Учебные вопросы: Военно-Морской Флот в период его восстановления и строительства в 1921 1941 годах icon

Учебные вопросы: Военно-Морской Флот в период его восстановления и строительства в 1921 1941 годах


Смотрите также:
Лекция тема: военно-морской флот в послевоенный период и на...
Исаков Иван Степанович Военно-морской флот СССР в Отечественной войне...
Альманах военной контрразведки (Серия «Спецслужбы России»)/ Выпуск I: «Морской» (Продолжение)...
Положение о республиканском интеллектуально-творческом конкурсе «Флот в судьбе России»...
Пятая международная конференция «Военно-морской флот и судостроение в современных условиях»...
С. О. Макаров С. О. Макаров родился 27 декабря 1848 г в г. Николаеве, в семье прапорщика...
23 декабря 1837 года Григорий Бутаков был произведен в мичмана и послан на Черноморский флот...
Зарубежная историография военно-морской деятельности СССР в период "холодной войны"...
Реферат военные реформы 1905-12 годов...
Предисловие
Преобразования...
Банковское право примерные вопросы для подготовки к экзамену...



Загрузка...
скачать




Занятие № И3.2 (2 часа). Лекция 9.

Строительство Военно-Морского Флота в период между гражданской и Великой Отечественной войнами в 1921 – 41 годах.

Учебная и воспитательная цели:

сформировать у обучающихся знания о восстановлении и строительстве флота в межвоенный период; воспитывать чувство гордости за трудовой подвиг нашего народа в этот период, в то же время - осознание губительных последствий для вооруженных сил отрицания преемственности отечественного военного опыта, передовых взглядов и использования мирового опыта в области военного искусства, а также проведенных репрессий.

Учебные вопросы:

  1. Военно-Морской Флот в период его восстановления и строительства в 1921 – 1941 годах.

  2. Развитие сил и боевых средств флота в межвоенный период.

  3. Условия развития военно-морской теории в межвоенный период.


Учебно-методическое обеспечение:

Ветров Ю.А. «История Военно-Морского Флота», с.143 – 159;

Ветров Ю.А. «Краткий курс истории ВМФ», с.75 – 86.

Средства обеспечения освоения раздела:

компьютерные видеопроекции ЭУНП «История ВМФ» по теме И3.2, географическая карта Евразии.

Материально-техническое обеспечение: ПЭВМ и видеопроекционное устройство (ВПУ).


^ 1. Военно-Морской Флот в период его восстановления и строительства в 1921 – 1941 годах.

Из 1-й мировой и гражданской войн страна вышла разоренной, сложным было и ее международное положение. Одновременно с решением социально-экономических задач необходимо было укреплять обороноспособность государства.

К 1921 г. Советская республика не имела военно-морских сил на Черном, Белом, Баренцевом морях и на Дальнем Востоке. Существовали лишь Балтийский флот и несколько флотилий, но и они находились в тяжелом состоянии. Интервентами и белогвардейцами было уведено около 800 кораблей и судов.

Все корабли Балтийского флота имели изношенные машины, механизмы и вооружение и требовали капитального ремонта и модернизации. Флот остро нуждался во всех видах материально-технического снабжения. Порты и базы флота были разрушены. На состоянии флота тяжело отражался недостаток квалифицированных командных кадров и рядового состава. К концу 1921 г. личный состав флота сократился с 180 тыс. до 35 тыс. человек. Кратко Наркомвоенмор М.В.Фрунзе охарактеризовал положение одной фразой: «В сумме все это означало, что флота у нас нет». Между тем государство с морскими границами протяженностью свыше 43 тыс. км в условиях постоянной угрозы военного нападения нуждалось в сильном военно-морском флоте.

В первые годы мирного строительства из-за тяжелого экономического положения страны правительство вынуждено было ограничиться восстановлением боевых сил и средств флота, их модернизацией, а также научной и экспериментальной разработкой новых образцов оружия и их носителей. Восстановление и строительство Военно-Морского Флота шло в неразрывной связи с экономическими преобразованиями в стране и определялось условиями международной и внутренней обстановки, материально-экономическими возможностями государства, уровнем и состоянием промышленности вообще, судостроительной в частности.

В межвоенный период в строительстве флота выделяются два этапа: первый - восстановление флота и укрепление его боеспособности (1921- 28 гг.) и второй - строительство флота на основе индустриализации страны (1929-41 гг.).

В октябре 1920 г. Совет Труда и Обороны принял постановление о восстановлении Балтийского флота. В марте 1921 г. съезд правившей в стране партии постановил принять меры к возрождению и укреплению Красного военного флота, для чего ввести единый план снабжения, работу вести программно, укомплектовать личный состав призывными возрастами, улучшить учебное дело, произвести изменения в руководящих военных органах в интересах военного флота. На флот были возвращены моряки из армии и гражданских учреждений. Были проведены ряд мероприятий по восстановлению и строительству кораблей и военно-морских баз, судоремонтных и судостроительных заводов, портов. Устаревшие и недостроенные корабли были сданы на слом.

По «комсомольскому» набору в 1922-23 гг. на флот было направлено около 8 тыс. молодых людей-добровольцев, около тысячи из которых были зачислены в военно-морские учебные заведения. Для ликвидации острой нехватки квалифицированных командных кадров были воссозданы военно-морские училища, созданы специальные курсы, Военно-морская академия.

В ^ 1922 г. приступили к ремонту боевых и вспомогательных кораблей и судов. Первыми к 1924 г. были отремонтированы и введены в строй Балтийского флота учебный корабль «Океан», крейсер «Аврора», линкоры «Марат» (б. «Петропавловск»), «Парижская коммуна» (б. «Севастополь»), несколько эсминцев, тральщиков, подводных лодок и др. кораблей, всего около 40. Восстанавливался и Черноморский флот. В 1923 г. после ремонта в его состав вошли крейсер «Коминтерн» (б. «Память Меркурия»), 2 ЭМ, 2 ПЛ, 5 КЛ, 2 МЗ, несколько катеров и судов. Восстанавливались военные флотилии на Каспийском море, р. Амур.

В 1926 г. общий тоннаж флота составил 139 тыс.т. Однако боевых кораблей было недостаточно, а техническое оснащение их было слабым.

Развитие судостроительной промышленности в 1926-28 гг. на базе индустриализации страны дало возможность строить новые корабли, прежде всего торпедные катера, сторожевые корабли и подводные лодки. В декабре 1926 г. была принята первая советская, 6-летняя программа военного кораблестроения, которая предусматривала построить к 1932 г. 12 ПЛ, 18 СКР, 36 ТКа, достроить и восстановить 2 Кр, 1 ЛК и 3 М. В соответствии с этой программой были отремонтированы и введены в строй ЛК «Октябрьская революция» (б. «Гангут»), 8 ЭМ; достроены 2 Крл – «Червона Украина» (б. «Адмирал Нахимов») и «Профинтерн» (б. «Светлана»), началась постройка торпедных катеров и сторожевых кораблей, были заложены первые подлодки типа «Д» («Декабрист»).

К началу 1928 г. были восстановлены и модернизированы все наиболее ценные в боевом отношении корабли, а остальные сданы на слом. В итоге ВМФ имел в строю 3 ЛК, 4 Кр, 24 ЭМ, 18 ПЛ и др. боевые корабли и вспомогательные суда. Всего в 20-е годы было восстановлено и достроено свыше 100 единиц.

В 1924-28 гг. в стране проводилась военная реформа, имевшая целью повысить боеспособность Вооруженных Сил, упорядочить систему их комплектования, улучшить организацию и боевую подготовку. В 1925 г. был утвержден Закон об обязательной военной службе.

Направленность боевой подготовки ВМС в восстановительный период 1921-28 гг. определялась главной задачей, поставленной перед флотом, - оказывать всемерную поддержку сухопутным войскам в обороне побережья. Флот должен был оборонять подступы к базам, осуществлять минные постановки и, опираясь на минно-артиллерийскую позицию, быть готовым вести бой с превосходящими силами противника.

Стало возможным отрабатывать практические навыки у личного состава в использовании оружия и тренировать его в дальних походах кораблей с заходами в порты иностранных государств. Такие плавания совершили в 1924 и 1925 гг. корабли Балтфлота («Аврора» и «Комсомолец») из Кронштадта вокруг Скандинавии и Архангельска и обратно, в 1925 и 1929 гг. - корабли Черноморского флота в Италию. Важное значение заграничных плаваний наших кораблей состояло и в том, что моряки могли ознакомиться с морскими театрами и системой базирования иностранных флотов, повысить штурманскую подготовку, получить большую морскую практику.

Таким образом, первый период в строительстве ВМФ характеризовался восстановлением и достройкой боевых кораблей, подготовкой и обучением новых кадров, созданием организационных основ флота и возрождением его как боевой силы, способной защищать морские рубежи Родины. Ограниченные возможности экономики пока не позволяли начать перевооружение в этот период новой военной техникой, отчего техническая оснащенность ВМФ оставалась слабой.

С 1929 г. на базе индустриализации страны начинается техническая реконструкция и строительство ВМФ. Создание новых и рост старых центров тяжелой индустрии, развитие всех основных видов промышленности усилили военно-экономический потенциал страны и позволили иметь надежную материально-техническую базу для своего перевооружения. Была утверждена очередная программа военного кораблестроения на 1929-33 гг. Однако программы 1926 г. и 1929 г. к 1933 г. не были полностью выполнены из-за сокращения ассигнований на военное кораблестроение и трудностей в работе промышленности (к 1932 г. вступили в строй только 7 ПЛ, 8 СКР и 59 ТКа).

Одновременно СТО приняло решения, изменяющие направленность строительства ВМФ. Они были воплощены в новую ^ Программу военного судостроения на 1933-38 гг., где суть их сводилась к одновременному развитию флота не на двух, а на четырех основных театрах (для создания прочной морской обороны берегов), приоритету подводного кораблестроения при развертывании массового строительства ПЛ (369 ед.), преимущественному пополнению новыми кораблями Балтийского, Черноморского и воссозданного Тихоокеанского флотов, строительству ПЛ и ЭМ для Северного морского театра.

В 1932 г. воссоздаются морские силы Дальнего Востока (с 1935 г. - Тихоокеанский флот) с главной базой во Владивостоке, в 1933 г. - Северная флотилия, которая в мае 1937 г. преобразуется в Северный флот с главной базой в Мурманске. Поскольку на Севере отсутствовала кораблестроительная база, для комплектования флотилии были переведены с Балтики 2 ЭМ, 2 СКР и 2 ПЛ, которые внутренними путями только что построенного Беломорско-Балтийского канала прибыли в г. Мурманск. С 1934 г. главной базой флотилии становится п. Полярное.

Тем временем правительство Германии начало возрождение германского флота. В 1934 г., впервые после мировой войны, немецкая промышленность возобновила строительство полноценных боевых кораблей («карманные линкоры»). В 1935 г. рейхсканцлер А.Гитлер объявил об отмене ограничительных статей Версальского договора. Возрождение германского флота означало потерю и без того непрочного господства наших Морских Сил на Балтике. Явно недружественной была и политика Великобритании, флот которой мог появиться снова у берегов нашей страны. Впрочем, все флоты морских держав в середине 30-х годов стояли на пороге очередного качественного обновления. С 1937 г. следовало ожидать возобновления строительства линкоров в Англии, США и Японии, где уже в 1934-35 гг. была развернута постройка нового поколения авианосцев - важного элемента наступательной мощи флотов.

Все это создавало необходимость развертывания крупного военно-морского строительства в нашей стране. Поэтому с 1935 г. под контролем начальника морских сил В.М.Орлова в НИИ и ОКБ началась целенаправленная работа по выбору типов кораблей будущего «большого» флота и проработка их элементов.

В июне ^ 1936 г. правительственным постановлением была утверждена представленная В.М.Орловым программа «крупного морского судостроения». Завершение этого грандиозного плана представлялось в 10-летний срок. При условии выполнения этой программы СССР выводился в число ведущих морских держав. Предполагаемый состав флотов, особенно Балтийского и Черноморского, обеспечивал бы решение оперативных задач на каждом театре. Правда, Тихоокеанский и Северный флоты превосходства на театре не получали. Оставалась явной несбалансированность будущих флотов в тактическом отношении, и хотя оценка подводных лодок была верной, программа игнорировала такой класс кораблей, как авианосцы. В этом случае можно было рассчитывать на успех в сражении лишь вблизи своих берегов.

Программа 1936 г. сразу же встретилась со значительными трудностями (проектирование линкоров), но в ^ 1937 г. по новому плану военного кораблестроения на 1937-47 гг. начала приобретать определенные основы для выполнения. В 1937 г. под руководством начальника ВМС М.В. Викторова был обоснованно скорректирован в тактическом отношении план кораблестроения с переработкой программы.

Возрастание роли флота было отмечено созданием в этом году самостоятельного Наркомата ВМФ (до 1946 г.).

Последовавшие репрессии 1937-38 гг. задержали грамотное выполнение планов создания «большого морского океанского флота», а начавшаяся Великая Отечественная война их окончательно перечеркнула.

Тем не менее, промышленность страны с 1929 по 1940 г. дала флоту около 800 боевых кораблей и катеров, в том числе 4 Кр, 37 ЭМ и лидеров, 18 СКР, 38 Тщ, 206 ПЛ и др. кораблей. Это стало возможным в результате титанических усилий нашего народа, государственных деятелей, организаторов производства, ученых, конструкторов, работников оборонных отраслей промышленности. Кроме того, к июню 1941 г. в постройке находилось 116 НК и 91 ПЛ.

Планы кораблестроения в целом оказались недостаточно обоснованными, как в смысле их оперативно-стратегического обоснования, так и с точки зрения соответствия возможностям нашей промышленности. И все таки перед войной в строительстве ВМФ был взят такой темп, какого в период между двумя мировыми войнами не знала ни одна страна, включая Германию и Японию.


^ 2. Развитие сил и боевых средств флота в межвоенный период.

Создание нового корабельного состава флота началось со строительства подводных лодок. В 1927 г. в Ленинграде были заложены ПЛ типа «Декабрист», которые стали вступать в строй в 1930 г. Это был первый боевой корабль, спроектированный советскими кораблестроителями (гл. констр. Б.М. Малинин). В 1930-37 гг. поступают на флот большие подводные лодки типа «К», подводные минные заградители типа «Л», средние лодки типа «Щ» и «С» и малые подводные лодки типа «М». ПЛ рассматривались как основной род сил для действий на морских сообщениях и для борьбы с боевыми кораблями противника.

Самыми большими, наиболее быстроходными и мощными по вооружению были ПЛ типа «К». Они предназначались для действий на морских и океанских коммуникациях противника. Для действий у своих берегов характерны ПЛ типа «М» («малютки). К началу войны флот имел вполне современные подводные лодки, оправдавшие себя в боевых действиях на море, в количестве 218 единиц.

Развитие надводных сил шло по пути строительства эсминцев, сторожевых кораблей, тральщиков, торпедных катеров, морских охотников, затем и легких крейсеров. Постройку НК начали с торпедных катеров, которых ранее флот не имел, и судостроительная промышленность не располагала соответствующим конструкторским и производственным опытом. Разработка проекта первого ТКа была возложена на ЦАГИ и поручена коллективу во главе с А.Туполевым. Использовали опыт строительства гидроавиации, корпус выполнили из дюралюминия. Летом 1927 г. он был испытан и включен в состав флота под именем «Первенец». Это был первый военный корабль, построенный (а не достроенный) в Советском Союзе. Улучшенный его вариант (серия Ш4) нес два торпедных аппарата и имел ход 52 узла. Несколько позже началось строительство торпедных катеров типа «Г-5» и «Д-3», скоростных, но маломореходных и без артиллерийского вооружения. С 1930 г. промышленность приступила к постройке сторожевых кораблей типа «Ураган».

С 1933 по 1941 г. строились лидеры типа «Ленинград» - корабли подкласса эсминцев, но большего водоизмещения (до 3000 т), с высокой скоростью (до 43 уз.) и усиленным артиллерийским вооружением, предназначенные для вывода в атаку эсминцев. До войны построили 6 таких кораблей, отличавшихся высокой скоростью и маневренностью, но имевших из-за этого и ряд недостатков по мореходности.

С середины 30-х годов были заложены, затем построены серийные эсминцы пр. «7» и «7-У» (типа «Гневный», «Сторожевой»), тральщики типа «Фугас», морские охотники МО.

Особой гордостью страны и важным этапом в советском кораблестроении явилась постройка легких крейсеров. В 1938 г. вступил в строй Балтийского флота крейсер «Киров». Перед войной было построено 4 крейсера этого типа (проект 26, 26 бис), обладавшими большой скоростью и сильным артиллерийским вооружением, но малой дальностью плавания и слабым бронированием.

В 1938 г. в целях выполнения программы постройки «большого флота» были заложены линкор типа «Советский Союз» (ГК 406 мм) и тяжелые крейсеры типа «Чапаев» (ГК 305 мм), что явилось огромной заслугой наших ученых-кораблестроителей и выдающихся инженеров А.Н. Крылова, П.Ф. Папковича, Ю.А. Шиманского и др.

Всего с 1929 г. по 1940 г. промышленность построила флоту 533 боевых корабля (без учета катеров), а в начале 1941 г. в постройке находились еще более 200 крупных кораблей.

Однако в результате ошибок и упущений в строительстве флота недостаточно внимания уделялось строительству кораблей ПЛО, ПВО, ПМО, вспомогательных судов, не строились десантные корабли, поэтому к началу войны мы не имели десантных кораблей специальной постройки и достаточного количества кораблей противолодочной обороны и тральщиков.

Наряду со строительством кораблей создавалась береговая оборона. Появились мощные железнодорожные артиллерийские системы, было построено значительное число батарей береговой артиллерии и аэродромов, развернуто строительство новых и дооборудование старых военно-морских баз.

Авиация флота пополнилась новыми самолетами: разведчиками МБР-2, бомбардировщиками СБ, истребителями И-15, И-153, И-16, а с 1938-39 гг. - дальними бомбардировщиками и торпедоносцами ДБ-3 и ДБ-3ф (ИЛ-4), но в небольшом количестве. Только в 1940 г. состав ВВС ВМФ возрос на 39%. Однако развитие авиации требовало перевооружения ВВС флота самолетами новейших типов (истребителями Як-1, ЛАГГ-3, МиГ-3, пикирующими бомбардировщиками Пе-2, торпедоносцами ИЛ-4), поступление которых началось незадолго до войны. К июню 1941 г. их число составило лишь 12,5% от всего состава ВВС ВМФ. Мало было самолетов минно-торпедной авиации.

Наряду со строительством ПЛ, НК и самолетов велась большая работа по созданию современных образцов оружия и технических средств. Развитие получили все боевые средства флота: артиллерия, минное и торпедное оружие, средства ПЛО и средства связи.

К 1941 г. была завершена программа создания первого поколения советской морской артиллерии, образцы которой не уступали зарубежным, а по некоторым параметрам превосходили их (особенно живучести стволов). НК были вооружены артиллерией крупного (305-180 мм), среднего (152-100 мм) и малого (82-15 мм) калибров, а ПЛ – 100- и 25-мм артустановками. превосходили подобные артиллерийские системы иностранных флотов. Для защиты морских побережий береговые части флотов получили более 330 стационарных и железнодорожных батарей от 356- (железнодорожные) и 305- (башенные) до 45-мм калибра. В 1940 г. была испытана 406-мм АУ, предназначенная для новых линкоров. В 1941 г. для морской артиллерии были завершены работы по созданию нового мощного взрывчатого вещества (А-1Х-2, инженер Е.Ледин), которое было принято на вооружение артиллерии всех видов и родов войск.

Значительные успехи были достигнуты в развитии торпедного, минного и противолодочного оружия. К 1941 г. на вооружение поступила быстроходная парогазовая торпеда (53-37), были созданы авиационные торпеды для низкого и высотного торпедометания. Устанавливаются новые приборы управления торпедной стрельбой (ПУТС), для ПЛ была разработана система беспузырной торпедной стрельбы (БТС). Принимаемые на вооружение мины могли ставиться с НК, ПЛ и авиацией: корабельная мина КБ (1931 г.) с большим зарядом и допускавшая установку на большой скорости, авиационные мины (АМГ, 1939 г.), неконтактные речные мины (МИРАБ), антенные глубоководные мины (АГ), буксируемые противолодочные мины (ПБМ-1). Недостатком являлось отсутствие магнитных мин.

Для борьбы с минами было разработано несколько типов контактных тралов, однако отсутствовали средства борьбы с неконтактными - акустическими и магнитными минами.

Для борьбы с ПЛ были приняты на вооружение глубинные бомбы, снабженные взрывателями с часовым механизмом, и шточный бомбомет (1940 г.).

Начали поступать на флот радиотехнические средства кораблевождения, однако в целом флот, включая авиацию, радиолокационными средствами к началу войны не располагал.

Анализ развития сил и средств флота в межвоенный период показывает, что Военно-Морской Флот в своем развитии сделал крупный шаг вперед, возросла мощь всех родов сил флота, и личный состав был подготовлен к выполнению стоявших перед ним задач. По качеству отечественные корабли в основном не уступали иностранным, однако послевоенные исследования выявили отдельные неудачные конструктивные решения на ПЛ первых серий, недостаточность средств ПВО на НК, малую мореходность и слабость артвооружения боевых катеров. Мало внимания уделялось строительству тральщиков, кораблей ПЛО, вспомогательных судов и совершенно не строились десантные корабли. Вопрос сбалансированности флота и оснащения его самыми современными техническими средствами (радиолокационными и гидроакустическими станциями) и некоторыми видами оружия (неконтактные мины) был не решен.

Причинами этих недостатков были отсутствие необходимых знаний и достаточного опыта, не всегда критическое заимствование зарубежного подхода к решению отдельных технических задач, забвение уроков прошлого, отставание от уровня ведущих морских держав отдельных отраслей науки и производства, коренившееся еще в дореволюционном развитии и застой в кораблестроении с 1920-х до середины 1930-х годов.


^ 3. Условия развития военно-морской теории в межвоенный период.

Военную доктрину СССР к концу 20-х годов характеризует теоретический труд, подготовленный штабом Красной Армии в 1928 г. под названием «Будущая война». В нем основным источником военной опасности считались попытки «враждебного капиталистического окружения ликвидировать социалистический строй в СССР». Труд страдал одновариантностью стратегического планирования, что неизбежно ограничивало представление о задачах ВМФ в будущей войне. В разделе «Задачи и применение морских флотов» основное внимание уделялось уязвимости путей снабжения стран Западной Европы через узкие проливы Балтийского и Черного морей, что выдвигало на исключительно важную роль советские ПЛ. Вероятно, поэтому накануне войны на закрытых Балтийском и Черноморском театрах были сосредоточены наибольшие группировки наших ПЛ.

Отсюда же начинаются истоки крупных ошибок - вместо строительства сбалансированного флота развивать в гипертрофированном виде какой-либо род сил или средств, якобы способных решить весь комплекс задач, стоявших перед ВМФ, в погоне за мнимой «дешевизной». К концу 30-х годов сотни недостроенных подлодок блокировали строительство тех самых тральщиков, сторожевых, противолодочных и десантных кораблей, которых крайне не хватало в годы будущей войны, и за что мы заплатили большой кровью своих воинов.

Главная причина задержки развития ВМФ в 20-х годах содержалась в официальных взглядах на его оперативно-стратегическое применение. Командование Красной Армии настаивало на абсолютном подчинении флота армии и обвиняло в завышении программ строительства ВМС, хотя доля флота в расходах на оборону к 1928 г. неуклонно падала. Это нашло отражение и в первом боевом уставе (БУМС-30), который ограничивал флот задачами оборонительного характера на оперативно-стратегическом уровне и привязывал использование сил флота к действиям армии.

Главной ударной силой будущих флотов ВМФ должны были стать ПЛ и морская авиация берегового базирования. В прибрежных водах в «комбинированном сосредоточенном ударе» по линейному флоту противника должны были также принять участие ТКа и ЭМ. Крейсеры и устаревающие линкоры считались необходимыми только для «придания боевой устойчивости легким силам». Такие теоретические взгляды отражали победу «молодой школы» («молодых моряков-коммунистов») над апологетами «буржуазных теорий» («старыми спецами»), которые якобы недооценивали роль новых родов сил флота и не учитывали изменение экономических условий СССР. В результате дискуссии 1928-30 гг. сторонники «молодой школы» заняли ведущее положение не только в военно-морской науке, но и на командных постах ВМФ.

Тем не менее активная деятельность начальника Управления ВМС Р.А. Муклевича и руководителей судостроительной промышленности, рост напряженности на Дальнем Востоке способствовали к 1933 г. изменению во взглядах высшего руководства государства на роль флота. Оперативно-стратегическое обоснование программы развития ВМС на 1933-37 гг. заключала идею в создании довольно мощного флота для «малой войны» на море, о чем свидетельствовало 75-процентное соотношение ПЛ и ТКа в формировании корабельного состава и ТТЗ на его проектирование. Основной задачей кораблей считалось участие в «сосредоточенном ударе» по противнику, пытающимся завладеть побережьем. В результате построенные корабли (Кр, ЭМ) обладали большой скоростью и сильным артвооружением, но приходилось жертвовать дальностью плавания, бронированием и мореходностью. Однако советская экономика из-за ограниченных возможностей военно-промышленного комплекса не смогла осилить эту программу полностью.

К 1937 г. был достигнут внушительный прирост производства в основных отраслях промышленности и созданы новые отрасли индустрии. К середине 30-х годов доля прямых военных расходов на ВМС неуклонно возрастала. Бурное строительство Вооруженных Сил стимулировало военную мысль, и успехи её в области оперативного искусства были заметны. Однако на флоте, благодаря стараниям «молодой школы», ученые и практики сторонились решения насущных задач.

В середине 30-х годов происходит крутой поворот в официальных взглядах на строительство и оперативно-стратегическое применение флота, выдвинутых Сталиным и его соратниками в пользу строительства «большого флота», обусловленные возросшими возможностями экономики. В «программе В.М. Орлова» предусматривались коренной пересмотр задач ВМС и их состава, включая соотношение между родами сил и распределение их по театрам, и поворот от преимущественного развития легких надводных сил к строительству «капитальных» НК (ЛК, Кр и т.п.). Однако в связи с тем, что в течение почти двух десятилетий у нас не вводилось в строй крупные НК, в значительной степени был утрачен научный, кадровый и промышленный потенциал. Разработка проектов современных кораблей, подготовка инженеров, рабочих, обеспечение комплектующими материалами, механизмами и системами грозили растянуться на долгие годы.

План 1937 г. М.В. Викторова обещал быть более обоснованным: увеличивалось количество эсминцев при сокращении числа линкоров, для ТОФ и СФ намечалось построить авианосцы (два по 10 тыс. т), состав всех флотов предложено было пополнить тяжелыми крейсерами. Но М.В. Викторов в 1938 г. был арестован и расстрелян. Доработанная «Программа строительства кораблей на 1938-47 гг.» так и осталась проектом. Начались массовые репрессии в армии и на флоте, предпринятые в момент, когда угроза войны стала очевидной. Только с мая 1937 г. по сентябрь 1938 г. репрессированных в ВМФ оказалось более 3 тыс. чел. Флот лишился наиболее опытных и подготовленных работников высшего и среднего звена.

Период 1939-41 гг. характеризовался определенным застоем в военной теории, что явилось следствием репрессий, в результате которых погибла большая часть командного состава и военной интеллигенции, а на высшие должности были выдвинуты малоопытные и слабо подготовленные кадры. Преклонение перед «сталинскими установками» подавляло всякое творчество. Несмотря на реальные предположения, что будущая война будет носить преимущественно маневренный характер, основным видом боевых действий считалось наступление с целью разгрома противника на его территории, достижение чего виделось в широком взаимодействии всех видов и родов сил. Однако вопросы такого взаимодействия были разработаны недостаточно и практически не отрабатывались, особенно взаимодействие ВМФ и ВВС. Взгляды на оперативно-стратегическое применение ВМФ в то время существовали как бы отдельно от предмета военной стратегии, руководство РККА слабо представляло себе значение и возможности флота, отсюда и недооценивало важность взаимодействия армии и флота.

В советской военно-морской теории накануне войны наиболее слабым местом оставались вопросы стратегического применения ВМФ. Курс на создание «большого морского и океанского флота» не подкреплялся в должной степени теорией. По словам наркома ВМФ (с 1939 г.) Н.Г. Кузнецова, « ...накануне войны у нас не было четкой военной доктрины, а потому не могло быть и четко сформулированных задач флоту, не была определена и его роль в системе Вооруженных Сил».

В декабре 1940 г. Н.Г. Кузнецов провёл совещание и сборы руководящего состава ВМФ, на которых пытался добиться единства взглядов по вопросам ведения операций, роли и места ВМФ, родов его сил, кораблей в русле единой военной стратегии. С этой целью было введено в действие «Временное наставление по ведению морских операций» (НМО-40). Критически оценивая деятельность советского ВМФ, обращая внимание на оценку успехов немцев и англичан в боевых действиях на море, нарком отметил, что «флоты не имеют сколько-нибудь удовлетворительных результатов в оперативно-тактической подготовке». Его приказом в течение 1941 г. командующим флотами предлагалось отработать взаимодействие родов сил ВМФ в типовых операциях, обратив особое внимание на подготовку к совместным действиям с Красной Армией, и в первую очередь на высадку десантов. Однако времени на исправление положения уже практически не оставалось.

Подводя итоги развития военно-морской теории за межвоенный период, можно сделать выводы:

1) всего одно десятилетие невнимания к проблемам сохранения морского потенциала страны породило крупные препятствия развитию флота, преодолевать которые приходилось еще долгие годы;

2) однобокость военной доктрины, «революционные нововведения», несбалансированность ВМС привели к распылению народных средств, превалированию количественных показателей над качественными, что нанесло ущерб строительству современного Военно-Морского Флота;

3) огромное значение для создания и функционирования флота имеют опытные и эрудированные научные и командные кадры, по которым были нанесены страшные удары репрессиями 30-х годов.

В 1923 г. Вооруженные Силы были сокращены на 5 млн человек. В результате потеряли большую часть квалифицированного офицерского корпуса страны. В 1928 г. начали быстрое расширение Вооруженных Сил: за 4 года численность армии возросла с 548 до 940 тыс. чел. Тотчас дали знать о себе проблемы с призывом и подготовкой офицеров и их обеспечением. Новый этап расширения в 1936-38 гг. – до 1,4 млн чел. (преобразование территориальных сил в регулярные). 3-й этап расширения в 1939-41 гг. – до 4,5 млн чел. И если в Германии, испытавшей также довольно резкое расширение вооруженных сил, пополнение шло за счет опытного резерва офицерского и унтер-офицерского состава, прошедшего 1-ю мировую войну, то в нашей стране приходилось набирать в них новых людей. Прервалась преемственность поколений военных профессионалов.

К лету 1941 г. около 75% командиров и комиссаров занимали свои должности менее года. Некомплект командиров составлял 240 тыс. чел. Более 1 млн красноармейцев к весне 1941 г. служили менее одного года.

В итоге самая важная из проблем, с которыми Красная Армия и Флот столкнулась в 1941 г. – это боевая подготовка и комплектование кадрами. В канун германского нападения достаточной подготовкой обладали лишь немногие из солдат, командиров, боевых частей. Расширение превысило возможности самой армии по набору и обучению офицеров, способных управлять ею и проводить боевую подготовку соединений.




Скачать 189,63 Kb.
оставить комментарий
Дата12.10.2011
Размер189,63 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

отлично
  2
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх