«загадочный» icon

«загадочный»


Смотрите также:
Программа факультативного курса «Загадочный мир растений» (5 класс)...
Тема пояснения...
Итоги II республиканского конкурса школьных сочинений «Этот загадочный Восток…» 8 класс...
Итоги I республиканского конкурса школьных сочинений «Этот загадочный Восток…» 7-8 классы...
Исследовательская работа...
«Восток»
Восточный факультет положение...
Название: Остров Безымянных Богов...
Темы сочинений первого тура республиканской олимпиады по русскому языку и литературе: 8 класс...
Книга «Загадочный Волжский»...
Мук «Централизованная библиотечная система»...
Книга Одиночества...



Загрузка...
скачать
Сказка «До третьих петухов» - своего рода синтез размышлений Шукшина о нравственно-социальных традициях русского крестьянства, о том, кто же он все-таки такой, этот «загадочный» русский «деревенский человек», неизменно порождавший вокруг себя столько самых серьезных и самых разнообразных споров, откуда он пришел и куда идет? Эти вопросы звучат уже в зачине сказки, в котором известнейшие персонажи классической русской литературы заводят между собой спор о том, достоин ли Иван-дурак находиться в их обществе, то есть, иначе говоря, можно ли его считать достаточно реальным явлением русской общественно-исторической жизни и, отсюда, персонажем, достойным внимания литературы. Таким, скажем, какими были в свое время Онегин и Обломов, Бедная Лиза и Акакий Акакиевич, герои Толстого, Тургенева, Чехова.

В итоге бурных дебатов эти «законные» литературные персонажи приходят к выводу, что Иван - фигура сомнительная, никаких гражданских прав в литературе не имеющая, и что он должен принести «справку, что он умный». Сочувствуют Ивану лишь двое его фольклорных собратьев - Илья Муромец да донской Атаман. Зато особую нетерпимость проявляет Бедная Лиза, героиня известной повести Карамзина, и обстоятельство это Шукшин считает особенно показательным. Ибо очевидная псевдонародность этой герои-пи дает ему превосходную возможность связать с нею особо ненавистный ему тип отношения к деревенскому человеку, к его действительной, а не жизни. Тип этот - тупое высокомерие мещанина, чаще всего вчерашнего деревенского выходца, который, нахватавшись в городе (или даже у себя в деревне) всевозможных культурных обносков, счел это вполне достаточным, чтобы ощутить свое превосходство над «серым» деревенским человеком (в дальнейшем Шукшин не забудет отметить одну весьма тонкую и выразительную деталь: Бедная Лиза оказывается вполне «симметричной» тупому самодуру Змею Гормнычу, который считает ее идеалом).

И вот Иван отправляется за тридевять земель - до бывать злополучную «справку». Много разных врагов встречает он на своем пути, во многие трудные положения попадает. Себялюбивое и алчное мещанство, тупой бюрократизм п чиновное самодурство, скучающее тунеядство и высокомерный снобизм, хитрость, коварство, социальная демагогия - среди всего этого Ивану предстоит уцелеть, не оступиться по простодушию или по доверчивости. Эту «многофигурную» картину характеров и нравов Шукшин пишет вдохновенно и дерзко, с шпротой и непринужденностью импровизатора. Он то улыбчив и добродушно-насмешлив, то негодугоще-саркастичен и суров, то печально-задумчив и тпх. Всплески карнавального лицедейства сменяются мягким сочувственным юмором, пылкая искрометная сатира - грустной, умудренно-горькой улыбкой…

Как и положено сказочному герою, шукшинский Иван побеждает всех врагов: Побеждены Баба-Яга и се коварная дочка, летят одна за другой глупые головы Змея Горыныча, посрамлен Мудрец. Даже всесильные, по-видимому, черти - и те принуждены считаться с Иваном, понимая, что, наверно, и до них он когда-нибудь доберется.

И все же сказка звучит не так уж весело. Живет в ней какая-то приглушенно-грустная интонация, какое-то смутное ощущение незавершенности, неполноты победы. Откуда же оно, это ощущение?

Тут можно вспомнить печальную участь монастыря, взятого чертями, горестную исповедь Медведя, многие упижения, которым подвергают Ивана то Змей Горыныч, то Изящный черт, то Мудрец. Да и та явная растерянность всех героев сказки, которые не знают, что делать с добытой Иваном чудо-печатью, тоже наводит на невеселые мысли.

Но дело все же не в этом, а в том прежде всего, что и сам Ргван испытывает от своих побед не столько радость, сколько глубокое чувство вины. Потому что по крайней мере в половине тех бед, что выпадают на долю Ивана, виноват он сам, его нравственная беспечность, граничащая подчас с безответственностью. С этой стороны и уязвим более всего «деревенский человек». И именно па пей строят свои расчеты наиболее искусные ил его пптнподов. Например - черти.

Черти взяли монастырь, и вот какое «обоснование» получает этот факт у одного из чертей в разговоре с Мудрецом:

  • «Мудрец остановился перед посетителями, Иваном и чертом.

  • -        Ну? - спросил оп сурово и нпонятпо.- Облапошили Ивана?

  • -        Почему вы сразу ставите вопрос? - увертливо заговорил черт…

  • -        <  Что вам надо в монастыре? Ваша цель?

 

  • -        Разрушение примитива,- твердо сказал черт. Мудрец погрозил ему пальцем.

  • -        Озоруете!  А теоретически не готовы.

  • -        -Нет, ну серьезно… - заулыбался черт на стари

  • ковскую нестрашную угрозу. - Ну тошно же смотреть.

  • Одни рясы чего стоят.-

  • -        Что им, в полупендриках ваших ходить?

  • -        Зачем в полупендриках? Никто к этому не призывает. Но, положа руку па сердце: неужели не ясно, что они безнадежно отстали? Вы скажете - мода. А я скажу: да, мода! Ведь если мировые тела совершают свой круг по орбите, то они, строго говоря, не совсем его совершают…

  • -        Тут, очевидно, следует говорить не о моде,- заговорил старик важно и взволнованно,- а о возможном положительном влиянии крайнебесовских тенденций на некоторые устоявшиеся нормы морали…

  • -        Конечно! - воскликнул черт, глядя на Мудреца влюбленными глазами.- Конечно, о возможном положительном влиянии».

Знакомая фразеология, не правда ли? Знакомая логика. И - знакомая цель! «Разрушение примитива»… Нужно ли напоминать, чьим излюбленным лозунгом издавна была эта формула. Воинствующая асоциалыюсть, нравственное декадентство и анархизм, желчная, эгоистически-убогая безнародность, выступающая в ореоле этакой салонной элитарности, модернизм всех тол-  ков и оттопков - все эти «крайнебесовские тенденции» всегда и всюду начинали именно с «разрушения примитива». «Примитивом» же неизменно объявлялись ценности, к которым человечество пришло как к своим наиболее несомненным и значительным завоеваниям,- социалистическая мораль, например, или же реалистическое искусство.

С этого вопроса и в самом деле начинают едва ли не все, кто пишет о Шукшине,- с вопроса о том, как соотносились в его творчестве три его дарования - актера, режиссера и писателя.




Скачать 40,59 Kb.
оставить комментарий
Дата17.10.2011
Размер40,59 Kb.
ТипСказка, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх