Литература стр. 17 icon

Литература стр. 17


Смотрите также:
Закон приморского края...
1. Основы методики самостоятельных занятий физическими упражнениями...
Реферат по экономике. Рынок: сущность, функции, структура...
4. Литература. Стр. 26...
Домашнее задание для учащихся 2 «А» класса: Математика Стр. 70, №1,2,3,4,5,8,9,10,11; стр. 73 №1...
Домашняя задание 6 а математика Малютина Наталья Владимировна №884 (уравнение), 885,846, 839...
Литература математика история...
Если есть справочное пособие по русскому языку Узоровой, Нефедовой: стр. 116 упр. 299; стр...
4а- 26,27 стр 58 учебник-ответить на вопросы 6б-activity book 9 стр 49(перевод), 1 стр68...
Домашнее задание по английскому языку 26 класс...
Окружающий мир Стр. 8 15 (вопросы)...
Литература учебник стр. 23-25, ответить на вопросы на стр. 24 (устно), на вопрос 4...



Загрузка...
скачать
Детская международная творческая олимпиада

KID OLIMP. RU


«Рекрутская обрядность,

как основа социального становления молодого поколения

(на примере сёл Шелоклейка и Сабаново

Никольского района Пензенской области)»


Выполнила: Косарева Александра

обучающаяся МОУ ДОД

Дом детского творчества

Никольского района Пензенской области

руководитель:

Пинимасова Наталья Ильдаровна

педагог дополнительного образования

МОУ ДОД Дом детского творчества

Никольского района Пензенской области


2011

Содержание


Введение ____________________________________________ стр.3-5


Глава 1. История изучения рекрутского обряда_____________ стр.6-7


Глава 2 Семейные традиции и обряды ____________________ стр.8-9


Глава 3 Обряд проводы рекрута русского села Шелоклейка __ стр.10-12


Глава 4 Особенности обряда проводы рекрута

у жителей мордовского села Сабаново ____________________стр.13-14


Заключение ____________________________________________стр. 14-15


Источники______________________________________________стр.16

Литература ____________________________________________ стр.17


Приложение _________________________________________ стр. 18-27


Введение. Передача накопленных знаний и житейского опыта всегда составляла важную часть духовной жизни общества. Люди веками и тысячелетиями решали задачу – осмыслить и передать следующим поколениям то всеобщее, на чём зиждется человечество, и то частное, что составляет неповторимое лицо каждого народа. Сложившиеся веками народные обычаи и традиции представляют большую ценность в духовной жизни общества. Традиции, обряды, обычаи, ритуалы, народные знания как часть духовной культуры передаются в единстве производственной деятельности и повседневного быта. Однако к настоящему времени они претерпели изменения, разрушились и поблекли.

В советское время национальные традиции чаще всего считались пережитками прошлого. Это не замедлило сказаться на идеалах и стиле поведения молодёжи, особенно в городах и крупных сёлах. Появилась агрессивность, развязность, лень и другие негативные черты. Иногда негативные явления в сельскую местность привносятся земляками, живущими в городе.

Как на месте вырубленного леса начинают прорастать молодые побеги, питающиеся от корней погибших деревьев, так и подрастающее поколение питается от наследия своих предков: их истории, обычаев и традиций. Историю не повернёшь вспять, жизнь идёт вперёд. С этим приходится мириться, но молодое поколение может сберечь это бесценное богатство. Их задача изучать, ценить и сохранять культурное наследие своего народа.

В ходе этнографических экспедиций по населённым пунктам Никольского района во время общения со старожилами выявилось, что обряд проводов рекрута является одним из малораспространенных и своеобразных обрядов нашего района. Меня заинтересовала рекрутская обрядность, и захотелось глубже изучить этот обряд и его истоки.

С древних времён принято было относиться к военной службе как достойному занятию для молодого человека. Вокруг рекрута, уходящего в армию, создавалась атмосфера доверия и уважения. Он начинал чувствовать свою значимость, старшее поколение начинали с ним общаться как с равным. Это была первая ступень во взрослую жизнь. Естественно с ней связывались многочисленные обряды и традиции, подчёркивающие значимость события. Не служившие в армии чувствовали какую то неловкость и неполноценность, поскольку их роль в данных обрядах была второстепенной.

В данный исторический период сложилось отрицательное отношение к службе в вооружённых силах. Оно сложилось из многих аспектов, таких как: постоянных нападок средств массовой информации на российскую армию, ухода властей от решения проблем армии, случаев унижения солдат на службе, непрекращающиеся военные действия на Кавказе и многое другое. Родители перестали относиться к армии как жизненной школе воспитывающей в юноше положительные качества, воспитание силы воли, закаливание. Они боятся посылать своих детей в армию, что приводит к тому, что юноши выдумывают разные способы, чтобы «увильнуть» от службы. Получается, что ценятся не будущие защитники Отечества, а ловкачи, которым удалость уйти от основной обязанности гражданина государства, в котором он живёт. В этих условиях возрастает ценность обрядов и традиций, помогающих поднять авторитет военной службы, дающих молодому человеку понять его патриотическую значимость в обществе.

Было опрошено 10 жителей сёл Шелоклейка и Сабаново, собраны два обряда (русский и мордовский) проводов рекрута в армию.

^ Цель: изучение влияния рекрутской обрядности на социальное становление молодого человека в третьем тысячелетие.

Задачи:

  • выявление источников рекрутской обрядности;

  • ритуальные ходы конструирования рекрутской обрядности;

  • соотношение рекрутской обрядности с другими обрядами жизненного цикла;

  • изучение и выявление отличительных особенностей обряда в селе Шелоклейка и Сабаново;

  • систематизация собранных материалов;

  • популяризация обряда среди населения области и района.

Методы: сравнительно - исторический, изучение и обобщение литературных источников, интервьюирование.

Обзор литературы. Первым обратил внимание на существование закономерности в разворачивании ритуальных сценариев Ван Геннеп Арнольд. Он предложил рассматривать любой ритуал как реализацию трехчастной схемы, описывающей смену состояний (в географическом и в социальном смысле) героя ритуала: десоциализация (снятие признаков прежнего состояния, выведение из коллектива), лиминальная стадия (пребывание в состоянии «противофазы» социуму), ресоциализация (наделение признаками нового состояния, возвращение в коллектив). Продолжением изысканий Ван - Геннепа и Тернера В. в области ритуала стал структурно - семиотический подход к изучению обряда, сформулированный в совместных работах А.К.Байбурина и Г.А.Левинтона. Книга Ж.В. Корминой «Проводы в армию в пореформенной России. Опыт этнографического анализа» является первым исследованием фольклора и ритуальных практик, связанных с проводами на военную службу в русской деревне конца XIX - ХХ в. На протяжении этого времени отношение к службе в армии, определявшее общую тональность проводов, изменялось от абсолютного неприятия армейской службы в конце XIX века до ее высокой престижности в 1960-1980-е гг. В книге анализируются причины этих изменений.

^ Постановка проблемы. Под рекрутским обрядом в данной работе понимается ритуал проводов на армейскую службу. Рекрутский обряд принципиально отличается от других обрядов жизненного цикла родильно - крестильного, свадебного, похоронно-поминального. В отличие  от них обряд проводов в армию не является «естественным» следствием существования человека как биологического существа. Он появляется в конкретное историческое время (и исчезнет или изменится с изменением принципа комплектования вооруженных сил - например, с введением профессиональной армии) и представляет собой реакцию культуры на ситуацию, задаваемую извне. Рекрутская обрядность является примером адаптации новой социально-исторической ситуации посредством традиционных схем конструирования реальности. Поводом для ее появления стало введение института рекрутства в начале XVIII века в ходе Петровских реформ. Происходившие на протяжении XIX и XX вв. изменения в сроках службы и порядке набора, так или иначе, влияли на обрядность. Однако ритуал проводов в армию продолжал свое существование: в некоторых локальных традициях он фиксируется и сейчас.

^ Актуальность и научная новизна работы. В отечественной этнологии рекрутский обряд не становился еще предметом специального исследования. Фольклористика и этнография, до некоторых пор были ориентированы исключительно на изучение свидетельств «живой старины», рекрутская обрядность не представляла особого интереса. Эпизодическое возникновение интереса к ритуалу проводов в армию обусловливалось, главным образом, причинами экстра научного характера, а именно - обстоятельствами внешней политики (участием России в военных действиях) или всплеском националистической активности. Полные этнографические описания обрядовых действий являются скорее исключением, нежели правилом. Для советского времени такие описания практически отсутствуют.

Возрождение обряда проводов в армию поможет поднять статус призывника и отразить его активную позицию – служение Отечеству.


^ Глава I. История изучения рекрутского обряда представляет собой описание материалов по рекрутской обрядности, как опубликованных, так и архивных. Круг привлекаемых источников достаточно широк и разнороден, что обусловлено специфичностью предмета исследования.

Каждый рекрутский набор становился, с одной стороны, значимым событием в частной жизни семьи и в судьбе конкретного человека, а с другой стороны, он являлся государственной акцией, проходящей в масштабах страны, губернии, города, деревни. В результате появлялись источники двух типов: во-первых, описывались обрядовые действия, сопровождавшие проводы на военную службу (этнографические описания) и фиксировались соответствующие фольклорные тексты. Во-вторых, в периодических изданиях появлялась информация о конкретных ситуациях отправления в армию (включая, например, речи священников перед жеребьевкой), сведения о результатах наборов. Сюда можно отнести законы и постановления, касающиеся организации набора, а также специальные издания или публикации в прессе, где эти законы разъяснялись.

Специальные работы о рекрутской обрядности появляются только в конце XIX века. В сезон рекрутских наборов в местных газетах регулярно появлялись сообщения о ходе кампании (с приведением статистических данных), в частности, описывались случаи злоупотреблений (взяточничество, членовредительство), а также участие населения в сборах и проводах новобранцев и пиры, устраиваемые для них и в их честь на средства властей или горожан.

Специфическим типом этнографических источников являются крестьянские самоописания, которые появляются в конце XIX - начале XX вв. Описательная этнография по большей части была занятием разночинцев, главным образом, учителей и священников, которые были включены в крестьянское сообщество на особых основаниях. Социальная дистанция между крестьянами, с одной стороны, и образованными специалистами, с другой, создавала предпосылки для появления у последних определенной рефлексии по поводу хорошо знакомых им культурных практик. Отличительной чертой такого рода текстов является экспликация авторской позиции по отношению к описываемому предмету, что нередко выражается в оценке реалий крестьянской жизни с точки зрения морально-этических норм.

Всплеск интереса к рекрутской обрядности приходится на годы I мировой войны. В местных газетах практически повсеместно появляются репортажи с описанием проводов на военную службу. Спецификой публикаций, появляющихся в центральных периодических изданиях этого времени, является их политическая ангажированность, сказавшаяся как на принципах отбора материалов, так и на качестве их интерпретации.

Особым источником являются интервью, полученные в результате этнографических экспедиций. Они построены на воспоминаниях информантов 1925 - 1940-х годов рождения о том, как происходили проводы в армию. Ценность этих источников состоит в том, что они позволяют судить, во-первых, об актуальности события для жизни деревни, семьи, конкретного человека и его месте в соответствующих обрядовых циклах, а, во-вторых, о значимости тех или иных эпизодов рекрутской обрядности с точки зрения носителей культуры. На протяжении XIX – XX веков в крестьянской культуре изменилось отношение к явлению, вызвавшему возникновение рекрутской обрядности, – к службе в армии. Произошла смена акцентов в смыслах, которые носители культуры придавали этому событию. Если в XIX веке уход на службу осмыслялся, прежде всего, как уход из социума и репрезентировался в терминах похоронно-поминальной обрядности, то к середине XX века служба в армии воспринималась как обязательный этап в жизни каждого мужчины и наделялась инициационным (от лат. initiatio - совершение таинств). Инициация - посвятительные обряды общества, связанные с переводом юношей и девушек в возрастной класс взрослых мужчин и женщин. Некоторые из обрядов инициации, утратившие первоначальное значение, совершались над лицами более молодого возраста1.

Именно этот параметр – отношение к событию (набору в армию) – определяет способы его ритуального «оформления» (конструирования обряда). Конструирование состоит в выборе существующих в культуре символических средств для репрезентации этого события.


^ Глава II. Традиции и обряды, связанные со службой в армии, как основа социального становления молодого поколения.

Народные обряды, имеющие тысячелетнюю историю, многочисленны и отражают практически все стороны жизни человека. Они как ступени ведут его от рождения до завершения земной жизни.

Все обряды разделяются на две группы:

  1. Семейные обряды.

  2. Календарные обряды.

Особый интерес представляют семейные обряды. Их можно расположить в хронологическом порядке по мере роста и взросления.

Разнообразными обрядами и обычаями сопровождалось рождение ребёнка. Это имя наречение, появление первого зуба, первый шаг. Некоторые обряды были целесообразны с точки зрения охраны здоровья, некоторые носили мистически религиозный характер.

Затем следовали обряды, связанные с вступлением детей в совершеннолетие и проводились они для мальчиков и девочек отдельно.

Следующий этап взросления – вступление во взрослую жизнь. С этим событием связан самый красочный, самый театрализованный обычай – свадьба. По количеству участников со свадьбой несравним ни один обряд.

Из традиционных обрядов, которые связаны с жизнью человека мы можем назвать погребально - поминальные. Раньше они состояли из различных действий, направленных на облегчение перехода умершего в загробный мир. В настоящее время они соблюдаются в качестве знака уважения умершего и его близких. Это как подведение итога жизни и определение авторитета и заслуг человека в обществе.

Для юношей, часто предшествующим свадьбе обычаем, становится обычай проводов в армию и встреча после завершения службы. Этот обычай приобретал особую важность не только в семье, но и в обществе. Поэтому в нём прослеживается участие не только жителей, но и общественных организаций, органов власти. Рассмотрению этих обрядов посвящена данная исследовательская работа.

В наше время из-за миграции населения и разрушения родовых связей обряды постепенно упрощаются, в них появляются элементы, присущие другим народам. На нашем примере прослеживается взаимопроникновение двух культур, народов проживающих в разных населённых пунктах. Часто традиционные обряды, несущие наследие предков, заменяются бессмысленными застольями и всеобщим пьянством. Гости расходятся в таком подпитии, что не могут вспомнить, по поводу чего они так напились. Да и сам новобранец часто появляется в военкомате в тяжёлом похмелье и в памяти об этом дне остаётся воспоминание о головной боли. А это едва ли способствует воспитанию достойного защитника отечества. Кулачные бои, проводимые для выявления силы и выносливости призывника, заменяются дракой.

Если бы мы следовали заветам наших предков, у которых при появлении первой крови всё прекращалось, то не было безжалостных побоев до изнеможения, а правильно выстроенный обряд не позволял напиваться и бесчинствовать.


^ Глава III. Обряд проводы рекрута русского села Шелоклейка.

«Рекрут – (от французского набирать войска) лицо, принятое на воинскую службу по найму или по повинности. В русской армии в 1705-1874 лицо, зачисленное в армию по рекрутской повинности. В 1874 заменено словом «новобранец»»2.

В селе Шелоклейка (приложение 3) всегда придавали большое значение обряду проводов рекрута, которого на местном диалекте называли «некрутом». После того, как молодой боец получал повестку о воинской службе, его вместе с родителями родственники приглашали в гости «прощеваться» (прощаться), накрывали праздничный стол и угощали. Для молодого бойца готовили отварной кусок мяса, чтобы он набрался сил. После угощения юноша – рекрут, поблагодарив хозяев за гостеприимство, прощался с ними и со своими друзьями и направлялся к другим родственникам. Из гостей ведут рекрута «взапятки», то есть лицом к большому углу, и спиной к двери, с тою мыслью, чтобы в скором времени опять бывать ему здесь в гостях. В каждом доме повторяются те же ритуальные действия: поются рекрутские песни, обязательно садятся за праздничный стол, юноша всегда в центре внимания, его обнимают, говорят ему наставления. Если позволяет время, рекрут старается побывать и у родственников из других деревень.

Обязательно парню давали в подарок предметы необходимые во время прохождения службы: полотенце, носовой платок, мыло, гребешок и т д., чтобы у служивого были все предметы быта сопутствующие благополучному прохождению службы.

Накануне проводов молодой боец ходил прощаться с девушками-подругами. Играли в игру «разлука», в ходе которой он прощался со всеми и в конце оставался с любимой девушкой, все уходили, а они оставались вдвоем и прощались.

В день проводов парень приглашал к себе за стол подруг и друзей. Проводился обряд выкупа ружья: крестный отец обходил всех собравшихся с шапкой, в которую гости клали денежку. Затем молодые люди мерялись силой, проводя кулачные бои «стенка на стенку». Выстроившись в две колонны, друг против друга, они начинали бороться. Если кто-то из участников падал или начинала идти кровь, этот участник выбывал и на его место приходил другой. Люди преклонного возраста обязательно присутствовали, они не встревали в ход боёв, а следили за порядком проведения.

Провожая, мать давала юноше откусить освященный хлеб, а оставшеюся часть укладывала на божницу, чтобы Бог оберегал ее сына и помог вернуться домой целым и невредимым. Хлеб держали там до его возвращения.

Действие всегда совершалось в центре дома за столом и направлено на сохранение крупицы еды уходящего, что основано на вере в то, что еда притягивает путника домой, т.е. фиксируется связь уходящего с домашним очагом.

Мать выводила сына из дома спиной, проходя через дверь, юноша дотрагивается спиной до дверного косяка. Этот обычай идет издревле: так «обманывали» злых духов, рекрут как бы ни уходит, а заходит в дом.

Котомку с поклажей новобранца несли или крёстный отец или уже отслуживший в армии молодой человек.

«Если обидел кого, то простите меня, Христа ради!» - с такими словами рекрут, кланяясь в пояс, прощался с пришедшими на проводы. Уходя, он должен был уладить все конфликты, чтобы оставить о себе хорошие воспоминания.

Мать выходила к сыну с иконой. Одни девушки-подруги подводили молодого бойца под руки к матери, а другие стелили вывернутую на изнанку шубу на землю у ног рекрута. Стелить шубу на пол, во время обрядов было заимствовано русскими у мордвы. Крестная мать ходила вокруг молодого бойца и ставила на земле кресты по четырем сторонам, создавая этим своеобразную защиту. После этого мать благословляла сына. Девушки, взяв парня под руки, выводили спиной с шубы. Всем селом собирались и шли провожать молодого бойца до ветряного оврага, что в конце села. Мать шла в конце процессии громко вопила и причитала (приложение 1).

Дальше шли провожать родители и невеста, а друзья и сельчане оставались и продолжали гуляние.

Родители с невестой провожали почти до соседнего села. Они отставали, а молодой боец с невестой шли вместе ещё 100 метров. Проходил обряд прощания: невеста дарила бойцу вышитый ею платочек, а он давал обещание его сберечь. Затем отец сажал сына на лошадь, и они отправлялись на призывной пункт.

Собирая в путь рекрутов, семьи специально выделяли им некоторое количество денег на прогул и пропой, полагая это важным социальным мероприятием. Гульба рекрутов в XIX веке начиналась еще за неделю до того, как жребий определял тех, кому предстояло уходить. Начинала гулять вся возрастная когорта допризывников, после жеребьевки те, кому выпало служить, гуляли группами по 5 - 6 человек, в праздничной одежде, с гармонью и песнями.

Период рекрутских гуляний являлся временем и способом демонстрации семьей рекрута ее состоятельности, поднятием (или поддержанием) социального престижа: проводы в армию (и особенно время гуляний) были сопряжены со значительными расходами для родителей, сравнимыми с затратами на свадьбу.

Возвращение солдата превращалось в общий праздник. Накрывали столы и гуляли. Встреча парня с девушкой сопровождалась следующим обрядом: подруги стелили подушку, а молодец с девушкой вставали на нее на колени, лицом друг к другу.





Девушки подходили к бойцу и снимали с него военную фуражку и надевали кепку. Также подходили к девушке и одевали ей на голову венок. Парень с девушкой вставали и кланялись в разные стороны и приглашали всех отпраздновать радость встречи. В конце празднества парень всем показывал сохранённый платок.

Народные традиции, народная мудрость, помогали молодому человеку прочувствовать всю важность и значимость служения Отечеству.


^ Глава IV. Особенности обряда проводы рекрута у жителей мордовского села Сабаново.

По своему интересен обряд – «проводы рекрута в армию» в селе Сабаново (приложение 4) по местному – «родня гуляет рекрута». Проводы длились неделю. Будущий солдат ходил «прощиваться» по родным, к крёстному, к девушке. На этих своеобразных посиделках проходили игры, кулацкие дружеские бои, борьба. В борьбе рекрут мерился силой и сноровкой с теми, кто уже прошел армейскую службу. Например: набивали мешки опилками и били ими друг друга. Дрались до первой крови. Такие своеобразные состязания проводились только у мордовского населения. Как и у русских жителей накрывали праздничный стол и пекли пироги, всех плотно кормили. В каждом доме служивому дарили полотенце. Эти полотенца мать складывала в сундук и держала до возвращения сына домой.

Утром, перед уходом рекрута благословляла родня. Крёстные отец и мать садились на скамейку, у ног стелили шубу, на которую рекрут вставал на колени и выслушивал их наставления. Затем на скамейку садились братья и сестры, которые давали свои наставления. Последними на скамейку садились родители и тоже давали наставления. После наставлений, рекрута обязательно оплакивали. Для этого приглашали плакальщицу (приложение 1). Этот обряд почти не содержал в себе магических и символических моментов.

В руки будущему служивому давали медную монетку, которую он должен был пальцами протолкнуть в зазор между брёвнами за божничкой, задабривая и подкупая Господа, чтобы отслужить и вернуться домой с Божьей помощью. Рекрута выводили из дома спиной родители. За воротами крёстный отец трижды очерчивал круг ножом вокруг рекрута. Затем родители благословляли сына. Благословение являлось фрагментом развернутого этапа обряда проводов в армию – прощания. Считалось необходимым проститься со всеми, кто знает рекрута, и имеет к нему какое-то отношение.

«Во время ритуала прощания происходила актуализация разных уровней социальной идентичности рекрута (дом, семья, деревня, возрастная группа и пр.)».3

Из села вся родня провожали его с песнями и танцами до самой околицы. Дальше отец сажал его на коня и увозил на призывной пункт. Женщины на призывной пункт не ездили, чтобы не было ни слёз, ни причитаний.

По приходу из армии служивый проверял на месте ли его монетка, но её не забирал. Родня, выражая радость благополучного возращения, приглашали его в гости. На стол обязательно подавали традиционные пироги.

Таким образом, односельчане выражали своё уважение молодому человеку, достойно исполнившему свой гражданский долг защиты Родины.

Заключение: Делая выводы можно с точностью сказать, что рекрутский обряд весьма органично «вписался» в систему обрядов жизненного цикла сельчан. Введение рекрутства (XVII в.) послужило лишь внешним толчком к появлению «невостребованного» ритуала. Точнее, отсутствие инициации компенсировалось тем, что ее функции в какой-то мере оказались распределены между другими обрядами.

Рассказы местных жителей об обрядах ухода строятся как описания перемещений. Вначале - гульба по всему селению и между деревнями, обходы домов - т.е. максимальный охват всего значимого пространства. Затем - прохождение через ряд особо отмеченных точек: храм - кладбище - двор - дом. В каждой из этих точек совершаются определенные обрядовые действия, кульминацией которых служит прощальное застолье. Значимое пространство вначале охватывается, а затем стягивается в точку у праздничного стола. Рекрут прощается с домом, хозяйством и скотиной. Провожают рекрута до околицы, и только там ему позволено сесть на коня. Делалось это, чтобы не допустить полного сходства с похоронной процессией. Похоронные и рекрутские обряды, посвящены самым горестным, трагическим событиям в жизни человека, уход в солдаты народом психологически приравнивался к смерти. Поэтому во время шествия по селу одновременно причитывают и поют песни.

В настоящие время обряд проводов рекрута в армию не потерял своего значения. В районном военкомате отметили, что призывники из сельской местности, где сохранены народные традиции, с охотой идут на военную службу. Одной из причин является почёт, с которым провожают новобранца. Желанность службы в армии для сельской молодежи в советское время объясняется тем, что армия была единственной возможностью – во времена колхозов - уехать оттуда и улучшить свои жизненные условия.

Результаты опроса населения к отношению к службе в армии современных молодых людей, живущих в провинции, показывают, что в их оценке значения службы направлены для реализации «правильного» мужского начала и приобретения нового социального статуса – статуса взрослого мужчины.

Независимо от национальной принадлежности, во время выполнения обряда молодой человек проникается сознанием того, что только он может защитить свой дом, своих родных и своих односельчан. Он понимает, что ему доверяется не просто оружие или военная техника, а право защищать свою Родину. Обряды, связанные с военной службой в разных населенных пунктах имеют свои отличительные черты и особенности. Это говорит о древности данного обряда. И тогда кому-то нужно было защищать родной дом, а это из покон века было прерогативой мужской половины.

К сожалению выполняя обрядовые действия, молодёжь не задумывается, что именно они означают. Например, и сегодня призывника выводят из дома спиной. Делают это только понаслышке, не задумываясь о глубоком значении данного обряда. Ставят свечки в церкви, но не знают, ни одной молитвы и покровителей воинов. Изредка призывники берут с собой листок с апокрифами «Сон пресвятой Богородицы» или «Молитвы Бога», другие воинские молитвы, которые, как считается, уберегают от смерти и грубого отношения к призывнику командиров и сослуживцев (приложение 2).

Часто проводы молодого бойца, к сожалению, сводятся к распиванию спиртных напитков и дракам, что отрицательно сказывается на призывнике.

Танцевальный коллектив «Такт» и фольклорный ансамбль «Млада» на основе собранного мной материала в селе Шелоклейка поставили обрядовый спектакль «Куда Ваня едешь, куда отъезжаешь? На кого ж ты Ваня Маню спокидаешь?» .

Показывая его, мы хотим донести обряд проводов рекрута до нашего зрителя, чтобы они могли использовать элементы обряда в сегодняшние дни, провожая в армию молодого человека.

Культурная историческая среда окружает человека с детства. В ней он приобретает нравственную силу, учится достоинству и благородству, приобщается к истории своего народа, семьи. Она становится неотъемлемой частью его жизни, необходимым условием возникновения чувства духовной «оседлости», привязанности к родным местам, живительной основой любви к Отечеству.

«Если человек равнодушен к истории своей страны, истории своей семьи, не дорожит семейными реликвиями, не гордится своим домом, не знает истории своего народа, не интересуется историей улицы, то вряд ли в нем сильны патриотические чувства».4

:


Список источников

  1. Интервью с Горшковой Анной Михайловной 1925 г. рождения записано 13 августа 2009 года Косаревой Александрой

  2. Интервью с Калмыковой Антониной Степановной 1938 г. рождения записано 13 июля 2009 года Косаревой Александрой

  3. Интервью с Фадеевой Екатериной Степановной 1932 г. рождения записано 20 июля 2009 года Косаревой Александрой

  4. Интервью с Меньщиковой Серафимой Фадеевной 1926 г. рождения записано 20 июля 2009 года Косаревой Александрой

  5. Интервью с Арискиной Анной Степановной 1938 года рождения записано 16 июня 2009 года Косаревой Александрой.

  6. Интервью с Арискиным Василием Ивановичем 1937 года рождения записано 16 июня 2009 года Косаревой Александрой.

  7. Интервью с Тандалькиным Михаилом Тимофеевичем 1927 года рождения записано 1 июля 2009 года Косаревой Александрой.

  8. Интервью с Советкиной Еленой Макаровой 1923 года рождения записано 1 июля 2009 года Косаревой Александрой.

  9. Интервью с Голубевой Марией Максимовной 1940 года рождения записано 25 июня 2009 года Косаревой Александрой.

  10. Интервью с Петряйкиной Надеждой Андреевной 1935 года рождения записано 1 июля 2009 года Косаревой Александрой.



Литература

  1. Акимова Т. М., Архангельская В. К., Бахтина В. А. Русское народное поэтическое творчество (пособие к семинарским занятиям). - М.: Высшая Школа, 1983. - 208 с.;

  2. Байбурин А.К. Ритуал в традиционной культуре. Структурно-семантический анализ восточнославянских обрядов. - СПб.: Наука, 1993. – 258 с.;

  3. Байбурин А.К., Левинтон Г.А. Похороны и свадьба // Исследования в области балто-славянской духовной культуры: Погребальный обряд. М., 1990, 64-99 с.;

  4. Ван Геннеп Арнольд Обряды перехода. М.: издательская фирма «Восточная литература» РАН, 1999. - 198 стр. (Этнографическая библиотека);

  5. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. М., Русский язык - Медиа, 2008;

  6. Иконникова С.Н. Диалог о культуре. – Ленинград, 1987;

  7. Кормина Ж.В. Проводы в армию в пореформенной России. Опыт этнографического анализа. М., 2000, с. 376;

  8. Певин П. Рекрутские обычаи и причитанья Олонецкой губернии // Олонецкие губернские ведомости, 1895, №№80,81,84;

  9. Поздняков Т. Набор рекрутов // Владимирские губернские ведомости, часть неофиц., 1898, 27 ноября, №48,.4-7 с;

  10. Тернер В. Символ и ритуал. М., 1983;

  11. Успенский Б.А. Филологические разыскания в области славянских древностей. М., 1982;

  12. Шайжин Н. К материалам по народной словесности // Олонецкие губернские ведомости, 1903, №49;

  13. Энциклопедический словарь. - М., 2009.



Приложение 1

Причитания.

Плач, причеть, голошенье - преимущественно женские элементы прощальных обрядов. Наиболее развернутые формы связаны с проводами невесты и рекрута. Невеста голосила сама, а на проводах рекрута причитала мать. Рекрутские обряды и сопровождающие их плачи значительно моложе похоронных обрядов и причитаний. Возникновение рекрутского обряда было связано с введением Петром I в 1699 г. обязательной воинской повинности. В рекрутских обрядах, в отличие от похоронных, не было ничего магического. В сопровождающих их причитаниях нет никаких черт антропоморфизма. Значительная часть рекрутской обрядности сопровождалась причитаниями, которые исполнялись родными и родственниками рекрута или специально приглашенной вопленицей. Правда, сам рекрут не голосил, причитаний не исполнял, но причитания имели такую форму (включали монологи от имени рекрута), что в них выражались также мысли и чувства рекрута, и поэтому они назывались рекрутскими. Рекрутские причитания по основным эмоциям ничем принципиально не отличались от причитаний похоронных: уход в солдаты народом психологически приравнивался к смерти. И это вполне понятно. Почти в течение всего XVIII в. служба была бессрочной. Указом 1793 г. был определен двадцатипятилетний, а в 1834 г.— двадцатилетний срок службы. Уходя в солдаты человек, по существу, навсегда отрывался от родной семьи. Домой он или вовсе не возвращался, или приходил разбитым стариком и калекой. И в причитаниях прямо говорилось, что рекрутчина не только подобна смерти, но даже страшнее ее: это смерть не мгновенная, а мучительная, растянутая на многие годы, на всю жизнь. В содержании рекрутских причитаний довольно отчетливо выделяются две темы: жизнь семьи рекрута после его ухода в солдаты и описание солдатской жизни рекрута. Первая тема разрабатывается точно гак же, как и в похоронных причитаниях. Солдатку, как и вдову, ожидает непосильный физический труд и вопиющая бедность. Дети солдатки, как и дети вдовы, должны будут ходить босиком, питаться жалкими подаяниями и т. д.

Раскрывая вторую тему, рекрутские причитания, наподобие солдатских песен, ярко рисуют картины тяжелой солдатской жизни, правдиво рассказывают о трудных солдатских походах, палочной дисциплине, ежедневной муштре. Особенно показательным в этом отношении является причитание, исполнявшееся при проводах солдата в армию после побывки дома. Прибывший на побывку солдат доверительно рассказывает своей матери про «безсчастну жизнь солдатскую»: суровой зимой солдатам не выдают «теплых шубенок», а морозят в холодных шинелях, питание солдатское очень плохое, походы очень трудные, сражения - тяжелые, а «ученьице-то было - все мученьице. Описание побоев солдат — один из постоянных мотивов рекрутских причитаний.

В более ранние времена проводы на «службу государеву» на 25 лет для крестьянской семьи были равносильны смерти рекрута; влекли за собой разорение и упадок хозяйства. В самой армии часты были случаи жестокой расправы над солдатами, поэтому родные рекрута причитали над ним, как над умершим.

В песнях рекрутских основными сюжетными мотивами являются жеребьёвка, забирание в солдаты, горе рекрута, его родных и невесты, прощание с ним. В песнях солдатских – жестокость командиров, бесправное положение рядовых, чувство обречённости, охватывающее новобранца, смерть солдата на чужбине.

На заре было, братцы, на зорюшке,
Да солнышко садится.
Под удалым удал-добрым молодцем
Стал конь становиться.
Под удалым да и удал-добрым молодцем
Стал конь становиться.
Стал сбиваться удал-добрый молодец
Да и с пути, с дорожки,
Стал сбиваться удал-добрый молодец
Да и с пути, с дорожки.
Подъезжает удал-добрый молодец
К кусту, кусточку,

Подъезжает удал-добрый молодец
К кусту, кусточку.
«Здравствуй, здравствуй, родимый кусточек,
Горький полыночек!
Позволь, позволь, родимый кусточек,
Да и ночку ж ночевать!»
Позволь, родимый кусточек,
Да и ночку ж ночевати!»
— «Ночуй, ночуй, удал-добрый молодец,
Бог с тобою!
Постель тебе, удал-добрый молодец,
Да всё травка ковылка.
Постель тебе, удал-добрый молодец,
Да всё травка ковылка,
А в головушки тебе, удал-добрый молодец,
Да высокая могилка,
А в головушки тебе, удал-добрый молодец,
Высокая могилка,
Одеяльце тебе, удал-добрый молодец,
Всё темная ночка.
Э-э-эх, часовые тебе, удал-добрый молодец,
Да всё лютые звери».

Русские народные песни. / Сост. и вводн. тексты В. В. Варгановой. – М.: Правда, 1988, раздел «Песни солдат и о солдатах. Рекрутские причитания»


Приметы

Народных примет существует множество, и в каждой культуре - свои. Особенно популярны ритуалы, связанные с проводами людей в дальнюю дорогу. Ведь дорога - это чужое пространство, незнакомое, таящее трудности и опасности. В нашем районе было принято благословлять (перекрестить) на дорожку, надеть образок на шею, положить ладанку за пазуху. Чаще старались дать с собой какую-нибудь вещь «на память», чтоб она напоминала о доме и помогала вернуться. В качестве такого сувенира девушки могли дарить своим любимым вышитый собственноручно платок или кисет, личное украшение или ленты. А в военные годы прошлого столетия главными, самыми дорогими воспоминаниями о доме были фотографии и письма любимых и родни.

У многих из нас и сегодня есть свои маленькие ритуалы проводов. Поцеловать на дорожку, помахать в окно - чем не ритуал? Если кто-то уезжает в другой город, мы просим сообщить, как добрался, волнуемся.

Биоэнергетики заметили, что у людей, за которых по настоящему волнуются их близкие, более устойчивое и сильное биополе. Наши родные способны не только оберегать нас на расстоянии, но и ставить знаки защиты (своеобразные энергетические обереги), если постоянно думают о нас. Пословица «береженого Бог бережет» удивительно верна. Но касается она не только осторожного человека, но и того, о ком думают и заботятся другие люди. Поэтому не стесняйтесь заботится о своих близких. Открыто проявляйте внимание, даже если иногда вам кажется, что излишняя бдительность в тягость вашим родным. Главное, чтобы забота шла от чистого сердца.

Но надо помнить и о том, что беспокойство должно быть позитивным. Провожая человека в дальний путь не оплакивайте его, так, словно он идет на войну, а просто от души пожелайте легкой дороги и добрых попутчиков

Помните, что на нашу жизнь влияет не только то, что мы делаем, но и то, что думаем.

• Нельзя мыть пол, пока кто-то из близких находится в дороге, - путь ему "замоешь", то есть он не сможет вернуться.
• Сразу после отъезда кого-нибудь из членов семьи или гостивших в доме друзей пол не подметают - весь сор полетит вдогонку.
• Перед тем, как уйти из дома, ничего не зашивай - удачи не будет.
• Уезжать в дождь - хорошая примета: дорога будет благополучна, и во всех делах будет сопутствовать успех.
• Если хочешь поскорее вновь свидеться с отъезжающим, то, вернувшись к порогу, оглянись вслед уезжающему человеку.

Обычай требует присесть перед дорожкой и досчитать до десяти – сделать остановку: по поверьям, если сорваться в путь сразу, с маху, то пути не будет.

Приложение 2

Приложение 3

^ История села Шелоклейка

Село Шелоклейка располагалось в 16 километрах на юго-запад от города Никольск. Близлежащие населённые пункты: несуществующий посёлок Новый мир в одном километре от села Шелоклейка, село Казарка и деревня Кивлей в четырёх километрах. От былого в селе сохранились лишь несколько нежилых домов, всё находится в запустении и поросло высокой травой.

Согласно справочнику по административно-территориальному делению Пензенского края (1663-1991), Шелоклейка впервые упоминается в конце IVIII века, как сельцо владельческого села Казарки, Городищенсгого уезда, Пензенского наместничества. В 1864 году село Шелоклейка упоминается в составе населенных мест Пензенской губернии Городищенсгого уезда. В 1914 году Шелоклейка упоминается как деревня и относится к Пензенской губернии, Городищенсгого уезда, Николо - Пестровской волости. В декабре 1918 года образуется Шелоклейский сельсовет Николо-Пестровской волости, Городищенсгого уезда, Пензенской губернии. Декретом ВЦИК об административном делении Пензенской Губернии 12 ноября 1923 года было утверждено новое административное деление Пензенской губернии в составе уездов, согласно которому, деревня Шелоклейка вошла в Пермиевскую волость Городищеского уезда. До 1927 года осуществлялось губернское, уездное и волостное деление, а в 1927-1928 годах был произведен переход к областному, окружному и районному делению. Постановлением ВЦИК «О составе округов, районов и их центров Средне-Волжской области» от 16 июня 1928 года – образовался Пензенский округ, в состав которого и вошла деревня Шелоклейка Николо-Пестровского района. В апреле 1939 года деревня Шелоклейка и деревня Новый мир упоминаются в составе Шелоклейского сельсовета Николо-Пестровского района. В 1954 году осуществляется объединение сельсоветов - Шелоклейский, Казарский и Марьевский сельсоветы по указу Верховного Совета РСФСР от 7 июня были объединены в Казарский сельсовет. Позже указом Президиума Верховного Совета РСФСР «Об укрупнении сельских районов, образования промышленных районов и изменении подчиненности районов и городов Пензенской области» от 1 февраля 1963 года было образовано 13 сельских районов. Городищенский сельский район укреплен за счет Николо-Пестровского и части Сосновоборского районов, в него тогда вошел и Казарский сельсовет в составе с деревней Шелоклейка. В 1963 году территории сельских районов соответствовали границам производственных колхозных и совхозных управлений. В составе Городищенского сельского района Никольские сельсоветы находились всего один год. 3 марта 1964 года был образован Никольский сельский район, в который отошли и сельсоветы. На основании Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 12 января 1965 года «Об изменении в административно-территориальном делении Пензенской области» от 13 января 1965 года № 3, в состав районов включены сельсоветы, среди них и Казарский. Решением Пензенского облисполкома от 11 марта 1987 года № 107 в связи с выездом и переселением жителей, деревня Шелоклейка исключена из учетных данных, как фактически несуществующая.5

Для жителей Шелоклейка всегда считалась ни деревней, а селом. Это подтверждают данные списков населённых мест Пензенской губернии до 1914 года, где Шелоклейка в 1864 году упоминается как село, что свидетельствует о наличии церкви. Тому свидетельствуют и документы (паспорта, свидетельства) бывших жителей, где в графе место рождения написано: село Шелоклейка (копии документов приложение). Но кроме этих данных, иные подтверждающие факты отсутствуют. Никто из бывших жителей не припоминает реального существования там церкви, но что когда-то была, слышали от своих пращуров.

Первоначально село было мордовское и название в переводе означало щелочная река: «щелок» - щёлочь, «лей» - река. Но вскоре мордва покинула эти места из-за того, что их не устраивали природные условия, а именно глубина расположения грунтовых вод. В селе невозможно было соорудить ни одного колодца, это сильно осложняло ведение большого хозяйства. Огромное количество чистых родников на уже обжитых землях привлекли новых русских жителей, и образовалось русское село со своей историей и традициями.

После ухода из села мордвы топонимологическая расшифровка названия приобрела новое значение. Село Шелоклейка издавна славилось рукодельными талантами. В нём были развиты многие народные промыслы, особенно массовым было ткачество рогожек для кулей, которые являлись экспортным товаром по всей стране. Такой род занятий, думается, и положил основу в само название села. Изначально название села Шелоклейка произошло от двух слов «шили клейкое», так как этим занимались в каждом доме. Позже название видоизменилось и стало оно не Шилоклейка, а Шелоклейка. В настоящее время на месте села вы увидите травяной бурьян человеческого роста. Пробираясь по нему с бывшими жителями села, мы с трудом отыскивали, напоминающие о былом селе предметы, разрушенные дома, объекты и их местонахождения в прошлом.

Длиной на один километр распростерлось село Шелоклейка по левому берегу реки с тем же названием. В селе было всего два порядка в одну улицу и поперечный порядочек, на котором находились всего 4 дома, и назывался он Поперёшная. Верхний конец села назывался Пеговка, который находился за оврагом, там располагалась ферма. Путь в село лежал через главный мост, где начиналась улица. Начальный конец улицы назывался Ивановка, через «мосток» располагалась - Середка, средняя часть улицы. Мосток проходил над оврагом, в котором на Ивановском склоне размещалась школа. Школа была основана в селе в 1900 году. Сначала в ней учились до 4 класса, а в 1952 году открыли 5 класс. Но в 1955 году школу закрыли.

В средней части улицы находились главные административные и культурные центры: правление, клуб и магазин. Через следующий мост находился нижний Черкесовский конец села, через овраг за которым и располагался порядок – Поперёшная. По правому берегу реки било много родников, жители обустроили 4 родника, к которым они добирались через мосты и овраги. Через три оврага протекала река, через четвертый «сухой» овраг жители ходили на кладбище за село, на «крутую гору». На реке располагалась чесалка и дранка, которые принадлежали Козлову Н.В. (1870 года рождения). Здесь работали только мужчины, так как работа требовала силы и выносливости.

В селе находился сахарный завод, основанный в 1830 году. Он прекратил свою работу предположительно в 1900 году. О нём мало кто помнит, но хорошо помнят местонахождение на реке, так как там долгое время сохранялись столбы, и дети (сегодня бабушки) спрашивали у родителей для чего они, а им рассказывали, что здесь был сахарный завод, и здесь работал дедушка. Была в селе и кузница, принадлежавшая Козлову Г.Н. Здесь ковали лошадей и делали сельскохозяйственные инструменты. Была в селе и мельница, которая проработала до 1920 года. Сукновалка также закончила работать 1920 году. У князя, Оболенского здесь был свой лес, который так и назывался «Лес князя Оболенского». Кроме изготовления кулей в селе занимались скотоводством и земледелием. Выращивали овец, свиней, коров. Основными выращиваемыми культурами были: рожь, конопля, овёс, свекла.

Из старых построек в настоящее время остались в полуразрушенном состоянии два дома, остальные дома - это дачные постройки. Особенно поразило сохранность одной избы: «Да это же наша келья!» - произнесла бабушка Антонина, обрадовавшись, увидев этот дом. Мы вошли в него и полились старые воспоминания. Жила здесь бабушка Акуля – Ануфриева Акулина Ефимовна (1907года рождения). Собирались у неё девки и парни на посиделки. Платой за посиделки были дрова, лучина, керосин, иногда давали деньги. Рукодельничали они и общались, под песни с танцами и игрищами, игрой на балалайках, гармони и звенящими и стучащими предметами (ложками, заслонками, вилами). Так и дело спорилось, и весело было.

Приложение 4

История села Сабаново

В справочнике по административно-территориальному делению Пензенского края за 1663-1991гг.* упоминание о селе Сабаново впервые появляется в списках от 1864г. в составе Городищенского уезда, село казенное. В 1914 году городищенский уезд разбился на волости. Село Сабаново отошло к Сабановской волости. В поволостном списке населённых мест Пензенской губернии по административно – территориальному делению, утверждённого Президиумом ВЦИК от 12 ноября 1923 года село Сабаново упоминается в списках Пермиёвской волости Городищенского уезда. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 4 февраля1939 года Тамбовская область разделена на Тамбовскую и Пензенскую области. Во вновь образованную Пензенскую область вошло 38 районов. Сабаново вошло в Николо – Пёстровский район и объединилось из Сабановского в Карамальский сельсовет. В списках сельсоветов и населенных пунктов Пензенской области на апрель 1939 года село Сабаново отделилось в Сабановский сельсовет Николо-Пёстровского района.

Из протокола Избирательного собрания № 67 3-го участка от 6-го февраля 1929 года по сводкам участия населения на выборах в сельсоветы и состав сельских органов власти Сабаново относится к Сабановскому сельсовету Николо – Пёстровского района Кузнецкого округа Средне – Волжской области. Это официальные сведения и статистические данные из архива Никольского района.6

Но есть народная память, и многие предания и легенды доносят до нас историю возникновения городов и сел. По возникновению села Сабаново существуют два варианта. Первый: свое название село Сабаново получило от фамилии семьи Сабаевых, выходцев из Мордовии первыми поселившихся на пустующих землях. Второй: богатырь по имени Сабай, выходец из Саранска, шёл в поисках незаселённых земель. Понравились ему земли окружённые лесами. Здесь он и поселился. В честь этого богатыря село назвали Сабаново.

Село заселяли мордва – эрзя. Эрзя - субэтнос в этноструктуре мордовского народа. Субэтноним эрзя своей основной восходит к иранской лексике (иранское arsan –самец, мужчина, герой).

Окружают село, бескрайние просторы полей и лесов, богатые грибами и ягодами.

Для освоения земель из села отделилось несколько семей, образовав отдельные поселения: посёлок Митрофановка, названный в честь первого жителя Митрофана, и село Алова. Жителями села Алова стали бывшие жители села Ильмино, откуда они были изгнаны и отправили Бориску Алова найти им место для поселения. Отсюда и название в честь Бориски Алова. Однако местные жители считают, что село Алова получило название по соседней горе Алув-Пандо, что переводится как яичная гора, вероятно из-за того, что на ней собирали яйца из гнёзд птиц обитавших на ней для пропитания. Предание говорит, что мордва не хотели расставаться со своим селом Ильмино, и они ходили «тужить и плакать» на высокую гору, которая стала называться Тужевской. От частого хождения мордвы на гору образовалась тропа, которая получила название Мордовской, а ручей, по которому увозили скарб мордва, уходя на новое место, стало называться Катимом. Так со временем создалась своеобразная мордовская община .

Эти три мордовских населённых пункта окружены русскими деревнями и сёлами. На этот счёт существует притча. Приезжие купцы подарили жителям бочку мёда с пожеланиями здоровой и сладкой жизни. Долго думала мордва: «Почему бочка?», «Почему мёд?», «Чем отблагодарить русских за их подарок?». Ничего не придумав, сельчане, насыпали в бочку земли. Получив ответный подарок, русские решили, что это разрешение на освоение близ лежащих земель. И стали осваивать близлежащие земли в округе. В этой части Никольского района русские заселились позднее мордвы.

На подходе к селу стоит гора Самопанда, что в переводе с мордовского означает «само» - приход, «панда» - гора. С какой стороны приходили переселенцы на той стороне они заселялись. Село состоит из трёх концов. Первый – карамальский - алыпя – нижний конец, въезд в село из села Карамалы, второй конец - удальте куре, въезд в село из села Пермиёво, пермиёвский конец, третий - вере пе, въезд в село из села Алова, аловский конец.

По краю села протекает небольшая речушка Айва. Айва – правый приток реки Суры. Существует такая легенда, что в давние годы пробивался из земли едва приметный родничок. Однажды кто-то из жителей принялся расчищать родничок, вдруг из этого места с большой силой хлынула вода, а вскоре образовалась речка. Жители посчитали, что тут действует какая-то колдовская сила. Они не стали пить новую воду, а пользовались ею только для мытья. Как - то мордовская женщина пошла, помыть в реке рубахи. Она полощет. А течение воды вырвало из её рук рубаху и утянуло на дно. Женщина испугалась и закричала: «Ай – ва - й !». Так оно и вышло в название реки, с тех пор её и зовут Айва.

Село было казенным и не знало барщины, платили десятину - 10-тую часть урожая в казну государства. Крестьяне были свободными в отличие от других близлежащих сел. Земли раздавались по душам, в семьях, где было больше мальчиков, было больше земли, так как на девочек земля не выделялась. В основном занимались земледелием и скотоводством. Возделывали коноплю и после переработки ткали холсты. Выделывали овчину. В зимнее время ездили в извоз на заработки. Также возили свой товар на продажу. На реке стояли ветряные мельницы, на местном диалекте «крупорушки», на которых мололи крупу, зерно. После растополья, когда всё смоет весенними водами, всем селом ходили прудить пруд.

После Великой Октябрьской революции в селе был создан колхоз. Про название колхоза тоже есть своя легенда. Жители на сходе спросили у старого человека с бородой ниже пояса: «Как же назвать нам колхоз?». На что он им ответил: «О Господи, помоги и упаси». Сократив слова, назвали колхоз ОГПУ.

Позже переименовали в колхоз имени Мичурина, затем в 50 лет Октября.

В колхозы вступили почти все семьи, так как, если не вступил в колхоз, то земли семье причиталось 5 соток, если вступил, то - 20 соток.

В селе была деревянная церковь. Строили её всем миром. Церковь была большая красивая с расписными стенами, колокольный звон, которой было слышно за версту. Однако в 1938-39 годах церковь закрыли. Селом Сабаново управлял Дюкин (инициалов сельчане не помнят), который приказал разобрать церковь на дрова. Но жители, не выполнив приказа, изгнали его из села. Во время и после войны её использовали под зернохранилище, вырыв под полом глубинки. Ни после войны, ни в позднее время, восстанавливать церковь не стали и на сегодняшний день от неё остались лишь руины.

При церкви была церковно – приходская школа. Учились в ней 4 года. Перед революцией построили начальную школу возле церкви. Из архивных записей 1928 года: в школе учатся дети во всех четырёх группах, количество учащихся 70 человек. Затем в 1948 году построили семилетнюю школу. В 2000 году закрыли школу. Для получения образования ездили в образовательную школу села Базарная Кеньша.

Дома в селе строились небольшие, с низкими потолками, так как трудно большой дом в зимнее время протопить. Что интересно все окна в доме открывались только в одну сторону, а не нараспах. Возле каждого дома ставили амбар из самана и кизяка. Для освещения своих домов в зимнее время, летом заготавливали лучину. Её вставляли в заранее приготовленный трезубец, который ставили в корытце с водой, когда лучина прогорала, она падала в воду и гасла, тем самым сберегая дома от пожара.

В каждом доме имелся передний, так называемый «красный» угол. На местном диалекте - «паза» угол. В котором, под потолком укреплялся киот на одну, две иконки. Он оформлялся вязаными занавесками и украшался расшитым полотенцем. В праздники украшали киот узорно-нарезанной бумагой.

1 Энциклопедический словарь. - М., 2009.

2 Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. М., Русский язык - Медиа, 2008.

3 Кормина Ж.В. Рекрутский обряд: структура и семантика (на материалах севера и северо-запада России XIX-XX вв.) Автореферат дис... кандидата культурологических наук / Европейский ун-т в Санкт-Петербурге. – М., 2000. стр. 20.


4 Иконникова С.Н. Диалог о культуре. – Ленинград, 198. стр. 37.

5 Яковлева Т.Б., Родин В.С. под руководством Н.Н. Золотёнкова. Справочник по административно – территориальному делению Пензенского края за 1663-1991гг. Пенза 2003

6 Яковлева Т.Б., Родин В.С. под руководством Н.Н. Золотенкова. Справочник по административно-территориальному делению Пензенского края за 1663-1991гг, Пенза 2003





Скачать 363,3 Kb.
оставить комментарий
Дата16.10.2011
Размер363,3 Kb.
ТипЛитература, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх