Средневековья Словосочетание \"Средние века\" icon

Средневековья Словосочетание "Средние века"



Смотрите также:
Рабочая программа дисциплины «История государства и права зарубежных стран» для специальности...
Контрольные вопросы и задания для самостоятельной работы к дисциплине «Становление...
Программа вступительных испытаний по истории средних веков (для поступления в магистратуру)...
Задания для контрольной работы...
Источники по истории средних веков v-хv вв...
Задача нашей сегодняшней сессии обсудить вопрос о специфике отношений церкви и государства в...
Античность Средние века Новое время...
«Развитие ветеринарии в Европе в средние века»...
Современная система мо, где субъектом является государство, инструмент договора...
Античная древность и средние века...
Жильсон Э. Философия в средние века: От истоков патристики до конца XIV века / Этьен Жильсон...
Учебное пособие в помощь аспирантам, обучающимся по специальности 07. 00...



страницы:   1   2   3
скачать
Лекция 1. Историческое содержание и периодизация эпохи Средневековья

Словосочетание "Средние века" имеет два значения: 1) научный термин; 2) самоназвание эпохи.

Научный термин впервые введен немецким историком XVII века И.Келлером для обозначения временного интервала между Античностью и Ренессансом.

Самоназвание эпохи - "Средний век" ("medium acvum") современно самой эпохе и указывает на время от первого до второго пришествия Христа, имплицитно содержа представление о неизбежном конце света, которым заканчивается "промежуточное время".

История термина "Средние века" включает созданную Просвещением "черную легенду" ("Средние века - время религиозного фанатизма, невежества и упадка искусств"), созданную романтизмом "золоту легенду" ("Средние века - время единства искусства и жизни, одинаково одухотворенных религиозным чувством") и культурно-историческую интерпретацию, предложенную французскими историками школы "Анналов" в начале ХХ века. Эта концепция предполагает оценку людей другой эпохи критериями их собственной, а не современной культуры. С этой точки зрения информативность термина "Средние века" ниже, чем самоназвания эпохи - "medium acvum", из которого мы узнаем о важном психологическом феномене - преследовавшем людей того времени ужасе светопреставления.

Чтобы понять и оценить разрыв между нами и людьми Средневековья, можно привести пример, когда их поведение кажется нам нелепым, но на самом деле оно вполне адекватно по меркам их культуры, которых мы не принимаем в расчет. С этим различием мы будем постоянно сталкиваться при изучении средневековой литературы, поэтому о нем лучше знать заранее.

Периодизация эпохи Средневековья. Для нашего курса понадобится не школьная 3-х частная, а более подробная 5-ти членная схема: 1-й период - IV-VI вв. - переход от Античности к Средневековью, 2-й период - VI-VIII вв. - "темные века" или эпоха варварских королевств, 3-й период - IX-XI вв. - эпоха раннего феодализма, 4-й период - XI-XIII вв. - эпоха зрелого феодализма или Высокое Средневековье, 5-й период - XIV-XV вв. - кризис феодализма, закат Средневековья.

Критически важный период - переход от Античности к Средневековью. Эти три века (IV-VI) ознаменованы тремя революциями, предопределившими "сценарий" средневековой истории: религиозной, геополитической, этнокультурной. Религиозная революция - принятие христианства Римской Империей; геополитическая революция - раздел Римской Империи на Западную и Восточную; этнокультурная революция - Великое переселение народов. Христианизация Империи легализовала на ее территории вторую власть помимо государственной - церковь. Раздел Империи отделил бедный и слабый латинский Запад от богатого и сильного греческого Востока. Великое переселение народов в конце концов сделало Западную Империю добычей германских племен, поделивших ее провинции.

Однако победа поставила пришельцев в трудное положение, отмеченное опасными для них противоречиями с покоренным населением - религиозными, культурными, языковыми. Чтобы в этих условиях сохранить завоевания, германцы должны были иметь с враждебным для них романским окружением некую существенную общность. Поэтому вожди франков, саксов, англов, лангобардов и прочих германских племен приняли крещенье из рук римской церкви. Это событие положило начало нескольким важнейшим процессам средневековой истории: ассимиляции варваров, христианизации варваров, конфронтации светской и духовной власти в Европе.

Далее даются определения ассимиляции и христианизации. Ассимиляция - уподобление одного народа другому по языку и культуре, христианизация - постепенное вытеснение христианской системой ценностей язычества в сознании германцев. В результате этих процессов исчез конфликт вер, языков и обычаев, поскольку из победителей и побежденных сложились совершенно новые этнические общности - французы, англичане, испанцы, итальянцы, то есть современные европейские народы. Х


Характерная для раннесредневековой Европы оппозиция христианства и язычества в эпоху Высокого Средневековья сменилась борьбой и взаимодействием крупных социальных групп - сословий.

Эта разница состояний средневекового общества в двух его хронологических срезах определяет структуру этого курса. Он также имеет две части, посвященных, соответственно, литературе раннего и зрелого Средневековья. При изучении литературы раннего Средневековья нас будут интересовать памятники христианской и языческой культуры, а при знакомстве с литературой зрелого Средневековья - ее сословная дифференциация.


Лекция ╬ 2. Христианская составляющая в культуре раннего Средневековья

В культуре раннего Средневековья христианское вероучение представлено двумя видами текстов: Священным Писанием и произведениями отцов церкви.

В состав Св. Писания входят два конфессионально различных, но генетически связанных друг с другом комплекса книг - Ветхий Завет и Новый Завет.

"Завет" - это союз, в данном случае союз Бога с некой избранной частью человечества, но смысл этого союза и отношения его участников в Ветхом и Новом Завете понимаются по-разному. Ветхий завет, являющийся богооткровенным и для иудеев, и для христиан, провозглашает такой союз между Богом и евреями, которые признаются единственным избранным народом, почитающим единого и единственного Бога. Христиане также признают авторитет Ветхого Завета, но для них важнее Новый Завет, в котором провозглашается союз Бога не с одним конкретным народом, а со всеми, кто почитает Иисуса из Назарета сыном Божьим и Спасителем человечества (Христом).

В состав книг Ветхого Завета, почитаемого иудеями и христианами, входят две главные части: "Закон" и "Пророки". "Закон" - это Тора, Моисеево Пятикнижие, ядро иудейского вероучения; "Пророками" называются записанные и сохранившиеся речи "вдохновленных Богом" людей, веривших, что через них Бог возвещает миру свою волю. Главный мотив пророческих текстов - идея пришествия Мессии, сына и посланца Бога, искупителя и спасителя человечества. Кроме Торы и пророческих текстов в состав Ветхого Завета входят Книга Царств, Книга Судей, Экклезиаст, Псалмы Давида, Книга Иова, Песнь Песней и ряд других Книг. Этот корпус текстов был составлен иерусалимскими священниками ко II в. до н.э. и переведен на латынь св. Иеронимом в V в. н.э.

Новый Завет не столь обширен и не столь древен. Его ядро - 4 евангелия, в которых рассказывается история жизни Иисуса Христа от рождения до распятия и воскресения. Авторами этих книг считаются апостолы (то есть прямые ученики Христа): Матфей, Лука, Марк и Иоанн. Кроме евангелий в новозаветный корпус включаются Деяния апостолов, Послания апостолов (среди которых выделяются 14 посланий Павла) и Апокалипсис Иоанна Богослова.

Кроме Св. Писания христианская составляющая раннесредневековой культуры представлена патристикой - произведениями наиболее авторитетных деятелей, идеологов, мыслителей раннего христианства, которых называют "отцами церкви". У Восточной и Западной церкви были свои признанные и почитаемые основоположники. Самым выдающимся из отцов Западной (римской) церкви считается Аврелий Августин. Он родился в римской провинции Африка, в семье христианки и язычника. Он долго искал свой путь и только в 40 лет принял крещение. Накануне крещения он написал "Исповедь", ставшую выдающимся памятником христианской мысли и гениальным литературным текстом.

"Исповедь" Аврелия Августина. Жанровые и композиционные особенности.

Самый близкий к "Исповеди" жанр - автобиография. Их сходство, во-первых, в используемом материале (событиях жизни автора), во-вторых, в сохранении хронологической последовательности (в описании движения времени по возрастам). Но разница существеннее: автор собственного жизнеописания стремится зафиксировать личную историю, чтобы вновь ее пережить; автор "Исповеди" обращается не к себе, а к Богу, и его жизненная история важна ему только в контексте этих отношений. Эти различия проявляются, в том числе, и в композиции "Исповеди". Сохраняя хронологическую последовательность, Августин оставляет из своих воспоминаний строго определенные эпизоды. Принцип их отбора впрямую обусловлен основной концепцией "Исповеди". Что это за принцип и какой идее он подчинен? Далее говорится о восприятии Августином младенчества (он не испытывает к младенцам ни умиления, ни симпатий; для него - младенец - это маленький хищник, озабоченный только питанием). В детских воспоминаниях он выделяет конфликт с учителями и эпизод с налетом на грушевый сад соседа.


Осмысляя в 40-летнем возрасте накануне крещения пройденный им жизненный путь, Августин считает его путем нравственного умирания, который привел его к искомой истине - христианской вере. В этом парадоксе - суть концепции Августина: человек сотворен из праха и поэтому порочен от рождения, по природе. В каждом возрасте по-своему. Демонстрации этой идеи подчинен отбор эпизодов в "Исповеди". Греховность человека так глубока, что он не может своими силами ее преодолеть, он может лишь осознать ее и ужаснуться. Спасти его может только Бог - и не потому что человек этого заслуживает, а по необъяснимой милости, как говорит Августин, "по благодати". Развитая Августином в "Исповеди" концепция благодати - незаслуженной милости Бога к порочному существу - предполагает две радикально различных шкалы оценок человеческих поступков: земным разумом и божественным разумом. Поэтому описанный в "Исповеди" путь нравственного умирания оказывается по сути путем спасения. С этой иррациональной двойственностью, противоречащей логике, нам не раз придется сталкиваться при анализе памятников средневековой литературы.


Лекция 3. Древнескандинавская эпическая поэзия. Мифологический цикл "Старшей Эдды".

Второй (наряду с христианством) полюс раннесредневековой культуры - язычество, носителем которого были древнегерманские племена. Мы знаем этот мир благодаря дошедшему до нас уникальному памятнику древнегерманской эпической поэзии, который называется "Старшая Эдда". Песни "Старшей Эдды" записаны монахами в Исландии в XIII веке, а изданы в Швеции в XVII веке. "Старшая Эдда" тематически универсальна: в ее составе все основные циклы, традиционные для древнего эпоса - мифологический, дидактический и героический.

В мифологических песнях "Эдды" отразились представления древних скандинавов о происхождении, устройстве и судьбах их мира. Основной памятник цикла - "Прорицание вёльвы".

Устройство мира. Древние скандинавы представляли мир в виде дерева - ясеня, имеющего крону, ствол и корни. Крона мирового древа ограничивала скандинавскую вселенную в пространстве; ствол, соединяя разделенные части мира, создавал мировую связь; совместно ствол и корни придавали мировому древу устойчивость.

Кроме того, сто структурой ясеня Иггдрасиль соотносились три мировые зоны: ветви - Асгард, ствол - Мидгард, корни - Утгард.

Асгард - жилище богов (асов и ванов) располагался на небе; Мидгард - мир людей - на земле. Утгард - пространство, противопоставленное Земле и Небу, населено великанами, карликами и мертвецами.

Боги, жители Асгарда, всего лишь одно из населяющих мир племен. Их предводитель - Один, верховный бог скандинавов, отец богов и людей, обитает в золотом чертоге (Вальхалле), стоящем в центре Асгарда. Один покровительствует войне, магии и поэзии. В скандинавском Пантеоне важное место принадлежит одному из сыновей Одина - Тору: он - бог-громовержец и покровитель земледелия; кроме того, он - главный защитник богов и людей от великанов. Жена Одина, прекраснейшая из богинь, Фрейя (или Фригг) - покровительница домашнего очага. Самый загадочный из обитателей Асгарда - Локки, бог без четких функций, враг асов и при этом - их помощник и советник.

Жители Мидгарда - люди; они - союзники богов в их вечной вражде с великанами. Скандинавы представляли Мидгард плоским островом, лежащим в океане. У Мидгарда тоже есть стена, но его отделяет от Утгарда прежде всего вода.

Великаны - враги богов и людей, жестокие и дикие гиганты, обитающие в Ётунхейме (стране великанов). Карлики живут в недрах гор, богатствами которых владеют.


Мертвецы, не павшие доблестно на поле боя, после смерти попадают в страну мертвых, в Хель. Кроме уже упомянутых существ в скандинавском мире есть еще тролли - чудовища, порожденные Локи: мировой волк (Фенрир), мировой змей (Ермунганд) и хозяйка царства мертвых (Хель). Каждый из них связан с одной мировой зоной: волк Фенрир связан путами в Асгарде, у порога Вальхаллы; змей Ермунганд плавает вокруг Мидгарда; Хель правит Нирльхеймом. Вместе с ними угроза сил зла и хаоса распространяется на все мироустройство.

Происхождение мира в скандинавской мифологии. Известные нам варианты древнескандинавской космогонии никак не сочетаются с только что описанной схемой мироустройства. Исследователи в связи с этим говорят о "двух проекциях" одной и той же картины мира - "вертикальной" и "горизонтальной". Скандинавская космогония (подобно греческой) начинается с хаоса, но это не смешение природ, а их предельная поляризация: до всего существовали две бездны - льда и огня. Из инея возникает первосущество - великан Имир, прародитель племени великанов. Создание упорядоченного мира обусловлено убийством первосущества и расчленением его гигантского тела, из частей которого возникают все необходимые элементы космоса - небо, земля, реки, горы, леса, облака и т.д. Убийцы Имира - Один и его братья становятся первыми асами. Женитьба Одина на Фрейе порождает племя богов.

Происхождение людей - три варианта: 1) люди - создания бога света Хеймдаля; 2) люди созданы карликами себе на забаву; 3) люди - потомки Аска и Эмблы (ясеня и ольхи) - двух кусков дерева, оживленных богами, нашедшими их на берегу моря и ставших первыми мужчиной и женщиной.

Судьбы мира в скандинавской мифологии.

Скандинавским миром правит судьба, а не боги, которые не обладают ни всеведением, ни всемогуществом, ни бессмертием (главным атрибутом греческих богов). Гибель богов предопределена: они сами навлекли ее на себя, нарушив клятву, данную великану, построившему стену Асгарда. Но гибель богов станет и гибелью мира. В этот день (Рагнарек) волк Фенрир вырвется из пут и убьет Одина, мировой змей обрушится на Мидгард, но будет убит Тором, который тоже погибнет в этом бою. Воины Одина (Эйнхерии) сразятся с мертвецами, собранными Хёль, боги - с великанами, но мир погубит не битва Асгарда и Мидгарда с Утгардом, а подземный огонь, который вырвется на свободу и сожжет все три мировых зоны. Его погасит потоп, после которого начнется новый мировой цикл.


Лекция 4. Дидактический эпос "Речи Высокого"

В "Старшей Эдде" дидактический цикл представлен единственным, но очень важным текстом - "Речами Высокого". "Высокий" - одно из многочисленных имен Одина, который учит людей двум видам мудрости - житейской и магической.

Раздел, посвященный житейской мудрости, пронизан противопоставлением Ума и Глупости. Одна из ключевых ситуаций, иллюстрирующих эту оппозицию, - пир в незнакомом доме, где гость должен быть бдительным и осторожным, в меру молчаливым, в меру разговорчивым, в меру пить и в меру есть - в противном случае он окажется "глупцом". Тут три существенных момента: призыв к недоверию, призыв к соблюдению меры и в этой связи уже упомянутая альтернатива - быть либо мудрым, либо глупцом.

"Мудрый" слушатель поучений Одина должен был понять оба этих призыва (к недоверию и соблюдению меры) как распространение на людей того состояния безопасности, которым боги пользуются за стеной Асгарда. В суровом скандинавском мире с его частыми родовыми распрями, оно высоко ценилось. Но почему оно несовместимо с репутацией глупца? "Речи Высокого" создавались в родовом обществе, в котором статус отдельного человека определялся статусом рода. Он формировался многими поколениями его предков, но мог быть устранен в одночасье из-за недостатка житейской мудрости у одного члена рода. А в архаическом обществе человек, опозоривший свой род и не сохранивший его статус, негласно становился "persona non grata": он не мог выгодно жениться, ему практически невозможно было приобрести друзей и союзников, и, как следствие, его существование становилось гораздо менее защищенным, то есть более опасным. Так что Один, называя житейскую мудрость "драгоценной", вряд ли преувеличивает.

Магическая мудрость - это знание рун, полученных Одином дорогой ценой. Надо отличать магическую мудрость от мистического знания судеб мира, которым обладает вёльва. Магическая мудрость столь же практична, как и житейская. Но ее прикладной характер проявляется в других условиях и другим способом. Знание рун дает власть над тайными, скрытыми свойствами вещей. Правильно начертанные руны могут спасти корабль в бурю, в бою отклонить стрелу или меч врага, успокоить пожар. То, что Один делится со своими слушателями знанием, однажды стоившим ему жизни, говорит о том, насколько боги в скандинавской мифологии дорожат союзом с людьми. Этим она разительно отличается от греческой с ее "антропомахией", описанной Гесиодом в "Трудах и днях".


Лекция 5. Древнескандинавский героический эпос

Жанр героического эпоса имеет ряд особенностей: 1) героический эпос (песни о героях) как правило основан на исторических событиях, но искажает их до неузнаваемости; 2) преобразование исторической основы однотипно: событие незначительное, периферийное превращается во всемирно-историческое, гигантское по масштабам; 3) подлинные события, лежащие в основе героических сюжетов, как правило, берутся не из истории народа, создающего данный эпос.

Лучший пример всех трех особенностей - "Илиада", но и для "Старшей Эдды" они тоже сохраняют силу.

Основной героический сюжет "Старшей Эдды" заимствован не из истории скандинавов - он восходит к эпохе Великого переселения народов и сохраняет память об уничтожении Аттилой в V веке королевства бургундов. Далее, это событие - отнюдь не из цикла всемирно-исторических, но именно оно, а не многовековая (и в итоге - успешная) борьба германцев с Римом дало начало древнегерманскому эпосу.

В "Старшей Эдде" есть целый ряд самостоятельных героических песней, но некоторые из них связаны в единый сюжет с помощью повторяющегося (сквозного) мотива "рокового золота". Целостное повествование двухчастно: оно имеет два сюжетных "ядра" - героико-мифологическое и героико-историческое.

Героико-мифологическая часть начинается с ввода мотива "рокового золота", движущего повествование; это история убийства асами Оттра и выкупа за него. Затем - эпизоды конфликта Регина и Фафнира из-за полученного сокровища, мести Регина - руками Сигурда, убийства Регина Сигурдом, который стал обладателем клада, встречи Сигурда и Брюнхильд и обмена клятвами верности, эпизоды невольной измены Сигурда Брюнхильд ради Гудрун, женитьбы Гуннара на Брюнхильд и ее мести Сигурду.

Героико-историческое ядро включает эпизоды сватовства Атли к Гудрун, приглашения им Гуннара и Хёгни на пир; поездки братьев в замок Атли, их убийства ради все того же золота и мести Гудрун мужу за гибель братьев. Эти две части отличаются не только источниками, но и принципиально различным поведением протагонистов. По сути, это оппозиция двух типов героев: паре "Сигурд - Брюнхильд" противостоит пара "Гудрун - Гуннар".

Сигурд и Брюнхильд - эталоны нормативного поведения, поскольку они послушны велениям судьбы. В этом послушании Сигурд доходит до "героической пассивности": он действует не по своей воле, а следуя течению событий, в которых он слышит голос судьбы. Сигурд подчиняется ему не раздумывая и не колеблясь: убивает Фафнира по воле Регина, Регина - в силу необходимости, клянется в верности Брюнхильд - по ее настоянию, женится на Гудрун по воле ее матери и т.д. Брюнхильд вкладывает в послушание судьбе больше личной страсти, чем Сигурд: для нее покорность судьбе означает выполнение долга, требующего мести клятвопреступнику. Но при этом она не поддается ни женской слабости, ни ревности и не превышает меру возмездия. Гуннар и Гудрун - носители противоположной этики, этики героической чрезмерности. Она проявляется в немыслимой для древних скандинавов дерзости - будь то стремление Гуннара подняться над судьбой ценой саморазрушения или способствовать Гудрун выйти за человеческие пределы жестокости и мстительности. Тем не менее, для слушателей "Эдды" обе категории героев равно заслуживают восхищения, поскольку принадлежат абсолютному прошлому: в настоящем уже невозможна ни "эталонная" покорность судьбе, ни запредельность бросаемого ей вызова.


Лекция 6. Каролингское возрождение

Эпоха варварских королевств, совпадающая с так называемыми "темными веками", завершилась в конце VIII в. н.э. во многом благодаря Карлу Великому, французскому правителю из династии Каролингов. Во-первых, потому что он завоевал большинство этих недолговечных государств, во-вторых, потому что эти завоевания изменили "этическую доминанту" германской военной знати с разрушения на созидание. Как свидетельствуют источники, стремление к разрушению преобладало в этой среде до Карла, поскольку отождествлялось с "путем чести и славы", обязательным для воина. Карл Великий, победивший лангобардов, аваров, баварцев, вестготов, славян, саксов и т.д., создал огромное многоплеменное государство, которое он хотел сделать стабильным и долговечным. Оно должно было основываться на принципе "один монарх - один закон - одна вера". Это означало, что 1) Карл переставал быть только королем франков и становился государем всех своих подданных; 2) прекращалось разделение подданных на две категории - живущих по римскому и германскому праву; 3) от безразличия в вопросах веры государство переходило к активной поддержке римской церкви и борьбе с язычеством. Для правителя варварской страны это была новая и беспрецедентная задача, поэтому, выполняя свою программу, Карл стремился опереться на авторитетный образец - многовековой опыт римского государственного строительства. Логическим завершением этой программы стало принятие Карлом титула императора и провозглашение его государства Римской Империей в 800 г. н.э. Карл, неграмотный и суровый воин, понял, что выполнение "реставрационной" программы невозможно без привлечения лучших интеллектуальных сил его времени. По всей Европе он собирал самых образованных и ученых монахов, составивших в итоге так называемую Академию. В состав ее членов входили франк Эйнхард, вестгот Теодульф, лангобард Павел Диакон, а возглавлял ее англосаксонский монах Алкуин.

В деятельности Академии Карла Великого можно выделить три направления: образовательное (просветительское), идеологическое, литературное. Образовательное направление - это восстановление разрушенной сети начальных школ с преподаванием на латыни. Идеологическое направление - это формирование общеимперской элиты, свободной от "партикулярного" (родоплеменного) сознания. Литературное направление наименее прагматично, но и оно развивалось в контексте "реставрационной" программы Карла Великого, считавшего культуру - и в особенности словесность - неотъемлемым атрибутом "Римского" (то есть цивилизованного, правильного) государства. Поэтому члены Каролингской Академии брали себе псевдонимами имена великих римских классиков: среди академиков были свой "Цицерон", свой "Вергилий", свой "Гораций"┘ Это обязывающий выбор: он предполагает тщательное изучение стиля соответствующего автора и его имитацию. Частично возрождается система жанров античной литературы. Так, Алкуин пишет эпические поэмы, послания, панегирики, эпиграммы, буколические диалоги. Эйнхард создает биографию Карла Великого, во многом ориентируясь на повествовательный стиль Светония в "Жизни двенадцати цезарей". Перу Павла Диакона принадлежат гимны, эпитафии, исторические сочинения.

Академия была распущена вскоре после смерти Карла в 814 г. н.э. его преемником Людовиком Благочестивым, не одобрявшим ее слишком светского духа.

При всей скромности ее литературных достижений Каролингская Академия с ее классическими пристрастиями положила начало целому ряду попыток возвращения к античной культуре, который завершился Великим Возрождением XIV-XVI веков.


Лекция 7. Сословность в обществе и литературе Высокого Средневековья. Жанры духовной литературы

Европейское общество эпохи зрелого Средневековья (оно же общество зрелого феодализма) строилось по сословному принципу. Сословие - это большая группа людей с одной и той же социальной функцией, общественным рангом и юридическим статусом. Особенность эпохи зрелого феодализма в том, что это - развитое общество, не нуждавшееся в государстве, поскольку сословия были самоуправляемыми структурами. Так, духовенство было организовано в единую иерархию - католическую церковь и, кроме того, - в монашеские ордена. Оно имело собственное право и подлежало юрисдикции церковного суда. Рыцарство было "размещено" по ступеням феодальной лестницы, созданной вассально-ленными связями разных уровней; король, стоящий на ее вершине, был лишь "первым среди равных" - главой сословия, а не государства. Бюргеры были объединены в цеха и гильдии со своими уставами, которые расписывали и каждый день, и всю жизнь членов этих корпораций. Подобно клирикам и рыцарям, горожане тоже жили по собственным законам: их издал суд магистрата. Вместе с тем, члены всех трех сословий средневековой Европы были духовными подданными римской церкви и называли себя "христианским миром". В итоге они оказались равно зависимы от двух одинаково обязательных для них, но трудно совместимых этических систем: универсальной - христианской и частной - сословной. Поэтому каждое сословие, подчиняясь собственной этике, вынуждено было отступать от христианской, что оценивалось общественным сознанием как корпоративный (общесословный) грех.

Так, духовенство, согласно Нагорной проповеди, не должно было "стяжать сокровища", но активно этим занималось. Правда, церковь объясняла это своими социальными обязанностями - необходимостью содержать лазареты, странноприимные дома, приюты для сирот и бедных, раздавать милостыню и т.д. Однако эти объяснения мало кого убеждали. Горожане также были часто обвиняемы в своекорыстии и стяжательстве, то есть "в служении не Богу, а мамоне", но без коммерции и продажи своих ремесленных изделий они не могли бы существовать. Хуже всего приходилось рыцарям. Будучи профессиональными и потомственными воинами, они должны были совершенствоваться в боевом искусстве, то есть в умении убивать, а как христиане должны были под угрозой адских мук выполнять заповедь "Не убий".

Это противоречие инициировало стремление каждой сословной культуры к созданию такой модели сословного поведения, в которой этот конфликт ценностей был бы тем или иным способом разрешен. Это стремление к выработке сословного идеала было в полной мере реализовано в литературах всех трех сословий.

Литература клириков (духовного сословия) имела ряд принципиальных отличий от рыцарской и бюргерской. Во-первых, ее языком был латинский, поскольку он считался сакральным, особо предназначенным для обращения к Богу. Во-вторых, ее задачей считалась передача заведомо известных истин Св. Писания, отсюда - установка на отказ от всякой авторской инициативы ("ничего не скажу от себя"). Как следствие, в духовной литературе преобладают эпические жанры, лирика представлена очень бедно, а драма - вообще в зачаточном состоянии. Система жанров духовной литературы строится как иерархия. Во главе ее - агнографические памятники, в которых представлен сословный идеал (святой), далее - хроники, фиксировавшие движение мирового времени к его последним срокам; затем - визионы, посвященные устройству загробного мира и судьбе индивидуальной души после смерти. Помимо этих жанров в систему входя притчи, проповеди и примеры, предназначенные к непосредственному воздействию на сознание паствы. Лирика представлена духовными гимнами и покояннами стихами, а драматические жанры - одной только литургической драмой.


Особенности основных жанров духовной литературы. Жития святых. Делятся на три типа, соответствующих путям обретения святости: жития аскетов, миссионеров и человеколюбцев. Эволюция жанра связана с изменением представления о святости в средневековой культуре. В ранних житиях святой - это живое воплощение нравственных норм христианства. В житиях более поздних - чудотворец.

Хроника. Ее отличие от внешне близких ей исторических сочинений: история исследует причины уже состоявшихся событий, пытаясь понять степень их закономерности. Хронист записывает внешне не связанные друг с другом факты, пытаясь угадать в них посылаемые Богом знаки грядущих событий - либо приближающих мир к концу, либо отдаляющих от него.

Визион - имеет ряд устойчивых признаков: 1) визионер - почти всегда мирянин и грешник, которому опыт путешествия в потусторонний мир посылается как предупреждение; 2) путешествию души по загробному миру предшествует ее отделение от тела; 3) проводник души в потустороннем мире - ее ангел-хранитель; 4) в своем путешествии душа видит места казни грешников и блаженства праведников, расположенные в общем пространстве и не разделенные границами; 5) потусторонний мир ориентирован по горизонтали, а не по вертикали.

Проповедь. Особенности католической проповеди по сравнению с православной. Православная проповедь рассчитана на единомыслие слушателей и призвана возвысить их до торжественно-праздничного состояния. Католический проповедник, напротив знает, что его аудитория состоит из разных людей, в том числе - несогласных с ним. Поэтому его задача - овладеть вниманием аудитории, чтобы убедить ее в важности излагаемых истин.

Притча - иллюстративная часть проповеди, конкретизирующая либо слишком трудные, либо слишком абстрактные для слушателей идеи проповедника в виде увлекательного иносказания.

Пример - тоже иллюстративная часть проповеди, но не иносказание, а якобы взятый из жизни случай, призванный убедить слушателей в действенности тех нравственных законов, о которых говорит проповедник.

Духовные гимны. Самые известные - "De profundis" и "Dies ikae". Представляют характерный для средневекового христианина эмоциональный комплекс, сочетающий в себе страх перед гневом Бога, сознание неискупимости собственной вины, позднее раскаяние, ужас одиночества и беспомощности.


Лекция 8. Рыцарская литература. Героический эпос

В попытке примирить сословную и христианскую этику рыцарская литература создала два варианта рыцарского идеала - героический и куртуазный. Первый представлен эпосом, второй - лирикой и романом.

Классический памятник рыцарского героического эпоса - "Песнь о Роланде". В ней есть все отмеченные при анализе "Старшей Эдды" признаки этого жанра, за одним исключением - сюжет взят из национального прошлого французов. "Песнь" создана ориентированно в X-XI вв. Ее историческая основа - незначительный эпизод войн Карла Великого: отряд маркграфа Хруотланда был истреблен в Пиренеях басками. Из этого мало примечательного события неизвестный автор (или авторы) создал одно из самых масштабных и трудных для понимания произведений средневековой литературы.

В сюжете "Песни" - два основных конфликта: отношения протагониста (Роланда) с его отчимом - Ганелоном и с его другом - пэром Франции графом Оливье. Эпизоды первой сюжетной линии: столкновение на совете пэров; договор Ганелона с маврами; суд вассалов Карла Великого над Ганелоном и божий суд над ним. Эпизоды второй линии: разговор Роланда и Оливье перед первым сражением с маврами, их разговор перед вторым сражением, прощание Оливье и Роланда.

Конфликт Роланда и Ганелона возникает из-за попытки Роланда отправить отчима с посольством к маврам, что означает верную смерть. Поскольку Роланд - пасынок Ганелона, то предлагая этот вариант, он фактически замышляет отцеубийство. Поэтому Ганелон вправе счесть себя оскорбленным и отомстить. В соответствии с нормами феодального права, он объявляет об этом при свидетелях. Нарушил ли Ганелон меру мести, пойдя на сговор с маврами? В тексте "Песни" Ганелон назван "вторым Иудой", но суд вассалов оправдал его, хотя и не без давления со стороны родичей обвиняемого. Тем не менее, божий суд был на стороне Роланда.

Конфликт с Оливье еще менее понятен. Роланд, отказав Оливье в его просьбе призвать на помощь Карла, фактически погубил свой отряд. Оливье не может простить ему этого и, умирая, называет его безумцем. Однако почему-то посланец небес спускается за душой безумного Роланда, а не мудрого Оливье, а божий суд оправдывает несостоявшегося отцеубийцу, которого не оправдал суд человеческий. Чтобы понять эти парадоксы, надо иметь в виду, что Роланд - не только безупречный вассал Карла Великого, но прежде всего вассал Бога и его воин. Поэтому мавры для него - не противник на поле боя, как для Оливье, а язычники, то есть враги Бога, с которыми невозможен никакой мир и война с ними - его долг при любом соотношении сил.




оставить комментарий
страница1/3
Дата13.10.2011
Размер0,53 Mb.
ТипЛекция, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх