\"Оценка влияния избирательного законодательства на результаты выборов\" icon

"Оценка влияния избирательного законодательства на результаты выборов"


Смотрите также:
Об областном конкурсе на лучшее освещение в средствах массовой информации выборов...
Введение
Российской федерации постановление...
План:  Виды ответственности за нарушение законодательства о выборах и законодательства о...
Конкурс на лучшую работу по вопросам избирательного права и избирательного процесса...
Информация о работе избирательных комиссий с обращениями (жалобами, заявлениями)...
Положение о районном конкурсе составления кроссвордов...
Российский центр обучения избирательным технологиям при цик россии...
Общая характеристика основ избирательного законодательства Французской Республики...
О конкурсе среди студентов, аспирантов и преподавателей...
Конкурс среди учащихся учреждений общего и профессионального образования на лучший реферат по...
Назначение выборов...



Загрузка...
скачать
"Оценка влияния избирательного законодательства на результаты выборов"

(15 февраля 2007)1


Леонид Поляков: Коллеги, позвольте открыть очередное заседание нашего семинара. Сегодня у нас очень «вкусная» тема. И у нас два докладчика, которые предложат свой анализ и методологию оценки избирательного законодательства в Российской Федерации. Это будет на примерах выборов в региональные парламенты. Первый докладчик у нас сегодня Александр Воробьев, студент магистратуры факультета прикладной политологии. Второй докладчик – Валентин Александрович Бианки, преподаватель кафедры политической психологии Санкт-Петербургского государственного университета, руководитель центра «Стратегия Изменений».


^ Александр Воробьев: Как я понимаю, мой доклад является в нашей концепции вводным, поэтому я попытался, с одной стороны, широко, с другой стороны, довольно узко осветить, как можно оценивать влияние избирательного законодательства на результаты выборов. И свой доклад я начну с рассмотрения теоретических аспектов, потому что необходимо ввести в курс того, что такое избирательная система. Она понимается в политической теории в широком и в узком смысле. В широком смысле под этим термином понимается система общественных отношений, связанных с выборами органов публичной власти. В узком смысле избирательная система – это конкретный способ и порядок определения результатов голосования и порядок определения мандатов по результатам голосования. Для анализа можно ввести третье определение избирательной системы как совокупности правовых норм, определяющих, каким образом итоги голосования избирателей трансформируются в результаты выборов. Вот это последнее определение является для нас наиболее удобоваримым, поскольку в практике оценивания достаточно много внимания уделяется именно оценке законодательства.


Для того чтобы более точно определить избирательную систему в мировой практике и в теории выделяют четыре ее основных аспекта. Первый - содержание голоса, т.е. какие возможности для голосования у избирателя есть: категорическое голосование, кумулятивное голосование, преференциальное голосование. Затем важна еще величина округа: он может быть одномандатным и многомандатным. Также важно правило перевода полученных голосов в мандаты, которая часто влияет на то, как делятся депутатские места между претендентами, выигравшими выборы. И наконец важно то, за кого голосует избиратель. Он может голосовать за кандидата, за партию, а также известны случаи, когда он голосует и за кандидата, и за партию.


^ Леонид Поляков: Известный случай.


Александр Воробьев: Существует три основные системы. Первая – мажоритарная система, в которой есть две подсистемы: абсолютного большинства и относительного большинства.


Пропорциональная система или системы с закрытыми списками. Здесь необходимо выделить несколько аспектов, которые влияют на результаты выборов. Во-первых, методика распределения мандатов, величина округа, и что важно для анализа, особенно российской практики, - величина заградительного барьера.


Также существует смешанная система. Это система с открытыми списками, которая в России применялась несколько раз на региональных выборах. Затем система, которая называется панашированием, когда существует голосование как за кандидата, так и за партию. При этом он не обязан голосовать за кандидата от той партии, за которую он голосует. В-третьих, это операционализированная смешанная система, которая применяется на выборах в Бундестаг. И, наконец, российский вариант: смешанная несвязанная система, которую многие специалисты не считают единой системой, а, скорее, совокупностью двух разных избирательных систем.


Отдельный сюжет, который также достаточно интересен, - манипуляции результатами выборов, которые связаны с границами избирательных округов. В политической науки и в практике это понятие получило название «джерримендеринг» по имени массачусетского губернатора Джерри, который в 1812 году таким образом нарезал округа в своем штате, что эта нарезка в наибольшей степени благоприятствовала его сторонникам.


Известен также интересный пример «джерримендеринга» в российской практике. Он с легкой руки Дмитрия Орешкина получил название «муртазайдинг». Суть это схемы в том, что в Башкортостане существовало шесть избирательных округов для выборов в Госдуму. и один из них, который располагался в Уфе, был наиболее неудобен для Президента Рахимова, потому что в нем как на выборах в 1995 году, так и в 1999 году выигрывали кандидаты, в той или иной степени были оппозиционны президенту. Поэтому в 2003 году округа были перенарезаны так, что городской и сельский электораты были смешены. В результате на всех шести округах прошли кандидаты, лояльные президенту Рахимову.


Далее необходимо перед тем, как я перейду к основной части, я выделил несколько пунктов, которые характеризуют влияние избирательной системы на результаты выборов в Государственную Думу. Как я уже сказал, основной ее чертой было совмещение пропорциональной компоненты и мажоритарной. В связи с этим различные политические группы получали возможность проходить в Думу, причем эта возможность существовала для достаточно малых групп. Управляемость выборов была меньшей. Пропорциональная компонента избирательной системы способствовала партийной фрагментации, но тем не менее 5-процентный избирательный барьер довольно серьезно ограничивал круг победителей. И, наконец, одномандатники обеспечивали во многих случаях большинство в Думе для партии власти, которых, как известно, на последних выборах было несколько, т.е. за счет одномандатников было достигнуто конституционное большинство, а, например, на выборах 1995 года, когда партией власти была «Выбор России», партия власти не набрала большинства по партийный спискам, но смогла сформировать крупнейшую фракцию за счет одномандатников.


Перед тем, как непосредственно анализировать результаты выборов, я бы хотел сделать обзор изменений в избирательном законодательстве, которые были сделаны при Владимире Путине. Первой вехой на этом пути стало принятие Федерального закона «О политических партиях» в 2001 году. Тогда партии стали единственным субъектом избирательного законодательства. Только партии могли участвовать на выборах с тех пор. И были запрещены региональные партии. Т.е. в региональных выборах могли принимать участие только региональные отделения федеральных партий.


В 2002 году был принят закон «Об основных гарантиях избирательных прав граждан на выборах и референдумах». Важной составляющей этого закона было обязательное участие партийных списков в выборах в законодательные органы власти. И эта пропорциональная составляющая должны быть не меньше 50%.


В 2005 году был принят новый Федеральный закон «О выборах депутатов Государственной Думы ФС РФ». Была введена пропорциональная система, был введен 7-процентный барьер на выборах в Госдуму и было запрещено участие избирательных блоков. Также одновременно в 2005 году были приняты поправки в закон «Об основных гарантиях…». Тогда запретили избирательные блоки и на региональном уровне.


И, наконец, последние важные поправки 2006 года. Это, во-первых, отмена графы «против всех». А, во-вторых, отмена минимального порога явки избирателей на выборах.


Я попытался как можно более компактно изложить изменения в избирательном законодательстве. Потому что у нас несмотря на то, что избирательное законодательство и вообще система власти стремится к унификации, ситуация довольно разнообразная в регионах. Я тут приведу несколько простых статистических данных, которые позволят сделать важные выводы.


Так, с 2003 по 2006 гг. было проведено 62 кампании по выборам в региональные парламенты. В 56 кампаниях сочетание избирательных систем было 50 на 50. В двух кампаниях была применена пропорциональная система, но это было только в Свердловской области. Забегая вперед, можно сказать, что на мартовских выборах еще три региона будут проводить выборы по партийным спискам. Это Дагестан, Московская область и Санкт-Петербург. И в 4 регионах более 50% депутатского корпуса избирались по партийным спискам.


Важный элемент, как заградительный барьер на выборах. В основном в большинстве регионов применялся 5-процентный барьер. На втором месте 7-процентный барьер, причем степень его применения увеличивается по мере приближения к федеральной кампании. Затем достаточно немного регионов применяли более 7%. В двух из них был процент 10%, в одном 8%. И менее 5% тоже в трех регионах: в двух 4%, в одном 3%. В двух регионах применялся 6-процентный барьер.


Характеристика региональных кампаний. В среднем в избирательной кампании участвовало 7,4 региональных объединения, максимум – 13, минимум - 2. До того, как большая часть мелких российских партий в России была ликвидирована, в России было зарегистрировано 35 российских партий. И эта цифра свидетельствует о том, что реальных партий гораздо меньше. Среднее число успешных партий, т.е. тех, которые прошли в законодательные собрания, составляет 4.5. Если расширять этот показатель с учетом одномандатных округов, то эта цифра увеличится до 5.1.


Что мы можем сказать, опираясь на эти данные? Смешанная система не является наиболее выгодной для «Единой России» как для партии власти. Пропорциональная система во многом мешает добиться электорального доминирования.


^ Леонид Поляков: Еще раз, пожалуйста. Для «Единой России» выгодно…


Александр Воробьев: Для «Единой России» выгодна только мажоритарная система. Здесь я дальше буду развивать этот тезис. Я здесь решил провести небольшую оценку именно с позиции партии власти, «Единой России». Показательно, что результаты ЕР на региональных выборах на самом деле ниже, чем можно было ожидать. Критерием успешности «Единой России» является электоральный результат. Здесь я не считаю кампании, которые проводились вместе с федеральными выборами. Там была выше явка и они были связаны. А другие кампании проводились отдельно, автономно от федеральных кампаний. ЕР выиграла в 48 регионах. Из них только в 20 регионах партия власти набрала больше 40%. В большем количестве регионов результат был хуже.


Далее, в развитии темы. Несмотря на то, что мажоритарная система предпочтительна для ЕР, здесь тоже не так просто. Если провести анализ результатов выборов по одномандатным округам, то в среднем побеждали кандидаты от 3.7 партий, ЕР завоевала большинство в 14 регионах, и только в одном – Москва – ЕР смогла завоевать все округа. Непосредственно по результатам выборов только в 15 регионах ЕР завоевала большинство мест в региональных парламентах.


Здесь важнее тот факт, что избирательное законодательство не является самым важным фактором для доминирования ЕР в региональном парламенте. Для ЕР не менее важно дальнейшее развитие политического процесса. Этот тезис звучит внушительно, но на самом деле лишнее подтверждение того, что выборы не являются важнейшим фактором, определяющим российский политический процесс. Он важен, но многие другие факторы не менее важны.


^ Леонид Поляков: Можно ли зафиксировать этот вывод? Что Вы имеет в виду?


Александр Воробьев: Я имею в виду то, что ЕР выбирается, конечно, по итогам выборов. Но внутриэлитные процессы в регионах позволяют в дальнейшем ЕР нарастить свою мощь. И дальнейшее доминирование ЕР в парламентах является не результатом выборов, а результатом внутриэлитных соглашений, потому что введение пропорциональной системы стало важным шагом на пути усиления интересов партий, и многие кандидаты стали использовать партии для прохождения в региональные парламенты, но после выборов многие кандидаты, которые были избраны по другим партиям, переходили в «Единую Россию», или многие независимые депутаты после выборов переходили в «Единую Россию». Вот как это происходило.


Далее я хочу представить такую небольшую сводку результатов выборов в Свердловской области. Это единственный регион, в котором пропорциональная система используется достаточно давно и она охватывает весь депутатский корпус. Надо отметить, что в Свердловской области очень своеобразная избирательная система. Там, как в США, каждые два года избирается половина Законодательного Собрания, как в Конгрессе. 2002 год – это первая кампания, тогда еще новое избирательное законодательство не вступило в силу. И тогда еще были возможны региональные блоки. И вообще вся история выборов в Свердловской области, включая 2002 год, это было противостояние блоков губернатора и мэра. Был блок «За Родной Урал!» Э. Росселя, а блок «Единство и Отечество» - блок мэра г. Екатеринбурга Черневского. Затем, когда региональные блоки были запрещены, неминуемо стало объединение под знаменами «Единой России», но если мы посмотрим, результат в процентах больше, но удалось продвинуться всего на 1 место. В первой кампании 7 мест, во второй – 8. В 2006 года тоже 7 мест. Что здесь еще показательно? Во-первых, заградительный барьер. На двух кампаниях использовался 5-процентный барьер, в последней – 7-процентный. Т.е. ЛДПР в последней кампании прошла был при 5-процентном барьере. И, наконец, тут можно еще продемонстрировать запрет региональных блоков с позиции не только партии власти, но и с позиции других участников выборов. В 2004 году в Законодательное Собрание прошел блок «Союз бюджетников Урала», он был учрежден партией СЛОН. И во многом он получил поддержку городского населения, демократического электората. Потому что та кампания была беспрецедентной по количеству участников выборов. Ни СПС, ни Яблоко не смогли в конечном счете зарегистрироваться.


Ну и, наконец, последний мой слайд. Я попытаюсь опять же кратко и тезисно показать, как пропорциональная система будет влиять на избирательный процесс на выборах в ГосДуму и какие результаты покажут. Во-первых, очевидно, что запрет избирательных блоков ведет к ограничению количества участников. Во-вторых, необходимость формирования региональных групп увеличит региональные компоненты депутатского корпуса. Довольно большая нагрузка в плане избирательных технологий ляжет на регионы. Даже несмотря на поправки, которые недавно были инициированы, если уменьшится количество региональных групп, то региональные группы станут важными элементами кампании. Повышается значимость административного ресурса. Это на самом деле связано и с последним тезисом – отсутствием минимального порога явки. Дело в том, что когда не нужно будет минимальный порог явки, на выборы придет саамы дисциплинированный избиратель. Это либо люди, на которых осуществляется административное воздействие, либо дисциплинированный электорат левых партий (КПРФ, особенно). В связи с этим можно сказать, что мобилизация электората станет основной избирательной технологией. Ну вот собственно и все, что я пока хотел сказать.


^ Леонид Поляков: Спасибо, Александр! Он нам пять минут сэкономил на вопросы на понимание, комментарии.


Ольга Савинская: Вы сказали, что для Единой России порог успешности – 40%. Откуда эта цифра взялась?


^ Александр Воробьев: Это взялось из анализа результатов выборов.


Вадим Маршаков: Володин это сказал. Это публичное заявление, Володин и Воробьев – все об этом говорили.


^ Леонид Поляков: Именно эта цифра гарантирует возможность получения 50% + 1 голос.


Александр Воробьев: Это зависит еще и то того, сколько всего будет участников выборов. Если будет большая фрагментация, то многие окажутся за чертой электорального барьера.


^ Леонид Поляков: Добавим, что 40% - достаточно, чтобы иметь 50%+1. Большинство в региональном парламенте. Эта цифра вычисляется. Еще вопросы. Да, Илья Георгиевич, пожалуйста!


^ Илья Шаблинский: Шаблинский, кафедра конституционного и административного права, факультет права ГУ-ВШЭ. По-моему, очень интересно анализировать результаты выборов по партийным спискам. Анализировать вообще то, как пропорциональная система работает в российских регионах. Эти исследования в последние полтора года начались, это очень перспективное дело. Хотя то, что они показывают, в общем радовать не должно. У меня в итоге будет вопрос о соотношение институциональных (правовых) и неинституциональных факторов, которые влияют на выборы.


В начале хотел сказать, с чем я согласен. Есть важные факторы, связанные с избирательным законом. Но влияет не так много норм. Большая часть поправок, которыми законодательство фаршируется, они так тихо себе сидят и всякие нормы, регулирующие агитацию, влияют в очень малой степени. Работает повышение электорального барьера, да работает. Исключение института блоков – это уж точно. И я бы добавил еще такое хитренькое требование в ряде субъектов, не во всех. При формировании список партийных наполнять их группами, образованными во всех районах данного субъекта федерации, во всех районах! А этих районов может быть очень много, например, 50. А если не во всех районах, а если в районе нет 2-3 представителей партии, то регистрация либо отменяется, либо в ней отказывают. Собственно, СПС в Дагестане так сняли. У нас таких субъектов федерации есть уже несколько, и в принципе есть смысл, конечно, с этим бороться, и на уровне закона «Об основных гарантиях…» запретить вообще такие нормы. Это бюрократическое требование, это требование бюрократического слоя.


Значит, что показывает опыт полуторагодичный, двухлетний уже? То, что архетипы сознания российских избирателей есть. Тройка победителей обычная на региональных выборах – это «Единая Россия», КПРФ и ЛДПР. Вот так, железно. Ну да, еще АПР стреляет, Аграрная партия России. «Родина» - у нее был бодрый старт. Они резко так в 8-9 регионах взяли, потому что есть еще электорат, который готов голосовать против чужаков. Это очень так Рогозина возбудило и влекло. Остальное – мелочь, шелуха. Т.е. там не по 5-6 побед, а по 5-6 преодолений заградительного барьера. «Яблоко» на 2005 год в 3-х субъектах барьер преодолело, Российская партия ЖИЗНИ – в 2-х. СПС – В 5. Я по данным на 2005 год, может быть, чуть-чуть ошибаюсь. В принципе такая структура конфигурация электората не оставляет надежд на эволюцию в сторону европейской конфигурации политических сил. Не оставляет никаких надежд, что в ближайшие 15-20 лет у нас будет партийная система, подобная Чехии или Словакии, хотя бы. Огромный слой электората голосует за партии такого национал-консервативного типа. Причем консервативный в духе консервации советского наследия. И за партию бюрократию, поэтому в этом контексте стоит победы «Единой России» оценить. Вот если «Единая Россия» уходит из этого пространства, тогда это место занимают партии типа ЛДПР или КПРФ или партии, кто на их месте. И никто больше не займет это пространство, если уйдет это большое тело партии, корпоративной бюрократической структуры.


Два слова о ликвидации блоков. Это действительно одна из мер, которая быстро дала эффект и повлияла на итоги региональных выборов. Блоки довольно часто побеждали. А в трех случаях – я знаю три таких случая: на Сахалине, в Алтайском края, в Томской области – где блоки победили, вышли на первое место. В Алтайском крае победил блок, возглавляемый КПРФ. Он победил благодаря тому, что местное отделение «Единой России» раскололось буквально пополам. Бывший лидер обиделся, создал блок в поддержку президента и увел у «Единой России» 12% голосов избирателей. Не знаю, что они потом с ним сделали, но факт в том, что победила коалиция «КПРФ-Патриоты-За наш Алтай!» и т.д. На Сахалине победа блока регионального, чисто регионального была чистой. И «Единая Россия» на Сахалине проиграла вчистую. Примерно также вчистую она проиграла в Томской области, но там видим, что потенциал протеста превосходит даже потенциал веры в бюрократию.


Последнее, что я хотел сказать. Это про веру в бюрократию. Что это такое? Это центричность, заложенная в сознании избирателей. Конечно, это сознание не всех избирателей. Тут за столом тоже избиратели сидят. Примерно 30-35% - вот такой широкий слой. Это толща людей, которая готова голосовать за попросту партию реальных дел. За status quo, я бы сказал. И некоторые при этом исходят из совершенно простой идеологии – «не было бы хуже!» Другие выражая глубинную архетипичную установку вот такого слоя российских людей – голосовать за ту власть, которая держит. Конечно, при этом ЕР ассоциируется с популярной персоной президента. Я об этом в конце говорю, может быть, надо было об этом выше сказать. Это, конечно, важный фактор. Если брать эту партию, хотя она является не совсем партией, то по известной классификации она лидерская. У нее есть неформальный лидер, лишившись которого … она готовится к тому, что у нее сменится портрет и что-то надо будет с этим делать.


Вопрос мой в следующем: Какие еще внеинституциональные факторы Вы видите как те, которые влияют на выбор?


^ Леонид Поляков: Саша, вопрос понятен? И после ответа на вопрос давайте тогда ко второму докладчику, который расскажет нам про Питер.


Александр Воробьев: Собственно говоря, Вы все, по-моему, перечислили. Для большинства регионов электорат ориентируется либо на существующую власть, либо в тех регионах, которые принято называть депрессивными, там партия власти проигрывает, потому что электорат очень плохо относится к власти. На мой взгляд, это самое главное.


^ Владимир Римский: Давайте я тогда добавлю. Манипуляции бюллетенями при подсчете голосов. Это внеинституциональный фактор, который определяет результаты выборов. Вы как-то обсуждаете, что люди действительно так проголосовали, как вот там написано. Никто так не голосует никогда. Хотя бы возьмите просто результаты социологических исследований: сначала до выборов, потом сами выборы, потом исследование, как Вы проголосовали. Они никогда не совпадают. Причем ошибка больше ошибки выборки всегда. На федеральном уровне она может достигать 10-12%. Это не может быть просто так, что вот социологи ошиблись. Ну 5%, ну 7%, ну никак не больше.


^ Леонид Поляков: Отлично. Значит, у нас уже зарезервировано одно выступление. Да, Володя? Это вообще очень интересная тема. Туда же еще можно добавить exit polls.


^ Владимир Римский: Да, и это тоже.


Леонид Поляков: Спасибо, коллеги! Значит, у нас теперь вторая часть нашего семинара. Презентация Валентина Бианки более сфокусированная. Он нам сейчас расскажет, может быть, прогноз построит, мы на это очень надеемся, для этого и звали, что случится на выборах во второй столице, а может быть уже и в первой, на выборах 11 марта 2007 года в Законодательное Собрание Санкт-Петербурга. Как Александр уже отмечал, там 100% пропорциональная система. Итак, пожалуйста!


^ Валентин Бианки: Добрый вечер! Не могу сразу не отметить, что избирательная система на выборах в Законодательное собрание Санкт-Петербурга только формально пропорциональная, но на самом деле не стопроцентно. Во-вторых, поскольку аудитория мне не знакомая: кого-то я знаю по публикациям, большинство вообще не знаю, то начну с самого начала.


Хочу сразу сказать, что я больше психолог, нежели политолог, соответственно, у меня некий специфический подход. Для меня тема «Влияние избирательного законодательства на результаты выборов» носит такой аспект: насколько тот или иной политический и избирательный механизм определяет поведение людей? Причем как кандидатов, членов партии, сотрудников исполкома, так и избирателей. С другой стороны, кроме собственно научной деятельности я достаточно активно занимаюсь исследованиями на практике.


Первая презентация, которую я покажу, она датирована, если я не ошибаюсь, июлем 2005 года. И я думал ее адаптировать с учетом произошедших изменений, но, чтобы соблюсти некоторую корректность, я оставил эту дату, и не стал вносить изменения. Сейчас уже в течение полутора месяцев я возглавляю, на мой взгляд, небывалый для региональной кампании по подробности проект по мониторингу хода избирательной кампании. Все, кто понимает и представляет себе эту деятельность, понимают, что я не могу показать какие-то подробные результаты, но общие комментарии и минимальные результаты я покажу. Мониторинг касается и общественного мнения, и мониторинг агитационной активности, и мониторинг СМИ. Если кому-то интересно, то мы потом сможем с каким-нибудь умным человеком об этом поговорить. Чтобы не было вопросов, Александр Серавин – это мой коллега и компаньон. Книга, которая здесь аннотирована, состояла из двух частей. Моя часть была посвящена выборам в Законодательное Собрание Санкт-Петербурга, его часть была посвящена прогнозированию исхода реформы местного самоуправления в Ленинградской области.


Сейчас пробежимся по презентации, постараюсь покороче. Вот простая предыстория. В 1998 году выборы проходили со вторым туром, за четыре года до этого без второго тура. Простая ситуация – в 13 округах из 50 сменились лидеры. Это уже многое показывает. И с точки зрения тех действий, которые нужно предпринять в период выборов, это тоже достаточно важно.


Теперь демонстрация того, что я понимаю под влиянием избирательного законодательства на результаты выборов. Вот появился некий закон в 2005 году. И спустя месяц была проведена экспертиза. В чем суть распределения мандатов? Выборы всех 50 депутатов проходят только по партийным спискам, каждый партийный список имеет специфическую структуру. Есть общегородская партийная классическая «тройка» и окружная часть списка – кандидаты по 50 округам. Итак, в списке может быть до 53 человек. Очень важно, что именно до 53 человек. Партия не обязана делать список из 53 человек. При этом каждый человек в окружной части списка должен быть закреплен за определенным округом.


Теперь про распределение мандатов. Вначале мандаты, которые получила партия, достаются депутатам из городской части списка. Оставшиеся распределяются между теми кандидатами, в округах которых эта партия – этот кандидат – набрали максимальное число голосов. Достаточно специфическая схема.


Мною была проведена определенная реконструкция основания принятия этой формы избрания. Я примерно знаю, какие варианты обсуждались, теперь попробуем их сравнить.


Первый – очевидный вариант – учитывая принципиальное желание каждого депутата сохранить свой мандат, то это просто двукратное увеличение числа округов. И три недостатка этого варианта. Первое – не в интересах региональной администрации множить число депутатов. Второе – такой психологический момент – депутатам принципиально важнее чувствовать одним из 50, чем одним из 100. И еще один – не самый формальный момент, но достаточно важный. Мариинский дворец, в котором сейчас располагается Законодательное Собрание, не вместил бы 100 депутатов. Там и так мало места. Некоторым и так приходится сидеть в полуподсобных помещениях по высоте потолков.


^ Леонид Поляков: Либо по четным и нечетным дням.


Валентин Бианки: Да. Это кстати важный аспект для представителей органов власти: удаленность кабинета от зала заседаний, размер кабинета и т.д.


Второй вариант: принятие системы «25 на 25», причем в простом варианте: 25 по спискам и 25 по округам. Но понятно, что депутатам крайне тяжело проголосовать за такой закон, поскольку они столкнутся лбом ко лбу. Понятно, что рассчитывать на места в верхней части списка нерационально. Плюс у нас существует система, когда действующим депутатам несколько проще: наладил контакты и т.д. Но в Петербурге давным-давно существует система, определяющая спокойное и почти без конфликтное взаимодействие исполнительных и законодательных органов власти. Так называемая «коллективная поправка». Это поправка в размере 2% расходной части бюджетов, которые расходуют депутаты и которые делятся поровну на все 50 округов. Т.е. у каждого депутата есть свои средства, которые тратятся туда, куда он сказал. Постепенно все больший процент этих средств реально уходит в округ, чтобы обеспечить себе переизбрание. Не помню точно, каков сейчас бюджет города, но 0,04% от бюджета города – это немало… Соответственно, «прикормленность» этих округов в Петербурге принципиально повышена. Итак, вариант № 2 также был отвергнут.


Следующий вариант. Простая пропорциональная партийная система. Тот же самый минус. Факс «прикормленности» своих округов перестает играть роль. Депутаты не могли себе позволить ее принять.


И соответственно был принят вариант, что система делается пропорциональной, но с некоторой степенью мажоритарности. Рассматривались разные варианты. Один вариант был просто потрясающим. Предполагалось, что списки для избирателей будут закрытыми, но при этом итоги по каждому округу будут проводиться отдельно. Есть партийные списки и нет никаких отдельных голосований за кандидата. Мы подводим итоги голосования по каждому округу и формально проходит кандидат, партия которого заняла в этом округе большинство голосов. Как Вы понимаете, нужно было бы предпринимать большие усилия, чтобы в каком-нибудь округе победил бы кандидат не от «Единой России». Когда депутат агитирует за себя и говорит «Я от такой-то партии», а потом избиратель приходит на участок и не видит там никакой фамилии кандидата, то он с высокой степенью вероятности проголосует за «Единую Россию». Этот вариант на самом деле сочли циничным. Поэтому от него отказались.


В итоге был принят вариант, который я изначально озвучил. Что в бюллетене фигурируют кандидаты по округам. Есть партийные списки, но каждый кандидат, кроме тройки, имеет привязку к округу.


^ Леонид Поляков: Так как же тогда бюллетень будет выглядеть? Я не понял.


Валентин Бианки: По поводу бюллетеней я подготовил отдельные слайды, три раза менялась форма. И даже эта форма бюллетеня принципиально окажет влияние на результаты выборов в Законодательное Собрание. Я об этом позже скажу.


Теперь последствия. Я описал механизм избрания, потом основания принятия этого закона, теперь некие политические последствия. Здесь все достаточно просто. 1. Существенный рост роли партий. 2. Структуризация политического пространства. Это вот как раз отдельно, когда я буду рассказывать, что сейчас происходит в Петербурге в смысле борьбы политических партий. Структуризация политического пространства достигает потрясающего накала. 3. Опасность чрезмерной внутрипартийной конкуренции. Эта схема, и это обсуждалось в качестве довода за ее демократичность, она порождает конкуренцию между кандидатами от одной партии. Допустим, партия «Единая Россия» получила свои 26 мандатов, они достанутся кандидатам, который максимум процентов набрали в своих округах. Соответственно, никакие исследования даже с выборкой 3000 человек на округ, в котором всего 70000 избирателей, то есть 150 000 на город, не могут дать полной определенности – это я детально рассчитывал. Люди, которые понимают в практике социологических исследований, понимают, что провести исследование такого объема в конечный срок это какое-то сумасшествие. Так вот, даже эта выборка оставит для «Единой России» серую зону в 12-15 кандидатов, которые неизвестно, пройдут или нет. Потому что они получат результаты, близкие к порогу отсечения.


Дальше – распределение финансовых потоков в резервные фонды. Последний пункт – возрастание роли внешних игроков. Я получил подтверждение не так давно, что есть одна московская финансово-промышленная группа с большими интересами в Петербурге, которая (все понимают, что для многих финансово-промышленных групп персональный состав важнее, чем ее размер, потому что монолитности голосования внутри фракции нет) пытается точечно кому-то помочь или кому-то помешать, вне зависимости от партийной принадлежности кандидатов. Про резервные фонды еще скажу.


Про некоторые технологические моменты еще скажу. Кандидатов практически не знают в Петербурге. Даже при формальном опросе «Скажите, кого из городских политиков Вы знаете?» при общегородском опросе больше 3% набирает порядка 10-12 человек. В их число входят Путин, Сердюков (губернатор Ленинградской области), еще несколько федеральных лиц. Собственно городских политиков в Петербурге знают мало, несмотря на его особую статусность. Есть губернатор, есть спикер Законодательного Собрания с рейтингом известности процентов 7, и еще 2-3 человека максимум.


^ Владимир Римский: Да в Москве то же самое.


Валентин Бианки: Так вот. Борьба политсовета партии за выбор стратегии. Для кого эти выборы важнее – для партии или для кандидата? Для партии это имеет принципиальное значение – за полгода до федеральных выборов сформировать сильный партийный брэнд. Кандидатам, чтобы набрать 60% голосов в своем округе, а были такие на предыдущих выборах, тех, кто набрал больше 50% в своем округе, по-моему, шесть или семь человек набралось, так вот ему клеймо партии будет мешать. Потому что у любой партии есть не такой маленький антирейтинг. И главное, даже получая клеймо «Единой России», у которой не такой высокий антирейтинг, все равно появляется проблема, потому что ты берешь на себя и грехи этой партии. Региональным отделениям, тем более, накануне выборов, важно заработать очки в округах, а кандидатам партии совершенно не нужны. Кроме того, поскольку нет никаких избирательных фондов у кандидатов, то любая листовка кандидата проплачивается из фонда партии. А для этого надо завизировать ее у юриста избирательного штаба, бухгалтер должен оформить документы, проверить договор с конкретной типографией, то манипуляция со стороны руководства исполкома, она в общем-то возрастает. Тут вот следствия юридического направления. Я это опускаю, чтобы уложиться.


Психологические следствия. Первейшее, про это было сказано – взаимовлияние антирейтингов и рейтингов партий и кандидатов. Итак, есть кандидат. Он начал какие-то действия. Могу сказать, что те кандидаты, которые начали действовать до Нового года, большинство из них предпочитало не говорить, от какой партии они баллотировались. Хотя часть списков была уже выдвинута. И был один округ, в котором мы проводили исследование. И выяснилось, что кандидат имеет рейтинг 30% и партия «Единая Россия» имеет такой же рейтинг 30%. Только у них пересечения наполовину где-то, то есть только 15%, которые бы проголосовали и за эту партию, и за этого кандидата.


И последний пункт: не знаю, решится кто-нибудь это сделать или нет. Людям, которые полагают, что они голосуют за кандидатов на округах, на самом деле они голосуют за партию. Этот механизм не так прост, как кажется. Поэтому будет большое число округов, которые не будут представлены никакими депутатами в парламенте. Они выбрали себе кандидата, а от этого округа вообще никто не прошел. Это может сложиться по разным причинам. Часть мест займут кандидаты из «троек». Понятно, что не все кандидаты из всех «троек» будут замещать мандаты, но часть все же будут. Соответственно, уже на 50 округов останется менее 50 мест. Во-вторых, вполне возможна ситуация, при которой какой-то кандидат набирает в своем округе 60% голосов, а его партия не проходит. Эта партия не участвует в распределении мандатов. А «Единая Россия» набирает в этом округе 20% голосов, которых для кандидата-единороса недостаточно, чтобы соревноваться за мандат. Не знаю, будет это кто-то использовать или не будет.


^ Леонид Поляков: Валентин, у Вас еще 10 минут.


Валентин Бианки: Тогда про моделирование еще скажу. Если что, потом вернемся. Что мы делали? Мы пытались некий экспертный комментарий сопроводить анализом законов. Мы взяли результаты выборов 2002 года и попытались наложить на них новые правила. Это не прогноз того, что будет в 2007 году. Это анализ того, что было бы, если бы предыдущие выборы проводились бы по новым правилам. Хотя мы проводили конференцию в «Росбалте» полгода назад, и половина журналистов не поняла эту тонкую разницу. Но тем не менее. Мы пересчитали по партиям результаты предыдущих выборов. Забавно, что «Единая Россия» набрала 6,8% голосов. Просто потому, что на тех выборах почти никто не выдвигался от партии. 54% голосов достались тем кандидатам, которые официально в документах не декларировали свою принадлежность. Интересно, что СПС и «Яблоко» шли на тех выборах единым блоком – формально это было оформлено в виде разводки кандидатов по округам – набрали примерно по 7%, остальные еще заметно меньше. Дальше, как мы определили партийную принадлежность. Либо по состоянию по фракциях, которые уже стали партийными. Ну тут уже конкретика. Фамилии кандидатов питерских вам мало что скажут. В Петербурге этот слайд вызывает большой интерес: все сразу начинают искать свои фамилии. Теперь несколько комментариев.


СПС и «Яблоко» провели на выборах 2002 года 6 депутатов. Демократические партии по отдельности набрали бы столько же, сколько реально набрали вместе – поэтому новая схема была названа «демократичной». И что самое забавное – вот эта цифра – порог отсечения в «Единой России». Грубо говоря, «ЕР» получила 20 мандатов – тогда мандаты достанутся тем кандидатам по округам, которые набрали 33% и выше. А на самом деле в парламенте во фракции «ЕР» сейчас около 6 человек с результатом в районе 25%, вот в каких-то таких пределах.


И результаты Российской партии ЖИЗНИ. На момент выборов это был блок «Воля Петербурга». Миронов его возглавлял. Сейчас это «Справедливое Россия», но от этого мало что изменилось. Сразу хочу сказать, что питерская «Родина» проявила себя оппозиционно по отношению к С.М. Миронову и практически в полном составе вошла в партию «Патриоты России» и сформировала важную часть их партийного списка на этих выборах. На момент 2002 года от Партии ЖИЗНИ баллотировались всего 7 человек на все 50 округов, но из-за того, что многие из них набрали заметное число голосов – два человека более 70%, один – 62%, один 54%, то голосов, которые эти «паровозы» (не в совсем в том смысле, в котором мы обычно упоминаем это слово) – эти люди заработали бы для партии еще два мандата, которые бы получили кандидаты даже с результатом 3%.


И даже забавно, насколько принципиален выбор округов для кандидатов. Может возникнуть ситуация, когда единорос с результатом в 25% не прошел, а кандидат от «Справедливой России» с результатом в 5% прошел. Может быть, даже по этому же округу. Эта ситуация, конечно, странная. Я общался с представителями штабов и с кандидатами и каждый уверен, что он бьется у себя на округе с другими кандидатами. Он внутри партии, но он воспринимает это и избиратели воспринимают это, как битву между конкретными людьми на конкретном округе, хотя и представляющие одни и те же партии по всему городу. Получится все в результате совсем по-другому. И самое поразительное, что когда на презентации этих результатов я порядка 9 депутатам действующего Законодательного Собрания рассказывал это. 4 из них были крайне удивлены: «Как это округа без депутатов?».


Вот здесь отличия на момент избрания и сейчас. Показательно, что после выборов во фракции «Единая Россия» было 22 человека, сейчас – 26. И эти 26 депутатов в списках «Единой России».


Дальше совсем конкретика. Насколько результаты нормативного акта определяют результаты голосования. Вот это форма избирательного бюллетеня. На самом деле чуть-чуть не так. Шрифт, которым все после фамилии кандидата, который рядом с номером, он еще меньше должен быть. Вот это форма бюллетеня, как он был подписан в начальной версии закона. Т.е. фамилия кандидата по округу, а дальше партии и первая партийная тройка.


^ Леонид Поляков: Это порядок по жеребьевке?


Валентин Бианки: Это просто сделано для того, чтобы показать форму бюллетеней, но «Единая Россия» действительно выиграла по жеребьевке первое место.


После того, как прошла презентация, и все обратили внимание на форму бюллетеня и некоторые другие следствия закона, «Единая Россия» предприняла ряд поправок. Во-первых, был отменен облигатный мандат. Т.е. если кандидат отказывается от своего мандата, то этот мандат не получает другой кандидат от этой партии, а этот мандат поступает в копилку и распределяется между другими партийными списками. Более того, там было прописано, что если у партии хотя бы один из кандидатов (понятно, что, прежде всего, речь шла про «тройку»), отказывается от мандата, то эта партия не участвует в дележе дополнительных мандатов. Я не знаю, откуда взялась эта норма в законе, но ее пообсуждали публично и, конечно, исключили. Хотя в итоге выяснилось, что это хуже «Единой России», потому что Валентина Ивановна Матвиенко долго тянула, но в последний момент отказалась возглавить список партии.


Была изменена форма бюллетеня. И бюллетень приобрел вот такую форму. Вначале указывается партия, потом тройка, потом кандидат по округу. Как Вы понимаете, разница двух вариантов большая – в одном случае на первом месте фамилия кандидата, в другом случае – партия и тройка. Но на самом деле был сделана повторная глупость. Понятно, что рейтинг «Единой России» в Петербурге – у меня ощущение по замерам по всем – он не больше 33-34%. Это объективный потолок, он не может превысить этот показатель. А рейтинги действующих депутатов они могут хоть что-то позволить. Плюс пресловутый административный ресурс – он на городском уровне действенен. Кстати, нужно еще понимать, что на федеральном уровне административный ресурс действует не очень сильно. Это реально, я готов отстаивать это везде, что почти нет административного ресурса на федеральном уровне (за исключением подсчета в ЦИК и регистрации партий). Точечно можно добиться чего угодно, но при федеральных выборах нет тех 86 доверенных бригад ФСБ, которые поедут и наведут порядок в каждом регионе. Их нет, поэтому этот административный ресурс – это миф. Опять же важно, чтобы были конкретные люди в округах. Потому что вброс бюллетеней не в Центральной избирательной комиссии организуется. И даже не в городской.


^ Леонид Поляков: Это окончательная версия бюллетеня?


Валентин Бианки: Нет, после этого был принят другой вид.


Владимир Римский: Они поняли, что потерялись.


^ Валентин Бианки: Да, они поняли, что потерялись. И буквально неделю назад избирком утвердил вот такую форму бюллетеня. Кандидаты были вынесены сбоку отдельно более крупным шрифтом. Но самое интересное, что «Справедливая Россия», которая ориентировалась на партийную кампанию, потому что у них только в нескольких округах действующие депутаты или те просто сильные кандидаты, они подали протест и ЦИК предписал сделать форму бюллетеня вот такой.


^ Владимир Шутилин: А чем она от второй отличается?


Валентин Бианки: Ничем не отличается. Назад вернули.


Леонид Поляков: А где здесь кандидат по территории?


Валентин Бианки: Четвертый. Первая тройка и четвертый кандидат в округе.


^ Леонид Поляков: Т.е. бюллетень для каждого округа отдельный?


Валентин Бианки: Да, для каждого округа отдельный. Эти слайды с бюллетенями специально были сейчас сделаны и вам показаны, чтобы показать, насколько анекдотические вещи на самом деле влияют на результаты выборов. И последние несколько минут – про результаты опроса на январь.


Чтобы не спрашивать «за кого Вы будут голосовать на выборах», перечисляя партии, тройки и кандидатов, мы сделали макеты бюллетеней и показывали, чтобы человек тыкал пальцем, максимально приближая таким образом ситуацию к моделируемой. Потому что понятно, что в такой сложной системе учесть все другим способом невозможно.


Итак, результат «Единой России» - порядка 34%, «Справедливой России» - порядка 15%, КПРФ – 8%, ЛДПР – 7%, «Яблоко» и «Патриотов» - по 6%, СПС – 4%, СЕПР и «Народная Воля» – менее чем по 1%.

Для примера сравним со средней ситуацию на 2 округах, где баллотируются действующие депутаты от «СР» - их рейтинг существенно выше среднего, но всего в полтора-два раза, то есть никаких 50-70% они не набирают, как могли бы на одномандатных выборах.


^ Даниил Цыганков: Т.е. эти двое попадают, а остальные наверняка не пройдут.


Валентин Бианки: Понятно, что это зависит от ряда факторов. От того, сколько наберут те партии, которые не пройдут. На тот момент партии СЕПР и «Народная Воля» были еще не сняты с выборов, сейчас они были сняты, осталось 6 партий.


Сразу важный комментарий: на этой конференции в «Росбалте» мы ругались с неким Алексеем Ковалевым, действующим депутатом, который на данный момент баллотируется от «Справедливой России». Он говорил «Все это Вы неправду говорите, что будут важны личные позиции кандидатов. Вот у нас была такой замечательный Юрий Рыбаков, а по этому округу победил никому не известный Андрей Бенин». На что я сказал господину Ковалеву, а я еще и живу в том округе, что только пикеты Андрея Бенина стояли на каждом шагу, а Юрий Рыбаков ни разу за 4 года никакой акции не провел, а пикет стоял только один у метро. Но, наверное Алексей Ковалев не поверил мне, потому что он действующий депутат от 1-го округа, и его рейтинг ничем выдающимся не отличается и я вижу, что кампанию он не ведет.


Поэтому админресурс админресурсом, но это далеко не все… Да, важно подчеркнуть: на питерских выборах админресурс работает не на «Единую Россию», а работает против «Справедливой России». Скажем, Жириновский привлечен на выборы и возглавил список ЛДПР с единственной целью: чтобы максимально снизить результаты «Справедливой России».


^ Леонид Поляков: Спасибо нашему эксперту из самой горячей точки.


Даниил Цыганков: Горячее может быть только Дагестан, там уже стреляют.


Леонид Поляков: Итак, пожалуйста, вопросы к Валентину Александровичу. Сначала самого общего типа. Тогда давайте я уточню. Валентин Александрович, что получается. Чистая пропорциональная система, все об этом говорят и читают, у нас строго пропорциональная система. Но фактически без нарушения закона за счет чисто технических коррекций роль персонажей конкретных под традиции одномандатников значительно выше, пока еще. За счет чего это происходит – это чисто психологический момент или так смоделировано?


^ Валентин Бианки: Для меня это загадка. Я полтора года рассказываю про этот закон и слежу за судьбой этих выборов. Самое интересное, что начали мы это инициативно.


^ Леонид Поляков: Ну, все хорошее так и начинается.


Валентин Бианки: Для меня самая большая загадка – кто-то изначально придумал эту схему, понимая, что все будут заблуждаться или просто те, кто ее придумал и воплотил в закон не понимали последствий. Это я говорю, что из 9 депутатов 4 не поняли смысл закона. 4 действующих депутата, они не понимали смысл закона, а этот закон для них один из самых интересных за 4 года депутатствования, потому что им по этому закону переизбираться. Они не понимали, что такое борьба внутри партии. Я не говорю о технических или экспертных вещах. Самое главное, чего мы можем добиться: от каких-то округов будет два депутата, а от каких-то – вообще не будет депутатов. Этого я не сказал. Допустим, единорос набрал 35% ему хватило, а СР набрал 26% и ему тоже хватило. Барьеры у партий разные. Поэтому интересно, кто придумал эту схему. И понимал ли он эту схему до конца. У меня такое ощущение, что нет, потому что закон в целом был сделан весьма сыро и мне кажется, что просто все купились на «железную логику», принятия такого варианты схемы избрания. Он позволяет и федеральные требования учесть, и сохранить округа. А то, что он приведет к последствиям, которые тяжело просчитать, это они не подумали.


^ Леонид Поляков: Я попрошу Владимира может быть прокомментировать? Может быть, по Московской области что-то прокомментировать. Кто-нибудь располагает данными, что там происходит?


^ Владимир Римский: Я этим сейчас не занимаюсь. Там на самое деле разная ситуация, потому что там очень разные районы. Они, видимо, понимаете не прогнозировали, но подбирали.


Значит, видимо, если реконструировать события, то у нас когда принимается решение на федеральном уровне, то ориентация идет на такие грубые примитивные модели. Вот не обижайтесь, пожалуйста, те, которые студентам преподают. Вот пропорциональная система выборов, вот партии, вот она получила голоса, и от нее больше кандидатов пройдет.


Но у нас же жизнь! У нас есть конкретные люди в конкретных округах, которые понимают, что надо пройти. Там борьба за деньги, Вы же посчитали, сколько они получат денег, построит здание Газпром-Сити, еще там кое-чего собираются строить. Вот в этом надо участвовать, а кто не пройдет, тот в этом участвовать не будет. Так что, на мой взгляд, то, чего здесь точно не было сказано – это борьба за деньги. Причем деньги большие, поэтому никто никому уступать не будет.


И вот они стали подбирать. Формально – соблюсти требования федерального закона, реально – чтобы тот депутат, который хочет, чтобы он остался. В крайнем случае, давайте найдем такого человека, который бы победил в этом округе. Прогнозировать, на мой взгляд, довольно сложно, я не берусь это сделать, но вполне доверяю тому, что здесь было представлено. Примерно сохранится та ситуация, которая есть сейчас. В смысле распределения мандатов по фракциям. И вот когда увидели вот эту ситуацию: я не знаю, может быть, Вы повлияли, может быть, они сами посмотрели по лицам, кто проходит, то стало понятно. Надо снимать некоторые партии с выборов, потому что они оттягивают голоса. Чтобы этот недостаток убрать, надо снимать партии. Дошло дело до того, что «Яблоко» сняли. А если они не уходят, то голоса, по свойству пропорциональной системы, голоса добавляются лидерам, пропорционально. Эта пропорция будет больше в сторону лидеров. Значит понятно: надо убирать тех, кто мешает, и добавлять голоса лидерам. Но при этом смотрите, как ведется кампания. Я не знаю, насколько это все точно, но с точки зрения скажем стратегии ведения избирательной кампании надо сохранить небольшие партии, чтобы бороться с конкурентом. Действительно, по разным источникам поступает информация, что ведется кампания против «Единой России». Посмотрим, насколько это все так, но довольно правдоподобно. Для борьбы с такой второй – третьей партией выгодно иметь свои партии, которые будут отнимать голоса. И не важно: пусть «Справедливая Россия» наберет больше, чем наша вторая, третья, четвертая партия. Это неважно. Просто не хватит голосов, чтобы составить нам реальную конкуренцию. Логика понятная: и при этом очень трудно придраться к закону. Все чисто. Все честно. Ведут кампанию. Можно было и ролики запускать, но в данной ситуации это не потребуется.


Теперь про то, что здесь прозвучало. Как подсчитываются голоса, что такое подведение итогов выборов. Вот здесь я Вам приведу пример московский. Это выборы декабря 2005 года. Пример того, как подводились итоги. Во всех районах Москвы – их 120 с чем-то – в них были созданы административные органы, в которые протоколы результатов выборов на участковой комиссии завозили, его просматривали и везли дальше в территориальную комиссию. А именно в территориальной комиссии соответственно вводят бюллетени в систему ГАС-выборы и производят подсеет голосов. Вот эта вот контролирующая организация абсолютно незаконна. В законе прямо написано, что ничего такого быть не может. Эта административная ступень, админконтроль. Более того, участковая комиссия что-то решила, составляется протокол, который должен вводиться. Вот такая практика. Об этом писалось, говорилось. Судебные иски подавались. Вот что такое манипуляция бюллетенями. Какой она может быть, этого никто не скажет. Никто не знает, как было бы, если бы никто не мешал, мы не можем этого сказать.


И второй такой технологией манипулирования является подмена протокола в избирательной комиссии. В Питере это тоже проводится. Это неоднократно было. Есть наблюдатели, они при подведении итогов выборов на участке просят копию протокола, эта копия им выдается и потом, когда вот этот протокол попадает в территориальную комиссию, они его смотрят. Во многих случаях протокол другой. Тогда наблюдатели говорят: Как же? Вот у нас копия, у нас правильный. Ответ Вешнякова: Правильный тот, где печать. У Вас копия, а у нас печать. Правильный тот, где печать. У Вас нет печати. Все. Почему копия без печати? Это непонятно. Нет, это не делается.


Я утверждаю, что двумя этими способами можно сделать любой исход голосов, какой нужно. Это и происходит. Некоторые депутаты, которые в Москве давно потеряли популярность, они проходят. Само по себе голосование избирателя – это нужно, конечно, для легитимации избрания, но на само деле как они голосуют, это уже мало кого интересует. И чем больше будет этой партийной системы, т.е. голосование пропорциональное, тем будет хуже.


Для господ студентов напомню: сама идея пропорциональных выборов она вообще-то не партийная изначально была. Это было где-то в 19 веке. Идея была такая: любая группа граждан, если она очень хочет, может собраться в группу и эти группы получают возможность участвовать в выборах и пропорционально полученным голосам распределяются мандаты. Ни о каких партиях речи не шло. Но сейчас у нас, если Вы почитаете докторов политических наук, всегда говорят: пропорциональная система – партийная система. Это ложь – прямая ложь. Не обязательно должна быть партия, можно допускать объединения граждан, если это пропорциональная система. Собственно, смысл пропорциональной системы заключается в следующем: учесть маленькие, но активные группы граждан в парламенте. Потому что при мажоритарной системе они не попадают, если их мало. Но если они собрались, проявили активность, если они ведут кампанию, то пропорционально своей активности они могут получить голоса. Вот о чем речь.


И последнее еще замечание. Здесь мы не учитывали при моделировании выборов важный фактор, который довольно сложным учесть. Это манипулирование сознанием избирателя в ходе предвыборных кампаний. Вот это делается самыми разными способами. К этому сейчас, к несчастью, добавились прямые юридические технологии. Создаются специальные группы юристов, которые занимаются поиском оснований для снятия партий или конкретных депутатов с выборов и это снятие практически решает исход выборов. Даже если потом это будет признанно незаконным или не совсем законным, то особенно ничего не решает. Агитация идет без этих партий и кандидатов, восстановление ни к чему не приводит. К сожалению, пропорциональная система способствует юридической процедуре определения результатов выборов. И конечно мне как социологу можно сделать такую оценку: здесь предпочтения избирателей просто не играют никакой роли. Это предпочтения совершенно другие: спонсоров, руководителей избирательный кампаний, но не избирателей. Избирателей в этом случае никто не спрашивает. Спасибо!


^ Валентин Бианки: Можно несколько замечаний. Вот юридические вещи я и имел в виду под ростом юридических технологий. Но могу сказать, что на самом деле пространство сужается. В одномандатной кампании это важнейшее: как ты сможешь представить избирателю конфигурацию всех участников. Если ты умудришься внедрить, что эта партия такая, а это такая, то все. Когда участвуют партии, причем одни и те же, то все проще. Есть радикальный образ ЛДПР. Надо сделать еще чуть-чуть радикальнее, чтобы больше своих 10% - 2-3% стесняются сказать, что они готовы голосовать за ЛДПР – не набрали. Юридические технологии здесь тоже работают. По поводу подписей. Мне даже в голову не придет, кому-то даже на региональном уровне собирать подписи. Только залог. Потому что реально невозможно в Питере собрать подписи. Эти полевые структуры достаточно развратились. И подписи на СЕПР и «Народную волю», судя по слухам, рисовались в одних помещениях, и «Патриоты» объективно не могли организовать сбор реальных подписей, и даже «Яблоко», несмотря на наличие некой реальной живой сети сторонников и симпатизантов. Единственный тонкий момент, что «Патриоты», действующие по согласованию с «Единой Россией», единственные, кто прошел регистрацию.


^ Леонид Поляков: Коллеги, я перебью. А мне кажется или нет, что партии, которые являются федеральными (входят в федеральный парламент), они без залога и без подписей.


^ Валентин Бианки: Да, это так.


Даниил Цыганков: В Питере еще и высокий залог.


Валентин Бианки: Да, у нас залог 90 млн. рублей. Больше, чем на выборах в Государственную Думу РФ.


^ Владимир Римский: Просто обидно. Эти же деньги уйдут точно.


Валентин Бианки: Еще такой краткий комментарий про несовпадение результатов опросов до выборов, во время выборов и после. Я со скепсисом посмотрел бы на человека, который сказал бы, что результаты опросов до выборов и опросов после выборов должны совпадать. Люди меняют свои высказывания в зависимости от результатов выборов.


^ Леонид Поляков: Явка определяется по числу бюллетеней.


Владимир Римский: Дело не в этом. Явка определяется по числу пришедших. Там тоже разница есть.


^ Валентин Бианки: На самом деле, эти технологии действенны очень ограниченно. Добиться 3 000 бюллетеней на округ 70 000 избирателей еще реально, но больше нет.


^ Владимир Римский: Можно я тогда два слова добавлю. Можно еще вот что сделать: у нас есть кандидаты, можно просто поменять их местами, тот, кто был вторым, станет первым. А все контрольные показатели – все останется.


^ Илья Шаблинский: Два слова о фальсификациях из результатов моей работы в ЦИКе. Есть несколько регионов, где фальсификация результатов выборов – стабильная практика. Некий пласт. Это Дагестан, Татарстан, Башкортостан. Достигается благодаря одному условию. На большинстве участков исключен независимый контроль за составлением протоколов. В Дагестане 90 участков. Если кто-то будет что-то говорить, там милиционер побьет. В протоколе напишут нормальные числа. Эти числа согласуются на уровне администрации. Обычно главный враг определяется. В 2003 году это КПРФ, в 1999 году это был ОВР. По всей республики это дает разницу в три-четыре раза. Забавно – в Татарстане и Башкортостане элита раскололась. Низовые манипуляторы получили сигнал беречь ОВР и резать «Единство». Может быть, перестарались. А в 2003 году она консолидирована – там резали КПРФ. Таких субъектов не так много. Я слышал о двух технологиях. Но это в любом случае это сложная психологическая задача. В Дагестане и Башкортостане это не выполняется.


^ Владимир Римский: Так и делается. Есть план, они отчитываются о выполнении плана.


Илья Шаблинский: Есть еще регионы. Карачаево-Черкессия, Кабардино-Балкария, Мордовия, потрясающий результат. Это единственный случай, когда КПРФ в Мордовии брала хорошие 30%, а тут вдруг 12%. Кто съел 600 000 голосов. Это единственный случай, когда Вешняков сказал «Я не верю в этот результат». 71% «Единая Россия» взяла.


^ Леонид Поляков: Даниил Борисович хотел добавить.


Даниил Цыганков: Да, мне коллеги-политтехнологи в Питре говорили, что получили заказы от одних депутатов «Единой России» на других депутатов «Единой России», чтобы уменьшить их процент. Это верно, когда говорят, что действуют против «Справедливой России». По моим впечатлениям, до 25-30% чиновников в петербуржских администрациях поддерживают «Справедливую Россию». Даже некоторые вице-губернаторы поддерживают «СР». Пусть они не могут об этом открыто сказать. Так что и в административном ресурсе происходит раскол, но и в партийном ресурсе – противоречия между центральным штабом и своими депутатами. Они будут пользоваться, чтобы придушить своего кандидата.


^ Леонид Поляков: Интересные творятся в Питере дела. Напоминаю, Сергей Михайлович Миронов представляет Законодательное Собрание Петербурга в Совете Федерации.


^ Даниил Цыганков: И это основная ставка в питерской кампании.


Валентин Бианки: «Единая Россия» сейчас внесла законопроект о выборности члена Совета Федерации. Законопроект, который изначально был разработан Мироновым.


^ Леонид Поляков: Но это реально, что они могут подвесить Миронова, если набирают 26 мандатов.


Валентин Бианки: Миронова не избрать представителем – совсем из ряда вон.


^ Леонид Поляков: Последний вопрос тогда. Вот эта новация – отмена порога явки, как она скажется?


Валентин Бианки: Тут я согласен с расхожими комментариями. Отмена пороги явки – теперь исчезает момент, связанный с напрягом избиркомов и местных администраций.


^ Леонид Поляков: В пропорции что получится? Если явка ниже 25%? Кто от этого выиграет?


Валентин Бианки: Само интересное, что по результатам наших опросов пока в общем на позиции и «ЕР», и «СР», явка сильно не повлияет. Влияет она на позиции «Яблока» и СПС – чем выше явка, тем выше их результат. У КПРФ обратная ситуация: чем ниже явка, тем выше результат. Хотя за эти годы КПРФ сильно потеряла.


^ Леонид Поляков: Что же, спасибо! Понятная стратегия – 6 партий, доминантная партия пытается дискредитировать конкурента, использует спойлеров в виде «Патриотов России» и ЛДПР.


^ Валентин Бианки: СПС – это самое потрясающее. У них самая интересная программа в духе «Патриотов России». У них в программе «Достройка капитализма», и социальная риторика, как и у всех остальных. Пенсии – в 4 раза поднять, зарплаты – в 2,5 раза, стипендии, остальное в духе «все у Вас разворовали». И при этом слоган «голосуй за молодых и энергичных», т.е. за господина Белых. И при этом еще сложная система: то ли разворовали все, то ли акцент на Питер не делают. У них агитатор получает 750 рублей в неделю. 3000 рублей в месяц. Для Петербурга это вообще смешные деньги. И получает премию в зависимости от того, насколько много на его участке проголосовало. И если проголосовало очень много, то агитатор получает премию 30000 рублей. Но это нужно, чтобы на участке результат СПС был не менее 50%. В общем, бред!


Спасибо большое, на этом все.


^ Леонид Поляков: Резко. Но мы коллеги с Вами не пойдем туда агитаторами очевидно. Спасибо всем большое! И спасибо нашему варяжскому гостю за прекрасный доклад.


Даниил Цыганков: Я бы хотел еще раз всех поблагодарить и проанонсировать наш следующий коллоквиум 22 марта. Речь пойдет об оценке коррупциногенности нашего законодательства. Выступят Владимир Римский из ИНДЕМА и наш молодой коллега Илья Компасов.

1 Заседание общегородского коллоквиума "Оценивание программ и политик: методология и применение" (научн. рук. - Д.Б. Цыганков). К печати стенограмма подготовлена Владимиром Шутилиным.







Скачать 376,2 Kb.
оставить комментарий
Дата12.10.2011
Размер376,2 Kb.
ТипЗакон, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх