«Дорогами народных традиций» как одна из форм поддержки, сохранения и развития нематериального культурного наследия Костромского края icon

«Дорогами народных традиций» как одна из форм поддержки, сохранения и развития нематериального культурного наследия Костромского края



Смотрите также:
**/ В настоящее время начата работа по апробированию опыта Реестра на первичных документах и...
«Народные художественные промыслы: проблемы сохранения и развития»...
О проблеме сохранения нематериального культурного наследия...
План работы автономного государственного учреждения Ивановской области «Областной...
План работы Автономного государственного учреждения Ивановской области «Областной...
О проведении Дней славянской...
Генеральная ассамблея государств участников конвенции об охране нематериального культурного...
Учебно-методический комплекс pr в сфере культурного наследия Факультет социологии...
Программа : «Культура и быт Костромского края» Программа рассчитана на детей 10 16 лет...
«Об утверждении перечня объектов исторического и культурного наследия федерального...
Б. Смит Исследовательская деятельность Европейского Союза в области культурного наследия...
Краевая целевая программа "культура ставрополья на 2012 2015 годы" паспорт...



скачать
М.Н. Гарбузова

(Кострома)


Областной фестиваль исследования традиционной народной культуры

«Дорогами народных традиций» как одна из форм поддержки, сохранения и развития нематериального культурного наследия Костромского края


История государства складывается из истории ее малых городов, сел, деревень. И, зачастую, общенациональная история сильно отличается от провинциальной. И кто как ни люди, живущие на этой земле, наиболее полно могут зафиксировать историю родного города, села.

Стремление сохранить традиции народной культуры уже в начале XIX века вызвало к жизни попытки отдельных исследователей изучить и описать быт, уходящие обряды и обычаи народа. В 1885 году возникла Костромская губернская ученая архивная комиссия - союз исследователей, объединенных общей целью: спасти памятники старины. Членами комиссии были дворяне, священники, педагоги, статистики, городской голова и даже крестьяне.

С 1991 года, опираясь на их опыт, областной Дом народного творчества совместно с работниками учреждений культуры Костромской области проводят фестиваль "Дорогами народных традиций". Энтузиасты, увлеченные народной культурой своего края, продолжили дело своих предшественников.

Главные задачи фестиваля: постоянное и планомерное исследование своего региона, создание и пополнение областного единого фольклорного фонда (ОЕФФ) и районных фольклорно-этнографических фондов, публикация наиболее интересных и ценных материалов, собранных в ходе поисково-изыскательской работы и использование основных принципов и форм народной культуры в современной организации досуга.

Каждые два года предлагались для изучения темы, посвященные разным аспектам народной культуры. На первом этапе : экспедиционная работа – сбор историко-краеведческих, фольклорно-этнографических материалов, выявление исполнителей – носителей живой традиции, мастеров народных промыслов и ремесел, использование собранного материала в клубной практике. На втором : обработка и систематизация экспедиционных материалов, изучение опубликованных и архивных источников - написание реферата, а также создание и пополнение районных фольклорно-этнографических фондов (архивов), картотек мастеров ДПИ, народных исполнителей, картографирование мест бытования народных ремесел и промыслов. Итоги поисково-изыскательской деятельности подводились на областных научно-практических конференциях.

По материалам, собранным работниками культуры области, выпущены печатные издания: частушки военных лет "Вот и кончилась война - дождались победушки", "Забавы крестьянских детей" (сост. Ярыгина Е.В.), "Чухломские наигрыши, припевки и частушки" (сост. Корнаухов А.В.), в который вошли 24 нотации местных самобытных наигрышей на гармошке, балалайке и барабанке. Отдельные работы опубликованы в историко-краеведческом сборнике "Ветлужская сторона", областных журналах "Губернский дом" и "Костромская старина", журналах "Клуб" и "Народное творчество", три реферата напечатаны в журнале "Живая старина".

В 2003 году фестиваль исследования традиционной народной культуры "Дорогами народных традиций" при поддержке Министерства культуры РФ получил статус регионального и проходил в рамках Федеральной целевой программы "Культура России 2001-2005 гг.", подпрограммы "Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации".

В целях совершенствования форм и принципов исследовательской деятельности, методического обеспечения всей практической работы, участники фестиваля прошли обучение на районных и кустовых семинарах и конференциях с участием ведущих специалистов культурологии, этнографии Костромской области. Ими были разработаны и предложены программы-вопросники по темам "Кустарные ремесла и промыслы на современном этапе" (составитель Михайленко Л.А.), "Этнография детства" (Москалева Л.В.), "Православие и традиционная народная культура" (Сизинцева Л.И.). Для раскрытия темы "Православное воспитание" был приглашен настоятель Ильинской церкви г. Костромы о. Виталий (Шастин).

Помимо теоретической части межрайонные семинары включали посещение сельских учреждений культуры, знакомство с опытом работы по освоению традиционной народной культуры. Прошедшие семинары и конференции показали необходимость профессионального общения, взаимный интерес к накопленному опыту, эффективность совместной работы. Более 500 работников клубов, библиотек, школ и музеев приняли активное участие в их работе.

Итогом исследовательской работы по изучаемым темам стала первая Региональная (7-ая областная) научно-практическая конференция "Дорогами народных традиций", которая состоялась 4-6 декабря 2003 года в г. Костроме. В конференции приняли участие ученые и деятели культуры Костромской области, представители общественных организаций, работники культуры из 21 района и городов Костромской области, а также представители из г. Кирова, Кировской области и г. Челябинска.

Тематика представленных на конференции докладов была широка. В них нашли отражение различные аспекты традиционной народной культуры. Достаточно лишь перечислить их названия, и возникает многообразная картина жизни и творчества человека: "Мир детства и традиционная народная культура", "Этнография детства", "Православие и традиционная народная культура", "Престольные (храмовые) праздники", "Гончарное ремесло Кологривского района", "Жизнь и благотворительная деятельность заводчиков Ласаевых", "Семейно-бытовой уклад отходников Потаповых Галичского уезда", "Этнотерапия, этновоспитание с помощью традиционной народной куклы", "К вопросу о реконструкции тканых поясов Челябинской области", "Поясная одежда Романцевской волости Буйского уезда", "Льноводство, домашнее прядение и ткачество", "Пастушья и инструментальная традиция в Нерехтском районе Костромской области", "Православие в домашнем обиходе в Рыбной слободе в конце XIX начале XX веков. В ходе конференции экспертный совет прослушал и оценил 23 реферата.

"Мы очень внимательно слушали выступления и затем еще глубже знакомились с представленными на конференции рефератами. В них были даже такие наблюдения, которые, без сомнения, можно отнести к научным открытиям" - это мнение председателя экспертного совета научно-практической конференции, доктора наук Розова А.Н. (Пушкинский дом, г. Санкт-Петербург).

"Конечно, фиксировать уходящие традиции необходимо, но, вместе с тем, необходимо и очень внимательно к ним относиться. Информация, записанная в определенные годы XX века должна соотноситься с тем временем. И только то, что дает возможность воспитывать человека и необходимо реализовывать" - это высказывание профессора РАМ им. Гнесиных Куприяновой Л.Л.

Член экспертного совета, зав. научно-исследовательской лабораторией по изучению традиционных культур РАМ им. Гнесиных Кирюшина Т.В.: "Я уже 30 лет езжу в экспедиции по Костромской области и всегда нахожу что-то новое. Впитываю сама, передаю накопленный опыт своим студентам. Кроме того самое благотворное влияние наши встречи оказывают и на самих носителей традиций: сразу человек оживает, чувствует свою нужность, да и окружающие, соседи начинают по-другому относиться, с большим вниманием".

По итогам конференции будет выпущен сборник "Материалы региональной научно-практической конференции "Дорогами народных традиций". Это историко-краеведческий сборник, в который войдут работы участников конференции по темам: «Православие и традиционная народная культура», «Этнография детства», «Льноводство, домашнее прядение и ткачество». Финансирует издание Министерство культуры РФ.

Предлагаем часть материалов, готовящихся к публикации (в тексте указаны Ф.И.О. автора реферата (информанта), район, номер реферата по описи ОЕФФ при ОДНТ).


^

Православие и традиционная народная культура

Храмы. Строительство.


В Буйском районе записан рассказ А.Ю. Рябцова: "...А вот место для строительства церкви в с. Ликурга помог найти юродивый. Долго искали место, но заметили, что один человек несколько ночей кряду ночевал на одном и том же месте. А в старину было такое поверье: где хорошо и уютно юродивому, то место якобы выбрано Всевышним. Для строительства этой церкви был построен небольшой кирпичный завод. Для раствора собирали яйца с населения..." Правда, неизвестно, о каком из ликургских каменных храмов идет речь – о Троицком 1685 г.1 или о более позднем Христорождественском 1833 г. постройки.

Жительница с. Кореги Буйского района, Е.Д. Окунева, рассказала о строительстве Георгиевской церкви, что на р. Костроме (1819 г.): "Хотели церковь построить сначала в Молошном, фундамент заложат, утром посмотрят - он весь разворочан. Снова заложат - снова разворочан. Пришли на место, где сейчас стоит церковь-то, фундамент был уже готов, и даже не знают, кто его ложил..." (1).

Об Успенской церкви с.Нейского Парфеньевского района (1845 г. постройки) рассказала В.К. Секованова: «Село Успенье назвали в честь найденного образа Успенья Божьей Матери, и построен храм в честь иконы Божьей Матери. Церковь строилась 25 лет, печей в храме не ложилось, они ложились под церковью, и дымоходы шли по стенам, выходил дым в трубы. Церковь была очень теплая. В строительстве церкви принимались (использовались) в состав яйца, их приносили прихожане… На освящение приезжали семь епископов, и весь приход присутствовал». Она же сохранила предание о том, как поднимали колокол: «Когда поднимали колокола, то не могли сдвинуть с места, даже в то время поднимали лебедкой, но колокол никак на подъем на поддавался, тогда батюшка обратился к толпе людей с просьбой: «Может, кто из вас постится по средам и пятницам?» Вышла одна женщина, и он велел ей дотронуться до колокола. Она дотронулась, и колокол легко поднялся» (2).

^ Освящение дом

В Сусанинском районе дома освящались часто: «Освящались на Пасху, Ильин день, на Николу зимнего. При освящении дома использовал батюшка кадило и иконы. Святой водой освящали только в Троицу»(3). «Святой водой освящали избу каждое Крещение. Священник ходил и освящал дома – кропил святой водой. Сначала молились все, и освящал святой водой. Считалось, чем чаще освящали, тем лучше. Обязательно освящали дома, храмы после осквернения. Если, например, в храм зашел пьяный, то освящали, или, если забежала собака, тоже освящали, изгоняли нечистых духов» (3)

^ Посещение храма

В Сусанинском районе определенное влияние на народное благочестие оказала близость Сумароковского и Железноборовского монастырей. Оно сказалось в стремлении к регулярному посещению церковных служб, частому причастию. «Раньше причащение было каждую службу, каждый день, – вспоминает Г.А. Кузнецова. - И исповедовались часто, чем чаще, тем лучше» (3)

^ Молитва в доме

Дети еще дома учились молиться, потом их брали с собой на молебен в церковь и там учили правилам. Дети постились с 7-8 лет так же как и взрослые. «Бабушка и папа с мамой давали ложкой по лбу, если перед едой не крестились, перед тем, как взять хлеб в руки». (2).

^ Престольные праздники

По воспоминаниям М.Г. Бабушкиной (с. Контеево Буйского района) обязательно посещали церковь накануне и в день праздника: "...Перед праздником помазуют в церкви, помазуют всегда перед большим праздником. Ходили все: и молодежь, и старики, и дети. Наутро тоже ходили и были в церкви часов до 12, а гости сходились часам к двум-трем дня. Садились за стол, посидят, поедят и пойдут гулять, часам к шести-семи народу уж много. Два дня гуляли, улица захлебнется народом-то. В первый день улица захлебнется, где кадрель гуляют, где дерутся, где поют, где пляшут. Ведь захлебнется улица народом... На второй день с утра хозяйка собирала стол. И снова выходят на улицу и гуляют. Гуляют на второй день до самого вечера, расходятся только в теми. На праздничное застолье обязательно пекли пироги. Варили ягодные кисели, тушили картошку. Если мяса не запасали, то специально на праздник выращивали птицу: петухов, уток. Варили супы и тушили картофель с мясом птицы, остальные закуски готовились из своих же домашних продуктов: ягоды, огурцы, молоко, грибы, капуста (1).


Примечания

  1. Престольные (храмовые) праздники [Буйского района]/Отдел культуры администрации Буйского района; С.Ю. Бабушкина, методист РОМЦ. 2001. (Н 283).

  2. Православие и традиционная народная культура [Парфеньевского района]/ Н. Моисеева. 2002. (Н320)

  3. Православие в домашнем обиходе [Сусанинского района]/Отдел культуры администрации Сусанинского района; РОМЦ ТО «Встреча»; Сост. М.Г. Боднар по материалам работников ТО «Встреча» и работников СДК. 2001. (Н299).



«ЭТНОГРАФИЯ ДЕТСТВА»

^

Из реферата Переломовой В.Н. (Нейский район):


Начало жизни. Вынашивание младенца.

«Рождение первенца – благословение Божие для молодой семьи. Если умирал первый ребенок, считалось, что Бог за что-то наказывает. Если умирал не первый, то говорили: «Бог дал, Бог взял». Беременной женщине надо было как можно чаще причащаться, чтобы ребенок, если родится мертвым или умрет после рождения, некрещеным увидел свет Божий. Ведь находясь в утробе матери, он тоже приобщался святых даров». (8)

«Я ковда беременная ходила, меня батюшко благословил причащаться чаще. Он говорил: «Ты причащаешься – и младенец внутри тоже причащается. А если, спаси Господи, что неладно, да помрет дитя без крещения, все одно свет Божий увидит, потому что принял причастие ишшо до рождения». (3)

«В трудных родах молились иконе Божьей Матери «Федоровская», Екатерине Великомученице».

«Есть еще в доме икона такая, она была в доме Ольги Киселевой. Она так и называлась «Помощь в родах». На ней Богородица была с распущенными волосами без плата, руки сложены, а ниже младенец. Вот ей молились: «Спаси от бед рабы Твоя, Богородице, яко вси по Бозе к тебе прибегаем, яко нерушимой стене и предстательству. Призри благосердием, Всепетая Богородице, на мое лютое телесе озлобление, и исцели души моей болезнь». И дальше «Царице моя преблагая…». Этой же иконе молились, чтобы родились здоровые дети» (2).

К абортам относились отрицательно:

«Про аборты у нас раньше говорили: грех, убийство. Котенка слепого утопить и то жалко. А тут все одно: мать своего дитя губит. Говорят, когда умрет баба, что аборты делала, дети там ее встретят и спросят с нее, почему она им света белого не дала увидеть? Скажут: «За что ты нас ,мама?» Как в глазоньки им будет смотреть?» (5)

«Чтобы узнать, парня носит или девку, смотрели на живот. Если животик острый – парня, ежели круглый – девка будет». (8)

«Чтобы узнать кто родится, роженицу сажали на полна задницу так, чтобы ноги были вытянуты и смотрели, как она будет вставать. Если встает, подогнув ноги вбок, то родится девочка, если встает на колени, то парень». (1)

^ Рождение и крещение.

Когда рожала женщина, считалось, что чем меньше об этом знает людей, тем легче роды будут. Если роженица шла рожать с заплетенной косой, говорили: «Распусти волосы, чтобы матку не держали».

«Чаще всего получалось так, что рожали в субботу или в воскресенье, после бани. Суббота-бабья работа. Избу приберут, полы с дресвой намоют, настирают белья, воды в баню натаскают и дров. Да еще и в бане попарятся, а потом раз - и прихватит. Специально в баню не водили.

Семьи были большие, укромного места найти было трудно. Мужиков из дома выпроваживали. Старались не кричать, чтобы детей не напугать.

Меня мама родила на кухне, на западенке. Ушла на кухню, когда прижало, Васю в горницу прогнала, ему лет пять было. Там и родила, не охнув». (1)

«Я рожала Коленьку, мучилась очень долго, почти двое суток. Мама посылала брата Алексея прясла разрубать. Там прясла привязывали еловой увиткой, ее и разрубали, так, чтобы забор упал. А ишо бабушка Татьяна велела с кровати на пол лечь на матрас, говорит, что легче будет рожать, а над головой лавку ставили». (6)

«Двери в избе растворяли, ежели долго не может родить». (7)

«… Когда пришло время родить, застучался первенец у меня, бабушка Ненила (мачеха) помогла мне. Брат Енашка-то старше меня был. Его бабушка Ненила отправила к родне, как будто по хозяйству помогать. И жил он там, покуда сыночка не окрестили. Нельзя было взрослому парню быть в одной избе, где «сырая» баба. «Сырая» баба - это которая только родила и еще не приняла в церкви очищающую молитву. Эту молитву мать берет после того, как ребенка окрестят и причастят. В церкву сыночка моего понесли через две недели, после того как родился. Нашли крестных отца и мать. Мы пошли в Елкино (от Починка 7 верст) в церкву, а бабушка Ненила осталась стряпать. Для крещения- то надо крестик купить, рубашку новую взять и полотенце понарядней, поясок. Девочку от купели принимает крестная, а мальчика - крестный. Вот у мово были кока Саша и кока Маня. Зачем, спрашиваешь, крестили? Ты что, Вера-матушка. Чай, дитя-то без крещения и слепо и безымянное. То без крещения и слепое и безымянное. Не окрестишь младенца, он белый свет будет черным видеть. А крещеное дитя на небе в книгу жизни записывают и на всю жизнь Ангела-хранителя ему посылают. Крещеный младенец и во сне улыбается, с ним ангелочки играют, его лелеют. Ангел-хранитель всю жизнь человека от бед и несчастий своим ласковым крылом прикрывает, все его добрые дела в чашу собирает, а когда человек отойдет, он душу успешно сопровождает на суд Божий. И все его добрые дела несет господу на суд. И нечистому душеньку нашу на пути к Господу в обиду не даст.

Пришли в церковь, службу дождались, когда кончится, а потом крестить начал батюшко.

Крестные купили на память о крещении Юрочке икону Спасителя и мы пошли домой. Бабушка Ненила нажарила, напарила всего. Я устала сильно, за стол не села. А оне пировали. Всю родню созвали. (3)

«К крестинам родители готовили младенцу рубашонку беленькую. Рубашонка должна быть не распашная, а такая, чтобы через голову батюшко вместе с крестиком одевал. А мальчику ешо поясок тканый готовили. А потом хранили его. Как минет семь лет мальцу, его пояском подпоясывали. Рубашонку шили из льна, а кроили 2 квадрата, рукава делали тоже прямые, а под мышки пришивали клинышки, чтоб не тянуло». (2)

«После крещения есть обряд пострижения волос. Состригают волосенки крестообразно и закатывают в лепешечку воска. Надо смотреть, когда волоски в купель кинут: если плавают поверху – долго жить будет, если утонули – ишо младенцем помрет». (7)

«Крестных звали кока».

«Крестные отвечают за то, чтобы крестник стал добрым христианином. Должны учить его. Крестные заменяли родителей, если крестник оставался сиротой. Крестник относился к ним с таким же уважением, как к матери и отцу, слушался их советов. Крестные – первые гости на свадьбе. А дети кумовьев считаются родными сестрами и братьями.» (4)

«После крестин пекли «зубки» - пирожки с разной начинкой. На «зубки» собиралась только родня. Новое ребятам шили только для церквы. А так пеленали в старые рубахи, обрезали рукава. В обносках дитя лучше растет».

«Парням шили штаны без середыша, выстригали дыру промеж ног, чтобы сухой бегал».

«Имена выбирали по святцам». (9)

«У нас имена давал дедушко» (6)

Список информантов и мест записи:

1.Смирнова Анна Иосифовна, 1912 г.р. (пос. Комунар)

2.Смирнова Анна Сергеевна, 1917 г.р. (д. Папино)

3.Войнова Александра Алексеевна, 1901 г.р. (д. Починок)

4.Крепышева Александра Сергеевна, 1918 г.р. (д. Починок)

5.Сизова Анна Степановна, 1918 г.р. (д. Починок)

6.Смирнова Манефа Васильевна, 1917 г.р. (д. Починок)

7.Велигжанина Евдокия Перфильевна, 1933 г.р. (д. Серкино)

8.Мурашова Зоя Степановна, 1907 г.р. (д. Стрелица)

9.Соколова Зоя Александровна, 1925 г.р. (д. Стрелица)


Из реферата Сполоховой Г.В. и Михалевой Н.А. «Мир детства в традиционной культуре» (Нейский район):


Родины.

Большинство семей в деревнях были многодетными, детей в них насчитывалось от 3-х до 10-и человек, иногда даже больше. Поэтому рождение ребенка воспринималось как нечто обыденное, само собой разумеющееся событие. Из бесед со старожилами складывается впечатление, что ничего особенного в этом не было. Большое внимание уделялось вынашиванию и рождению первенца, а рождению следующих детей, не придавалось большого значения: «…До войны-то родила пятого ребенка, ну и родила, а нас-то куча, а нам хоть шестого», так говорили в то время. И смерть детей, особенно в больших семьях, также воспринималась обыденно: «… у мамы умерла тройня, старики посочувствовали умерли и умерли, и слава тебе Господи, Бог прибрал. И еще народилось четверо». (8)

Некоторые женщины пытались избавиться от ребенка, еще не родив его: «…делали сами аборты, пили какое-то лекарство, сами его делали, вот и получался выкидыш» (7) Аборты в деревнях осуждали, в таких «девок» или женщин «тыкали пальцем» (8)

Рожали детей, кто где: дома, в бане, на сеновале, в овине, поле. Беременные женщины работали до самых родов, поэтому роды могли застать ее в любом месте: «…одна родила в поле, перегрызла пуповину, оторвала от платка лямку и перевязала пуповину, сняла с себя фартук и нижнюю юбку, завернула ребенка и домой понесла».

В некоторых семьях заведено было рожать детей дома на печке: «…нас мать всех пятерых в доме родила на печке. Нас из дому не выгоняли, дом был большой, и мы сидели в другой комнате» (1) В других - дома рожать было не принято, так как «в доме много народу» (6) и «чтобы в доме не пакостить». Большинство женщин рожали в натопленной бане. (4) Перед родами женщины причащались в церкви. (2) Если беременность приходилась на время поста, то женщинам разрешалось не поститься, постились только сильно набожные. (7)

Роды обычно принимали женщины знающие, их называли повитухи, хотя в некоторых семьях роды должна была принимать свекровь (2) или пожилая соседка. (2) Ребенка повитуха принимала на полотенце (2) или на чистую простыню. Пуповину перевязывала суровой ниткой (3), мыла ребеночка тепленькой водичкой и клала на кутник. (7) Роженицу и ребенка сбрызгивали святой водичкой (3), над новорожденным «что-то читали». Обычно женщину сразу после родов не мыли, «пусть все уложится». В баню ведут через несколько дней, с кем-нибудь, одну не отпускали. Топили баню нежарко, в жаре мыть нельзя. Помоют, попарят и домой приведут. Повитуху в благодарность за труды чем-нибудь одаривали и чай собирали (1): «бабушку Феклу за труды одарили, купили ей отрез на платье, чаем напоили, у ней легкая рука была». (3)

После родин носили «зубки». Соседки (3), все молодые женщины деревни (1), родственники (7) шли с подарками для новорожденного. Обычно в корзине, закрытой полотенцем, несли каши в глиняной плошке, кисель овсяный, блины, булки, у кого что есть: «…уж обязательно несут ближние соседки, как увидят по улице кто с корзиной идет, так и кричат: «Ну, зубки понесла» (5). Также приносили «колпачки» для маленького расшитые, с кружевами, пеленочку домашнего ткачества с кружевами, при этом говорили: «Расти большой да умный, почитай родителей» (2) Зубки несли, чтобы зубки скорее росли и крепкими были, «предсказеня такая была» (1) Роженица гостей поит чаем, а гости поздравляют, здоровья желают: «Со счастливой дочкой. Дай Бог здоровья, счастья, живите долго». В одних семьях ребенка показывали гостям: «…безо всякого ходили и смотрели на маленького», в других не пускали смотреть на ребенка: боялись порчи, сглаза.

Через шесть недель после родов роженица шла в церковь брать очистительную молитву. (1)


Крестины.

«Как только родится ребенок, его старались сразу окрестить. Обычно крестили через два дня (4), некоторые, если ребенок был слабенький, крестили на второй день. Боялись, не дай Бог, умрет некрещеный – это превеликий-превеликий грех, ребенка не отпоют в церкви». (1)

Для крещения ребенка приглашали крестных. Их выбирали из близких, родных людей. Крестные были вторыми родителями ребенка, должны были заботиться о его воспитании. Крестные дарили своим крестникам подарки: «…то рубашонку, то штаны (3), то гостинец какой (7). На свадьбу крестника крестных звали в первую очередь. Крестники должны были почитать крестных, называли их «кока», крестный, крестная.

Одежду для крещения ребенка готовили заранее, лучше сшить новую. А если не было новой одежды, то одевали чистенькую. Обычно одежду для крещения готовила мать (2). «Подкрестешную» рубашонку (1) хранили и берегли. Полотенце, которым вытирали ребенка в церкви, тоже берегли.

Крестили детей в Солтановской церкви. Крестили ребенка под именем, которое ему выбирали родители. В основном выбирали по святцам или по именам близких родственников: бабушек, дедушек, дядей, тетей и т.д. После крестин родители собирали обед, называли – крестины. Хозяйке дома кто-нибудь помогал готовить и собирать стол, так как женщина была еще очень слаба (8). За столом обычно пили чай, могли выпить немного вина (5). На стол собирали, у кого что есть.


Пестование.

После рождения ребенка чаще всего забота о малыше перекладывалась на плечи бабушек или старших детей в семье: «…бабушка нянчилась, а мама нас не знала (5), «…водились старухи, куда им деваться (1)». Взрослые уходили работать и, если не с кем было оставить детей, их оставляли одних. Дети друг друга нянчили: «…всякое бывало, бывало и бедокурили. Один мальчонка остриг свою сестренку, а у ней длинные волосы были». Отцы с детьми не водились: «…мне мама говорила, что батька до году не подойдет к зыбке и не посмотрит кто и как в зыбке, не заглядывал». (5)


^ Предметы младенческого быта.

К рождению ребенка семья готовилась заранее. К моменту родин обязательно готовили пеленки, специальных покупных пеленок не было. Делали их в зависимости от того, как жила семья. Те, кто побогаче, шили пеленки из нового материала (коленкора (5), домотканого (2); в семьях победнее в ход шло все: старые подолы от юбок, платьев (6), старые холсты (5), отцовские рубахи. «…Мама распорола папину рубашку зеленую вот и пеленка». (4) На подкладывание нарвут тряпок, чтоб не пачкали пеленки (5). Пеленки каждый раз не стирали, посушат и дальше ребенка заворачивают (5). На голову шили наголовушники – небольшой кусок материи, прямоугольной формы. Они были простые, отделанные кружевом, вышивкой (7).

Пеленали ребенка долго, чтобы руки и ноги не были кривыми. «Наблюдали за развитием ребенка: если слабенький, то пеленали где-нибудь до году, если крепенький, то распеленывали раньше» (1). Когда подрастет большой, говорили: «Пеленальника на тебя уж не хватает, пора уж распеленывать». (5)

«Покуда ходить не будут, штаны не одевали. Девочки долго ходили без штанов, а ребятишкам маленьким сошьют штаны на лямочке без середыша, чтоб не пачкали. «Не парились в штанах как сейчас, не запаривали себе ничего, не было в деревне бесплодных мужиков». (5) Чтобы у ребенка не мерзли ножки, вязали носочки из овечьей шерсти обязательно с ниточкой из льняной пряжи. Когда ребенок начинает «дыб» стоять, приготовляли тапочки из шерсти с льняной ниткой.

Для сна и укачивания ребенка в каждом доме были колыбельки, их называли по-разному: люлька (6), зыбка (4), зыбы (2), зыбыльня (3). Зыбки были разных видов, у кого какая, сложные по конструкции и простые. В основном зыбки были сделаны из луба, выгнуты овалом с одной стороны пошире, с другой поуже. Места скрепления проколоты и связаны веревками из лыка. К люльке тоже веревками из лыка крепились два обруча из черемухи, их называли переколодки. (7) На них на дно люльки клали тонкие дощечки. Вверху к обручам привязывали веревки. Люльку прикрепяли к оцепу – длинной палке, которая прикреплялась под потолком в железное кольцо или в перегородку, кто побогаче люльку вешали на пружину, привинченную к потолку. (7)

Когда ребенок учился ходить, «его качало, дрожали коленки», говорили, что нужно «страх перерезать». Брали острый нож и перед ребенком на полу прочерчивали линию: «…одна бабка взяла нож и перед сыном перерезала страх, он и начал быстро ходить, перестал бояться». (1)

При болезнях детей лечили их в основном народными средствами, в больницу обращались редко. Если у ребенка качался молочный зуб, его привязывали суровой ниткой и поступали следующим образом: «…бабка зажмет ребенка между ног, а дед второй конец нитки привяжет к дверной ручке, резко дернет дверь, зуб и выпадет. Потом зуб бросали на печку мышке и приговаривали: «На тебе, мышка, зуб гнилой, а Коленьке дай здоровый». (9) Если у ребенка простуда, запаривали малину и давали настой ребенку; если кашель – запаривали сенную труху, нагревали камень. клали его в труху, накрывали ребенка и кастрюлю одеялом и прогревали; если понос – запаривали чернику; если запор – давали бруснику; против чесотки мазали дегтем тряпочку и обвязывали ею ребенка; если рана – привязывали подорожник; если что-то попадало в глаз – заворачивали веко и доставали мусоринку языком (1) . Глаза промывали святой водой (2). Если «загрызет пупок у ребенка» - прикладывали траву жимолости или ставили пустой глиняной горшок и давили на живот; если была щетинка на спине (жесткие черные волоски), ребенок «корежился», беспокоился, то его несли в баню, распаривали, спинку сбрызгивали грудным молоком, растирали против щетинок, что-то приговаривали, волоски и выпадали. (2). В деревнях были бабки, которые заговаривали болезни. К ним детей водили или возили даже в соседние деревни и районы (4).

Потешки.


Знакомство с детским фольклором начиналось с первых дней жизни ребенка. Взрослые замечали, под какие слова и напевы дети лучше засыпали. Повторяли их, запоминали, передавали следующим поколениям. Слова в них ласковые, певучие, нет резких взрывных звуков.


Люли, люли, люленьки,

Прилетели гуленьки

И садились в люленьку.

Стали плакать, горевать,

Чем нам Катеньку питать.

Сахаром да пряничком,

Да садовым яблочком. (10)


Матерям редко приходилось укачивать свое дитя, чаще старшие дети или бабушки водились с младшими. И это отражается в старинной колыбельной песенке:

Ангелы-хранители,

Где вы Катю видели?

Катю видели в раю,

Лежит на самом на краю.

Не ложись, Катя, на край,

С краю скатишься,

Мамы хватишься.

Скоро мамонька придет,

Гостинцы Кате принесет.


Приговор (при окатывании в бане последний раз):

С гуся вода, с младенца Ванюшки – вся худоба.


Или

Вода стекла – все снесла,

Все хворости, все долести, все скорбости останьтеся в баньке


Разворачивают ребенка, поглаживают его по животу и говорят:

Потягунюшки, порастунюшки,

Поперек толстунюшки, а в ножки ходунюшки,

А в ручки хватунюшки, а в рожок - говорок,

А в голову - разумок.

Чтобы болезни к деткам не приставали, парили в бане и приговаривали:

«Шуронька парится,

Христу Богу молится,

Матушка, Пресвятая Богородица

Дай Шуроньке здоровьица».


Когда нянчились, приговаривали:

Мать, Пресвятая Богородица

Со своими детками водилась,

Никакой маяты не знала,

Так и мне, Анне, водиться,

Никакой маяты не знать.


При болезни ребенка выходили утром и, начиная,с востока говорили на все 4 стороны, веря, что Господь Бог поможет:

Небесный батюшка,

Бог- батюшка!

Спаси, сохрани и помилуй

Младенца Николая!

Дай ему здоровьица

Во имя Отца, Сына, Святаго Духа! Аминь (11)


^ Купая ребенка, приговаривали:

Куда вода, туда и хворотьба

На пустой лес, на большую воду,

Под гнилую колоду.

Воденочка книзу

А (имя ребенка) все кверху!


Воденка текучая. (имя ребенка) растучая.


^ Чтобы успокоить плачущего ребенка, ему поют:

Ай, не плачь, не плачь, не плачь,

Я куплю тебе калач

Если будешь плакать-

Мама купит лапоть.

Если ребенок ушибется и плачет, то потирают ушибленное место медным пятачком или просто потирают и приговаривают:

У киски боли, у собачки боли

А у Манюшки заживи!


Еще приговаривали:

Шла баба из-за моря.

Несла себе здоровья,

Тому, сему маленько

А (имя ребенка) все подала.


Когда ребенок начинал ходить и, падая, хватался за мамину юбку, приговаривали:

У нас Ванюшка вежливый,

В решете молиться езживал.

На раскате раскатился

И за мамочку схватился. (12).


Список информантов и мест записи:

1.Баранова М.Н.,1924 г.р. (д. Боярское)

2.Слащева Е.И., 1914 г.р. (д. Глебово)

3.Курочкин А.А., 1930 г.р. (с. Солтаново)

4.Михалева Е.Г., 1918 г.р. (с. Солтаново)

5.Наплавкова З.С., 1925 г.р. (с. Солтаново)

6.Нечаева М.Ф., 1928 г.р. (с. Солтаново)

7.Сполохова И.И., 1924 г.р. (с. Солтаново)

8.Третьякова А.С., 1917 г.р. (с. Солтаново)

9.Трескина А.Я 1933 г.р. (с. Солтаново)

10.Попова Анна Ивановна, 1915 г.р. (пос. Школьный)

11.Буслаева Надежда Алексеевна, 1928 г.р. (пос. Школьный)

12.Никитина Августа Ивановна, 1924 г.р. (д. Кривцово)


Крестьянские промыслы и ремесла


Рассказ Гусевой Манефы Васильевны (1926 г.р., уроженки д. Хребтово Усть-Нейской с/а, проживает в д. Григорьевское Юркинского с/с Макарьевского района) о выращивании и переработке льна, ткачестве (запись сделана 25 января 2001 г. Бухариной Татьяной Владимировной художественным руководителем Ивакинского СДК адрес д. Ивакино Юркинская с/а).

«Раньше-то льном только и жили, и одевались, и кормились. Землю делили пополам, соток на двадцать, и обрабатывали иё единолишно. Сперва землю вспашут, закультивируют бороной с острыми зубьями, борона-то была деревянной, и выжидают, когда земелька наберет сил. А узнавали, спорая ли земля к севу, так: брали землю в кулак. Ежели земелька рассыпалась, значит, пора сиять, а ежели земля оставалась комом, она не готова к севу. На будущий год на картофельные поля сияли лен. То, што в картошку клали навоз, перепрелый, то и на лен: навоз согревал и удобрял землю. Когда вспашут, потом сиют да добавляют пепел. Так как в пепле много азоту, лен вырастёт долгой. Сохраненный лен за год сдавали по госдоставке. Из десяти иль двадцати кирбей сдавали четвертую и пятую части, остатки сияли сами. Лён вытеребить, высушить, обколотить да три недильки дать облежатьса, потом помять на чердаке- -и ему ничего не будёт за весь год. А симя хранили в погребах, в житницах.

Сеяли лен в праздник Елены Льницы. Празновали ево 3 июня. Перед приходом на поле читали молитву с выходом:

"Господи, Елена Льница, благослови миня

И лен мой, штоб был справной, долгой".

Когда сияли приговаривали: "Уродися, ленок, не низок, не высок. А если высок, так што б покрыл мой хохолок". После посева ходили вокруг поля с иконами целыми табунами, приговаривали: "Уродися ленок, долгой, шелковистой, штоб хорошой был к долгунцу". Сеяли рукам из лукошка. Лукошко большое, с ремнем на шею надевалось. Берешь горсь, размахиваёшь рукой и всю горсь симян брякаешь о лукошко, и все симя ровно падаёт на зимлю. Сияли с утра и до вечера, но и домашним делам занимались. Мужики делали бороны да сани и правили хозяйством, бабы тоже были при деле, и огород, и скотиной управляли, и домашние дела делали.

Когда подрастал лен, ходили полоть дрян. Выдерьгаешь траву, и лен стоит, как свечка. Долгой да светлой, как восковой. Насекомых не было, и не знали што такое. Правда, опосля была черная блошка, так иё обсыпали пеплом, она и пропадала. Приспосабливались люди так: перед посевом льна сияли клевер, а после клеверу и дряну не было, и блошка исчезала. Когда лен зацветал, на полях красота была. Лен не заставишь само собой цвести, за ним нужон уход да пригляд. Если земля удачная да ухоженная, то и цвет хороший.

Опридиляли лен по восковой спелости. Если лен желтой, как свечка, пора убирать. Ежели лен зеленой, значит не теребят, не трогают. А приходило вримя убирать лен, так убирали всей семьей. На одну полосу вставали по три человека, и каждой шел свой порядок. Взойдет в головку, начинали ево теребить, а теребили в пучок и ставили в "бабочки", по-другому, называлися в кобылы. Штук по двадцить поставишь, а то и больше. Эти кучки по-другому, назывались "снопы". В снопах лен доходил до готовности. Их ставили ровней, штобы одинаково сох. Высохший сноп назывался "кладушечкой". Затем эти снопы обмолачивали. Обмолоченные снопы расстилали на зимлю и три недили вылеживались. Потом этот лен снимали и связывали в вязанки. Их отправляли под навес. Там ево сортировали от травы. Потом возили в бани и на печке там сушили. Дрова, которыя возили для сушки, назывались овинником.

Затем лен мяли по ночам в бане. На деривянной мяльнице. Начинали мять с комля, а потом вершинку. Изомнешь - и на трепало. Волокно делаетса шолковистое, светлое. Оставшийся колоколец шол скотине. А симя на масло и на симена для следущего года. На масло симя толкли, называлось "пухом". Ево клали в корчагу, наливали воды и парили в печке. Из печки вынимали и в маслобойню. После этого оставались выжимки, жмыхи, али по другому - дуранда. Иё ставили в печь и добавляли в хлеб и скотине. Потом все это ели, ничего не выкидывали. При уборке льна пели песню "Жала Маша полосу…" При просушке льна оставалося мяльё-труха. Иё выкидывали. Отделяли волокно, оставалася костика. Оставшоеся отрепье - паклю пряли на грубую нить для витья веревок. А куделя шла на пробивку домов. Оставшоеся волокно сворачивали в куколку. Иё откладывали до зимы, а потом пряли одёжу.

Пряли на прялках и накручивали на веретене. А пряли на самопрялках, это прялка с колесами и педалью. На педаль нажмешь ногой, нить сама и скручиваётся. Свивали нить правой рукой, а теребили левой. Через колцо (шест), приделанный в потолке, пропускали две нити. Клубок опускали в кринку, а другой конец нити накручивали на веретене. И посыпали, то есь веретино крутили, и нить скручивалась. Такая нить называлась мотой.

Полученную нить отбеливали в пеплу и в печи. Золу разведешь в воде и в печь парить поставишь вместе с нитью. И так делали по нескольку раз. А потом мыли раз по двенадцать на ричке. Потом сматывали в мотушки. Мотушки высушивали и отхлапывали, штобы пыли и золы не оставалось. Нить белая делается. Опосля эту ниточку красили. А красили-то елоховой шишкой и дубовой корой. Кору соскабливали, а шишки отдиляли от веток. Потом все это ставили в печь жарить и опускали нить. Нитка делалась красной. Также собирали белую глину. Нить делалась грязно-белова цвету.

Из такой нити плели кушаки, ремни. Ткали соски для дитей. Такая ткань называлась "ряднина". Матерьял был очень редкой, как марля. Али по-другому называлася "однозубка". Свертывали в тонкую полоску и туда клали кашу. Робёнок сосал. Все это плели на дощечках. Из ткани, перебратой на досках, шили скатерти. Перебратой тканью называлось потому, што нить менялась. Одна была нить белая, а другая красная. Ширина такой ткани была четыре пасмы. Пасма - это опредилённоё количество нитей, намотанных на "воробы". Смотали нить - и на мотовило, а потом на трубицу, с трубицы на сновальни. Сновальня - это четыре столба. Ставили их на сараях, и нить навивали на эти столбы. Такжо ткали онушницы. Ширина онушницы сорок сантиметров. Длина исчислялась холстам. Ряднина шла и для штанов, пижам, тостовок. Ширина иё пятьдесят-шестьдесят сантиметров, длина тоже исчислялася холстам в двенадцать метров.

Ищё ткали ткань, называлась "навины". Эта ткань собиралась по двенадцать стен, или, по-простому, шестьдесят метров в длину. Из новины шили рубашки, подставы. Подстава - это нижняя женская юбка. На новинах носили покойника, но не кажнова, а только молодых и незамужних девушок. И только тех, кто был побогаче. Этот вынос на новинах щитался за чесь, што девушка оставалась чесной, невинной. Остальных покойников выносили на носилках. На новинах ищё и народившовося робёнка крещали и выносили в великия празники. Из новины шили и полотинца. На нем делали декор, украшали рюшами. Эти рюши перебирали на специальных дощечках.

Ткацкий станок в народе называли "стан". На нем и ткали все полотно. И для полотинец, и для салфеток на столы. Ищё ткали постели, половики. Штобы собрать ткацкой стан, надобно большое уменье. Да и одному человеку собрать ево очень трудно, порой весь динь прособираешь. Ведь к нему немало всяких приспособлений прилагается. Такия, как навой, пришва, притужальник, подножки, бердо, доски, целнок, цевки, сучила. Собрав все это в одно целое, можно соткать немало нужных вещей. Глядя у сибя на вещи, сотканные изо льна, диву даёшься, как можно все забыть и как мы неблагодарны нашим предкам. Но все же хочетса верить, што когда-нибудь ище все это возродится».


ОЕФФ ОДНТ. Н 290. Разова Н.Н. Льноводство, домашнее прядение и ткачество. – Макарьев, 2001.


Диапазон историко-краеведческой работы очень широк и каждый человек может выбрать ту грань, которая наиболее отвечает устремлению его души. А, возвращаясь к истокам, можно увидеть, что русские люди всегда жили в труде, вере и терпимости. Многое выпало на долю наших предков, но их вера, надежда и любовь смогли превозмочь все беды и разрушения. И, может быть, изучение нашей истории и есть залог будущего мира и благополучия. А благоденствие и расцвет государства Российского неразрывно связаны с духовным преображением человека.



1Информация о храмах дается по справочнику: Краткие статистические сведения о приходских церквах Костромской епархии: Справочная книга/Изд. Костромских епархиальных ведомостей. – Кострома, 1911.




Скачать 257,5 Kb.
оставить комментарий
Дата16.10.2011
Размер257,5 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх