А. Б. Бушев отцифрованное кино как материал языкового icon

А. Б. Бушев отцифрованное кино как материал языкового


Смотрите также:
Учебно-методический комплекс по дисциплине “ Актуальные проблемы филологии: теоретические основы...
Расписание киноклуба «арткино»...
Расписание киноклуба «арткино»...
-
-
Кинемотографическое значение...
Неделя ирландского кино в Иркутске 15-21 марта...
М. Б. Ямпольский пишет о феноменологическом анализе кино: «…мир кино прежде всего состоит из...
Интервью с Юсовым В. И...
Положение о конкурсе...
А. Е. Супрун древние славяне и их прародина...
Альтернативный контроль в обучении иностранному языку как средство повышения качества языкового...



Загрузка...
скачать

А. Б. Бушев

ОТЦИФРОВАННОЕ КИНО КАК МАТЕРИАЛ ЯЗЫКОВОГО

ОБРАЗОВАНИЯ И ЭСТЕТИЧЕСКОГО ВОСПИТАНИЯ




Настоящий материал посвящается осмыслению использования отцифрованного кино в современной языковой и - шире – эстетической педагогике. В дидактике традиционно выделялись явно дидактические приемы и тексты и тексты, несущие большой суггестивный, художественный эффект, применяемые в целях образования. К последним относится феномен кино.

С появлением цифрового кино кинематограф обрел второе дыхание. Появились отцифрованные версии фильмов, при работе с DVD имеется возможность переключений между языками. В прежние годы просмотр фильмов на изучаемом языке подразумевал поход в киноклуб, кинотеатр, одноразовый просмотр, лишь один вариант перевода (устный перевод, субтитры). Фильмы всегда положительно сказывались как на мотивации обучаемого, так и на познавательном интересе к изучаемой культуре, раздвижению рамок представлений и т.д. Чего стоит, например, один просмотр прекрасного фильма «Ромео и Джульетта» Дзеффирелли. Фильм , просматриваемые на иностранном языке – среда естественного (аутентичного) поведения и ключ к пониманию менталитета.

Сегодняшняя работа с фильмом при домашнем просмотре иная. В методическом плане возможности метода значительно расширяются, учитывая возможность повторов, переключений между языками, немых просмотров, чтения субтитров. DVD–просмотр по сути включает в себя элементы билингвального метода, который достаточно известен в методике преподавания и изучения языков. При этом в языковом отношении фильм прекрасно моделирует языковое поведение, моменты реальности и социальности.

Настоящая публикация демонстрирует своей целью, что новые информтехнологии в культурологи – не только использование материалов, получаемых по каналам Интернета, но также отцифрованные версии фильмов. Велик культурологический, образовательный потенциал кино с его разностилевым, разнотематическим, разножанровым, разнорегистровым, разносоциальнолектным дискурсом. На продвинутом этапе языкового обучения значение кино переоценить невозможно.

Необходимым представляется отметить разнообразные моменты кино- язык движения, аудиальный и визуальный языки, присутствие вербализованной и невербальной метафорики, своеобразную эстетику кино, эстетическое воздействие на реципиента, феномен художественности как критерий эстетической оценки, представленность различных типов дискурса как средство создания вторичной языковой личности, овладения субъязыками как критерий развитости языковой личности, представленность ценностного компонента в тексте, религиозно-этнических ценностей, трансляция ценностей и национального мифотворчества кино. Все эти факторы играют роль в выборе столь эффективных текстов на продвинутом этапе обучения.

Отдельные публикации связывают отдельные группы лексических единиц с кино, с прессой. Так, в современной речевой культуре к числу наиболее мобильных пластов крылатых единиц относятся единицы, порожденные телевидением и кинематографом. В современном английском языке широко используются крылатые единицы, восходящие к названиям кинолент (Some Like It Hot, James Bond, Godfather, Superman, Terminator, Star Wars, The X-Files) и репликам киногероев (I will be back. The truth is out there. Good thinking Batman. Trust no one).

Продемонстрируем постижение арго и сниженной речи при помощи современного кино. Фильм Фернардо Мейреллеса «Город бога» – портрет криминального мира Рио-де-Жанейро. Черный парень не становится гангстером, а приобретает вкус к ремеслу фотографа и чувствует в себе силы рассказать о гетто Рио, гангстерах Рио и окружающей его жизни.

С собственно языковой точки зрения обращает на себя внимание особенности коллоквиального, сниженного разговорного языка и особенности социолекта криминальной среды.
^

Грамматические особенности малограмотности:


Outta, getta., gotta find me first, I wanna play. You wanna mess with me, Gimme money, You wanna die for your boss money, to get outta here
^

Особенности просторечья:


Talk bullshit, we grab the money and get out. You cover us, OK. Stop trying to rush things. Hold up, bitch .Let’s beat it! Jesus, what a car!

Особенности лексического пласта языка:


Hood, bro, pot, dork slut, joke, junkies

Обращает на себя внимание присутствие как арго, гангстерского сленга, так и сленга деклассированной молодежи.
^

Особенности сниженности речи:


Hey kid! Are you nuts?You lose, pal. He sucks

Обсценизмы, вульгаризмы в речи:


Stop this fucker. Hurry up, asshole. You see, asshole. Fuck the cops. Clear out! Everything is fucked out. Fucking useless. You fucking fag. Something fucked up.

Продемонстрированные лексические единицы маркированы, для многих из них характерна экспрессивность, эмоциональность, оценочность, сигнальная функция, криптолалическая функция, краткость, метафоричность, полуграмотность, оценочная функция.

Арго, метафоризация, стиль – на эти языковедческие вопросы выходит обсуждение единиц дискурса «Города бога».

Другой пример. Фильм «Авиатор» Скорсезе – представляющий жизнь американского мультимиллионера индустрии кино и самолетостроения Хьюза, человека одержимого, странного - прекрасное средство постижения кроме тематизма (PUBLICITY, SUCCESS, MONEY) как интонационного рисунка речи (Л. Ди Каприо), так и профессионального вокабуляра авиаторов (типа drag, no resistance on fuselage, gross weight, test flight, landing gear), плюс возможность семантизации аутентичного текста на уровне целых фраз (типа I am losing altitude. I can take the wheel).

Характерно эмоциональное реагирование , присущее аутентичному дискурсу (типа You did it! What the hell he is doing here! Don’t be unkind! I am afraid you have to do it. Take it easy. I am glad for you. Go away. Would you do that.)

Третий пример тематизма. Мир спорта предстает в фильме “Against the Ropes” – “За канатами». Женщина–менеджер, родившаяся в семье боксера (роль Мэг Райан)- убеждает чернокожего боксера Лютера Шоу, что тот обладает достаточном талантом для того ,чтобы добиться славы.При просмотре фильма обращает на себя внимание профессиональная лексика мира бокса: jab, hook, get off the ropes, nonstop punches, to enter the ring. Далее рассматриваем тематическое на уровне целых фраз: He packs a helluva punch like you said. He is strong , got a great feint and he ‘s a southpaw like hagler. Well if he can learn to be a switch hitter. Counetpunch him. It’s a raw deal. I ain’t ready. I am not nutty, I know it like a back of my hand. He was a thug that outthugged another thug.

Характерен ролевой дискурс – дискурс тренера: You’ve got to take the shot. Now snap out that jab. All right, dig it in, that’s right. Now jab him out. Push him off. Knock him out. Hit him hard. Break clean. Touch gloves.

Типична вербализация комментария типа ^ He has no love lost whatsoever for the young boxer. just maul on him out a dirty fight.

Кроме интересных наблюдений над спецификой дискурса и вокабуляром, связанным с разнообразным социальным статусом и ролями, можно наблюдать элементы сексизма и борьбы с ним, психологические элементы преодоления негативизма, поведение афроамериканцев. и т.д.

Еще интереснее недавний фильм К. Иствуда “A million Dollar Baby” – девушка становится боксером – сплошное преодоление себя, отношения к себе и традиционного менталитета.

Фильм Тэйлора Хэкфорда «Рэй» история всемирно известного исполнителя блюзов, - негра, лишенного зрения – Рэя Чарльза. Тема фильма рассматривается как тема преодоления – Чэй Чарльз борется с наркотиками, с собой, с расизмом. Когда-то лишенный права выступлений в Джорджии за поддержку движения против сегрегации, Рэй Чарльз получает извинения и его песня «Georgia on my mind” признается гимном штата. Культурный смысл знаковых фигур – одно из проявлений тематизма дискурса.

От изучения речи, индивидуальной, тематической мы поднимаемся к обсуждению идейных, художественно-эстетических особенностей фильма. В контексте проблематики дидактики эстетического и этического представляет несомненный интерес рефлексия ценностей и ценностный подход в воспитании. Анализ опыта существования таких теорий в воспитании осуществлялся в России. (Цырлина 1987). Ценности и их обсуждение имеют как долгую и представленную трудами крупнейших мыслителей историю, так и ускользают от рефлексии.

В самых разных контекстах – порой публицистических, политологических, бытовых, научных – мы слышим фразу «ценности, ценностный конфликт, неприятие тех или иных ценностей, ценности того или иного образа жизни». Между тем в современных гуманитарных исследованиях эта категория редко подвергается обсуждению. Очевидно, при этом учитывается как мощная философская и этическая традиции, фундирующие дискурс о ценностях, так и свойство ценностей ускользать от рефлексии. Ценности культуры, литературы, образа жизни, этические, религиозные, социальные, педагогические сегодня находятся в сфере дискурса педагогов, социологов, политологов, культурологов, философов, публицистов представляются существенным компонентом, задающим сегодняшние проблемы и пути их решения.

Так, в авторитетной двух томной Российской педагогической энциклопедии (ред. В. В. Давыдов, М., 1999) не находим статьи о ценностях. Есть, конечно, статьи о морали, нравственности, об этике, где акцентируется индивидуальный выбор между добром и злом, важные моменты нравственных приличий, опасность морализаторства и морального террора (А.А. Гусейнов) и т.д.. Однако, существование в обществе системы ценностей, или, скажем, существование ценностей отечественной педагогики не признается учеными достойным отдельной небольшой статьи – ценности вновь ускользают от рефлексии. Зато находим статью о ценностном воспитании – направлении в педагогике США, Канады и стран Западной Европы, согласно которому у индивида должна быть выработана способность к самостоятельному выбору ценностей. Это было ответом на диалог культуры, массовой культуры и контркультуры в шестидесятые годы, самостоятельное этическое определение при создании нравственных критериев важно, но необходимо отметить и фактор прямой передачи и «давления» ценностей в социуме.

В качестве трудов, представляющих методологические основы ценностного выбора, рассматриваются и прагматизм Дж. Дьюи, и диалектическая теология П.Тиллиха, и диалогизм М. Бубера, и гуманистическая психология, и когнитивные работы Ж. Пиаже, Л. Кольберга, Э. Эриксона. Теория объединяет различные концепции: ценностного внушения, разъяснения ценностей, ценностного анализа, внедрения ценностей, ценностной рефлексии, ценностного действия. Природа ценностей, процесс их интериоризации и педагогический пафос теорий («помочь людям жить в соответствии с ценностями») представляют несомненный интерес в ключе тематики данной конференции.

Важно как существование определенных ценностных критериев в быту, так и социальных ценностей, государственных ценностей, культивируемых в образовании, рефлексия над ценностями и их выбором, понимание того, всегда ли ценности рациональны, всегда ли ценности демократичны.

Моральная философия и моральное образования имеет множество журнальных платформ для выступлений, исследование «Ценностное воспитание в Европе»(1994) представляет интерес и сегодня.

Ценностные ориентации В. Л. Абушенко определяет прежде всего как предпочтения или отвержения определенных смыслов как жизнеорганизующих начал и (не) готовность вести себя в соответствии с ними. «Ценностные ориентации задают общую направленность интересам и устремлениям личности; иерархию индивидуальных предпочтений и образцов; целевую и мотивационную программы; уровень притязаний и престижных предпочтений, представлений о должном и механизмы селекции по критериям значимости; меру готовности и решимости (через волевые компоненты) к реализации собственного «проекта» жизни» (Абушенко 1999).

Ценностные ориентации проявляются и раскрываются через оценки, которые человек дает себе, другим, обстоятельствам и т.д., через его умение структурировать жизненные ситуации, принимать решения в проблемных и выходить из конфликтных ситуаций, через избирательные линии поведения в экзистенциальных и морально окрашенных ситуациях, через умение задавать и изменять доминанты собственной жизнедеятельности.

Многое зависит от отрефлексированности ценностных ориентаций, динамизма, открытости, непротиворечивости систем ценностных ориентаций. Надо учитывать, что сосуществуют разные локусы культурного пространства, подчиняемые разным нормам и задаваемые и задающие разные ценности. Отношение (attitude) плюс переживание значимости ведут к формированию ценности, являют ценностно-рациональную ориентацию (М. Вебер).

До обидного мало в общекультурологических концепциях и учебниках уделяется места художественному кино, а именно оно на протяжении двух-трех поколений двадцатого века сыграло свою яркую роль, стало новым художественным языком и памятником искусства двадцатого века: «На глазах двух-трех поколений кинематограф из технической новинки и ярмарочного развлечения превратился в часть повседневной жизни миллиардов людей, в новое искусство, масштабное зрелище, явление культуры, и, наконец, в музейное достояние» (Первый век кино 2003: 3).

Кино - индустриальное искусство – может отличаться эстетикой целых пластов (эстетика коммерческого кино, эстетика соцреализма, итальянского неореализма, Новой волны, Догмы, эстетика трофейных лент, немого кино, индийского кино, вестерна, мюзикла, криминальной драмы, молодежной, романтической комедии, кино не для всех, культового кино, авангарда и проч.). Жанровость - важный параметр, заслуживающий обсуждения. Даже анархичная режиссура подчиняется законам, например, драмы, криминальной драмы, драмы страстей, притчи, комедии, детектива, триллера, мистического фильма, историко-приключенческого фильма, фильма-катастрофы, фильма ужасов, сказки с им присущими сюжетными и жанровыми законами, динамикой, скоростями, трагизмом, правдой. Жанровое и национальное своеобразие – две существенных составляющих ткани художественного творения.

Однако и отдельные мастера подлинно художественного кино создают целые художественные миры, которые являются той культурной реальностью, которая требует интерпретации, понимания, освоения и присвоения сознанием. Мироощущение художника, природа художественного остаются загадкой творчества. Вся эта деятельность происходит вкино на границе культур, на границе языков движения, цвета, образа, звука, что и позволяет говорить о том, что именно такая художественная коммуникация является одной из сильных межкультурных коммуникаций. Все это требует соучастия, достраивания, присвоения художественного мира, большой работы по рецепции художественных ценностей. Это же – одновременно – и делает мир кино тем миром, движение в котором способствует пониманию межкультурных различий, позволяет преодолевать их кажущуюся непреодолимость. Кино – художественная коммуникативная деятельность: особенно ценна возможность пробиться к лицам без культурной традиции - существенная возможность именно для кино в силу специфики поэтики и художественного языка кино. Всем знакомы миры А. Куросавы, И. Бергмана, Р. В. Фасбиндера, Ж. Л. Годара. Ф. Трюффо, Р. Росселини, Л. Висконти, В. де Сики, Дж. де Сантиса, П. Джерми, Ф. Феллини, М. Антониони, Б. Бертолуччи, П. Пазолини. Они органично сосуществуют с мирами П. Альмодовара, Т. Китано, А. Вайды, В. Аллена, С. Кубрика, А. Тарковского, К. Кеслевского, Л. Бунюэля, С. Соловьева, С. Параджанова, А.Сокурова, А. Довженко, М. Донского, И. Пырьева, Г. Александрова, М. Хуциева, К. Муратовой, С. Эйзенштейна, М. Ромма, А. Довженко, Г. Козинцева…

Природа этого искусства заставляет постоянно размышлять над чувством, смыслом, театральностью, условностью и реализмом, движением – основой экранного образа.

^ Игровое начало очень существенно в кино. Так, для Ф. Феллини кино - игра, опасная игра, но все таки игра, исключающая мессианство художника.

Самый возвышенный из всех возвышенных обманов – искусство. Не многие из художников ставили своей целью привести человека к депрессии. В общении с искусством человек хочет обрести надежду. Искусство без надежды не привлекает его. Кино - обман по своей природе. «Я должен рассказывать выдуманные истории, красиво лгать,» - пишет режиссер Новой волны, воспитанной кино, провозгласившей интерес к портретированию реальной жизни и имевшей для этого новую технику Ф. Трюффо (Трюффо 1989: 195). Что же тогда должны были написать первые творцы кино! А. С. Кончаловский пишет: «Обманывать тоже надо уметь. Я учился этому у великих. Великий возвышающий обманщик Куросава. И он, и Бюнюэль, и Феллини, и Бергман, мои кумиры – все великие возвышающие обманщики! Они великие именно потому, что создают вою реальность, очень непохожую на жизнь. Но эта придуманная реальность волнует, заставляет смеяться и плакать. Ибо в этой театральности – жизнь духа, абсолютная убеждающая правда. Конечно же, великий обман искусства должен быть возвышающим» (Кончаловский 2001 : 45). Отмечается, что магия в кино возникает не за счет искажения реальности, а за счет насыщения ее другими смыслами. «Вот эти великие – Бюнюэль, Куросава, Феллини, Бергман, Брессон – остались для меня высеченными в скале, как знаменитые бюсты американских президентов» (Кончаловский 2001: 142). Интересно, что у всех них нет, как правило, желания выдавать рассказываемое историю за саму жизнь. Своими картинами они как бы говорят: «Это искусство, это неправда» (Кончаловский 2001: 142). Большие произведения искусства не подавляют, дают веру. Таково искусство Бергмана и Ренуара, Куросавы и Бюнюэля, Вайды, Бертоллучи, Антониони…

При рефлексии над феноменом культурного шока кино первой предстает проблема «изображение и слово». Изображение сильнее слова (иконичность как вид знаковости). Форма в наш век становится все более и более могущественной, образ – важнее содержания.

Язык кино существенно отличается от других языков: кино может смотреть глухой, а в театр пойти слепой. Известно, как усложняется художественный мир, новое зрелище рождается, если видеоряд соответствует музыке - у М.Формана, Л. Висконти, А. Вайды.

Значима в эстетически ориентированной деятельности кино инокультурность и возможность межкультурной проницаемости– возможность благодаря феноменологической редукции оказаться в шкуре протагониста китайского, японского, западноверопейского и т.д. мира, чувствовать социально-культурные среды кино.

^ Человеческий характер - в центре кино. Сенсуализм, психологизм, субъективизм, тема человеческой личности часто присущи размышлениям художников кино, они привлекают зрителя поверх национальных и исторических сред. При этом значим общеэтический экзистенциальный оптимизм, вера в человека. Франсуа Трюффо пишет, например, что в отличие от Ренура Бергман, бесспорно, не облегчает своими фильмами наше существование: «А между тем – не знаю, насколько это верно, всегда кажется, что художник оптимист значительнее и нужнее для своих современников, чем отчаявшийся нигилист (если, конечно, под оптимизмом подразумевать не прекраснодушие, а как бы преодоленный пессимизм)». В центре внимания кино - чаплиновская тема человека, энергетика человеческого поведения, трансформация мира внешнего и внутреннего.

Коммуникативная задача искусства, воздействие художественности занимало представителей эстетики, филологии, искусствоведения. Так, в своей последней книге филолог В. Г. Адмони анализирует большое впечатление от фильмов Бергмана и Феллини. Есть на тему кино и исследования русских формалистов-литературоведов, Ю. М. Лотмана, обратившегося к семиотике кино. В. Г. Адмони говорит о батизматическом перебирании кусочков реальности при прочтении текста. Ю. М. Лотман понимает киноискусство как особым образом организованный язык, а язык определяет как любую упорядоченную систему, служащую средством коммуникации и пользующуюся знаками. Произведения искусства рассматриваются как сообщения на этом языке и называются текстами. Выработка оптимальной процедуры анализа связана с техниками понимания, направлена на развитие вкуса.

«Большое эстетическое удовольствие от чтения можно получить и не зная стилистики – истинное произведение искусства всегда оставляет след в сознании читателя, но для подготовленного читателя этот след и сопереживание будут и глубже, и полнее. Эстетическое сотворчество читателя, зрителя, слушателя занимало Д.С. Лихачева, многих художников (Л. Толстой).

Важными опорными пунктами интерпретации остаются следующие проблемы, требующие обсуждения:

  1. Социальное и художественное при анализе текста: недопустимо примитивное социологизизирование.

  2. Эстетические категории, разработанные, например, Ю. Б. Боревым: трагическое, комическое, героическое…

  3. ^ Принцип сжатости, другие пути преобразования традиционной поэтики. Внимание привлекают ритм, метафорика, символизм, экспрессионизм, образы, условность, (неореалистическая) простота. Многое про кино стало понятным в рекламном нарративе.

  4. ^ Проблема соотношения ratio и emotio – интеллектуального и чувственного. Об этом размышляет, например, А. С. Кончаловский: «С момента счастья начать фильм очень трудно. Это возможно в музыке. Так начинается Первый концерт Чайковского – сразу счастье. В кино это сложнее. Получается не счастье, а информация о счастье. В музыке нет момента информации, информация не может быть абстрактна. Она – вещь рациональная, интеллектуальная, знаковая: человек умер, человек женился. Эмоция, конечно. С информацией связана, но она возникает потом. Величие музыки в том, что она вся – чистая эмоция» (Кончаловский 2001: 119).

  5. ^ Соотношение времени исторического и художественного, сиюминутность театра и монтаж кино. Существенность и важность момента. Театр – это почти религиозное действо, о кинематографе этого не скажешь. Может быть, потому, что фильм снимается по частям, по кусочкам, за день – 2-3 минуты полезного времени, в конечном счете он существует практически благодаря монтажном столу.

  6. ^ Расклейка смысла и содержания: выстраивание в том числе и на основе содержания смыслов и метасмыслов, новых конфигураций - значащего переживания, проявления экзистенциальных смыслов. Скупы строки рецензий или анонсов. А как сложны художественные картины, сколько толкований вызывают. Дуализм формы и содержания – противопоставление того, что сказано, тому, как это сказано – вечная проблема эстетики.

  7. Контекст, мир художественного творения, альтернативный мир. Невозможно достигнуть исчерпывающего, единственно правильного толкования того или иного художественного творения. Необходим учет и взаимодействие элементов не только в парадигматическом плане, но и в синтагматическом – все средства художественного изображения внутри текста. Часто для восприятия характерны изолированное восприятие отдельных элементов, неумение учесть влияние контекста, эмоциональные , оценочные, экспрессивные возможности и их сочетаемость. Существенно отношение автора к изображаемому, ирония, сарказм. Для неподготовленного зрителя ахиллесовой пятой оказываются нечувствительность к подтексту, неспособность самостоятельно дополнить недосказанное (пустые места В. Изера). Велика роль детали, техника интерпретации детали.

  8. Художественное произведение воздействует на читателя не только самыми образами, аналогиями, контрастами и т.д., оно требует, чтобы читатель по этим образам, контрастам, аналогиям дополнил и восстановил то, что опущено, но подразумевается. Велика роль техники выявления имплицитного (сказанного неявно) и эксплицитного в тексте художественного произведения. Читатель по приметам догадывается о недосказанном, благодаря чему выполняется основное условие эффективности связи: максимум сообщения при минимуме сигнала.

  9. Происходит сопоставлению элементов текста с имеющимися в памяти образами, идентификация и преобразование. При этом система принимаемых реципиентом решений составляет, образно говоря, стратегию декодирования. Анализ текста проводится как произведения искусства, не смешивая с факторами действительности, которые в тексте предоставлены. Отмечается взаимодействие и единство содержания и выражающих его языковых средств. Модель рефлексии представляются моделью обращения рефлексии на мир. Художественный текст поэтому может являться средством толкования истории.

  10. Существенны различные формы передачи речи повествователя и персонажей: диалог, несобственно прямая речь, поток сознания, комментарий, трансформации беседы и размышления.

Стилистический анализ с точки зрения получателя называется стилисткой восприятия. Знание генезиса произведения, эпохи, в которую создано и которая описывается, всей истории всегда отличало отечественную историю культуры и методику ее преподавания. Художественное произведение сравнивается и сопоставляется со всем тем, что было создано до него, оценивается в рамках существующей литературно-эстетической традиции. Однако произведение реализуется в сознании, в восприятии читателя. Ведь процесс культурно развития общества – процесс двусторонний. Это не только создание культурных ценностей, но и переработка их читателями, слушателями, зрителями, их сотворчество.

Преодоление глухоты, понимание бездны своего непонимания при встрече с незнакомым, невозможность перевыразить его в знакомом, свести к экзистенциальному, эвристический суггестивный потенциал текста вызывают культурный шок. Становятся нужными техники перевыражения. Происходит «подстраивание» воспринимающей системы реципиента к средствам воздействия, магия кино в управлении мыслительным, эмоциональным и эстетическим восприятием. Новым видится мир изображенный, отношений между персонажами, к ситуации, авторское отношение ко всему изображаемому. Перед эстетикой восприятия стоит непростая задача найти пути создания ориентировочной основы читательского восприятия – сотворчества.

«Познание не есть растворение познающего в познаваемом. Не только целые народы и эпохи, но и отдельный человек может до конца понять другого человека, не переставая быть самим собой, а лишь обогащаясь познавательно» – так говорил об этом Д. С. Лихачев.

Кино- мощнейшее искусство, которое может захватить и эстетически покорить людей без культурной традиции, многое сказать человеку. В этом смысле оно действительно является важнейшим из всех искусств. Анализируя кино, мы всегда nolens volens рассматриваем его при помощи определенной оптики, позволяющей нам систематизировать свои впечатления от идей и их выражения, сюжетики, киноязыка и т.д. Существенными опорными пунктами наших техник понимания кинотекстов являются жанровые рамки и законы жанров, национальные традиции, индивидуально-авторские манеры выражения. Однако в кино возникают и целые направления, имеющие свои эстетические манифесты и проявления. Наиболее яркие всплески появились в истории кино не единожды (итальянский неореализм, Новая волна, современный Голливуд, Догма).

Мир реальный и мир художественный, их взаимоотношения, отношения художественного мира и художественного времени к реальности исторической , к времени реальному – вновь в центре обсуждения. Сколь сложной становится картина. если художественный мир еще и мир условный. А не любой и художественный мир условен?! Так, известный писатель и киносценарист Ю. М. Нагибин вспоминает свою старую мысль о нереальности реальной жизни и всевластии литературы, которая вовсе не воспроизводит, не отражает, а творит действительность: «Иной действительности, кроме литературной, нет. Вот почему наше руководство стремится исправлять литературу, а не жизнь. Важно, чтобы в литературе все выглядело хорошо, а как было на самом деле, никого не интересует. Нет никакой реальности далеких волховских степей, кроме той, что придумал я…Насколько поэзия сильнее правды» (Нагибин 2001: 329).

Таким образом, матриал демонстрирует не только языковую, но и дидактическую, воспитательную эстетическую значимость источника – отцифрованного кино.

ЛИТЕРАТУРА

  1. В. Л. Абушенко. Ценностные ориентации// Новейший философский словарь. Минск, 1999. С. 798.

  2. Бергман И. Осенняя соната: киноповести. М.: Известия, 19888. – 256 с.

  3. Каменев К. В.. Русские и английские крылатые единицы, восходящие к синтетическим жанрам искусства // Фразеологические чтения памяти проф. В. А. Лебединской. Вып 2. Курган, 2005. С. 94-97. Рассмотрение теории прецедентности проводится во многих работах.

  4. Кончаловский А. С. Низкие истины. – М.: Коллекция «Совершенно секретно», 2000. – 284 с.

  5. Кончаловский А. С. Возвышающий обман.- М.: Коллекция «Совершенно секретно», 2001 – 352 с.

  6. Нагибин Ю. М. Дневник. – М.: Издательство Олимп, Астрель, АСТ, 2001 – 624 с.

  7. Трюффо о Трюффо. М., 1989.

  8. Первый век кино. Популярная энциклопедия. Из-во Локхид. Руководитель проекта Е. Борсук.М., 2005.

  9. Ценности, каноны. Цены: текст как средство межкультурного обмена. VII фубрайтовская летняя школа. М. МГУ, 2004. www.fulbright.ru

  10. Т. В. Цырлина. Ценностное воспитание в педагогике США. Критический анализ. СП, 1987, №1.




Скачать 179,26 Kb.
оставить комментарий
Дата16.10.2011
Размер179,26 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх