Симбирск глазами современников. Воспоминания о Симбирске, как исторический источник icon

Симбирск глазами современников. Воспоминания о Симбирске, как исторический источник



Смотрите также:
Воспоминания поволжских узников гулага как исторический источник...
Андрей Белый На рубеже двух столетий Воспоминания в 3-х книгах...
Воспоминания ветеранов о Великой Отечественной войне – важнейший исторический источник личного...
Список вопросов к зачету по курсу...
А. А. Савельев и его воспоминания: Статья...
И. Н. Данилевский...
Е. В. Макарова списки населенных мест пермской губернии второй половины XIX начала XX в...
1 По истории западноевропейского средневековья...
«Древнерусские украшения княжеско-боярского женского головного убора как исторический источник...
«Историография, источниковедение и методы исторического исследования»...
«Древняя Русь глазами современников и потомков»...
«Древнерусские украшения княжеско-боярского женского головного убора как исторический источник...



скачать
А. И. Стеценко.

К. и. н., доцент УлГу.

Г. Ульяновск.


Симбирск глазами современников.

Воспоминания о Симбирске, как исторический источник.

Если попытаться кратко сформулировать представления о дореволюционном Симбирске, бытующие в краеведческой литературе последних десятилетий, то достаточно четко вырисовываются две тенденции. Первая характерна для публикаций 60-80-х гг. XX в. В изданиях той поры Симбирск предстает как захолуст­ный городок с обилием кабаков, церквей и соборов, с полуразрушенными одно­этажными деревянными домишками. Вторая, характерная для более позднего времени - второй половины 1980 – 1990-х гг., напротив, рисует город в идеализированном виде, как один из лучших городов империи. Тот факт, что обе взаимоисключающие точки зрения базируются на воспоминаниях людей, живших или побывавших в Симбирске, делает актуальной задачу изучения воспоминаний, дневниковых записей и путевых заметок людей, оставивших свои впечатления о нашем городе.

Традиционные методы изучения истории города, основанные на изучении статистической литературы и архивных документов, позволяют нам определить точное количество церквей и трактиров, деревянных и каменных домов, определить уровень и тенденции в развития торговли, ремесел промышленности и т. п., но не дадут воз­можности увидеть город глазами современников тех событий. Многие основывают свои представления, исходя из многочисленных фотографи­й запечатлевших виды Симбирска. Однако, за кажущейся объективностью фотографии скрывается субъективизм фотографа, выбиравшего и место съемки и наиболее выгодный ракурс. Необходимо пом­нить, что большая часть открыток выпускались в рекламных це­лях, да и запечатлели они облик сравнительно небольшой части города. Кроме того, и в первом и во втором случаях Симбирск прошлого предстает перед зрителями или читателями нынешнего XXI века, что безусловно откладывает отпечаток на восприятие информации.

В то же время, существует еще один вид источника, пока еще слабо вводимый в научный оборот. Это воспоминания людей, когда - либо побывавших в Симбирске и оставившие свои впечатления о нем. До сих пор они использовались только в иллюстративных целях. Подобный прием, безусловно, имеющий право на существование, не всегда отражает реальную картину, особенно в случаях, когда цитата вырывается из контекста, или игнорируются иные свидетельства, не согласующиеся с заданной концепцией.

Воспоминания, как вид источников исторической информации, конечно же, субъективны. На них наслаиваются впечатления, полученные от посещения других городов, и не только российских На достоверность их содержания оказывали влияние и время, отде­лявшее автора от описываемых событий, и состояние его памяти и прочие инди­видуальные особенности. Достаточно сослаться на воспоминания В. Г. Бутыркина, писавшего, что «Симбирск лежит на узком перешейки между двух рек, Волги и Суры...».1 В этом отношение, подавляющее большинство воспоминаний о Симбирске, написанные спустя годы после пребывания автора в городе не могут считаться аутентичными, и следовательно надежными источниками. Они требуют допол­нительной проверки на достоверность, так как с прошествием времени сведения о многих деталях стираются в человеческой памяти, и сохраняются лишь общие впе­чатления. Но в том - то и дело, что поскольку, в данном случае из множества про­блем, освещаемых в мемуарах, нас интересуют лишь впечатления от внешнего виде нашего города, его архитектурного облика, наибольший интерес представляют именно общие впечатления, эмоциональный настрой, который возникал у людей, побывавших здесь. Более того, представляется крайне интересным ознако­миться с мнением людей, имевших возможность сравни­вать Симбирск с другими городами. Свежий взгляд приезжих часто фиксировал индивидуальные особенности города, привычные, а потому и незаметные для ме­стных жителей.

В качестве доказательств относительной достоверности представленных ис­точников можно принять, во-первых, совпадения оценок независимых друг от друга источников и во-вторых, отсутствие оснований подозревать всех этих людей в на­личие мотивов исказить впечатления именно о Симбирске.

Пожалуй, наиболее ранние, зафиксированные в записях, впечатления о Сим­бирске относятся к первой четверти XVIII века. Правда их публикация была отде­лена от момента посещения почти шестьюдесятью годами. В 1788 г. были опубли­кованы, переведенные надворным советником Коллегии иностранных дел Алексе­ем Леонтьевым с «манжурского языка», путевые заметки китайского посланника Ту Лишена, относящиеся к 20 годам XVIII в. Записки Ту Лишена представлены обычным для того времени языком документа, в котором путевые впечатления, перемешивались диалогами автора с сопровождающими лицами относительно не­которых обычаев народов, через земли которых лежал путь посольства. Лаконичный стиль, характерный для официального донесения, не позволяет нам судить о впечатлениях манжурца.2

31 августа 1771 г. в Симбирск прибыл адъюнкт Академии Наук Иван Лепе­хин, совершающий по заданию Академии научное путешествие для изучения производительных сил страны. Автор отмечал великолепный вид, открывающийся перед путешественником, приближающемуся с запада, вы­деляя 13 деревянных и одну каменную колокольни и два существующих к этому времени монастыря. Уже в то время город явственно расчленялся на две части - горную и подгорную. И. Лепехин особо отмечал, что «город сей перед многими други­ми городами, которые нам от Москвы проезжать случалось, гораздо лучше вы­строен. В нем есть и несколько гражданских каменных домов... Город Симбирск перед другими городами может хвалиться и яблоневыми садами, которых как в самом городе, так и около великое находится множество...».3

Маршруты, как Ту Лишена, так и И. Лепехина пролегали по су­ше, что было в XVIII - первой половине XIX вв. более распространенным способом путешествия, чем сплав по Волге.

Расположенный на вершине волжского утеса с суши город был виден издалека. «Степная равнина уступала место возвышениям, в правой стороне чернели высокие горы, открылись частые селения и засветилась вдали знаменитая Волга. Волга то приближалась к нам, то удалялась, мы, любовались ее величием - вот другая большая река Свияга - и вот Симбирск». Так описывал свой приезд в Сим­бирск П. Сумароков.4 Симбирский протоирей Е. Успенский, вспо­миная свое первое посещение города, писал, что блеск верхушек Симбирских церквей привлекал внимание верст за пятьдесят.5

Со второй половины XIX века, ко­гда открывается эра регулярных пароходных путешествий по Волге и число людей, посещавших наш город, значительно увеличивается. И у нас появляется возможность сравнить впечатления от встречи с городом людей, прибывших традиционным гужевым транспортом и все более популярным водным.

Из-за своего расположения на вершине холма, го­род с уровня реки был почти не виден - на его присутствие указывали только по­стройки по краю горы. Весь склон берега был покрыт зеленью фруктовых садов, прятавших в себе постройки Подгорной слободы или просто Подгорья. На самом берегу реки было раскинуто несколько десятков строений, среди которых в 90 - х гг. XIX в. выдели «красивый двухяруссный ресторан в qvasi - древнем русском стиле».6 Правда, к середине второго десятилетия XX в. прибрежные постройки величают уже не иначе как «жалкие строения».7

Здесь же на берегу находились конторы пароходных кампаний и ряд пристаней. Первые пароходные пристани, как писал Л. Мартынов, появились в Сим­бирске в 1866 году, а к моменту приезда Ульяновых их было уже пять - обществ «Самолет», «Кавказ и Меркурий», «По Волге», «Дружина» и «Лебедь». В погожие дни навигационного сезона на берегу Волги было многолюдно. Бывший в 1882 году в Симбирске знаменитый актер В. А. Сологуб в своих воспоминаниях писал: «Тут на узкой и грязной черте прибрежья бесновался хаос. Стояли обозы с бочками и кулями. Обозчики кричали и бранились. Бабы торговки пискливо предлагали свой товар. У кабачков толпились и раскрасневшиеся мужики и отставные солдаты в расстегну­тых шинелях. В колорите мелькали татары в белых поярковых шляпах, мордвины и чуваши в длинных холщовых рубахах, расшитых разноцветными гарусами, взъерошенные цыганки с плаксивыми лицами. Лодочники неотвязчиво предлагали свои услуги. Толстые подрядчики и вертлявые приказчики торговали без уста­ли».8

Но стоило смениться погоде, как впечатления от первого сви­дания с городом менялось, что прекрасно иллюстрирует субъективизм источника. Вот каким запомнился Симбирск публицисту и бел­летристу Е. Маркову, совершавшему путешествие по великой реке: «Город в четырех верстах от берега, лезть к нему нужно по крутейшей и грязной горе, а тут дождь, буря, качает не только паро­ход, но и саму пристань, к которой он пристал, со всеми ее зы­бучими сооружениями. Скверно глядеть на берег... Черный как вакса чернозем берега, размытый дождем и прибоем волн ползет и об­валивается в реку, не обсаженная ничем дорога, похожая скорее на русло болотистой речки мечет свои безнадежные петли то вправо то влево по крутейшему скату... а по ней карабкаются вниз, словно в далекую старину в глуши деревянных проселков, целые обозы нагруженных телег...».9

Действительно, для того, чтобы попасть в город нужно было преодолеть крутой подъем в году. Путями сообщения с приста­нями горожанам служили шесть спусков, выходящих к Волге, соответственно с севера на юг: Смоленский, Завьяловский, Николаевский, Духовский, Тихвинский и Петропавловский. Наибольшее удобство для подъема представлял, благоустроенный в 1853 году Петропавловский спуск. Правда благоустройство его было относительным. Так, актриса А. Глама-Мещерская, бывшая на гастролях в Симбирске в 1888 году назвала подъем в экипаже по ухабам булыжной мостовой «мучениями настоящего ада».10

Неудобства, доставляемые путешественнику подъемом, некоторым образом компенсировались живописностью видов. Почти у самого начала подъема приезжих встречала Петропавловская церковь, построенная в 1754 году на месте, где, как утверждали, останав­ливался Петр I. Чем выше поднимался путник, тем краше становил­ся вид на ширь Волги и луга Заволжья. Утомленные путники могли отдохнуть в небольшом садике, устроенном при пересечении Петропавловского и Тихвинского спусков у устроенно­го здесь небольшого фонтана.

Петропавловский спуск выводил на главную улицу города Большую Сара­товскую. Это была наиболее протяженная и широкая улица города. Она же слу­жила своеобразным разделом между парадной «губернской» частью города и «провинциальной». Собственно, о губернском статусе Симбирска напоминала только эта небольшая часть города от Большой Саратовской до бровки волжского косогора.

Еще в первой трети XIX в. П. Сумароков отмечал правильность и ширину главных улиц города Московский, Саратовской и Покровской, сравнивая их с Невским проспектом, отличая, правда, их от последнего «невымощенностью и грязью».11 Впоследствии именно эти три улицы стали первыми вымощенными ули­цами Симбирска. Среди построек города отмечался гостиный двор в двух полу­кружиях, возникший на месте торговой площади, переведенной за речку Симбирску к Казанскому выезду.

Известный ученый Карл Бэр оставил в своем дневнике следующую запись, датированную 12 июля 1853 года о пребывании в Симбирске: «наверху стоят внушительные здания, а именно: очень красивый собор и правительственные здания. Гимназия и госпиталь тоже очень обширные. Вообще в Симбирске имеются большие прекрасные здания».12

Особенно часто среди зданий, достойных внимания упоминается дворянское собрание, построенное, как писали, знатоком архитектуры, сгармонировавшему красоту, богатство и вкус отделки с удобством размещения. Как своеобразный курьез упоминалось деревянное здание театра по Большой Саратовской улице – дом «для красы, должно быть, выкрашенный под мрамор, вы думаете, нет - под кир­пич».13 Обратим внимание на то, что восхищенные отзывы относительно застрой­ки Симбирска приходятся в основном на период 1830-х -1850-х годов.

Своеобразным рубежом становится 1864 г. Опустошительный пожар, про­изошедший летом того года не мог не изменить на облик города. Побывавший в Симбирске вскоре после пожара писатель Евгений Салиас де Турнемир оставил следующую зарисовку, «...вид города странен и жалок. Сразу поражает он мерт­венностью и унынием. Венец или несколько красивых белых зданий на вершине горы, вокруг них пустыри или желтые, сожженные солнцем полянки, кой-где строящиеся здания, кой-где развалины... Вот высокое и ярко белое здание стоит отдельно среди пыльной поляны, за несколько саженей два - три деревянных до­мика словно хотят обозначить начало улицы, но ее нет; дорога выходит на желтую поляну. Однако далее, еще на несколько аршин, стоят две - три развалины домов с дырами вместо окон. Одна этих развалин была большим угловым домом. Около него, как — будто должны сходиться две улицы...

За этим пустырем и развалинами видится одиноко стоящий дом шеколатного цвета - губернаторский, под прямым углом здание, затем у них обоих по vis - a - vis, и все это образует четырехугольную площадку….». 14

Последствия пожара и стремительное развитие во второй половине XIX в. таких поволжских городов как Нижний Новгород, Казань, Самара и Саратов при­водят к тому, что застройка Симбирска перестает выделяться, и на этом фоне все заметнее становятся недостатки городского благоустройства. Еще в начале 1850-х г. П. Моряковский отмечал большое количество до­машнего скота, разгуливающего по улицам города. Но тогда это, по - видимому, не было чем-то необычным. Во вся­ком случае, никаких признаков удивления по этому поводу П. Моряковский не высказы­вал.15 Но уже в 1880-х годах все больше авторов отмечают неопрятность города, его провинциальность. «Ночью гулять совершенно невозможно, - сетовал в те же годы казанский журналист, корреспондент «Казанского Биржевого листка» Н. Никифоров, - в Симбирске нет тротуаров. На лучшей улице его - тянется по одной стороне дере­вянный тротуар, менее чем в два аршина шириной... Это, наконец, бульвар где наглядно доказательство, что Симбирцы не оста­вили в своем городе ни одного места, что бы не завалить его навозом и мусо­ром... И дома - то, какие - то низенькие, темненькие, не увидите вы на них ук­рашений - продолжал журналист. …Вы еще не знаете, что такое гулять по Симбирску! Если вы, пребывая в этом городе, захотите сохранить веселое настроение духа не выходите на улицу.

Представьте себе улицы, улицы и совершенно безлюдные. Город будто вы­мерший. Даже собак не видно и не слышно. Безлюдье и тишина смерти. Это место какой - то вечной спячки и тишины и это производит такое гнетущее впечатление, что вы готовы завернуть в первый грязный трактир, чтобы очутиться в толпе людей».16

Можно было бы списать раздражение казанского журналиста на плохое на­строение, неприязнь к кому - либо из городских властей или на еще какую - то причину личного характера, если бы почти пересказывая Н. Никифорова, об этом же не писали и другие авторы.

«Симбирск тогда не отличался и ныне не отличается благо­образием. Напротив того, трудно вообразить себе что-нибудь грустнее и однооб­разнее его прямых широких песчаных улиц, окаймленных низенькими деревянными домиками и деревянными тротуарами» - писал в 1882 г. В. Л. Сологуб, имевший возможность сравнивать Симбирск с другими поволжскими городами.17

«Душный среди облаков пыли спит город с своим Венцом…Словно попал в старый дом, ставни которого давно не отворялись и все, начиная со стен, приобрело специфический, затхлый запах сырости... и ка­жется, что был в дому, где нет хозяина» — писал путешественник, ботаник и драматург В. М. Сидоров.18 Экономиста и общественного деятеля Е. И. Рогозина, в 1888 г. поразили тишина и спокойствие, царившие в городе. «Полное отсутствие жизни, на улицах какая-то мертвая тишина... и если бы не гимназисты... я бы мог подумать, что в городе вовсе нет жителей». Справедливости ради необходимо привести его же свидетельство о том, что Симбирск понравился ему «своей оп­рятностью, прекрасно шоссированными улицами и каким-то уютным характером».19

Разумеется, в сравнении со столичными городами, промышленными и торговыми центрами, Симбирск казался унылым, сонным, провинциальным городом. Но было немало и тех, кого привлекала тишина, спокойствие, уют, провинциальность горо­да. Приезжих поражало, что почти в самом центре губернского города стояли усадьбы, утопающие в плодовых садах. Еще более сельский вид имели улицы, спускавшиеся к Свияге, представлявшие собой ряды маленьких деревянных домов среди садов. 20

Богатство зеленых насаждений подчеркивали как весьма характерную отли­чительную черту Симбирска почти все, кто побывал в нашем городе на протяже­нии всего XIX и в начале XX веков. Знаменитый поэт И. И. Дмитриев вспоминал, что «последний мещанин или цеховой имел свой плодовый при доме садик».21 С начала XIX века к плодовым садам, буквально покрывавшим волжский склон и территории городских усадеб, добавились городские общественные сады. Ста­рейшим из них был Александровский сад на юго-западной окраине города. Еще в 1838 году П. Сумароков называл его «Лучшим гульбищем в городе».22 В том же 1838 году сад был огорожен забором на каменных столбах и благоустроен. Позд­нее, уже во время проживания Ульяновых, часть сада была сдана внаем одному из жителей города, устроившему нечто вроде общественного клуба, где выступали артисты и был буфет.

В отличие от Александровского сада, Николаевский, хотя и разбитый ближе к центру города, представлял собой полную противоположность первому. «Совсем запущенный, весь в кочках, грязный, с поломанной загородкой, за которую захо­дили возвращавшиеся с пастбища коровы», - таким, запомнился он А. И. Ульяно­вой-Елизаровой.23

Особое место среди симбирских общественных садов и скверов занимал так называемый Карамзинский садик. Первоначально, на устроенной площади стоял лишь памятник Н. М. Карамзину, а сад был разбит после знаменитого пожара 1864 года. В 1867 году он был обнесен металлической отрадой, выполненной по проек­ту архитектора Любимова. В 1883 году в северо-восточной части сада появились деревянные беседки. Но ни сам сад, ни постройки на его территории не вызывали особого интереса. Главным его украшением был сам памятник русскому историки Н. М. Карамзину, мнение о котором было неоднозначно, что, впрочем, не касалось его художественной оценки. Сомнение вызывала аллегоричность композиции. Так, уже упоминавшейся Е. А. Салиас де Турнемир, видимо очень недолго быв­ший в городе, так и покинул Симбирск с уверенностью, что город украшает памятник «какой-то барышне в легком развивающемся одеянии».24 Протоирей Ус­пенский свои претензии к памятнику выразил следующим образом: «Где же исто­рик-то, почтенный Н. M. Карамзин? Насилу его разглядел в нише. Что за фантазия была у воздвигавших памятник труженику науки запрятать его глубоко, поставив над ним громадных размеров женщину. Не понятно. Да еще в стране православной, где очень ограниченное число лиц знают разных богов и богинь древней Эл­лады».25

Не удивительно, что памятник окутывала масса слухов. Не только приезжие, но и многие из симбирян, считали музу Клио, чья статуя украшала памятник, же­ною историка, другие же утверждали, что монумент поставлен какой-то волжской разбойнице, «спокаявшейся» и завоевавшей новое царство отечеству», - зафиксировал в своих заметках В. И. Немирович-Данченко26

Кроме вышеупомянутых общественных садов в Симбирске существовали еще Владимирский сад, образованный по Волжскому косогору в 1873 году, граничащий с ним бульвар по Большой Саратовской улице и бульвар Венец

Собственно в городе было два Венца - Старый и Новый. А. И. Ульянова-Елизарова, чье детство было тесно связано с этими местами, вспоминала о Старом Венце: «Здесь, - писала она, - стояли лишь пара скамеек над обрывом к Волге. По праздникам звучали гармоники, земля усердно посыпалась скорлупами подсол­нечника и семечками рожков - любимого тогдашнего лакомства. Немало попада­лось голов и хвостов воблы - главной снеди всех волжан. На пасху выходили ка­тать яйца. Водружалась карусель, нестройно, перебивая одна другую, звучали гармошки, сновали продавцы рожков, семечек и маковок».27

Впоследствии, уже в начале XX века территория Старого Венца стала энер­гично застраиваться и, в итоге, приняла тот вид, который сохранился до середины восьмидесятых годов прошлого века. Однако, внимание авторов воспоминаний привлекал, прежде всего, Новый Венец, который в семидесятых - восьмидесятых годах девятнадцатого века представлял собой, по словам А. И. Ульяновой «неширо­кий бульвар со слабой растительностью, с беседкой по середине и несколькими неудобными скамейками по главной аллее».28 Но именно отсюда открывался с Венца на Волгу и Заволжье, который был лучшим украшением города. Бывалые путешественники сравнивали его с вида­ми на Волгу от Нижегородского Кремля и на Днепр с Владимирской горки в Киеве. «Я уже стоял на Старом Венце, как вкопанный, не шелохнувшись, на од­ном месте, забывший все - вспоминал много лет спустя Е. Успенский. Тогда по середине Волги нынешних (имеется в виду 1915 г. – А. С.) огромных островов, разре­зающих Волгу на две большие реки, не было, а была цельная широкая Волга, от бе­рега Симбирска до берега Канавы и Часовни...

Можно было стоять, забыв обо всем, глядя на широту реки… Особенно же красив становился пейзаж вечером, ко­гда в наступавших сумерках мелькали огни на проходящих мимо судах, проплы­вавших плотах и на обоих берегах реки».29

Еще в 1836 г., восхищенный открывшимся ему видом Николай I предложил устроить от Венца к Волге трехъярусную набережную с отлогим спуском. «Но этот фантастический проект был слишком дорог для реализации», меланхолично отметил в своих воспоминаниях, бывший в то время симбирским губернатором И.С. Жиркевич.30

Вообще, в 90 - х гг. позапрошлого века современники отмечали, что «благодаря массе зелени, высокому положению города и близости воды, воздух в нем (в Сим­бирске - А. С.) очень чистый, ... безукоризненный и во много раз здоровее разных подмосковных и подпитерских дачных приютов. Симбиряки по привычке не заме­чают особой чистоты и приятности городского воздуха, но приезжие, особенно жители больших, загрязненных городов, не могут не оценить этого главного дос­тоинства Симбирска. Нужно пожелать Симбирску, чтобы промышленное развитие не угрожало ему в будущем. Не всем же городам полагается служение Мамоне. Если 250 лет Симбирск не служил ей, то легко обойдется без этого и дальше. Го­раздо умнее Симбирск поступит, если развиваться в том отношении, какое указы­вает судьба: она дала ему все возможное, чтобы превратить его в чудесный дач­ный город».31

Ну и конечно, рассказ о впечатлениях о Симбирске не может быть полным без упоминаний об оценке, которую дал нашему городу самый знаменитый его уроженец, человек, чья фамилия легла в основу нового наименования Симбирска - В. И. Ульянов (Ленин). Странно, но среди многотомного наследия этого великого человека, почти нет упоминаний о его родном городе. Пожалуй, самым известным отзывом служит фраза, давшая название неоднократно переиздававшемуся сборнику документов «Симбирск вспоминаю». Это цитата из письма В. И. Ленина из Кракова своей матери и сестре А. И. Ульяновой-Елизаровой, датированном 24 февраля 1913 г. По изъятой из контекста письма фразе трудно определить характер воспоми­наний. Более того, может сложиться впечатление о ностальгическом характере от­ношения Владимира Ульянова к своей родине. На самом деле Ленин писал следующее: «У нас чудесная погода без снега. Я купил коньки и катаюсь с боль­шим увлечением: Симбирск вспоминаю и Сибирь. За границей никогда не катал­ся».32 Как видно, на деле речь идет лишь о вос­поминаниях по поводу катания на коньках. К тому же, Симбирск упомянут наряду с Сибирью, бывшей, кстати говоря, для В. И. Ульянова местом ссылки. Отсутствие пиетета к своей малой родине у В. И. Ленина подтверждают и воспоминания бывшего начальника штаба первой Революционной армии Николая Корицкого, записанные Г. Кублицким. По словам Н. Корицкого, В. И. Ленин как-то спросил его: «Ну, как Симбирск? Захолустный был городок».33

В приведенных выше примерах, как представляется, и содержится ответ на вопрос относительно достоверности оценок современников Симбирска XIX - начала XX в. Большая часть восхищенных, да и просто положительных откликов относится к периоду до 1864. г. Во второй половине XIX в. Симбирск начинает все заметнее проигрывать своим более развитым соседям, все более заметной становится его провинциальность, заметная даже в любовных откликах. «Что-то безгранично дорогое хватило меня за душу. И захотелось мне дотронуться рукою до какого-нибудь жилья в нем… Смотрю - деревянный домик в стороне от дороги…Всегда любил я деревянные домики, все хорошее на Руси пошло от них. Деревянные домики строили Русь, а казенные дома разрушали Русь» - писал выдающийся русский философ В. В. Розанов.34 С другой стороны, правда и то, что многие из наших земляков, имевших возможность сравнивать жизнь в Симбирске с жизнью в других городах, относились к нашему городу, более сдержано. «Я родилась в Симбирске, - писала С. Мотовилова, - маленьком губернском городе на Волге, с пыльными улицами, маленькими деревянными домами, со скудной запыленной растительностью, чудесным видом на Волгу…»35

Вероятно, таким он и стал к 80 - м годам XIX века, таким и остался и в начале XX века. Интересно, каким - то он запомнится нынешним поколениям?



1 Бутыркин В. Г. Рассказы из службы на Волге //Морской сборник. 1863. Т. 69. С. 410.

2 Путешествие китайского посланника к калмыцкому Аюк Хану с описанием земель и обычаев Российских. С. Пб., 1788.

3 Лепехин И. Дневник записи путешествия доктора и Академии наук адъюнкта Ивана Лепехина по разным провинциям Российского государства в 1768 и 1769 гг. С. Пб., 1771. С. 179.

4 Сумароков П. Прогулка по 12 - ти губерниям с историческими и статистическими замечаниями в 1838 году Павла Сумарокова. С. Пб., 1838. С. 159.

5 Успенский Е. Из моих личных воспоминаний о давно минувших временах //Симбирская церковная старина. 1915. Вып. 2. С. 113.

6 Марков Е. А. Россия в Средней Азии. С. Пб., 1901. С. 455.

7 Тарапыгин Ф. А. Волга - матушка. Пгд., 1914. С. 142.

8 Сологуб В. А. Воспоминания. Л., 1931. С. 223.

9 Марков Е. А. Указ. Соч. С. 454 - 455.

10 Глама-Мещерская А. Воспоминания. Л., 1937. С. 223.

11 Сумароков П. Указ. Соч. С. 160.

12 Бэр К. Дневник. Волжская часть пути // Научное наследство. Естественно - научная серия. Т. 7. М., - Л., 1948. С. 106.

13 Бутыркин В. Г. Указ. Соч. С. 410.

14 Салиас де Турнемир Е. А. Волга. (Путевой очерк) // Беседа. 1872. № 1. С. 92 - 93.

15 Моряковский П. Прогулка по России. Письмо из Астрахани // Пантеон. 1852. Т. 5. Кн. 9. С. 15.

16 Никифоров Н. Симбирск и его общественная жизнь. Казань, 1888. С. 18 - 19.

17 Сологуб В. А. Указ. Соч. С. 223.

18 Сидоров В. М. По России. Волга. С. Пб., 1895. С. 240.

19 Рогозин Е. И. Путешествие по русским городам // Русское обозрение. 1891. № 7. С. 720.

20 Оглоблин Н. Н. Сонный город // Исторический вестник. 1901. № 10. С. 226.

21 Сочинения Ивана Ивановича Дмитриева. С. Пб., 1895. Т. 2. С. 8.

22 Сумароков П. Указ. Соч. С. 162.

23 Ульянова-Елизарова А. И. О В. И. Ленине и семье Ульяновых. М., 1988. С. 30.

24 Салиас де Турнемир Е. А. Указ. Соч. С. 93.

25 Успенский Е. Указ. Соч. С. 114.

26 Немирович-Данченко В. И. Великая река. СПб., 1903. С. 72.

27 Ульянова-Елизарова А. И. Указ. Соч. С. 29.

28 Там же.

29 Успенский Е. Указ. Соч. С. 113.

30 Жиркевич И. С. Воспоминания // Русская старина. 1980. Т. 67. С. 127.

31 Оглоблин Н. Н. Указ. Соч. С. 226

32 Симбирск вспоминаю. Саратов, 1981. С. 58.

33 Кублицкий Г. Про Волгу, берега и годы. М., 1971. С. 239.

34 Розанов В. В. Русский Нил // Новый мир. 1989. №. 7. С.. 217.

35 Мотовилова С. Минувшее // Новый мир. 1963. № 12. С. 75.




Скачать 174,35 Kb.
оставить комментарий
Дата16.10.2011
Размер174,35 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх