Итоговый отчет Королевского Национального Института Слепых об исследовании преподавания Брайля детям в школах Предисловие icon

Итоговый отчет Королевского Национального Института Слепых об исследовании преподавания Брайля детям в школах Предисловие



Смотрите также:
В. В. Бианки; Рос гос б-ка для слепых. М., 2007. 1 кн. 2 л ил. (Маленьким читателям). Перепеч...
Сектор информации по культуре...
Новости Подмосковья...
Апрель, 6 всероссийское ордена трудового красного знамени общество слепых...
Кодирование данных...
«Особенности преподавания в разновозрастных группах в малокомплектных школах» (05. 12. 2008)...
Лечение метаболического синдрома Доклад (отчет)...
Отчет об исследовании Струтура отчета об исследовании Устная презентация Побуждение менеджеров к...
Отчет о научно-исследовательской работе Подготовка Национального отчета по выполнению...
Iii международная конференцияПравительства Москвы «Равные права-Равные возможности...
3 Предисловие местного координатора...
Индустриальной Колонии "Кузбасс"...



скачать
Итоговый отчет Королевского Национального Института Слепых об исследовании преподавания Брайля детям в школах


  1. Предисловие




    1. Заметный спад в преподавании Брайля и стандартов. Данное исследование было инициировано опасениями, высказанными в стенах Королевского Национального Института Слепых (RNIB) и за его приделами относительно заметного снижения численности детей изучающих Брайль и стандартов преподавания Брайля детям в английских школах. Известны анекдотические случаи, когда детей с серьезными нарушениями зрения обучали чтению, используя печатный шрифт размером свыше 48, в то время как Брайль был бы для них более подходящим средством. Похожие сведения были получены из-за снижения стандартов брайлевской грамотности среди учеников, действительно читающих по Брайлю.

    2. Этот отчет обобщает основные результаты исследования. Для краткости в этой статье был опущен литературный обзор, однако, копию всего исследования можно прочитать в сборнике Сью Кеил, в разделе исследований.




  1. ^ Цели исследования




    1. Цель исследования - рассматреть проблемы связанные со значительным снижением численности детей изучающих Брайль и стандартов преподавания Брайля, затрагивая следующие вопросы:

  1. Сколько детей в Великобритании в дошкольных, начальных и средних классах изучает Брайль?

  2. Где готовят браилистов?

  3. Кто преподает Брайль?

  4. Какие средства обучения используют учителя и ассистенты во время преподавания брайлевской грамотности?

  5. Как осуществляется (преподавательская и не преподавательская) поддержка браилистов?

  6. Какую политику проводят Местные Органы Народного Образования (МОНО) и школы по отношению к браилистам?

  7. Какие планы и основные стратегии реализуют Местные Органы Народного Образования и школы по отношению к детям, пишущим и читающим по Брайлю:

а) младшие дети, у которых путь к грамотности возможен лишь через Брайль;

б) старшие дети, ученики средней школы, которые привыкли к Брайлю с раннего детства.

  1. Как оценивают службы (МОНО) по делам людей с нарушением зрения и школы успехи учеников в освоении Брайля?

  2. Соблюдают ли те, кто производят свои собственные брайлевские материалы для детей, какие-либо правила или стандарты (если вообще соблюдают) принятые Местными Органами Народного Образования и школами?

10. Модели доставки брайлевского обеспечения.


  1. Методология




    1. Учитывая диапазон вопросов исследования были использованы два дополнительных методологических подхода: национальный почтовый опрос служб (МОНО) по делам людей с нарушением зрения и социологические исследования четырех служб (МОНО) и одной специализированной школы для слепых и слабовидящих детей. Анкетный опрос затрагивал цели исследования: 1, 2, 3, и 4. Основная цель социологических исследований состояла в том, чтобы ответить на вопросы: 5, 6, 7, 8, 9 и 10, хотя предполагалось, что их контекстуальные данные позволят интерпретировать результаты опроса.




    1. Обзор опроса. Национальный опрос служб (МОНО) по делам людей с нарушением зрения и специализированных школ для слепых и слабовидящих детей Англии, Шотландии и Уэльса включал в себя вопросы, относящиеся к преподавателям Брайля: где они получили образование, роль учителей и ассистентов при преподавании Брайля и какие тренинги по преподаванию Брайля они прошли. Опросники отправляли почтой в службы (МОНО) по делам людей с нарушением зрения и специализированные школы в январе и феврале 2002 года.




    1. Социологические исследования. Социологические исследования проводились в четырех службах (МОНО) по делам людей с нарушением зрения и в одной специализированной школе для слепых и слабовидящих детей. Основная цель этих исследований заключалась в создании теории, отличающейся от существующей, и исследовательского описательного проекта, который применялся. Главной предпосылкой исследований выступали такие факторы как: укомплектованность штатов, число квалифицированных специалистов, численность браилистов, способ финансирования и географические характеристики служб (МОНО), которые играют ключевую роль в определении способа преподавания Брайля детям в школах. Цель состояла в том, чтобы описать условия организации обеспечения преподавания Брайля, с особым вниманием к выявлению некоторых процессов, ведущих к возникновению определенной организационной структуры (обеспечения преподавания Брайля), а также проблемы и трудности, с которыми сталкиваются службы и школы.




  1. Результаты




    1. Количество детей, изучающих Брайль в Англии, Шотландии и Уэльсе (цель исследования 1). Результаты опроса, основанные на информации, предоставленной 106 службами (МОНО) по делам людей с нарушением зрения и экстраполированной из генеральной совокупности населения, представляющей 52%, показали, что в 2002 году в Англии, Шотландии и Уэльсе было около 850 браилистов в возрасте до 16 лет. Это приблизительно составило 4% незрячих и слабовидящих детей в возрасте от пяти до шестнадцати лет от общей численности населения. Также, было установлено, что незначительное количество (2%) детей в возрасте до пяти лет находится на ранних стадиях изучения Брайля или освоения навыков чтения по Брайлю. Это можно объяснить тем, что некоторые дети еще находятся на стадии выбора и принятия решения, относительно своего будущего способа чтения.

Эти данные отражают результаты исследования RNIB, проведенного в 1997 году (Clunies-Ross и другие в 1999). Поэтому это исследование не предоставляет достаточно доказательств, чтобы можно было бы говорить об уменьшении общего числа детей, изучающих Брайль в Великобритании.

Из 495 установленных браилистов менее одной пятой (17%) могли читать обычный или укрупненный шрифт. Некоторые ответы респондентов позволили прояснить ситуацию обстоятельств, в которых происходили исследования. Два участника исследования заявили, что в период освоения их учениками Брайля, как основного средства грамотности, печатный шрифт использовался в особых текстах, так, например: в математике или в случае с одним учеником «только для воспроизведения спортивных результатов по телетексту».

Особенно часто встречающейся темой социологических исследований, и один из наиболее важных результатов конкретного исследования, было разнообразие населения браилистов, в особенности высокой численности детей, изучающих Брайль, которые наряду с серьезными нарушениями зрения имели и другие дефекты. Тридцать три из восьмидесяти пяти обследуемых в ходе конкретных исследований браилистов имели дополнительные нарушения. В их число входили люди с легкими, средними или даже тяжелыми дефектами: с проблемами памяти, внимания или концентрации, аутизмом, нарушениями поведения, церебральным параличом, специфическими физическими повреждениями, затрагивающими детскую координацию рук его или её, проблемами слуха, эпилепсии и медицинскими нарушениями. Также было несколько учеников со специфическими дефектами в познавательной сфере: с нарушениями грамотности или ученики, у которых обучение Брайлю, предложенное учителями, вызывало серьезные страдания от «брайлевской дислексии».

Хотя конкретные исследования проводились не для получения результатов, которые можно было бы обобщить по отношению ко всему населению, сведетельство о том, что браилисты с дополнительными нарушениями были обнаружены везде, за исключением самой малой LEA/UA, является иллюстрацией более широкой картины. Эта точка зрения подтверждается результатами исследования проведенного в юго-западном регионе Англии (Johnston, 2002г.), которые не были опубликованы, но получены посредством личного контакта). Примечательным является также то, что опрос позволил установить, что из всех слабовидящих детей и молодых людей в возрасте до шестнадцати лет, в Великобритании приблизительно каждый второй имел дополнительные ограничения здоровья.

    1. Где обучают браилистов (цель исследования 2). Данные из 97 МОНО показали, что большинство браилистов (71%) учатся в общеобразовательных или раздельных общеобразовательных школах, хотя соотношение учеников из начальных классов значительно выше (83%), чем учеников из средних классов (59%). Также ученики начальных классов больше предпочитают учиться в местных образовательных школах (49%), чем в раздельных образовательных школах (34%), в то время как браилисты из средних классов чаще обучаются в раздельных общеобразовательных школах (38%), чем в обычных (21%). Среди учеников средних классов, обучающихся в общеобразовательных или раздельных школах, 16% не состоят в МОНО.

Ещё большее соотношение браилистов подросткового возраста обучается в специализированных школах для слепых и слабовидящих детей: 35% по сравнению с 15% учеников из начальных классов. Большой процент браилистов подросткового возраста в специализированных школах для детей с нарушениями зрения обучаются на дому, а не в системе МОНО.

По сравнению с остальным слабовидящим населением, которое также обслуживается 97 организациями МОНО, большинство браилистов обучается вне системы МОНО: 22% браилистов обучается вне системы МОНО по сравнению с 6% от общей численности людей с нарушением зрения, обучающимися в системе МОНО. Браилисты из средних классов в основном обучаются вне системы МОНО: 35% старшеклассников учатся вне системы МОНО по сравнению с 9% от общего числа людей с нарушениями зрения. Для учеников начальных классов такая разница составила 9% браилистов по сравнению с 3% от всего населения.

Базу для этих результатов предоставляют социологические исследования. Как описано в следующем параграфе, Местные Органы Народного Образования обладают различным политическим расположением: от полного включения браилистов в работу местных общеобразовательных школ до размещения всех браилистов в раздельных общеобразовательных школах. Факторы, влияющие на размещение определенных детей в специализированные школы для слепых и слабовидящих не исследовались, хотя в некоторых случаях родительский выбор играл немалую роль.


4.3. Модели доставки брайлевского обеспечения (цель исследования 10). В ходе пяти конкретных исследований было выявлено четыре модели доставки брайлевского обеспечения. Эти модели в социологических исследованиях МОНО были связаны с такими факторами: размер МОНО или служб для людей с нарушением зрения и характер их финансирования. Оба этих фактора в свою очередь были связаны с глобальной организацией сервиса. Позднее эти четыре модели были объединены.

  1. Специализированная школа для слепых и слабовидящих учеников. Эта была специализированная начальная и средняя школа для слепых и слабовидящих детей. Многие ученики приезжали из внутренних МОНО, в которых подобная школа уже была создана, другие же ежедневно приезжали из приграничных МОНО пока им не предоставили жилищных условий. В школе исследовались различные способности к обучению среди учеников: от тех, которые имели "комплекс затруднений", до учеников классифицируемых как "способные". В ходе всех исследований было установлено, что именно в этой школе был отмечен самый высокий процент браилистов, квалифицированных преподавателей и специализированных средств в рамках одной организации. Школа предоставляла брайлевские и другие адаптивные материалы, а также владела обширной библиотекой. Учеников обучали брайлевской грамотности квалифицированные учителя, прошедшие дополнительную подготовку, так называемые TAS, которые сами являются опытными браилистами. Школа также тесно сотрудничала с местными службами МОНО по делам людей с нарушениями зрения.

  2. Одна из наиболее крупных широко известных МОНО распределяла всех детей по общеобразовательным школам, которые дополнительно оборудуются для учеников с нарушениями зрения. Основанием для проведения такой политики явилось то, что благодаря ей учащиеся изучали или использовали знания Брайля, полученные от высококлассных специалистов и материальных средств, а не распределялись по индивидуальным общеобразовательным школам МОНО. Часть бюджетных денег МОНО перечислялись прямо в школы, откуда, в большинстве, случаев они поступали сразу в главный школьный бюджет, которым управлял глава по материальной части. Тем ни менее, службы по делам людей с нарушениями зрения оставляли основную часть бюджета для приобретения оборудования ICT, которое выдавалось отдельным ученикам в соответствии с основной политикой служб ICT. Кроме того службы проводили ICT обучение и техническую поддержку с помощью ICT техник, предназначенных для сотрудников всех раздельных школ. Несмотря на то, что все школы были связаны со службами по делам людей с нарушением зрения, во многих случаях раздельные школы действовали как независимые организации. Ответственность за предоставление и приобретение брайлевских материалов осуществлялось на индивидуальной основе. Преподавание Брайля проводилось специалистами на базе раздельных школ, учителей принимала на работу администрация школы, делегировались они службами VI, а руководство осуществлялось директором. В раздельных начальных классах школьные ассистенты (TAS) обеспечивали поддержку учебного плана.

  3. Третья модель была обнаружена в двух крупнейших службах VI, каждая из которых включала в себя консорциум унитарных структур (UAS), что позволяло сохранять служебную структуру, которая существовала до реорганизации местного органа власти. Обе структуры (VI) централизованно финансировались службой, управляемой ведущей структурой власти. Каждому работнику из центральных фондов, большим коллективам внештатных сотрудников и ассистентам подбиралась работа в соответствии с их возрастом, специализацией и географическим расположением. Используя специализированный персонал, таким образом, сотрудники служб могли гарантировать, что учителя, освоившие Брайль в раннем детстве и начальных классах школы, могли преподавать брайлевскую грамотность, в то время как учителя, освоившие Брайль позднее, осуществляли поддержку старших школьников в повторении пройденного материала. Большинство школьников, которые поддерживались этими службами, учились в местных общеобразовательных школах, хотя первая организация обслуживала и несколько детей, обучающихся в специализированных школах системы МОНО. Помощники преподавателей в обоих социологических исследованиях выполняли программу преподавания, запланированную и разработанную QTVI учителем, однако, в одной из организаций в качестве исключения ассистенты также были вовлечены в процесс планирования. Обе службы предоставили свои собственные брайлевские разработки.

  4. Четвертая модель иллюстрировалась службой VI в пределах малой унитарной структуры власти, которая отделилась от крупной структуры МОНО после реорганизации местного органа власти. Во время исследования данная служба финансировалась централизованно, но на много меньше, чем любая из двух предыдущих моделей, было задействовано только два внештатных сотрудника один из которых был главой организации. Кроме того, в раздельной школе, работающей в рамках UA, была основана одна служба QTVI. Два браилиста, которых обслуживала эта организация, работали в частных школах внештатным учителем на неполную ставку и ассистентом на полную ставку. Брайлевские материалы создавались ассистентами на местах или были получены через RNIB и другие внешние источники.


4.4. Кто преподает Брайль (цель исследования 3)? Ответы из 107 служб по делам людей с нарушением зрения системы МОНО показали, что профессионал наиболее часто отвечает за реализацию двух процессов: планирование и наблюдение на уроках брайлевской грамотности, и непосредственное преподавание, являясь внештатным учителем для детей с ослабленным зрением. 75% респондентов из 107 служб, ответивших на этот вопрос, заявили, что для преподавания Брайля (которые не имеют браилистов среди сотрудников в данный момент) используют труд внештатного учителя. Это не удивительно, принимая во внимание огромное количество учителей Брайля, работающих в местных общеобразовательных школах. Другие преподаватели Брайля из раздельных общеобразовательных школ составили 28%, а группа учителей из специализированных школ для слепых и слабовидящих детей только 11%. В четырех службах по делам людей с нарушениями зрения преподавание Брайля велось другими специалистами, такими как: «квалифицированный учитель Брайля» с одной стороны, а с другой - детский воспитатель с опытом работы в подобных учреждениях и ассистирующий учителю Брайля во время преподавания. В одной службе МОНО материальная база содержала брайлевские пособия, обеспечивающие поддержку ученикам изучающим Брайль. Представитель другой службы объяснил, что у них в штате есть сотрудник, работающий с каждым незрячим учеником по десять часов в неделю.

Тем не менее, не все сотрудники, ответившие на этот вопрос, поддержали браилистов из системы МОНО во время опроса.
То же самое, но в большей степени (83%), относилось к 88 службам по делам незрячих и слабовидящих, которые занимались вопросами образования браилистов в рамках МОНО, показывая, что обучение Брайлю входило в обязанности внештатных учителей. В некоторых службах один и тот же человек выполнял обязанности и внештатного учителя и отвечал за материальную базу. В других, преподавание Брайля осуществлялось несколькими учителями. Такое было возможно, если два специалиста делили ставку преподавателя при обучении одного и того же ученика, или если место работы браилиста находилось в рамках одного и того же МОНО. Замечания, высказанные некоторыми респондентами содержали идею о том, что в отдельных МОНО, по крайней мере, предоставляющих достаточно услуг или с соответствующими разработками преподавания Брайля, существовала проблема в найме и сохранении штата.


^ Роль ассистентов в процессе преподавания Брайля


Данные опроса показали, что значительный процент ассистентов участвовал в процессе преподавания Брайля. Из 81 службы, которые в настоящее время или недавно обслуживали браилистов системы МОНО, почти три четверти (72%) сказали, что ассистенты были задействованы в программе преподавания Брайля, разработанной QTVI.. 40% заявили, что их ассистенты были вовлечены в процесс планирования и реализацию программы преподавания под руководством QTVI. . 5% сотрудников служб отметили, что работа их ассистентов была направлена на разрешение других проблем, связанных с преподаванием Брайля, таких как: создание брайлевских материалов и др. Хотя 21% опрошенных из 81 службы МОНО заявили, что ассистенты, не сыграли серьезной роли в процессе преподавания Брайля и многие даже отказались подчеркнуть значение ассистентов в обучении.

В итоге, данные исследования позволили составить комплексную картину с дополнительной информацией, полученной из ответов респондентов. Некоторые например, отметили, что ассистенты провели ряд работ, перечисленных выше: один совмещал «реализацию программы преподавания с поддержкой программы преподавания»; другой подчеркнул роль работы выполненной не преподавательским ассистентом, а группой сотрудников с высокой квалификацией, которая была названа как «команда специалистов службы VI».

Для получения результатов использовались конкретные исследования. В ходе которых был выявлен показатель свидетельствующий, что ассистенты, поддерживающие браилистов в местных общеобразовательных школах, играли более важную роль в непосредственном преподавании брайлевской грамотности, по сравнению с их коллегами из раздельных и специализированных школ, где постоянно находился представитель из QTVI. Ассистенты из раздельных школ несли меньше ответственности за процесс преподавания брайлевской грамотности; в специализированных школах для слепых и слабовидящих детей они отвечали за процесс преподавания Брайля, но это осуществлялось под непосредственным руководством школьного координатора по Брайлю. Также исследования показали, что более крупные службы МОНО обладают большим спектром возможностей для стратегического развертывания деятельности учителей, они гарантировали, что учителя, обучающие детей в раннем возрасте и начальных классах, способны отвечать за процесс преподавания брайлевской грамотности, в то время как, учителя из средней школы, могли лишь проводить повторный курс обучения среди подростков. Эта возможность была не доступна для малых служб, которые нанимали на работу только двух внештатных сотрудников.


4.5. Тренинг для учителей, обучающих Брайль (цель исследования 4). Результаты опроса показали, что из 107 служб МОНО, меньше одной трети (28%) имели в своем штате учителей-тренеров по преподаванию брайлевской грамотности, включая внештатных учителей из служб по делам людей с нарушением зрения, раздельных и специализированных школ для слепых и слабовидящих детей. В большинстве случаев службы МОНО (80%) имели в своем штате сотрудника, прошедшего обучение по преподаванию Брайля детям. Но далеко не все участвующие службы поддержали браилистов из системы МОНО во время опроса. Поскольку детали о полученном обучении не были затронуты в опросе, уровень и качество обучения остались неизвестными и отличались в различных странах и регионах. Возможно, некоторые респонденты посчитали, что QTVI квалификация включает в себя компетентность в двух областях как свидетельство обучения процессу преподавания Брайля детям.

Важно отметить, что некоторые службы в своем штате имели более одного преподавателя брайлевской грамотности и ряд экспертных оценок можно было бы обнаружить в одной службе МОНО, особенно в больших организациях. Следует также заметить, что эти подсчеты отражают экспертные оценки и поддержку, оказанную ученикам, которые обучались на дому или когда служба VI была связана с раздельными и специализированными школами в одном районе. Поэтому это не передает всей картины, происходящей в специализированных школах для слепых и слабовидящих детей.

Большинство учителей, участвующих в пяти исследованиях, которые обслуживали незрячих, изучали Брайль самостоятельно на курсах QTVI. Два преподавателя освоили Брайль на заочных курсах. Три специалиста прошли обучение по преподаванию брайлевской грамотности: два из которых посетили факультативные занятия на курсах QTVI и один окончил курс RNIB по преподаванию Брайля. Один из учителей в настоящее время работает внештатным преподавателем по работе с учениками в общеобразовательных учреждениях, другой в раздельной школе и третий в специализированной школе для слепых и слабовидящих учеников. Большинство преподавателей поэтому не получили общего образования по преподаванию Брайля или брайлевской грамотности.

Четкая позиция учителей, просматривающаяся во всех пяти исследованиях, не зависимо от контекста, заключалась в том, что существует потребность в обучении преподаванию Брайля. Все, кроме двух из девятнадцати учителей, которые были опрошены, указали на необходимость в специализированном обучении по преподаванию брайлевской грамотности и многие высказались за идею, что следует проводить обучение в рамках курса QTVI. Также были высказаны сомнения в доступности программы подготовки для учителей, чтобы дать им возможность отвечать на вопросы учеников с серьезными нарушениями зрения и другими проблемами со здоровьем, в особенности учеников, испытывающих затруднения в обучении.

Многие учителя из средней школы полагали, что они смогли бы вынести значительную пользу из курса «преподавание Брайля», два специалиста высказали свои опасения в отношении поддержки недавно ослепших учеников или тех, чьё зрение ухудшалось. Они высказывались за точку зрения, что необходимо включить курс Брайля в программу обучения и предлагали, как ускорить этот процесс.

Другим курсом, который многие участники исследований также пожелали включить в программу, был курс преподавания математики и обозначения чисел по Брайлю; специализированных кодов Брайля; и методику преподавания Брайля, содержащую способ специализированного кодирования. Некоторые респонденты отметили, что обучение позволит учителям ознакомиться с образовательными потребностями учеников с серьезными нарушениями зрения и затруднениями в учебе. Также была затронута проблема преподавания брайлевской техники. Один из участников заявил, что в настоящее время при преподавании Брайля большое значение предается обучению брайлевских кодов и созданию брайлевских руководств. Это не дает возможности обеспечить подготовку реальной поддержки на первом и втором уровнях, многие из которых используются уже на этой стадии.

Дальнейшая тема, которая возникла и основывалась на индивидуальных суждениях и наблюдениях некоторых респондентов, а не на объективных вычислениях, заключалась в том, что существует отличие в содержании и стандартизации различных курсов преподавания Брайля. Особое требование предъявлялось к сертификату RNIB в стандартном английском заочном курсе по Брайлю, в Бирмингемском и Мори Хаус курсе по Брайлю. Поскольку данное наблюдение основывалось лишь на индивидуальном мнении, оно не могло быть принято во внимание без объективной оценки рассматриваемых курсов.


4.6. Тренинг для ассистентов (цель исследования 4). Результаты опроса показали, что из 83 служб, проводивших обучение незрячих в системе МОНО, 41% служащих заявили, что их ассистенты, работающие с незрячими, прошли курс обучения по преподаванию Брайля или брайлевской грамотности. Свыше 34% ассистентов имели опыт преподавания Брайля, но не брайлевской грамоты детям. Только 13% опрошенных из системы МОНО заявили, что их ассистенты прошли обучение по преподаванию брайлевской грамотности детям. Снова в опросе не затрагивались детали обучения. Тем ни менее, некоторые респонденты предложили, чтобы курс обучения для ассистентов завершал курс RNIB по стандартной английской брайлевской грамотности, с дальнейшей специализацией по преподаванию Брайля в консультационной службе QTVI.

Все школы и службы во время исследований использовали труд ассистентов, которые работали с незрячими детьми, чтобы упрочить свои знания и в большинстве случаев получить квалификацию браилиста. Однако, было несколько отличий в том, как это происходило. Некоторые ассистенты выучили Брайль вместе с учениками, которых они поддерживали. Другие прошли заочные курсы, такие как брайлевский курс RNIB, после которого выдается сертификат по стандартному английскому Брайлю, некоторые самостоятельно работали, используя Бирмингемский курс Брайля для начинающих. Все ассистенты должны были посвятить определенное время обучению; в некоторых случаях они учились лишь в свое свободное время, для других время учебы предоставлялось и оплачивалось, но любое официальное время учебы организовывала служба или школа, которая принимала их на работу.

Многие ассистенты во время конкретных исследований участвовали в изучении специализированных брайлевских кодов. Большинство самостоятельно научились работать со специализированными брайлевскими приложениями.

Некоторые респонденты, участвующие в обоих опросах и конкретных исследованиях, выразили обеспокоенность относительно определения времени обучения ассистентов, недостаточно определенной карьерной их линии и структуры оплаты ассистентов. Многие ассистенты работали непосредственно в школах и не имели доступа к службам VI и организациям QTVI, работающим с ассистентами, чтобы оплатить время учебы, освоить Брайль или достичь определенной квалификации в Брайле. Результатом стало то, что многие ассистенты вынуждены были изучать Брайль самостоятельно. Они могли бы осваивать это во время ланча или поздно вечером после школы. Во многих случаях не было никакого финансового стимула изучать Брайль, поскольку приобретение этого специфического навыка официально не вело к увеличению заработной платы.


4.7. Какие стандарты и руководящие принципы соблюдаются в службах системы МОНО и школах, которые производят брайлевские материалы (цель исследования 9)? Только в двух из пяти исследований был соблюден определенный стандарт или качественная оценка процедуры предоставления и планирования внутренней структуры брайлевских материалов. Это было отмечено в крупных службах VI и специализированных школах. Известно, что обе организации имели в своем штате специальные группы сотрудников, ответственных за создание брайлевских и других адаптивных материалов. В службе VI соблюдался письменный стандарт брайлевского расположения и представления букв, проводились регулярные встречи по выработке единых стандартов для создания специализированных текстов и документов.

Ни одна из служб или школ, участвующих в пяти конкретных исследованиях, не упомянула ни один из внешних стандартов, которые соблюдаются при создании брайлевских материалов, большинство не были знакомы с GCSE руководящими принципами, необходимыми для создания брайлевских документов.


4.8. Создание брайлевских материалов и текстов. В ходе опросов и социологических исследований респондентами были затронуты проблемы, связанные с созданием книг и учебных материалов по Брайлю. Среди упомянутых проблем были такие: недостаток брайлевских копий многих книг; время затрачиваемое на создание брайлевских текстов внешними поставщиками (включая RNIB); относительно высокая стоимость брайлевских книг и время, необходимое для получения информации о пригодности материалов. Для центральной телефонной службы и баз данных необходимо было определить детали всех коммерчески доступных брайлевских материалов, имена и контакты всех поставщиков



  1. Заключение


Данное исследование было вызвано рядом опасений, связанных с резким снижением численности детей, изучающих Брайль и стандартов преподавания Брайля детям в школах Великобритании. Первоначально оно было запланировано как небольшой эксперимент, однако довольно скоро оно переросло в серьезное исследование с большим количеством качественных и количественных данных. Ученым стало ясно, что существует целый комплекс проблем, связанных с образованием детей, использующих Брайль и учителя хотели обсуждать данный вопрос.

Поскольку две основные цели исследования были взаимосвязаны, из проведенного опроса было установлено, что численность детей, которые изучают и используют Брайль в Великобритании, почти не изменилась за последние пять лет. Поэтому в ходе исследования не поддерживалась точка зрения о снижении численности детей изучающих Брайль. Однако, благодаря конкретным исследованиям населения браилистов было установлено, что значительное меньшинство браилистов имеют дополнительные нарушения. Не смотря на то, что ученики, участвующие в конкретных исследованиях не составили репрезентативной выборки, результаты другого исследования показали, что это затрагивает более широкую группу населения. Если такая ситуация существует, возможно следует провести дальнейшее исследование или развить альтернативную стратегию преподавания Брайля детям, испытывающим затруднения в учебе или ученикам с физическими нарушениями. Также возникает вопрос, действительно ли Брайль является наиболее подходящим средством обучения для детей со сложным комплексом нарушений, и опять, чтобы ответить на него необходимо провести дополнительное исследование.

Если исследование будет направлено на изучение глобальной выборки браилистов с дополнительными нарушениями в возрасте до шестнадцати лет, возможно оно частично позволит объяснить причину серьезного снижения в стандартах брайлевской грамотности. Хотя это и не входило в данное исследование, в котором использовались любые формы оценки стандартов применения детьми Брайля, результаты исследования позволили сформулировать рекомендации по оценке, которые изложены в заключительном параграфе этого отчета.

Тесно связаны со стандартами брайлевской грамотности длительность и качество обучения учителей и ассистентов, которые преподают Брайль и обеспечивают поддержку учебного процесса. Исследование позволило выявить ряд проблем, связанных с разными аспектами обучения: преподавание брайлевской грамотности, обозначение чисел по Брайлю, специализированные брайлевские коды, преподавание Брайля взрослым, недавно ослепшие ученики, ICT и Брайль, представление и отображение букв в брайлевских документах. Предполагалось, что подобные учебные курсы будут способствовать повышению квалификации учителей слабовидящих учеников, которые должны знать курс преподавания брайлевской грамотности, как основной элемент обучения. Также определили, что модели обучения должны быть разработаны таким образом, чтобы преподаватели курсов могли наиболее быстро и гибко ответить на вопросы учителей и ассистентов, работающих с учениками разных возрастов, способностей и нарушений.

Опрос показал, что большинство незрячих детей в настоящее время обучаются в местных общеобразовательных или раздельных школах. Однако, незрячие дети больше предпочитают учиться не дома, по сравнению со слабовидящими учениками, а в специализированных школах для слепых и слабовидящих детей. По сравнению с учениками начальной школы ученики средней школы в большей степени предпочитают учиться в специализированных школах для слепых и слабовидящих и учреждениях вне системы МОНО.

Результаты опроса также показали, что существует отличие в количестве людей вовлеченных в процесс преподавания Брайля детям и поддержке в освоении учебной программы. В обоих опросах и конкретных исследованиях изучалась роль работы ассистентов, было выявлено, что во многих службах и школах ассистенты играли ключевую роль в процессе преподавания Брайля детям.

Многие респонденты в ходе обоих опросов и социологических исследований выразили обеспокоенность относительно доступности брайлевских материалов, нехватки книг, задержек в создании брайлевской литературы, высокой стоимости книг и недостаточно скоординированной информации о пригодности брайлевских книг и документов.

Пять социологических исследований дали возможность тщательно проанализировать полученные результаты на примерах различных моделей поддержки учеников, которые пишут и читают по Брайлю. Они проиллюстрировали тот факт, что незрячие дети могут успешно обслуживаться по целому ряду различных областей, если организация имеет штат сотрудников, прошедших специальную подготовку и хорошо финансируется. Особый интерес респонденты проявили к проблеме статуса, оплаты и обучения (включая вопрос финансирования обучения) ассистентов, особенно к МОНО, находившихся вне подчинения служб VI, где ассистенты принимались на работу непосредственно администрацией школы. В течении этого исследования DfES опубликовало сборник руководящих принципов по качественным стандартам для служб, осуществляющих образовательную поддержку детей и молодых людей с нарушениями зрения (DfES, 2001). Качественные стандарты, которые настоятельно рекомендует DfES, дают ясное представление школам и службам системы МОНО, о важности специализированного обучения для ассистентов, работающих с незрячими и слабовидящими школьниками. Будем надееться, что они будут действовать в соответствии с предложенными рекомендациями.

Хотя первоначальная цель социологических исследований состояла в описании моделей обеспечения, некоторые проблемы были выявлены и где возможно предложены варианты их разрешения. Множество этих проблем были связаны с общеобразовательными, а не специализированными школами. Но это не означает, что модель специализированной школы чем-либо превосходила модель общеобразовательной школы – обе имели свое место в образовании детей, использующих Брайль. В рамках данного исследования не было возможности проанализировать более широкий круг проблем, связанных с размещением детей по школам и особенно их включение в учебный процесс. Обсуждая специфические проблемы и трудности, мы надеялись показать, как различные факторы, такие как политика правительства, могут повлиять на создание служб для детей. Важным примером здесь является делегация представителей из фондов сената, посетившая школы. Полученные результаты исследования наводят на мысль, что центральная организация служб и фондов может быть наиболее подходящей моделью для снижения численности учеников, таких как браилисты, из-за негативного воздействия, которое бюджетная делегация может оказать на размер штата и материальную базу школы, необходимую для данной группы учеников. Поэтому, это является основанием для серьезных беспокойств. Национальный опрос поддтвердил, что существуют признаки к увеличению тенденции децентрализации отдельных служб из-за различных факторов, не только связанных с делегацией сената.

В заключении, были приведены примеры успешных программ, связанных с преподаванием Брайля детям и продемонстрировано, что незрячие ученики могут учиться в различных условиях. Также в ходе исследования были затронуты проблемы связанные с преподаванием Брайля и обеспечением материалами. Многие из этих проблем были высказаны учителями, которые хотели сохранить высокий профессиональный уровень в обеспечении поддержки детям, изучающим и применяющим Брайль. В результате исследования был разработан комплекс рекомендаций, которые изложены в следующем параграфе.


  1. Рекомендации



Обучение


  1. Следует создать перечень брайлевских курсов, разработанных учителями-тифлолагами (QTVI) в институтах Англии, Уэльса и Шотландии, приведя его к национально согласованному стандарту брайлевской компетентности для служб QTVI.

  2. Следует поощрять представителей учебных курсов QTVI Англии, Уэльса и Шотландии, осуществляющих преподавание грамотности по Брайлю.

  3. Следует разработать учебные модели по:

а) преподаванию брайлевской грамотности;

б) специализированным брайлевским кодам;

в) преподаванию цифровых обозначений по Брайлю;

г) представлению и расположению букв в брайлевских документах;

д) следует способствовать аккредитации этих моделей;

е) следует расширить ряд моделей, связанных с образовательным обеспечением.

  1. RNIB должен проводить обучение и аккредитацию «брайлевских чемпионов», что будет способствовать продвижению Брайля, позволит оценить преподавание Брайля и брайлевских навыков, знаний специализированных кодов, представлений и расположений букв в брайлевских документах. Кроме того, они послужат позитивным примером для молодых браилистов.


Исследование


  1. RNIB должен создать систематизированный международный литературный обзор методов преподавания брайлевской грамотности и интерпретацию тактильных диаграмм. В зависимости от итогов литературного обзора может возникнуть необходимость в дальнейшем исследовании методов преподавания Брайля.




  1. RNIB должен провести дополнительное исследование по изучению проблем грамотности у детей с серьезными зрительными и образовательными нарушениями. Это исследование должно включать изучение основных тактильных средств грамотности для этой группы детей и развивающих стратегий преподавания Брайля и других тактильных методов чтения и письма.




  1. RNIB должен провести исследование и разработку оценочного инструментария для принятия решения, является ли печатный или брайлевский формат наиболее приемлимым средством освоения грамотности учениками начальной школы, для которых любой из форматов или оба являются равноценными вариантами.


^ Национальные стандарты


8. RNIB должен разработать программу по независимой оценке качества преподавания брайлевской грамотности, основанной на примере Ofsted модели оценки преподавания национальной стратегии по грамотности.


9. RNIB должен разработать программу национальных стандартов в соответствии с образовательным обеспечением и материальной базой для слепых и слабовидящих детей. Что гарантировало бы относительное равноправие в обеспечении, во многом зависящее от системы делегирования правительственными структурами бюджетов в школы.


10. RNIB должен разработать программу карьерной стратегии и установить национальный уровень заработной платы для ассистентов, работающих с незрячими и слабовидящими учениками (включая повышение уровня квалификации браилиста).


11. RNIB должен разработать программу для ассистентов, которая предоставит им право на обучение и оплачиваемое свободное время для учебы, для развития их профессиональных навыков и знаний в различных областях, таких как: обучение Брайлю и поддержка учеников в освоении брайлевской грамотности.


^ Информация и материальное обеспечение


12. RNIB должен играть центральную роль в координировании и продвижении информации об источниках и подготовке брайлевских книг. Что можно было бы решить через открытые базы данных, которые активно создаются в наше время. Однако тут же возникает необходимость в специалисте, который будет их обслуживать и отвечать на телефонные звонки.


13. Создание брайлевских рессурсов, таких как учебники и т.д. должно осуществляться скоординировано, чтобы гарантировать большую доступность брайлевских материалов и уменьшать издержки производства.


Сью Кеил

Научный сотрудник

Королевского Национального Института Слепых

Исследовательский отдел по образованию и занятости

Ноябрь 2002 г.




Скачать 253,39 Kb.
оставить комментарий
Дата15.10.2011
Размер253,39 Kb.
ТипОтчет, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх