Елена Мохова, Наталия Нуреева icon

Елена Мохова, Наталия Нуреева


Смотрите также:
Елена Мохова, Наталия Нуреева...
Насилие в отношении женщин в России Теневой доклад в работе над текстом Доклада принимали...
Насилие в отношении женщин в России Теневой доклад в работе над текстом Доклада принимали...
Насилие в отношении женщин в России Теневой доклад в работе над текстом Доклада принимали...
Рекомендованы к выступлению в очном туре конференции: Болдырева Наталия...
Закона, ни справедливости: Насилие в отношении женщин в России...
Новая система оплаты труда – ключевой механизм модернизации образования горбачева наталия...
«Актуальные проблемы правовой защиты результатов интеллектуальной деятельности в сфере...
«Великая трансформация» Карла Поланьи: прошлое, настоящее, будущее [Текст] / под общ ред проф. Р...
Елена Боннэр: «Мне снится другой народ»...
Опыт реализация программы intel ® "обучение для будущего" на базе спо ковригина Елена...
КИ­тап ел­ъяз­МА­СЫ...



Загрузка...
страницы:   1   2   3   4   5   6   7
скачать

ББК87.6 С31

Оглавление


Перевод с английского

Елена Полецкая

Евгений Ясин. Свобода как развитие


Научный редактор

Русте м Нуреев




Редактор
Елена Мохова, Наталия Нуреева

Дизайн серии

Анатолий Гусев

This translation published by arrangement

with Alfred A. Knopf, a division of Random House, Inc.

^ Развитие как свобода

Предисловие

Введение. Развитие как свобода

15

21


Глава 1. С позиций свободы

Глава 2. Цели и средства развития

30


Глава 3. Свобода и основы справедливости

72




107

Глава 4. Бедность как отсутствие возможностей

^ Глава 5. Рынки, государство и социальные возможности 132

Глава 6. Значение демократии 169

Глава 7. Голод и другие кризисы

183

213

228

^ Глава 8. Активность женщин и перемены в обществе Глава 9. Население, продовольствие и свобода




251

^ Глава 10. Культура и права человека

Глава 11. Общественный выбор и индивидуальное поведение 274 Глава 12. Индивидуальная свобода как общественный долг зоэ

Сен А.

С31 Развитие как свобода/Пер. с англ. под ред. испослеслов. P.M. Нуреева

М.: Новое издательство, 2004.— 432 с. — («Библиотека Фонда „Либеральная миссия"»)

ISBN 5-98379-009-9

Один из самых ярких современных экономистов, лауреат Нобелевской премии 1998 года, Амартия Сен внес выдающийся вклад в теоретическое осмысление феномена развития и вернул дискуссиям по экономическим проблемам философское и этическое измерение. Самая известная книга Сена, «Развитие как свобода», посвящена влиянию социальных и политических институтов на уровень жизни человека и адресована всем, кто интересуется взаимосвязью экономических и социальных процессов в современном мире.

Общее заключение

Примечания

Приложения

Рустем Нуреев. Экономика развития: вклад Амартии Сена Указатель имен

327

405

ББК 87.6

ISBN 5-98379-009-9

© 1999 by Amartya Sen

© Фонд «Либеральная миссия»

© Новое издательство, 2004

2004

Свобода как развитие

Книга нобелевского лауреата по экономике Амартии Сена, предла­гаемая вниманию российского читателя, называется «Развитие как свобода». В заглавии вводной статьи я не случайно поменял эти сло­ва местами. Тем самым я хочу особо подчеркнуть, что для России сво­бода является главным ресурсом развития в XXI веке. Именно для нас. Именно поэтому Фонд «Либеральная миссия» выбрал предла­гаемую книгу в качестве одной из первых для своей библиотеки. В ней мы предполагаем публиковать работы выдающихся мысли­телей, разрабатывающих и пропагандирующих идеи свободы и дру­гих либеральных ценностей. Первой в нашей библиотеке вышла знаменитая работа Фридриха фон Хайека «Контрреволюция нау­ки». Очень рекомендую прочесть и ее.

Но сейчас об Амартии Сене. Это замечательный индийский ученый, сочетающий в себе высочайший уровень профессионализ­ма, признанный во всем мире, и особо тонкое понимание восточ­ной, конкретней — южноазиатской культуры. Это важно для нас по двум причинам. Во-первых, потому, что проповеди свободы, исхо­дящие от западных авторитетов, сталкиваются у нас с известным недоверием: дескать, вольно им рассуждать о свободе, они богатые, у них исторически сложились такие институты, которые способ­ствуют тому, что идеи свободы, демократии, прав человека впитыва­ются с молоком матери. У нас же все иначе, мы можем им завидо­вать, но такими, как они, все равно не станем.

Амартия Сен не такой, как мы, но он не западный человек, а даже более нас восточный.

Во-вторых, наверное, по этой причине обоснование ценности свободы у него тесно связано с гуманизмом, с требованием принять во внимание интересы бедных и слабых. Я думаю, это очень естест­венно для индийского интеллектуала. Хотя в России свобода счита­ется ценностью богатых, тогда как бедным достаточно быть сытым. Честно сказать, я отчасти тоже согласен с таким мнением, не как с нормой, но как с констатацией факта. Поэтому гуманизм Сена для меня скорее сближает его с левыми либералами или социалистами

^ СВОБОДА КАК РАЗВИТИЕ I 7 I

на Западе, убеждения которых я уважаю, но не разделяю. Тем не ме­нее я уверен в том, что в России пришло время не только свободы и демократии, но также гуманизма и социальной солидарности. Без них, при том чудовищном разрыве между бедностью и богатством, между всевластием и бесправием, которые можно наблюдать у нас, нельзя рассчитывать на то, что свобода и демократия станут об­щим достоянием. У Амартии Сена эти ценности органично слиты, и это важно для нас.

Считается, что в России не ценят свободу и другие гражданс­кие права. Я думаю, что это неверно. Во всяком случае, нужны уточне­ния. В исследованиях российских социологов различают ценности свободы и вольности (Н.И.Лапин). Свобода предполагает широкий спектр возможностей и открытость выбора, которые сопряжены с внутренним пониманием ответственности и необходимости учи­тывать интересы сограждан. При таком понимании свободы, реали­зованном в общественной практике, исчезает нужда в многочислен­ных видах государственного принуждения, снижаются трансакци-онные издержки, люди могут пользоваться преимуществами взаимного доверия. Это достижение цивилизации, высокого уровня культуры в широком смысле. Ей обычно сопутствует и процветание.

Для России пока еще характерна вольность, понимаемая как вседозволенность, подпитываемая, наверное, и нашими простора­ми. Неуважение к правам других, стремление занять положение, ко­торое позволило бы доминировать над другими, — это, на мой взгляд, пережиток феодального иерархического сознания. Воль­ность на деле — это культ сильного, это пренебрежение к закону и героизация нарушения общепринятых правил. Отсюда общая любовь к блатным песням, к бандитскому фольклору. Да и банди­тов у нас не просто боятся, их в известном смысле почитают,усваи­вая порой их нравы и лексикон.

Вольность — это, разумеется, реакция на гнет государства, на отсутствие правопорядка и несправедливость суда. Но надо по­нимать, что оборотная сторона вольности — произвол, слово того же корня. Сильный тот, кто захватывает власть. Он считает себя вправе использовать власть в своих, а не общих интересах. Он с этой целью устанавливает или меняет законы и находит способы их ис­полнения. А если не находит и оказывается слабым, то его сменяют другие, более сильные, и все переделывают по-своему. Отсюда восп­риятие государства как чуждого людям органа насилия, отсюда пра­вовой нигилизм и недоверие к суду.

Конечно, захватившие власть стремятся ее легитимизиро­вать. Они заинтересованы в установлении порядка, в обеспечении стабильности и в формировании институтов, ее поддерживающих. Но, как правило, это не демократический правопорядок, учитыва­ющий интересы подвластных, а авторитарный, освящающий пра­ва лидеров либо их происхождением, либо божественным промыс­лом, либо занимаемыми постами на вершине социальной иерар­хии, либо как-то еще. Но если властные полномочия не признаны народом, не им вручены, то мы и имеем дело с тем или иным вариан­том феодальной иерархии. А она для поддержания власти нуждает­ся в сильных бюрократии и полиции.

Другой вариант социальной организации — свобода с соци­альной ответственностью граждан и демократия как совокупность процедур установления и поддержания правопорядка, опирающая­ся на свободных граждан.

Вольность и произвол — это историческая институцио­нальная ловушка, порочный круг, который нам нужно разорвать. От этого зависят благосостояние людей и процветание страны.

Я не считаю возможным сказать, что у нас нет свободы и де­мократии. Они уже есть.

По крайней мере, у нас с 1993 года есть Конституция, кото­рая при всех своих недостатках обеспечивала определенную ста­бильность в том смысле, что ее нормы никто не решался открыто нарушать. У нас есть иные формальные институты государства, хо­тя они порой оказываются просто прикрытием, за которыми сохра­няются прежние неформальные институты. Значительная доля граждан, по меньшей мере 40-45%, по крайней мере на словах (по опросам) разделяет либеральные ценности и демократические нор­мы. Согласно исследованиям Н.И.Лапина, не более 25% позитивно оценивают власть и вольность как ценности, остальные дают им скорее отрицательные оценки1.

Разумеется, мнения и реальное поведение — вещи разные. В последнем традиции произвола и вольности сказываются намно­го сильнее. И все же, я думаю, для современной России характерна смесь, в которой будущее уживается с прошлым, переплетается с ним.

^ Лапин Н.И. Как чувствуют себя, к чему стремятся граждане России: Аналитический доклад // Ясин Е.Г. Модернизация экономи­ки и система ценностей. М., 2003. С. 56,62.


^ ЕВГЕНИЙ ЯСИН I 8 I

СВОБОДА КАК РАЗВИТИЕ I 9 !

Для нашего развития сегодня на первый план выходит задача утверж­дения свободы и демократии, вытеснения вольности и произвола.

Очень распространена в общественном сознании убежден­ность в необходимости сохранять национальные традиции и куль­турную самобытность. Отлично! Но давайте все же разберемся, все ли необходимо сохранять. Может быть, стоит отделить мух от кот­лет. Зачем нам традиция произвола? Зачем нам власть бюрократии? Да, все согласятся: лучше избавиться. Но при этом надо понимать, что они — эманация лености и страха каждого, нежелания отстаи­вать свои достоинство и права, недостатка социальной ответствен­ности. Ищите причины прежде всего в себе.

В заключение приведу пример из своей собственности со­циальной практики. Я — домовладелец и член дачного кооператива, который теперь называется у нас «некоммерческим партнерством». Три года назад мы избрали председателя. Теперь все им недовольны, упрекают в плохом выполнении функций, произволе и недобросо­вестном использовании общественных средств. Собрания членов партнерства организуются нерегулярно, нет полной отчетности и т.д. Председатель на эти упреки отвечает: «А когда я объявляю соб­рание, сколько человек приходит? Хорошо, если треть. Аккуратно ли все платят взносы? Нет, не платят. Я зачастую вынужден покры­вать долги из средств моей фирмы. А если я кого-то из вас прошу выполнить какие-либо общественные дела, многие ли соглашают­ся? Спасибо Ивану Ивановичу, он помог однажды с телефонами. И еще Петру Петровичу — по другому поводу. Но это все! Ревизи­онная комиссия собралась проверить всю документацию впервые за три года. Чего же вы хотите?»

Я про себя подумал: при таких порядках надо быть ангелом, чтобы безупречно выполнять обязанности, не допускать произвола и не залезать время от времени в общественный карман. А раз уж влез, то всячески препятствовать контролю и стараться сохранить пост. Подозреваю, что то же самое подумали многие.

А ведь наше партнерство — типичная клеточка российско­го общества: вольность и произвол, лень и недостаток социальной ответственности. Чего же мы хотим? Я предложил: давайте введем строгий демократический порядок: ходим на собрания, исполняем их решения, контролируем избранное руководство. Посмотрим, что выйдет. И ведь уже не раз собирались. Если не мы, то другие, в кооперативах, жилищных кондоминиумах и иных местах, где должны вроде бы пробиваться ростки гражданского общества. Да

и в парламенте, в политических партиях, в органах местного само­управления.

Не надо предаваться ни пессимизму, ни оптимизму. Мы не одиноки. Везде те же проблемы. В Риме, например, в замечательном районе Трастевере я был в доме — памятнике XV века, принадлежа­щем кондоминиуму, где не убираются лестницы и не работают лиф­ты, если не заплатит муниципалитет. Тем более подобные примеры можно найти в Египте, Индии, Бразилии и иных странах. Просто разный уровень культуры, прежде всего культуры свободы, кото­рый дает импульс развитию. Надо его повышать, тогда будем жить лучше. Об этом и пишет Амартия Сен.

Хочу предупредить, это не легкое чтение. Перед вами про­фессиональная работа. Вы можете даже пропускать места, которые кажутся вам сложными. Об этом предупреждает и автор. Вообще «Либеральная миссия» старается издавать книги популярные, дос­тупные для массового читателя. В этот раз мы сделали исключение. Уж больно хороша и полезна эта книга. Прочитайте ее, не пожалеете.

Евгений Ясин,

президент Фонда «Либеральная миссия»

^ ЕВГЕНИЯ ЯСИН I 10 !




Посвящается Эмме

Предисловие

Мы живем в мире беспрецедентного изобилия, еще век или два на­зад ничего подобного и представить себе было нельзя. Однако су­щественные перемены произошли не только в экономике. В XX ве­ке демократическое, выборное управление превратилось в наи­более распространенную модель политической организации общества. Понятия прав человека и политической свободы легли в основу современной риторики. Люди живут в среднем значитель­но дольше, чем прежде. Связи между различными регионами зем­ного шара стали намного теснее, причем эти связи прослеживают­ся не только в торговле, бизнесе и коммуникациях, но и в сфере иде­алов и убеждений.

Но в то же время мы живем в мире суровых лишений, нище­ты и угнетения. В прошедшем веке возникло немало новых проб­лем, при том что сохранились старые, а именно: беспросветная бед­ность, невозможность удовлетворить насущные потребности, не­доедание и вспышки массового голода, нарушение элементарных политических свобод и основных прав человека, повсеместная не­дооценка интересов женщин и женских общественных организа­ций, продолжающееся загрязнение окружающей среды и возрос­шая опасность экономической и социальной нестабильности. Мно­гие из этих явлений (в той или иной форме) характерны как для богатых, так и для бедных стран.

Преодоление указанных проблем является основной целью процесса развития. Но прежде нам необходимо понять, какую роль различные виды прав и свобод играют в преодолении социального неблагополучия — этому вопросу и посвящена наша книга. В борьбе с лишениями индивидуальная деятельность играет наиважнейшую роль. С другой стороны, свобода активно заниматься какой-либо де­ятельностью, предоставленная отдельной личности, неизбежно обусловлена и ограничена доступными нам социальными, полити­ческими и экономическими возможностями. Таким образом, меж­ду индивидуальной деятельностью и общественным устройством существуют тесные отношения дополнительности. В этой книге мы

^ ПРЕДИСЛОВИЕ I IS I

задались целью уяснить главенствующую роль индивидуальной свободы, а также понять, какова степень ее зависимости от процес­сов, протекающих в обществе. Поставленные задачи требуют от нас рассматривать индивидуальную свободу сквозь призму обществен­ного долга. Именно такой подход лег в основу этой книги.

В нашем исследовании расширение свободы рассматрива­ется одновременно как основная цель и как главное средство разви­тия. Развитие означает преодоление тех различных видов несвобо­ды, которые оставляют людей со скудным выбором и скудными возможностями для осуществления их разумной деятельности. Уст­ранение такого рода несвободы, как утверждается в этой книге, яв­ляется основополагающим фактором развития. Однако для более полного понимания связи между развитием и свободой необходимо выйти за рамки исходной (хотя и важнейшей для нас) предпосылки. Признавая свободу личности преобладающей целью развития, нельзя не отметить, что эта свобода в немалой степени укрепляется действенностью той или иной разновидности свободы в продвиже­нии других прав и свобод. Связи между различными типами прав и свобод носят скорее эмпирический и каузальный, нежели опреде­ляющий и структурный характер. Например, имеется немало дока­зательств тому, что экономическая и политическая свобода скорее способствуют взаимному расцвету, нежели противостоят друг дру­гу (как иногда считается). Точно так же возможность пользоваться социальными благами (в сфере образования, здравоохранения), ко­торая порой достигается посредством общественных акций, усили­вает индивидуальные возможности экономического и политичес­кого участия в жизни общества и, кроме того, способствует разви­тию инициативы, направленной на преодоление лишений. Если исходным пунктом нашего исследования является определение сво­боды как главной цели развития, то задача последующего анализа заключается в выявлении эмпирических связей, доказывающих последовательность и убедительность нашего подхода к свободе как ведущему фактору процесса развития.

В этой работе мы настаиваем на необходимости комплекс­ного анализа экономической, политической и общественной дея­тельности, в том числе на исследовании функций различных инсти­тутов и разнообразных аспектов их взаимодействия. Наш анализ сосредоточен, в частности, на роли и взаимном влиянии следующих ключевых инструментальных свобод: политические свободы, эко­номические и социальные возможности, гарантии прозрачности

и социальная защита. Социальное устройство общества (объеди­няющее такие институты, как государство, рынок, правовая систе­ма, политические партии, средства массовой информации, общест­венные объединения, общественные дискуссии и прочее) исследу­ется с точки зрения его роли в расширении и гарантировании основных индивидуальных свобод, при этом личность рассматри­вается скорее как активный движитель перемен, нежели как пассив­ный потребитель распределяемых благ.

В основу этой книги легли пять лекций, прочитанных авто­ром осенью 1996 года в качестве члена президентского совета Все­мирного банка, а также лекция, прочитанная в ноябре 1997 года и посвященная общим принципам и выводам, сделанным в ходе данного исследования. Я благодарен руководителям Всемирного банка за предоставленную возможность вынести мои суждения на их строгий суд и особенно рад упомянуть, что приглашение исхо­дило от президента банка Джеймса Вулфенсона, чью проницатель­ность, профессионализм и человечность я высоко ценю. Я был счастлив работать с ним бок о бок в попечительском совете Инсти­тута программных исследований в Принстоне и позже во Всемир­ном банке, где я с интересом наблюдал за конструктивными изме­нениями в работе этого учреждения, проводимыми Вулфенсоном.

Всемирный банк не всегда пользовался моей безоговороч­ной поддержкой. Благодеяния нередко могут обратиться в свою прямую противоположность, и, будучи профессиональным эконо­мистом, я, случалось, полагал, что банк мог бы добиться гораздо лучших результатов. Мои сомнения и критические размышления освещены в печати, потому у меня нет необходимости каяться здесь в скептицизме. Но в связи с имеющимися разногласиями мне было особенно важно изложить именно перед служащими банка мой взгляд на развитие и на общественную политику.

Однако эта книга предназначена не только работникам Все­мирного банка и тем, кто сотрудничает с ним или с другими междуна­родными организациями. Разработчики политических стратегий и планов национальных правительств - также не единственный ее ад­ресат. Шесть лекций автора были расширены до двенадцати глав с целью придать им большую ясность, а также затем, чтобы сделать книгу более доступной для неспециалистов. Я пытался рассуждать как можно более неформально и ссылался на специальную литерату­ру (дабы удовлетворить все вкусы) лишь в примечаниях. Я также про­комментировал недавние события в экономике, случившиеся уже


^ РАЗВИТИЕ КАК СВОБОДА I 16 I

ПРЕДИСЛОВИЕ I 17 I

после 1996 года, когда были прочитаны лекции, например азиатский экономический кризис (подтвердивший, кстати, некоторые из худ­ших опасений, высказанных в моих лекциях).

Поскольку я придаю столь большое значение обществен­ным дискуссиям как двигателю социальных перемен и экономичес­кого прогресса (что явствует из текста), то моя работа в основном предназначена для гласного обсуждения и критического анализа. Всю свою жизнь я избегал давать советы властям. Так уж получи­лось, что я никогда не консультировал ни одно правительство, вно­ся свои предложения и критические замечания - какова бы ни была их ценность - публично. А поскольку мне посчастливилось жить в трех демократических странах (Индии, Великобритании и США) с достаточно свободными СМИ, у меня никогда не возникало при­чин жаловаться на недостаток возможностей познакомить общест­во с моей работой. Если мои аргументы вызовут какой-либо инте­рес и послужат основой для публичного обсуждения основопола­гающих вопросов, затронутых в этой книге, я буду с полным основанием считать себя вознагражденным.

В проведении совместного с Энгусом Дитоном исследования, поло­женного в основу этой книги, меня поддерживал Фонд Джона Д. и Кэтрин Т. Макартуров. Эта работа стала продолжением той, что я ранее делал для Международного института экономического раз­вития в Хельсинки, руководимого в то время Лалом Йааварденой. Она также тесно связана с моей деятельностью в качестве консуль­танта издания «Human Development Reports», выпускаемого в рам­ках Программы развития ООН, которую в ту пору возглавлял па­кистанец Махбаб уль Хак. (Махбаб был моим близким другом еще со студенческих времен, и его внезапная смерть в 1998 году стала для меня ударом, от которого я до сих пор не оправился.) Гарвардский университет, где я преподавал до начала 1998 года, многие годы со­здавал мне условия для исследовательской работы. Я также пользо­вался гостеприимством и научной базой Гарвардского института международного развития, Гарвардского центра по изучению рос­та населения и развития и Центра истории и экономики King's col­lege Кембриджского университета.

Мне необыкновенно повезло с сотрудниками. В течение мно­гих лет я работал вместе с замечательным ученым Жаном Дрезом и опубликовал в соавторстве с ним несколько книг, повлиявших на

содержание данной работы (сотрудничество с Жаном особенно приятно тем, что он, выполняя львиную долю работы, предпочитал, чтобы лавры большей частью доставались мне). Я также не преми­нул воспользоваться благодатной возможностью поработать вмес­те с Судхиром Анандом над проблемами, тесно связанными с тема­ми этой книги. Кроме того,у меня завязались весьма плодотворные профессиональные отношения с Энгусом Дитоном, Мегхнадом Де-заи, Джеймсом Фостером и Сиддиком Османи. А сотрудничество с Мартой Нуссбаум в 1987-1989 годах имело огромное значение для разработки концепций потенциальных возможностей и качества жизни, широко используемых в данной работе.

Участвуя в издании «Human Development Reports», я плодот­ворно сотрудничал, кроме Махбаба уль Хака, с Сакико Фукуда-Парр, Селимом Яханом, Мегхнадом Дезаи и Полом Стритеном, а позднее с Ричардом Джолли, сменившим Махбаба. К числу других сотрудников, советчиков и критиков, на чью помощь я опирался, относятся Тони Аткинсон (идеи которого я часто развивал), Каушик Басю, Алок Бхаргава, Дэвид Блум, Энн Кейс, Линкольн Чен, Марта Чен, Стэнли Фишер, Карен Гроун, С. Гухан, Стефан Клазен, А.К. Ши­ва Кумар, Роберт Нозик, Кристина Паксон, Бен Полак, Джеффри Сакс, Тим (Томас) Сканлон, Джо Стиглиц.Котаро Сузумура и Йонг-иль Ю. Ценные замечания, касающиеся основных принципов дан­ного исследования, сделали, просмотрев различные версии рукопи­си, Судхир Ананд, Амийа Багчи, Пранаб Бардхан, Ашим Дасгупта, Энгус Дитон, Питер Димок, Жан Дрез, Джеймс Фостер, Сиддик Ос­мани, Ингрид Робейнс и Адель Симмонс.

В течение длительного периода я получал эффективную исследовательскую помощь от Аруна Абрахама и Ингрид Робейнс, а позднее от Танни Мукхопадхьяй. Анна Мари Сведрофски оказа­ла неоценимую помощь в моей работе, договариваясь от моего имени с различными институтами по вопросу использования их научной базы.

Как уже говорилось, лекции, ставшие основой этой книги, были прочитаны по приглашению Джеймса Вулфенсона, президен­та Всемирного банка, и я многое извлек из дискуссий с этим челове­ком. Чтение лекций курировали Джеймс Вулфенсон, Кайо Кохвезер, Измаил Серагельдин, Каллисто Мадаво и Свен Сандстром. Каждый из них внес свои замечания по интересующим меня проблемам. Вопросы, заданные после лекций, и соображения, высказанные в последующей дискуссии, стали хорошим стимулом для моей даль-


^ РАЗВИТИЕ КАК СВОБОДА I 18 I

ПРЕДИСЛОВИЕ I 19 I

нейшей работы. Я также воспользовался возможностью обменять­ся мнениями с персоналом банка; эту возможность со свойствен­ной ему безупречной деловитостью организовал для меня Тарик Хуссейн, руководивший проведением лекций.

И, наконец, я неизменно получал ценные советы от моей же­ны, Эммы Ротшильд, читавшей по мере написания различные ва­рианты глав, которые порою были весьма несхожи между собой. Поскольку в этой книге уделено немало места воззрениям Адама Смита, исследование самой Эммы о Смите стало для меня источни­ком вдохновения. Тесные отношения с Адамом Смитом я завязал еще до знакомства с Эммой (что видно из моих ранних работ). Под влиянием жены я привязался к этому экономисту еще крепче, и это оказалось весьма полезным для данного исследования.

Введение

Развитие как свобода

Развитие мы понимаем (аргументации этой точки зрения и посвя­щена наша книга) как процесс расширения реальных прав и свобод, которыми пользуются члены общества. Смещение фокуса в сторо­ну свободы и прав человека контрастирует с более узким толкова­нием развития, например, отождествлением этого процесса с рос­том валового национального продукта, с ростом доходов населения, индустриализацией и техническим прогрессом либо социальной модернизацией. Рост ВНП или доходов населения, разумеется, спо­собен послужить очень важным средством расширения прав чело­века. Однако степень свободы в обществе определяется также и дру­гими, не менее важными, факторами: социальным и экономиче­ским устройством общества (например, уровнем образования и здравоохранения), наличием политических и гражданских прав (например, права на свободное участие в общественных дискусси­ях и расследованиях). Индустриализация, технический прогресс ли­бо социальная модернизация равно могут значительно способство­вать расширению прав человека, однако на степень свободы влияют и иные факторы. Если свобода — это то, что наступает вместе с раз­витием, представляется весьма разумным сосредоточить наше вни­мание на развитии как на всеобъемлющем предмете, оставив в сто­роне частные либо специфические способы достижения граждан­ских свобод. Взгляд на развитие как на расширение основных прав человека подчеркивает важность развития как такового, а не тех вы­борочных средств, которым, inter alia, принадлежит существенная роль в этом процессе.

Развитие требует устранения главных источников несвобо­ды: нищеты и тирании, скудости экономических возможностей и постоянных социальных лишений, убожества структур, обслужи­вающих население, а также нетерпимости либо чрезмерной актив­ности репрессивных учреждений. Несмотря на невиданный и по­всеместный рост благосостояния, мировое сообщество на современ­ном этапе отказывает в элементарных правах огромному числу —

^ ВВЕДЕНИЕ. РАЗВИТИЕ КАК СВОБОДА I 21 I

если не сказать, большинству — людей. Иногда отсутствие основ­ных гражданских свобод является прямым следствием экономичес­кой нищеты. Нищета отнимает у людей право не голодать и полу­чать достаточное питание, отсекает доступ к медицинскому обслу­живанию, необходимой одежде и жилью, к чистой воде и прочим санитарным условиям. В других случаях несвобода тесно связана с неразвитостью социальных учреждений и слабой социальной за­щитой населения — например, с отсутствием эпидемиологических программ, развитых систем здравоохранения и образования, эф­фективных структур, поддерживающих мир и порядок в регионе. Кроме того, иногда несвобода порождается авторитарными режи­мами, лишающими своих поданных политических и гражданских прав, либо становится следствием ограничений, накладываемых властями, на право каждого принимать участие в социальной, по­литической и экономической жизни общества.

Эффективность и взаимосвязи

Свобода занимает главенствующее положение в процессе развития по двум причинам.

  1. ^ Ценность свободы: достижения прогресса оцениваются
    в первую очередь по состоянию прав человека в обществе — на­
    сколько эти права расширились и окрепли.

  2. ^ Эффективность свободы: уровень развития непосред­
    ственно зависит от свободной деятельности членов общества.

0 первой причине, побудившей нас сосредоточить внима­
ние на свободе, т.е. о ее ценности - сказано достаточно. Что касается
второй причины— эффективности, то тут нам придется обратить
внимание на соответствующие эмпирические связи; в частности, на
взаимно обогащающие влияния различных прав и свобод друг на
друга. Именно благодаря таким взаимосвязям, о которых мы и бу­
дем говорить в нашей книге, свободная и плодотворная человечес­
кая деятельность становится основным двигателем развития. Ибо
свободная деятельность является не только «составной частью»
развития, она также увеличивает степень свободы в других родах
деятельности. Оба аспекта отражены в нашем подходе «развитие
как свобода» и объединены эмпирическими связями, которые все­
сторонне исследованы в данной работе.

Связь между индивидуальной свободой и уровнем социаль­ного развития далеко не исчерпывается принципом дополнитель­ности, сколь бы важным последнее обстоятельство ни являлось. То,

^ РАЗВИТИЕ КАК СВОБОДА

1 22 I

чего люди способны достичь, зависит от экономических возмож­ностей, политических свобод, развитости общественных движений и условий для получения медицинской помощи, базового образо­вания, а также от социальной поддержки и стимулирования их дея­тельности. С другой стороны, развитие институциональных струк­тур, обеспечивающих перечисленные возможности, зависит от наличия гражданских свобод, позволяющих беспрепятственно участвовать в общественных выборах и публичных дискуссиях, что в свою очередь способствует развитию этих возможностей. Взаи­мосвязи такого рода также рассматриваются в нашей книге.

Политическая свобода и качество жизни:

некоторые пояснения

Особенности нашего взгляда на свободу как на главную цель разви­тия можно проиллюстрировать простыми примерами. Хотя в пол­ной мере глубина и широта этого подхода станет ясна лишь после более детального анализа (попытка которого сделана в последую­щих главах), радикальную суть подхода «развитие как свобода» лег­ко продемонстрировать на некоторых элементарных примерах.

Во-первых, в контексте более узкого понимания развития как роста ВНП или индустриализации часто звучит вопрос: способ­ствуют ли развитию определенные политические и социальные свободы, такие как право на политическую деятельность и оппози­цию или право на получение базового образования? С более объем­ной точки зрения на развитие как на свободу такая постановка вопроса обнаруживает непонимание весьма важного аспекта: основные права человека (т.е. право на политическую деятельность, получение базового образования и медицинской помощи) являют­ся неотъемлемыми компонентами развития. Нет нужды заново до­казывать взаимосвязь развития и гражданских свобод, приводя в пример опосредованный вклад, который вносят эти свободы в рост ВНП и экономическую индустриализацию. Очевидно, что свобода и права человека способны эффективно влиять на экономи­ческий прогресс в целом, и эта взаимосвязь будет подробно рас­смотрена в нашей книге. Но хотя эта каузальная связь действитель­но весьма значительна, права и свободы играют в процессе развития непосредственную роль, важность которой не нуждается в доказа­тельствах с помощью цифр роста ВНП.

Второй пример касается несоответствия между доходом на Душу населения (даже после корректировки цен) и правом личности

^ ВВЕДЕНИЕ. РАЗВИТИЕ КАК СВОБОДА I 23 I





оставить комментарий
страница1/7
Дата15.10.2011
Размер2,4 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5   6   7
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх