Творчество М. Ларионова и Н. Гончаровой icon

Творчество М. Ларионова и Н. Гончаровой


Смотрите также:
М. В. Ларионова Ларионова Марина Владимировна...
План I. Вступительное слово. Начало. Лицейские зарисовки. Знакомство с Н. Гончаровой...
План. Что такое творчество. Совместимо ли творчество с обучением...
Программа вступительных испытаний для лиц...
Тема: «Художественное творчество»...
Итоги деятельности г боу спо «Сахалинский колледж искусств» в 2010/2011 учебном году...
Итоги деятельности гоу спо «Сахалинский колледж искусств» в 2009/2010 учебном году...
Лекция «Пушкиниана» Тип коллекции: тематическая...
Введение Курс является вводным в теорию и практику психологической науки...
Л. Д. Синькова Редакционная коллегия...
Творчество Сергея Александровича Есенина всегда привл...
Русская литература ХХ века (1910 — 1950-х гг.) Персоналии...



Загрузка...
скачать

Московский Государственный Университет им. М.В. Ломоносова


Исторический факультет. Отделение истории и теории искусства.


Творчество М. Ларионова и Н. Гончаровой




Москва – 2008 г.

Введение



Имена Михаила Ларионова и Натальи Гончаровой неразделимы в истории искусства, но не только потому, что они являлись супружеской парой. Это, прежде всего, два единомышленника, два близких по духу человека, два творца, два «революционера» в отечественной изобразительной традиции.

Ларионов и Гончарова оказались в числе самых отважных новаторов авангардного искусства начала ХХ века и не раз возглавляли группы молодых русских художников, устремленных в будущее. Их творческий путь, насыщенный исканиями и экспериментами, отражает этапы развития всего русского искусства начала века: увлечение европейскими тенденциями, утверждение примитивизма как самостоятельного направления и, наконец, выработка беспрецедентного направления «лучизм». Но, идя вместе, Ларионов и Гончарова оставались самоценными, индивидуальными художественными личностями и вносили в копилку мирового искусства свое неповторимое видение.

Кроме того, супруги вели активную общественную деятельность: неоднократно участвовали в диспутах, отстаивая позиции нового искусства; организовывали личные и объединенные выставки; стали основателями художественных обществ «Бубновый Валет», «Ослиный хвост», «Мишень»; сотрудничали с футуристическими поэтами в оформлении книг; работали декораторами футуристического театра. Поистине, их можно считать лидерами авангарда как культурного явления в России в целом.


Гончарова Наталья Сергеевна (1881-1962) принадлежала к старинному дворянскому роду, приходилась двоюродной правнучкой жене А.С.Пушкина.  Она восхищала современников редким многообразием своего дарования: художник-живописец, постановщик театральных проектов, график, иллюстратор книг, первая женщина-художница, взявшая на себя роль авангардиста.

До того, как начала заниматься искусством, Гончарова посещала занятия в Московском университете. В 1900-х гг. Гончарова много путешествовала, тогда же стала заниматься живописью. В 1901 г. поступила в МУЖВЗ, где училась на скульптурном отделении у С. М. Волнухина и П. П. Трубецкого. В 1904 г. за свои скульптурные работы она получила малую серебряную медаль и вскоре оставила училище.

Ее ранние импрессионистские работы с успехом демонстрировались на выставках МТХ, "Мира искусства" и др. В 1906 г. ее пригласил С. П. Дягилев для участия в русском отделе Осеннего Салона в Париже. 

В ранний период ее творчества художница работала в лирическом стиле французских художников группы "Наби", который затем сменился последовательным неопримитивизмом и кубизмом.

Еще в училище Гончарова познакомилась с М. Ф. Ларионовым, который вскоре стал признанным лидером художников русского авангарда. Гончарова связала с ним свою личную и творческую судьбу, была постоянной участницей всех его художественных начинаний.

Михаил Ларионов родился в 1881 году в Тирасполе, в семье военного фельдшера, окончил реальное училище Воскресенского в Москве. В 1898-1908 учится в МУЖВЗ у В. Серова, К. Коровина и И. Левитана. В 1900 в училище знакомится с Натальей Гончаровой, позднее ставшей его женой. В 1901 был исключен из училища сроком на один год (всего исключался три раза) по причине несогласия с системой обучения.

С начала 1900-х годов Ларионов работает в манере импрессионизма и постимпрессионизма. В 1906 году посещает Париж в качестве участника Осеннего салона. В 1907 году вступает в Общество Свободной Эстетики , знакомится с Давидом Бурлюком, активно участвует в выставочной деятельности ("Голубая роза", "Венок", "Звено" и другие). В 1908-1909 прошел службу в армии.

С 1910 года начинается самый активный этап в творчестве художника. Он организует художественную группу "Бубновый валет", противопоставляя меланхоличности, утонченности и символизму «Голубой Розы» искусство, вдохновленное народными истоками, насыщенное элементами шутки, пародии, гротеска. Но вскоре по идейным соображениям Ларионов был вынужден покинуть объединение. В 1911 совместно с Натальей Гончаровой он основал группу "Ослиный хвост", а в 1912 проводит одноименную выставку. Художники, участвующие в этой выставке, стремились соединить живописные приемы европейской школы с достижениями русской вышивки, лубка, иконописи. В 1913 на выставке "Мишень" Ларионов демонстрирует свои первые лучистские картины, а накануне открытия выставки он организует диспут "Восток, национальность и Запад", на котором читает доклад "Лучизм".

В том же году был издан манифест "Лучисты и будущники", фактически являющийся ларионовской интерпретацией футуризма. Манифест был подписан десятью художниками, в том числе и Гончаровой. Авторы манифеста предлагают отвернуться от западноевропейского опыта в искусстве и обратиться к своим корням, к древнерусскому искусству и искусству евразийских народов. 1

В июне 1913 года выходит первая монография о Ларионове и Гончаровой, написанная их другом и коллегой Ильей Зданевичем под псевдонимом Эли Эганбюри.

В 1913-1914 году совместно с Ильей Зданевичем Ларионов издает ряд манифестов ("Почему мы раскрашиваемся", "Да-манифест"), в которых впервые проявилась дадаистская тематика. Начиная с 1912 года Ларионов и Гончарова начинают работать с футуристической книгой. Ларионов оформляет книги Хлебникова и Крученых ("Мирсконца", "Старинная любовь", "Помада" и др.). В 1913 году Гончарова и Ларионов участвуют в съемках фильма "Драма в кабаре № 13" (премьера состоялась 26 января 1914).

С началом первой мировой войны он был призван в действующую армию, а в 1915 году в связи с перенесенной контузией демобилизуется, а затем принимает приглашение Дягилева работать в его театральной антрепризе и уезжает в Швейцарию, где и работает до 1917 года.

В 1917 с Натальей Гончаровой окончательно переезжает в Париж. С 1919 до 1930 года в основном работает как сценограф, в живописи вернулся к предметности. В 1920-е годы стал вице-президентом Союза русских художников Франции. Со второй половины 30-х годов интерес к его творчеству стал сокращаться, и только в 1950 годах после выставок, организованных Дягилевым, и ретроспективных экспозиций, посвященных русскому авангарду, его искусство вновь получило признание.

Жизнь Гончаровой и Ларионова была до предела насыщена творческой инициативой, в русском искусстве едва ли были другие столь же предприимчивые художники, всегда готовые к новым живописным открытиям. Этапы творческого развития М. Гончарова и Н. Ларионовой отражают влияние европейских течений. Европейское искусство конца XIX – начала XX вв. утверждало «эмансипацию живописи», когда движение живописи (ритм красочных пятен, чередование мазков на холсте) стало восприниматься как самостоятельный и наполненный смыслом процесс.

Направления авангарда начала века в России разделилось на два течения. Первое происходит от сезаннизма (включившее позднее и кубизм). Натура здесь оставалась недвижной, иногда поистине мертвой, зато все более важное значение приобретало движение кисти. Второе течение происходит от Гогена. Оно увлекло живописцев, склонных к персональному мифотворению («Голубая роза», Петров-Водкин, во многом и Гончарова). Здесь мазок кисти менее очевиден, важны ритмы контуров и красочного пятна, при которых натура была внутренне динамична.

Живопись Ларионова – уникальный вариант на фоне русского и мирового искусства в целом. Приверженность витальной природе соединялась у него с обостренным переживанием работы кисти на полотне. «Слой» живописи и «слой» натуры в его холстах – равноправные стихии, соотношение которых менялось на протяжении его творчества.

Его творческий путь разделяется на следующие этапы: в ранний период до 1906-1907 г. Ларионов находится в русле постимпрессионизма. Зрелое творчество 1907-1912 гг. – период примитивизма, 1913-1915 гг.– «лучизм».

Самые ранние его «ученические» работы 1890-1900- х гг., созданные им до знакомства с новым французским искусством, – произведения так называемой «серой» манеры: «Пурга», «Зимний пейзаж с фигурой», «Сарайчик», «Портрет молодого человека». В техническом отношении они представляют собой живописную массу сближенных между собой пепельно-серых мазков. В ближайшие несколько лет активность живописного слоя усиливалась, мазки выстраивались более упорядоченно, поменялись и сюжетные мотивы: на смену сумерек приходили дневные тираспольские сады («Дождь», «Розы», «Сирень»). Но в колористическом отношении они обладали приглушенной гаммой, как не было у художника интереса к движению света в натуре, что свидетельствует о постимпрессионистической стилистике.

С 1906 г. Ларионов переходит к примитивизму, став одним из самых ярких представителей этого стиля. И хотя в начале XX века примитивистская трактовка была характерна для многих направлений Западно-Европейской живописи (для французского фовизма, кубизма, немецкого экспрессионизма), нигде, кроме России, эта тенденция не приобрела той самоценности, которая позволила ей стать самостоятельным направлением.

Русский примитивизм зародился в 1906-1907 гг., достиг расцвета в 1910 г. и до 1912-1913 г. сохранял ведущую роль авангардного течения, катализатора новых направлений, а затем уступил это место другим. Наиболее определенно это направление обнаружило себя на последней выставке «Золотого Руна» (1909-10), на первых «Бубнового Валета», и на выставках Ларионова «Ослиный хвост» и «Мишень» (1912, 1913). В своих программах примитивисты ориентировались на национальное наследие, стремились не к стилизации, не к подражанию народным мастерам, а к выражению существенных сторон народной эстетики, к возрождению жанрового начала.

В картинах Ларионова 1906-1907 гг. нарастает энергия «натурного слоя», в том числе цвета и света, чтобы к 1910-1911 гг. «взорвать изнутри» визуальную цельность мотива. Активация витальной натуры проявляется в серии «тираспольского бестиария», с изображением животных: «Волы на отдыхе» «Гуси», «Свиньи», «Гончие», «Рыбы», «Павлины». В полотнах этого периода даже растения и фрукты напоминают стада животных, как в «Натюрморте с грушами», «Ноготках и филлокактусе». Энергия зримой натуры проявлялась и в пейзажах, изображающих свободный, несрежиссированный художником мотив («Верхушки акаций», «Розовый куст после дождя»). В работах 1906 года, так же, как и у европейских фовистов нарастает значение желтого солнца: появляется характерный карминный контур, светящийся изнутри и огибающий фигуры («Деревья, освещенные солнцем», «Рыбная лавка»). Но если в этих полотнах стихия живописи еще не спорила с напором живой природы, мазки следовали изгибам фигур, то к 1909-1910 гг. повадка кисти становится более дерзкой, обводка тел не гибкой, а угловатой и темной, как в «Купальщицах». В «Ноготках и филлокактусах» резкая черная обводка оконтуривает и доски стола, и предметы, расположенные на нем. Агрессия живописи при этом погасила яркие цвета: «пир для глаз» в «Гусях» сменился буро-коричневым тоном «Павлинов» 1910 г.. Предметная сторона натуры тоже обесценивалась, движение кисти выходит на первый план, как, например, чередование мазков и оголенного холста в «Кошке на стуле» 1911 г.

В примитивистский период созданы такие произведения, как «Провинциальный франт», «Франтиха», «Мужской парикмахер», «Офицерский парикмахер». По стилю они напоминают провинциальные вывески, которым присущи плоскостность, отсутствие реального пространства, обострение характеристик, ориентация персонажей на зрителя, деформация тел с целью утрировать особенности движения, действия, состояния. Солдатская серия этого времени включает полотна «Отдыхающий солдат», «Курящий солдат», «Танцующие солдаты», «Солдат на коне». В них Ларионов уподабливается провинциалу с простонародным взглядом на мир, синтезирует свободную примитивистскую игру и жизненное наблюдение.

Но в 1912 г. живописный язык становится более условным, как в «Венерах» и «Временах года». Например, во «Временах года» художник делит абстрактное пространство на четыре неравные части, заполняя их аллегориями, знаками и текстом.

В 1912-1913 годы он работает над футуристскими книгами - литографические книги, написанные от руки и снабженные рисунками. Ларионов использует здесь язык заборного рисунка и детского творчества.

В 1913 г начинается период «лучизма» - направление, которое художник изобрел сам. Ларионов так определяет это понятие: «Лучизм имеет ввиду пространственные формы, которые могут возникать от пересечения отраженных лучей различных предметов, формы, выделенные волею художника». В «Лучистском пейзаже» на смену пространственной глубины натуры являлись пространственные тяготения лучей.

«Лучизм» был последним словом художника в России. Обосновавшись совместно с Натальей Гончаровой в Париже в 1917 году, Ларионов в основном работает как сценограф, в живописи вернулся к предметности, к непосредственному виду с натуры. Таким образом, он проделал эволюцию, аналогичную европейским мастерам, развивавшимся от беспредметности (или кубизма) к восприятию конкретного предметного мира, к традиционному пониманию предметов. В это время он обыгрывает мотив женских фигур в картинах «Весна», «Обнаженная», «Лежащая обнаженная», «Купальщицы». В натюрмортах этого времени проявляется возврат к реализму и глубине.

С середины 20-х гг. Ларионов стал обращаться к собственному творчеству раннего российского периода, дописывая прибывшие из России холсты, стремясь сблизить современный и ранний свои стили («Обнаженная натурщица в мастерской», «Натюрморт с письмом»). Работы французских лет уступали в художественном отношении работам российской поры, исчезал темперамент и воодушевление в восприятии мира. В поздних произведениях появляется новое переживание света, при котором натура сама становится источником внутреннего эфемерного свечения, как в «Лежащей обнаженной» 1929 г.

В развитии искусства Натальи Гончаровой наблюдаются те же этапы, что и в искусстве Ларионова, но для нее характерны более выраженный экспрессионизм и частое обращение к религиозным сюжетам. Гончарова поражала многообразием своего творчества: мягкие краски пастельных работ, резкие контрасты и безудержная декоративность, неопримитивизм, лучизм, футуризм. Эта свобода выбора творчества была подкреплена теорией «всячества», открывающей путь к использованию любых традиций, право выбирать любой предшествующий или современный художественный опыт в качестве основы для собственных художественных поисков.

Ранний период ее творчества продолжался приблизительно до 1907 года, когда художница отдавала предпочтение технике пастели, изображая городские парки, улицы со старыми домами. В их трактовке угадываются уроки искусства французских художников группы "Наби". Мягкий лиризм ранних работ очень скоро сменился последовательным неопримитивизмом. Многие натюрморты этого времени несут на себе печать глубокого изучения творчества Ван Гога, Гогена, а также кубизма, только что созданного Пикассо и Браком. Об этом свидетельствуют натюрморты с активной диагональю в композиции, остановленной каким-либо предметом (так называемыми, каменными бабами).

Именно в примитивистский период раскрылась индивидуальность Н.Гончаровой как живописца, и именно с этого момента отчетливо обозначились принципиальные различия в творческих позициях двух мастеров. Если М.Ларионова интересует городской фольклор и игровой подход к изображению, то Н.Гончарову влечет традиционное крестьянское искусство, в котором нет места иронии. Она всецело сосредоточена на постижении внутренней сущности народного творчества, его монументальности и сакральной глубины.2

Картины 1900-1910-х гг. выполнены в стиле «деревенского пейзажа», представляющем собой жанровую сцену на природе (триптих «Ранняя весна», «Работы в саду», «Крестьяне, сажающие картофель»). Здесь прослеживается экспрессивно-драматический элемент, не свойственный Ларионову. Её живопись ближе всех из русских художников к немецкому экспрессионизму: она любит компоновать фигуры, не считаясь с пространством, работает с цветовым пятном в темном контуре, но при этом экспрессия живописи не нарушает цветового равновесия.

Ранние натюрморты обнаруживают некоторую композиционную невнятность пространства («Букет ромашек в шляпе»), но к 1910 г. композиция укрепляется, динамизируется и структурируется («Натюрморт с зонтом и шляпой», «натюрморт с шахматной доской», «Натюрморт с ананасом»). Также наблюдается укрупнение мотива и повышенная декоративность, как в полотнах «Мальвы» и «Подсолнухи».

Человеческий образ в творчестве Гончаровой также подвергался изменению. Портреты 1900-начала 1910-х гг. передают впечатления конкретной личности, ее характер, состояние, пластическое своеобразие («Автопортрет в старинном костюме», Портрет Львова, портрет Верлена, портрет Зельмановой). При этом даже близкие по времени портреты разнообразны по технике. В 1920-30-е гг. реальный живописные портрет конкретного лица уходит на второй план, акцент переносится на вымышленный портрет, чему свидетельствует серия «Испанок», в образе которых есть элемент механистичности, делающий их подобными машинам.

Пик искусства Гончаровой, как считает Д.Сарабьянов, приходится на 1911-13 гг.. Именно в это время создается религиозны цикл «икон», выполненных в несвойственной для них технике маслом на холсте. Гончарова тщательно изучила традиционную византийскую иконографию, но вносила отступления от образов. Среди работ этого цикла – полотна «Архиерей», «Богоматерь с младенцем», «Троица», триптих «Спас». В тетраптихе «Евангелисты» Гончарова достигает подлинной монументальности фигур, вписывая их в тесное пространство и сосредотачивая внимания на огромных головах и руках. Две композиции из 9 частей «Сбор винограда» и «Жатва», как полагают исследователи, воплощают сцены Апокалипсиса. Здесь художница использует древние исконно русские символы, пластика этих работ напоминает древнерусский лубок - вид изобразительного фольклора нового времени, чрезвычайно интересовавший ее еще во времена участия в группе "Бубновый валет".

Увлечение иконописью было повсеместно распространено в 1910-е гг., но Гончаровой не было необходимости специально подражать иконописи, так как стилистика религиозного цикла соответствует творческому развитию художницы. С самого начала она выбирала приемы изображения реальности, преодолевая натурное восприятие жизненных явлений, утверждала декоративное начало, шла к плоскостной живописи, культивируя цветовое пятно, выделенное контуром, в трактовке фигур выявляла и закрепляла движение, фиксируя его в конечной фазе.

В 1912 году М.Ларионов выдвинул идею "лучизма", одного из первых теоретических обоснований беспредметного искусства. Эта идея была с энтузиазмом подхвачена и разработана на практике Н.Гончаровой, о чем свидетельствуют картины: "Кошка (лучистое восприятие розовое, черное и желтое)", "Орхидеи" и "Лучистые лилии". Художница балансирует здесь на грани вполне реального сюжета и беспредметности. Однако сама она определяла этот период творчества не только как лучистый, но и как футуристический. Обращаясь к футуризму в работах «Электронный орнамент», «Вокзалы», Ткацкие станки», «Велосипедист», «Фабрика», «Аэроплан над поездом», «Пустота», она совмещает разные фазы движения и использует индустриальные символы. Выведение фигур из стадии движения в стадию оцепенения, гармонизация контраста – ее основная задача.

Отдельную страницу творческой биографии Гончаровой составляет ее работа над футуристическими изданиями. В 1912 г. появились изданные по инициативе поэта А. Е. Крученых литографированные открытки с рисунками Гончаровой. Сюжет "Павлин" обнаруживал связь молодой авангардистки с традиционным искусством. В 1913 г. она иллюстрировала издания поэтов В. В. Хлебникова, А. Е. Крученых, К. А. Большакова, С. П. Боброва, при этом была едва ли не единственной из футуристов, кто не боялся повествовательности, "литературности" своих произведений. В 1914 г. отдельной серией вышли "Мистические образы войны" - большие литографии, ставшие не просто попыткой создания современного лубка на патриотическую тему, но и символическими изображениями, потрясающими своей экспрессией и силой.

Не менее значительную грань творчества Гончаровой составляет работа во Франции над костюмами и декорациями для «Русских балетов» Дягилева. Например, балет «Золотой Петушок», оформленный Гончаровой, стал классическим образцом сценографии.


Заключение




Творчество Гончаровой и Ларионова замечательно безошибочным цветовым чутьем художников, сочетанием новизны, смелости и даже дерзости цветовых аккордов с неизменным ощущением гармоничности, красоты и мягкости красок. Определяющую роль в выработке колористических навыков сыграло общение с учителями и коллегами по школе, с выдающимися современниками, такими как Врубель, Рябушкин, Серов, Коровин, Борисов-Мусатов, Кузнецов, Сарьян. И это была школа нового цветового видения мира, в основе которого была уже не на системе тональных пространственных отношений, а ослепительно яркий белый цвет (как это открыли импрессионисты и их последователи). Эта новая система позволяла положить в основу каждой композиции яркие, звонкие пятна чистого цвета и создавать невиданные гармонические созвучия.

Другая новая возможность, раскрывшаяся перед художниками, заключалась в самоценности, самостоятельной роли цвета и света, что позволяло свободно экспериментировать, по-новому создавать, строить цветом и светом художественные формы. В этом Ларионову и Гончаровой помогал опыт народного творчества, искусства Востока, традиционного искусства народов Африки, Океании, Азии, сохранивших свою древнюю культуру.

Художественная эволюция Ларионова и Гончаровой была стремительной, за считанные годы они проходят необычайно блистательно и эффектно несколько этапов европейской живописи: увлекаются импрессионизмом, постимпрессионизмом и фовизмом, создавая подлинные шедевры красочного сверкания и гармонии. Затем художники обращаются к различным формам примитивного искусства - от романских и домонгольских фресок до современных уличных рисунков. Особенно удачным оказалось изучение и восприятие эстетики провинциального городского изобразительного фольклора - вывесок, лубков, рекламных щитов. Именно тогда художники Петербурга и Москвы оценили яркое, самобытное искусство мастера тифлисских вывесок Нико Пиросманишвили. 3

И наконец, они основали новый живописный метод – лучизм, когда изображается не сам предметный мир, а потоки света и цвета - излучения предметов, теряющих в этих потоках свой предметный облик. 4 Лучизм Ларионова и Гончаровой почитается как одна из первых форм абстрактного (беспредметного) искусства и одно из первых проявлений авангардизма в живописи - наравне с супрематизмом Малевича и футуризмом Татлина, а также с общеевропейским кубизмом. Но при этом в искусстве художников сохранялась верность традициям русской школы, привязанность к российским реальным впечатлениям и ситуациям, даже там, где, кажется, вообще ничто не изображено, как в "Лучистом петухе" Ларионова 1912 года.

Однако, разница между талантами Гончаровой и Ларионовым значительна. Ларионов был наделен огромным живописным темпераментом, острым чувством цвета и света, отчего пейзажные полотна художника наполнены необычайно интенсивной внутренней жизнью, сложнейшей вибрацией воздушной среды, красочных и световых нюансов. Пейзажи, написанные в семейном тираспольском саду, утопают в потоках окрашенного света, а цветущие деревья окутаны нежной воздушной пеной. Живопись Ларионова - чисто станковая, пространственная, наполненная живым дыханием световоздушной среды. 5

Живопись Наталии Гончаровой более объемная, весомая и в то же время тяготеющая к монументальным, декоративным, обобщенным формам, к сильным, поражающим глаз красочным сочетанием. В разнообразии современных художественных течений она опиралась на собственные пристрастия. В ее картинах мы видим то яркую россыпь мелких мазков, свойственную импрессионизму, то сочетание кубизма с фольклорным примитивом лубка и вывески, которое давало четкую, кованую, крепко организованную форму, выразительно проявившуюся в религиозных, аллегорических и бытовых композициях, в портретах и натюрмортах. За этим многообразием жанров и художественных приемов стоит глубокое изучение народного примитива, традиционных росписей по дереву, старинных северных икон и многих других исторических источников.

Действительно, роль Натальи Гончаровой и Михила Ларионова в развиттии русского авангарда нельзя переоценить.
^

Список литературы





  1. Азизян И.А. Диалог искусств Серебряного века, М., 2001

  2. Амазонки авангарда, М., 2004

  3. Булгаков В.Ф., Встречи с художниками, Л., 1969

  4. Земницкий Е. Новая жизнь старого Бобура, М., 2002, №7

  5. Коваленко Ю.И., Москва –Париж: Очерки о русской эмиграции: Профили и силуэты, М., 1991

  6. Крусанов А.В., Русский авангард 1907 – 1932, Т. 1, Спб., 1996

  7. Лейкинд О.Л., Художники Русского Зарубежья 1917-1939:Биографический словарь, СПб., 2000

  8. Михаил Ларионов - Наталия Гончарова. Шедевры из Парижского наследия. Живопись, М., 1999

  9. Н. С. Гончарова и М. Ф. Ларионов: Исследования и публикации, М., 2003.

  10. Поспелов Г.Г., Бубновый Валет. Примитив и городской фольклор в московской живописи 1910-х годов, М., 1990

  11. Поспелов Г.Г., Илюхина Е.А., М. Ларионов, М., 2005

  12. Сарабьянов Д., История русского искусства конца XIX – начала XXвв. М., 2001

  13. Стернин Г.Ю. Художественная жизнь России начала XX века, М., 1976

  14. Северюхин Д. Я. Художники русской эмиграции (1917-1941): биогр. Словарь, СПб., 1994

1 Булгаков В. Ф. Встречи с художниками , Л., 1969, С. 82

2 Н. С. Гончарова и М. Ф. Ларионов: Исследования и публикации. – М.: Наука, 2003. – С. 54

3 Лейкинд О.Л.Художники Русского Зарубежья 1917-1939:Биографический словарь, СПб. , 2000 .— С. 75

4 Н. С. Гончарова и М. Ф. Ларионов: Исследования и публикации. – М., 2003. – С. 119

5 Земницкий Е.Новая жизнь старого Бобура М., 2002.- №7. – С.76




Скачать 168,5 Kb.
оставить комментарий
Дата12.10.2011
Размер168,5 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх