Отчет о развитии проекта №5 Автор: Ю. А. Тихомиров, эксперт проекта Динамика компетенции субъектов федеративных отношений icon

Отчет о развитии проекта №5 Автор: Ю. А. Тихомиров, эксперт проекта Динамика компетенции субъектов федеративных отношений


Смотрите также:
Проекта
И краткое описание проекта. Цели и задачи проекта...
Динамика развития международных отношений в космическом сотрудничестве...
Динамика развития международных отношений в космическом сотрудничестве...
Виханский О. С. Стратегическое управление: Учебник...
Оценка экономической эффективности инвестиционного проекта...
Тема проекта
Тема проекта
Проекта, автора, школу, класс, координатора проекта и консультантов, дату подготовь...
Программа малых грантов Воронцовой Марине c одержательный отчет по реализации проекта «Служба...
Отчет по Государственному контракту №127 от 9 июля 2008 г...
Отчет по Государственному контракту №127 от 9 июля 2008 г...



Загрузка...
скачать

Институциональный, правовой и экономический федерализм в Российской Федерации

Международный семинар «Актуальные проблемы федерализма в Российской Федерации»,
Чувашская Республика



Ю.А. Тихомиров, эксперт проекта
Динамика компетенции субъектов федеративных отношений



Материалы из последнего отчета проекта
Отчет о развитии проекта № 5
Автор: Ю.А. Тихомиров, эксперт проекта



Динамика компетенции субъектов федеративных отношений


^ Ю.А. Тихомиров, эксперт проекта


Факторы развития компетенции


При всей важности политико-экономических аспектов федерализма основным элементом федерации являются ее действующие лица. Ведь федерация создается, функционирует и развивается ради главных субъектов конституционного права – народов, наций, национальных меньшинств, иных социальных общностей, и, конечно, граждан. Их интересы выражают институты территориального устройства и границ, государственной власти, способов решения государственных и локальных задач, наконец, правовой системы. Именно в федеративных отношениях проявляются интересы и права их участников, а, следовательно, решаются вопросы определения, разграничения и осуществления компетенции. Компетенция – ёмкое собирательное понятие, отражающее статусы ее носителей, она служит фокусом государственной, социально-экономической деятельности1.


Каковы же субъекты федеративных отношений? Продолжая ранее высказанную мысль, назовем:

а) социальные общности – народ, нация, национальные меньшинства и т.д.;

б) профессиональные и иные общественные объединения, территориальные коллективы и т.д.;

в) институты государственной власти – президент, законодательные, исполнительные и судебные органы;

г) местное самоуправление;

д) предприятия, учреждения и организации – государственные, бизнес-структуры и т.д.


Каждый субъект обладает собственным статусом, компетенцией, которые закреплены в конституциях, уставах, законах, положениях и иных подзаконных актах, актах саморегулирования. Естественно, границы между ними относительно подвижны как ввиду потребности в согласованных действиях и решениях, так и очевидных «зазорах» и правовых пробелов. Модели статусов и компетенций получают правовые воплощения в названных правовых актах и реализуются в ходе многообразной и динамичной деятельности. Эта триада как бы оживляет федеративные отношения в политической, экономической и социальной сферах.


Подвижность компетенции субъектов федеративных отношений объясняется рядом объективных и субъективных факторов. К первым относятся изменения в экономике и социальной сфере, в содержании политических и межнациональных отношений, федеративная и административная реформы2 и др. Ко вторым – качество определения компетенции органов и организаций, вмешательство и противодействие ее реализации, концепции, программы и позиции политических и экономических элит, давление общественного мнения. Под влиянием названных факторов происходят серьезные перемены в объеме, содержании и методах осуществления компетенции субъектов федеративных отношений. Появляются новые предметы ведения, видоизменяются полномочия, расширяются способы их согласованного и совместного осуществления. Все это можно выявить в ходе анализа тенденций развития современного федерализма.


^ Изъяны регламентирования


Слабость системного подхода к проведению государственных реформ выражается в том, что в регулировании статусов и компетенции органов исполнительной власти до сих пор преобладают подзаконные акты над законодательными регуляторами. Содержащиеся в законах о правовом положении органов исполнительной власти субъектов РФ, в федеральных статутных законах нормы о компетенции и полномочиях нередко «перекрываются» и смещаются в сторону решениями высших должностных лиц, правительственных структур, министерств и ведомств. Оперативные поручения руководителей подчас ценятся выше. Наблюдаются противоречия между статутными правовыми актами и тематическими законами в части регулирования компетенции органов исполнительной власти. Проведенный анализ соответствующих статутных норм и норм федеральных законов и законов субъектов РФ об образовании, культуре, науке и здравоохранении показал, насколько они противоречивы и трудно сопоставимы.


Почти во всех положениях о федеральных органах исполнительной власти отсутствуют нормы об их взаимоотношениях по «горизонтали» и «вертикали». Общая норма о взаимодействии «со всеми» не меняет дела и в итоге затруднены четкие связи однородных федеральных и региональных органов, и, следовательно, эффективное и оперативное решение экономических и социальных вопросов. Принятые недавно типовые регламенты не восполняют отсутствие материальных норм. Думается, по линии Правительства РФ требуются корректировки форм взаимоотношений федеральных органов исполнительной власти.


И в законах субъектов РФ, и в положениях о региональных органах исполнительной власти почти нет конкретных норм о взаимоотношениях с соответствующими федеральными органами. В итоге затрудняется деятельность разных звеньев управления и их взаимоотношения. Региональным органам трудно установить деловые связи с министерствами, агентствами и службами с учетом специфики функций последних. Поэтому целесообразно, чтобы были подготовлены рекомендации по корректировке положений об органах исполнительной власти.


В потоке преобразований можно отметить противоречивые тенденции. С одной стороны, быстро меняются характер и объемы полномочий уровней публичной власти. С другой, состояние системы исполнительных органов является пока консервативным. Усложнение структур и дополнительных механизмов взаимодействий между ними приводит к преимущественному движению актов между субъектами управления. Их сигналы в результате «гасятся» и почти не доходят до объектов управления, т.е. организаций и учреждений. Экономические и социальные процессы почти не подвергаются реальным изменениям, хотя это главный показатель государственной деятельности. Иллюстрацией служит Федеральный закон № 199-ФЗ(2) «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием разграничения полномочий» (31 декабря 2005 г.).


Необходимо продолжить совершенствование системы управления. На федеральном уровне чрезмерная специализация органов усложнила процесс принятия решений и их реализацию. И это служит дополнительным аргументом для совершенствования и преодоления некоординированной работы в регионах. Изучение законов субъектов РФ об органах исполнительной власти, принятых или измененных в 2005 г. и 2006 г., свидетельствует о разных моделях органов. Это и Президент Республики, и Губернатор области; Правительство; Кабинет Министров; Администрация области. Есть министерства, департаменты, управления, комитеты, государственные комитеты, агентства, агентства Администрации, службы, инспекции, комиссии, отделы.


Такая множественность видов органов не способствует упрочению единой исполнительной власти. Оправдано в этой связи провести специальное аналитическое обсуждение данной проблемы с представителями всех уровней исполнительной власти. Оно позволит подготовить предложения по примерным схемам построения органов исполнительной власти субъектов РФ, в частности, отразив программно-целевой принцип их организации и деятельности. Такой подход позволит полнее реализовать переход на реализацию показателей их деятельности и бюджетирование по конечным результатам.


Сложная ситуация сложилась в федеральных округах. Там действует много территориальных органов федеральных органов исполнительной власти (преобладают «агенты» федеральных служб). Это нередко ставит органы власти субъектов РФ в «зависимое» положение. Целесообразно определить критерии создания территориальных структур и их статусы. Они в большей степени оправданы для федеральных органов, действующих в русле норм ст.71 Конституции РФ. Для реализации положений ст.72 Конституции РФ и соответствующих федеральных законов более полезны программно-целевые органы с представительством органов субъектов РФ. Это позволит лучше решать проблемы комплексного социально-экономического развития регионов.


Следует обеспечить строгую корреляцию между объемом и характером полномочий Федерации и субъектов РФ и системами органов, которые их осуществляют. Сейчас далеко не всегда большому объему полномочий соответствует тот «набор» структур, который может их реализовать. Нередко обнаруживается «скопление» органов разных уровней на узком участке деятельности. Надо более строго отразить специфику связей федеральных министерств, агентств и служб с региональными органами, действующими в тех же или смежных сферах. Пока же этого нет.


^ Механизм оказания публичных услуг


Социальное государство призвано эффективно решать задачи социально-экономического развития, удовлетворения насущных потребностей общества и законных интересов граждан. Для этого предстоит решить такую ключевую проблему как совершенствование оказания публичных услуг. Ее решение предполагает учет компетенционных вопросов.


Понятие услуги постепенно дифференцируется и охватывает не только услуги сугубо в гражданско-правовом смысле, но и услуги, оказываемые государством в целом и его органами, муниципальными и иными структурами.


Нетрудно заметить разнообразие услуг по типу отношений между их субъектами. Государственные услуги оказывают органы государства, и здесь предстоящее введение законом стандартов государственных услуг вполне объяснимо. Есть муниципальные услуги. Можно выделять социальные услуги, оказываемые социальными организациями и учреждениями, наконец, частные услуги по линии бизнес-структур. Все названные разновидности услуг можно охватить родовым понятием «публичные услуги», отражающем деятельность по удовлетворению публичных и частных интересов как для общества в целом и его отдельных слоев, т.е. для неограниченного круга субъектов пользования, так отдельного гражданина.


Этой деятельности служат институты общества, включающие уполномоченных субъектов, правовое регулирование в виде императивных («заложенных» в законе и соответственно в компетенции) и договорных оснований, процедур оказания услуг.


Услуги имеют разные адресаты. В одних случаях они удовлетворяют потребности общества, всего населения – такова экологическая информация, в других – услуги предназначены для различных категорий граждан (пенсионеров, военнослужащих и т.п.), в третьих – для конкретных граждан по их обращениям, в-четвертых, преимущественно для юридических лиц, в частности предпринимателей, в-пятых, для государственных и муниципальных органов.


Естественно, содержание услуг весьма многообразно, и речь идет о медицинских, образовательных, культурологических, информационных, консультационных, банковских и иных услугах. И общество, граждане заинтересованы в упорядочении видов услуг и их высоком качестве. Пока же нет четкой типологии услуг, оказываемых уполномоченными субъектами для клиентов, потребителей, как на уровне федерации, так и ее субъектов и муниципальных образований.


Необходимо совершенствовать публичные институты общества, призванные выражать потребности граждан и организаций в публичных услугах и гарантировать порядок их оказания. Для этого предстоит решить ряд крупных задач.


Надо тщательно определить роль и функции структур, которые оказывают услуги разного рода. Речь идет, прежде всего, о государственных органах.


Законодательные органы должны более основательно готовить законы в социальной сфере и предвидеть социальные последствия их применения.


После перестройки федеральных органов исполнительной власти на федеральные агентства возложены задачи по оказанию государственных услуг. К сожалению, в положениях о них соответствующие полномочия определены весьма нечетко, оказание услуг плохо выделяется среди других функций – управления, регулирования, контроля. Это ставит их получателей в непростые ситуации. Нужны корректировки положений этих и других органов, у которых есть функции по оказанию услуг, а также диагностика деятельности по конечным результатам.


В соответствии с новым законодательством о местном самоуправлении нужно четко определить функции муниципальных органов по оказанию бытовых, коммунальных, жилищных и иных услуг.


Весьма сложной является проблема оказания социальных услуг по линии специальных социальных учреждений – образовательных, медицинских, научных, спортивных и др. Сеть государственных организаций, подведомственных федеральным агентствам, требует уточнений в федеральном аспекте. Это упростит взаимоотношения и оказание услуг. К тому же обсуждение проекта федерального закона «Об автономных организациях» выявило серьезные расхождения в трактовке их нового статуса между ведомствами и представителями творческих и иных союзов.


Публичные органы должны более успешно и с наибольшим демократическим эффектом действовать в сфере оказания услуг в соответствии с законодательством. Именно законы развивают конституционные нормы о социальных и иных правах граждан и содержат базовые гарантии их реализации. К сожалению, эта сфера регулируется весьма противоречиво. Законодательство об образовании, здравоохранении, науке, культуре, физкультуре и спорте, социальном обслуживании развито далеко не полностью, в нем много пробелов и юридических коллизий. По сути дела, отсутствуют четкие нормативные определения видов услуг, их гарантий и способов предоставления, показателей качества, ответственность за их несоблюдение.


Вполне обоснованно можно предложить системное формирование такого нового комплексного правового института, как публичные услуги. В его регулировании сочетаются в качестве опорных нормы конституционного, административного и гражданского права, и связанные с ними нормы финансового, экологического, трудового, информационного и других отраслей права. Предстоит разработка признаков данного института.


Первые шаги в этом направлении связаны с преодолением отмеченных выше ошибок и противоречий с помощью системы мер по совершенствованию законодательства о публичных услугах путем:

а) четкого нормативного определения природы, признаков и видов услуг, оказываемых гражданам и юридическим лицам в строгом соответствии с конституционными правами граждан, а также установления презумпции «клиент прав» во всех спорных ситуациях;

б) принятия законов о стандартах государственных и муниципальных услуг;

в) введения единых реестров услуг, а также нормативов социального обслуживания различных категорий граждан с учетом структуры стабильных бюджетных расходов;

г) расширения положений об образовательных, медицинских и иных услугах в отраслевом законодательстве и постепенной подготовки социального кодекса;

д) четкого распределения полномочий и ресурсов по оказанию услуг между федеральными, региональными и муниципальными органами;

е) совершенствования статуса социальных государственных, муниципальных и иных учреждений и организаций;

ж) упорядочения режимов участия бизнес-структур в развитии социальной инфраструктуры;

з) строгого соизмерения подзаконных актов и нормативов обслуживания, издаваемых ведомствами, с нормами Жилищного кодекса, других законов об услугах.


^ Централизация и децентрализация


Предстоит системно совершенствовать все элементы государственного управления – составы функций по уровням, статусы субъектов и участников, процедуры и регламенты деятельности, институты госслужбы и др.1. Это должно быть сделано во взаимосвязи на федеральном и региональном уровне, с выделением «партнерской доли» законодательных и муниципальных органов, суда, который становится активным участником отношений с управленческим аппаратом.


Ключевой вопрос – содержание государственного управления. В широком смысле оно производно от функций государства, которые выражают его деятельность в разных сферах. Каждая из них включает комплекс подфункций, выполняемых разными ветвями власти, органами и организациями. Например, в осуществлении экологической функции участвуют и законодательные, и исполнительные, и муниципальные органы, и предприятия. У каждого участника – своя «доля» выполнения общих функций. Поэтому в более узком смысле государственное управление выполняет такие функции как легализующие, распорядительные, нормирующие, контрольные и др.

Это позволяет использовать в различных отраслях и ситуациях гибкие методы воздействия на социально-экономические процессы, на деятельность органов и организаций, на поведение людей. От правильного выбора регуляторов и меры их соотношения зависит уровень развития экономики и социальной сферы. Пока это не удается на практике, и выбор регуляторов бывает произвольным: то жестким, то мягким, то нейтральными. Среди регуляторов административного права следует более четко различать нормы материальные и процессуальные. Компетенционные нормы с их широким спектром административного усмотрения требуют четких процедур деятельности и принятия решений, взаимоотношений всех субъектов права. Пока процедурных и процессуальных норм явно не хватает и это надо преодолевать с помощью системы административных регламентов. До сих пор их разработка идет без принятия соответствующего закона, что едва ли оправдано.


Все более настоятельной является необходимость формирования новых административных режимов, как подвижных комбинаций регуляторов – норм, статусов органов и организаций, процедур для решения устойчивых или временных задач. К ним можно отнести легализующие режимы (регистрации, аккредитации, аттестации и др.), функциональные режимы (в сфере бюджетных отношений, услуг связи и др.), контрольно-надзорные режимы, административно-международные режимы.


Следующий круг – распределение функций по видам органов исполнительной власти и отдельным органам. Это – сложная задача, и поэтому в ходе административной реформы проводилась большая работа по выявлению избыточных функций, от которых можно отказаться или сократить объем и масштаб выполнения. Причем произошедшая специализация функций федеральных органов обнаружила ряд острых проблем. До сего дня нет общепринятого классификатора функций. Наряду с функциями выделяются государственные услуги как способы реагирования на запросы граждан и юридических лиц. Грань пока проведена весьма условно. К тому же определение и распределение функций и услуг требует гибких процедур.


Необходимо: а) четко определять составы государственных функций и услуг по уровням и видам органов; б) обоснованно решать вопрос об условиях и основаниях перераспределения полномочий и ресурсов; в) тщательно урегулировать и соблюдать процедуры передачи, наделения и делегирования полномочий; г) обеспечивать строгую адекватность структур управления возлагаемой на них компетенции.


Это позволит находить правильное соотношение между централизацией и децентрализацией. Курс на централизацию выражается в последние годы в разных формах. Наблюдается концентрация законодательной деятельности на федеральном уровне, и чрезмерная детализация регламентирования вопросов в законах по предметам совместного ведения. Слаба процедура учета интересов субъектов РФ. Происходит периодически передача целого ряда полномочий органов государственной власти субъектов РФ на федеральный уровень. Сохраняется чрезмерное ведомственное регулирование по линии федеральных органов исполнительной власти. Добавим замену прямых выборов губернаторов и президентов субъектов РФ избранием их по представлению Президента РФ.


Параллельно или с некоторым временным разрывом происходят некоторые процессы децентрализации. Когда сверху – вниз передаются некоторые полномочия, особенно в социальной сфере, бюджетные средства, подведомственные организации и учреждения. Расширяется сфера самостоятельных действий местных органов. В субъектах РФ интенсивно развивается социальное законодательство, им передается целый ряд полномочий путем изменения федеральных законов. Передаются финансовые ресурсы для выполнения этих полномочий, расширяются рамки самостоятельного принятия решений. Но проблема в том, что и централистские, и децентралистские тенденции то быстро проявляются, то гаснут. Правовые и управленческие «рокировки» происходят непрерывно, чему свидетельством служат известный Федеральный закон № 122 (август 2004 г.) и Федеральный закон № 199 (декабрь 2005 г.) с разными целевыми ориентациями.


Показательно: процессы централизации и децентрализации нельзя, видимо, сводить к традиционным административным аспектам. В них явственно обнаруживаются экономические аспекты, влияющие на публичную деятельность. Надо полагать, концентрация собственности в руках государства путем национализации и создания крупных государственных корпораций (путем скупки акций, слияния и т.п.) отражает экономическую централизацию. С другой стороны, приватизация и уменьшение удельного веса госсектора сопровождается курсом на дерегулирование. Происходит «сброс» некоторых функций с госорганов на плечи саморегулируемых и иных организаций. Но это не означает полного отказа от госрегулирования, которое должно видоизменяться и более гибко сочетаться с саморегулированием.


^ Способы решения комплексных задач


Анализ распределения и использования полномочий органов на уровне Федерации и ее субъектов показывает, сколь существенны их согласованные действия, особенно в рамках статьи 72 Конституции РФ. Пока этого в полной мере нет и отказ от схем управления в областях и специализация органов затрудняют решения комплексных социально-экономических задач. Между тем именно это служит средством реализации конституционных и законодательных положений о предметах совместного ведения.


Важным координационным средством согласования интересов и действий федеральных и региональных структур служат Федеральные целевые программы (ФЦП). Согласно Бюджетному кодексу ФЦП являются основным инвестиционным ресурсом Правительства. Из ФЦП финансируются научно-исследовательские, опытно-конструкторские и социально-экономические мероприятия. Но ими монопольно распоряжается Минэкономразвития, которое рассматривает заявки федеральных и региональных органов. Жесткость анализов и контроля не исключает необходимости упрощения процедур и расширения участия субъектов РФ.


Дело в том, что Федеральный закон «О государственном прогнозировании и программах социально-экономического развития Российской Федерации» не содержит норм о порядке составления программ – урегулировать этот вопрос поручено Правительству РФ (п. 7 статьи 4). Отраслевой ведомственный подход усложняет учет интересов и потребностей регионов. В федеральных программах государственным заказчиком – координатором и государственными заказчиками выступают федеральные министерства, агентства и службы. И в Положениях о соответствующих федеральных органах формирование программ отнесено к их исключительной компетенции. Регионы мало вкладывают собственных средств. Поэтому реализация ФЦП в регионах не вполне удовлетворяет, равно как и опоздания в представлении ими отчетов об использовании средств. Такая практика требует изменений.


В субъектах Российской Федерации принимаются собственные акты о программном развитии. Так, в Нижегородской области действует Закон от 22 июля 2003 г. «О прогнозировании, стратегическом и программном планировании социально-экономического развития Нижегородской области». В п. 3 статьи 3 установлено, что разработка прогнозов как основы программных и бюджетных решений ведется на основе сценарных условий функционирования экономики Российской Федерации по установленным МЭРТ формам и показателям с учетом его методических указаний и рекомендаций.


Другой регулирующий документ – постановление Правительства области от 5 марта 2005 г. «О стратегическом плане социально-экономического развития Нижегородской области на период до 2015 года». В нем есть раздел о сценарных прогнозах изменения внешних условий (цен на энергоносители, развитие федеральных транспортных коммуникаций и т.д.). Особо выделим перестройку на основе принципа регионально-корпоративного управления, когда вводятся договорные механизмы между всеми органами и субъектами хозяйствования. Можно поддержать идею генерального соглашения между всеми ветвями власти, муниципальными органами и бизнес-структурами.


Целевой подход к организации решения комплексных задач реализуется в ряде республик. В Татарстане в 2000 г. Кабинет Министров утвердил кодификацию функций государственного управления. По каждой функции определены центры ответственности и индикаторы оценки эффективности ее выполнения. Каждое министерство получает государственный заказ на управление. Развивается система индикативного управления экономикой с помощью социального нормирования, стандартов, регламента принятия решений по развитию сети учреждений, процедуры анализа уровня экономической самодостаточности хозяйствующих субъектов.


В Удмуртской Республике Президент Указом от 3 февраля 2005 г. «О системе индикативного управления в Удмуртской Республике» утвердил план работ Правительства по реализации системы индикативного управления. Проведен анализ функций исполнительных органов, их распределение по органам в соответствии с кодификатором функций государственного управления, разработка индикаторов социально-экономического развития, уровня жизни, отраслей и муниципальных образований, разработка паспорта бюджетного учреждения, социальных стандартов. Подготовлены соглашения с хозяйствующими субъектами и бюджетными учреждениями о сотрудничестве в реализации этой системы.


В общем плане можно вести речь:

а) о согласовании процедур составления и реализации федеральных и региональных целевых программах;

б) о согласовании программ социально-экономического развития, программ управления и программ проведения административной реформы;

в) о разработке комплекта публичных соглашений о разных видах взаимодействия субъектов публичного и частного права.


^ Партнерство власти и экономических субъектов


Тенденцией последних лет является расширение круга субъектов федеральных отношений за счет включения в него экономических субъектов1. Данное понятие охватывает организации, предприятия и учреждения разных форм собственности. Если для организаций государственного сектора сохраняется в основном прежний механизм государственного управления, то для отношений с бизнес-структурами характерны другие формы связей – регулирующие, легализующие, координирующие и контрольные.

Взаимоотношения органов государственной власти с экономическими субъектами развиваются по двум направлениям – это связи властных органов как с отдельными предприятиями и организациями, так и с их объединениями. Примером последних служит общероссийская ассоциация «Опора России», имеющая свои отделения почти во всех субъектах Российской Федерации.


Государственные органы налаживают сотрудничество с бизнес-структурами в пределах своей компетенции. Для федеральных органов власти и органов власти субъектов РФ появляется возможность расширять ресурсные и иные источники для реализации конституционных и законодательных полномочий. Президент РФ не раз отмечал необходимость делового взаимодействия власти и бизнеса по разным направлениям – развитие промышленности, строительства, инфраструктуры территорий и особенно в реализации приоритетных национальных проектов в сфере здравоохранения, образования, ЖКХ, сельского хозяйства.


Весьма полезны правовые способы целевого участия экономических субъектов в решении общих задач. Законодательство позволяет органам публичной власти действовать эффективно. Почти треть субъектов РФ приняла законы о промышленной политике в области, республике, регионе. Субъектами промышленной политики являются органы государственной власти и органы местного самоуправления, общественные объединения, предприниматели, предприятия и организации, обладающие статусом юридического лица и действующие в сфере промышленности региона, независимо от их организационно-правовой формы.


В г. Москве, Волгоградской области и других субъектах РФ приняты законы о взаимодействии органов власти региона с негосударственными некоммерческими организациями. В них определены основные принципы и формы взаимодействия органов власти с организациями. Основными формами взаимодействия и поддержки органами власти негосударственных коммерческих организаций являются: размещение социального заказа; выделение грантов (субсидий) и контроль за их использованием; предоставление налоговых льгот категориям некоммерческих организаций, льгот неналогового характера; методическая, консультационная, организационная помощь.


Правда, данная область взаимоотношений пока развита слабо и стороны по-прежнему следуют курсу собственной автономизации. Бóльший эффект дает взаимодействие и эту тенденцию нужно поддерживать с учетом накопленного опыта заключения соглашений преимущественно трех видов – системных, социальных и производственных.


Заслуживают поддержки общие долгосрочные соглашения о сотрудничестве органов публичной власти и экономических субъектов. Примером эффективного системного взаимодействия служит «Стратегическая программа развития Открытого акционерного общества «Российские железные дороги», отражающая многолетние устойчивые связи транспортных структур с хозяйственными организациями. В программе есть специальный раздел о взаимодействии ОАО «РЖД» с субъектами РФ, который дополняется ежегодными соглашениями и договорами-контрактами по видам деятельности.


Все более широкое признание получают способы повышения социальной ответственности бизнеса. Социальные соглашения между государственными и муниципальными органами, с одной стороны, и экономическими структурами, с другой, позволяют усиливать акценты их взаимодействия.


Новой формой взаимодействия власти и бизнеса является государственно-частное партнерство. В русле государственно-частного партнерства Российским союзом промышленников и предпринимателей подготовлен «Национальный доклад о политике повышения конкурентоспособности экономики России». РСПП рекомендует Правительству публично определить меры общеэкономического характера, виды деятельности и конкретные проекты в промышленности, которые надо совместно развивать. Есть некоторый опыт такого рода у Министерства транспорта и ТПП.


Думается нужно отладить организационно-правовой механизм государственно-частного партнерства – права и обязанности сторон, договорные отношения, управление проектами, меры ответственности и т.п. Помогло бы постановление Правительства РФ по данному вопросу.


Видимо, федеральным министерствам нужно разработать и ввести примерные формы соглашений государственных органов и организаций с бизнес-структурами в соответствующих отраслях, сферах. Некоторым аргументом служит, к примеру, форма бизнес-плана, представляемого для заключения (изменения) соглашения о ведении промышленно-производственной деятельности, утвержденная приказом Минэкономразвития от 23 марта 2006 г.

1 См. Ю.А.Тихомиров, Теория компетенции. Москва, Юринформцентр, 2001.

2 См. подробно. Административная реформа в России. Москва, 2006.

1 См. подробно Ю.А.Тихомиров. Административное право и процесс. Полный курс. Второе издание. 2005.

1 См. Власть, закон, бизнес, Москва, 2005.



ARCADIS BMB / GOPA / VNG International / ILPP




Скачать 200,57 Kb.
оставить комментарий
Дата13.10.2011
Размер200,57 Kb.
ТипОтчет, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх