«Красноярский государственный аграрный университет» icon

«Красноярский государственный аграрный университет»


Смотрите также:
«Красноярский государственный аграрный университет»...
Красгау-смк 4....
Универсальный курс “ business english ”...
А 2 «Общие условия проведения конкурса»...
«Мичуринский государственный аграрный университет»...
«Красноярский государственный аграрный университет»...
Микробные сообщества карстовых пещер средней сибири 03. 00. 16 экология...
Отчет по воспитательной работе в Красгау за 2009 2010 учебный год...
Показатели выполнения требований гос II (обработка методами классической теории тестирования)...
Оценка рекреационного воздействия на основные компоненты экосистемы в приозерной зоне...
Природно-хозяйственная оценка почвенного покрова сельскохозяйственных земель приенисейской...
К вопросу об обучении иностранному языку магистрантов красгау...



Загрузка...
страницы:   1   2   3
скачать
На правах рукописи


ШЕВЧЕНКО

Владимир Николаевич


ОБОРОННАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ СИБИРИ

В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ


Специальность 07.00.02 – Отечественная история


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора исторических наук


Красноярск ­­ 2011

Работа выполнена на кафедре истории, социологии и политологии

ФГОУ ВПО «Красноярский государственный аграрный университет»



Научный консультант:

доктор исторических наук, профессор

^ Гришаев Василий Васильевич


Официальные оппоненты:

доктор исторических наук, профессор

Шуранов Николай Павлович





доктор исторических наук, профессор

^ Кузнецов Сергей Ильич





доктор исторических наук

Ростов Николай Дмитриевич



Ведущая организация:

^ Сибирский государственный

технологический университет



Защита состоится « »____________2011 г. в 10 часов на заседании диссертационного совета Д 212.074.05 при ВПО «Иркутский государственный университет» по адресу: 661003, г. Иркутск, ул. К.Маркса, 1, каб. 410.


С диссертацией можно ознакомиться в региональной Научной библиотеке Иркутского государственного университета по адресу: Иркутск, бульвар Гагарина, 24.


Автореферат разослан « » 2011 г.


Ученый секретарь совета

кандидат исторических наук, Г.В. Логунова

доцент


^ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Актуальность темы исследования. Обращение к теме деятельности тыла в один из самых драматических периодов в истории Отечества имеет большое научное, социально-экономическое и политическое значение. Великая Отечественная война была сложным и противоречивым явлением. Несмотря на то, что за прошедшие десятилетия, отделяющие нас от Великой Победы, вышло огромное количество трудов, освещающих как общие, так и отдельные проблемы деятельности тыла, многие вопросы по-прежнему остаются недостаточно изученными и требуют всестороннего анализа и объективной оценки. К числу таких проблем относятся исследования деятельности оборонной промышленности страны и отдельных регионов, удельный вес которых в общем потоке научно-исторической литературы остается пока относительно незначительным. В результате общество фактически мало было осведомлено о лучшей части своего промышленного потенциала, деятельности большого числа ученых, конструкторов, наиболее квалифицированной части рабочих и ИТР, их вкладе в дело Победы.

Объективное и всестороннее изучение этой важной сферы в советский период осложнялось фактической недоступностью получения необходимой информации, прежде всего хранящихся в архивах материалов, что было связано с тотальной засекреченностью всего того, что имело отношение к оборонной деятельности государства. В эпоху гласности, перестройки, радикальных социально-экономических и политических реформ, в условиях частично открытого доступа к новым архивным материалам тональность и характер исследований по данной теме резко изменились. Под влиянием политической и идеологической конъюнктуры суждения современных исследователей варьируются от неприятия и очернения недавнего прошлого, в том числе и в военной экономике, до динамически развивающегося единого народно-хозяйственного комплекса. Субъективизм оценок, во многом основанных на догмах и стереотипах мышления, зачастую без необходимого документального обоснования, однобоким подбором фактов не дает возможности дать объективную картину развития оборонного комплекса страны в годы войны.

Необходимость изучения истории развития военной промышленности диктуется не только тем, что многие ее проблемы остаются пока недостаточно исследованными или освещаются в искаженном виде, но и прежде всего тем, что это поможет избежать грубых ошибок в выработке механизма военно-экономической политики применительно к новым условиям и конкретным регионам. Насущность вставших перед страной социально-экономических задач, в том числе и возрождения оборонного потенциала страны как одного из важных инструментов внешней политики государства, свидетельствует о необходимости дальнейшего осмысления накопленного в годы войны опыта.

Таким образом, исследование деятельности оборонной промышленности Сибири как составной части единого военно-промышленного комплекса страны в годы Великой Отечественной войны является актуальной научной задачей и имеет важное социально-экономическое и политическое значение.

^ Историография проблемы. Исследования проблем оборонной промышленности в годы Великой Отечественной войны можно разделить на два этапа, тесно связанных с общими направлениями в исследовании Отечественной истории.

Первый этап – 1941 – начало 1990-х годов, когда историки из-за недоступности к архивным материалам по вопросам данной темы исследования интерпретировали факты в соответствии с оценками партийных документов. Опубликованные в этот период работы не давали целостного представления о деятельности оборонных предприятий в годы войны, как в рамках страны, так и ее отдельных регионов.

Второй этап – с начала 1990-х годов, когда политика в области рассекречивания документальных материалов, снятия запретов с ряда ранее закрытых исторических тем, в том числе и на развитие военно-промышленного комплекса, позволила проводить более глубокие и объективные исследования без лжи и умалчивания.

Следует отметить определенную условность такого деления, так как для достижения качественного перелома требовались значительные заделы в исследовании проблем военной экономики, разработка и внедрение новых методик обработки вводимых в научный оборот ранее закрытых архивных источников, статистических материалов.

Изучение определенных аспектов функционирования оборонной промышленности началось еще в годы войны. Опубликованные небольшие по объему брошюры, статьи касались прежде всего конкретных проблем организации военного производства в определенных отраслях промышленности1 и регионах страны, в том числе и в Сибири2, и носили по преимуществу оперативно публицистический, агитационно-пропагандистский характер. Ценность вышедших работ заключалась прежде всего в показе опыта по решению насущных вопросов производственной деятельности, условий жизни трудовых коллективов. Авторы не ставили своей задачей создание крупномасштабной и объективной картины описываемых событий, что было невозможно сделать в силу господствующего идеологического пресса и засекречивания любой информации по вопросам военного производства, но воспроизводимый ими материал зачастую носил уникальный характер по различным сторонам жизнедеятельности трудовых коллективов. Приведенные ими сведения о конкретных событиях в сочетании с элементами теоретизирования послужили основой для изучения ряда новых направлений истории развития промышленности в годы Великой Отечественной войны.

Труды, вышедшие в первые послевоенные десятилетия, также не отличались особой глубиной и не вносили принципиальных изменений в исследование проблем темы по сравнению с военными периодом. Исключение составляет фундаментальный труд видного ученого – экономиста, бывшего члена ГКО и председателя Госплана СССР Н.А. Вознесенского. Опираясь на обширный фактический материал, Н. А. Вознесенский дал общую картину состояния народного хозяйства страны накануне войны, сложностей перестройки экономики на военные рельсы, впервые привел данные об общем количестве эвакуированных промышленных предприятий, в том числе и в Сибирский регион. Автор отмечал, что в целом перестройка экономики на нужды войны закончилась к весне 1942 г., когда уровень производства в восточных районах достиг общего уровня довоенного СССР. Определяющим, вслед за И.В. Сталиным, он считал 1943 г. – год решительного перелома и подъема во всех отраслях военного хозяйства страны. В частности, на основе имевшихся мощностей и эвакуированных 210 предприятий производство промышленной продукции только в Западной Сибири выросло в 1943 г. по сравнению с 1940 г. почти в три раза1.

В период со второй половины 1950-х – 1960-е годы стали выходить работы, освещающие состояние промышленности страны, отдельных регионов в годы войны, вопросы перестройки промышленности на выпуск оборонной продукции, эвакуации и восстановления предприятий на новых местах базирования, количественных и качественных изменений среди рабочих и др. Введение в научный оборот новых документов, выявленных в архивах, давало возможность по-новому взглянуть и открыто заговорить о трудностях военного времени, отдельных ошибках в организации производства и жизнедеятельности трудовых коллективов. В концептуальном аспекте этот период характеризуется внешней критикой сталинизма, уделяя основное внимание просчетам, ошибкам лично И.В. Сталина, не затрагивая сущности существовавшей социально-экономической системы, с присущей ей тотальным принуждением.

Активизации разработки различных аспектов исследуемой темы способствовал выход фундаментальной шеститомной «Истории Великой Отечественной войны 1941 – 1945 гг.»1. Используя частично приоткрытые для этих целей архивные материалы, авторы значительное место отводили перестройке экономики на рельсы войны, созданию сложного военного хозяйства, производственной деятельности и социально-бытовому положению тружеников тыла. Вместе с тем роль Сибири в создании материальных предпосылок для победы в целом явно недооценивалась.

Некоторые обобщенные данные по развитию военного производства, деятельности отдельных оборонных предприятий, выпускаемой ими военной продукции нашли свое отражение в трудах Г.С. Кравченко, Г.И. Шигалина, Я.Е. Чадаева2. В работе Г.С. Кравченко проанализирована динамика развития индустрии, дана оценка структурных изменений в производстве валовой продукции промышленности, показана взаимосвязь и взаимозависимость производства гражданской и военной продукции, рассмотрены вопросы обеспечения промышленности рабочей силой, сопоставлено производство основных видов вооружения и боевой техники СССР и Германии в годы войны. Монография Я.Е. Чадаева, кроме наличия значительного количества статистических материалов, интересна также тем, что автор широко использовал собственные наблюдения и документы личного архива, являясь в годы войны управляющим делами СНК СССР. Однако сделанные автором выводы о том, что военное производство не было развернуто в необходимых объемах и что работа по созданию военной экономики активно началась только после вражеского вторжения, противоречит изложенному им материалу.

Во второй половине 1960-х годов значительно расширился фронт исследований по проблемам промышленного развития Сибири в годы войны. Среди вышедших в этот период работ особое значение имели исследования М.Р. Акулова, Ю.А. Васильева, Г.А. Докучаева, И.И. Кузнецова3. В монографии Ю.А. Васильева раскрывается деятельность партийных организаций Сибири по перестройке промышленности на рельсы войны, особенности размещения эвакуированных предприятий в регионах, установление новых хозяйственных связей, динамика численности рабочих кадров. М.Р. Акулов проанализировал развитие важнейших отраслей промышленности, прежде всего Западной Сибири, показал трудовой подвиг тружеников тыла. В работах Г.А. Докучаева показан конкретный вклад Сибири и Дальнего Востока в победу над врагом, определено место этих районов в военной экономике страны.

Анализируя комплекс вопросов по развитию промышленности Сибири и Дальнего Востока в годы войны, авторы пришли к выводу, что падение промышленного производства в стране в конце 1941 г. почти не задело Сибири. Вместе с тем развитие отраслей промышленности в начале войны шло неравномерно: при стремительном росте объемов производства военной продукции в машиностроении и в других отраслях наблюдался спад. В то же время, по причине закрытости архивных материалов, авторы не выделяли деятельность предприятий оборонной промышленности, а приводимые в них малозначительные и случайные факты не давали даже в минимальных объемах представления о реальном состоянии военного производства, что в целом снижало ценность их исследований.

Традиционный характер исследовательской работы не претерпел кардинальных изменений и в последующие годы. В 1970 – 1980-е годы продолжалось накопление и введение в научный оборот сравнительного большого массива нового фактического материала, что давало возможность проведения сравнительно-исторических исследований по выявлению общего и особенного в промышленном развитии регионов и в целом страны в годы войны. Из общих работ этого периода следует выделить коллективную монографию «Советская экономика в период Великой Отечественной войны» и пятый том «Истории социалистической экономики СССР»1. Однако рассматриваемые в них вопросы лишь косвенно относились к проблеме развития оборонного комплекса страны в годы войны.

Этапный характер имел вышедший в 1980 г. сборник статей видных отечественных историков, экономистов «Историография Великой Отечественной войны». В нем был обобщен опыт работы по исследованию проблем тыла, намечены основные направления дальнейших исследований в этом направлении. По мнению Г.А. Куманева и А.В. Митрофановой, существовало немало недостаточно разработанных и даже почти не освещенных работ по ряду регионов; пока еще не созданы работы по методике исследования и монографические обобщающие труды по историографии советского тыла, необходимо шире развернуть изучение героической эпопеи перебазирования производительных сил СССР в 1941 – 1945 гг., вопросов капитального строительства в тылу2.

Во второй половине 1980-х годов вышел ряд обобщающих трудов. Своеобразный заключительный характер советского периода исследований по проблемам экономики страны в военный период носили вышедшая в 1985 г. энциклопедия «Великая Отечественная война 1941 – 1945 гг.» и два тома по истории советского тыла3. В них впервые в отечественной научной литературе были приведены некоторые данные о номенклатуре выпускаемой оборонной промышленностью изделий в отдельных регионах страны и на ряде предприятий, в том числе и в Сибири.

Подводя итоги развития историографии за 1940 – 1980-е годы, можно сделать вывод, что трудами многих исследователей был внесен большой вклад в разработку проблем промышленного развития страны в годы Великой Отечественной войны. Не выходя за рамки сложившихся традиций, многие авторы обогатили исследования новым фактическим материалом на базе введения в научный оборот ряда архивных и других источников. В этот период был определен круг освещаемых вопросов, сделаны обобщающие выводы о взаимном влиянии войны и экономики, где уровень промышленного развития является гарантом победы, а сама победа становится мощным стимулом индустриального развития, прежде всего в восточных районах страны. В силу засекреченности архивных материалов, относившихся к оборонной промышленности, исследователям приходилось ограничиваться доступными источниками, что, конечно же, сужало возможности более глубокого и всестороннего рассмотрения поставленных проблем. Одновременно это стимулировало поиск новых тем, стремление по-новому ставить проблемы и решать их, основываясь на доступных материалах.

К общим недостаткам в исследовании можно отнести во многом описательный характер ряда работ, использование готовых схем, под которые подбирались факты, в результате складывалась «приглаженная» историческая картина, без трудностей и противоречий, с искажением многих реальных событий в угоду политической конъюнктуре. Для большинства работ была характерна узкая специализация в территориальном, временном и тематическом плане. Исследователи фактически были лишены возможности объективно освещать возникающие противоречия и ошибки, вызванные нехваткой знаний, опыта, умений хозяйственных руководителей дать правдивую оценку деятельности партийно-государственного руководства на всех уровнях.

Сложившаяся принципиально новая обстановка в стране в начале 1990-х годов не могла не отразиться на состоянии отечественной науки, в том числе и исторической. Политика в области рассекречивания архивных материалов, снятие запретов с ряда исторических тем создавали условия для всестороннего, взвешенного и объективного освещения многих спорных вопросов о нашем историческом прошлом. В отечественной историографии постепенно началось изживание жестких концептуальных стандартов, утверждение плюрализма в исследовании исторических процессов, поиск принципиально новых теоретико-методологических основ исторического исследования. В то же время в условиях постперестроечного кризиса, смены политического устройства и условий хозяйствования государственное финансирование науки в целом резко сократилось, что неизбежно вело к снижению как количества, так и качества выходивших исторических исследований. Освещение исторических событий и деятельность людей предыдущей эпохи нередко рассматривалось мерками конца XX – начала XXI веков.

Среди вышедших в этот период фундаментальных трудов особое значение имеет четырехтомная история Великой Отечественной войны1. Данное издание отличается от предшествующих обобщающих трудов значительно расширенной источниковой базой, использованием ранее недоступных архивных материалов. Применение новых концептуальных подходов и методологических принципов, свободных от идеологических догм прежних лет, делает исторические очерки более беспристрастным и объективным историческим исследованием. Особую ценность для темы исследования представляют материалы, посвященные рассмотрению состояния экономики накануне войны, начавшейся перестройке в ходе войны, перелому в развитии промышленности и героизму тружеников тыла.

В сложной социально-экономической и политической обстановке постперестроечного периода вышло относительно немного обобщающих работ, объективно и взвешенно освещавших проблемы промышленного развития страны в военные годы. Одним из таких исследований является монография В.П. Парамонова2, в которой рассматривается широкий круг проблем индустриального развития РСФСР в годы войны: от вопросов эвакуации промышленного потенциала в восточные регионы страны до особенностей функционирования военно-промышленного производства, обеспечения промышленности рабочей силой и их социально-бытового положения. Достоинством работы является и обширная историография поднятых в ней проблем. В качестве положительного момента можно отметить и значительную источниковую базу исследования проблем развития оборонной промышленности.

На базе рассекречивания части архивных материалов появились ряд исследований регионального характера, затрагивающие вопросы развития оборонной промышленности в годы войны. Прежде всего, следует выделить монографию А.А. Антуфьева3, носящую явно выраженный дискуссионный характер. Рассматривая вопрос об эффективности оборонной промышленности Урала, он наряду с положительными изменениями в организации производства, техническом прогрессе отмечает диспропорции в развитии других отраслей экономики, приводившие к снижению эффективности в целом промышленного производства. Отрицая проводившуюся перестройку в управлении народным хозяйством, так как она не затрагивала существовавшую командно-административную систему, А.А. Антуфьев признает некоторое ослабление методов ее деятельности, отказ от мелочной опеки над предприятиями в решении внутренних проблем. Индустриальный подъем Урала он связывает не с социалистическим типом хозяйствования, а с развитием творчества и самоотдачи тружеников тыла в сочетании с внеэкономическим принуждением и дешевизной рабочей силы и т.д.

Признавая ряд выдвинутых в работе положений и выводов, следует отметить, что предложенная автором методика исследования и отбор предоставленного материала вызывают определенные сомнения. В частности, отсутствие развернутого историографического обзора, недостаток источниковой базы и во многом тенденциозно подобранный документальный материал по проблемам исследования не позволили автору сделать более глубокие и достоверные суждения и выводы, которые носят в ряде случаев конъюнктурный характер.

До признания существования в СССР военно-промышленного комплекса (ВПК) отечественные исследователи рассматривали лишь отдельные стороны создания различных видов вооружения и боевой техники, организации военно-промышленного производства. Появившиеся с конца 1980-х годов работы1 носили специализированный технократический характер и не затрагивали вопросы развития военно-экономического потенциала и тем более социально-политических функций военно-промышленного комплекса. Авторами, как правило, являлись представители военно-промышленного комплекса, что давало им возможность профессионально освещать поставленные вопросы, с другой стороны, это накладывало определенную заданность и предвзятость. Вышедшие труды представляют собой своеобразные справочники, из которых можно почерпнуть недоступные до тех пор сведения об основных оборонных ведомствах, включая структуру, кадровый состав, создание новых образцов вооружения и боевой техники, их основные характеристики.

В этот же период стали выходить труды историко-библиографического характера2, которые, безусловно, расширяли знания о военно-промышленной сфере экономики страны. Присущая данному жанру определенная апологетика, чрезмерное превознесение заслуг отдельных личностей при замалчивании заслуг других руководителей и реализаторов военных проектов, слабое освещение в целом проблем военно-хозяйственного строительства, отсутствие обобщающих итогов научно-производственной и хозяйственной деятельности снижают объективность и историческую ценность данных исследований.

Появление первых работ профессиональных историков связано с частичным рассекречиванием архивных документов из фондов ГКО, СНК СССР, отделов ЦК ВКП(б), наркоматов оборонной промышленности, а также местных государственных и бывших партийных архивов. До середины 1990-х годов основными исследователями отечественного ВПК являлись зарубежные специалисты, большинство работ которых оставались неизвестными для советских историков или переводились фрагменты из них на русский язык с соответствующими комментариями в духе «холодной войны».

В 1996 г. вышла монография, а в 1999 г. была защищена докторская диссертация Н.С. Симонова, в которых на большом массиве ранее закрытых архивных материалов были комплексно рассмотрены проблемы ВПК СССР на разных этапах его развития. Автор проанализировал динамику, темпы экономического роста, становление и развитие отраслевой структуры и органов управления ВПК страны за период с 1920 по 1950 г. Н.С. Симонов приводит данные о затратах на развитие оборонных программ, долю военных расходов в совокупном национальном доходе. Находясь в основном в рамках «экономического» направления в историографии проблемы, автор дал определение военно-промышленного комплекса как «совокупность взаимосвязанных, но относительно обособленных от своих «родовых отраслей»… видов общественного производства, предназначенных советской элитой для решения глобальных задач военно-политического, военно-экономического противостояния Западу» 1.

Среди вышедших в последнее время фундаментальных исследований отечественного ВПК можно выделить работы В.А. Барабанова, В.Н. Рассадина, И.В. Быстровой2. Наибольший интерес для темы исследования представляет монография И.В. Быстровой, где на большом фактическом материале рассмотрены ключевые аспекты экономического и социально-политического характера развития отечественного военно-промышленного комплекса на всех его этапах, впервые выделяется личностный вклад, роль отдельных руководителей и социально-политических групп в становлении ВПК СССР, роль ВПК на международной арене. К сожалению, закономерности развития военной промышленности в годы Великой Отечественной войны показаны достаточно эскизно, без детального изложения событий.

Начиная со второй половины 1990-х годов, стали появляться исследования по проблемам комплексного развития военно-промышленного производства в регионах страны. В монографиях и диссертациях В.Т. Анискова, А.В. Захарченко, Г.В. Серебрянской, А.Ф. Никитина, А.Р. Хаирова1 на основе изучения местных архивных материалов проведен анализ структурных изменений в промышленности регионов в предвоенные и военные годы, дана характеристика основных элементов военно-промышленного производства, показана работа как кадровых оборонных предприятий, так и предприятий, перешедших на выпуск оборонной продукции в годы войны.

Проблемы создания и развития оборонно-промышленного комплекса в годы войны стали разрабатываться и сибирскими исследователями. На проходивших в Кемерово (1994), Омске (1995), Сургуте (1996) научных конференциях впервые был обнародован перечень и отраслевая принадлежность эвакуированных в Западную Сибирь оборонных предприятий2. Появились и первые крупные издания по развитию оборонной промышленности в регионах Сибири3. Однако основной массив по данной проблематике составляли небольшие по объему статьи и тезисы, посвященные отдельным сюжетам формирования и деятельности оборонной промышленности и ее отдельных предприятий, и был сосредоточен в выходивших материалах всероссийских и региональных конференций, научных журналах4.

С начала XXI века интенсивность и глубина разработок проблем военной экономики Сибири в период Великой Отечественной войны значительно возросла. Пройдя первоначальный этап накопления эмпирического материала, исследователи приступили к созданию крупных обобщающих трудов по становлению оборонного комплекса на сибирской земле. Появившиеся монографические работы и диссертационные исследования по военно-промышленной проблематике не только значительно расширили представления о месте и роли «оборонки» Сибири в подготовке материальных условий для Победы в Великой Отечественной войне, но и во многом помогают понять особенности индустриального развития в послевоенный период.

Большой вклад в изучение проблем оборонной промышленности Сибири внесла серия статей и монографических исследований И.М. Савицкого1, посвященных истории развития как отдельных военных заводов, так и отраслей оборонной промышленности в предвоенные, военные и послевоенные годы, что позволило проследить динамику развития оборонного комплекса крупнейшего промышленного центра Сибири – Новосибирской области. Используя широкий круг ранее закрытых архивных материалов, автор подробно рассматривает процессы создания материально-технической базы строившихся и эвакуированных предприятий, раскрывает механизм управления оборонной промышленностью, показывает деятельность трудовых коллективов по выполнению заказов фронта и материальное и жилищно-бытовое положение тружеников оборонных предприятий. Вместе с тем, в вышедших работах не использовались документы из центральных архивов, что не давало возможности проведение автором регионального, отраслевого и республиканского сравнения развития военного производсва.

В опубликованных работах В.Н. Шумилова2 рассматривается традиционный круг вопросов становления и развития оборонной промышленности, в основном г. Новосибирска, процесс размещения эвакуированных предприятий, организация производственной деятельности военных заводов, обеспечение их рабочей силой и др. При этом автор не отделяет работу военных заводов от деятельности предприятий других отраслей промышленности, выполнявших оборонные заказы, что затрудняет выявление их роли и значимости в промышленном развитии города. Снижает ценность исследований и ограниченный круг архивных источников, состоящий в основном из фондов Новосибирского ГК ВКП(б). Расширение документальной базы за счет вовлечения в научный оборот архивных источников Кемеровской и Томской областей, входивших в годы войны в состав Новосибирской области, дало возможность автору в своем диссертационном исследовании полнее раскрывать поставленные задачи, а выводы сделать более аргументированными.

Среди сибирских исследователей по военно-промышленной тематике особо следует выделить труды Н.П. Шуранова3. Значительно расширенная источниковая база (кроме документов западно-сибирских архивов, автор использовал материалы, хранящиеся в ГАРФе) позволила автору довольно подробно осветить историю создания оборонных отраслей промышленности на базе эвакуированных из европейской части предприятий и одновременно показать работу по расширению производственных мощностей действовавших здесь с довоенного времени военных заводов. Несомненной заслугой Н.П. Шуранова является и то, что он впервые поставил и успешно решил задачу комплексного анализа деятельности основных оборонных отраслей промышленности (авиационной, танковой, вооружения, боеприпасов, судостроения и минометного вооружения) в целом в рамках Западно-сибирского региона. Несколько снижает ценность вышедших монографических исследований отсутствие документов из центральных архивов (РГАСПИ и РГАЭ), где сосредоточен основной материал по деятельности оборонной промышленности, в том числе и сибирских предприятий.

Значительно активизировалась работа по исследованию проблем развития оборонной промышленности и в Восточной Сибири. Определенный вклад внесли опубликованные исследования В.Н. Шевченко1, в которых на основе впервые введенных в научный оборот архивных материалов комплексно рассматриваются вопросы создания и развития оборонной промышленности в Красноярском крае и в целом в Сибири, ее отдельных отраслей и предприятий. Кроме традиционного круга вопросов, автор дополнительно анализирует развитие топливно-энергетической базы, без чего трудно понять многие сложности и противоречия в становлении оборонного комплекса в Сибири в годы войны. Характерно, что если первая работа основывалась исключительно на материалах местных архивов, то во второй книге автор впервые широко использовал документы, хранящиеся в фондах центральных архивов, в том числе и оборонных наркоматов.

Достигнутый к этому времени уровень научных исследований по проблемам развития военного производства, введение в научный оборот комплекса новых архивных материалов обусловили появление ряда диссертационных исследований по данной теме в Восточно-сибирском регионе2.

Современная историография по проблемам истории развития оборонного комплекса Сибири не ограничивается только вышеперечисленными работами. Значительный вклад в изучение опыта деятельности оборонной промышленности в годы Великой Отечественной войны, ее уроков, внесли проходившие всероссийские и региональные научно-практические конференции, приуроченные к значительным датам3. Участие в работе этих конференций специалистов – историков, экономистов – способствовало повышению качества и практической значимости проводимых исследований, определению перспективных направлений в изучении проблем военно-промышленного строительства в Сибирском регионе.

Таким образом, за последние годы была создана серьезная база историографии военно-промышленного развития Сибири. Появление крупных работ с привлечением большого количества ранее недоступных архивных материалов внесло значительный вклад в изучение истории отечественного ВПК. В то же время изучение проблем оборонной промышленности Сибири уже не соответствуют возможностям и требованиям, которые предъявляются исторической науке. Прежде всего, слабо используются возможности по расширению источниковой базы за счет привлечения документов, хранящихся в центральных архивах. Сохраняющийся до сих пор региональный корпоративизм тормозит проведение общесибирского и отраслевого сравнения, мешает глубже понять происходившие процессы в оборонной промышленности Сибири, не позволяет сделать более глубокие и обоснованные выводы об историческом вкладе в дело Победы этого крупнейшего по территории и экономическому потенциалу региона страны.

К числу недостаточно глубоко решенных или обойденных вниманием историков проблем военно-промышленного развития Сибири в 1941 – 1945 гг. можно выделить следующие: роль и значение предприятий гражданского сектора экономики Сибири в организации военного производства; конверсионные процессы на предприятиях оборонных отраслей промышленности; ограниченное и суженное освещение проблем, связанных с эвакуацией производительных сил, которые обычно связывают только с приемом и размещением прибывающего оборудования и людей и др. Требует дальнейшего уточнения общее количество прибывших по эвакуации и созданных на их базе оборонных предприятий как по отдельным регионам, так и в целом по Сибири.

Исходя из актуальности и недостаточной изученности проблем, автор сформулировал цель и задачи исследования.

^ Целью данного исследования является выявление основных направлений и тенденций в организации и деятельности оборонной промышленности Сибири.

Учитывая ранее проведенные исследования и полученные при этом результаты, автор стремится не повторять их основные положения, а, опираясь на вновь вводимые в научный оборот материалы, раскрыть те стороны процесса создания оборонного комплекса в Сибири, которые не нашли отражения или недостаточно освещены в научной литературе. В соответствии с намеченной целью автор определил следующие задачи исследования:

  1. Определить основные условия и особенности создания и деятельности военной промышленности в Сибири как составной части оборонного комплекса СССР в годы Великой Отечественной войны.

  2. Охарактеризовать эволюцию политико-экономического механизма управления на разных уровнях и этапах создания и развития военной промышленности.

  3. Показать уровень обеспеченности оборонных предприятий кадрами рабочих и ИТР, источники их пополнения и обучения, материально-бытовое положение работников оборонной промышленности

  4. Раскрыть направления в организации производственной деятельности и результатах работы как отдельных предприятий, так и отраслей оборонной промышленности Сибири.

  5. Показать специфику проведения конверсии и ее первые результаты на предприятиях оборонной промышленности Сибири.

^ Объектом диссертационного исследования является оборонная промышленность Сибири как составная часть единого военно-промышленного комплекса страны.

Предметом исследования являются процесс создания и производственная деятельность предприятий и отраслей оборонной промышленности Сибири по выполнению военных заказов воюющей армии.

^ Территориальные рамки исследования охватывают Сибирь, составляющую 56 % территории бывшего СССР, где проживало около 15 млн человек. Этот крупнейший регион включал в свой состав в довоенное время 3 области (Новосибирскую, Омскую и Иркутскую) и 2 края (Алтайский и Красноярский). Здесь располагалось более 35 городов всесоюзного, республиканского, краевого и областного подчинения, общей численностью почти в 5 млн человек. Выделение границ экономического районирования позволяет выявить основные особенности, тенденции и проблемы, сделать обобщающие выводы о развитии военно-промышленного производства в соответствии со спецификой того или иного региона.

^ Хронологические рамки исследования охватывают годы Великой Отечественной войны. Именно в этот период наиболее интенсивно проходили процессы создания производственной базы оборонной промышленности в Сибири за счет прибывших по эвакуации из европейской части страны предприятий оборонных отраслей промышленности, передачи в оборонный сектор экономики основной части местного производственного потенциала; наблюдался наивысший рост объемов производства военной продукции в Сибирском регионе. Конечная временная грань исследования вышла за рамки Великой Отечественной войны, что было связано с начавшимися во второй половине 1944 г. конверсионными процессами, набравшими свои обороты вскоре после окончания войны.

^ Методологической основой решения поставленных задач являлись фундаментальные принципы и методы исследования. Применяя определенные методы и приемы при анализе фактов и явлений, методология исторического познания выступает в качестве познавательного средства решения поставленных проблем, которые формируются в ходе исследовательских задач. При выборе оптимальной методологии исследования проблем темы автор опирался на принципы научно-объективного исторического анализа процессов становления многоотраслевого военного производства и соответствующего этому человеческого фактора в экстремальных условиях войны. Они предполагают на основе сформированной базы исследования проведение анализа и интерпретации совокупности всех факторов, конструирование объективной исторической картины, этапов и периодов ее развития, изучение объектов в их динамике.

Среди основных методологических принципов исследования автор выделяет принцип историзма, конкретно-исторического подхода, системности и всесторонности. Принцип историзма применительно к теме исследования предполагает исследование объекта как системы, обладающей внутренней структурой, изучение процесса ее развития, выявление качественных изменений во временном пространстве, закономерного перехода от одного состояния к другому. На основе конкретно-исторического подхода военно-промышленное развитие рассматривается как преходящее явление, которое возникает и прекращает свое развитие в зависимости от социально-экономических, политических, социокультурных условий. Принципы всесторонности и системности ориентировали автора на исследование проблем избранной темы в полном объеме, учитывая многомерность и многофакторность происходивших процессов.

При анализе эмпирического материала автор опирался на широко используемые историками методы исследования. На основе сравнительно-исторического метода изучались и сравнивались социально-экономические проблемы в различных регионах Сибири, выявлялось общее и особенное в деятельности отраслей и предприятий на различных этапах развития оборонной промышленности. Посредством статистического метода эмпирический материал обобщался по определенным проблемам, выявлялись количественные изменения в социально-экономической и производственной структуре регионов. Применение метода периодизации помогло автору обосновать хронологические рамки исследования, провести анализ исторических источников, определить качественные изменения в событийно-историческом описании проблем. Использование историко-генетического метода позволило изучить сложный процесс деятельности оборонной промышленности Сибири в ее историческом развитии, через выявление причинно-следственных связей, логики и тенденций.

Из общенаучных методов в работе применялся метод системно-структурного анализа, опираясь на который автор осмысливал эмпирический материал, выделял наиболее значимые факторы, влиявшие на деятельность оборонной промышленности. На основе синтетического метода осуществлялись научное обобщение и организация собранного материала. Диахтронный метод позволял выделить качественные и количественные изменения в изучаемых проблемах во времени, устанавливать моменты таких измерений, без чего невозможно было целостное исследование темы. Проблемно-хронологический метод помогал осмысливать собранный эмпирический материал по выделенным проблемам, а внутри их – по периодам. Синхронный метод давал возможность выявить особенности военно-промышленного развития на конкретных отрезках времени в каждом регионе, отрасли и отдельном предприятии.

Комплексное применение методов исследования позволило более адекватно осветить поставленные проблемы становления и развития оборонной промышленности Сибири, с учетом конкретной исторической обстановки и во всем многообразии и противоречивости происходивших процессов.

^ Источниковой базой исследования стал широкий круг как опубликованных, так и неопубликованных и впервые введенных в научный оборот источников. В зависимости от происхождения, внутренней структуры, содержания и характера действий все источники подразделяются на несколько групп.

^ Первая группа включает в себя официальные документы, носящие в основном программный, директивный характер (законы, постановления высших органов власти), опубликованные в сборниках документов1. Сюда входят документы и материалы ЦК ВКП(б), ГКО, государственных и хозяйственных органов, содержание которых позволяет выявить основные направления перестройки промышленности на военный лад, изменения в структуре и управлении народным хозяйством, формы и методы руководства военно-промышленным развитием страны в исследуемый период. Однако имеющаяся в них информация носит чисто утилитарный характер, а ценность и достоверность этих источников является невысокой по причине публикаций этих документов в извлечениях и, главное, в подборе документов, носящих явно выраженную пропагандистскую направленность.

Как исключение, можно выделить вышедший в 1987 г. сборник документов «РСФСР – фронту», составленный в основном из материалов, хранившихся в бывших партийных архивах. Введение в научный оборот впервые опубликованных источников (отчеты, докладные записки, справки, донесения, постановления и др.) позволило во многом заново осветить проблемы по перестройке промышленности на нужды фронта, эвакуации производственного потенциала, работе предприятий по выпуску военной продукции.

^ Вторую группу источников составили публикации архивных документов по истории краев и областей Сибири1, где нашли свое отражение сюжеты по истории индустриального развития регионов в годы Великой Отечественной войны. В состав сборников, вышедших в этот период, включались документы местных и центральных партийно-государственных органов (постановления, отчеты, докладные записки и т.п.), статистические данные о развитии различных отраслей промышленности (добыча угля, выработка электроэнергии, выплавка стали и др.). Деятельность оборонной промышленности затрагивается вскользь, даются данные по процентам и объемам выпуска военной продукции, без упоминания номенклатуры военных изделий. Большая часть включенных в сборники документов носит однотипный, исполнительно-распорядительный характер, без анализа причин сложностей и недостатков, что ведет к одностороннему освещению событий, с упором на положительные примеры.

С середины 1990-х годов стали выходить сборники документов на основе рассекреченных материалов местных архивов2, что позволяло не только уточнить ранее известные факты, но и во многом по-новому взглянуть на картину исторических событий, раскрыть трудности в работе экономики регионов Сибири, весь трагизм социально-бытового положения тружеников тыла. В них впервые в открытой печати приводятся перечень и дислокация оборонных предприятий по регионам Сибири, характер и объемы выпускаемой ими продукции, привлечение к военно-промышленному строительству заключенных ГУЛАГа.

^ В третью группу источников входят разнообразные по своему происхождению, видам и функциональной принадлежности, служебному назначению материалы, хранящиеся в фондах центральных и местных архивов. В ходе диссертационного исследования автором было изучено свыше 2000 архивных дел 23 фондов 3 центральных и 3 архивов субъектов Российской Федерации: Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ), Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ), Российского государственного архива экономики (РГАЭ), Государственного архива Новосибирской области (ГАНО), Архивного агентства администрации Красноярского края (АААКК).

Важнейшие комплексы документов, содержащие богатый фактический материал по организации проведения эвакуации производительных сил, восстановлению промышленного потенциала и деятельности предприятий по выполнению военных заказов, обеспечению и обучению рабочими кадрами сосредоточены в фондах СНК СССР (ф. 5446), Совета по эвакуации при СНК СССР (ф. 6822), Комитета по учету и распределению рабочей силы при СНК СССР (ф. Р-9517) и Главного управления трудовых ресурсов при СНК СССР (ф. Р-9507).

Среди документов, хранящихся в РГАСПИ, особое значение имеет фонд ГКО (ф. 644), где хранятся материалы, содержащие важнейшие приказы, постановления о развертывании военно-промышленного строительства, эвакуации промышленных предприятий, их размещении на новых местах базирования, распределении материальных ресурсов, итогах деятельности отраслей военной промышленности. Характерно, что любое постановление, каждый пункт принятых решений ГКО адресовался конкретному исполнителю. Хранящиеся в фонде ЦК ВКП(б) (ф. 17) документы содержат информацию о деятельности структурных подразделений партии по подготовке важнейших вопросов военно-промышленного строительства, подбору и расстановке кадров во всех звеньях партийно-хозяйственного руководства.

Ключевое значение для темы исследования имеют документы, хранящиеся в РГАЭ. Здесь сосредоточены базовые фонды для исследования проблем отечественного ВПК: наркоматов боеприпасов (ф. 7516), вооружения (ф. 8157), авиапромышленности (ф. 8044), промышленности минометного вооружения (ф. 7962), танковой промышленности (ф. 8752), электротехнической промышленности (ф. 8848). Содержащиеся в них документы (прежде всего планово-отчетные) позволяют изучить отраслевую структуру производства, размещение предприятий оборонного комплекса, выполнение плановых заданий по отраслям и отдельным предприятиям, ассортимент выпускаемой продукции и другие аспекты военного производства.

В большой коллекции документов Госплана СССР (ф. 4372) особую ценность представляют материалы, дающие возможность выделить и проследить ключевые направления развития оборонной промышленности в годы войны (от эвакуации производственного потенциала до результатов производительной деятельности), помогают восполнить невозможность получения необходимых, но недоступных материалов из фонда ГКО. Проследить финансирование военно-промышленного строительства, ценовую политику на выпускаемую продукцию, состояние финансово-хозяйственной деятельности предприятий и отраслей оборонной промышленности помогают документы, хранящиеся в фонде Наркомата финансов (ф. 7733).

Для более глубокого рассмотрения процессов создания и функционирования военно-промышленного производства широко использовались материалы наркоматов строительства (ф. 8590), угольной промышленности (ф. 8225) и электростанций (ф. 7870 – «Главвостокэнерго»).

В диссертации широко использовались и документы, хранящиеся в архивах Сибири – Новосибирской области (ф. П-4 – обкома ВКП(б) и ф. П-22 – горкома ВКП(б)) и Красноярского края (ф. П-26 – крайкома ВКП(б) и ф. П-17 – горкома ВКП(б), ф. П-852 – завода № 4 НКВ, ф. 845 – завода № 580 НКБ), Алтайского края (фонд 1- Крайком ВКП(б)). Привлечение материалов из местных архивов определялось не только тем, что в них нередко откладывались документы центральных органов власти и управления, недоступные исследователям, но и прежде всего тем, что в них сосредоточились материалы переписки местных органов власти с ГКО, ЦК ВКП(б), СНК СССР, отраслевыми наркоматами, в которых ставились многие вопросы жизнедеятельности трудовых коллективов, определялись мероприятия по выполнению решений вышестоящих органов. Сравнение доступных материалов различных архивов позволяло обобщить и свести в единое целое различные данные, выбрать наиболее достоверные из них, что дало возможность более объективно отразить процессы создания и функционирования оборонной промышленности в годы Великой Отечественной войны.

^ Четвертую группу источников представляют документы личного происхождения (мемуары, дневники, письма, интервью), содержащие важную информацию по исследуемой проблеме1. Мемуары порой дают исследователям материал, отсутствующий в других источниках, сообщают большое количество подробностей, которые помогают увидеть закулисную сторону обсуждения важных проблем, выявить «человеческий фактор». Некоторым публикациям из этой категории источников присущи признаки исследовательской работы, стремление к обобщению и анализу происходивших событий. Несмотря на имеющуюся в них пристрастность, многие из них, особенно после снятия определенных запретов на освещение проблем «оборонки», являются уникальными источниками по истории развития военно-промышленного комплекса в изучаемый период.

^ К пятой группе источников информации диссертационного исследования относится периодическая печать. Этот источник отличает оперативность, непосредственное взаимодействие с текущими событиями, непрерывность и репрезентативность. Среди газетных публикаций следует отметить проблемные статьи и постановочные публикации по вопросам промышленного развития в регионах: строительству, вводу в эксплуатацию, производственной деятельности предприятий, социально-бытовому положению работников и др. К сожалению, для прессы военных лет характерна информационная ограниченность, прежде всего связанная с освещением проблем оборонной промышленности. Жесткая цензура в совокупности с идеологической заданностью, не всегда достоверная информация вызывают необходимость критического анализа получаемых материалов из этого вида источников.

Таким образом, разнообразие источниковой базы исследования позволяет квалифицированно осуществить логическую и фактическую критику источников как с точки зрения их возникновения, так и с учетом того, с какой целью они создавались и для кого они предназначались. Комплексное использование источников, сличение различных материалов дает возможность проследить наиболее значимые стороны создания и деятельности оборонных предприятий Сибири, позволяет с достаточной объективностью и полнотой решать сформированные задачи диссертационного исследования.

^ Научная новизна работы заключается в том, что на основе как ранее опубликованных, так и прежде всего введения в научный оборот новых архивных источников впервые поставлена и решена крупная научная проблема создания и деятельности оборонной промышленности в рамках всего Сибирского региона в годы Великой Отечественной войны. В диссертации уточнен либо впервые поставлен и решен ряд конкретных проблем истории создания оборонного комплекса Сибири:

  1. Показаны формы и методы руководства партийно-государственными структурами разных уровней становлением и развитием военно-промышленной базы в краях и областях Сибири.

  2. Выявлены тенденции и специфика формирования территориально-отраслевой структуры оборонной промышленности.

  3. Определены роль и значение эвакуированных производственных мощностей и рабочей силы в развитии военно-промышленного потенциала Сибири.

  4. Выявлены проблемы, пути их решения и результаты деятельности по комплектованию, обучению и улучшению материально-бытового положения работников оборонной промышленности.

  5. Охарактеризована деятельность оборонной промышленности краев и областей Сибири, ее отраслей и отдельных предприятий, их вклад в дело Победы над врагом.

  6. Раскрыты объективные трудности, просчеты и первые результаты проведения конверсии военного производства.

^ Практическая значимость исследования определяется характером поставленных и решенных задач, имеющих как научное, так и прикладное значение.

Материалы диссертационного исследования могут быть широко использованы в курсе преподавания Отечественной истории, истории экономики, регионоведения, в музейной работе, для написания истории краев, областей, городов. Осмысление исторического опыта деятельности тыла в годы Великой Отечественной войны может помочь в решении патриотического воспитания молодежи. Глубокое и всестороннее изучение и обобщение богатейших документальных материалов по оборонной промышленности поможет с предельной объективностью представить картину трудового подвига народа, ковавшего победу в тылу.

^ Апробация работы. Основные положения диссертации отражены в 24 публикациях, общий объем которых превышает 50 печатных листов, в том числе 8 – в журнала, рекомендованных ВАК. Результаты исследования обсуждены на региональных, всероссийских и международных конференциях, проведенных в 2002–2010 годах. Материалы, полученные в процессе работы над диссертацией, автором использованы в двух научных монографиях: «Создание оборонной промышленности Красноярского края в годы Великой Отечественной войны (1941 – 1945 гг.)» объемом 11,43 п.л. (Красноярск, 2005) и «Сибирский арсенал Победы. Становление и развитие оборонной промышленности Сибири в годы Великой Отечественной войны» объемом 28,25 п.л. (Красноярск, 2008). Фактический материал и выводы диссертации нашли применение в учебно-воспитательном процессе обучения студентов Красноярского государственного аграрного университета.

^ Структура диссертации соответствует целям и задачам исследования. Диссертация состоит из введения, 5 глав, заключения, списка использованной литературы и источников, приложений.


^ ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ


Во Введении обосновывается выбор темы, формируются цели и задачи, определяются объект, предмет, хронологические и территориальные рамки, указывается научная новизна и практическая значимость диссертационного исследования. Дана характеристика состояния оборонной промышленности Сибири накануне Великой Отечественной войны.

^ Первая глава – «Историография, источники и методология исследования» – состоит их двух параграфов. В первом параграфе «Историография темы» содержится характеристика степени научной разработки темы. Во втором параграфе «Источниковая база и методология исследования» дается анализ используемых в работе исторических источников, характеризуются теоретико-методологическая основа и методы диссертационного исследования.

^ Вторая глава – «Создание материально-технической базы военной промышленности Сибири» – состоит из трех параграфов и раскрывает особенности формирования оборонного потенциала в условиях военного времени.

^ В первом параграфе «Эвакуация и размещение производительных сил оборонной промышленности» рассмотрены вопросы передислокации в Сибирь производственных мощностей и рабочей силы из угрожающих районов европейской части страны.

Неизбежность и необходимость массовой эвакуации производственного потенциала в связи с потерей огромной территории в европейской части страны, где размещался основной промышленный потенциал, являлась полной неожиданностью для политического руководства страны, хотя вопросы возможного частичного перебазирования оборонного потенциала из угрожаемых районов обсуждались в правительстве еще в январе 1939 года. Однако вплоть до начала войны никаких практических шагов не было сделано и организовывать вывоз промышленных предприятий в глубь страны приходилось в спешном порядке, нередко одно в ущерб другому и со значительными потерями.

Уже 24 июня 1941 г. принимается постановление о создании при СНК СССР Совета по эвакуации в составе крупных политических и хозяйственных руководителей страны. Не имея возможности создавать свои собственные структуры, кадровый состав формировался из упраздненных к этому времени сотрудников переселенческих отделов при исполкомах местных Советов, которые имели богатый опыт в предшествующие годы по отправке и приему больших масс людей из числа «раскулаченных» и «антисоветских» элементов. 27 июня 1941 года было принято постановление «О порядке вывоза и размещения людских контингентов и имущества», а наркоматы, решениями ГКО, обязывались разрабатывать подробные планы по эвакуации своих предприятий.

Однако реализовать на практике принимаемые решения удавалось далеко не всегда. Уже на этапе демонтажа и отправки оборудования сроки проведения эвакуации срывались. Ключевой проблемой, которая недостаточно учитывалась при планировании эвакуации, явилась работа железнодорожного транспорта, который уже с первых дней войны понес значительные потери. Так, для нормального эвакуирования промышленности г. Ленинграда по плану требовалось ежедневно подавать под погрузку в среднем 800 вагонов порожняка, фактически в иные дни выделялось не более 240 вагонов.

Резкое ухудшение положения на фронте, нараставший хаос и неразбериха в системе управления, задержки с принятием решений о проведении эвакуации сделали этот процесс осенью 1941 г. во многом неуправляемым. Постоянно нараставшая интенсивность грузоперевозок привела к тому, что железные дороги страны не справлялись с нагрузкой. Железные дороги буквально были забиты вагонами. На 11 ноября 1941 г. на 11 железных дорогах страны скопилось 33974 вагона с грузами, в том числе 1555 вагонов принадлежало Наркомату вооружения, 2569 – Наркомату авиапромышленности, 790 – Наркомату танковой промышленности, 546 – Наркомату судостроения.

Решение проблем, связанных с железнодорожными перевозками, пошло по пути усиления ответственности и ужесточения контроля. Повсеместно стала проводиться перепись вагонов с эвакогрузами, проводилась разгрузка вагонов с неоперативными грузами, а освободившиеся вагоны отправлялись под погрузку важных грузов. На все транспортные магистрали отправлялись уполномоченные ГКО, Совета по эвакуации, представители местных органов власти и НКВД, призванные следить за выполнением принятых решений. Усилилась ответственность владельцев грузов за несвоевременную разгрузку прибывавшего оборудования и людей. Была проведена мобилизация трудоспособного населения, транспортных средств. Все это позволило к концу февраля 1942 г. ликвидировать заторы на железных дорогах Сибири.

Другой проблемой, с которой пришлось столкнуться при проведении эвакуации, являлось размещение прибывших промышленных предприятий. Большинство областей и краев Сибири обладали незначительным производственным потенциалом и поэтому не могли быстро «растворить» огромное количество прибывавшего оборудования. По этой причине, например, из 33 прибывших в Красноярск промышленных предприятий к концу 1941 г. 10 заводов не могли приступить к монтажу своего оборудования. Крайний недостаток промплощадей приводил к столкновениям ведомственных интересов, перераставших нередко в длительные тяжбы. Решать эти проблемы приходилось за счет передачи промплощадей гражданских предприятий под военное производство, приспособления складских помещений, зданий непроизводственного назначения – магазинов, учебных и культурно-просветительских учреждений.

Всего по эвакуации прибыло оборудования 124 военных заводов, из которых 8 были размещены в двух, а одно предприятие – в трех регионах Сибири. Подавляющее большинство разместилось в Новосибирской области (в составе Кемеровской и Томской областей) – 65; 30 заводов приняла Омская область (в составе Тюменской), Алтайский край разместил 14, Красноярский – 11, Иркутская область – 4 военных завода.

Процесс перебазирования производительных сил включал в себя и вывоз производственно-промышленного персонала предприятий оборонной промышленности. Согласно «Положению об эвакуации рабочих, служащих и членов их семей», работники оборонных предприятий вывозились организованным путем, считались мобилизованными и не могли уклониться от эвакуации. Ограничения в свободе выбора компенсировались значительными материальными преимуществами – за работниками на период эвакуации сохранялась средняя заработная плата, выплачивались подъемные. Кроме того, они в первую очередь должны были обеспечиваться жильем на новых местах жительства.

Вместе с тем работники оборонных предприятий и их семьи испытывали все те трудности, которые приходились на «неорганизованный» поток беженцев. Имевшиеся городские коммунально-жилищные хозяйства ни по своим размерам, ни по техническому состоянию не были подготовлены к приему огромного количества прибывавших людей. Из-за нехватки жилья, транспорта, а то и просто по расхлябанности ответственных лиц вывоз людей с вокзалов не всегда удавалось быстро организовать. Вокзалы, перроны, примыкающие к ним территории были заняты эвакуированными людьми и транзитными пассажирами. Так, на 15 ноября 1941 г. на вокзале Новосибирск – главный находилось 6527 транзитных пассажиров, которые проживали без права выхода в город от 3 до 10 дней. Здесь же в течение 11 дней проживало 1760 работников и членов их семей эвакуированного завода № 69 Наркомата вооружения.

Резко усиливавшийся дефицит жилья заставил местные органы власти искать экстренный выход из сложившегося положения. Стали выявляться любые пригодные для жилья помещения, принимались решения по снижению санитарных норм проживания, проводилась ревизия имевшегося жилья. Вместе с тем, в связи с введением статуса закрытости города, начали «очищаться» от неблагонадежных, а их жилье передавалось в большинстве случаев работникам оборонных предприятий. Кроме того, из городов стали «выводиться» организации и учреждения, не связанные с работой военной промышленности, а их помещения передавались под размещение эвакуированных предприятий и людей. В ходе проведения политики по «разгрузке» городов только в Новосибирске было высвобождено 260 тыс. м2 жилья и переселено в сельскую местность 88 тыс. человек.

^ Во втором параграфе «Восстановление и развитие военно-промышленного потенциала» раскрываются особенности организации и проведения строительно-восстановительных работ, наращивания военно-экономической мощи регионов Сибири.

Принятый 16 августа 1941 г. «Военно-хозяйственный план на четвертый квартал 1941 г. и на 1942 г. по районам Поволжья, Урала, Западной Сибири, Казахстана и Средней Азии» был рассчитан не только на компенсирование утраченных военно-промышленных мощностей, но и на значительное их увеличение. Военно-промышленное строительство в Сибири велось по трем направлениям: реконструкция и расширение имевшихся на месте предприятий, ввод в эксплуатацию начавшихся возводиться до войны заводов и ускоренное строительство новых оборонных объектов. Резко возросший объем строительно-монтажных работ при сжатых сроках их ведения в условиях неизбежного дефицита в финансировании и стройматериалах, слабая база стройиндустрии неизбежно требовали кардинальных изменений во всем строительном деле.

Серьезной реорганизации подверглась система управления капитальным строительством. В рамках Наркомстроя создается управление «Главсибсредазстрой» со своими подразделениями во всех крупных городах Сибири, а в недрах наркоматов – специализированные строительные тресты. Для возведения наиболее важных и крупных оборонных объектов организуются межведомственные территориальные строительные управления. Для координации контроля и оперативного решения вопросов строительства в обкомах и крайкомах ВКП(б) создаются отделы строительства и стройиндустрии, обязанные ежедекадно отчитываться перед ГКО, ЦК ВКП(б) о ходе строительно-восстановительных работ.

В целях расширения сети строительных организаций, укрепления их материальной базы из европейской части страны перебрасываются ряд крупных стройорганизаций: «Севкавтяжстрой», «Южспецстрой», «Строймеханизация» и др. (в г. Новосибирск), тресты № 53 и № 26 (в г. Красноярск), трест «Стройгаз» (в г. Барнаул) и др. Однако в силу маломощности они не могли радикально изменить критическую обстановку, сложившуюся в первые месяцы в строительной отрасли Сибири.

В целях организационного укрепления стройорганизаций, обеспечения их кадрами в рамках Наркомстроя создаются ОСМЧ (особые строительно-монтажные части), на личный состав которых распространялись все права и обязанности военнослужащих и который мог по необходимости переводиться на казарменное положение. По своему характеру ОСМЧ являлись мобильными структурами, которые по необходимости по частям или отдельными группами перебрасывались на разные стройки.

Имевшаяся в довоенное время база стройиндустрии в связи с резким ростом объемов строительно-монтажных работ уже не справлялась с поставленными задачами. Строителям самим приходилось организовывать производство необходимых стройматериалов: лесопунктов, деревообделочных комбинатов, карьеров по добыче камня, песка, глины; возводить кирпичные и цементные заводы. К началу 1943 г. в стройподразделениях «Главсибсредазстроя» насчитывалось 10 кирпичных, 23 лесопильных, 6 гвоздильных и 5 заводов железобетонных изделий, 27 карьеров по добыче камня, песка, гравия и асбеста, 23 деревообделочных и столярных мастерских, 9 установок для приготовления бетона, раствора, асфальтобетона. В целом, однако, состояние и темпы развития базы стройиндустрии Сибири не отвечали требованиям военного времени. Поэтому строителям приходилось искать и широко использовать материалы-заменители: вместо цементных растворов применять известковые и глиняные, вместо бутового камня для фундамента здания – деревянные «стулья» и «лежаки», вместо металлических или железобетонных перекрытий – деревоплиты, вместо кирпича – безцементные шлакоблоки.

Низким оставался уровень механизации строительных работ. Имевшаяся в распоряжении строительная техника была крайне изношенной и требовала капитального ремонта, что в условиях слабой ремонтной базы на местах и отсутствия запасных частей сделать было крайне трудно. Это отражалось на механовооруженности строительных работ. Так, на строительстве артиллерийского завода № 75 НКВ в начале 1942 г. в распоряжении почти десятитысячного коллектива строителей имелось всего 2 экскаватора, 7 бетономешалок и 2 камнедробилки. Основными средствами «механизации» в годы войны являлись простейшие механизмы (подъемники, лебедки, домкраты и др.) и главным образом мускульная сила рабочих строителей.

Серьезной проблемой в первое время в возрождении военной экономики на новых местах базирования являлась дезорганизация работы аппарата управления на всех уровнях. Несмотря на огромный объем строительно-монтажных работ, СНК СССР только 25 октября 1941 г. вынес Постановление «О графике восстановления заводов, эвакуированных на Волгу, Урал, в Сибирь, Среднюю Азию и Казахстан», согласно которому наркомы оборонных и связанных с ней отраслей промышленности обязывались представить к 1 ноября 1941 г. графики восстановления эвакуированных предприятий.

Строительно-восстановительные работы разворачивались в тяжелейших, порой драматических, условиях, как по объективным обстоятельствам, так и субъективным факторам. Обследование, проведенное Красноярской краевой конторой Промбанка СССР в январе 1942 г., показало, что все стройки велись без рабочих проектов, проектно-сметная документация поступала на стройки с большим опозданием; наличие огромного количества организационных структур мешало оперативному решению вопросов; отсутствовали источники электроэнергии на стройках; существовал острый недостаток стройматериалов, транспортных средств; некомплексно решались задачи строительства объектов водоснабжения, канализации, что в целом вело к замедлению и удорожанию строительства. В результате план строительства по сверхлимитным стройкам оборонного значения за четвертый квартал 1941 г. был выполнен на 26, 4 %, при среднемесячной обеспеченности рабочей силой в 49,5 %.

Перестройка, осуществленная в организации и управлении строительным процессом, а также постепенное улучшение с обеспечением материально-техническими ресурсами, укрепление стройорганизаций рабочей силой дали возможность форсировать строительно-монтажные работы, что позволило уже к концу 1942 – началу 1943 гг. в основном закончить процесс восстановления военно-промышленного потенциала.

В результате проведенных строительно-восстановительных работ в Сибири стало действовать 74 военных заводов, в том числе 17 – Наркомата боеприпасов, 12 – вооружения, 18 – электропромышленности, 13 – авиапромышленности, 8 – минометного вооружения, 4 – танковой промышленности, 2 – судостроительной промышленности.

^ В третьем параграфе «Развитие топливно-энергетической базы» рассматривается работа энергосистем и угольных бассейнов Сибири по обеспечению оборонной промышленности энергоресурсами.

Промышленное развитие Сибири в предвоенные годы происходило в условиях напряженного энергобаланса, который с начала строительства и ввода в эксплуатацию новых производственных мощностей перерос в энергетический кризис. Не имея возможности покрыть потребности строек и промышленных предприятий, электростанции Сибири были вынуждены отключать от потребления не только объекты социально-бытового назначения, но и действовавшие оборонные предприятия. Это заставило правительство принять ряд специальных постановлений: «О мероприятиях по строительству электростанций в г. Новосибирске и Кузбассе» (26 сентября 1941 г.), «Об обеспечении электроэнергией Поволжья, Урала и Сибири и плане ввода новых мощностей по каждой электростанции» (17 ноября 1941 г.) и ряд других решений.

Развитие энергетики в Сибири осложнилось тем, что здесь фактически не было заводов электропромышленности и оснащение вновь возведенных производственных площадей приходилось вести за счет прибывавшего по эвакуации электрооборудования, которого, в отличие от других отраслей промышленности, поступало в недостаточных объемах. Так, за 1941 – 1942 гг. из европейской части страны было эвакуировано 52 паровых турбины, 14 гидротурбин, 108 паровых котлов, 383 силовых трансформатора, в то время как в Германию было вывезено 14 тыс. паровых котлов, 1400 гидротурбин, 11300 электрогенераторов. Поэтому ключевое значение имело восстановление на сибирской земле эвакуированных предприятий электропромышленности. В течение 1941–1942 гг. были восстановлены в Прокопьевске и Кемерово эвакуированные из Харькова, Воронежа заводы, производившие генераторы постоянного и переменного тока, электромоторы, трансформаторы. Исключительно важное значение имели введенные в эксплуатацию котельные заводы в Барнауле и Бийске, которые уже за 1942 – первую половину 1943 гг. построили 15 паровых котлов производительностью 900 т пара/час, что эквивалентно производству 200 тыс. кВт электроэнергии.

За годы войны в результате интенсивного строительства энергообъектов мощности энергосистем Сибири в целом выросли в 2 раза, а по отдельным регионам (Красноярский край) более чем в три раза. Однако эффективность их использования оставалась невысокой: себестоимость произведенной электроэнергии превышала плановую, качество обслуживания энергоагрегатов оставалось невысоким, коэффициент использования паровых котлов и турбин был низким, значительные потери несли энергосистемы от аварий. Основной причиной такого состояния в энергосистемах Сибири являлась слабая профессионально-техническая подготовка ИТР и рабочих кадров, по вине которых происходило подавляющее большинство аварий на энергообъектах. Несмотря на значительный прирост числа энергопредприятий, основной фигурой являлся руководитель – выдвиженец, со слабой технической подготовкой. Так, в системе «Главвостокэнерго» за период с 1 апреля 1941 г. по 1 марта 1943 г. количество специалистов-энергетиков, работавших непосредственно на электростанциях и энергосетях, сократилось с 601 до 566 человек, а в целом по энергосистеме Сибири – с 912 до 738 человек.

Ключевой проблемой, оказывавшей определяющее влияние на обеспечение стремительно растущей промышленности электроэнергией, являлась работа угольной промышленности. Кризис, разразившийся в конце 1941 г. в угольной промышленности, несмотря на принимаемые меры и поистине героический труд шахтеров, не был преодолен до конца войны.

Среди причин, вызвавших падение угледобычи по всем угольным бассейнам Сибири, выделялась слабая техническая оснащенность труда горняков. Несмотря на то, что в Сибирь из других угольных бассейнов прибыло значительное количество шахтного оборудования, в условиях прохождения сложных и тяжелых горных пород оно быстро износилось, а отсутствие металла, запасных частей для ремонта средств механизации не давало возможности быстро их восстанавливать. Поступление же нового оборудования практически прекратилось, так как фактически все заводы шахтного оборудования были переквалифицированы на выпуск оборонной продукции. Лишь только к концу 1942 г. заводы Наркомата угольной промышленности Сибири возобновили выпуск горного оборудования по всей номенклатуре изделий.

Часто необоснованные призывы в армию ухудшали качественный состав горняков. Количество и качество прибывших из других угольных бассейнов шахтеров не удовлетворяло потребностям в квалифицированных кадрах. Неприспособленность большинства новичков к тяжелому физическому труду, медленное осваивание ими шахтерских профессий не давали возможность радикально изменить ситуацию в угольных бассейнах Сибири. Тяжелый физический труд в сочетании с плохими социально-бытовыми условиями приводили к текучке кадров, обновляемость которых на ряде угольных предприятий по основным профессиям в течение года составляла 100 – 200 %. Отсюда большой процент рабочих, не выполнявших нормы выработки.

Падению угледобычи на сибирских шахтах способствовали также замедленный ввод в эксплуатацию новых шахт и модернизация действовавших. Кроме того, неправильная организация труда и, прежде всего, отставание в проведении подготовительных работ резко сужали фронт устойчивого роста угледобычи.

В целом угледобыча в бассейнах Сибири, особенно энергетических углей, не только отставала от потребностей быстро растущей промышленности, но и резко снизилась. Так, в тресте «Хакасуголь» угледобыча в 1944 г. по отношению к 1941 составилоа менее 60 %. Даже в Кузбассе, при общем увеличении добычи угля за период с 1941 г. по 1945 г. на 3,89 млн т, падение добычи энергетических углей составила более 1 млн т. Хронический голод на энергетические угли ставил под угрозу остановки ряд производств на оборонных предприятиях и даже некоторые электростанции.

^ Третья глава – «Формирование кадрового потенциала и материальное положение работников оборонных предприятий Сибири» – состоит из трех параграфов. Первый параграф «Обеспечение производственными кадрами оборонных предприятий» посвящен изучению процесса формирования и комплектования трудовых коллективов рабочими кадрами.

Сибирь никогда не имела избытка рабочей силы, всегда испытывала недостаток свободных рабочих рук. Начавшаяся война и проведение массовой мобилизации военнообязанных, в том числе и из числа немногочисленного отряда квалифицированных промышленных рабочих Сибири, усложнили и без того непростую ситуацию.

В какой-то степени пополнить скудные людские ресурсы помогла проведенная эвакуация населения из угрожаемых районов европейской части страны. Однако ни в количественном, ни в качественном отношении эвакуированные не могли удовлетворять потребности быстро растущей промышленности Сибири в рабочих кадрах. Несостоятельной оказалась надежда на пополнение рабочей силы за счет кадровых рабочих, эвакуированных со своими предприятиями. Так, из общего количества занятых работников предприятий Наркомата вооружения в 220795 человек прибыло на новые места базирования 54928 человек (24 %), Наркомата боеприпасов – соответственно 171537 и 37107 (22 %). Некотрые предприятия прибывали вообще без рабочей силы, только с сопровождающими груз работниками. Такое положение сложилось потому, что, несмотря на принятое в 1939 г. Положение о военизированном предприятии, работники которых считались состоящими в рядах РККА и не подлежали мобилизации, по приказу Наркомата обороны с начала войны стали призываться в действующую армию. Кроме того, значительная часть работников оборонных предприятий, вследствие быстрого продвижения противника, оказались во вражеском тылу, ушла в партизаны или просто дезертировали в пути следования.

В диссертации подчеркивается, что невнятная позиция государственных структур по «рабочему» вопросу приводила к конфликтам, нескончаемым тяжбам между военными и руководителями оборонных предприятий весь период войны. Принимаемые Наркоматом обороны решения (о «бронировании»; об отсрочках от призыва в армию, замене призывников военнообязанными старших возрастов, годных к строевой службе) не вносили полной ясности и в борьбе за людские ресурсы ни одна из противоборствующих сторон не могла отказаться от своих требований.

В начальный период войны, когда еще имелись внутренние резервы из числа не занятого в общественном производстве местного и прибывшего по эвакуации населения, основной контингент вновь принятых на работу составляли женщины, подростки, вернувшиеся на свои рабочие места пенсионеры. Массовый приход их на военное производство диктовался не только высоким патриотизмом, но и имел вполне осязаемую основу: с уходом в армию взрослых мужчин работа на военных заводах оставалась порой единственной возможностью выживания в суровое военное время. Возвращению в строй ветеранов способствовало

В качестве одного из дополнительных и значительных резервов рабочей силы в диссертации рассмотрена сложившаяся практика взаимоотношений между оборонной промышленностью и системой ГУЛАГа НКВД СССР. Обладая определенной автономией и независимостью от местных органов власти, руководства лагерей и колоний далеко не всегда согласовывали свои действия с руководителями предприятий и строек оборонного значения. Запросы на доукомплектование рабочей силой за счет заключенных выполнялись далеко не всегда в срок и в полном объеме и по ряду объективных причин: во-первых, трудовой потенциал лагерей в годы войны постоянно снижался за счет повышенной смертности, заболеваний, периодически проводимых амнистий заключенных; во-вторых, созданный в недрах ГУЛАГа отдел военной промышленности имел в своем составе большое количество предприятий, выполнявших оборонные заказы, которые в первую очередь обеспечивались рабочими-заключенными.

Обострившийся дефицит трудовых ресурсов неизбежно вел к ужесточению административного регулирования, переходу от пропагандистско-агитационной работы к тотальной мобилизации всего трудоспособного населения на трудовой фронт. В диссертации подчеркивается, что процесс милитаризации труда начался еще в предвоенные годы и получил законченное выражение в годы войны в ряде постановлений Верховного Совета СССР (от 26 июня 1941 г., 13 февраля 1942 г.) и СНК СССР (в частности, Постановление СНК СССР «Об обязательной регистрации городского неработающего населения», 1943 г.).

Первоначально главным источником трудовой мобилизации являлось городское население. Но уже к концу 1941 г. внутренние ресурсы городов оказались исчерпанными и основным источником стало село. Доля призываемых на трудовой фронт сельских жителей колебалась от 44 % в Кемеровской области до 79 % в Омской области и 82 % в Алтайском крае. Массовое «выкачивание» трудоспособного населения из сельской местности привело к тому, что село фактически лишилось здоровой рабочей силы, а ущерб, понесенный сельским хозяйством Сибири, по многим показателям был сравним с потерями деревни на оккупированных территориях. Сельское население, несмотря на размещение здесь значительной части эвакуированных, сократилось за период с 1 января 1941 г. по 1 января 1945 г. на 2175 тыс. человек. Это вынудило ГКО в 1944 г. принять специальное постановление о запрещении проведения мобилизации сельского населения в краях и областях Сибири для постоянной работы в промышленности.

Постоянная мобилизация в армию и на трудовой фронт резко сузили возможности пополнения трудовых коллективов новой рабочей силой. Даже сниженные плановые задания по трудовой мобилизации ни в 1943 г., ни в 1944 и 1945 гг. не выполнялись. Это вынудило принять меры по дополнительному изысканию рабочей силы в других регионах страны. По данным Комитета по учету и распределению рабочей силы, кроме мобилизованных в краях и областях Сибири 176,4 тыс. человек, дополнительно было переброшено 38758 трудомобилизованных из других регионов страны, подавляющее большинство из которых (33759 человек) направлялись в Новосибирскую и Кемеровскую области.

В диссертации рассматривается и такой источник пополнения трудовых ресурсов, как строительные батальоны, состоявшие из военнообязанных запаса, негодных по состоянию здоровья к несению военной службы. Помимо резервистов, в трудовые батальоны мобилизовывались «антисоветские» и уголовные элементы, переселенцы и представители высланных народов. Уже в январе 1942 г. в Сибири действовали72 стройбата, укомплектованные из призывников СибВО, а также из других военных округов. Качественный состав призывников-трудовиков, особенно прибывавших из Среднеазиатского военного округа, не отвечал самым элементарным требованиям, предъявляемым к промышленным рабочим – большинство из них не знало русского языка, никогда не видели машин и не работали на производстве. Учитывая это, ГКО принял 17 октября 1943 г. постановление о прекращении трудовой мобилизации в среднеазиатских республиках для работы в других регионах страны.

Проблема обеспечения оборонной промышленности рабочей силой тесным образом была связана с текучестью кадров, вызываемой призывом в армию, болезнью, смертью, возвращением эвакуированных на прежние места жительства, самовольным уходом с предприятия. Особую тревогу вызывало дезертирство, которое буквально захлестнуло оборонную промышленность Сибири.

^ Во втором параграфе «Профессионально-техническая подготовка кадров на оборонных предприятиях» проанализированы организация и особенности обучения рабочим специальностям вновь принятого пополнения работников, повышение уровня подготовки инженерно-технических кадров.

Война внесла серьезные коррективы в процесс профессиональной подготовки прибывавшего пополнения рабочего класса. Необходимо было не только в кратчайшие сроки развернуть подготовку кадров, но и найти такие формы и методы, которые бы соответствовали условиям военного времени – краткосрочности и массовости. Поэтому систему подготовки кадров приходилось во многом организовывать заново, сообразуясь с обстановкой и потребностями каждого отдельного предприятия.

Основными формами технической подготовки новых рабочих кадров на производстве являлись индивидуально-бригадное ученичество, стахановские школы, курсы различного назначения (повышения квалификации, овладения второй профессией, технического минимума). В диссертации подчеркивается, что требования, предъявляемые к новым рабочим кадрам, в различных отраслях и на отдельных предприятиях имели свои особенности. Так, на оптико-механических и радиотехнических заводах, изготавливавших сложную продукцию, требовались грамотные люди, окончившие не менее 7 – 9 классов общеобразовательной школы. На снаряжательных заводах, в связи с опасным производством, к работникам предъявлялись требования повышенной ответственности, аккуратности в работе.

Одной из сложностей в организации индивидуального обучения являлась острая нехватка опытных, квалифицированных рабочих, знавших специфику военного производства. Волна молодого пополнения буквально захлестнула немногочисленный отряд квалифицированных кадров, численность которых в начале войны по большинству военных заводов не превышала 10 – 15 % списочного состава . Нередко на одного опытного рабочего приходилось по 5 – 7 и более учеников, что не могло не отражаться на качестве обучения, а также вело к снижению норм выработки у самих рабочих-наставников. При этом качественный состав вновь прибывавшего пополнения менялся в худшую сторону. Среди трудомобилизованных стали преобладать сельские жители старших возрастов и с более низким образовательным уровнем.

Оборонная промышленность требовала прежде всего высококвалифицированные рабочие кадры, которых могли готовить через систему трудовых резервов. Имевшаяся в Сибири сеть учреждений профтехобразования не могла сыграть сколько-нибудь значительной роли в подготовке рабочих кадров в силу своей малочисленности и слабой технической оснащенности. Военная обстановка требовала принятия энергичных мер по укреплению и развитию учебных заведений трудовых резервов. Общее количество всесоюзных училищ и школ ФЗО в Сибири выросло с 1941 по 1945 г. с 81 до 219. Примечательно, что рост шел за счет увеличения прежде всего ремесленных училищ и школ ФЗО, при незначительном увеличении железнодорожных училищ.

Другой особенностью развития сети профтехобразования являлось то, что приоритет отдавался организации специализированных учебных заведений для предприятий оборонной промышленности. Так, на основе постановления ГКО от 27 декабря 1943 г. к имевшимся в распоряжении авиазаводов Сибири 6 маломощным училищам дополнительно организуются 2 училища (2000 человек) на заводе № 153, 2 училища (2000 человек) на заводе № 39, 3 училища (3000 человек) на заводе № 29. Для имевшихся и вновь организуемых училищ необходимо было в первом квартале 1944 г. мобилизовать не менее 9700 человек.

Процесс укомплектования училищ и школ ФЗО протекал с большими трудностями и проблемами, многие из которых так и не были решены. Постоянные мобилизации на трудовой фронт истощили источники пополнения за счет молодежи, которая в значительной мере сама стремилась трудоустроиться на работу. Плохие социально-бытовые условия, слабая материально-техническая база обучения, трудности в организации учебного процесса – все это вместе усложняло процесс укомплектования школ ФЗО и училищ. Не случайно поэтому планы по мобилизации молодежи в учреждения профтехобразования хронически не выполнялись. Это вынуждало пополнять учебные заведения трудовых резервов за счет призыва молодежи из других регионов страны, а также из числа беспризорных подростков и амнистированных малолетних преступников, для которых создавались специализированные, полузакрытого типа школы ФЗО и ремесленные училища. В целом, за годы войны в ремесленные училища и школы ФЗО Сибири было мобилизовано 229200 человек.

Быстрый количественный рост числа учебных заведений трудовых резервов не сопровождался повышением качества учебы. Основными причинами слабой постановки учебного процесса выделялись: низкий уровень материально-технического обеспечения; сочетание учебы с выполнением плановых заданий, часто не связанных с будущей профессией обучавшихся, нехватка опытных инженерно-педагогических кадров. В результате училища нередко выпускали не универсалов по избранной специальности, а операционников, разряды которых не соответствовали действительной квалификации.

С началом войны потребности и требования к руководящим и инженерно-техническим кадрам значительно возросли, что было связано как с переориентацией гражданских предприятий на выпуск военной продукции, так и с условиями производственной деятельности. Ситуация осложнялась не только призывом в армию значительного количества специалистов, но и снижением возможности получить необходимые кадры ИТР из специализированных военных институтов и техникумов. Выпуск специалистов для промышленности вооружения упал с 501 человека в 1941 г. до 40 человек в 1942 г., а техникумов – с 380 до 300 человек. Потребность же в инженерах и техниках на 1943 г. составила 4803 человека. Аналогичное положение складывалось и по другим военным, а также гражданским учебным заведениям, готовившим специалистов для оборонной промышленности.

В диссертации рассмотрены пути решения проблемы острой нехватки руководящих и инженерно-технических кадров. Так, на основе приказа наркома вооружения Д.Ф. Устинова от 29 декабря 1943 г. на подведомственных заводах стали пересматриваться структуры производственных подразделений путем их укрупнения (освобождавшиеся ИТР использовались для укрепления слабых участков), переводом специалистов непосредственно в производственные цеха, проведением краткосрочного обучения и переобучения с отрывом от производства руководителей всех уровней из числа специалистов-практиков. Все эти меры не могли не отразиться на производственной деятельности предприятий, улучшении их финансово-экономических показателей.

^ В третьем параграфе «Жилищно-бытовые условия жизни работников оборонных предприятий» исследуются состояние и развитие жилищно-коммунального хозяйства, основные направления обеспечения продовольствием и товарами первой необходимости.

Принятые в первое время меры по расселению прибывавших людей не могли радикально изменить проблему жилья. Без развертывания крупномасштабного жилищного строительства решить эту проблему было невозможно.

Основным принципом жилищного строительства был отраслевой, когда каждый наркомат строил жилье для работников своих предприятий. Исходя из реального положения и возможности, каждое предприятие по-своему проводило жилищную политику. Так, прибывшие первыми предприятия с небольшим количеством работников без особых трудов размещали своих людей на подселение у местных жителей. Относительно безболезненно решалась проблема обеспечения жильем рабочих, чьи предприятия размещались на базе действующих, на которых имелся определенный жилищный фонд, стройорганизации, которые позволяли быстро возводить недостающее количество жилья. В наиболее худших условиях оказывались предприятия, восстанавливать которые приходилось с нуля, на голом месте. Решать социально-бытовые проблемы без помощи местных органов власти не представлялось возможным.

Характерным для военного времени являлось строительство в первую очередь общежитий – бараков каркасно-засыпного типа. Так, из общего количества жилья, возведенного строительным трестом № 7 в Новосибирске, более 54,5 % составляли каркасно-засыпные бараки, каменные дома – 17 %, брусчатые – 11 %, сборно-щитовые – 12,5 %, полуземлянки и землянки – 5 %. Спешно построенное жилье имело массу недостатков и в целом (особенно землянки, полуземлянки, каркасно-засыпные бараки) было мало приспособлено для проживания, особенно в зимнее время. Люди спали на наспех сколоченных нарах, часто не раздеваясь от холода. Характерно, что даже такого неблагоустроенного жилья не хватало. При этом основное жилищное строительство велось прежде всего для работников оборонных предприятий.

В диссертации проанализированы причины тяжелого положения с жильем, среди которых наиболее важными являлись остаточный принцип финансирования жилищно-бытовой сферы и низкий в целом уровень освоения выделенных средств. В результате объемы возведенного жилья во много раз были ниже, чем промышленных площадей. Так, в Красноярском крае за годы войны в строительство вложено 1617 тыс. рублей, введено в эксплуатацию 613 тыс. м2 промплощадей и 206 тыс. м2 социально-бытового назначения, в том числе 155 тыс. м2 жилья. Планы жилищного строительства из года в год не выполнялись. В Красноярске план жилищного строительства за 1944 г. был выполнен всего на 54 %, а в Новосибирске – только на 47 %.

Одной из центральных социальных проблем являлась задача обеспечения работников оборонных предприятий продовольствием и товарами первой необходимости. В условиях резкого ограничения запасов продовольствия и спада сельскохозяйственного производства естественным явлением стало введение нормированной продажи по карточкам основных продуктов питания, с дифференцированными нормами продажи для различных категорий населения. Являясь в руках государства важнейшим средством планового руководства, она была направлена на преимущественное снабжение работников ведущих отраслей экономики, прежде всего оборонной и связанных с ней отраслей промышленности.

В условиях острого дефицита на основные продовольственные товары, государство сделало упор на развитие децентрализованного снабжения, тем самым переложив основную работу по обеспечению продуктами питания на трудовые коллективы, стимулируя развитие подсобных хозяйств. Система подсобных хозяйств, несмотря на то, что создавалась «сверху» волевыми решениями, часто ценой необоснованных затрат людских и материальных ресурсов, и в целом была нерентабельной, уже к концу 1943 г. помогла несколько смягчить остроту продовольственного снабжения работников промышленных предприятий.

Приход в общественное производство большого количества новых работников, проживавших в общежитиях, увеличение длительности рабочего дня и, соответственно, сокращение свободного времени определили необходимость развития системы общественного питания. Значительное увеличение количества столовых, как показало исследование, не сопровождалось качеством обслуживания: предприятия общепита часто располагались в бараках, приспособленных помещениях, имели примитивное кухонное оборудование, в них не хватало посуды, из-за чего возникали длительные очереди, затягивался обеденный перерыв. Качество приготовления пищи было низким, утвержденные нормы раскладки по весу и калорийности не выдерживались. Существовавшие столовые на предприятиях обслуживали различные категории работников (рядовых работников, стахановцев, инженерно-технических, работников заводоуправления и др.) и настолько отличались по объемам и качеству приготовленной пищи, что нередко справедливо вызывало недовольство и возмущение большинства рабочих.

Созданная в тяжелую военную пору нормированная система обеспечения жизнедеятельности тружеников тыла в целом сыграла положительную роль. Вместе с тем карточная система распределения повлекла за собой организацию громоздкой сети общественного питания, которая в силу своей закрытости создавала благоприятные условия для разворовывания продуктов материально-ответственными лицами из ОРСов, столовых, магазинов. Помимо разворовывания продуктов, как показало исследование, имелись многочисленные факты нарушения правил торговли: произвольное завышение цен, обвес покупателей, неправильная калькуляция себестоимости, несоблюдение норм закладки и выхода готовой продукции в столовых.





оставить комментарий
страница1/3
Дата16.10.2011
Размер0,9 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх