П. А. Афанасьев Сибирская газетная периодика начала 1880-х гг как орудие общественного контроля (на примере освещения проблем Алтайского горного округа) icon

П. А. Афанасьев Сибирская газетная периодика начала 1880-х гг как орудие общественного контроля (на примере освещения проблем Алтайского горного округа)


1 чел. помогло.

Смотрите также:
Закон об общественной палате алтайского края...
О проекте методических указаний по оценке освещения рабочих мест...
Учебник как орудие классовой борьбы: специализированные исторические журналы 1930 начала 1940-х...
Порядок осуществления общественного контроля за соблюдением законодательства о труде при ведении...
Исследовательская работа «Изменения климата и его последствия на примере горного региона...
Вопросы к кандидатскому экзамену I. Горное право тема история развития горного права...
А. Н. Афанасьев Древо жизни. Москва, Современник, 1982 с. 464...
Макарий Глухарев в истории нашего города и Горного Алтая...
План Введение 3 История развития государственного финансового контроля в России...
Реферат по ит в предметной области Введение Тема моей магистерской диссертации звучит как...
Литература Алтая Программа курса «Региональный компонент»...
План мероприятий...



скачать
П.А. Афанасьев

Сибирская газетная периодика начала 1880-х гг. как орудие общественного контроля (на примере освещения проблем Алтайского горного округа)1


В начале 80-х гг. XIX в. Алтайский горный округ, находившийся в управлении Кабинета Его Императорского Величества (далее – Кабинет), переживал тяжелые времена. Падение выплавки серебра до минимальной отметки, скандальные истории о злоупотреблениях горных инженеров, проведение крупнейшей за прошедшие полвека ревизии ведомственного региона, последовавшая затем административно-кадровая реформа – вот перечень основных событий, касавшихся только ведомственной сферы горнозаводского региона в 1880–1883 гг. Примечательно, что большинство из названных событий получило широкую огласку или освещение в газетной периодике, среди которой особое место занимали только появившиеся частные сибирские издания: «Сибирская газета» и «Восточное обозрение». Исследователи лишь недавно стали констатировать резкое усиление общественных функций прессы в пореформенную эпоху2. Однако правительственная политика в отношении прессы и история журнальной периодики оказались изучены полнее (М.К. Лемке, В.Г. Чернуха, Т.В. Антонова, Г.В. Жирков и др.), чем развитие газетной периодики, обобщенное лишь на уровне редких учебных изданий3. Развитие частных сибирских газет исследователи также рассматривали без достаточного внимания к реализации ими общественных функций прессы4. Материалы газет о положении в Алтайском горном округе в начале 1880-х гг., кроме традиции их информационного использования, недавно стали объектом краткого тематического анализа с позиции отражения ими общественного мнения5. Но при этом автор не коснулся задач, которые выполняла пресса своими публикациями. Этот аспект сквозь призму общественного контроля мы попытались рассмотреть в одной из наших статей на материалах «Восточного обозрения»6. В данной публикации предпринята попытка оценить роль двух частных сибирских газет в общественном контроле в алтайских событиях начала 1880-х гг. Ситуация в алтайском хозяйстве Кабинета избрана индикатором, потому что сама по себе вызвала ревизионную реакцию со стороны центра. В связи с этим представляется возможным рассмотреть вклад прессы в осуществленный контроль над регионом. Хронологически публикация охватывает 1881–1883 гг., связанные не только с началом издания двух ведущих сибирских газет, но и с пиком кризисных событий и антикризисных мероприятий в Алтайском горном округе.

Особенности проявления прессой функции общественного контроля во многом определялись самим изданием и его позиционированием в обществе. «Сибирская газета», начавшая издаваться в Томске в 1881 г. местным общественным деятелем П.И. Макушиным, представляла собой региональное издание. По действовавшему законодательству «Сибирская газета» подлежала предварительной цензуре, из-за чего она не могла открыто заявлять проблемы региона и участвовать в широкой общественной полемике. В программной статье редакция рассматривала газету как орган местной сибирской печати, необходимое дополнение к столичным изданиям, публикующим о провинции лишь отрывочные сведения и необычайные происшествия. Поэтому одна из главных целей новой газеты состояла в том, чтобы «непрерывно наблюдать движение местной жизни, возбуждать к её нуждам внимание и интерес местного же общества»1. Подобная установка ориентировала издание в первую очередь на изложение различных фактов из жизни региона, к чему редакция призывала своих корреспондентов2. Также газета рассчитывала затрагивать злободневные проблемы, связанные с реформированием существовавших в Сибири порядков. Однако ведущее место среди задач издания новой газеты отводилось просвещению сибирского населения.

Но за этими функциями газета не стремилась напрямую заявить о себе как об органе контроля. В программной статье лишь один раз вскользь была упомянута эта функция вновь появившейся газеты – быть органом гласности и контроля общественного мнения. Скорее всего, невнимание к этой задаче в программной статье было вызвано цензурными ограничениями, поскольку в последующих номерах газета стремилась подчеркнуть свою роль именно как органа гласности3. Уже в программной статье 1883 г. редакция вынесла эту задачу на первое место: «Служить … инстанцией для апелляции к общественной совести»4. Публикуя множество примеров и фактов злоупотреблений, редакция убежденно отстаивала эту функцию перед оппонентами тем, что в Сибири «бедный обыватель» «в гласности ищет себе защиты от притеснений сильного». Газета примерами убеждала, что страх огласки злоупотреблений уже сам по себе опасен для «дельцов»5. Можно утверждать, что именно в огласке злоупотреблений «Сибирская газета» видела проявление контроля со стороны общества. Однако такое упрощенное понимание общественного контроля неизбежно превращало газету в сборник множества похожих фактов, не связанных каким-либо редакционным обобщением, на что справедливо указывали оппоненты газеты6. Поэтому газета в первую очередь выполняла информирующую, а не контролирующую функцию.

Иной характер представляло «Восточное обозрение», основанное весной 1882 г. Н.М. Ядринцевым, выступавшим в качестве издателя и редактора. В течение первых лет издания газета выходила в Петербурге, представляя столичную и общероссийскую прессу, вследствие чего она освобождалась от предварительной цензуры. Преимущественное внимание редакции к проблемам и нуждам Сибири резко выделяло газету среди других периодических изданий, тематически сближая её с местной сибирской периодикой. В отличие от «Сибирской газеты», «Восточное обозрение» прочно позиционировало себя в качестве инструмента общественного контроля, подчеркивая это не только в программных по характеру первых номерах, но и напоминая об этом в публикациях, в т.ч. посвященных Алтайскому горному округу. Заявляя, что «печать – это вечный ревизор», газета реализовывала эту установку, делая общеизвестными негативные факты, злоупотребления, «открывая именно то, что в силу отдаленности и особого положения Сибири может укрываться»7. Но гласность и знакомство читателя с положением дел в Сибири, занимая большую часть публикаций, не являлись самоцелью «Восточного обозрения». Все обличения и раскрытия злоупотреблений рассматривались редакцией лишь как факты, необходимые правительству. Они были направлены на достижение конечной цели редакции – «вызвать какое-нибудь правительственное воздействие»8. В силу издания газеты в столице редакция изначально осознавала себя посредником в представлении интересов региона перед правительством и этим подчеркивала свое отличие от местной сибирской прессы9. Поэтому своевременную публикацию негативных фактов, поднимавших «завесу с сибирских дел», редакция считала «перед лицом власти… немаловажной своей заслугой»10. Только сочетание двух названных целей давало возможность газете стать полноценным инструментом общественного контроля, поскольку позволяло не просто поднимать актуальные темы, вызывать их резонанс в общественном мнении, но делать это «в интересах правительства», надеясь на ответную реакцию властей.

Тема Алтайских горных заводов в «Сибирской газете» была представлена весьма скромно. С первого номера газета начала лишь осторожную критику алтайского «горного мирка», свидетельствующую о его постепенном упадке1. Одна из первых информативных корреспонденций о горном хозяйстве в округе была посвящена описанию мытарств Ф. Йоншера (без раскрытия его фамилии) после огласки им схемы алтайских злоупотреблений. Автор корреспонденции выражал скепсис в успехе предпринятых молодым инженером действий2. Эта мысль усиливалась другой корреспонденцией этого же номера, показывающей, с какой легкостью горный чиновник-виноторговец Платонов «устраивает дела к своему благополучию», пользуясь связями в Петербурге. Причину этого автор увидел в родственно-корпоративном характере горного чиновничества3. Поэтому у читателя «Сибирской газеты» вряд ли могла возникнуть мысль о победе молодого инженера в борьбе с алтайскими порядками. Другие опубликованные заметки, объясняя малочисленность обличений, указывали на их небезопасность. «Были и раньше честные люди», но «корреспонденции о здешних злоупотреблениях столичные газеты не печатали»4. Подобные заявления корреспондентов полностью укладывались в программу редакции, видевшей в газете своеобразную трибуну для выражения недовольства.

Однако круг алтайских горнозаводских злоупотреблений, попавших на страницы «Сибирской газеты», был невелик. Главное место принадлежало описанию системы хищений. Кроме перепечатки статьи Ф. Йоншера из газеты «Страна», в ряде корреспонденций раскрывались методы приписок к смете, приходившихся на завышение работ по добыче руды5. Это поднимало проблему деятельности местного отделения контроля в Барнауле, допускавшего подобные нарушения. Эта тема наиболее часто затрагивалась авторами «Сибирской газеты». Они демонстрировали некомпетентность контроля и методы его работы, приводившие к выводу о его бесполезности6. Логическим следствием из описанных фактов был вывод о неумелом ведении горнозаводского хозяйства на Алтае. Наиболее резко эту тему затронул автор путевых очерков «Из Томска в Кузнецк». Описывая увиденный им упадок горнозаводского дела в Салаирском крае, он не жалел уничижительных реплик. Вывод автора был категоричен: «Тут нет ни хозяйства, ни экономии, ни знаний необходимых, элементарных, – тут есть бесшабашные люди, отовсюду извлекающие личную выгоду»7. В итоге корреспонденты, как правило, приходили к выводу о необходимости реформ на Алтае, сводимых к необходимости введения в горнозаводском деле частного предпринимательства.

«Сибирская газета» публиковала обличительные корреспонденции об алтайском хозяйстве Кабинета нерегулярно, поэтому общее негативное представление о горнозаводском производстве на Алтае у читателей складывалось из мозаичной картины. Определенную целостность и аналитическую глубину освещению алтайской проблематики на страницах газеты придавала серия публикаций автора, скрывавшегося под инициалами Л.Л.О. Первая из его корреспонденций впервые в «Сибирской газете» коснулась причин алтайских злоупотреблений. Автор увидел их в низких окладах горных инженеров, что заставляло их пользоваться «казенным сундуком». Однако, отметив, что к этому прибегали лишь единицы служивших на Алтае, автор в качестве дополнительных факторов указал на отсутствие гласности и неудачные назначения1. Уже здесь было заметно робкое стремление автора оправдать горных инженеров Алтая, что особенно проявилось в серии трех его статей, помещенных в газете в конце 1881 г. Автор прямо заявил, что «теперь можно бы кончить с обличениями», обосновывая это тем, что злоупотребления на Алтае не прекратятся, а их пресечение является заботой властей, оставаясь при этом уверенным, что газетные публикации «никакой кары над Алтаем не вызовут»2. Автор открыто снимал любые обвинения с алтайских инженеров, перекладывая ответственность за создавшуюся на Алтае ситуацию на систему управления и традиции, поддерживаемые Кабинетом: «Местное алтайское начальство находится в полной зависимости от петербургского», которое «только мешает делу»3. Примечательно, что эти статьи были помещены в качестве газетных передовиц, хотя редакция особо отмечала, что разделяет далеко не все положения их автора. В частности, в ситуации на Алтае газета винила также и местное руководство. Кроме того, призыв прекратить обличение алтайских злоупотреблений прямо противоречил редакционной программе газеты и грозил подрывом проводимой ею концепции общественного контроля как разоблачающей гласности. Поэтому она едко указала, что по логике автора «обо всем следует молчать до тех пор, пока не кончатся традиции»4. Тем не менее, характерно, что после призывов Л.Л.О. публикация критических материалов об алтайском горнозаводском хозяйстве в газете практически прекратилась.

В 1882–1883 гг. горнозаводское хозяйство Алтая на страницах «Сибирской газеты» было представлено краткими новостями и перепечатками из других газет. Информация о злоупотреблениях в горнозаводской сфере практически перестала публиковаться. Весьма скупо было освещено в газете крупнейшее событие на Алтае в 1882 г. – деятельность ревизионной комиссии. Из кратких сообщений постоянные читатели могли сформировать представление лишь о сроках её работы, первых общих распоряжениях и единичных фактах деятельности5. На фоне информативно-едких сообщений о комиссии в «Восточном обозрении», публиковавшихся в это же время, «Сибирская газета» ограничилась лишь информационными заметками, никак не выражающими отношение редакции к ревизии. Последовавшие за ней перемены стали основной темой немногочисленных корреспонденций об алтайском горнозаводском хозяйстве в 1883 г. Их лейтмотивом была мысль об уходе «краеугольных столпов» прежнего алтайского режима. Но публикуемые информационные сообщения косвенно свидетельствовали об отсутствии заметных перемен по сравнению с прежней обстановкой6. Примечательно, что «Сибирская газета» никак не осветила административную реформу 1883 г. на Алтае. Однако это не помешало газете резко критически оценить суждение «Нового времени» о влиянии реформы на коренное изменение характера управления на Алтае7. Приведенные примеры демонстрировали усиление фрагментарного представления Алтайского округа в газете.

Анализ алтайских публикаций «Сибирской газеты» свидетельствует, что издание лишь в первый год существования пыталось отслеживать и по возможности анализировать ситуацию вокруг горнозаводского хозяйства. Однако последующее преимущественное внимание к информационной стороне сведений об алтайском горнозаводском хозяйстве быстро превратило его в рядовую тему публикаций, освещаемую от случая к случаю. Это окончательно свело на нет и без того низкий контролирующий характер газетных материалов в отношении кабинетского хозяйства Алтая.

Иное отношение к алтайским событиям сразу же после начала издания продемонстрировало «Восточное обозрение». В отличие от «Сибирской газеты» существовавшие на Алтае отношения в горнозаводской среде не попали в число приоритетных тем нового издания. По-видимому, газета отказывалась от повторения фактов, уже известных общественности, из-за опасений оказаться несвоевременной и неактуальной. В этом случае её претензии на роль общественного контролера могли быть неподтвержденными. Тем не менее, «Восточное обозрение» высказало свое отношение к причинам кризиса, однозначно обвинив горных инженеров и выставив Кабинет в качестве пострадавшей стороны1.

Судьба горной промышленности Алтая, злоупотребления в лесной отрасли округа появлялись на страницах издания нечасто, но они периодически отслеживались в публикациях. Сквозным сюжетом «Восточного обозрения» на протяжении 1882–1883 гг. была ревизия Алтайского горного округа. Общественный резонанс события определил повышенное внимание газеты к задачам ревизии, в понимании которых газета призывала общественное мнение не сводить их только к негативным фактам, выявленным прессой2. Однако по мере развития ревизии и появления в газете целого ряда скептически настроенных по отношению к ней корреспонденций с Алтая, произошло расхождение общественных и редакционных ожиданий от ревизии. Газета сама стала невольной «жертвой» непонимания обществом широты задач ревизии. В нескольких публикациях в сентябре 1882 г. «Восточному обозрению» ставился скрытый укор в явном несоответствии широкого освещения злоупотреблений в прессе и её неспособности оказать влияние на ожидаемый обществом ход ревизии в расследовании выявленных злоупотреблений3. Это поднимало вопрос о том, должна ли газета делать что-то большее, чем раскрытие злоупотреблений? Одна из корреспонденций давала однозначно отрицательный ответ от лица горнозаводской корпорации. Её автор заявил о радости горных инженеров приезду комиссии, поскольку после её работы «замолкнут те толки и нападки на служащих, которые в последнее время появлялись в нашей провинциальной печати и распускались всяким, кто даже и не знаком с обстоятельствами дела»4. По стилю и употребляемым фразам корреспонденция напоминает одну из статей Л.Л.О. из «Сибирской газеты». По-видимому, неизвестный автор новой статьи рассчитывал, что «Восточное обозрение» также прекратит отслеживать алтайскую тему, но этого не произошло.

Возможно, газета сама испытывала некоторое разочарование в ревизии, пытаясь скрыть его публикацией новых выявленных фактов злоупотреблений, посвятив им очередную передовицу «Лесной вопрос в Алтае», раскрывавшую механизмы хищений в лесной отрасли округа. Переводя ракурс общественного контроля на одну из новых проблем, «Восточное обозрение» демонстрировало, что оно намерено развивать свою роль как «вечного ревизора». Характерно, что именно в этой статье газета возвращалась к декларации своих принципов, в т.ч. напоминая об одной из важнейших своих функций – быть «посредницей между местным обществом и высшим правительством»5. В самом номере при сообщении обнаруженных ревизионной комиссией «фикций по управлению лесами», газета напоминала ведущую роль печати в их обнаружении, что подтверждало дальнейшую необходимость публикации всех фактов злоупотреблений. Данными публикациями газета как бы возвращалась к тому, что основная роль прессы как общественного контроля над управлением должна заключаться в предании гласности тщательно скрываемых незаконных действий лиц, облеченных властными полномочиями. Тем не менее, сентябрьские публикации 1882 г. показали, что «Восточное обозрение» вряд ли обладало реальными рычагами воздействия на выявленную негативную ситуацию, лишь придавая ей широкий общественный резонанс. Но это не помешало газете в 1883 г. в передовице «Начало сибирских реформ и алтайские преобразования» с оптимистической уверенностью увидеть в алтайской ревизии пример реформы «сверху», служивший идеалом «Восточного обозрения». Газета не только назвала ревизию образцовой для всей Сибири, но и с гордостью отметила вклад прессы в достижение такого результата1. Тем самым, статья возвращала читателя к задачам издания газеты, доказывая конкретным примером возможность и результативность общественного контроля только при условии взаимовлияния и сочетания общественного мнения с правительственными действиями. Поэтому в публикациях 1883 г. алтайская ревизия и её итоги, окончившиеся реформой, стали восприниматься как своеобразная победа газеты в деле общественного контроля.

В 1883 г. тема алтайской ревизии в «Восточном обозрении» постепенно переходила в плоскость анализа её последствий. Несколько передовиц, а также корреспонденции были посвящены подробному разбору алтайской административно-кадровой реформы. Тематическое новшество газеты в 1883 г. было связано с усилением внимания к земельной отрасли в округе, заявленной в ходе ревизии. Возможно, это было связано с поиском нового главного направления развития Алтайского горного округа. Газета, претендуя на роль общественного арбитра и контролера, вряд ли могла остаться в стороне от этого процесса.

Анализ публикаций «Восточного обозрения», посвященных Алтайскому горному округу, свидетельствует, что газета постоянно осознавала себя в качестве декларируемого органа общественного контроля. Этому способствовало регулярное привлечение алтайских материалов и постоянное отслеживание поднятых проблем в передовых статьях. Возможно, в алтайском материале редакция увидела не просто злободневную тему, а информацию, позволявшую реализовать программные заявления газеты. Поэтому представленный в «Восточном обозрении» вариант общественного контроля над событиями Алтайского горного округа отличался последовательностью реализации.

Несмотря на отмеченные выше различия в роли двух газет в освещении алтайских событий начала 1880-х гг., обе они вызывали раздражение в горном мире Алтая. Газеты не раз отмечали, что их номера «пришлись не по вкусу» горным инженерам, вызвали их недовольство оскорбленным достоинством со стороны «праздных корреспондентов современной прессы»2. Это свидетельствует, что деятельность газет по освещению алтайских событий отчасти достигла поставленных редакцией целей общественного контроля. Хотя его трактовка газетами была схожа и предполагала обнаружение и публикацию негативных явлений, тем не менее, в качестве органа общественного контроля «Восточное обозрение» проявило себя в большей степени. Вероятно, начало его издания и более привлекательные позиции с точки зрения цензуры перетянули туда часть корреспонденций «Сибирской газеты», которая стала эволюционировать в информационный орган. К тому же, в отличие от похожей позиции «Сибирской газеты» «Восточное обозрение» не ограничивалось информационной констатацией выявленных негативных явлений, а при помощи редакционных комментариев, анализа и относительно регулярного отслеживания поднятых тем пыталось увеличить перспективность общественного контроля в форме какой-либо ответной реакции. При этом рефлексия газеты к этой стороне своей деятельности свидетельствовала о стремлении газеты к роли действенного общественного контроля. Освещение алтайских событий начала 1880-х гг. двумя газетами продемонстрировало, что в отличие от «Сибирской газеты» «Восточное обозрение» выполнило поставленные задачи полнее, попытавшись расширить рамки информационно-контрольного характера публикаций, включая свою деятельность в контекст описываемых событий.

1 Статья подготовлена при финансовой поддержке РГНФ, проект № 11-11-22002а/Т


2 См., напр.: Дергачева Л.Д. Периодическая печать // Очерки русской культуры XIX века. М., 2001. Т. 3. С. 484, 497–503.

3 История русской журналистики XVIII–XIX веков / под ред. Л.П. Громовой. СПб., 2005. С. 442–448, 545–558.

4 См., напр.: Сталева Т.В. Сибирский просветитель Петр Макушин. Томск, 1990. С. 117–146; Чередниченко И.Г. Н.М. Ядринцев – публицист, теоретик и организатор провинциальной печати. Иркутск, 1999.

5 Ведерников В.В. Сибирская пресса о ситуации в горно-металлургической промышленности Алтайского горного округа в 70-х – начале 90-х гг. XIX в. // 150 лет периодической печати в Сибири. Томск, 2007. С. 147–150.

6 Афанасьев П.А. Ревизия Алтайского горного округа 1882 г. в освещении газеты «Восточное обозрение» // Исторические исследования в Сибири: проблемы и перспективы. Новосибирск , 2010. С. 74–80.

1 Сибирская газета. 1881. 1 марта. Стб. 2.

2 Там же; 1882. 4 июля. Стб. 652; 26 сентября. Стб. 929; 1883. 17 апреля. Стб. 418.

3 Там же. 1881. 8 марта. Стб. 44–45.

4 Там же. 1883. 2 января. Стб. 4.

5 Сибирская газета. 1883. 2 января. Стб. 4.; 15 мая. Стб. 510; 4 декабря. Стб. 1255.

6 Там же. 15 мая. Стб. 519–521; ГААК. Ф. 77. Оп. 1. Д. 11. Л. 167 – 167–167 об., 170.

7 Восточное обозрение. 1882. 9 сентября. С. 2; 16 сентября. С. 3.

8 Там же. 29 июля. С. 6.

9 Там же. 1 апреля. С. 1, 5; 16 декабря. С. 20.

10 Там же. 9 сентября. С. 2; 16 сентября. С. 1.

1 Сибирская газета. 1881. 1 марта. Стб. 27; 15 марта стб. 80–82.

2 Там же. 20 апреля. Стб. 230. О деле Ф. Йоншира см.: Ведерников В.В. Горные инженеры на Алтае в 1747–1896 гг. Барнаул, 2005. С. 128–130.

3 Сибирская газета. 1881. 20 апреля. Стб. 228–229.

4 Там же. 31 мая. Стб. 430; 7 июня. Стб. 461.

5 Там же. 7 июня. Стб. 460–461; 5 июля. Стб. 576–577; 12 июля. Стб. 608.

6 Там же. 31 мая. Стб. 431; 6 сентября. Стб. 791; 15 ноября. Стб. 1055–1056; 1883. 10 июля. Стб. 713.

7 Сибирская газета. 1881. 28 июня. Стб. 568; 12 июля. Стб. 609.

1 Там же. 31 мая. Стб. 429–431.

2 Там же. 8 ноября. Стб. 1026–1028.

3 Там же. Стб. 1027, 1030; 15 ноября. Стб. 1054–1055.

4 Там же. 15 ноября. Стб. 1062.

5 Там же. 1882. 20 июня. Стб. 591; 25 июля. Стб. 711–712; 15 августа. Стб. 785; 22 августа. Стб. 811; 12 сентября. Стб. 896; 24 октября. Стб. 1064.

6 Там же. 1883. 20 марта. Стб. 305; 24 апреля. Стб. 429–430; 6 ноября. Стб. 1150; 20 ноября. Стб. 1200–1201; 11 декабря. Стб. 1305–1307.

7 Там же. 10 апреля. Стб. 382.

1 Восточное обозрение. 1882. 1 апреля. С. 15; 13 мая. С. 1–3.

2 Там же. 17 июня. С. 2–3; 1 июля. С. 1–3.

3 Там же. 9 сентября. С. 7; 16 сентября. С. 9.

4 Там же. 16 сентября. С. 9.

5 Там же. С. 1–3.

1 Там же. 1883. 17 марта. С. 1–3.

2 Сибирская газета. 1881. 26 апреля. Стб. 267–268; 1882. 13 июня. Стб. 574; Восточное обозрение. 1882. 16 сентября. С. 9.




Скачать 150,07 Kb.
оставить комментарий
Дата16.10.2011
Размер150,07 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

плохо
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх