Итальянские сады эпохи Ренессанса. Структурная организация и семантика icon

Итальянские сады эпохи Ренессанса. Структурная организация и семантика



Смотрите также:
Итальянские сады эпохи Ренессанса. Структурная организация и семантика...
2. В каком городе находились висячие сады Семирамиды? Почему эти сады названы «висячими»...
П рограмма Международной научной конференции...
Учебно методический комплекс дисциплины дпп. В. 06 Семантика (опд. В. 4 Семантика)...
Анализ памятников эпохи возрождения. Живопись...
Анализ художественных картин мира эпохи возрождения...
Программа курса искусство эпохи ренессанса для специальности 02. 09. 00 Искусствоведение Москва...
Тематическое планирование. Факультатив «русская словесность». 8 Класс...
И. Чириков Организация как «договорной порядок»: проблема концептуализации...
Николай Рерих
Третий философиЯ эпохи ВозрождениЯ...
Касевич В. Б. К 28 Семантика. Синтаксис. Морфология...



страницы:   1   2   3
скачать
РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ ХУДОЖЕСТВ

НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ

ТЕОРИИ И ИСТОРИИ ИЗОБРАЗИТЕЛЬНЫХ ИСКУССТВ


На правах рукописи


Козлова Светлана Израилевна


Итальянские сады эпохи Ренессанса.

Структурная организация и семантика


Специальность 17.00.04 – Изобразительное, декоративно-прикладное искусство и архитектура


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

доктора искусствоведения


МОСКВА – 2011

РАБОТА ВЫПОЛНЕНА В НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОМ ИНСТИТУТЕ ТЕОРИИ И ИСТОРИИ ИЗОБРАЗИТЕЛЬНЫХ ИСКУССТВ РАХ, ОТДЕЛ ЗАРУБЕЖНОГО ИСКУССТВА


Официальные оппоненты: доктор искусствоведения, профессор

Марина Ильинична Свидерская


доктор искусствоведения, профессор

Иван Иванович Тучков


доктор искусствоведения, профессор

Михаил Федорович Киселев


Ведущая организация: Российский государственный

гуманитарный университет


Защита состоится ноября 2011 года в 11 часов


на заседании Диссертационного совета Д 009.001.01 при НИИ теории и истории изобразительных искусств Российской Академии художеств по адресу: 119034, Москва, ул. Пречистенка, 21


С диссертацией можно ознакомиться в филиале научной библиотеки Российской Академии художеств по адресу: Москва, ул. Пречистенка, 21


Автореферат разослан _____________________ 2011 г.


Ученый секретарь

Диссертационного совета

кандидат искусствоведения Е. Н. Короткая

Возрождение составляет величайшую эпоху в развитии человечества и раньше всего оно возникло в Италии. Возрождение, или Ренессанс, произвел переворот в структуре общества и его сознании. В то время как в Средние века studia divina, или теология занимала место на вершине иерархии наук, оказывая воздействие на все области духовного и материального, главенствующей для Ренессанса становится светская культура. Именно она фокусирует теперь вокруг себя все сферы жизни, от государственного устройства и политики, искусства, литературы, науки до различных проявлений частной жизни. Перевес в человеческом сознании мирской ориентации сказался в сложении гуманизма, studia humanitatis, поставившего в центр внимания индивидуума, его стремление к свободному познанию, преобразованию мира и гражданскому служению. В Италии Ренессанса были созданы превосходные произведения архитектуры, скульптуры, живописи, литературы, и собственно в комплексе этих искусств почетное место заняли сады. Они знаменовали утверждение светского духа, жизнерадостного и праздничного, и были предназначены для нового человека, творца и созерцателя, который по представлениям эпохи воплощал величайшую ценность. В свете сказанного представляется исключительно важным изучение итальянских садов Ренессанса, позволяющее не только проникнуть в их суть, но и в искусство эпохи в его целостности, в эстетические понятия, кардинальные идеи о природе и человеке, наконец, в культуру Возрождения.

^ Объект исследования. Сад, составляющий объект настоящего исследования – замечательное явление в истории культуры. Он компонуется из образцов природы, исключительных по красоте и дарующих наслаждение всем человеческим чувствам. Природные компоненты подчинены в саду целенаправленной эстетической организации. Его поверхность четко распланирована линиями и фигурами, растительности приданы чарующие глаз формы и все его зрелище продумано так, чтобы возникала чудесная среда для обитания человека. Принцип искусства, примененный к природе, логически ведет к декорированию сада и парка произведениями скульптуры, архитектуры и даже живописи, так что сад входит в комплекс искусств, формируя в каждую эпоху собственный тип с присущими ему планировкой, пониманием формы и смысловыми значениями. В нем, как в фокусе, отражается стиль эпохи и свойственные ей представления.

В итальянском саду XV–XVI веков пространственная форма играет особо важную роль. В самой его идее геометризм утверждается как основополагающий принцип. В эпоху Ренессанса соотносят планировку пространства сада и оформление в нем растительных компонентов с абсолютом гармонии космоса и математического порядка его форм и пропорций. Таким образом сад моделируется в соответствии с эстетической нормой, характерной для архитектуры и изобразительного искусства той эпохи.

^ Предмет исследования. В упорядоченности пространственных членений и выстраивании элементов природного и рукотворного сад воспринимается как своего рода микрокосм, в котором отражен образ вселенной. Ренессансный сад воплощает в себе определенную культурную модель; черты, унаследованные здесь от предшествующих этапов развития данного типа пространства, переформированы в новое качество. В основе такой модели – прекрасный пейзаж, составленный из совершенных образцов, которые, согласно философскому умозрению эпохи, восходят к изначальному замыслу природы как совершенной. Садовый пейзаж тесно связывается с топикой «locus amoenus» («прелестное место»), где идиллические мотивы природы сплавлены в идеализированный контекст. В нем преломляются литературные, философские и изобразительные реминисценции из Античности, христианства и ренессансных представлений. Интегрирующий в себя различные виды искусства, сад черпает из них свое смысловое содержание. В единстве зрительного и умозрительного складывается целостное явление сада. Именно это положение и определяет ракурс изучения темы в данной диссертации: Итальянский сад эпохи Ренессанса рассматривается в его структурной организации и семантике.

^ Цель исследования. Основная цель диссертации – исследовать итальянский сад XV–XVI веков в комплексе его составляющих, поставив этот феномен в ряд с другими видами искусств эпохи и соотнеся его с проблемами ренессансной культуры. Цель работы вызвала необходимость решения широкого круга задач:

  • проследить ранние этапы развития сада, в особенности античного и средневекового, и на этой основе выявить как генезис ренессансных садов Италии, так и принципиальное отличие их от предшествующих образцов;

  • проанализировать концепцию итальянского сада эпохи Возрождения, опираясь на литературные источники XV–XVI веков, и воссоздать формальную и смысловую его программу; в свою очередь, эта задача включает в себя несколько вопросов:

  • пространственная композиция сада и абсолютизация в нем принципов геометризма,

  • характер аранжировки натуры в саду, соотношение здесь природы и искусства,

  • возрождение в декоре сада античности как высшего образца прекрасного,

  • принцип Ut pictura poesis, на котором строится смысловой план сада, обращенный к классике и гуманистическому знанию,

  • многозначность и взаимосвязь смысловых образов и «фабул», возникающих в восприятии ренессансного сада;

  • рассмотреть сады ренессансной Италии по регионам, учитывая географические, исторические и культурные реалии каждого из региональных типов в рамках общего для страны формально-смыслового строя сада;

  • проанализировать принципы устройства маньеристических садов, которые развивают ренессансные традиции, но одновременно отходят от них, резко усиливая контроль над силами природы и с почти магическим искусством придавая ей надприродные качества;

  • уделить особое внимание мотиву – ренессансный сад глазами своего современника, ибо человек для Возрождения – мера всех вещей и для эпохи характерна новая модель соотношения между произведением искусства и зрителем;

  • проанализировать как новую, ренессансную черту открытие сада вовне, на окружающие просторы и показать, во-первых, пространственную связь сада со своим природным окружением, а, во-вторых, проецирование на эту общую протяженность одних и тех же культурных образов, воплощающих представление об идеальной природе;

  • доказать принадлежность ренессансного сада к системе современных ему искусств как равного по значимости с другими его видами; выявить родственность подхода к его конструированию с типичными для архитектуры, живописи и скульптуры Ренессанса принципами геометрии, пространственных соотношений и перспективы, а также близость развернутой визуальной программы сада картине того времени.

^ Степень изученности проблемы. Со второй половины XIX века и до настоящего времени садам Италии XV–XVI веков и иным садам и паркам было посвящено множество описаний и исследований. К раннему периоду истолкования темы относится ряд книг по общей их истории, где внимание уделено их эволюции и отличиям образцов одной эпохи и одного государства от других (Ф. Бенуа, 1903; К. Ранк, 1909; М. Фонкье, 1914 и др.). Изучались в это время и сады конкретной страны, в том числе Италии; нередко для них характерен эссеистический подход (Э. Уортон, 1904; Дж. Картрайт, 1914; Г. Доналдсон Эберлейн, 1922). Научно более строгий и систематизированный отбор подробностей в трактовке садов Италии эпохи Возрождения находим в книгах, написанных несколькими десятилетиями позднее, как работы Дж. Мэссон (1966), или Г. Эктона (1973).

Уже на раннем этапе интерпретации проявился также интерес к принципам ландшафтной архитектуры, в ренессансной Италии (Г. И. Триггс, 1906; Дж. Шеперд и Дж. Джеллико, 1925; Ж. Громор, 1931). Математический подход, свойственный архитектонике садов и парков Италии Ренессанса, в особенности парков Рима и Тосканы будет затем играть видную роль в определении их своеобразия. Геометрию как основную черту в разбивке сада как такового подчеркнет Дж. К. Арган в своей энциклопедической статье (1956). Геометрические принципы итальянских вилл и садов будут прослежены с научной скрупулезностью тремя авторами в их совместной работе о виллах (1993).

Вернувшись к работам 1920-х годов, отметим статью (1920) и книгу (1924) Л. Дами. Известные образцы проанализированы в них в своих профилирующих признаках, автор стремится представить их как можно более конкретизированно. Сады XV, XVI и XVII веков он связывает с синхронным им изобразительным искусством, что придает его работам некоторый культурологический оттенок.

Началом нового этапа в изучении ренессансных садов можно считать рубеж 1950–1960-х годов, когда накопление конкретных знаний об общей истории садов, садов отдельных стран и знаменитых или не очень известных памятниках, с одной стороны, и, с другой, интерес науки к проникновению в смысловое содержание произведений искусства, их иконографию, иконологию и культурно-исторический контекст, в котором они возникли, привел к изменению ракурса исследования итальянских садов Возрождения и расширению его горизонтов. Большую роль здесь сыграла организация в 1971 году научного центра изучения ландшафтной архитектуры при Думбартон Окс в Вашингтоне. В разные годы проведение работ в этом центре возглавляли видные исследователи, такие как Д. Р. Коффин, Дж. Д. Хант, Э.Б. МакДугалл. Его ядро составляют крупнейшие специалисты и знатоки садов и вилл Италии Э. Баттисти, Л. Пуппи, К. Ладзаро Бруни, М. Ацци Визентини и др. Изучение предмета приобрело теперь систематический характер. С 1971 года при Думбартон Окс устраиваются симпозиумы по проблемам ландшафтной архитектуры с публикацией их материалов. Например, в 1972 году под общей редакцией Д. Р. Коффина вышел сборник статей об итальянских садах.

На основании симпозиума, проводившегося в 1978 году в Сиене, в 1980 году издан сборник «Исторические сады Италии», и с тех пор традиция публикации подобных исследований поддерживается в Италии. В Лондоне выходит периодическое издание «Journal of Garden History» об истории, эстетике, планировке и семантике садов, ставшее весьма авторитетным. Статьи по вопросам формального и смыслового строя садов печатаются в крупных западных журналах по искусству. Сады, и часто именно ренессансные, как прекрасные образцы искусства, предлагающие сложные для решения задачи, избираются темой диссертаций в ряде зарубежных стран. Можно констатировать, что итальянский сад занял важное место в сфере научных изысканий в Европе и Америке.

В отечественном искусствознании ситуация с интерпретацией итальянских садов Ренессанса представляется более скромной. Среди дореволюционной литературы выделяются книги А. Н. Веселовского (1860), где предмет рассмотрен в аспекте культуры, и В. Я. Курбатова (1916), выразительно и кратко обрисовавшего итальянские образцы в контексте садового искусства разных времен. Среди работ ХХ века отметим книгу Д. С. Лихачева (1-е изд., 1982, 3-е испр. и дополнен., 1996), в которой анализируется семантика садов разных эпох, но итальянский материал затронут довольно бегло.

В последние десятилетия отечественными учеными написан ряд специальных работ по проблемам итальянских садов Ренессанса. Весомый вклад в изучение римских вилл Италии и связанных с ними садов вносит труд И. И. Тучкова «Виллы Рима эпохи Возрождения как образная система: иконология и риторика» (2007). Книге предшествовал ряд прекрасных, профессиональных исследований И. И. Тучкова (1997, 2001, 2003, 2005). В 2009 году в МГУ им. М. В. Ломоносова Е. С. Кочетковой была защищена кандидатская диссертация о садово-парковых ансамблях Лациума и Тосканы середины – второй половины XVI века. Тема Ars versus natura раскрыта в ней с убедительной логикой доказательств. Интересны статьи В. Д. Дажиной (2002) и Е. П. Игошиной (2009), посвященные отдельным памятникам, концептуально задуманы статьи М. Н. Соколова (1992, 2003). Следует отметить также сборник НИИ теории и истории изобразительных искусств РАХ про сады разных стран и эпох (2010), в котором заметное место занимают ренессансные сады.

Среди обширного количества работ о садах Италии эпохи Ренессанса многие могут быть отмечены за удачно найденный подход к предмету и остроумное решение проблематики. Автор настоящей диссертации опирался на опыт других ученых. В том, что касается формального строя итальянских садов Возрождения, особо важными представляются фундаментальные исследования Дж. Акермана о Кортиле Бельведере в Ватикане (1951, 1954), Д. Р. Коффина о вилле Ланте в Баньяйя, вилле д’Эсте в Тиволи и садах папского Рима (1960, 1966, 1991), К. Ладзаро об итальянских садах Ренессанса (1990) и Л. Пуппи о садах венецианских вилл с XV по XVIII век (1972). В них прослежено применение геометрических принципов в разбивке пространства, варьируемой в зависимости от различных территориальных, экономических и культурных основ, определяющих ту или иную область страны.

Аранжировка сада включает в себя ряд аспектов. В истолковании некоторых сторон его архитектурно-скульптурного декора наиболее полезными по своей основательности оказались работы Г. Бруммера о дворике статуй в Кортиле Бельведере (1970) и М. Мастророкко о медичейских садах Флоренции XVI века (1991). В изучение гидравлического оснащения этого особого пространства, включая вопросы иконографии фонтанов и гротов, сделали важный вклад Э. Б. МакДугалл (1957), М. Фаджоло (1981), Н. Миллер (1982). Ценные сведения содержатся в сборнике «Fons Sapientiae», опубликованном Думбартон Окс (1977). Понятие «Третьей природы» («terza natura»), которое связано с игрой в садах Ренессанса естественного и искусно оформленного, было принято в современном искусствознании благодаря работам А. Ринальди (1981) и А. Тальолини (1988). Главный вспомогательный материал, касающийся растительности сада, содержится в трудах К. Ладзаро (1990) и М. Леви Д’Анкона (1977, 1983).

Программные построения в садах Ренессанса рассмотрены в двух статьях Э. Б. МакДугалл (1993). Концептуальная подоснова их семантики показана в книге Т. Комито «Идея сада» (1979).

^ Научная новизна исследования. Однако, несмотря на общую разработанность темы, в ней остается ряд нерешенных вопросов. Кроме того, отсутствует специальное исследование итальянских садов Ренессанса в синтезе их многочисленных аспектов. Так проблема поставлена в настоящей диссертации. Научная новизна диссертации сказывается уже в необычной широте охвата проблематики, позволяющей представить феномен в наибольшей рельефности и полноте. Автор подходит к решению вопросов, пока остающихся в тени, таких как истоки ренессансного сада, ренессансный созерцатель в пространстве сада, соотношение сада и его природного окружения. В исследование введен большой материал литературы и искусства, и сад впервые столь решительно поставлен в ряд с другими видами искусства как равноправный им. Наконец, структура и семантика сада изучаются в единстве с проблематикой художественного творчества в эпоху Ренессанса, его этики, философии, с вопросами, касающимися частной жизни, времяпровождения в саду и т. д., что дает возможность глубоко вникнуть и в саму культуру эпохи.

^ Актуальность исследования. Исследование ренессансных садов занимает важное место в мировом искусствознании, в последние десятилетия и отечественные ученые начинают все больше приобщаться к изысканиям в данной сфере. В этом свете обращение диссертанта к теме «Итальянские сады эпохи Ренессанса. Структурная организация и семантика» представляет безусловную актуальность. В отечественной науке об искусстве – это первая монографическая работа, посвященная саду Италии Возрождения как целостному явлению. Ценная сторона изыскания состоит также в том, что в нем уделено внимание почти не разработанным вопросам, касающимся сада. Исключительно важно и то, что тема вводится в широкий контекст ренессансной культуры. И, наконец, в плане расширения проблематики, характерного для изучения изобразительного искусства на современном этапе, актуальный смысл приобретает фундаментальное рассмотрение темы ренессансного сада в ее тесном переплетении с живописью и литературой.

^ Методы исследования. Метод исследования темы носит комплексный характер. Он диктуется как характером изучаемого феномена, так и целью, поставленной в работе. Ренессансный сад анализируется во взаимосвязи и последовательности своих составляющих. Как явление культуры сад имеет отношение к природе и искусству, так же как и философии, литературе, этике, частной жизни человека, хозяйственным проблемам и т. д. Соответственно, подобные факторы участвуют в его исследовании, приобретающем междисциплинарный характер. Кроме искусствоведения, преимущественно в его формально-стилистическом и иконографическом аспектах, к изучению сада в диссертации привлекаются знания историко-культурного плана, философия античная, средневековая и ренессансная, литература, как то – трактаты об архитектуре и сельской жизни, поэзия, художественная проза, в том числе произведения эпистолярного и биографического жанра, хроники, сочинения, в которых содержатся сведения по ботанике, орографии. Такого рода комплексное рассмотрение предмета позволило показать его во всей многогранности.

^ Практическое значение работы. Диссертация вводит в научный оборот новые факты и положения, имеющие существенное значение для понимания темы сада, в особенности сада ренессансной Италии. Материалы исследования и полученные в нем результаты могут быть применены в ходе дальнейших изысканий в сфере данной проблематики. В педагогической деятельности, в процессе обучения студентов художественных вузов возможно также использование в лекционных курсах и семинарских занятиях как общей концепции работы, так материала ее отдельных глав.

^ Апробация исследования. Отдельные вопросы, разрабатываемые в диссертации, и некоторые ее главы представлены в научных публикациях в журналах и сборниках, список которых дан на последней странице автореферата. Материалы диссертации прошли также апробацию на научных конференциях в ГМИИ им. А. С. Пушкина: на научной конференции «Випперовские чтения – 1986» – доклад «Венецианский ренессансный сад»; на сессии, посвященной итогам работы Музея за 1988 год – доклад «Сад в изобразительном искусстве итальянского Возрождения»; на научной конференции «Випперовские чтения – 2000» – доклад «Ренессансный сад Италии и его созерцатель», а также в МГУ им. М. В. Ломоносова на научных конференциях «Лазаревские чтения» за 1987, 1992 и 1995 годы – доклады, соответственно, «Сад и пейзаж в ренессансной Венеции», «Ренессансные сады Рима и античная традиция», «Ренессансные сады Тосканы». Монография «Итальянский сад эпохи Ренессанса», написанная в НИИ теории и истории изобразительных искусств РАХ, обсуждалась там на Ученом совете и была принята 26 ноября 2009 года.

^ Структура и объем диссертации. Диссертационное исследование состоит из Введения, восьми исследовательских глав, Заключения и Приложения. Текст сопровождается примечаниями в конце каждой из глав и библиографией.


^ Основное содержание работы


Во Введении обосновывается актуальность избранной темы, определяется предмет исследования и формулируются его цель и задачи, которые предполагают углубленный и дифференцированный подход к каждому из аспектов изучения предмета. Дается также обзор истории изучения сада, в первую очередь ренессансного, и, исходя из того, что достигнуто в этой области, отмечена новизна ракурса рассмотрения итальянского сада XV–XVI веков в настоящей работе.


^ Глава I. Предшественники ренессансного сада. Первая глава диссертации начинается с экскурса в глубь веков: с древних времен место, где человек испытывает наивысшую полноту существования и свободу от забот и тревог повседневности, олицетворял именно сад. В древнеперсидской традиции он получил название pairi-dae’za, включающее в себя значения «огороженный», «в стенах» (pairi) и оформленное зеленое пространство (diz). С этим понятием тесно сопрягается иудейское слово «pardés», – в ветхозаветных текстах его применяют к садам, царским плодовым рощам (Кн. Эккл. 2:5, Кн. Неемии 2:8, Песнь Песней 4:12). Из восточных языковых культур слово переходит в греческий и латинский мир (в Греции оно принимает форму «рaradeisos», в Риме – «paradisus»), затем его начинают связывать с представлением о рае, земном и небесном. Paradeisos, paradisus в книгах Нового Завета и у раннехристианских авторов понимается как Эдем (Кн. Бытия 2:10), а также как Небеса, где пребывают после смерти праведники (Лк. 23:43, Второе посл. Коринфянам 12:4). Такая трактовка вовсе не расходится с первоначальным использованием термина для определения самых прекрасных мест в мире, чья природа идеально организована и дарует душе благодать. Сад и рай – коррелятивные значения, и рай является центральной составляющей в моделировании сада. Как своего рода архетип сада, он преломляет в себе созвучные темы из Античности.

В искусстве преображения природы в совершенную картину в Италии Ренессанса могли обращаться к богатому репертуару форм. Столь исключительное место как сад конструируется из системы знаковых элементов. Особое место в этой системе принадлежит языку геометрии, которая в большинстве случаев играет организующую роль в ландшафтной архитектуре. Природные компоненты в садах древних и средневековых подчинены правильным формам и симметрии. Геометрические определения с давних пор присущи и священному месту, к разряду которых относится сад. Так что сад изначально отражает в себе геометрические принципы структуры вселенной.

Математическим подходом руководствовались в устройстве древнеегипетских садов, ориентированных в вечность. Тяготение к геометрической правильности конструирующих элементов (дорожек, террас, водных потоков) характерно и для садов Месопотамии. С полной определенностью эта тенденция сказывается в персидских «парадизах»: квадратная форма целого, симметрия составляющих, выделенный центр, занимаемый бассейном, от которого под прямым углом по отношению друг к другу расходятся четыре канала или потока. Направление их составляет параллель течению рек в библейском Эдеме. В обоих случаях обозначены главные пространственные векторы Земли, поскольку и Эдем, и персидский сад мыслились местом священным. Вместе с тем геометризм планировки исходил и из требований, предъявляемых к ландшафтной архитектуре: в целях интеграции со зданием создавать игру вертикалей и горизонталей в окружающем его пространстве. Таковы сады античной Греции, примыкавшие к храмам божеств, или линии зеленых насаждений в архитектуре гимнасиев. Из всех садов древности ландшафтной архитектуре Ренессанса особенно близки сады и парки Древнего Рима с их наиболее разработанной структурой. Кроме своего рода садовых «комнат» в перестиле здания, в данном контексте показаны несравненно бóльшие по площади и обращенные не вовнутрь, а вовне сады патрициев и императоров, включающие в себя парковые строения. В масштабном и разнообразном зрелище природы здесь заметное место занимали геометрическая разбивка целых компартиментов, геометрическая конфигурация деревьев и стереометрическая стрижка растительности, чередовавшаяся с неформализованными местами. Представление о характере такой геометризированной разделки пространства дают в Италии XV–XVI веков письма Плиния Младшего (II, 17 и V, 6)1, а также развалины древних вилл, в особенности знаменитой виллы Адриана в Тиволи, превратившейся в то время в излюбленное место посещения ценителями искусства и художниками, делавшими здесь зарисовки.

В данной главе отмечена также роль в сложении принципа конструирования ренессансного сада монастырских и светских садов Средневековья, глухо огражденных, получивших название hortus conclusus, или «запертый сад». От Средних веков и треченто итальянский сад XV–XVI веков воспринял ясную геометрическую схему пространства, квадратного или прямоугольного, с фиксированным центром и крестообразно выходящими из него четырьмя дорожками. Символические значения, которыми в Средние века наделяли число четыре, координировались с идеей магического соединения пространства в нерасторжимое единство и всем тем, что управляет физическим и духовным космосом: времена года, первоэлементы природы, естественные добродетели, Евангелия. Символический смысл несла в себе центральная точка сада и все населяющие его объекты.

Ренессанс переформирует предшествующие традиции ландшафтной архитектуры в новое качество. Если в Средние века в разбивке сада математические соотношения играли существенную роль, то роль эта определялась значимостью числовой метафизики, ориентировавшей восприятие от видимого к трансцендентному. Ренессансный же мастер исходит из понятия об эстетически устроенном космосе, где гармония соединяет все его составляющие.

Происхождение ренессансного сада тесно связано также с вопросом о природных и рукотворных компонентах, формирующих облик такого пространства начиная с древности. Зелень, вода и скульптурно-архитектурный декор выстраивают здесь композицию, несущую в себе особый настрой, в котором сливаются воедино гармония пропорций, роскошные переливы красок, музыка звуков и чарующие ароматы. Под знаком античных и христианских образов Рая, Золотого века, Олимпа, Элизиума, Аркадии и других прекрасных мест складывается мотив совершенной природы. В нем непременно фигурирует исключительность местонахождения, времени года и растительности. Луг, источник, дерево, отбрасывающее тень, аромат цветов и плодов, вечная весна, ветерок и пение птиц кристаллизуются в топос «locus amoenus» – «прелестное место». Он нашел отражение в литературе, оказав явное воздействие на принцип моделировки сада. Из Античности и Средневековья этот топос переходит в Ренессанс, проявившись в отборе элементов, характере посадок, аранжировке пейзажных сценариев и непременном наличии водных устройств. Естественно, что в этом запрограммированном зрелище заметное место принадлежало замысловато подстриженной зелени, ибо ars topiaria, искусство придания кустам и деревьям фигурных форм, было унаследовано от античного Рима Ренессансом.

В Италии Возрождения комплекс античных и средневековых представлений об идеальной природе образовывал цельный сплав со знанием о реальных садах Древнего Рима из развалин и письменных источников и с той осведомленностью о садах средневековых, которую во многом питало треченто. Античное и средневековое соприкасалось в формировании ренессансного сада. Так, мотив «locus amoenus» сплетался с сакральными коннотациями в их подтексте мифологическом и христианском, пронизанном образом Рая. И отзвуки небесного блаженства в оценке земного сада будут слышны в Италии на протяжении XV–XVI веков. Но именно светский дух восторжествует в садах Ренессанса. Уже Боккаччо в преддверии этой эпохи назовет сад «раем на земле».


^ Глава II. Ренессансная концепция итальянского сада (по литературным источникам XV–XVI веков). В данной главе ренессансный сад Италии представлен как идеальная модель, демонстрирующая свои профилирующие черты с наибольшей отчетливостью. В качестве главного источника сведений о нем использована литература, в которой тема сада широко разработана.

В итальянском саду Возрождения пространственная форма играет особо важную роль. Абсолютная геометризация выступает основополагающим принципом его композиции в романе Франческо Колонны «Гипнеротомахия Полифила», в трактатах и рисунках архитекторов, художников, литераторов, таких как Франческо ди Джорджо, Филарете, Перуцци, Антон Франческо Дони, Джованни Содерини, Гуаццо. Подобные представления о саде окрашены характерной для Возрождения мечтой о конструировании пространственной среды, олицетворяющей гармонию мира. Определяемая математически, она может быть выражена в чертеже, где пространство, основанное на законе, пронизывающем целое, и замкнутое геометрической формой, напоминает ренессансный план идеального города либо модель космоса. Такой параллелизм объясним с точки зрения эпохи, когда считалось, что композиции мироздания свойствен математический порядок в чистоте ее форм и ясности пропорциональных отношений, и порядок этот мыслили как некую объективную данность, на которую человек должен опираться в моделировании разного рода пространственных объектов, в том числе сада, воспринимаемого как своего рода микрокосм.

Соотнесенный с универсумом, сад утверждается в своем особенном значении. В нем видят место, возвышающееся над обычным человеческим опытом. Сад сосредоточивает в себе все мыслимое многообразие природы. Прекрасная атмосфера, вода, живительные силы земли способствуют роскошному произрастанию. В литературно трактованном саду цветет все, являя обилие листвы, цветов и плодов. Литературные описания растительности в знаменитых садах, например, посадок на медичейской вилле Кареджи в изложении Браччези, превращаются в нечто вроде обширного ботанического каталога в образах. Подобные словесные картины, характерные для эпохи Ренессанса, устремлены к построению малой энциклопедии мира.

В главе отмечается также, что в этом исключительном пространстве изобилие не противоречит общей упорядоченности. Посадки оформлены в правильные ряды и конфигурации. Деревья и кустарник нередко носят геометризированный характер, кроны имеют форму шара, куба, конуса, полусферы, стволы и ветви образуют подобие архитектонических элементов, превращаясь в арки, раскинутые над дорожками, в своды и стены пергол. Тут удивительные по совершенству форм и пропорций рощицы, партеры, растительные алтари. От единичного геометризация растительности переходит к связным компонентам, которые складываются в стройное многообразие целого. В своем формальном проявлении природа сада подчинена ренессансной математической логике.

В данной главе автор обращает особое внимание на вопрос о соотношении природы и искусства, важный как в эстетике сада, так и в эстетике Ренессанса в целом. Автор подчеркивает, что симметрия, правильность форм, их разнообразие и порядок связаны с ренессансным понятием о природе. Ибо в сознании человека той эпохи она предстает как составная часть прекрасного, иерархически упорядоченного мироздания. Однако природа является также низшей ступенью в иерархии творения, соприкасаясь с областью беспорядочного и случайного, в силу чего божественные первообразы в ней искажены и неотчетливы.

В сравнении с обычной природой сад воплощает природу идеальную. Все, что в окружающем мире рассеяно и неразвито, становится здесь эстетически оформленной целостностью. Сад отражает изначальный замысел природы, а точней – обретенное ею совершенство, в которое мастер вкладывает подражание исходным божественным образцам. Так что в понятии о прекрасно устроенном пейзаже мысль переносится на мастерство и его законы. Соотношение Природа и Искусство играет тут самую существенную роль, выступая в ряде взаимосвязей. Естественно, что, будучи частью стройного мироздания, природа подчинена определенной логике. Ее структуры, формы, присущие ей законы композиции есть проявление абсолютных творческих принципов. Зритель и участник ренессансной картины природы, человек применяет их в собственном построении пейзажа. Избегая случайного и опираясь на общее, он вносит сюда идеальное – преображение искусством. Так что в эстетике сада соотношение природы и искусства проявляется не только в своем двуединстве, но и в аспекте противоречивости.

Мотив искусности выступает в невероятных по сложности растительных и гидравлических построениях, уподобляя их произведениям других видов искусства – скульптуре, архитектуре, фонтанам, придавая им сходство с живописью, ткачеством или литьем. Соотношение природы и искусства усложняется до их взаимопроникновения. Все немыслимое совершенство форм, изобретательность сочетаний поднимают сад над природой, уподобляя его природному феномену, созданному с помощью искусства. Этому соответствует сформулированное в эпоху Ренессанса понятие о некой «третьей» природе. В разрешении противоречий между обоими структурными компонентами сада натура словно бы обращается в культуру. И если эта natura artificialis предполагает подражание природе, то сама природа понимается как создание художественной теории, литературы.

Диссертант также утверждает, что поскольку для Ренессанса сад в неменьшей степени создание искусства, чем природы, тема культуры последовательно проводится в идее об его устройстве. Являясь отражением флоры вселенной, растительность выступает здесь и как мир антикварных ценностей. Деревья, цветы и травы таят напоминания об античной литературе, истории и мифологии. Тема культуры в ренессансном саду выражается и в увлечении антикизированными мизансценами. Уже в литературе XV века его пространство видится декорированным классицизирующими статуями, фонтанами, гротами и другими малыми парковыми строениями.

Переходя от анализа формального строя сада к его содержательному плану, автор напоминает, что этот малый идеальный мир создавался для ренессансного человека и был обращен к созерцательной, а не активной стороне его жизни, будучи местом личного досуга, otium, которым индивидуум располагал вне служения negotium’у. Все здесь способствовало созерцанию и размышлению, вызывая в памяти целый круг культурных образов и представлений. Восприятие ренессансного сада носило подчас характер приобщения к знанию, остроумной интеллектуальной игры. В идее сада умозрительное находится в том же соотношении со зрительным, которое специфично для изобразительного искусства Ренессанса, унаследовавшего античный принцип «Ut pictura poesis» – «Как живопись, так и поэзия». Этот принцип объединяет живопись и поэзию единым знаменателем, в качестве которого служит зрительность: поэзия – это говорящая живопись, живопись же – немая поэзия, развертывающая пластически оформленную мысль. Аналогичным образом, весь визуальный план садов Ренессанса, от аранжировки природы до скульптурно-архитектурного декора, воплощает в себе семантические значения. Они исходят из традиционных тем идеального пейзажа. Подобные значения порождались сочетанием мифа о Золотом веке, отождествляемым в эпоху Ренессанса и с собственным временем, с образами прекрасных мест, соединенных понятием «locus amoenus», описания которых были известны из античных авторов, Петрарки, Боккаччо, ренессансных поэтов. Сад ассоциировался с пасторальным пространством, местом для творчества, философских бесед на лоне природы, неким гуманистическим Парнасом, он воображался чем-то вроде мифологизированной среды или сада любви в ее значении от светского до неоплатонического. Все грани образов, различаемых в ренессансном ви́дении сада, сливаются в некое блаженно счастливое целое, которое находит соответствие в классической традиции, равно как и в христианской. Если в античной литературе это может быть Аркадией, садом любви, средоточием интеллектуальной деятельности, то для христианского сознания подобное место символизировало Эдем, рай на земле. И он также дробится в своих отражениях: то это поэтический рай, то рай знания, то рай любви или рай – привилегированное место придворной жизни.

Диссертант приходит к выводу, что «фабулы», возникавшие в садах эпохи Возрождения, не носили характера статичной схемы. Обычно они соединяли ряд значений, ибо для Ренессанса отношение между образом и смыслом не имело четко закрепленный, однонаправленный характер. Глубинные мифологические и религиозные основы ослабляются в символике ренессансного сада, она обращается скорее в некую систему культурных значений, которые легко и гибко переходят одно в другое.






оставить комментарий
страница1/3
Дата12.10.2011
Размер0,54 Mb.
ТипАвтореферат диссертации, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх