мои поездки в дельту Волги и на Каспий». На госпитальной койке, уходя от изнуряющих душу и тело страданий, он пишет радостную, солнечную книгу о богатствах и красоте заповедной дельты Волги – Каспийских джунглях.

Пережитое на войне Григорий Федорович отодвинул до поры до времени, слишком тяжелы были воспоминания, больно было возвращаться в те страшные дни обороны Сталинграда. Память о войне – жестокая память. В статье «Зари молодежные» от 5 сентября 1981 года Боровиков объяснил: «Я никогда не писал о войне, потому что воспринимаю ее как что-то противоестественное для человека, страшное и грязное. Но я не могу выкинуть из памяти слезы матерей и вдов, толпы сирот, лишившихся кормильцев в годы первой мировой. Помню я и гражданскую, в конце которой мне, шестнадцатилетнему мальчишке, пришлось взять в руки винтовку как комсомольцу – бойцу ЧОНа. Все войны, которые выпали на долю моего поколения, были вынужденными для нас. Советское государство ни на кого не нападало, оно защищалось. Так было в 1941 году».

К осмыслению пережитого военного прошлого Г. Ф. Боровиков подошел не сразу, автобиографический элемент появился в его творчестве гораздо позже – в 1960 – 1970-е годы. Как таковых военных сюжетов Боровиков не разрабатывал. Вместе с тем он не предавал забвению самого события, вошедшего огненной полосой в жизнь каждого его современника. Война нарушила семьи, покалечила психику, отобрала надежду на счастье – все эти нюансы человеческих судеб нашли отражение в рассказах Г. Ф. Боровикова.

Вот рассказ 1960-х годов «Бессмертники» из сборника «Листопад», вышедшего в Саратове в 1970 году. Личные переживания автора здесь выходят на последний план. Букет скромных бессмертников на столе неожиданно выхватывает из памяти фронтовой эпизод. Такие же притягательные цветы с ярко-розовыми жесткими лепестками он увидел в стволе карабина девушки-связистки, бывшей у него под началом. Особенно рассердило сержанта, что восемнадцатилетняя необстрелянная девчонка не понимала, что личное оружие всегда должно быть готово к бою, что в любой момент можно оказаться лицом к лицу с врагом. «Они красивые, – только и сказала в свое оправдание девчонка. Естественно, цветы были смяты и растоптаны командиром. Но как же ему по прошествии многих лет жаль эти милые цветы и девушку-связистку, сгинувшую в военной круговерти. «Что бы с ней ни было, до конца дней своих не забуду безгрешные глаза в синих ресницах и степные цветы, растоптанные мной», – такими словами автор завершает свой рассказ.

В 1984 году на встрече с читателями, проходившей в стенах нашей библиотеки, Г. Ф. Боровиков выделил 2 рассказа, где особенно ярко перекликается мирное и военное время: «Курган» 1972 – 1974 гг. и «Две встречи». Еще говорил Григорий Федорович о повести, которую вот-вот закончит, посвященную военному лихолетью. Но что это за повесть, так мы и не узнали.

В рассказе «Курган» ветеран Сталинградской битвы ведет своего сына по местам кровопролитных боев, «ведет без дорог и тропинок». Вглядываясь в рельеф Грачевой балки, он хочет найти свой окоп. Изуродована земля, принявшая в себе много жизней. Одинокий разросшийся дуб, рядом с которым похоронен товарищ, соленая мутная вода в балке, из-за которой «головы клали», хранят память о народной трагедии. Вначале 17-летний сын с иронией воспринимает стремление отца пройти по местам боевой молодости:

– Ты, отец, пережил свой век. Не физически, а морально. Сейчас не ваше время, – говорит сын. Обидно это слышать отцу:

– Правда, но это наша заслуга. Мы своей кровью дали вам возможность учиться.

Обидно это слышать отцу. И вот отец и сын на кургане с тишиной братских могил, местом вечного упокоения семи тысяч двухсот погибших. «Над курганом небесная голубизна и тишина. Птицы поют в молодой роще, посаженной на склонах. Ярко горит зелень газонов, и брызгами крови пылают цветы». Природа для Г. Ф. Боровикова – соучастница дел человеческих, носительница памяти исторической. Невозможно остаться равнодушным на этом кургане, где все пронизано страшной памятью.

– Жутко все это, отец!

– Конечно. – Соглашается отец. – Не верь тому, кто скажет, что храбрый смерти не боится. Все ее боятся, но некоторые презирают.

Нелегкое это дело встреча с прошлым. Чувствуется, что рассказ выстрадан самим писателем, который «помнит каждую морщинку на земле, каждый бугорок, хранивший от смерти. Помнит каждый час каждого дня. А дней было немало…».

На той давней встрече в литературном клубе центральной библиотеки Боровиков не назвал свой рассказ «В тайге». А, между прочим, это довольно сильная литературная работа и затрагивает такую тему, на которую в прошлом бывшие фронтовики не любили распространяться в печати. Поверни немного не так рассказ, скажи не те слова – и вызвали бы Григория Федоровича на разборки в партийные органы. А речь идет о двух солдатах-товарищах по оружию, которые спят в одной землянке и едят из одного котелка. На передовой нервы одного из них не выдерживают и, чтобы остаться в живых, предлагает другому «стрельнуть друг дружку», т. е. совершить так называемый самострел. Дико это слышать другому солдату, он считает, что это подло и преступно и не соглашается с товарищем. А потом, когда тот все-таки получает ранение в ногу, доносит на него командиру, хотя знает, что за такой проступок будет военный трибунал и даже расстрел. А самострел возьми да и уцелей в горниле войны, пройдя суд и штрафной батальон, где кровью смыл к себе подозрение. И надо же было такому случиться, что бывшие товарищи, ставшие врагами, случайно встретились в тайге, в лесной сторожке после войны.

Нет, никакого зла тот, кого назвали самострелом, на своего доносчика не держит. Более того, он понял свою ошибку: «Хлебнул я горького, но винить некого, кроме себя». Боровиков исследует процесс нравственного созревания личности, в этом сюжете он подвергает испытанию способность человека предъявить себе высокие требования вопреки трезвому расчету, выгоде, самолюбию.

И последний рассказ «Две встречи» тоже написан в той же свойственной для писателя манере состыковки мирного и военного времени. Две встречи русского солдата и пленного немца во время войны и уже после нее – случайны, неожиданны, но и судьбоносны. Когда-то русский Захар защитил раненого немца от расправы, размышляя так, что «в бою не щади, а взял в плен – будь с ним человеком». Не забыл своего спасителя этот немец, который после плена «благополучно вернулся на родину, женился, имеет сына и дочь». И вот встреча на русской земле в мирное время, когда делегация немцев прибыла на завод. Беседуют друг с другом два больших врага, вспоминают былое и думает Захар: «Никак не доберусь до твоего сердца, не выверну наизнанку». Шутит, смеется немец, радуется тому, что остался жив, а сердца-то в нем нет, да и было ли оно в тех, кто захватчиками пришли на нашу землю. «С оружием-то не смогли в Москве побывать, а теперь приехали. Добро пожаловать! Ходите, смотрите! Может, поймете, за что мы дрались, ради чего умирали», – говорит Захар.

Только четыре рассказа посвятил Григорий Федорович теме войны, все-таки больше склоняясь к описанию лирико-психологических взаимоотношений между людьми. Автор так надеялся, что после такой беды, как война, люди будут счастливы, будут любить родину так же, как он.

Писатель делает доверительные признания, очень значительные, основополагающие: «…Что бы со мной не случилось, какие бы беды не свалились на меня, стоили мне только подумать, что у меня есть родина, где я могу ходить по лесам и полям, плавать по рекам, жить, где захочу, так душа моя становилась на место… Видеть под высоким небом родную землю и чувствовать ее уют – это одно уже приносит счастье и делает осмысленным течение каждой твоей минуты…».


Литература


  1. Боровиков, Г. Ф. Избранные произведения: В 2 т. /Григорий Боровиков; (вступ. ст. Е. Никитина). – Саратов: Приволж. кн. изд-во, 1989 Т. 1: Рассказы. – 432 с. Т. 2: Ливень: роман. – 432 с.

  2. Боровиков, Г. Ф. Листопад: повести и рассказы. – Саратов: Приволж. кн. изд-во, 1970. – 184 с.

  3. Никитина, Е. Григорий Боровиков. – Саратов: Приволж. кн. изд-во, 1984. – 143 с.

  4. Боровиков, Г. Ответы на вопросы читателей центральной районной библиотеки на встрече 22 августа 1984 года //Протоколы занятий клуба «Тропинка»


^ Встречи, которые не забудутся.

(Рассказывают очевидцы)


Селезнева В. Н.

С Григорием Федоровичем Боровиковым встречалась во время его поездок на родную вятскую землю. Видела писателя в 1953, 1958, 1966 годах в стенах средней школы № 1. Встречи с Григорием Федоровичем проходили очень интересно.

Особенно запомнилась первая встреча с писателем в 1953 году, когда после встречи в актовом зале, педагогический коллектив школы вместе с гостем на грузовике отправился на природу. С собой был взят большой самовар. Все приехавшие уселись около него, пили чай, непринужденно беседуя о литературе. А потом все, как дети играли в мяч, и Григорий Федорович вместе с нами. Обратно, в город приехали поздно. Машина остановилась на улице свободы, и Григорий Федорович пошел к своей первой учительнице Парахиной Евдокии Ивановне. О ней он хранил добрую память и, приезжая в Яранск, всегда у нее останавливался. После смерти Е. И. Парахиной, посещая наш город, Григорий Федорович обычно ночевал у М. И. Кутюкова, краеведа, редактора газеты «Знамя коммунизма». С ним Боровиков поддерживал дружеские отношения.


Лежнина Г. Е.


Григорий Федорович скучал по родным местам. В 1966 году он приехал за далекие километры из Саратова в д. Белоглазово Сретенского сельского округа, где прошло его детство. Самой деревни нет. На том месте, где она стояла буйно растет березняк. Под напором ветра шумят тополя. Только все также торопливо течет речка Якунчиха. На ее берегах сохранилась рощица. Полвека тому назад здесь будущий писатель бегал собирать грибы, в речке ловил вьюнов и пескарей. Село Сретенское во многом изменилось, но здесь все знакомое, родное.

Н. Позмогов вспоминает: «Григорий Федорович зашел в школу и сразу же почувствовал себя мальчишкой в лаптях, в домотканой одежде, с холщевой сумкой через плечо. В классе нашел то место, где, когда-то сидел и заучивал стихи: «Травка зеленеет, солнышко блестит». В тот день народу собралось в Сретенском много, как-то без объявления наполнился клуб. Люди собрались, чтобы встретиться с писателем-земляком. Состоялась беседа. Он рассказывал о творчестве, о заграничных поездках, отвечал на вопросы».

Переписка с Г. Ф. Боровиковым продолжалась с 1982 по 1992 годы. Григорий Федорович собирал книги с автографами писателей и присылал их в Сретенскую библиотеку. В августе 1983 года в сельскую библиотеку пришло письмо из Саратова от Боровикова. Он написал, что выслал в библиотеку 5 книг с автографами авторов. Вот выдержка из письма: «Уверен, что ни одна сельская библиотека не имеет столько книг с автографами, как Сретенская».

В другом письме он написал: «Я буду продолжать собирать книги с автографами писателей для Сретенской библиотеки. А вы берегите их. Это – ценность, думаю, что в Кировской области нет другой сельской библиотеки, располагающей таким количеством книг с автографами писателей».

В памяти живы воспоминания о последней встрече с Г. Ф. Боровикова 24 августа 1984 года. Григорий Федорович приезжал вместе с сыном Сергеем Григорьевичем. Г. Боровиков внимательно отнесся к своим землякам, интересовался тем, какие изменения произошли на малой родине с момента его последнего приезда, спрашивал о своих друзьях детства, о том, как в дальнейшем сложилась их судьба. Был прост в общении. Это был последний поклон писателя родной вятской земле».


^ Авторы сборника


Кожинова Елена Валентиновна – главный библиограф МУК «Яранская центральная районная библиотека им. Г. Ф. Бо-ровикова».

Кожинова Наталия Валерьевна – учащаяся 5 класса средней школы №3 г. Яранска.

Лежнина Галина Ефимовна, заведующая Павловской сельской библиотекой Пижанской ЦБС.

Лутошкина Марина Аркадьевна – заведующая библиотекой средней школы №1.

Селезнева Валентина Николаевна – учитель-ветеран.

Созонова Галина Васильевна – директор МУК «Яранская центральная районная библиотека им. Г. Ф. Боровикова».

Тресцова Елена Викторовна – главный библиотекарь МУК «Яранская центральная районная библиотека им. Г. Ф. Бо-ровикова».

Шишмакова Татьяна Леонидовна – библиотекарь ГОУ ПУ-40.


Содержание


Введение……………………………………………………………..


3

Созонова Г. В. Яранская центральная районная библиотека имени Г. Ф. Боровикова……………………………………………


4

Кожинова Е. В. «Судьба писательская»: Открытие экспозиции…………………………………………………………..


5

Лежнина Г. Е. Малая родина Г. Боровикова. Детство писателя……………………………………………………………..


8

Лутошкина М. А. «Здесь начало моей человеческой сути». (Годы учебы в Яранске)……………………………………………


10

Кожинова Н. Книги Г. Ф. Боровикова для детей………………..

14

Шишмакова Т. Л. Григорий Федорович Боровиков и поэзия…

19

Тресцова Е. В. «Память о войне – жестокая память»…………...

22

Селезнева В. Н., Лежнина Г. Е. «Встречи, которые не забудутся». (Рассказывают очевидцы)……………………………



28

Авторы сборника………………………………………………….

30



Компьютерный набор Яранской центральной районной библиотеки

612260 г. Яранск, Кировская обл., ул. К. Маркса, д. 27

Тел. (83367) 2-18-53, Тираж 50 экз. X – 2005




Скачать 347,65 Kb.
оставить комментарий
Дата17.10.2011
Размер347,65 Kb.
ТипПрограмма, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх