Курс: История государства и права зарубежных стран Тема Государство и право в странах средневекового Востока icon

Курс: История государства и права зарубежных стран Тема Государство и право в странах средневекового Востока


Смотрите также:
Курс: История государства и права зарубежных стран Тема Государства и право стран средневекового...
План лекции. История государства и права зарубежных стран как наука и учебная дисциплина...
Курс: История государства и права зарубежных стран Тема Государство и право в странах...
Учебно-методический комплекс по дисциплине история государства и права зарубежных стран для...
Курс: История государства и права зарубежных стран Тема Государство и право в странах...
Курс: История государства и права зарубежных стран Тема Государство и право в странах...
Тематический план по дисциплине «История государства и права зарубежных стран» для студентов 1...
Рабочая программа учебной дисциплины б 3 «История государства и права зарубежных стран»...
Рабочая программа учебной дисциплины б 3 «История государства и права зарубежных стран»...
Протокол №2 от «27» сентября 2010 года Вопросы для подготовки к экзамену по дисциплине «История...
Курс История государства и права зарубежных стран Тема государство и право в новое время л 27...
Учебная программа (Syllabus) Дисциплина: история государства и права зарубежных стран...



Загрузка...
скачать
Московский экономико-правовой институт


Кафедра государственно-правовых дисциплин




Курс:

История государства и права зарубежных стран


Тема 4. Государство и право в странах

средневекового Востока.


Лекция 16: Арабский халифат и мусульманское право.


План лекции:


1. Арабский халифат.


  1. Мусульманское право



Москва 2004

  1. Арабский халифат.


Халифат как средневековое государство сложился в результате объединения арабских племен, центром рассе­ления которых являлся Аравийский полуостров.

Характерной чертой возникновения государственности у арабов в VII в. была религиозная окраска этого процесса, который сопровождался становлением новой мировой ре­лигии — ислама. Политическое движение за объединение племен под лозунгами отказа от язычества, многобожия, объективно отражавшее тенденции зарождения нового строя, получило название "ханифского".

Поиски проповедниками-ханифами новой истины и но­вого бога, происходившие под сильным влиянием иудаиз­ма и христианства, связаны прежде всего с именем Му­хаммеда. Мухаммед (около 570—632 гг.), разбогатевший вследствие удачного брака пастух, сирота из Мекки, на которого "снизошли откровения", записанные затем в Ко­ране, провозгласил необходимость установления культа единого бога — Аллаха (Ислам в переводе с арабского и означает "предание себя" Богу) и нового общественного порядка, исключавшего племенную рознь. Главой арабов должен был стать пророк — "посланник Аллаха на земле".

Призывы раннего ислама к социальной справедливос­ти (ограничению ростовщичества, установлению милосты­ни беднякам, освобождению рабов, честности в торговле) вызвали недовольство племенной купеческой знати "откро­вениями" Мухаммеда, что вынудило его бежать с группой ближайших сподвижников в 622 году из Мекки в Ясриб (по­зднее — Медина, "город Пророка"). Здесь ему удалось за­ручиться поддержкой различных социальных групп, вклю­чая кочевников-бедуинов. Здесь же была возведена первая мечеть, определен порядок мусульманского богослужения.

Мухаммед утверждал, что исламское учение не про­тиворечит двум уже ранее распространенным монотеисти­ческим религиям — иудаизму и христианству, но только

подтверждает и уточняет их. Однако уже в то время стало ясно, что ислам содержит и нечто новое. Достаточно от­четливо проявилась его жесткость, а порой и фанатичная нетерпимость в некоторых вопросах, особенно в вопросах власти и права на власть. Согласно доктрине ислама, власть религиозная неотделима от светской и является основой последней, в связи с чем ислам требовал одинаково безус­ловного повиновения, богу, пророку и "тем, кто имеет власть".

В течение десяти лет, в 20—30-х гг. VII в. была завер­шена организационная перестройка мусульманской общи­ны в Медине в государственное образование. Сам Мухам­мед был в нем духовным, военным предводителем и судьей. С помощью новой религии и военных отрядов общины на­чалась борьба с противниками новой социально-политичес­кой структуры.

Ближайшие родственники и сподвижники Мухаммеда постепенно консолидировались в привилегированную груп­пу, получившую исключительное право на власть. Из ее рядов после смерти пророка стали выбирать новых едино­личных вождей мусульман — халифов ("заместителей про­рока") (Некоторые группировки исламской родовой знати образовали оппозиционную группу шиитов, которая признавала право на власть только по наследству и только за потомками (а не сподвижниками) пророка.). Первые четыре халифа, так называемые "правед­ные" халифы, подавили недовольство исламом среди опре­деленных слоев и завершили политическое объединение Аравии. В VII — первой половине VIII в. были завоеваны огромные территории из бывших византийских и персидс­ких владений, включая Ближний Восток, Среднюю Азию, Закавказье, Северную Африку и Испанию. Арабское войс­ко вступило и на территорию Франции, но было разбито рыцарями Карла Мартелла в битве при Пуатье в 732 г.

В истории средневековой империи, получившей назва­ние Арабский халифат, обычно выделяют два периода: дамасский, или период правления династии Омейядов (661— 750 гг.), и багдадский, или период правления династии Аббассидов (750—1258 гг.), которые соответствуют и основ­ным этапам развития арабского средневекового общества и государства.

^ Исламское государство. Развитие арабского общества подчинялось основным закономерностям эволюции восточ­ных средневековых обществ, при определенной специфике действия религиозных и культурно-национальных факто­ров.

Характерными чертами мусульманского общественно­го строя были доминирующее положение государственной собственности на землю с широким использованием рабс­кого труда в государственном хозяйстве (ирригация, руд­ники, мастерские), государственная эксплуатация кресть­ян посредством ренты-налога в пользу правящей верхуш­ки, религиозно-государственная регламентация всех сфер общественной жизни, отсутствие четко выраженных со­словных групп, особого статуса у городов, каких-либо сво­бод и привилегий.

Поскольку юридическое положение личности опреде­лялось вероисповеданием, на первый план выступили раз­личия в правовом статусе мусульман и немусульман (зиммиев). Первоначально отношение к покоренным немусуль­манам отличалось достаточной терпимостью: они сохраня­ли самоуправление, свой язык и собственные суды. Однако со временем их приниженное положение становилось все более очевидным: их взаимоотношения с мусульманами рег­ламентировались мусульманским правом, они не могли всту­пать в браки с мусульманами, должны были носить отлича­ющую их одежду, снабжать арабское войско продуктами, уплачивать тяжелый поземельный налог и подушную по­дать. Вместе с тем политика исламизации (насаждения но­вой религии) и арабизации (расселения арабов на покорен­ных территориях, распространения арабского языка) осу­ществлялась быстрыми темпами без особого принуждения со стороны завоевателей.

На первом этапе развития халифат представлял собой относительно централизованную теократическую монархию. В руках халифа была сосредоточена духовная (имамат) и светская (эмират) власть, которая считалась неделимой и неограниченной. Первые халифы избирались мусульманс­кой знатью, однако довольно быстро власть халифа стала передаваться по его завещательному распоряжению.

В дальнейшем главным советником и высшим должно­стным лицом при халифе стал визирь. Согласно мусуль­манскому праву, визири могли быть двух типов: с широкой властью или с ограниченными полномочиями, т. е. только исполняющие приказания халифа. В раннем халифате обыч­но практиковалось назначение визиря с ограниченной вла­стью. К числу важных чиновников при дворе относились также начальник личной охраны халифа, заведующий по­лицией и особый чиновник, осуществляющий надзор за другими должностными лицами.

Центральными органами государственного управления являлись специальные правительственные канцелярии — диваны. Они оформились еще при Омейядах, которые вве­ли и обязательное делопроизводство на арабском языке. Диван военных дел ведал оснащением и вооружением ар­мии. В нем велись списки людей, входивших в состав по­стоянного войска, с указанием получаемого ими жалова­нья или размеров пожалований за военную службу. Диван внутренних дел контролировал финансовые органы, заня­тые учетом налоговых и иных поступлений, с этой целью собирал необходимые статистические сведения и пр. Осо­бые функции выполнял диван почтовой службы. Он зани­мался доставкой почты и государственных грузов, руково­дил строительством и ремонтом дорог, караван-сараев и колодцев. Более того, это учреждение фактически выпол­няло функции тайной полиции. По мере расширения фун­кций арабского государства усложнялся и центральный го­сударственный аппарат, росло общее число центральных ведомств.

Система местных органов государственного управле­ния на протяжении VII—VIII вв. претерпевала значитель­ные изменения. Первоначально местный чиновничий аппа­рат в покоренных странах оставался нетронутым, сохраня­лись и старые методы управления. По мере упрочения вла­сти правителей халифата произошло упорядочение местной администрации по персидскому образцу. Территория хали­фата была разделена на провинции, управляемые, как пра­вило, военными наместниками — эмирами, которые были ответственны только перед халифом. Эмиры обычно назна­чались халифом из числа своих приближенных. Однако были и эмиры, назначенные из представителей местной знати, из бывших правителей завоеванных территорий. В ведении эмиров находились вооруженные силы, местный админис­тративно-финансовый и полицейский аппарат. Эмиры име­ли помощников — наибов.

Мелкие административные подразделения в халифа­те (города, селения) управлялись должностными лицами различных рангов и наименований. Нередко эти функции возлагались на руководителей местных мусульманских ре­лигиозных общин — старшин (шейхов).

Судебные функции в халифате были отделены от ад­министративных. Местные власти не имели права вмеши­ваться в решения судей.

Верховным судьей считался глава государства — ха­лиф. В целом же отправление правосудия было привиле­гией духовенства. Высшую судебную власть на практике осуществляла коллегия наиболее авторитетных богословов, которые одновременно являлись правоведами. От имени халифа они назначали из представителей духовенства ни­жестоящих судей (кади) и специальных уполномоченных, которые контролировали их деятельность на местах.

Правомочия кади были обширны. Они рассматривали на местах судебные дела всех категорий, наблюдали за исполнением судебных решений, осуществляли надзор за местами заключения, удостоверяли завещания, распреде­ляли наследство, проверяли законность землепользования, заведовали так называемым вакуфным имуществом (пере­данным собственниками религиозным организациям). При вынесении решений кади руководствовались прежде всего Кораном и Сунной и решали дела на основе их самостоя­тельного толкования. Судебные решения и приговоры кади, как правило, были окончательными и обжалованию не под­лежали. Исключение составляли случаи, когда сам халиф или его уполномоченные изменяли решение кади. Нему­сульманское население обычно подлежало юрисдикции судов, состоящих из представителей своего духовенства.

Большая роль армии в халифате определялась самой доктриной ислама. Основной стратегической задачей хали­фов считалось завоевание территории, населенной нему­сульманами, путем "священной войны". Принимать в ней участие обязаны были все совершеннолетние и свободные мусульмане, но в крайнем случае разрешалось нанимать для участия в "священной войне" и отряды "неверных" (не­мусульман).

На первом этапе завоеваний арабская армия представ­ляла собой племенное ополчение. Однако необходимость укрепления и централизации армии вызвала ряд военных реформ конца VII — середины VIII в. Арабская армия ста­ла состоять из двух основных частей (постоянного войска и добровольцев), и каждая находилась под командованием особого полководца. В постоянном войске особое место за­нимали привилегированные воины-мусульмане. Основным родом войск была легкая конница. Арабская армия в VII — VIII вв. в основном пополнялась за счет ополченцев. Наемничество в это время почти не практиковалось.

Огромная, состоящая из разнородных частей, средне­вековая империя, несмотря на объединяющий фактор ис­лама и авторитарно-теократические формы осуществления власти, не смогла долгое время существовать как единое централизованное государство. Начиная с IX в. в государ­ственном строе, халифата происходят значительные изме­нения.

Во-первых, произошло фактическое ограничение свет­ской власти халифа. Его заместитель, великий визирь, опи­раясь на поддержку знати, оттесняет верховного правителя от реальных рычагов власти и управления. К началу IX в. страной фактически стали управлять визири. Не отчиты-ваясь перед халифом, визирь мог самостоятельно назна­чать высших государственных чиновников. Духовную власть халифы стали разделять с главным кади, руководившим судами и образованием.

Во-вторых, в государственном механизме халифата еще больше возросла роль армии, ее влияние на полити­ческую жизнь. На смену ополчению пришла профессиональ­ная наемная армия. Создается дворцовая гвардия халифа из рабов тюркского, кавказского и даже славянского про­исхождения (мамлюки), которая в IX в. становится одной из главных опор центральной власти. Однако в конце IX в. ее влияние усиливается настолько, что гвардейские вое­начальники расправляются с неугодными халифами и воз­водят на престол своих ставленников.

В-третьих, усиливаются сепаратистские тенденции в провинциях. Власть эмиров, а также местных племенных вождей становится все более независимой от центра. С IX в. политическая власть наместников над управляемыми тер­риториями становится фактически наследственной. Появ­ляются целые династии эмиров, в лучшем случае призна­вавших (если они не были шиитами) духовный авторитет халифа. Эмиры создают свое войско, удерживают в свою пользу налоговые поступления и таким образом превраща­ются в самостоятельных правителей. Укреплению их влас­ти способствовало и то, что сами халифы предоставляли им огромные права для подавления усиливающихся осво­бодительных выступлений.

Распад халифата на эмираты и султанаты — неза­висимые государства в Испании, Марокко, Египте, Сред­ней Азии, Закавказье — привел к тому, что багдадский халиф, оставаясь духовным главой суннитов, к Х в. фак­тически контролировал лишь часть Персии и столичную территорию. В Х и XI вв. в результате захвата Багдада различными кочевыми племенами халиф дважды лишался светской власти. Окончательно восточный халифат был за­воеван и упразднен монголами в XIII в. Резиденция халифов была перенесена в Каир,/в западную часть халифата, где халиф сохранял духовное лидерство среди суннитов до начала XVI в., когда оно перешло к турецким султанам.


^ 2. Мусульманское право.

Особенности становления и развития мусульманско­го права. Одним из наиболее крупных явлений в средневе­ковой цивилизации на Востоке стало мусульманское пра­во (шариат). Эта правовая система, которая со временем приобрела мировое значение, возникла и оформилась в рамках Арабского халифата. Процесс ее развития был тес­но связан с эволюцией арабской государственности от не­большой патриархально-религиозной общины в начале VII в. (при пророке Мухаммеде) до одной из крупнейших импе­рий VIII—Х вв. при династиях Омейядов и Аббасидов.

После падения Арабского халифата мусульманское право не только не потеряло свое былое значение, но приобрело как бы "вторую жизнь" (подобно римскому пра­ву в средневековой Европе) и стало действующим правом в целом ряде средневековых стран Азии и Африки, приняв­ших в той или иной степени ислам (Египет, Индия, Отто­манская империя и т. д.).

Мусульманское право вобрало в себя многие элементы предшествующих правовых культур Востока, в частности правовые обычаи и традиции, действовавшие в доисламской Аравии и на завоеванных арабами территориях. Так, при Омейядах некоторое время продолжало применяться право сасанидского Ирана, Византии, а также частично и римское право. Все эти источники оказали некоторое, хотя внешне и малозаметное влияние на становление шариата, символизи­руя тем самым связь восточной и западной цивилизаций. Но не они определили в конечном счете неповторимость и свое­образие шариата как самостоятельной и оригинальной право­вой системы. Исключительно важную роль в становлении шариата сыграла деятельность Мухаммеда и первых четырех так называемых праведных халифов, при которых путем тол­кования заповедей, высказываний и поступков пророка были составлены священные книги мусульман — Коран и Сунна.

Шариат с самого начала сложился и развивался (по крайней мере в первые два века) как строго конфессиональное право. Оно было органически слито с теологией ислама, пронизано его религиозно-этическими представ­лениями. Согласно исламу, правовые установления рассмат­риваются в качестве частицы единого божественного по­рядка и закона, которым управляется мир. Особенно на первых порах шариат в целом и его собственно доктринально-нормативная часть (фикх) вобрали в себя не только правовые установления, но и религиозную догматику и мораль.

Такая слитность (синкретизм, нерасчлененность) шариата нашла свое специфическое выражение в том, что его нормы (правила, предписания), с одной стороны, регу­лировали общественные ("человеческие") отношения, а с другой — определяли отношения мусульман с Аллахом (ибадат). Введение в шариат божественного проведения и ре­лигиозно-нравственного начала нашло свое отражение в своеобразии правопонимания, а также оценке правомер­ного и неправомерного поведения. Так, тесная связь права с теологией ислама нашла свое выражение в установлении в шариате пяти видов действий мусульманина, которым придавался в равной мере правовой и морально-религиоз­ный смысл: обязательные, рекомендуемые, дозволенные, предосудительные, но не влекущие за собой применения наказания, запрещенные и подлежащие наказанию. При­знание божественного предопределения в шариате с неиз­бежностью породило и большую значимость вопроса о сво­боде воли мусульманина и ее пределах. Столкнувшиеся по этому поводу религиозно-философские школы заняли раз­ную позицию. Так, одна из этих школ (джабариты) вообще отрицала свободу воли человека.

Для шариата, особенно на первых стадиях его разви­тия, характерно внимание не к правам мусульманина, а к его обязанностям по отношению к Аллаху. Нормы, содер­жащие такие обязанности, достаточно широко представ­лены в шариате и они определяли всю жизнь правоверно­го мусульманина (ежедневное совершение молитвы, со­блюдение поста и правил захоронения и т. д.). Не случайно особенностью норм, .составляющих шариат, является то, что они применяются только к мусульманам и в отношени­ях между мусульманами. Раннему исламу и шариату были присущи установления (нормы), восходящие еще к общин­ному строю, содержащие элементы коллективизма, мило­сердия, заботы о калеках и иных обездоленных. Но в шариате нашли свое отражение и представления о бессилии человека перед богом, о вытекающей отсюда созерцатель­ности и покорности. В Коране особенно подчеркивалась необходимость для мусульманина проявлять терпение и смирение: "Терпите, ведь Аллах с терпеливыми". Та­ким же образом в шариате закреплялась обязанность му­сульманина подчиняться халифу и государственной влас­ти: "Повинуйтесь Аллаху и повинуйтесь посланнику и об­ладателям власти среди Вас".

Мистико-религиозная оболочка шариата обусловила большое своеобразие составляющих его собственно право­вых конструкций и понятий, тормозила формирование в нем рационалистических начал и логически обоснованной внутренней системы, как это имело место в римском пра­ве. Однако к VIII—IX вв., когда шариат перерастает рамки патриархально-общинного и племенного восприятия мира и сталкивается с феодализирующимися общественными отношениями, он, благодаря активной деятельности мусуль­манских богословов-правоведов, все в большей степени дви­жется от божественного правопонимания к рационалисти­ческому, от казуальных методов выведения правовых норм — к логико-системным. Мусульманские ученые-юри­сты, не порывая с основополагающими и традиционными началами шариата, выработали целую серию новых право­вых доктрин и норм (фикх), имеющих сугубо юридическую природу. Из них особую известность и авторитет в мусуль­манском мире приобрели Абу Ханифа, получивший титул "великого учителя" (умер в 767 году), Малик ибн Анас (умер в 795 году), Мухаммед ибн Идрис Шафии (умер в 820 году), Ахмед ибн Ханбаль (умер в 855 году).

Доктринальная разработка мусульманского права уче­ными-юристами, внося в него логико-рационалистическое начало и имея своим следствием создание огромной массы новых правовых норм (усложнение фикха), не означала разрыва с классическим исламом, выраженным в Коране и в Сунне. Наоборот, презюмировалось, что такие новые нормы и доктрины являются истинными, идущими от ор­тодоксального ислама, если только они не извращены в самой судебной практике муфтиев и муджтахидов. Таким образом, в шариате сформировались представления о том, что ислам дает нормативные ориентиры на все случаи жизни и что правильное следование ему исключает возможность внутреннего противоречия между правовыми нормами, даже если внешне они исключают друг друга.

Одной из характерных черт средневекового мусуль­манского права (особенно в первые века) была его относительная целостность. Вместе с представлениями о едином боге — Аллахе — утвердилась идея единого правового порядка, имеющего универсальный характер. Более того, возникнув первоначально на Аравийском полуострове, мусульманское право по мере расширения границ халифата распространяло свое действие на новые территории.

Но оно на первый план выдвигало не территориальный, а конфессиональный принцип. Мусульманин, находясь в любой другой стране (например, с торговыми целями), должен был соблюдать шариат, сохранять верность исламу. Постепенно с распространением ислама и превращением его в одну из основных религий мира шариат стал своеобразной мировой системой права. Это заметно отличало его от права западноевропейских средневековых государств, для которого были характерны такие черты, как партикуляризм, ограни­ченные сферы действия, внутренняя несогласованность и т.д.

Как конфессиональное право шариат отличался и от канонического права в странах Европы в том отношении, что он регулировал нестрого очерченные сферы общественной и церковной жизни, а выступал в качестве всеохватывающей и всеобъемлющей нормативной системы, утвердившейся в целом ряде стран Азии и Африки. Со вре­менем нормы шариата вышли далеко за пределы Ближне­го и Среднего Востока, распространили свое действие на Среднюю Азию и часть Закавказья, на Северную, а также частично Восточную и Западную Африку, на ряд стран, Юго-Восточной Азии. Однако столь бурное и широкое распространение ислама и шариата повлекло за собой и все большее проявление в нем местных особенностей и разли­чий при толковании отдельных правовых институтов и ре­шений конкретных правовых споров. Так, со временем с утверждением двух главных направлений в исламе соот­ветствующим образом произошел раскол в шариате, где наряду с ортодоксальным направлением (суннизм) возник­ло и другое направление — шиизм, которое вплоть до настоящего времени имеет доминирующие позиции в Ира­не, а также частично в Ливане и Йемене. Противоборство между этими направлениями нашло свое закрепление и в правовых нормах, касающихся самых разных сторон жиз­ни государства и общества. Так, в шиизме предусматрива­ется правовой порядок передачи государственной власти по наследству, сосредоточение светского и религиозного ав­торитета в руках духовных лиц — имамов, считавшихся непогрешимыми. Более того, шииты признавали только те предания о пророке Мухаммеде, в том числе являвшиеся для них правовыми указаниями, которые восходили к пос­леднему праведному халифу — Али.

Постепенно и сторонники ортодоксального направле­ния шариата (сунниты) сгруппировались в четыре основ­ных толка (мазхаба), представлявших собой по существу самостоятельные правовые школы, связанные с именами перечисленных выше четырех виднейших мусульманских правоведов: ханифиты, маликиты, шафииты, ханбалиты. Наиболее распространенный из них ханифитский мазхаб (от Абу Ханифа) имел своих последователей прежде всего в таких странах, как Египет, Турция, Индия, а также на территории нашей страны.

Деятельность основных школ-мазхабов способствовала дальнейшему развитию мусульманского права, рациональ­ному осмыслению новых явлений общественной жизни, выработке целого ряда абстрактных правил, отказу от не­которых явно устаревших ("пережиточных норм"). Но по­степенно углублялись противоречия и расхождения между этими школами по важнейшим вопросам права.

Ряд самостоятельных школ возник и на базе шиизма: исмаилитская, джафаритская, зейдитская и др. Таким об­разом, к концу средневековья шариат, доктринальная и нормативная основа которого усложнилась и претерпела существенные изменения, стал чрезвычайно сложным и необычным правовым явлением.

^ Источники мусульманского права. Важнейшим источ­ником шариата считается Коран — священная книга му­сульман, состоящая из притч, молитв и проповедей, при­писываемых пророку Мухаммеду. Исследователи находят в Коране положения, которые заимствованы из более ран­них правовых памятников Востока и из обычаев доисламской Аравии. Составление Корана растянулось на несколько десятилетий. Канонизирование его содержания и составле­ние окончательной редакции произошло "при халифе Ома­ре (644—656 гг.). В самом Коране его правовая значимость определяется следующим образом: "И так мы ниспослали его как арабский судебник". Коран предписывает арабам также покинуть "обычаи отцов" в пользу правил, установ­ленных исламом (2,165—166).

Коран состоит из 114 глав (сур), расчлененных на 6219 стихов (аята). Большая часть этих стихов имеет мифологи­ческий характер, и лишь около 500 стихов содержат пред­писания, относящиеся к правилам поведения мусульман. При этом не более чем 80 из них можно рассматривать как соб­ственно правовые (в основном это правила, относящиеся к браку и семье), остальные касаются религиозного ритуала и обязанностей.

Большая часть положений Корана носит казуальный характер и представляет собой конкретные толкования, данные пророком в связи с частными случаями. Но многие установления имеют весьма неопределенный вид и могут приобретать разный смысл в зависимости от того, какое содержание в них вкладывается. В последующей судебно-богословской практике и в правовой доктрине в результа­те достаточно свободного толкования разными мазхабами они получили свое выражение в противоречивых, а неред­ко и во взаимоисключающих правовых предписаниях.

Другим авторитетным и обязательным для всех мусуль­ман источником права была Сунна ("священное предание"), состоящая из многочисленных рассказов (хадисов) о суж­дениях и поступках самого Мухаммеда. В хадисах также можно встретить различные правовые напластования, от­ражающие развитие социальных отношений в арабском обществе. Окончательное редактирование хадисов было осуществлено в .IX веке, когда были составлены 6 орто­доксальных сборников сунны, наибольшую известность из которых получил сборник Бухари (умер в 870 году). Из сунны также выводятся нормы брачного и наследственного, до­казательственного и судебного права, правила о рабах и т. д. Хадисы Сунны, несмотря на их обработку, содержали много противоречащих друг другу положений, и выбор наиболее "достоверного" из них всецело относился к ус­мотрению богословов-правоведов и судей. Считалось, что имеют силу лишь те хадисы, которые были пересказаны сподвижниками Мухаммеда, причем, в отличие от сунни­тов, шииты признавали действительными лишь те хади­сы, которые восходили к халифу Али и к его сторонникам.

Третье место в иерархии источников мусульманского права занимала иджма, которая рассматривалась как "об­щее согласие мусульманской общины". Наряду с Кораном и Сунной она относилась к группе авторитетных источников шариата. Практически иджма складывалась из совпадающих мнений по религиозным и правовым вопросам, которые были высказаны сподвижниками Мухаммеда (число которых на­считывало более 100 человек) или впоследствии наиболее влиятельными мусульманскими теологами-правоведами (има­мами, муфтиями, муджтахидами). Иджма развивалась как в виде интерпретаций текста Корана или Сунны, так и путем формирования новых норм, которые уже не связывались с Мухаммедом. Они предусматривали самостоятельные пра­вила поведения и становились обязательными в силу едино­душной поддержки муфтиев или муджтахидов. Такой способ развития норм мусульманского права получил название "иджтихад". Правомерность иджмы как одного из основных ис­точников шариата выводилась из указания Мухаммеда: "Если вы сами не знаете, спросите тех, кто знает".

Большая роль иджмы в развитии шариата состояла в том, что она позволяла правящей религиозной верхушке Арабского халифата создавать новые правовые нормы, приспособленные к меняющимся условиям феодального общества, учитывающие специфику завоеванных стран. К иджме в качестве источника права, дополняющего шари­ат, примыкала и фетва — решения и мнения отдельных муфтиев по правовым вопросам. В VIII—IX вв. в связи с широким распространением метода "иджтихада" мусуль­манское право активно развивалось доктринальным путем в трудах указанных выше основателей главных правовых школ, а позднее в работах их ведущих последователей и учеников. В Х в. рядом авторитетных теологов-юристов были проведены работы по систематизации накопленного к это­му времени обширного правового материала. С XI в. в связи с обострившимися противоречиями между главными тече­ниями в исламе и разными правовыми школами (мазхаба­ми) мусульманское право фактически не существовало как единая система. Внутренние расхождения в нем приобрели существенный характер.

Одним из наиболее спорных источников мусульманс­кого права, вызывавшим острые разногласия между раз­ными направлениями, был кияс — решение правовых дел по аналогии. Согласно киясу правило, установленное в Коране, Сунне или иджме, может быть применено к делу, которое прямо не предусмотрено в этих источниках права. Кияс не только позволял быстро урегулировать новые об­щественные отношения, но и способствовал освобождению шариата в целом ряде моментов от теологического налета. Но в руках мусульманских судей кияс часто становился и орудием откровенного произвола. Наиболее широко дан­ный метод был обоснован Абу Ханифа и его последовате­лями — ханифитами. Наиболее резко против кияса высту­пили ханбалиты и особенно шииты, которые вообще не признавали его в качестве источника права.

В качестве дополнительного источника права шариат допускал и местные обычаи, не вошедшие непосредствен­но в само мусульманское право в период его становления, но не противоречившие прямо его принципам и нормам. При этом признавались правовые обычаи, сложившиеся в самом арабском обществе (урф), а также у многочислен­ных народов, покоренных в результате арабских завоева­ний или же подвергшихся в более позднее время влиянию мусульманского права (адаты), в частности у народов, на­селявших нашу страну.

Наконец, производным от шариата источником мусуль­манского права были указы и распоряжения халифов — фирманы. В последующем в других мусульманских госу­дарствах с развитием законодательной деятельности в ка­честве источника права стали рассматриваться и играть все возрастающую роль законы — кануны. Фирманы и кануны также не должны были противоречить принципам шариа­та и дополняли его прежде всего нормами, регламентиру­ющими деятельность государственных органов и регулиру­ющих административно-правовые отношения государствен­ной власти с населением.

^ Правовое регулирование имущественных и семейных отношений. Хотя шариат не знал как такового деления права на отдельные отрасли, гражданско-правовые отно­шения, в частности право собственности, договорное и деликтное право, получили в нем заметное развитие.

Особое внимание в шариате уделялось "праву лично­го статуса". В Арабском халифате, как и во многих других государствах средневекового Востока, не сложился особый сословный строй с присущей ему иерархией неравноправных сословно-корпоративных групп, но мусульманскому праву юридическое положение лица определялось его ве­роисповеданием. Полноправный личный статус по шариату имели только мусульмане. Лица, исповедовавшие христи­анство или иудаизм (так называемые зиммии), находились в приниженном положении и были обязаны уплачивать тя­желый государственный налог (джизья). Нормы шариата применялись к ним лишь в тех случаях, когда они заклю­чали сделки с мусульманами или совершали преступления. Развитие социальных отношений оказало влияние на по­ложение рабов. Они не признавались субъектами права, но могли с согласия своих хозяев вести торговые операции и приобретать имущество. Отпуск рабов-мусульман на волю рассматривался как богоугодное дело. Характерной чертой правового статуса личности по шариату являлось также неравенство мужчины и женщины.

Поскольку согласно религиозным представлениям ша­риата субъектом права являлся лишь Аллах, то мусульма­нин рассматривался как носитель установленных богом обя­занностей. Лишь в той мере, в какой он соблюдал свой ре­лигиозный долг, следуя велениям ислама, он получал пра­во на предусмотренные шариатом притязания и на другие юридические возможности. Поэтому мусульманские пра­воведы разрабатывали не столько вопрос о правоспособно­сти, сколько о дееспособности лица, то есть о его воз­можности участвовать в сделках и в иных правовых актах. Гражданская дееспособность рассматривалась в качестве необходимого условия для приобретения имущественных прав. В полном объеме дееспособность предоставлялась ли­цам, достигшим совершеннолетия и находившимся в здра­вом рассудке. Право устанавливать факт достижения со­вершеннолетия в каждом отдельном случае осуществля­лось судьей, который решал этот вопрос по своему усмот­рению. Было известно также понятие ограниченной дееспособности для малолетних, слабоумных, -лиц, нахо­дившихся в состоянии опьянения и т. д.

Важное место в мусульманской правовой доктрине занимали нормы, регламентирующие имущественные от­ношения. Прежде всего в правовой доктрине было закреп­лено представление об имуществе как объекте вещных прав. Особую категорию составляли вещи, которые не могли или не должны были находиться в собственности мусульманина. Это — воздух, море, пустыня, мечети, водные пути и т. п. Не признавалась собственность мусульман и на так называемые "нечистые вещи" — вино, свинину, книги, противоречащие положениям ислама, и т. д. Нередко в ходе арабских завоевательных походов эти вещи подвергались уничтожению, хотя вопрос о праве на истребление иму­щества, принадлежащего неверным, был спорным и трак­товался по-разному в различных мазхабах. Мусульманско­му праву было известно также деление вещей на движи­мые и недвижимые, заменимые и незаменимые, характе­ризующиеся индивидуальными признаками и не имеющие таковых и т. д. Большое внимание мусульманские правове­ды уделяли классификации земельных имуществ. В особые группы выделялось государственное имущество, земли, принадлежащие частным лицам, брошенные земли, зем­ли, непригодные для обработки и т. п.

В шариате подробно определялись способы возникно­вения права собственности, причем по некоторым из них правоведы, представители разных мазхабов, высказывали разноречивые мнения. Завоевательные походы арабов с большой остротой поставили вопрос о правомерности воен­ных захватов, о самом порядке возникновения права соб­ственности на захваченное имущество. Завоеванные земли по общему правилу рассматривались как собственность го­сударства и поступали в распоряжение халифов и эмиров. Правовой статус иного имущества, добытого у неприяте­ля, определялся прежде всего в зависимости от того, было оно получено насильственным или ненасильственным пу­тем. Имущество, захваченное силой, делилось на несколь­ко частей, размер которых по-разному определялся в от­дельных мазхабах. Одна из них переходила в собственность добытчика, вторая должна была быть передана государ­ству, третья — мечетям и т. д. Шариату были известны и такие способы приобретения права собственности, как на­следование, договор, находка вещи. В последнем случае своеобразным было то, что владелец земли, нашедший на своем участке чужую вещь, становился ее собственником.

Сложившийся в мусульманских государствах строй отношений собственности тщательно регламентировался и охранялся нормами шариата. Праву частной собственности приписывалось божественное происхождение, оно рассмат­ривалось как постоянное и неограниченное, а собственник имел абсолютную свободу распоряжения своим имуществом. Незыблемость частной собственности выводилась непосред­ственно из Корана, где говорилось: "И не простирай своих глаз на то, чем мы наделили некоторые пары" (20, 31).

Особый правовой режим имели земли, составлявшие первоначальную территорию мусульманской общины (Мекка с прилегающей территорией), которые назывались хиджаз. На этих землях могли селиться только мусульмане, здесь нельзя было рубить деревья, охотиться и т. п. Население покоренных земель, как правило, теряло свои собственни­ческие права, которые переходили государству. Землевла­дельцы же рассматривались теперь как арендаторы и обя­заны были платить тяжелый налог (харадж).

Частная феодальная собственность в Арабском хали­фате (мулък) имела подчиненное значение по сравнению с государственной собственностью и общинным землепользо­ванием и не получила широкого распространения. В отли­чие от феодальной собственности в странах Европы она не имела иерархической структуры, не связывалась условия­ми службы. С ростом государственного земельного фонда и развитием феодальных отношений получили распростра­нение и условные формы земельных владений. Часть зах­ваченных земель стала предоставляться отдельным пред­ставителям феодальной верхушки за военную или государ­ственную службу (икта). Владелец такой земли (иктадар) получал право собирать в свою пользу подати с подвласт­ного населения. Поскольку икта со временем стала переда­ваться по наследству, по своему фактическому положе­нию она приближалась к землям, закрепленным по праву собственности. Согласно первоначальному толкованию Ко­рана пресная вода, также как и воздух, считалась общим достоянием. Но постепенно колодцы, пруды и мелкие озе­ра переходили в собственность крупных землевладельцев. Лишь значительные реки и озера по-прежнему входили в общую систему общинной и государственной собственнос­ти, что определялось необходимостью проведения совмес­тных ирригационных работ, осуществляемых под контро­лем должностных лиц.

Своеобразным институтом шариата, связанным с вещ­ными правами, был вакуф, представлявший собой имуще­ство (обычно недвижимое), переданное собственником на какие-либо религиозные или благотворительные цели (мечетям, медресе и т. д.). Лицо, установившее вакуф, теряло право собственности на данное имущество, но сохраняло за собой право выступать в качестве управляющего ваку-фом и резервировать определенный доход с вакуфа для себя и своих наследников. Имущества, составляющие вакуф, не могли быть предметом купли-продажи, залога и т. д. Ва-куфные земли, однако, могли сдаваться в аренду или об­мениваться на равноценное земельное имущество. Данный институт широко использовался богатой верхушкой с це­лью уклонения от уплаты высоких налогов, поскольку иму­щество, составляющее вакуф, освобождалось от государ­ственного обложения.

В шариате в отличие от римского права не формули­ровалась общая концепция обязательства, но практические вопросы договорного права, опосредовавшего торгово-денежный оборот, получили всестороннюю разработку. Обязатель­ства делились на возмездные и безвозмездные, двусторон­ние и односторонние, срочные и бессрочные. Характерным для мусульманского общества было распространение спе­цифических односторонних обязательств — обетов.

Договор по шариату рассматривался как связь, воз­никающая из взаимного соглашения сторон, которое, од­нако, в условиях имущественного неравенства имело чис­то формальный характер. Условия договора могли быть выражены в любом виде: в документе, в неофициальном письме, устно. Заключенные договоры рассматривались как незыблемые. Обязанность соблюдать "свои договоры" рас­сматривалась в Коране (23,8) как священная. Недействи­тельными считались договоры, заключенные с безнравствен­ными целями с использованием "нечистых" или изъятых из оборота вещей.

Мусульманские правоведы не ставили жестких усло­вий, касающихся формы выражения воли сторон в догово­ре. Согласие сторон на вступление в договор, условия дого­вора могли быть выражены в документе, устно и в виде неофициального письма. В шариате подробно регламенти­ровались различные виды договоров: купля-продажа, заем, дарение, наем, ссуда, хранение, товарищество, союз и т. д. В связи с широким развитием торговли одним из наиболее разработанных договоров была купля-продажа. О правомер­ности торговли "по взаимному согласию" говорилось еще в Коране (4,33).

Договор купли-продажи допускался лишь в отноше­нии реально существующих вещей, и только в ханифитском мазхабе признавалась продажа вещей, которые долж­ны быть произведены в будущем. В случае обнаружения скрытых недостатков в купленных вещах (болезнь у раба, животного и т. п.) покупатель мог расторгнуть договор.

В шариате содержались положения, которые формаль­но осуждали ростовщичество. Еще в Коране говорилось, что "Аллах разрешил торговлю и запретил рост" (2,276). Но на практике этот запрет часто нарушался. Запреща­лось обращать должника в рабство за неуплату долгов, но его можно было заставить отработать свой долг кредитору. Такая форма расчета с кредитором соответствовала разви­тию феодальных форм эксплуатации.

Большое внимание в мусульманском праве уделялось отношениям имущественного найма, прежде всего аренде земли. Было известно несколько видов найма, причем пер­востепенное внимание уделялось вопросам размера и по­рядка взимания арендной платы в пользу собственника. Широкое распространение в арабском обществе получили договоры союза и товарищества. Эта правовая форма ис­пользовалась для совместного орошения земли, снаряже­ния торговых караванов и т. д.

Мусульманская религия и шариат рассматривают без­брачие как нежелательное состояние, а брак как религи­озную обязанность мусульманина. Но на деле брачный до­говор нередко выступал как своеобразная торговая сделка. Формально для заключения брака требовалось согласие сторон, в том числе и невесты (только шафииты не счита­ли такое согласие обязательным). Но поскольку считалось, что волю невесты вправе выразить родители, брачный до­говор часто превращался в замаскированную форму про­дажи девушки. Фактически отец распоряжался брачной судьбой своих дочерей, стремясь при этом получить макси­мально высокий выкуп. Так как согласно преданию Мухам­мед женился на Айше, когда ей исполнилось девять лет, этот возраст был признан как достаточный для вступления в брак женщин. У шиитов допускался временный брак, зак­люченный на определенный срок. По шариату мусульма­нин не имел права вступать в брак с неверующими и от­ступниками от ислама. Браки, заключенные с нарушением этих условий, расторгались. Но мусульманину разрешалось жениться на женщинах, исповедующих другую религию, поскольку предполагалось, что муж обратит свою жену в мусульманскую веру. Женщине-мусульманке было запре­щено выходить замуж за иноверца.

Коран признавал за мусульманином право иметь до четырех жен одновременно. Кроме того, можно было иметь наложниц из числа рабынь. Но муж обязывался предоста­вить каждой жене имущество, жилище и одежду, кото­рые соответствовали его положению. На практике содер­жать нескольких жен, а тем более специальные гаремы с невольницами могли лишь представители верхушки фео­дального общества.

Мусульманская религия обосновывала приниженное и зависимое положение женщины в семье. Превосходство мужа обосновывалось следующим указанием в Коране: "Му­жья стоят выше жен потому, что бог дал первым преиму­щество над вторыми, и потому, что они из своих имуществ делают траты на них".

Жена не участвовала в расходах по дому, которые возлагались на мужа, но была обязана вести домашнее хозяйство, воспитывать детей. Ее право участвовать само­стоятельно в имущественном обороте было крайне огра­ниченно. Маликиты, например, считали, что жена без со­гласия мужа может распоряжаться не более чем третьей частью имущества.

Коран разрешал мужу применять к женам различные наказания, включая телесные: "А тех, непокорности кото­рых вы боитесь, увещайте, и покидайте их на ложах, и ударяйте их".

В мусульманском праве подробно определялись пово­ды к разводу и его процедура. Любой из четырех браков мог быть расторгнут, число последующих браков и разво­дов не регламентировалось. Шариат знал несколько видов разводов, различавшихся как по самому порядку, так и по его юридическим последствиям. Например, был возможен временный развод, предусматривающий своеобразный ис­пытательный срок. Хотя поводы для развода были точно определены (отступничество от ислама и т. д.), муж мог развестись с женой и без объяснения причин в упрощенной форме (талак), произнеся одну из установленных фраз: "ты отлучена" или "соединись с родом". В случае развода муж должен был выделить жене необходимое имущество "согласно обычаю". Разведенная женщина в течение трех ме­сяцев оставалась в доме бывшего мужа, чтобы определить, не является ли она беременной. В случае рождения ребен­ка он должен был быть оставлен в доме отца. Жена могла требовать развода только через суд, ссылаясь лишь на строго очерченные основания: муж имел физические недостатки, не выполнял супружеских обязанностей, жестоко обращал­ся с женой или не выделял средств на ее содержание.

Чрезвычайно сложным и запутанным было наслед­ственное право, которое к тому же имело существенные различия в разных правовых школах. Признавались два порядка наследования: по завещанию и по закону. Завеща­ние не могло составляться в пользу законных наследни­ков, затрагивать более трети имущества завещателя, его составление требовало присутствия двух свидетелей. Осо­бенно разработанным был порядок наследования по зако­ну. Из имущества умершего прежде всего покрывались расходы, связанные с его погребением, затем выплачива­лись все его долги. Особенностью шариата было то, что наследованию подлежали только имущественные права умершего, а не обязанности, которые не могли перехо­дить наследникам.

Оставшееся имущество переходило к законным наслед­никам умершего; они делились на несколько категорий, внутри которых устанавливалась своя очередность призва­ния к наследству. Так, в первую очередь наследство полу­чали дети умершего, затем его братья, дяди и т. д. Наслед­ственная доля женщин была вдвое меньше доли мужчин.

На получение наследства не имели права вероотступ­ники, разведенные супруги, лица, которые, хотя бы и не­умышленными действиями, вызвали смерть наследодателя. Лишь маликиты признавали право на наследство за убий­цей, если он руководствовался справедливыми мотивами.

^ Преступления и наказания. Нормы уголовного права. представляли собой наименее разработанную часть шариа­та. Они отличались архаичностью, отражали сравнительно низкий уровень юридической техники. Отсутствовало об­щее понятие преступления, слабо были разработаны та­кие институты, как покушение, соучастие, смягчающие и отягчающие вину обстоятельства и т. п.

Еще средневековые мусульманские правоведы разде­лили все преступления на три группы. Первую из них составляли преступления, которые восходили, согласно му­сульманской доктрине, к указаниям самого Мухаммеда. Они трактовались как посягательства на "права Аллаха" и не допускали прощения. Сюда относилось прежде всего от­ступничество от ислама, каравшееся смертной казнью. Столь же сурово карались наиболее дерзкие преступления про­тив порядка управления — бунт и сопротивление государ­ственным властям. К этой же группе преступлений, объяв­ленных тяжким религиозным грехом, относились кражи, употребление спиртных напитков, прелюбодеяние, а так­же ложное обвинение в прелюбодеянии.

Вторую группу преступлений составляли противоправ­ные действия, которые рассматривались как посягатель­ства не на права всей мусульманской общины, а на права отдельных лиц. Нормы, регулирующие их, восходили к обычаям родоплеменного строя, сохраняли следы непос­редственной расправы потерпевшего с обидчиком. Так, умышленное убийство или смертельное ранение влекли за собой кровную месть со стороны родственников убитого. В шариате, правда, уже предусматривалась возможность замены кровной мести денежным выкупом, если родствен­ники убитого прощали убийцу. За неумышленное убийство устанавливался выкуп, который сопровождался двухмесяч­ным постом и отпуском на волю раба-мусульманина. Для других преступлений данной группы, в частности за теле­сные повреждения, ответственность также возникала по принципу возмездия, т. е. талиона. Этот принцип отчетливо закрепляется в Коране, где предписано: "душа — за душу, и око — за око, и нос — за нос, и ухо — за ухо, и зуб — за зуб, и раны — отмщение".

Наконец, третью группу преступлений составляли дей­ствия, которые не рассматривались как наказуемые в пе­риод становления халифата, а поэтому не упоминались в основных источниках шариата. С развитием правовой докт­рины и стремлением имущей верхушки укрепить сложив­шийся общественный порядок начинают рассматриваться как уголовные преступления и наказываться в судебном порядке такие действия, как неуплата закята, несоблюде­ние поста, легкие телесные повреждения, оскорбления, хулиганство, обвешивание и мошенничество, взяточниче­ство, растрата государственных средств, азартные игры и т. п. Мера наказания по таким делам зависела от мнения, высказываемого муджтахидами, и от усмотрения отдель­ных судей.

Наказания по мусульманскому праву отразили как архаичные и догосударственные способы возмездия, так и достаточно разработанные меры целенаправленной уголовно-правовой репрессии.

Преступления первой и второй группы влекли за собой строго фиксированные и суровые наказания (хадд и кисас). Наказания за преступления, относящиеся к третьей группе (тазир), отличались большим разнообразием и гиб­костью (от 4 до 11 видов таких наказаний), но также име­ли ярко выраженный карательный характер. Как отмеча­лось выше, шариат допускал и тем самым узаконивал кров­ную месть (в несколько ограниченных по сравнению с доисламским периодом размерах), талион, а также выкуп в вещах или деньгах (до 100 верблюдов или 1 тыс. динаров золота) как компенсацию потерпевшему или его родствен­никам, если они отказывались от своего права на кровную месть.

В шариате предусматривались типичные для средне­вековья жестокие и устрашающие наказания. Так, смерт­ная казнь, назначавшаяся по целому ряду преступлений, обычно совершалась публично (путем повешения или чет­вертования), а затем тело казненного выставлялось на все­общее поругание. Применялись и такие виды казни, как утопление и закапывание заживо. Широко использовались также членовредительские и телесные наказания — отсе­чение пальцев, рук и ног, бичевание, битье камнями и т. п. Тюремное заключение в Арабском халифате применялось обычно для содержания преступников до суда, но посте­пенно стало использоваться и как мера наказания, причем в отдельных случаях назначалось пожизненное заточение. Лишение свободы выражалось также и в домашнем заклю­чении или в помещении в мечеть. Мусульманское право знало также имущественные санкции (конфискации, штра­фы и т. п.) и позорящие наказания — бритье бороды, ли­шение права носить чалму, публичное осуждение и т. д., а также ссылку и высылку (за мелкие преступления).

^ Судебный процесс. Процесс по мусульманскому праву носил, как правило, обвинительный характер. Дела возбуж­дались не от имени государственных органов, а заинтере­сованными лицами (за исключением преступлений, направленных против государственной власти). Различия между уголовными и гражданскими делами (в самом судебном про­цессуальном порядке) практически отсутствовали. Судеб­ные дела рассматривались публично, обычно в мечети, где могли присутствовать все желающие. Стороны должны были сами вести дело, не прибегая к помощи адвокатов.

Процесс проходил устно, письменное делопроизводство не применялось, хотя со времени правления Абассидов по гражданским делам составлялись судебные протоколы. Ос­новными доказательствами были признания сторон, пока­зания свидетелей, клятвы. Дело должно было решаться на одном заседании и не могло откладываться на следующий день. По существу процесс в суде превращался в своеоб­разное состязание сторон, где, естественно, богатый и бед­ный не были в равном положении. При вынесении решения судья, за исключением сравнительно небольшой категории дел, обладал большой свободой усмотрения, что давало ему возможность руководствоваться личными симпатиями и учитывать социальное положение сторон. Особенностью процессуального права шариата было то, что судебное решение не рассматривалось как окончательное и беспо­воротное. В случае установления новых фактов и обстоя­тельств по рассмотренному ранее делу судья мог пересмот­реть свое собственное решение. Это открывало простор для злоупотреблений и произвола. При оценке доказательств в суде господствовал формализм. Так, полным доказатель­ством по делу считались показания двух достойных дове­рия свидетелей-мусульман. Показания женщин рассматри­вались как половинные доказательства. При отсутствии достоверных или убедительных доказательств применялась клятва, которую обычно должен был произнести ответчик или обвиняемый. Клятва, произнесенная по особой торже­ственной форме и с ссылкой на Аллаха, принималась как веское доказательство в судебном процессе. Она освобож­дала обвиняемого от ответственности или по крайней мере смягчала наказание (например, при обвинении в умышлен­ном убийстве). Признание обвиняемого, если оно было сде­лано совершеннолетним, вменяемым, не под влиянием принуждения, рассматривалось в качестве доказательства, достаточного для вынесения решения суда.




Скачать 331,98 Kb.
оставить комментарий
Дата16.10.2011
Размер331,98 Kb.
ТипЛекция, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх