Шашихина Т. В часть корпоративное право европейского союза глава Источники корпоративного права Европейского Союза icon

Шашихина Т. В часть корпоративное право европейского союза глава Источники корпоративного права Европейского Союза


Смотрите также:
Право европейского союза...
Программа дисциплины «Право Европейского Союза» Для специальности «Европейские исследования»...
Программа дисциплины «право ес» (по выбору) для специальности 030501...
Программа дисциплины «Право Европейского Союза» Для специальности «Европейские исследования»...
Интегративные факторы Европейского Союза и снг: общее и особенное...
Программа дисциплины «Страховое право Европейского Союза» Москва...
Тематика семинарских занятий Тема I. Европейское право: понятие, структура...
Состоялась конференция "Товарные знаки, промышленные образцы...
Программа курса “Экологическое право ес” Москва, 2009...
Регламент Европейского парламента и Совета Европейского Союза...
Ащита экологических прав в законодательстве европейского сообщества...
Правовые основы бюджета и бюджетного процесса европейского союза...



Загрузка...
страницы:   1   2   3
скачать
Шашихина Т.В


ЧАСТЬ …… КОРПОРАТИВНОЕ ПРАВО ЕВРОПЕЙСКОГО СОЮЗА


Глава 1. Источники корпоративного права Европейского Союза.


В настоящей главе будут рассмотрены основные акты Европейского Союза, регулирующие деятельность компаний на территории ЕС.


    1. Учредительные договоры ЕС




      1. Свобода учреждения и экономической деятельности


Основным источником права Европейского Союза в целом и корпоративного права ЕС, в частности, являются учредительные договоры Европейских Сообществ и Европейского Союза (далее – ЕС).

В соответствии с положениями данных документов всем гражданам Европейского Союза гарантированы четыре основные свободы, необходимые для создания единого внутреннего рынка: свобода передвижения товаров, лиц, услуг и капиталов. В свою очередь в рамках свободы передвижения лиц рассматривают свободу передвижения рабочей силы (трудящихся) и свободу учреждения и экономической деятельности1. Уже в начале 70-х годов Суд Европейских сообществ (далее Суд ЕС) признал прямое действие положений договоров, относящихся к свободе учреждения2.

Однако институты ЕС (Европейская Комиссия, Совет ЕС, Европейский Парламент, Счетная палата и Суд ЕС) обладают специальной правоспособностью и ограничены в своих действиях предметом и целями учредительных договоров3. В этой связи корпоративное право ЕС является, с одной стороны, производной или вторичной дисциплиной, цель которой гарантировать как компаниям, так и физическим лицам свободу передвижения и учреждения на территории Союза в целом, с другой стороны, на территории каждого отдельного государства, учитывая последствия в отношении третьих лиц, которые могут возникнуть в связи с самим фактом открытия компании.

С момента образования Сообществ согласно ст.48 (бывш. ст.58) юридические лица приравнивались к физическим лицам с точки зрения целей свободы учреждения. Тем не менее, не следует исключать тот факт, что, в отличие от физических лиц, юридические лица должны быть привязаны к какому-либо национальному правовому режиму, в соответствии с которым они и осуществляют свою деятельность. Однако данный правовой режим может быть и «европейским», если речь идет о Европейской Компании4, о Европейском объединении по экономическим интересам5 или Европейском кооперативном обществе.

В соответствии со ст.48 Договора6 «компании или фирмы, которые учреждены в соответствии с законодательством какого-либо государства-члена, и зарегистрированное местонахождение, центральное управление и основная предпринимательская деятельность которых находятся внутри Сообщества, приравниваются, с точки зрения целей данной главы, к физическим лицам, являющихся гражданами государств-членов». В свою очередь, «под компаниями или фирмами подразумеваются компании или фирмы, учрежденные на основе гражданского или торгового права, в том числе торговые товарищества, а также другие юридические лица, регулируемые публичным или частным правом, за исключением обществ, которые не преследуют целей получения прибыли».

Исходя из данного определения, можно сделать вывод, что у авторов учредительного договора не было желания делать выбор между различными критериями привязки юридического лица к какому-либо национальному праву. Так, в большинстве первоначальных государств-членов Европейских сообществ применяется принцип реального местонахождения компании. Тогда как в Нидерландах, например, после принятия закона от 25 июля 1959 года используется принцип «инкорпорации», т.е. закона страны учреждения или местонахождения юридического адреса7. Таким образом, выбор остается между тремя приведенными в статье критериями привязки: по месту нахождения юридического адреса, как в Нидерландах, центрального управления или места ведения бизнеса. Все три критерия являются, естественно, альтернативными.

Принимая во внимание препятствия к выработке единого регулирования данного вопроса, авторы Римского договора о Европейском сообществе предусмотрели в ст. 293 (бывш. ст. 220), что «государства-члены в случае необходимости вступят между собой в переговоры с целью обеспечить своим гражданам…...взаимное признание компаний и фирм, в пределах второго абзаца статьи 48 (новая нумерация), сохранение статуса юридического лица в случае перенесения их местопребывания из одной страны в другую и возможность слияния компаний и фирм, которые руководствуются законами разных стран».

В результате переговоров государств-членов, предусмотренных статьей 293, была разработана Брюссельская конвенция от 29 февраля 1968 года8. В соответствии со ст. 1 данной Конвенции подлежат признанию компании, «учрежденные в соответствии с законодательством одного из государств-участников Конвенции, зарегистрированное местонахождение которых находится на территории, на которой применяется настоящая Конвенция». Таким образом, становится очевидным, что было отдано предпочтение принципу «инкорпорации», в большей мере известному Нидерландам, Великобритании и Ирландии. Согласно данному принципу применению подлежит право, в соответствии с которым компания была создана. Как правило, это право места учреждения или регистрации компании9. Однако настоящий принцип имеет ряд недостатков. Так, например, он предоставляет возможности для манипуляций посредством создания «компаний почтового ящика», назначение которых лишь регистрация деловой переписки. Поэтому в ряде стран, например, в Германии, суды определяют национальность компании по реальному (эффективному) местонахождению административного центра, которое может отличаться от места ее учреждения или регистрации устава, т.е. применяется теория местонахождения административного центра компании (правления).

Так, в соответствии со ст.4 настоящей Конвенции государство-участник может предусмотреть императивное применение своего внутреннего законодательства к компаниям, у которых местонахождение административного центра находится на его территории, а зарегистрированное местонахождение на территории другого государства-участника. Это положение, ограничивающее критерий места учреждения компании, явилось одной из причин, по которым Конвенция до сих пор не вступила в силу10.

Помимо этого следует подчеркнуть, что ст. 48 (н.н.) Римского договора исключает возможность введения принципа контроля за учредителями компании по национальному признаку, что объясняется гарантией гражданам ЕС свободы передвижения лиц. В этой связи в Общих программах ЕС об устранении препятствий действию свободы учреждения и об устранении препятствий действию свободы предоставления услуг11 (от 18 декабря 1961 года) специально подтверждается принцип отказа от контроля, запрещающий любое ограничение свободы по национальной принадлежности учредителей. Подобный категоричный отказ основывается также и на положениях ст. 294 Римского договора (бывш. ст. 221), в соответствии с которыми «государства-члены предоставят гражданам других государств-членов национальный режим в том, что касается участия в капитале компаний или фирм, в пределах ст. 48». Даже если ограничения по национальному признаку будут затрагивать не признание юридических лиц, а скорее условия ведения профессиональной деятельности, законодательство, предусматривающее предоставление национального режима лишь тем компаниям, в которых определенная часть учредителей или управляющих являются гражданами государства приема, было признано Судом ЕС несовместимым с acquis communautaire, в частности, в делах Фактортейм12, Комиссия против Великобритании13, Комиссия против Франции14, Комиссия против Ирландии15, Комиссия против Греции16.


      1. ^ Понятие «компания или фирма» в смысле права ЕС


В соответствии со ст.48 «под компаниями или фирмами подразумеваются компании или фирмы, учрежденные на основе гражданского или торгового права, в том числе торговые товарищества, а также другие юридические лица, регулируемые публичным или частным правом, за исключением обществ, которые не преследуют целей получения прибыли».

Статья не требует, чтобы компании или фирмы в обязательном порядке были наделены статусом юридического лица. Речь идет лишь о том, что они должны быть учреждены «на основе гражданского или торгового права». Таким образом, делается отсылка к национальному законодательству одного из государств-членов17. Следовательно, ничто не мешает тому, чтобы таким формам предпринимательства, как Offene Handelsgesellschaft, известным немецкому праву, società simplice, известным итальянскому праву, или Venootschap, известным голландскому праву, была предоставлена свобода учреждения, если они являются носителями прав и обязанностей, не будучи при этом юридическими лицами18. Согласно Брюссельской Конвенции от 29 февраля 1968 г. данный вопрос решался в соответствии со ст. 8, в которой было записано, что «дееспособность, правоспособность… компании, признанной в соответствии с положениями настоящей Конвенции, не могут быть … ограничены по одному лишь основанию, что по законодательству, в соответствии с которым компания была учреждена, она не наделяется статусом юридического лица». Достаточно, чтобы законодательство государства-участника Конвенции, в соответствии с которым она была учреждена, наделило ее «способностью быть носителем прав и обязанностей» (ст.1 Конвенции).

Более того, ст. 48 Договора об учреждении ЕС не исключает возможности создания компании одним единственным участником. В Брюссельской конвенции 1968 г. говорится о том, что компания, учрежденная одним единственным участником в соответствии с законодательством одного из государств-участников Конвенции, не может быть признана как противоречащая публичному порядку (абз. 2, ст. 9). Позднее этот вопрос был решен в Директиве № 89/667/СЕ от 21 декабря 1989 года19, которая регулирует процесс создания обществ с ограниченной ответственностью одним участником. До принятия данной Директивы эта форма была известна лишь Германии и Нидерландам.

Тем не менее, из сферы действия свободы учреждения исключены компании, не преследующие целей получения прибыли. Однако достаточно тяжело определить, что подпадает под данную цель. Так, например, французская модель Объединения по экономическим интересам (ОЭИ) не преследует в качестве основной цели получение прибыли, тем не менее, ее деятельность носит явно экономический характер и должна подпадать под сферу действия статьи 48 Договора о ЕС. Аналогично обстоит дело и с заимствованным из французской системы Европейским объединением по экономическим интересам (ЕОЭИ), созданным в соответствии с Регламентом №2137/85/СЕ Совета ЕС от 25 июля 1985 г.20, которое подпадает под сферу ст.48 Договора об учреждении ЕС. Таким образом, по общему правилу общества со смешанной экономикой, французское ОЭИ и государственные учреждения представляют собой «компании или фирмы» в смысле ст.48 Договора об учреждении ЕС.


      1. ^ Формы учреждения компаний


Учреждение юридического лица в государстве-члене ином, нежели то, где оно было создано, возможно в формах первичного и вторичного учреждения. В ст.43 (бывш. ст.52) Договора об учреждении ЕС говорится, что «…ограничения на свободу учреждения и экономической деятельности граждан какого-либо государства-члена на территории другого государства-члена должны быть устранены. Иные ограничения, касающиеся создания агентств, отделений (филиалов) или дочерних компаний гражданами какого-либо государства-члена, обосновавшимися на территории другого государства-члена, также должны быть отменены».

В случае первичного учреждения компания выражает стремление подчинить свою деятельность правопорядку иного государства-члена, нежели того, где она была создана. При этом возникают проблемы, аналогичные тем, которые имеют место при взаимном признании статуса юридического лица. Так, по законодательству ряда государств, как, например, Франции, не только юридический, но и фактический адрес, включая и центральное управление, должны находиться на территории именно Франции. Перенос местонахождения центрального управления за пределы данного государства предполагает ликвидацию компании со всеми вытекающими последствиями в области налогообложения, и учреждение нового юридического лица по законодательству принимающего государства. В других же государствах, например, в Великобритании и Нидерландах, допускается возможность переноса местонахождения центральной администрации компанией, учрежденной в соответствии с их законодательством, в другое государство-член без потери статуса компании английского или голландского права при условии нахождения их юридического адреса на территории Великобритании или Голландии.

В этой связи в Суде ЕС было рассмотрено дело относительно возможности сохранения за первичным учреждением статуса компании страны-учреждения в случае переноса местонахождения центральной администрации в другое государство-член21. Компания Daily Mail, учрежденная в соответствии с законодательством Великобритании, намеревалась расположить свои директорат и центральную администрацию в Нидерландах без потери статуса английской компании. Данная операция была допустима по законодательству, как Великобритании, так и Голландии. Однако по законодательству Англии налогами облагаются компании по месту нахождения фискальной резиденции компании, а под таковой в законе понимается местонахождение директората. Таким образом, подобный перенос имел в качестве последствия уклонение компании Daily Mail от налогообложения в Великобритании. Для избежания подобных ситуаций в Великобритании был принят закон 1970 года о подоходном налогообложении и налогообложении подчиненных компаний, подчинив аналогичный перенос получению обязательного предварительного разрешения. По мнению компании, положение закона было несовместимым с принципом свободы учреждения.

Суд ЕС, прежде всего, отметил, что данная норма права Великобритании не касается частичной или даже полной передачи деятельности английской компанией новой компании, учрежденной в другом государстве-члене, за исключением случая ликвидации и закрытия налоговых счетов английской компании. Таким образом, получение разрешения необходимо лишь тогда, когда компания, сохраняя свой юридический статус и британскую национальность, желает перенести местонахождение правления за пределы Соединенного Королевства. Более того, Суд ЕС постановил, учитывая, во-первых, значительные различия в национальных законодательствах в вопросах привязки компании к правопорядку одного из государств-членов ЕС и, во-вторых, положения ст.293 (бывш. ст.220) Договора об учреждение ЕС, которая предусматривает заключение Конвенций, в том числе и о сохранении статуса юридического лица в случае перенесения местопребывания компании из одной страны в другую, а также тот факт, что таковых Конвенций заключено до сих пор не было, что не следует толковать ст.43 и ст.45Римского договора, как предоставляющие право национальным компаниям переносить местонахождение центральной администрации и правления в другое государство-член, сохраняя при этом статус компании государства, по законодательству которого она была создана.

К сожалению, на сегодняшний день, несмотря на предложение ст.293 (бывш. ст. 220), не было принято ни одной конвенции о сохранении статуса юридического лица в случае переноса из одной страны в другую местонахождения компании. В ответ22 на вопрос Европарламента Европейская Комиссия сообщила о намерениях представить предложение проекта директивы о переносе компаний – объединений капиталов – из одного государства-члена в другое.

В настоящее время разработано и рассматривается предложение Проекта Четырнадцатой Директивы23 о переносе местонахождения компании из одного государства-члена в другое. Проект директивы затрагивает все компании, созданные в соответствии с национальным законодательством какого-либо государства-члена ЕС и имеющие на территории ЕС свой юридический адрес центральное место управление. Таким образом, основной критерий – это реальная связь с государством-членом ЕС. Предусматривается, что перенесение местонахождения компании не влечет за собой ни ее ликвидации, ни необходимости учреждения новой компании. Если иное не предусмотрено в национальном законодательстве, то соответствующее решение должно приниматься большинством в 2/3 голосов акционеров или участников. Проект решения о смене местонахождения должен быть опубликован в соответствии с нормами национального законодательства первоначального местонахождения компании. Публикация же изменений в уставные документы, необходимых для адаптации всех учредительных актов законодательству принимающей стороны, регулируется законодательством той страны, в какую осуществляется перенос.

В рамках вторичного учреждения в учредительном договоре в части 1 ст.43 предусматривается возможность открытия агентств, филиалов или дочерних компаний. Однако речь идет лишь об открытии вторичного учреждения компаниями, учрежденными на территории Сообществ, как это следует по смыслу самой ст.43. Таким образом, учитывая критерий инкорпорации, в соответствии со ст.48, с момента учреждения компании в одном из государств-членов ЕС, даже если реальное местонахождение расположено за пределами ЕС, компания обладает правом открытия вторичного учреждения при условии эффективной и продолжительной связи с экономикой какого-либо государства-члена ЕС, как того требуют Общие программы 1961 года. Это положение не означает, что компания, учрежденная в третьем государстве, не может открыть свое вторичное учреждение на территории одного из государств-членов ЕС.

Любые ограничения на открытие вторичного учреждения в принимающем государстве-члене запрещены. Так, в деле ^ Centros24 компании Centros, зарегистрированной в Англии и Уэльсе в 1992 году, Департамент торговли Дании отказал в регистрации ее филиала на территории Дании. Основанием явился тот факт, что компания Centros, которая не вела предпринимательской деятельности в Соединенном Королевстве, зарегистрировалась на его территории с целью обхода более жестких, по сравнению с английскими, норм законодательства Дании. По сути, компания Centros имела намерение учредить в Дании не вторичное, а первичное предприятие.

Centros же ссылалась на статьи 43 и 48 (бывш. ст.ст. 52 и 58) Договора об учреждении ЕС, в которых гарантировано право компании, учрежденной в пределах территории ЕС в соответствии с законодательством одного из государств-членов ЕС, на свободное учреждение вторичных предприятий на территории любого другого государства-члена ЕС. На основании изученных материалов Суд ЕС постановил, что, во-первых, отказ в регистрации филиала компании, учрежденной в соответствии с законодательством одного из государств-членов, противоречит смыслу статей 43 и 48 Римского договора, несмотря на то, что целью первичной регистрации компании было намерение открытие своего филиала в другом государстве, где в дальнейшем должна вестись основная предпринимательская деятельность компании, и для этого было выбрано наиболее подходящее законодательство. Во-вторых, Суд ЕС признал за государствами право принимать при определенных обстоятельствах меры против использования гражданами ЕС гарантированных им учредительными актами прав и свобод с целью обхода национального законодательства или совершения противоправных действий.

Таким образом, Суд ЕС расширил понятие свободы учреждения, указав на то, что учреждение первичного или вторичного предприятия с целью получения прибыли в одном из государств-членов не может являться основанием для лишения гражданина ЕС воспользоваться правом свободы учреждения, препятствующая ему создать свое основное место ведения бизнеса в другом государстве.

Аналогично не допускаются ограничения в отношении формы вторичного учреждения. Так, положение итальянского законодательства, устанавливающее обязанность осуществления брокерской деятельности на рынке ценных бумаг в форме компании, зарегистрированной в Италии, признано Судом ЕС в деле Комиссия против Италии25несовместимым со свободой учреждения, поскольку оно лишает брокеров других государств возможности использовать иные формы учреждения, например, агентства.

В отношении наименования вторичного учреждения свобода учреждения предусматривает за компанией право использовать свое фирменное наименование для расширения рекламы, а также развития истории компании. Однако данное право может быть ограничено в связи с риском введения в заблуждение потребителей26.

Отмена любых ограничений государствами-членами на своей территории, предусмотренная ст.42 Договора об учреждении ЕС, рассматривается Судом ЕС27 как гарантия соблюдения принципа равенства в отношении национальных компаний и компаний других государств-членов. Данный принцип включает не только отмену ограничений по национальному признаку, но и любые другие формы дискриминации, при которых применяются критерии различия, приводящие к аналогичному результату. Следовательно, речь идет как о прямой, так и о косвенной дискриминации.


      1. ^ Свобода учреждения и свобода предоставления услуг юридическими лицами


Проблема разграничения действия свободы учреждения и свободы предоставления услуг возникает в случае, когда лицо, предоставляющее услуги, должен обосноваться на территории другого государства для выполнения соответствующего заказа. Однако следует заметить, что свобода предоставления услуг предполагает, что компания может осуществлять деятельность в ином государстве-члене, нежели государство ее регистрации, не будучи при этом представленной на постоянной основе на территории принимающего государства. Воспользоваться данной свободой можно как с момента учреждения первичного, так и с момента открытия вторичного учреждения. Данная необычная свобода послужила основой для принятия Судом ЕС ряда новаторских решений. Суд в достаточно короткие сроки постановил, что любые нормы, касающиеся ведения профессиональной деятельности, действующие на территории принимающего государства, не всегда в обязательном порядке применимы к предприятиям, осуществляющих бизнес на основании свободы предоставления услуг28. По мнению Суда, свобода предоставления услуг, как одна из фундаментальных свобод, гарантированных Договором об учреждении ЕС, может быть ограничена в законодательном порядке лишь по мотивам общественного интереса и затрагивать любое лицо или компанию, осуществляющих свою деятельность на территории принимающего государства в случае, если данный интерес не охраняется нормами, которым подчинено лицо представляющее услуги в стране регистрации29. В дальнейшем, Суд ЕС в деле Комиссия против Германии30 уточнил, что данные нормы принимающего государства «должны быть объективно необходимыми в плане представления гарантии соблюдения профессиональных условий и обеспечения защиты профессиональных интересов». Таким образом, Суд принял во внимание, помимо прочего, соблюдение принципов «необходимости» и «пропорциональности».

В большинстве монографий на русском и иностранных языках свобода учреждения и свобода предоставления услуг рассматриваются вместе в силу их тесной связи. Однако необходимо четко определять различия между ними.

В середине 90-х годов Судом ЕС рассматривалось дело ARO Lease, которое позволило уточнить критерии отличия свободы учреждения от свободы предоставления услуг31. Компания ARO Lease, учрежденная в Нидерландах, сдавала в аренду транспортные средства как частным, так и юридическим лицам. Клиенты ARO Lease, находящиеся в Бельгии, связывались с компанией через независимых посредников, представляющих свои услуги в этой стране и получающие за это комиссионные. Бельгийские клиенты сами должны были выбрать автомобиль у одного из бельгийских дилеров, при этом транспортное средство было зарегистрировано также в Бельгии. Обслуживание транспортного средства, а также уплата пошлин, установленных бельгийским законодательством, лежит на клиенте. Компания берет на себя лишь расходы по гарантийному ремонту и выплату страховки в случае нанесения ущерба автомобилю на основании покрывающего эти риски договора, заключенного компанией в качестве владельца транспортного средства. По мнению налоговых органов Бельгии, само наличие на территории данной страны парка автомобилей, являющихся собственностью ARO Lease, означает, что компания имеет постоянное учреждение в Бельгии, посредством которого она сдает в аренду автомобили по договорам лизинга. Таким образом, по бельгийскому законодательству компания должна будет уплатить НДС в Бельгии. Налоговые органы Голландии, ссылаясь на ст. 9, параграф 1, 6-ой Директивы о НДС, в соответствии с которой «местом предоставления услуг считается место регистрации экономической деятельности лица, представляющего услуги, или местонахождение постоянного учреждения, посредством которого представляются услуги», настаивали на уплате НДС в Голландии.

В этой связи Суд ЕС напомнил, что в упомянутой 6-ой Директиве в отношении аренды транспортных средств сделана привязка не к месту пользования арендуемым имуществом, а к месту регистрации экономический деятельности лица, предоставляющего услуги32. Следовательно, Суд ЕС постановил, что, если лизинговая компания не имеет в государстве-члене ни собственного персонала, ни действующей на постоянной основе структуры, которая могла бы заключать договоры или принимать административные решения относительно управления компанией, такая компания не может считаться таковой, что имеет постоянное учреждение в данном государстве.

Тем не менее, в некоторых случаях допускается возможность открытия офиса в государстве, где компания намерена представлять услуги. В решении по делу Reinhard Gebhard33 Суд ЕС признал, что «временный характер предоставления услуг не исключает возможности лицу, осуществляющему данные услуги … иметь в принимающем государстве какую-либо инфраструктуру (в том числе бюро, кабинет или контору), в случае если она необходима для предоставления соответствующих услуг»34.

Большинство законодательств, регулирующих вопросы ведения профессиональной деятельности, были разработаны с учетом постоянного присутствия экономического оператора на территории данного государства. Так, в ряде стран условия допуска к профессиональной деятельности компаний или предприятий, учрежденных в одном из государств-членов ЕС, подчинены требованию получения разрешения на ведение подобной деятельности. Суд ЕС постановил, что эта норма не ограничивает свободы, гарантированные учредительными актами ЕС, однако их применение допускается лишь в том случае, если аналогичные требования распространяются и на национальные субъекты и имеют целью защиту общественной безопасности. На практике получение подобного разрешения сводится к соблюдению формальностей. Например, в ряде стран обязательная запись в специальном реестре профессионалов является гарантией получения статуса юридического лица35 или права на ведение экономической деятельности до окончательного оформления всех учредительных документов и получения статуса юридического лица. В виду специфики деятельности в определенных сферах экономики, например, страхования, здравоохранения, банковском секторе, также необходимо предварительное получение разрешения или лицензии в соответствующих национальных органах.

В других случаях Суд ЕС занимает более гибкую позицию. Так, например, Суд указал, что регулирование национальным законодательством вопросов закрытия магазинов по воскресным дням не противоречит нормам ст. 43 Договора об учреждении ЕС. В действительности эти положения национального законодательства должны применяться ко всем операторам, осуществляющим свою деятельность на территории данного государства, так как предметом их регулирования являются не условия учреждения предприятия, и, следовательно, они не могут расцениваться как ограничивающие свободу учреждения и экономической деятельности36.


    1. ^ Программа гармонизации корпоративного права ЕС


Свобода учреждения на территории ЕС, гарантированная учредительными актами ЕС компаниям, может быть реализована в полном объеме лишь при отсутствии значительных расхождений в законодательствах государств-членов ЕС. Правовые различия в регулировании представляют собой непреодолимое препятствие, прежде всего, для компаний открыть вторичное учреждение за пределами государства-регистрации. Во-вторых, становится невозможным предоставить достаточные гарантии защиты интересов акционеров и третьих лиц, которые являются императивным условием Римского договора, а также осложняется процесс управления группами компаний. Смена местонахождения компании в случае ее трансграничности не представляется интересной для предпринимателей при существующем правовом обеспечении, что отрицательно влияет на формирование единого рынка ЕС. В этой связи, в первые годы деятельности Сообществ институты ЕС начали осуществление программы по ликвидации правовых препятствий свободы осуществления предпринимательской деятельности в соответствии со статьей 44 (бывш. ст. 54) Римского договора, «координируя в той степени, которая необходима, и обеспечивая эквивалентность гарантий, требуемых от компаний государств-членов…, имея в виду обеспечение интересов их участников и третьих лиц». Функции по реализации поставленных задач были возложены на Совет ЕС и Европейскую Комиссию, которые разработали и приняли целый ряд директив, регулирующих деятельность компаний.

Директивы являются актами прямого действия, адресованными государствам-членам. Однако они обязательны только в отношении поставленных в них целей, и при этом государства-члены обладают свободой выбора методов (способов) их достижения. Следовательно, по-настоящему единого регулирования на национальном уровне посредством гармонизации достигнуто быть не может.

За период с 1976 года по 1984 год было издано 6 важных директив, которые послужили основой для создания права компаний ЕС, обеспечивающего защиту прав участников и третьих лиц. Первая Директива Совета ЕС была принята еще в 1968 году и касалась создания, ликвидации компаний, являющихся объединениями капиталов, и признания их недействительными. Лишь через восемь лет была принята Вторая Директива, предметом гармонизации которой являлись лишь акционерные общества. В частности, в ней раскрываются такие вопросы, как создание АО, поддержание и изменение размера уставного капитала. Далее были урегулированы процедуры слияния и разделения акционерных обществ внутри одного государства-члена ЕС (Третья и Шестая Директивы). Четвертая, Седьмая и Восьмая Директивы гармонизировали требования относительно финансовой отчетности компаний, подлежащей обязательной аудиторской проверке.

Однако гармонизация национальных законодательств была достигнута лишь в тех сферах, где различия в законодательствах государств-членов были наименьшими, и имелась возможность устранить разногласия посредством межгосударственных соглашений. Программа Сообществ по сближению законодательств зашла в тупик после вынесения Европейской Комиссией предложения проекта Пятой Директивы, касающейся структуры организации акционерных обществ, а также участия рабочих в управлении компанией, и Девятой Директивы об отношениях внутри групп компаний и об ответственности материнской компании по долгам дочерней компании, находящейся на территории другого государства-члена ЕС. В действительности, идея Европейской Комиссии в этих директивах выражалась уже не просто в гармонизации режима защиты прав акционеров и третьих лиц, а в «навязывании» системы организации компании и осуществления управления37.

Принятие Третьей Директивы о слиянии компаний на национальном уровне, послужило основой для разработки проекта Десятой директивы о трансграничных слияниях. Однако в силу того, что в проект было включено спорное положение о соблюдении условий представительства и участия лиц, занятых по найму, Директива до сих пор не принята.

В то же время в 1989 году было принято две директивы – Одиннадцатая Директива о гармонизации требований по обязательному опубликованию информации в отношении филиалов определенных типов компаний и Двенадцатая Директива, являющаяся преимущественно рамочным документом, чем существенно отличается от ранее принятых и касается создания компаний с ограниченной ответственностью с одним участником.

В настоящее время в Совете ЕС на рассмотрении находится проект Тринадцатой Директивы о поглощении и других основных сделках по приобретению акционерного капитала компании. Работа над данным проектом велась в течение 10 лет. Лишь в 2001 году был найден компромисс и получено одобрение Европейского Парламента. Во многом это обусловлено общим прогрессом, достигнутым Сообществами и Союзом на пути формирования единого европейского корпоративного права. С принятием Устава Европейской компании 8 октября 2001 года государствам-членам удалось согласовать свои позиции по многим ключевым вопросам, препятствующим дальнейшему развитию корпоративного права ЕС. Необходимо также отметить предложение Проекта Четырнадцатой Директивы о переносе юридического адреса из одного государства-члена в другое, выдвинутое Европейской Комиссией.

В целом, за период работы институтов ЕС по гармонизации корпоративного законодательства удалось преодолеть разногласия по многим важным вопросам. Однако в основном они касались представления аналогичных или равных гарантий в области защиты прав участников (учредителей) компании и третьих лиц, что было недостаточно для достижения основной цели – эффективности и конкурентоспособности компаний на всей территории Европейского Союза.

Следует отметить, что далеко не всеми специалистами в области права ЕС путь гармонизации признается удобным и перспективным для создания единой системы регулирования деятельности компаний38. Так, сближение законодательной базы не освобождает компании, действующие в соответствии с нормами различных правовых систем государств-членов ЕС, от необходимости выбирать определенную организационную форму, действующую исключительно в рамках национального права.


    1. ^ Унификация корпоративного права ЕС


Унификация законодательства в ЕС осуществляется посредством принятия регламентов, которые рассматриваются как «наиболее сильное и эффективное средство интеграционного строительства»39. Данный нормативно-правовой акт характеризуется тремя основными свойствами:

- общее применение во всех государствах-членах, следовательно, распространяется на все категории граждан или организаций и регулирует, таким образом, неограниченное количество правоотношений;

- обязательность в полном объеме в каждом государстве-члене;

- прямое действие, т.е. не требует имплементации в национальное право, действуя автоматически на всей территории ЕС.

Таким образом, единым правовым актом – регламентом – одновременно устанавливаются результат, форма и методы, что способствует единообразному применению норм во всех государствах-членах.

Первоначально данная форма правового сближения40 была использована институтами Сообществ для реализации идеи создания наднациональных компаний, формирующихся и действующих в соответствии с едиными нормами интеграционного права, которые функционировали бы наравне с национальными формами.

Для облегчения кооперации между малыми и средними предприятиями в рамках создания общего рынка Совет ЕС принял 25 июля 1985 года Регламент, учреждающий Европейское объединение по экономическим интересам (ЕОЭИ)41. Это новая форма экономического сотрудничества, позволяющая компаниям из разных стран-членов вести совместную хозяйственную деятельность без осуществления операций по слиянию или учреждению нового предприятия. Следует отметить, что до вступления в силу Регламента данная форма была известна лишь французскому законодательству, где за объединениями по экономическим интересам (ОЭИ) признавался статус юридического лица.

Помимо этого в настоящее время Европейской Комиссией разработаны и переданы в Совет ЕС проекты регламентов, содержащих уставы Европейской ассоциации (ЕА)42 и Европейского общества взаимопомощи (ЕВО)43.

В 2001 году был принят Устав Европейской компании, работа над которым велась на протяжении почти 30 лет. Устав вводится в действие посредством регламента, который должен вступить в силу в октябре 2004 года. Благодаря новому Регламенту юридические лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность в нескольких государствах-членах, смогут проводить слияние и функционировать на всей территории ЕС в соответствии с единообразным сводом правовых норм и унифицированной системы управления и отчетности. Таким образом, они избавятся от необходимости создавать сложную сеть дочерних предприятий и филиалов, регулируемых законодательствами различных государств, снижая значительные финансовые затраты и избегая дополнительных административных процедур. По подсчету Консультативной группы промышленников по конкуренции, созданной в 1995 г. главами государств и правительств и возглавляемой г-ном Карлом Чиампи, экономия средств только на административных расходах составит приблизительно 30 млрд. евро в год44.

22 июля 2003 года был принят регламент, содержащий Устав Европейского кооперативного общества (ЕКО)45, который на протяжении нескольких лет разрабатывался и дорабатывался институтами ЕС. После принятия Устава Европейской Компании стало очевидным, что изложенные в нем общие принципы, применимые к акционерным обществам, не могут также регулировать и деятельность кооперативов. В свою очередь Устав ЕОЭИ, хотя и предоставляет предприятиям возможность вести определенную общую деятельность, сохраняя при этом за участниками их автономию, также не учитывает специфику регулирования кооперативов. Регламент, содержащий Устав ЕКО, вступит в силу 18 августа 2006г.

Помимо учреждения новых форм организации деятельности компаний институты ЕС применили метод унификации и в решении такого сложного вопроса как процедура несостоятельности (банкротства) предприятий. 29 мая 2000 года был принят Регламент № 1346/200046, регулирующий процедуру несостоятельности (банкротства). Регламент воспринял положения Брюссельской конвенции от 23 ноября 1995, которая так и не вступила в силу из-за недостаточного количества ратификаций. Данный документ вступил в силу 31 мая 2002 года и подлежит прямому применению без осуществления каких-либо мер по его имплементации в национальное законодательство. Следовательно, институты ЕС предприняли успешную попытку по регулированию частного вопроса функционирования компании посредством создания единых норм, отойдя от метода гармонизации, применявшегося ранее. Аналогичным образом в 2002 году были введены и международные нормы ведения бухгалтерского учета47. Данные факты дают основание полагать, что институты и органы ЕС идут по пути формирования единого, а не общего корпоративного законодательства ЕС. Следует отметить, однако, этот способ, так же как и директива, не является идеальным, поскольку промежуток между началом работ над разработкой проекта и его вступлением в силу слишком большой, что отмечено в официальном докладе48 Высокой экспертной группы в области корпоративного права, созданной в сентября 2001 года.


^ Глава 2. Создание и функционирование компаний

В главе будут раскрыты этапы учреждения компания по праву ЕС, определены общеевропейские требования к размеру уставного капитала компании, представлены предложения по структуре органов управления.


^ 2.1. Регистрация компании

Основные вопросы, связанные с формальной стороной регистрации компании, урегулированы Первой Директивой «О гласности»49. В Директиве рассматриваются три основные группы вопросов, затрагивающих защиту интересов третьих лиц. Во-первых, представлен перечень основных документов компании и минимальный объем информации, подлежащие предоставлению при регистрации компании и опубликованию. На момент принятия Директивы в государствах-членах практиковались три основные способа регистрации:

  • запись в реестре;

  • депонирование в специализированном отделе канцелярии суда;

  • публикация в одном или нескольких вестниках.

Так, в Германии, Италии и Франции гласность осуществлялась посредством записи или депонирования в торговом реестре или реестре обществ50. В Бельгии, Люксембурге и Голландии в основном использовалась публикация в официальном вестнике.

Директивой же предусматривается более сложная схема. На регистрируемое общество должно быть заведено дело в соответствующем реестре. По усмотрению государства это может быть либо центральный, либо торговый реестры, либо реестр обществ. Полную или частичную копию необходимого документа компании, опубликованного таким образом, можно получить по почте за определенную фиксированную плату.

Помимо этого документация подлежит обязательному частичному или полному опубликованию (либо в форме упоминания о депонировании документа в дело или его записи в реестр) в официальном национальном издании.

Таким образом, обязательному опубликованию подлежат:

  1. информация о структуре общества (учредительный договор, устав, изменения в учредительные и иные документы, судебное решение о роспуске…);

  2. информация о представительных органах, органах управления и контроля (назначение, снятие с должности лиц, имеющих законные полномочия совершать сделки от имени общества и представлять общество, назначение и идентификация ликвидаторов, а также их полномочия, если это не следует из закона или устава);

  3. основные данные финансового и учетного характера: размер подписанного капитала, баланс и счета прибылей и убытков за каждый финансовый год;

  4. информация о переносе юридического адреса;

  5. информация о роспуске компании;

  6. судебное решение о недействительности компании.

Сосуществование двух обязательных методов опубликования влечет за собой опасность расхождения в текстах51. В этой связи соответствие информации опубликованной в прессе той, которая была депонирована в деле или записана в реестре, должно быть гарантировано государствами-членами, которые призваны принять для этого необходимые меры. Любое несоответствие опубликованной в прессе информации не может быть противопоставимо третьим лицам, если только общество не докажет, что третьи лица были ознакомлены с текстом, депонированным в деле или записанным в реестре. Следовательно, текст, депонированный или зарегистрированный, является достоверным, а ошибка последовала позже, во время его опубликования, которое осуществлялось на основании депонированного или зарегистрированного материала.

Второй важный аспект, урегулированный Директивой – ответственность за не опубликование соответствующей информации.

Общий принцип Директивы: непротивопоставимость третьим лицам неопубликованных сделок и сведений52. Таким образом, предписывается единственная санкция за не опубликование соответствующих документов о сделках или необходимых сведениях – их непротивопоставимость третьим лицам. Однако сама по себе неопубликованная сделка не является ничтожной. Речь идет о невозможности общества ссылаться на неопубликованные в соответствии с положением национального законодательства сделки в отношениях с третьими лицами.

Исключением из общего правила являются случаи, когда общество докажет, что третьи лица знали или должны были знать о неопубликованных сделках. Следовательно, подобные сделки и сведения можно противопоставить третьим лицам. Однако в Директиве содержится правило, воспринятое из немецкой системы и призванное защитить интересы третьих лиц: в отношении операций, осуществленных до истечения 15 дней после опубликования о таковых, сделки и сведения считаются непротивопоставимыми третьим лицам, которые докажут, что были не в состоянии узнать об этом. Эта норма, которая a priori представляется интересной, не сможет в полной мере применяться на практике. Третьим лицам будет достаточно сложно доказать незнание уже опубликованной информации.

В то же время пункт 7 статьи 3 Директивы гласит, что третьи лица могут сами ссылаться на сделки и сведения, в отношении которых еще не были выполнены формальности по опубликованию, если только опубликование не влечет их недействительности.

^ Действительность обязательств общества. Сложности, возникающие на практике в процессе учреждения общества, вызвали необходимость в урегулировании вопросов о действительности актов, заключенных в период его регистрации. В большинстве случаев общество берет на себя все обязательства после официальной регистрации. Однако возможно и другое: общество так и не будет создано или не приобретет статуса юридического лица. В этой связи необходимо четко определить, в какой степени обязательства, взятые на себя лицами, действующими от имени общества, обязывают последнее.

Выход, представленный в Директиве заимствован из немецкой и итальянской практики, которая введена также и во французское законодательство. В ст. 7 говорится о том, что в случае заключения сделки от имени общества, находящегося в процессе учреждения, до приобретения последним статуса юридического лица, и если общество не берет на себя обязательства по сделкам, заключенным от его имени, лица, заключившие эти сделки, несут солидарную и неограниченную ответственность, если нет соглашения об ином. Тем не менее, в Директиве не затрагиваются такие вопросы, как формальности по заключению соглашения, механизм и условия передачи обязательств обществу. Следовательно, это регулируется нормами национального законодательства.

Таким образом, проводится разграничение между обязательствами, возникшими в процессе формирования общества, с одной стороны, и обязательствами, возникшими уже после его регистрации, с другой стороны.

Во втором случае, общество в процессе своей деятельности выступает через свои представительские органы. В целях обеспечения интересов участников и третьих лиц объем и условия их полномочий необходимо подчинить четкому и ясному регулированию.

Из текста директивы следует:

  1. Информация о лицах, которые в качестве органов имеют полномочия принимать обязательства от имени общества, должна быть надлежащим образом опубликована. Любая ошибка в их назначении является непротивопоставимой третьим лицам, если только общество не докажет, что третьи лица знали об этом (ст.8). Данная норма довольно понятна и проста. Опубликование гарантирует факт распространения достоверной информации, на которую третьи лица могут ссылаться. Любые последствия ошибки или неточности, приведшие к неправильному назначению уполномоченного лица, ложатся лишь на самих участников. Третьи лица, не имеющие отношения к внутренним документам общества, будучи не в состоянии предвидеть данные нарушения, не должны нести за это ответственности, за исключением случаев их недобросовестности.

  2. Общество несет ответственность по обязательствам, взятым от его имени представительскими органами, даже если эти обязательства не явствуют из целей общества. Однако необходимо, чтобы при возникновении подобных обязательств органы не вышли за рамки полномочий, которые им предоставляются законом или которыми они могут быть наделены в соответствии с законом для осуществления своих функций.

  3. Государства-члены могут включить в национальное законодательство положения о недействительности сделок, выходящих за рамки уставных целей общества, если общество докажет, что третья сторона знала о том, что сделка выходит за рамки уставных целей общества или не могла не знать, учитывая обстоятельства заключения сделки. При этом один лишь факт опубликования уставных документов не представляет собой достаточного доказательства.

  4. В случае, когда право представлять общество принадлежит нескольким лицам и если это допустимо по национальному законодательству, государство-член также может включить положение о непротивопоставимости третьим лицам соответствующих положений внутренних документов общества. Во Франции, например, не было необходимости приводить национальное законодательство в соответствие с европейским. По национальному законодательству в ряде случаев напрямую исключается возможность ведения совместной деятельности управляющих53.

^ Недействительность обществатретий вопрос, урегулированный настоящей Директивой. В Директиве делается попытка смягчить негативные последствия признания общества недействительным. В частности, уделяется внимание правовым средствам предотвращения неправильного составления учредительных документов: на выбор предлагается введения контроля со стороны государственной власти и нотариальное оформление. Так, статья 10 Директивы определяет, что если в государстве-члене не предусмотрено на момент регистрации общества превентивного, судебного или административного контроля, функции контроля над соответствием учредительных документов законодательству возлагаются на нотариуса.

^ Юридический режим недействительности. В отношении признания компании недействительной в Директиве содержится исчерпывающий список оснований для такого признания, что означает, что государства могут его только уменьшить. Таковыми в соответствии со статьей 11 являются:

  1. отсутствие учредительных документов или несоблюдение формальностей по оформлению, таких как превентивный контроль или нотариальное удостоверение54;

  2. определение в уставе целей общества, противоречащих публичному порядку или законодательству55;

  3. отсутствие в учредительных документах или в уставе указаний либо на наименование общества, либо на характер, либо на размер вкладов, размер уставного капитала или целей общества;

  4. несоблюдение норм национального законодательства относительно оплаты минимального размера уставного капитала;

  5. недееспособность всех первоначальных учредителей общества;

  6. в случаях, когда в противоречие национальному законодательству, регулирующему деятельность торговых обществ, число первоначальных участников общества меньше двух.

В виду того, что общество может быть признано недействительным лишь по данным основаниям, а государства-члены по своему усмотрению вводят в свое законодательство одно из шести вышеперечисленных оснований, регулирование данного вопроса может отличаться на территории разных государств-членов56. Тем не менее, можно утверждать, что они не будут выходить на территории ЕС за рамки тех, которые предложены Директивой.

Отдельного внимания заслуживает тот факт, что в статье 11 среди случаев признания компании недействительной отсутствует пункт о несоблюдении формальностей по опубликованию информации. Действительно опубликование учредительных документов является условием образования компании. С юридической точки зрения до этого момента компания считается не учрежденной и не наделенной статусом юридического лица. Следовательно, речь может идти только лишь о компаниях, созданных де-факто.

В этой связи Суд ЕС постановил, что режим недействительности в соответствии с Первой Директивой 1968 года «неприменим в случаях, когда акты были совершены от имени общества с ограниченной ответственностью, существование которого не зафиксировано в соответствующем государственном реестре в виду несоблюдения формальностей учреждения компаний, предусмотренных национальным законодательством»57. Таким образом, необходимо различать, с одной стороны, компании, которые были учреждены, даже если в процессе их создания были допущены некоторые ошибки, и об их учреждении третьи лица могли узнать из официально опубликованной информации, и, с другой стороны, компании, которые так и не были учреждены ввиду несоблюдения ряда законодательных требований. В первом случае, компании подпадают под сферу ведения Директивы, а сама компания может быть признана недействительной. Второй случай, как это было признано Судом ЕС, не подпадает под сферу ведения права ЕС.

В соответствии с пар.1 ст.11 Директивы недействительность компании должна быть объявлена посредством вынесения судебного решения. Данное требование представляет дополнительные, серьезные гарантии защиты интересов учредителей и третьих лиц. Сама процедура принятия судебного решения Директивой не урегулирована, следовательно, этот вопрос относится к ведению государств-членов. В любом случае, решение должно быть в обязательном порядке опубликовано в официальном издании, после его депонирования или записи в реестре. Именно факт опубликования делает решение противопоставимым третьим лицам, аналогично противопоставимости других документов, подлежащих обязательному опубликованию. Срок исковой давности в данном случае установлен в 6 месяцев со дня опубликования решения о недействительности, если национальным законодательством предусмотрена возможность для третьих лиц подавать иск в отношении решения о недействительности.

Опубликование информации в отношении филиалов, учрежденных в государствах-членах. Одним из способов реализации права на свободу учреждения является открытие филиала. В этой связи отсутствие координации в отношении опубликования информации способствует наличию противоречий в области защиты прав участников и третьих лиц. Речь идет, с одной стороны, о компаниях, которые ведут деятельность на территории другого государства-члена посредством своего отделения, и, с другой стороны, компаниях, которые ведут деятельность на территории этого государства, посредством учрежденного там филиала. Это обусловило необходимость принятия Одиннадцатой Директивы58, которая регулирует вопросы опубликования информации в отношении филиалов компаний.

Особенностью Одиннадцатой Директивы является тот факт, что ее действие распространяется как на филиалы компаний, учрежденных в одном из государств-членов ЕС, так и на филиалы компаний, учрежденных в третьих странах (ст. 7), т.е. за пределами ЕС. При этом в отношении филиала действует законодательство государства регистрации самого филиала, а не его головной компании.

Опубликованию подлежит аналогичный перечь информации, содержащийся в Директиве 1968 года: адрес филиала, деятельность филиала, место и номер регистрации компании, информация об учредителях компании и т.д. При этом перечень может быть расширен по усмотрению государства-члена. В отношении опубликования годового финансового отчета и отчета управляющих достаточно, чтобы филиал опубликовал тот годовой финансовый отчет и отчет управляющих головной компании, который прошел аудиторскую проверку и был надлежащим образом опубликован.


    1. ^ . Общество с одним участником

С целью привлечения индивидуальных предпринимателей к экономической деятельности институты ЕС были вынуждены признать такую форму как общество с одним участником. В этой связи была принята Двенадцатая Директива59 Совета ЕС, которая преимущественно является рамочным документом. Директива признает право создания подобных обществ лишь за обществами с ограниченной ответственностью (ст.1). Факт сосредоточения в одних руках всех долей был признан еще во Второй Директиве 1976 года, однако тогда речь шла лишь о возможности приобрести все доли в процессе деятельности общества, т.е. после его регистрации. Двенадцатая Директива предусматривает возможность наличия одного участника с момента регистрации общества и, следовательно, сосредоточение в его руках всех долей. Более того, в национальном законодательстве может быть предусмотрено создание акционерных обществ с одним участником (ст.6 Двенадцатой Директивы)60.

Директива содержит прямое предписание государствам-членам признать такие общества по факту их создания, при этом за государствами сохранена большая доля свободы устанавливать тот или иной порядок их учреждения и регулирования их правового режима. В виду того, что вопрос о координации законодательства государств-членов о группах компаний до сих пор не решен, государства могут устанавливать во внутреннем законодательстве специальные положения или санкции в случаях, когда физическое лицо является единственным участником нескольких обществ. Аналогичная норма содержится в Директиве и в отношении случаев, когда общество с одним участником или любое другое юридическое лицо являются единственным участником другого общества. Данное положение Директивы ставит под сомнение возможность провести реальную гармонизацию законодательства.

Примечательно, что согласно законодательству Франции физическое лицо может быть единственным участником лишь одного общества с ограниченной ответственностью. В свою очередь общество с ограниченной ответственностью с одним участником может быть учредителем другое общество с ограниченной ответственностью, состоящего из одного участника. В 1994 году во Франции был принят новый закон61, который предоставил право физическому лицу быть единственным участником нескольких обществ с ограниченной ответственностью.

Директивой устанавливаются некоторые принципы функционирования, связанные с характером подобных обществ. Так, единственный участник выполняет функции общего собрания, а принимаемые решения должны быть занесены в протокол собрания или оформлены в письменной форме. Однако не уточняется компетенция самого собрания и не предполагается наличие управляющего, что представляет некоторую гибкость в функционировании общества.

Договоры, заключенные между единственным участником и представленным им обществом должны также быть занесены в протокол или составлены в письменной форме. Это правило, по усмотрению государства, может не распространяться на текущие сделки, заключенные в обычных условиях (пар.2 ст.5 Двенадцатой Директивы).

В целом же, в Двенадцатой Директиве приводится незначительный перечень очень общих положений. Директива должна была быть имплементирована не позднее 1992 года. Однако большинство государств до сих пор этого не сделали. В результате, на практике используются разные режимы в государствах-членах в отношении обществ с единственным участником. Этот вопрос фактически остался за рамками гармонизации.


    1. ^ Уставной капитал компании

Более одиннадцати директив принято в Европейском Союзе с целью координации законодательства о компаниях. При этом одной из наиболее важных является Вторая Директива62 «О капитале» 63. Целью данной Директивы является «координация гарантий, которые требуются в государствах-членах от компаний и касаются защиты интересов, как участников, так и третьих лиц в отношении создания акционерных обществ, а также поддержания и изменения их уставного капитала, чтобы сделать эти гарантии эквивалентными». Необходимо отметить, что положения Директивы касаются только публичных компаний государств-членов64.

Основной целью Директивы «О капитале» было обеспечение защиты акционеров и кредиторов этих компаний. Для этого в ней были предусмотрены положения а) относительно доступа к информации о капитале компании, б) устанавливающие минимальный размер уставного капитала, в) предусматривающие необходимые меры по поддержанию капитала на первоначальном уровне при соблюдении интересов акционеров и кредиторов.

В отношении информации, подлежащей указанию в учредительных документах общества и занесению в торговый реестр, Вторая Директива напрямую отсылает к тексту Первой Директивы 1968 года. Так, в обязательном порядке следует указывать:

  • наименование компании

  • юридический адрес

  • цели создания

  • сумма подписного уставного капитала (а также сумма разрешенного уставного капитала, в исключительных случаях)

  • нормы относительно количества и способов назначения административных органов управления и контроля.

В учредительных документах обязательно должна содержаться следующая информация: юридический адрес; номинальная стоимость подписываемых акций и их количество; количество подписываемых акций без указания их стоимости, если такие акции могут быть выпущены по национальному законодательству; специальные условия, ограничивающие передачу акций; информация об именных акциях и акциях на предъявителя, условия их конвертации (если данная процедура не установлена законом); сумма подписного капитала на момент регистрации компании или на момент получения разрешения на ведение коммерческой деятельности и т.д.

В соответствии со статьей 6 Второй Директивы минимальный размер уставного капитала общества должен составлять не менее 25000 евро. При этом каждые пять лет Совет ЕС по предложению Европейской Комиссии должен пересматривать этот размер с учетом инфляции и иных экономических факторов.

На момент создания общества должно быть оплачено 25% номинальной стоимости каждой акции. Уставной капитал может состоять и из вкладов в натуре65. Их стоимость в денежном выражении подлежит независимой экспертной оценке и официальной публикации. Эта оценка должна быть проведена до регистрации общества и до получения лицензии (если это требуется в соответствии с национальным законодательством). Вклады в натуре должны быть выплачены полностью в течение пяти лет с момента регистрации общества или получения разрешения на ведение дел.

Согласно ст. 18 Директивы компания не может подписываться на свои собственные акции. Однако если национальное законодательство позволяет это, то такое приобретение должно отвечать следующим условиям: решение о приобретении должно быть одобрено общим собранием акционеров; номинальная стоимость всех приобретаемых акций не должна превышать 10% подписного капитала общества; приобретение акций не должно привести к уменьшению активов общества ниже суммы подписного капитала и нераспределенных резервов; приобретению подлежат только полностью оплаченные акции.

Решение об увеличении уставного капитала также принимается общим собранием акционеров большинством в две трети голосов. В национальном законодательстве может быть предусмотрена возможность принятия решения простым большинство голосов, если в голосовании принимают участие владельцы не менее половины подписанного капитала. При увеличении уставного капитала акции, обеспеченные денежными вкладами, должны быть, в первую очередь, предложены акционерам пропорционально их долям в уставном капитале.

Решение об уменьшении уставного капитала осуществляется либо по решению общего собрания акционеров (большинством в 2/3 голосов участвующих в голосовании акционеров), либо по решению суда. Решение об уменьшении уставного капитала должно быть обязательно опубликовано. При этом требования кредиторов, предшествующие его опубликованию, подлежат удовлетворению до того, как размер уставного капитала будет уменьшен. Уменьшение уставного капитала не будет действительным до тех пор, пока не будут выплачены долги или до постановления суда о необоснованности данных требований.


^ 2.4. Структура органов управления компании

В соответствии с проектом Пятой Директивы, представленным Советом ЕС еще 9 октября 1972 года66, предлагается на выбор двухзвенная или однозвенная структуры органов управления. При двухзвенной структуре обязательным является наличие наблюдательного совета, осуществляющего контроль над деятельностью административного совета, при однозвенной структуре предусмотрен лишь один орган управления67.

В отношении участия рабочих в управлении компанией проект Пятой Директивы предлагает три модели такого участия68:

^ Немецкая модель: занятые по найму избирают от одной трети до одной второй членов наблюдательного совета;

Французская модель: создание специального представительного органа – консультативного совета – из выдвигаемых наемными рабочими лиц;

^ Английская модель: участие рабочих в управлении через систему коллективных договоров, заключаемых компанией и профсоюзами.

Однако достичь компромисса по данному вопросу не удалось, и даже принятая в 1994 году директива о создании рабочих консультативных советов69 в действительности мало тому способствовала. Таким образом, проект Пятой Директивы о структуре органов управления и участии рабочих по-прежнему находится на рассмотрении Совета ЕС, при этом институты ЕС идут уже не столько по пути гармонизации, сколько по пути согласования национальных правовых систем государств-членов70.


^ Глава 3. Реорганизация компаний

В главе будут отражены основные формы реорганизации компании: слияние и разделение. Особое внимание будет уделено проблеме поглощения компаний.


Осуществление структурных операций по реорганизации компании в ЕС71 регулируется Третьей Директивой «О слияниях»72, Шестой Директивой «О разделении»73 и проектом Десятой Директивы «О трансграничных слияниях»74.

Действующее законодательство Европейского Союза фиксирует лишь формы, в которых может осуществляться реорганизация, не давая четкого определения самому понятию. В цивилистической доктрине под реорганизацией юридических лиц принято понимать установленную законодателем процедуру перехода прав и обязанностей одних юридических лиц к другим в порядке правопреемства75.


Слияние компаний по праву ЕС осуществляется, во-первых, посредством слияния двух и более компаний, при котором сливающиеся компании передают вновь образованному обществу в порядке роспуска без ликвидации все свое имущество, в том числе права и обязанности. Во-вторых, посредством слияния в форме присоединения одной и более компаний к другой, при этом в порядке роспуска без ликвидации присоединяющиеся компании передают уже существующей компании все свои права и обязательства. Правила, регулирующие обе формы слияния в целом одинаковы. Так, в обоих случаях происходит только роспуск, но не ликвидация компаний. Также, в обоих случаях акционерам этих компаний выдают соответствующее число акций либо вновь образованного общества, либо общества, образовавшегося вследствие присоединения.

При слиянии управляющие или административные органы участвующих в этом компаний должны выработать подробный письменный проект слияния минимум за два месяца до дня принятия соответствующего решения общим собранием акционеров. В проекте должна быть указана следующая информация: форма, наименование и юридический адрес сливающихся компаний; отчет о соотношении цен на акции и права акционеров сливающихся компаний; формальности относительно передачи акций; дата, с которой операции общества считаются с финансовой точки зрения как совершенные в счет нового общества; особые преимущества акционеров и независимых экспертов, осуществляющих проверку проекта слияния. Проект подлежит обязательному опубликованию в соответствии с нормами Первой Директивы 1968 года и национальными законодательствами.

Кроме того, акционеры должны иметь возможность по первому требованию бесплатно ознакомиться с докладами независимых экспертов (например, о целесообразности слияния), финансовыми отчетами и отчетами управляющих за последние три финансовых года участвующих компаний.

Решение о слиянии принимается общим собранием акционеров каждой компании квалифицированным большинством голосов, однако государства могут предусмотреть возможность принятия решения простым большинством голосов, если в голосовании участвуют владельцы хотя бы половины уставного капитала компании. В случае наличия нескольких категорий акций решение о слияние подлежит раздельному голосованию, по крайней мере, для каждой категории акционеров, чьи интересы затронуты в ходе данной операции.

Третья Директива не содержит никаких точных указаний относительно вступления в силу решения о слиянии, предоставляя это право государствам-членам. Так, например, во Франции слияние посредством образования нового общества считается действительным с даты записи нового общества в реестр торговли и компаний, при этом данная норма является императивной. При слиянии посредством присоединения возможны два варианта: либо слияние считается действительным с даты проведения последнего общего собрания акционеров, одобрившего данную операцию, либо эта дата может быть указана в договоре о слиянии.

Недействительность слияния может быть объявлена только на основании соответствующего судебного решения. Директива строго ограничивает основания недействительности тремя случаями: отсутствие превентивного, юридического или административного контроля; отсутствие надлежащего оформления акта о слиянии согласно национальному законодательству и недействительность (ничтожность) или оспоримость решения общего собрания акционеров в соответствии с национальным законодательством. Общий срок исковой давности установлен в 6 месяцев с момента опубликования в соответствии с Первой Директивой 1968 года решения о недействительности. По обязательствам, возникшим после вступления в силу решения о слиянии и до опубликования решения о недействительности слияния, общества, участвовавшие в слиянии, несут солидарную ответственность.

Разделение обществ регулируется нормами Шестой Директивы, которые во многом аналогичны положениям Директивы «О слияниях», что касается проекта разделения, одобрения проекта разделения общим собранием акционеров; отчета независимых экспертов; права акционеров на получение информации, обеспечения интересов кредиторов; опубликования информации и т.д. При этом при разделении компания передает все свои права и обязанности не одной, а нескольким компаниям. Разделение может происходить посредством роспуска компании и выделения одной или нескольких компаний или путем роспуска компании и создания новых компаний. Также как и при слиянии в случае разделения компании не происходит ее ликвидация, а имеет место лишь распределение активов и пассивов между выделенными или новыми компаниями.

Однако как Третья, так и Шестая Директивы затрагивают вопросы слияния или разделения лишь в масштабах одного государства. В 1984 году Советом ЕС был предложен проект Десятой Директивы «О трансграничном слиянии», то есть о слиянии компаний, зарегистрированных в разных государствах-членах ЕС. Однако отсутствие решения вопроса об участии рабочих в управлении компанией не позволило принять данную директиву. В основе этой директивы лежит Третья Директива с учетом особенностей транснационального характера слияний.

Отдельно в ЕС урегулированы операции по поглощению компаний посредством проекта Тринадцатой Директивы о приобретении акций или долей компании, предложенной Советом ЕС в 1996 году76.

Наиболее часто применяемым способом приобретения контроля над компанией было «поглощение» (takeover bids), т.е. приобретение контрольного пакета акций с целью получения преимущественного права голоса.

Последний проект данной Директивы, который считался «рамочным», был представлен Европейской Комиссией в феврале 1996 года. В 2000 году по проекту была выработана общая позиция и запланирована имплементация положений Директивы в национальное законодательство государств-членов не позднее 2005 года.

Положения Тринадцатой Директивы распространяются на предложения о поглощении путем приобретения ценных бумаг компаний (takeover bid), деятельность которых регулируется национальным законодательством, при условии, что такие ценные бумаги допущены к обращению на регулируемом рынке в одной или нескольких странах ЕС. Директива не распространяется на компании, акции которых не имеют допуска на фондовую биржу; в то же время внутри одного государства-члена ЕС по отношению к таким компаниям может быть установлен аналогичный режим. При этом под ценными бумагами понимаются разрешенные к продаже ценные бумаги, дающие право голоса.

Государства-члены должны установить орган или органы, которые будут осуществлять надзор за данными приобретениями. Надзор осуществляется органами государства регистрации компании, акции которой являются объектом предложения. Данное положение вызвало большое противодействие, поскольку оно не предусматривало контроля со стороны соответствующих органов страны, в которой осуществляется торговля такими ценными бумагами в существенном объеме.

Одним из важных моментов Директивы являются положения относительно защиты прав миноритарных акционеров. В этой связи введены понятие обязательного предложения и специальная процедура, по которой им должна быть обеспечена продажа акций по специальной цене с целью защиты их прав, если подобное предложение может ухудшить их положение. Таким образом, всем держателям акций компании, акции которой являются объектом предложения о покупке, должны быть предложены одинаковые условия со стороны покупателя; все адресаты оферты должны иметь достаточное время и информацию для принятия решения; управляющий орган должен действовать в интересах компании в целом; не должны проводиться мнимые торги по этим акциям77.

В Директиве также представлен минимальный перечень информации, которая должна быть предоставлена адресату прежде, чем предложение будет сделано публично:

  1. условия предложения;

  2. идентификационные данные и реквизиты оферента;

  3. информация о ценных бумагах, в отношении которых сделано предложение;

  4. размер возмещения по каждой акции и основания, на которых оно было рассчитано, а также способы его исполнения;

  5. намерения оферента в отношении дальнейшей деятельности компании, служащих компании и менеджмента;

  6. период принятия решения установлен от 4 до 10 недель с даты, когда предложение было сделано публично.

Исходя из текста Директивы, следует отметить, что в ней содержится много противоречивых и спорных положений. Даже основополагающие и самые важные положения, касающиеся вопросов юрисдикции, не дают однозначного ответа в отношении всех возможных ситуаций, связанных с выполнением Директивы. Ключевой принцип проекта — защита миноритарных акционеров — не был регламентирован надлежащим образом. Директива содержит некоторые положения, которые вместо защиты интересов акционеров ведут к снижению уровня их благосостояния и уменьшению стоимости компаний, а также наносят ущерб рынкам слияний и поглощения, более того она может ограничить права владельцев акций на приобретение акций после предложения и ограничить власть руководящего органа компании адресата после предложения на приобретение собственных акций и, следовательно, назначение и снятие с должности директоров не будет осуществляться в соответствии с предложением Пятой директивы.


^ Глава 4. «Бухгалтерский кодекс ЕС»

Три директивы – Четвертая Директива «О годовой финансовой отчетности»78, Седьмая Директива «О консолидированной финансовой отчетности»79 и Восьмая Директива «Об аудите»80 образуют своеобразный бухгалтерский кодекс ЕС81.


    1. ^ Годовой финансовый отчет компании

Годовой финансовый отчет компании состоит из баланса, счета прибылей и убытков, а также Приложения. В Директиве перечисляется ряд условий, которые должны соблюдаться при составлении отчета. Во-первых, действие директивы распространено лишь на определенные виды компаний (объединения капиталов, чей уставной капитал поделен на акции и общества с ограниченной ответственностью, чей капитал поделен на паи/части)82. Все компании поделены на три категории – малые, средние и крупные83. Во-вторых, отчеты должны точно отражать финансовую ситуацию общества, а также результаты его деятельности, что позволяет проследить реальное развитие общества. В исключительных случаях национальное законодательство может предусматривать необходимость предоставления дополнительной информации, если «выполнение установленных требований не приводит к верной картине». В-третьих, баланс открытия финансового года должен соответствовать балансу закрытия предыдущего финансового года, что гарантирует преемственность финансовых счетов. При этом форма составления также является неизменной. Изменение формы составления отчета может иметь место лишь в исключительных случаях, а компания должна дать мотивированное обоснование данному факту и отдельно об этом должно быть оговорено в Приложении. В-четвертых, в отчете отдельно должны быть представлены активы и пассивы, для обеспечения «прозрачности» отчетов. В-пятых, учет не может быть произведен для компании, находящейся в процессе ликвидации, т.е. подразумевается, что компания продолжает свою деятельность. В-шестых, в балансе должны быть записаны лишь данные на день закрытия финансового года. Также следует учесть все предвидимые риски и потери, которые может понести компания в связи с отношениями, которые возникли до закрытия финансового года.

Устанавливает две схемы составления баланса и несколько схем для представления счета прибыли и убытков. При этом государство-член может ввести либо все схемы, либо некоторые из них. Годовой финансовый отчет подлежит обязательному опубликованию. В национальном законодательстве, как исключение, может быть предусмотрено опубликование сокращенного бухгалтерского баланса и приложения, например, для средних предприятий или освобождение от опубликования, например, для малых предприятий.

Согласно положениям Директивы опубликованию в специальном вестнике или бюллетене посредством депонирования в досье, записи в реестре обществ или торговом реестре, подлежат: бухгалтерский баланс; счет прибыли и убытков; приложение; отчет аудиторов.


    1. ^ Консолидированный финансовый отчет компаний


Аналогичные положения в отношении отчетов независимых компаний и схем отчетности лежат в основе ^ Консолидированного отчета84, который в свою очередь состоит из консолидированного баланса, консолидированного счета прибылей и убытков, приложения и отчета аудиторов (в соответствии с Восьмой Директивой). Консолидированные счета составляются на ту же дату, что и счета головной компании, а также подлежат обязательному опубликованию в соответствии с требованиями Первой Директивы 1968 года.

Консолидированная отчетность составляется в следующих случаях:

  1. материнская компания обладает большинством голосов на общем собрании акционеров или участников предприятия;

  2. материнская компания имеет право назначать или увольнять большинство директоров другой компании, которая, в свою очередь, является зависимым предприятием;

  3. головная компания оказывает особое влияние на другую компанию, акционером или участником которой она является в соответствии с договором межу ними или с положениями устава второй.

Кроме того, государство-член вправе требовать составления консолидированных отчетов в случаях, когда одна компания фактически оказывает доминирующее влияние на другую, а также когда руководство первой и второй компаний осуществляется на единой основе органами первой компании85.

В определенных ситуациях составление консолидированного отчета по решению компетентного органа государства-члена может быть факультативным, например, когда головная компания сама является зависимой от другой компании и т.д.

Консолидированный отчет составляется либо по решению административных органов компаний, либо по решению суда, либо по требованию сотрудников компаний.


    1. ^ Международные стандарты финансовой отчетности

Следует отдельно отметить, что в 2000 году было проведено исследование результатов действия Четвертой и Седьмой Директив на территории государств-членов. В результате было подтверждено, что большинство зарегистрированных компаний на территории ЕС по-прежнему пользуются одним из шестнадцати существующих на сегодняшний день наборов стандартов финансовой отчетности.86 В этой связи, во время президентства Португалии в Евросоюзе начались дискуссии по поводу создания общеевропейского финансового рынка капитала, на котором бы существовали единые правила для компаний, чьи акции обращаются на биржах. 31 мая 2001 года была принята Директива об использовании норм МСФО (IAS) 39 в отношении финансовых инструментов, которая внесла изменения в ранее принятые Директивы в этой сфере. Таким образом, государства-члены могут разрешить всем или некоторым категориям компаний оценивать определенные финансовые инструменты по справедливой стоимости. Все зарегистрированные на территории ЕС компании должны перейти к данным стандартам к 2005 году. Государствам-членам рекомендовано распространить требование по применению МСФО 39 и на незарегистрированные компании.


    1. ^ Аудиторская проверка финансовых отчетов

Аудиторская проверка годовых финансовых отчетов и консолидированных отчетов осуществляется в ЕС в соответствии с Восьмой Директивой, которая касается вопросов квалификации лиц, осуществляющих официальный контроль бухгалтерских документов.

В соответствии с национальным законодательством государств-членов это могут быть как физические, так и юридические лица, а также иные формы обществ или ассоциаций.

В первую очередь, они должны иметь достойную репутацию, во-вторых, не осуществлять деятельность несовместимую в соответствии с национальным законодательством с деятельностью аудитора. Помимо этого физическое лицо должно иметь определенный уровень образования и квалификацию:

  • иметь законченное среднее образование;

  • пройти курс теоретического обучения;

  • пройти курс практического обучения;

  • успешно сдать экзамен по специальности, равноценный выпускным экзаменам в университете, который организуется государством, выдающим разрешение на ведение аудиторской деятельности.

Исключение из данных правил возможно, если лицо предоставит доказательства о том, что на протяжении пятнадцати лет оно осуществляло профессиональную деятельность, которая позволила ему получить достаточный опыт работы в финансовой, юридической и бухгалтерской сферах, и успешно сдало экзамен по специальности. Также предусматривается возможность осуществления лицом на протяжении семи лет профессиональной деятельности в тех же сферах, и помимо этого прошедшего курс практической подготовки и успешно сдавшего экзамен по специальности.

По решению компетентных национальных органов аудиторской деятельностью может заниматься лицо, получившее свою квалификацию на территории другого государства-члена.87

При этом в задачу государств-членов входит обеспечение того, чтобы имена и адреса аудиторов были известны общественности.


^ Глава 5. Юридические лица наднационального характера

С первых лет существования Сообществ была поставлена задача разработки законодательной базы новых форм юридических лиц – европейских. Идея заключалась в подчинении их единому для всех государств-членов праву.


^ 5.1. Европейская компания

В этой связи по инициативе Франции 15 марта 1965 Европейская Комиссия создала экспертную группу под председательством профессора Роттердамского университета г-на Сандерса, которая разработала и передала в 1967г. в Совет ЕС проект Устава Европейской Компании88. В 1970 г. Европейская Комиссия внесла предложение о принятии на основании ст. 308 (бывш. ст. 235) Договора об учреждении Европейского сообщества Регламента, содержащего проект Устава Европейской Компании (Societas Europaea)89. Однако положения относительно правового регулирования групп компаний, а также участия рабочих в управлении компании вызвали большие разногласия среди государств-членов ЕС, и проект Регламента был отклонен. После принятия Единого Европейского Акта (1986 г.) Комиссия 29 августа 1989 г. вновь представила в Совет ЕС проект Регламента Устава ЕК и проект Директивы Совета ЕС от 25 августа 1989г. об участии рабочих в управлении компании, дополняющей Регламент, но принятие проекта снова было отложено на неопределенное время.

Для возобновления работы над проектом в ноябре 1996г. была назначена группа экспертов под председательством виконта Давиньона, которая представила в мае 1997г. отчет для внутреннего пользования (неопубликованный) – «European systems of workers involvement; with regard to the European company statute and the other pending proposals». На основании данного отчета в рамках было сформировано компромиссное соглашение в период с 1997 по 1999 гг., предлагающее «схему политических соглашений», которые позволили преодолеть существующие разногласия между рядом государств. Наконец, после многочисленных отклонений, идея принятия Устава ЕК, к всеобщему удивлению, была полностью одобрена на межправительственной конференции в Ницце в декабре 2000г90. Соглашение было достигнуто через признание различных форм трудовых отношений, существующих в государствах-членах. Было решено, что каждое государство-участник должно решить имплементировать ли Директиву об участии рабочих в управлении компанией в случае создания ЕК путем слияния. Если государство решает не применять данную Директиву, то ЕК возможно будет зарегистрировать только в этом государстве-участнике. При этом должно быть заключено соглашение, содержащее положения об участии работников в управлении компанией.

После 30 лет переговоров Совет ЕС принял 8 октября 2001 г. Регламент, содержащий ^ Устав Европейской Компании, и Директиву об участии рабочих в управлении компании, являющейся неотъемлемой частью Регламента91.

Порядок образования, функционирования и прекращения деятельности ЕК регулируется Уставом, в случаях, предусмотренных Регламентом – учредительными документами компании, в остальных случаях – нормами национального законодательства государства-члена ЕС, где компания имеет зарегистрированный офис.

В соответствии с положениями Устава Европейская компания может быть образована компаниями или фирмами, зарегистрированными на территории одного из государств-членов ЕС, центральное управление и основная предпринимательская деятельность которых находятся внутри Сообществ92. Однако в законодательстве государства-члена может быть предусмотрена возможность учреждения Европейской Компании компанией или фирмой, центральное управление которой находится за пределами ЕС, но имеющей на территории Сообществ вторичное учреждение93 (подтверждающее длительную и эффективную связь компании с государством-членом).

В Ууставе предусмотрено пять способов открытия:

  • посредством слияния акционерных обществ, по крайней мере, два из которых учреждены и функционируют на основании законодательства различных государств-членов ЕС;

  • посредством учреждения холдинговой Европейской Компании (ЕК холдинг) акционерными обществами и/или обществами с ограниченной ответственностью. При этом центральное управление, по крайней мере, двух из них должно находиться на территории различных государств-членов, либо филиал одного из них должен быть расположен на протяжении не менее двух лет на территории иного государства-члена, чем то, где расположен головной офис, и регулироваться его законодательством;

  • посредством создания совместного дочернего предприятия (ЕК филиал) компаниями или фирмами в смысле ст.48 (бывш. ст.58) Договора об учреждении Европейского Сообщества учетом требований по территориальной принадлежности, перечисленных в предыдущем пункте;

  • посредством преобразования в ЕК акционерных обществ, зарегистрированных на территории одного из государств-членов и имеющих филиал, на протяжении не менее двух лет, на территории другого государства-члена, нежели то, где находится его центральное управление;

  • открытие филиала или дочерней компании самой Европейской Компанией.

Европейская компания наделяется статусом юридического лица с момента ее регистрации в одном из государств-членов ЕС, при условии, что в соответствующих учредительных документах будет содержаться пункт об участии рабочих и служащих в управлении компанией в соответствии с положениями Директивы от 08 октября 2001г., представляет собой объединение капиталов; капитал компании поделен на акции; минимальный размер капитала – 120.000 евро.

В случаях, не предусмотренных Регламентом или иными нормативно-правовыми актами ЕС, применению подлежит право страны, где находится центральное управление компании.

Структура и функционирование компании регулируются учредительными документами компании. Учредителям предоставлено право выбора между двухзвенной (наличие наблюдательного и административного советов) и однозвенной (наличие лишь административного органа) системой управления.

К сожалению, многие вопросы, касающиеся важных моментов деятельности (например, вопросы налогообложения, ликвидации и банкротства компании и т.д.), остались за рамками Регламента и будут регулироваться в зависимости от применимого национального права.

Таким образом, можно сделать вывод, что идея создания наднационального (европейского) юридического лица не была воплощена в жизнь. На сегодняшний день следует говорить о создании в рамках ЕС юридического лица наднационального характера. Тем не менее, приверженцы94 унификации всех отраслей европейского права расценивают принятие Устава ЕК не как поражение, а как успех, указывая на то, что это еще один шаг на данном пути после принятия 25 июля 1985 года Регламента95, содержащего Устав Европейского объединения по экономическим интересам96 (ЕОЭИ).


^ 5.2. Европейское объединение по экономическим интересам

Европейское объединение по экономическим интересам представляет собой достаточно гибкий и удобный инструмент для средних и малых предприятий с целью реализации определенных экономических целей или задач и развития их деятельности.

Деятельность ЕОЭИ должна быть связана с основной деятельностью его участников. Участниками объединения могут быть компании или фирмы в смысле ст. 48 (бывш. ст.58), а в случаях предусмотренных национальным законодательством – некоммерческие организации и юридические лица публичного права в той мере, в какой они занимаются предпринимательской (коммерческой) деятельностью, а также физические лица (независимо от их национальности), осуществляющие предпринимательскую деятельность или иную деятельность в сфере предоставления услуг на территории ЕС.

Участники ЕОЭИ несут неограниченную солидарную ответственность по обязательствам объединения. В случае досрочного выхода компания несет в течение пяти лет после своего выхода неограниченную и солидарную ответственность по обязательствам, возникшим в период его членства.

Необходимо отметить, что вопрос о предоставлении объединению правосубъектности оставлен на усмотрение национального законодательства, хотя ЕОЭИ и обладает некоторыми признаками юридического лица – правом выступать в торговом обороте от собственного имени, быть истцом и ответчиком в суде. В большинстве государств-членов за ЕОЭИ признается статус юридического лица, исключение составляют лишь Германия и Италия97.

Для учреждения ЕОЭИ должен быть заключен соответствующий договор между его участниками, где указываются цели его создания, определяется доля каждого участника (прибыль распределяется в зависимости от доли). ЕОЭИ необходимо зарегистрировать в торговом реестре государства-члена ЕС, где будет находиться юридический адрес объединения, с соблюдением всех формальностей, касающихся учреждения компаний, в соответствии с европейским и национальным законодательством (например, в отношении обязательного опубликования информации об учреждении в специализированных вестниках).

В отношении налогообложения также выбрана очень удобная форма: с целью избежания двойного налогообложения ЕОЭИ не облагается налогами, налоги платятся участниками с их доли прибыли в соответствии со своим национальным законодательством в своем государстве.

Прекращение деятельности ЕОЭИ возможно либо по взаимной договоренности его участников, либо по истечению определенного срока с момента регистрации (если оно было создано на определенный срок98), либо по достижению цели объединения (если оно было создано на неопределенный срок), а также на основании решения суда.

С момента вступления в силу Регламента Устава ЕОЭИ данная форма приобрела большую популярность в Европе, количество таких объединений неуклонно растет, особенно в сфере предоставления услуг99.


^ 5.3. Иные формы объединений

В настоящее время Европейская Комиссия передала в Совет ЕС предложения двух регламентов100, содержащих Уставы Европейской ассоциации (ЕА) (некоммерческой организации), Европейского взаимного общества (ЕВО) (призванного оказывать содействие в осуществлении деятельности в сферах страхования, здравоохранения и социального обеспечения)101. Неотъемлемой частью предложений Регламентов являются Директивы об участии рабочих и служащих в управлении соответствующих компаний.

Следует подчеркнуть, что главной целью создания новых видов юридических лиц наднационального (европейского) характера является предоставление возможности физическим и юридическим лицам из различных государств-членов ЕС учреждать объединения, которые могли бы осуществлять предпринимательскую деятельность на всей территории ЕС и регулироваться единым (одинаковым) законодательством.

Акты, необходимые для освоения материала





оставить комментарий
страница1/3
Дата17.10.2011
Размер0,7 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3
отлично
  2
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх