Роль европейского суда по правам человека в системе реализации конституционного права на квалифицированную юридическую помощь icon

Роль европейского суда по правам человека в системе реализации конституционного права на квалифицированную юридическую помощь


Смотрите также:
Действия адвоката в европейском суде по правам человека как форма реализации конституционного...
Действия адвоката в европейском суде по правам человека как форма реализации конституционного...
Европейский суд по правам человека в системе реализации права на квалифицированную юридическую...
Действия адвоката в европейском суде по правам человека как форма реализации конституционного...
Действия адвоката в Европейском Суде по правам человека как форма реализации конституционного...
Роль адвокатуры в реализации конст итуционного права на квалифицированную юридическую помощь 12...
В практике Европейского суда по правам человека и решениях Конституционного Суда Российской...
Стандарты Европейского Суда по правам человека и российская правоприменительная практика Сборник...
Прецеденты европейского суда по правам человека руководящие принципы судебной практики...
Бюллетень Европейского Суда по правам человека...
Сопоставление решений Европейского суда по правам человека и Конституционного Суда Украины в...
Председателю Европейского Суда по правам человека Комиссару по правам человека Совета Европы в...



Загрузка...
скачать
Д.Н. СИНЯВСКИЙ,

юрист, аспирант Академического Международного Института


РОЛЬ ЕВРОПЕЙСКОГО СУДА ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА

В СИСТЕМЕ РЕАЛИЗАЦИИ КОНСТИТУЦИОННОГО ПРАВА НА КВАЛИФИЦИРОВАННУЮ ЮРИДИЧЕСКУЮ ПОМОЩЬ


Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод разрабатывалась в рамках Совета Европы. Она была открыта для подписания в Риме 4 ноября 1950 г. и вступила в силу в сентябре 1953 г. Конвенция, по замыслу ее создателей, должна была стать первым шагом в деле коллективного обеспечения некоторых важнейших прав, провозглашенных в принятой ООН в 1948 г. Всеобщей декларации прав человека1. Конвенция не только устанавливала перечень гражданских и политических прав и свобод, но и создавала коллективную систему, обеспечивающую исполнение ее участниками принятых на себя обязательств.

К правам и свободам, установленным Конвенцией и Протоколами к ней, относятся:

- право на жизнь (ст. 2 Конвенции);

- запрещение пыток, бесчеловечного или унижающего достоинст­во обращения с человеком или его наказания (ст. 3 Конвенции);

- запрещение рабства и принудительного труда (ст. 4 Конвенции);

- право на свободу и личную неприкосновенность (ст. 5 Конвенции);

- право на справедливое судебное разбирательство (ст. 6 Конвен­ции, ст. 2–4 Протокола № 7);

- наказание исключительно на основании закона, запрещение при­менения обратной силы в уголовном законодательстве (ст. 7 Конвенции);

- право на уважение частной, личной и семейной жизни, на неприкосновенность жилища, корреспонденции (ст. 8 Конвенции);

- свобода мысли, совести и религии (ст. 9 Конвенции);

- свобода слова, свобода выражения мнения и информации (ст. 10
Конвенции);

- свобода собраний и объединений в общественные организации,
право создавать профсоюзы (ст. 11 Конвенции);

- право на вступление в брак и создание семьи, равенство супругов
(ст. 12 Конвенции, ст. 5 Протокола № 7);

- право на эффективные средства правовой защиты (ст. 13 Конвен­ции);

- запрещение дискриминации (ст. 14 Конвенции);

- запрещение злоупотребления правами (ст. 17 Конвенции);
- права иностранцев (ст. 16 Конвенции, ст. 2-4 Протокола № 4 к Конвенции, ст. 1 Протокола № 7 к Конвенции);

- право беспрепятственного пользования своим имуществом (ст. 1
Протокола № 1 к Конвенции);

- свобода передвижений (ст. 2 Протокола № 4 к Конвенции);

- право на образование (ст. 2 Протокола № 1 к Конвенции);

- право на свободные выборы (ст. 3 Протокола № 1 к Конвенции);

- запрещение высылки граждан из своей страны (ст. 3 Протокола
№ 4 к Конвенции);

- запрещение массовой высылки иностранцев (ст. 4 Протокола № 4
к Конвенции);

- запрещение лишения свободы за долги (ст. 1 Протокола № 4 к
Конвенции);

- право на обжалование приговоров по уголовным делам во второй
инстанции, право не быть судимым или наказанным дважды (ст. 2, 4 Протокола № 7 к Конвенции);

- компенсация в случае судебной ошибки (ст. 3 Протокола № 7 к
Конвенции).

Согласно первоначальной системе все жалобы, поданные индивидуальными заявителями или государствами – участниками Конвенции, становились предметом предварительного рассмотрения Европейской Комиссии по правам человека. Она обсуждала вопрос об их приемлемости и при положительном решении передавала дело в Европейский Суд по правам человека для принятия окончательного, имеющего обязательную силу решения. Если дело не передавалось в Суд, оно решалось Комитетом министров. С 1 октября 1994 г. заявителям было предоставлено право самим передавать свои дела в Суд по жалобам, признанным Комиссией приемлемыми. Россия такое право получила с 5 мая 1998 г. – даты вступления в силу для России Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Обязанность проводить установленные нормы в жизнь была возложена на три органа: Европейскую комиссию по правам человека (создана в 1954 г.; далее – Комиссия), Европейский Суд по правам человека (создан в 1959 г.; далее – Суд) и Комитет министров Совета Европы, в который входят министры иностранных дел государств-членов или назначенные этими министрами представители. В соответствии с положениями Конвенции от 1950 г. государства-участники и – в тех случаях, когда эти государства признавали право на подачу индивидуальных жалоб, – частные заявители (лица, группы лиц или неправительственные организации) могли подавать на государство – участника Конвенции жалобы о нарушении этим государством какого-то из изложенных в Конвенции прав. Жалобы подлежали предварительному рассмотрению в Комиссии, принимавшей решения об их приемлемости.

Если жалоба объявлялась приемлемой и стороны не приходили к дружественному урегулированию, Комиссия представляла доклад, содержащий факты по делу и излагающий ее мнение по существу рассматриваемого дела. Доклад направлялся Комитету министров. Если государство ранее заявляло о признании обязательной юрисдикции Суда, Комиссия или любое заинтересованное государство – участник Конвенции, могли в течение трех месяцев после передачи доклада в Комитет министров передать дело в Суд для вынесения окончательного решения. Частные лица не пользовались правом передавать свои дела Суд. Если дело не передавалось в Суд, Комитет министров сам принимал решение о том, имело ли место нарушение Конвенции, и, в случае необходимости, присуждал потерпевшим возмещение ущерба. На Комитет министров возлагался также надзор за исполнением решений Суда.

После вступления Конвенции в силу было принято 12 Дополнительных Протоколов к ней. Протоколы № 1, 4, 6, 7 и 12 (последний, двенадцатый, еще не вступил в силу) излагают дополнительные права и свободы, пользующиеся защитой в рамках права Конвенции. Протокол № 2 наделил Суд правом выносить консультативные заключения. Протокол № 9 дал право индивидуальным заявителям передавать свои дела в Суд, если государство ратифицировало данный протокол, а жалоба принята отборочным комитетом. Протокол № 11, как будет показано ниже, касается реорганизации контрольного механизма Конвенции. Остальные протоколы затрагивают организацию и процедуру деятельности органов Конвенции. После 1980 г. из-за постоянно растущего потока дел, возбуждаемых в органах Конвенции, с каждым годом становилось все труднее выдерживать приемлемые сроки их разбирательства. Проблема еще больше усугубилась с присоединением к Конвенции новых государств после 1990 г.

Число жалоб, ежегодно принимаемых Комиссией, возросло с 404 в 1981 г. до 2 037 в 1993 г. К 1997 г. и это число достигло 4 750. Количество дел, ежегодно открываемых Комиссией в предварительном порядке (еще не внесенных в ее список), превысило к 1997 г. 12 000. Те же тенденции демонстрирует и статистика разбирательства дел в Суде: число дел, ежегодно направляемых в Суд, возросло с 7 в 1981 г. до 52 в 1993 г. и до 119 в 1997 г. Столь резкий рост числа дел породил дебаты о необходимости реформы механизмов Конвенции. В качестве решения выбрали формирование единого, постоянно действующего судебного органа. Цель подобного решения – упростить механизм, чтобы сократить срок разбирательств и усилить судебный механизм всей системы, сделав юрисдикцию Суда обязательной во всех случаях и сняв с Комитета министров функции судебного характера. В результате 11 мая 1994 г. был открыт для подписания Протокол № 11 к Конвенции о реорганизации контрольного механизма. Протокол № 11 вступил в силу 1 ноября 1998 г., и созданный им новый Европейский Суд по правам человека приступил к работе.

В 1996 г. Российская Федерация вступила в Совет Европы2. Наиглавнейшим условием вступления в эту международную организацию является присоединение к Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г.3 В заключении Парламентской Ассамблеи Совета Европы № 193 в качестве первого условия-рекомендации удовлетворения заявки России на вступления в Совет Европы указано обязательство России «при вступлении подписать Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод и в течение одного года ратифицировать Конвенцию и Протоколы к ней №№ 1, 2, 4, 7 и 11, а также признать право на подачу индивидуальных жалоб в Европейскую комиссию по правам человека и обязательную юрисдикцию Европейского Суда по правам человека (статьи 25 и 46 Конвенции), до момента вступления в силу Протокола № 11»4.

Российская Федерация подписала Европейскую Конвенцию и действовавшие к тому моменту протоколы к ней от 28 февраля 1996 г. (за исключением Протокола № 6, предусматривающего отмену смертной казни5), а в 1998 г. ратифицировала ее6. Таким образом, Россия взяла на себя обязательство гарантировать и защищать права и свободы, предусмотренные этим важнейшим международным актом.

Европейская Конвенция не требует принятия специальных законов в развитие своих положений, поэтому в соответствии со ст. 5 Федерального закона от 15 июля 1995 г. № 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации»7 действует в России непосредственно. Согласно ст. 15 Конституции РФ, общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы. Однако в условиях, когда прямое применение норм Европейской Конвенции в России осуществляется довольно редко (в основном только в решениях высших судебных органов), без включения положений Европейской Конвенции в российское законодательство защита прав и свобод человека, ею гарантированных, видится затруднительной. Поэтому имплементация норм Европейской Конвенции – необходимый элемент повышения эффективности ее действия.

Примечательно, что в Хартии основных прав, являющейся частью Конституции Европейского союза, ставится задача полной имплементации прав и свобод, которые вытекают «из Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, социальных хартий, принятых Сообществом и Советом Европы, а также из судебной практики Суда Европейских сообществ и Европейского суда по правам человека»8. Отмечается, что это требование выражает стремление стран – участниц Европейского союза прийти к унификации гуманитарного права и, в частности, права Европейского союза и Совета Европы, а также судебной практики по правам человека (особенно Европейского Суда по правам человека, находящегося в Страсбурге) и существующих в Европе механизмов их защиты9. Думается, что построение демократического правового государства, обозначенное в Конституции РФ как главная идея развития России, невозможно без подведения внутреннего российского законодательства к таким европейским стандартам, а это предполагает полноценную имплементацию норм Европейской Конвенции.

Можно утверждать, что законотворческими органами Российской Федерации была проделана серьезная работа по приведению российского законодательства в соответствие с нормами европейского права в области защиты прав человека. В то же время в российской правовой системе существуют серьезные разногласия с нормами Европейской Конвенции.

В некоторых сферах сближение российского законодательства с европейскими гуманитарными нормами встречает сопротивление законодателей, теоретиков в области юриспруденции и практических работников. Наиболее ярко это противодействие проявило себя при рассмотрении вопроса о передаче полномочий на принятие решения об аресте обвиняемых и подозреваемых от прокуратуры судам. Статья 5 Европейской Конвенции вводит правило обязательного судебного контроля при применении к подозреваемым и обвиняемым такой меры пресечения, как заключение под стражу. В соответствии с Европейской Конвенцией санкционирование задержания (ареста) допускается только судом. При этом требуется незамедлительное доставление задержанного (арестованного) к судье для проверки законности и обоснованности задержания или ареста.

В момент подписания и ратификации Европейской Конвенции в России действовал Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР от 27 октября 1960 г., в соответствии с которым решение следователя или органа дознания о заключении лица под стражу подлежало санкционированию со стороны прокурора (ч. 1 ст. 11, ч. 1 ст. 89, ст. 90, 92, 96, 961, 962, 97, 101, 122). Процедура судебной проверки законности ареста не была обязательна и могла быть инициирована лишь лицом, заключенным под стражу, путем подачи жалобы в суд (ст. 2201, 2202 УПК РСФСР от 27 октября 1960 г.). Такой порядок противоречил ст. 5 Европейской Конвенции, однако со ссылкой на неготовность российской правовой системы к переходу к предварительному судебному контролю над арестами при подписании и ратификации Европейской Конвенции Российская Федерация сделала оговорку, оставлявшую в силе прежний порядок заключения подозреваемых и обвиняемых под стражу, предполагающий лишь прокурорское санкционирование. Срок действия указанной оговорки был ограничен периодом, который «потребуется для внесения в законодательство Российской Федерации изменений, полностью устраняющих несоответствия указанных выше положений положениям Конвенции»10. Правовую основу такой оговорки составила Конституция РФ. В соответствии со ст. 22 Конституции РФ арест, заключение под стражу и содержание под стражей допускаются только по судебному решению, а до судебного решения лицо не может быть подвергнуто задержанию на срок более 48 часов. Однако п. 6 заключительных и переходных положений Конституции РФ действие этой нормы было заморожено до приведения уголовно-процессуального законодательства РФ в соответствие с положениями Конституции РФ и сохранен прежний «прокурорский» порядок ареста.

В рамках процесса совершенствования уголовно-процессуального законодательства РФ решение вопроса о передаче суду полномочий на принятие решений об аресте всячески затягивалось из-за противодействия со стороны консервативной части работников правоохранительных органов. Так, 6 января 2001 г. Президент РФ внес в Государственную Думу РФ проект закона № 45979-3 «О внесении изменений и дополнений в Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР», предполагавший передачу в ведение судов санкционирования арестов, однако 17 января 2001 г. этот законопроект был отозван. Как отмечалось в средствах массовой информации, причиной отзыва стало давление, оказанное на Президента РФ руководителями силовых структур (ФСБ, МВД и прокуратуры РФ).

По этим же причинам введение норм нового Уголовно-процессуального кодекса РФ, которые отнесли к исключительной компетенции суда, решение вопроса о применении в качестве меры пресечения заключения под стражу было отложено до 1 января 2004 г., в то время как его основная часть вступала в силу с 1 июля 2002 г.11 Лишь вмешательство Конституционного Суда РФ способствовало тому, что судебный порядок заключения под стражу на срок свыше 48 часов был введен с 1 июля 2002 г. В Постановлении от 14 марта 2002 г. № 6-П Конституционный Суд РФ признал, что задержание лица, подозреваемого в совершении преступления, на срок свыше 48 часов и применение в качестве меры пресечения заключения под стражу без судебного решения после принятия нового Уголовно-процессуального кодекса РФ не может считаться соответствующим Конституции РФ. Конституционный Суд РФ отметил, что и в Конституции РФ, и в Федеральном законе «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней» сохранение ранее действовавшего порядка задержания лиц, подозреваемых в совершении преступления, и порядка применения заключения под стражу, рассматривалось лишь как переходная мера, ограниченная периодом, необходимым лишь для внесения в законодательство изменений. В этой связи было постановлено, что любые нормативно-правовые положения, допускающие задержание до судебного решения на срок свыше 48 часов, а также арест (заключение под стражу) и содержание под стражей без судебного решения с 1 июля 2002 г. не подлежат применению. Федеральному Собранию было указано незамедлительно внести в законодательство изменения, чтобы обеспечить введение в действие норм, предусматривающих судебный порядок применения ареста (заключения под стражу), содержания под стражей, а также задержания подозреваемого на срок свыше 48 часов, с 1 июля 2002 г.12 Таким образом, только через пять лет после ратификации Европейской Конвенции посредством вмешательства высшей судебной инстанции России в законодательство РФ были имплементированы положения ее ст. 5.

Говоря о существующих в настоящее время концептуальных противоречиях законодательства РФ и Европейской Конвенции, нельзя не остановиться на вопросе отмены смертной казни. В соответствии с заключением Парламентской Ассамблеи Совета Европы Россия была обязана подписать в течение одного и ратифицировать не позднее чем через три года с момента вступления в Совет Европы Протокол № 6 к Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, касающихся отмены смертной казни в мирное время, и установить со дня вступления мораторий на исполнение смертных приговоров13. В соответствии с указанным Протоколом «смертная казнь отменяется. Никто не может быть приговорен к смертной казни или казнен. Государство может предусмотреть в своем законодательстве смертную казнь за действия, совершенные во время войны или при неизбежной угрозе войны; подобное наказание применяется только в установленных законом случаях и в соответствии с его положениями»14.

Российская Федерация подписала Протокол № 6 в г. Страсбурге 16 апреля 1997 г.15 Однако ратификация Протокола № 6, как того требовала Парламентская Ассамблея Совета Европы, до настоящего времени так и не последовала. Протокол № 6 был внесен на ратификацию в Государственную Думу РФ в 1999 г.16 Но российские парламентарии в этом вопросе заняли позицию противодействия, считая отмену смертной казни в России в настоящее время недопустимой. Так, в Постановлении Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 15 февраля 2002 г. № 2483-III ГД выражается крайняя обеспокоенность социальной напряженностью в обществе, связанной с готовящейся отменой смертной казни, обращается внимание на «разгул преступности, безнаказанность и вседозволенность криминальных элементов, неэффективность деятельности судебной и правоохранительной систем», а также на многочисленные обращения граждан с требованиями возобновить применение смертной казни в Российской Федерации. В этой связи Государственная Дума сочла ратификацию Протокола № 6 к Европейской Конвенции преждевременной17.

Расхождения между Президентом РФ и Государственной Думой в оценке эффективности и допустимости смертной казни отражают неодинаковое понимание этой проблемы разными слоями общества и политическими силами. В МВД и прокуратуре преобладает взгляд на смертную казнь как крайнюю меру, необходимость сохранения которой диктуется интересами борьбы с преступностью. Существует опасение, что отмена смертной казни послужит толчком для дальнейшего роста преступности и вызовет возмущение общественности. Противники смертной казни обращают внимание на отсутствие корреляции между уровнем преступности и применением смертной казни. Усиление уголовной репрессии, как правило, не влечет за собой снижения преступности, поскольку ее уровень детерминирован факторами социально-экономического, политического, культурологического характера, состоянием общественной нравственности и даже генетической предрасположенностью некоторых лиц к совершению преступлений отдельных видов (например, сексуальных). Приводятся и религиозные соображения (бог дал жизнь, и только он может ее отнять); обращается внимание и на то, что судебные ошибки, допущенные в отношении казненных, не могут быть исправлены18.

Оставив эту дискуссию в стороне и посмотрев на этот вопрос через призму международных норм, полагаем, что затягивание ратификации Протокола № 6 – грубое нарушение обязательств, взятых Россией при вступлении в Совет Европы, и основополагающих принципов международного права. Согласно Венской Конвенции о праве международных договоров от 23 мая 1969 г., каждый действующий договор обязателен для его участников и должен ими добросовестно выполняться (принцип pacta sunt servanda – договоры должны соблюдаться). При этом участник не может ссылаться на положения своего внутреннего права в качестве оправдания для невыполнения им договора19. На этот аспект проблемы ратификации Протокола № 6 обращает внимание также Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации20.

Наряду с этим следует отметить, что в практической плоскости вопрос о смертной казни в России в настоящее время не стоит. Законодательством РФ возможность применения смертной казни предусмотрена за совершение ряда особо тяжких преступления (ст. 105, 277, 296, 317, 357 УК РФ). Однако последний смертный приговор в России был исполнен 2 сентября 1996 г.21 В 1996 г. начал действовать мораторий на исполнение смертной казни, а в 1999 г. Президент РФ всем осужденным, ожидавшим приведения в исполнение приговора в виде смертной казни, это наказание заменил пожизненным заключением или 25-летним сроком лишения свободы. Более того, в соответствии с Постановлением Конституционного Суда РФ от 2 февраля 1999 г. № 3-П впредь до введения в действие федерального закона, обеспечивающего на всей территории Российской Федерации рассмотрение дел с участием присяжных заседателей, суды не могут назначать наказание в виде смертной казни. Конституционный Суд РФ положил в основу своего решения ст. 20 Конституции РФ, в соответствии с которой смертная казнь впредь до ее отмены может устанавливаться федеральным законом в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни, но лишь «при предоставлении обвиняемому права на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей». В настоящее же время процесс формирования судов присяжных полностью не завершен.

В то же время в соответствии с Федеральным законом от 18 декабря 2001 г. № 177-ФЗ «О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» с 1 января 2007 г. рассмотрение уголовных дел судьей и коллегией из 12 присяжных заседателей стало возможным на всей территории России22. При этом мораторий на исполнение смертной казни, объявленный в 1996 г., юридически дефектен. Вполне справедливо отмечается, что он нигде не был опубликован и, следовательно, не является юридически действующим23. Считается24, что на реализацию обязательства России о введении моратория на смертную казнь был направлен Указ Президента РФ от 16 мая 1996 г. № 724 «О поэтапном сокращении применения смертной казни в связи с вхождением России в Совет Европы»25.

Кроме того, следует заметить, что ни Конституцией РФ, ни каким-либо иным законом объявление моратория на применение того или иного федерального закона частично или в целом специально не предусматривается. Вместе с тем согласно смыслу Конституции РФ действие федерального закона (его отдельных положений) может быть отменено только посредством другого закона, изданного в установленном порядке Федеральным Собранием. В 1997–1999 гг. в Государственной Думе находился на рассмотрении законопроект «О моратории на исполнение наказания в виде смертной казни»26, предусматривавший практические шаги по осуществлению данного обязательства, однако он так и не был принят даже в первом чтении. Решение же подобного вопроса на основании подзаконного акта в принципе недопустимо.

Таким образом, «объявленный» мораторий не может рассматриваться как мера, исключающая вынесение и исполнение смертных приговоров. Более того, такое решение противоречит нормам Уголовного кодекса РФ и может быть в любой момент отменено судом общей юрисдикции как нелегитимное. В этой связи следует заявить, что ратификация Протокола № 6 к Европейской Конвенции – наиважнейшая задача на пути к полноценному обеспечению права на жизнь.

Также следует не забывать, что, пока в России идут дискуссии о ратификации Протокола № 6, демократическая Европа делает в этой области новые шаги. 3 мая 2002 г. в г. Вильнюсе 39 государствами был принят Протокол № 13 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод относительно отмены смертной казни в любых обстоятельствах27. Этот международный акт предполагает абсолютную отмену смертной казни (не только в мирное время, но и во время войны), запрещая для государств-участников любые оговорки к нему. К сожалению, возможность подписания Протокола № 13 в России еще широко не обсуждалась. Думается, что после ратификации Протокола № 6 необходимо положительно подойти и к вопросу подписания и ратификации и этого Протокола к Европейской Конвенции. В целом, как уже было отмечено, большинство норм Европейской Конвенции имплементированы в законодательство РФ. Однако и в этой части сейчас чрезвычайно трудно говорить об эффективной адаптации России к европейским гуманитарным стандартам. Проблема в том, что некоторые вновь принимаемые законы, как будто бы ориентированные на реализацию европейских обязательств России, на самом деле лишь формально отвечают требованиям Европейской Конвенции и поэтому не способствуют значительным прогрессивным сдвигам в деле соблюдения прав и свобод человека и гражданина.

В состав Европейского Суда по правам человека входит такое же число судей, как и число государств-членов в составе Совета Европы, ратифицировавших Конвенцию о защите прав человека и основных свобод. В 2006 г. это число равнялось 44 от 45 государств – участников Конвенции. Каждое государство, таким образом, представлено одним судьей. Однако слово «представлено» не означает, что судья является «представителем» данного государства. Судья участвует в работе Суда в «личном качестве» (Конвенция, ст. 21, п. 2), и его деятельность не может иметь целью защиту интересов своего государства. В.А. Туманов отмечал, что на ныне действующем составе Суда существенно сказались три установки, которым следовали руководящие органы Совета Европы при реорганизации ЕСПЧ в 1998 г.:

- сохранение преемственности судебной практики и использование накопленного опыта судебной деятельности;

- омоложение состава Суда. Большинство судей предшествовавшего состава, имевших большой опыт длительной работы в Суде, должны были покинуть его потому, что перешагнули 70-летний возрастной рубеж или находились в опасной близости к нему. В новом составе больше всего судей в возрасте от 50 до 60 лет, далее следуют судьи старше 60 лет, меньше всего судей в возрасте от 40 до 50 лет. Отметим, что Конвенция не устанавливает низшего возрастного предела для занятия должности члена Европейского Суда;

- «сбалансирование представительства женщин и мужчин в новом Европейском Суде по правам человека». Если в ранее действовавших составах нередко вообще не было женщин-судей (а за сорок лет из восьми судей было три женщины), то ныне в Страсбурге 12 женщин-судей28. В Европейском Суде действует правило: если на выборах на председательские должности (или на должности в аппарате Суда) два кандидата, один из которых женщина, и при этом они получают равное количество голосов, то избранной считается женщина-кандидат.

Не может быть назначено на должность судьи от государства лицо, не предложенное этим государством. Обычно кандидатом в судьи и избранным судьей является гражданин представившего его государства-участника. Однако это не обязательное правило. Государство вправе представить кандидата, не являющегося его гражданином. Например, с 1980 по 1998 гг. судьей от княжества Лихтенштейн был канадский судья Р. Макдональд, а с 1998 г. – швейцарец Л. Кафлиш.

Согласно ст. 22 п. 1 Конвенции, судья от государства-участника «избирается Парламентской Ассамблеей Совета Европы большинством поданых за него голосов из списка, включающего трех кандидатов… Судьи избираются сроком на шесть лет. Они могут быть переизбраны…» (ст. 23 п. 1 Конвенции). Полномочия судьи могут быть досрочно прекращены его отставкой или освобождением его от должности. Под отставкой понимается уход судьи по собственному желанию. Заявление об этом направляется Председателю Суда, который передает его Генеральному Секретарю Совета Европы. Дата ухода в отставку определяет сам судья. Освобождение возможно, если судья «перестает соответствовать предъявляемым требованиям».

Ни один орган Совета Европы не вправе вмешиваться в деятельность Суда в целом и его судей. История Суда не знает случаев подобного вмешательства. Ранее четвертый, а ныне шестой протокол к Генеральному соглашению о привилегиях и иммунитете Совета Европы устанавливает, что:

- при исполнении своих функций и в период поездок, осуществляемых в целях выполнения этих функций, судья не подлежит личному аресту и задержанию, как и его личный багаж, а в том, что касается таможенного контроля, пользуется теми же льготами, что и главы дипломатических миссий;

- документы судьи, имеющие отношение к деятельности Суда, неприкосновенны, а его официальная переписка не подлежит аресту или цензуре;

- для обеспечения судье полной свободы слова и полной независимости при исполнении им своих служебных обязанностей он пользуется судебным иммунитетом в отношении сказанного, написанного или совершенного им при исполнении этих обязанностей, и этот иммунитет он сохраняет и после прекращения своих полномочий.

Статус судьи Европейского Суда включает правило несовместимости, т.е. запрет судье на время пребывания в должности вести деятельность, несовместимую с его независимостью, беспристрастностью или с требованиями, вытекающими из постоянного характера его полномочий.

Для статуса судьи значимо правило старшинства. Существуют два основных способа его определения – по возрасту или по длительности пребывания в должности (по стажу).

Конвенцией установлено правило, согласно которому в рассмотрении дела всегда должен участвовать судья от государства-участника, являющегося стороной в данном деле. Установленное правило связано с тем, что в ходе разбирательства Суд сталкивается с правом данного государства, судебной практикой и другими аспектами национального права, и никто лучше судьи от данного государства не может прояснить возникающие в этой связи вопросы. Пленарное заседание Суда является его высшим распорядительным органом. В его состав входят все судьи. Пленарное заседание не выполняет собственно судебных функций, но к его компетенции отнесены важные организационные вопросы, например:

- выборы Председателя Суда, его заместителей, а также Председателей Секций, т.е. выборы всего руководства Суда. Все выборы проводятся тайным голосованием, и если ни один из кандидатов не получает абсолютного большинства присутствующих судей, то проводится второй тур – выбор между двумя судьями, получившими наибольшее число голосов. В случае разделения голосов поровну действует принцип старшинства;

- образование секций и утверждение их состава;

- выборы Грефье – руководителя аппарата Суда и его заместителей;

- принятие Регламента Суда (Правил процедуры) и его толкование и внесение в него изменений;

- освобождение судьи от должности по дискредитирующим его основаниям;

- другие вопросы, которые Председатель Суда или судьи предлагают вынести на рассмотрение пленарного заседания. Председатель Суда в этом случае созывает пленарное заседание по требованию не менее чем одной трети членов Суда.

Пленарное заседание правомочно принимать решения, если в нем участвует не менее двух третей от общего числа избранных судей. Председатель Суда – ключевая фигура, наделенная обширной компетенцией, в которой можно выделить:

- организационно-управленческие функции: Председатель осуществляет руководство работой Суда и управление его делами;

- представительские функции: он, в частности, отвечает за отношения с руководящими органами Совета Европы;

- судебные функции: он председательствует на пленарных заседаниях Суда, на заседаниях Большой Палаты и комитетов в составе пяти судей, т.е. там, где разрешаются наиболее важные проблемы (если голоса судей разделяются поровну, решающим становится голос Председателя).

Что касается судебной функции, то она подчинена принципу коллегиальности, в соответствии с которым принимаются конкретные решения Суда. Председатель избирается на пленарном заседании сроком на три года и может быть переизбран, но при этом пребывание Председателя в должности не может превышать срока его судейских полномочий. По тем же правилам избираются два заместителя Председателя Суда.

В целях оказания содействия Председателю Суда в выполнении его обязанностей по руководству работой Суда и обслуживающих его подразделений, для облегчения координации между Секциями Суда в Европейском Суде по правам человека в 2003 г. был создан новый орган – Бюро. Во исполнение возложенных на него задач Бюро решает вопросы административного характера и иные внесудебные вопросы, входящие в компетенцию Председателя Суда и переданные последним на рассмотрение Бюро. О переданном на его рассмотрение вопросе Бюро может сделать доклад на пленарном заседании Суда либо представить какие-либо предложения на рассмотрение пленарного заседания29. Отчет по каждому совещанию Бюро составляется на обоих официальных языках Суда, а его текст раздается всем судьям. Немаловажным представляется то, что Бюро отведена роль консультационного органа для Председателя Суда в тех случаях, если последний в соответствии с положениями ст. 32 Регламента (Правил процедур Суда) полагает необходимым выпустить (предписать) практические инструкции для отправления правосудия30.

В статье 26 (b) Конвенции говорится о палатах, «создаваемых на определенный срок». Однако Регламент Суда, особо оговорив это (Правило или ст. 25), предпочел термин «секция». Как отмечает В.А. Туманов, в этом изменении есть резон, поскольку образуемые в Суде секции – это организационная структура, в отличие от собственно судебных палат. В пункте 1 ст. 25 Регламента сказано, что Палаты именуются в Регламенте «секциями». Это вызвано необходимостью избежать терминологического смешения, так как п. 1 ст. 27 Конвенции предусматривает также образование Судом Большой Палаты, палат, комитетов. Секция в полном составе (11 судей) дела не рассматривает, но из ее состава могут образовываться палаты для рассмотрения дел. Однако при рассмотрении дела на открытых публичных слушаниях в них принимают участие все 11 судей одной секции. Смысл создания в Суде секций состоит в том, чтобы с учетом возрастающего числа дел в определенной мере децентрализовать их распределение между судьями, что прежде осуществлял Председатель Суда.

В Суде четыре секции с равным распределением судей по ним. Они образуются на пленарном заседании по предложению Председателя сроком на три года. Состав секций должен быть сбалансирован географически, по представительству полов, а также с учетом различия правовых систем государств-участников. Такой состав обеспечивает наиболее всестороннее рассмотрение в рамках каждой из секций любых дел независимо от того, какого государства-участника они касаются.

Председатель Секции избирается с правом переизбрания на пленарном заседании сроком на три года. Рассмотрение дел с вынесением решения по существу (отправление правосудия в собственном смысле слова) – функция палат и Большой Палаты Суда. По каждому делу, переданному по распределению в одну из секций, она образует с целью его рассмотрения Палату, в которую входят: председатель Секции, судья от государства, являющегося стороной в деле, и пять членов Секции, которых назначает ее председатель в порядке отчетности. Таким образом, в Палату входят семь судей. Переданные им жалобы палаты рассматривают в порядке очередности. Палата может принять решение о рассмотрении дела в приоритетном порядке. По каждому делу в состав Палаты входит Председатель Секции и судья, избранный от государства – участника Конвенции, являющегося заинтересованной стороной в деле. Если судья, избранный от государства – участника Конвенции, выступающего заинтересованной стороной в деле, не является членом Секции, которой была передана жалоба, то этот судья заседает в качестве полноправного члена Палаты. Остальные члены Палаты назначаются Председателем Секции из числа членов той или иной Секции в порядке очередности. Члены Секции, которые не получили подобного назначения, участвуют в заседании в качестве запасных судей (участвуют в слушаниях по делу, но не имеют права голоса). При отсутствии судьи, первоначально назначенного для участия в заседании, этого судью заменяет запасной судья.

В практике Суда используется объединение нескольких жалоб в одно производство при условии, разумеется, что у них сходный предмет обращения и одно и то же государство-ответчик. На этот способ деятельности следует обратить внимание, поскольку из-за прогрессирующего количества жалоб он, очевидно, будет использоваться все более широко.

Статья 30 Регламента (с поправками и изменениями от 2003 г.) предусматривает, что, если два и более государств – участников Конвенции, выступающих в качестве заявителей или ответчиков, имеют общий интерес в деле, Председатель Палаты может предложить им договориться о назначении общего избранного судьи, который будет полноправно заседать в Палате именно в качестве одного общего избранного судьи. Новеллой этой статьи является п. 2, предусматривающий, что такое предложение Председатель Палаты может сделать только после того, как государства – участники Конвенции будут уведомлены о поданной жалобе в соответствии с п. 2 ст. 54 Регламента.

Если государства – участники Конвенции не смогли договориться, общий избранный судья из числа судей, предложенных государствами, по жребию определяется Председателем соответствующей Палаты. Надо отметить, что ст. 30 Регламента в прежней редакции допускала назначение государствами – участниками Конвенции, имеющими общий интерес в деле, судьи ad hoc; теперь норма о допустимости назначения судьи ad hoc государствами, имеющими общий интерес в деле, исключена из указанной статьи Регламента.

Большую Палату31 можно назвать высшей судебной инстанцией. Она состоит из семнадцати судей (и трех запасных судей). Председательствует на ее заседаниях Председатель Суда или один из его заместителей, а в состав входят председатели секций (или их заместители). В состав Большой Палаты входят другие судьи. Очередность вхождения судей в состав Большой Палаты определяется путем жеребьевки, проводимой Председателем Суда в присутствии Секретаря. Условия жеребьевки установлены пленарным заседанием Суда, который следит, чтобы состав Большой Палаты был географически сбалансированным и отражал раз­ные правовые системы государств – участников Конвенции. Таким образом, при образовании Большой Палаты учитывается необходимость того, как в ней будут представлены различные правовые традиции и различные правовые школы государств – участников Конвенции. Такой подход, несомненно, обогащает работу Суда и придает ее постановлениям большую значимость.

Статья 30 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод предусматривает, что, если дело, находящееся на рассмотрении какой-либо Палаты, поднимает существенный вопрос, касающийся толкования Конвенции или Протоколов к ней, или если решение какого-либо вопроса, который данная Палата приняла к рассмотрению, вступает в противоречие с ранее вынесенным Судом постановлением, эта Палата может до вынесения своего постановления отказаться от своей компетенции в пользу Большой Палаты, если ни одна из сторон не возражает против этого. Большая Палата при рассмотрении дел, которые ей переданы в соответствии со ст. 30 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, включает в состав также членов той Палаты, которая ранее отказалась от своей компетенции.

В соответствии со ст. 43 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод любая сторона в исключительных случаях может в течение трех месяцев, считая с даты вынесения той или иной Палатой постановления, подать в письменной форме в секретариат Суда ходатайство о передаче дела на рассмотрение Большой Палаты, указав серьезный вопрос, затрагивающий толкование или применение Конвенции или Протоколов к ней, либо серьезную проблему общей значимости, которые, по ее мнению, заслуживают рассмотрения дела Большой Палатой. При рассмотрении дел, которые ей переданы в соответствии со ст. 43 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, в состав судей Большой Палаты не может входить судья, который принимал участие в судебных совещаниях Палаты при первоначальном рассмотрении дела (как по вопро­сам приемлемости жалобы, так и по существу дела), за исключением Пред­седателя этой Палаты и судьи, избранного от государства – участника Кон­венции, являющегося заинтересованной стороной в деле.

Прошения, представленные в соответствии со ст. 43 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, рассматривает Коллегия, состоящая из пяти судей. Надо отметить, что в переводе Регламента, опубликованного в журнале «Совет Европы и Россия»32, Коллегия обозначена термином «Комитет», что не может не порождать терминологического смешения, поскольку термином «Комитет» обозначается Комитет в составе трех судей, образованный, согласно п. 1 ст. 27 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод (п. f ст. 1 Регламента). Коллегия Большой Палаты призвана рассматривать прошения, представленные в соответствии со ст. 43 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Как было отмечено, она состоит из пяти судей и образуется из Председателя Суда, Председателей Секций (либо их заместителей), исключая Секцию, из которой была образована Палата, рассматривавшая дело, а также дополнительных судей, назначенных в порядке очередности из числа судей, которые не рассматривали дело в Палате. В состав Коллегии Большой Палаты не может входить судья, избранный от государства – участника Конвенции, которое высту­пает стороной в деле, либо гражданин этого государства.

Согласно п. 1 ст. 44 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, постановления Большой Палаты являются окончательными. В силу п. 2 ст. 44 Конвенции решение любой Палаты становится окончательным:

- после того, как стороны сделают заявление о том, что они не будут обращаться с прошением о направлении дела в Большую Палату;

- через три месяца после вынесения постановления, если за это время обращения ни одной из сторон с заявлением о направлении дела в Большую Палату не последовало;

- после того, как Коллегия Большой Палаты отклонила заявление о направлении дела в Большую Палату.

Все окончательные постановления Суда имеют обязательную силу для государств – участников Конвенции, выступающих ответчиками, которые в силу ст. 46 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод обязуются исполнять их. Согласно п. 2 ст. 46 Конвенции, окончательные постановления Суда направляются Комитету Министров, который осуществляет контроль над их исполнением.

Окончательные постановления Суда в соответствии с п. 3 ст. 44 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод подлежат публикации. В отношении окончательных постановлений Европейского Суда по правам человека допускается:

1. Обращение к Суду любой из сторон по делу в течение года после опубликования постановления с прошением о его разъяснении (ст. 79 Регламента).

2. Обращение к Суду с прошением о пересмотре постановления допускается, если был выявлен факт, который по своему характеру мог иметь решающее влияние на исход уже решенного дела и который при вынесении постановления не был известен Суду и не мог быть известен стороне (п. 1 ст. 80 Регламента). Данное прошение может быть подано в течение шести месяцев с момента, когда его подателю стало известно об открывшемся факте и подкрепляться всеми необходимыми документами (п. 1 и 2 ст. 80 Регламента). Для рассмотрения такого прошения формируется Палата в первоначальном составе, которая может либо отклонить прошение по мотиву отсутствия оснований для рассмотрения такого прошения, либо принять прошение, сообщив об этом другой заинтересованной стороне и назначив дату слушания. По результатам рассмотрения прошения Палата выносит решение в форме постановления.

3. Исправление Судом по собственной инициативе или по ходатайству одной из сторон, поданному в течение месяца после оглашения постановления, технических, арифметических и иных явных ошибок и описок (ст. 81 Регламента).

Общее число комитетов определяет Председатель Суда с участием председателей секций. Комитеты образуются на срок двенадцать месяцев, каждый в составе трех судей одной секции. Председательствующий в комитете судья – старший среди членов секции. Задача Комитета – решение вопроса о том, приемлема ли жалоба, переданная в секцию, при которой он создан, для рассмотрения, или она должна быть отклонена. Комитет не рассматривает жалобу по существу, а лишь проверяет, соответствует ли она критериям приемлемости. Решение Комитета о неприемлемости жалобы является окончательным. Такие Комитеты называют иначе комитетами по фильтражу33.

Сложность и эффективность работы Европейского Суда в большей степени обусловлены наличием хорошо организованного и профессионального аппарата. Из разнообразных функций Секретариата укажем на ту, которую В.А. Туманов условно называет «судебной». Ее основная особенность – значительная вовлеченность ведущих сотрудников аппарата в процесс рассмотрения дела и принятия решения. Именно в силу этой особенности руководитель аппарата называется Грефье (Greffier, английский аналог – Registrar, русский аналог – регистратор, секретарь). Грефье или один из его заместителей участвуют в судебном заседании, а вместе с ним ведущий сотрудник аппарата, готовивший данное дело; разумеется, они не имеют права голоса, но могут отвечать на вопросы судей, давать разъяснения относительно фактических обстоятельств дела или возможных разночтений английских и французских текстов. При подготовке дела к слушанию фиксируются вопросы, которые служба Грефье считает основными для решения данного дела.

Первоначальный проект решения по делу также может готовиться службой Грефье. Не случайно в ст. 25 Конвенции «Секретариат и правовые референты» говорится о том, что Суд пользуется помощью референтов. Решение Суда подписывает председательствующий в составе, рассматривавшем данное дело, Грефье или его заместитель. Значимость Грефье подчеркивает и то, что на него (а также его заместителя в случае и во время исполнения обязанностей Грефье) распространяются гарантии иммунитета, установленные для судей Протоколом к Генеральному соглашению о привилегиях и иммунитете Совета Европы. Грефье избирается на пленарном заседании Суда тайным голосованием присутствующих судей сроком на пять лет с правом переизбрания.

Персонал секретариата, включая референтов, назначается Генеральным секретарем Совета Европы с согласия Председателя Суда или по его поручению Грефье. Регламент Суда (Правило 17) особо говорит о такой функции Грефье, как связь с прессой, при выполнении которой он должен «соблюдать требуемую от его должности осмотрительность» и функции посредника, через которого Суд направляет или получает сообщения и уведомления по делам, по которым предстоит разбирательство.

Нельзя не отметить, что, раскрывая понятие «секретарь», ст. 1 (п. «m») устанавливает, что данным термином могут обозначаться лишь Секретарь Суда или Секретарь Секции (согласно контексту Регламента), подчеркивая тем самым значимость названных должностных лиц. Надо сказать, что в п. «е» ст. 26 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод употребляется термин «Секретарь-канцлер Суда», что послужило для отдельных авторов основанием для использования в тексте Регламента термина «Секретарь-канцлер»34. В Регламенте установлены специальные требования, предъявляемые к кандидатам на должность Секретаря. В частности, кандидаты должны обладать высочайшими моральными качествами, правовыми, административными и лингвистическими познаниями, а также опытом, необходимым для исполнения ими обязанностей, соответствующих данной должности.

Секретарь избирается на пленарном заседании Суда на пятилетний срок и может быть переизбран. Секретарь может быть отстранен от должности только в случае, если судьи, собравшиеся на пленарном заседании, большинством в две трети голосов принимают решение о том, что он перестал соответствовать предъявляемым требованиям. Надо отметить, что при избрании Секретаря политика Европейского Суда по правам человека, направленная на сбалансированное представительство полов (ст. 14 Регламента), проявляется особенно ярко. Это утверждение основано на положениях п. 3 ст. 15 Регламента, в силу которых в случае разделения голосов поровну между двумя кандидатами на должность Секретаря предпочтение отдается кандидату-женщине и только затем старшему по возрасту кандидату (по старшинству).

Согласно п. 3 ст. 18 Регламента, должностные лица секретариата Суда, включая правовых референтов (кроме Секретаря и его заместителей), назначаются Генеральным Секретарем Совета Европы с согласия Председателя Суда или Секретаря. Как уже говорилось выше, в настоящее время обсуждается возможность вывода секретариата Суда из подчинения Совета Европы и передачи в подчинение Суда.

Итак, сделаем следующие выводы.

1. Россия дополняет внутригосударственные способы защиты прав и свобод международными способами. В международном праве различают универсальные (органы ООН) и региональные органы, действующие в рамках какой-либо территории.

2. Конституционно-правовой статус Европейского Суда по правам человека состоит из совокупности элементов, к которым следует относить: правовую основу деятельности – нормативно-правовую базу Суда, его структуру, руководство, принципы и цели деятельности, задачи и функции Суда, его компетенцию, подотчетность и подконтрольность – виды контроля и надзора, ответственность сотрудников; взаимодействие Суда с другими органами.

3. Вступление России в Совет Европы и подписание Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод открыло некоторым лицам возможность обращаться с индивидуальными жалобами в Европейский Суд по правам человека. Суд может принимать жалобы от любого физического лица, любой неправительственной организации или лю­бой группы частных лиц (индивидуальная жалоба). Любое государство-участник может передать в Европейский Суд вопрос о любом предполагаемом нарушении положений Конвенции и Протоколов к ней другому государству-участнику (жалобы государств). Жалобы могут подаваться только на действия государств или на акты его органов власти. Жалобы про­тив отдельных лиц или частных организаций и объеди­нений не подпадают под компетенцию Европейской Конвенции о правах человека.



1 В целях унификации при переводе данного текста использовались переводы Правил процедуры Европейского Суда и Протокола № 12 к Конвенции, выполненные Информационным Центром Совета Европы в Российской Федерации. См.: Журнал «Совет Европы и Россия». 2000. № 3; 2001. № 1.

2 См.: Федеральный закон от 23 февраля 1996 г. № 19-ФЗ «О присоединении России к Уставу Совета Европы» // СЗ РФ. 1996. № 9. Ст. 774.

3 Конвенция о защите прав человека и основных свобод ETS № 005 (Рим, 4 ноября 1950 г.), с изменениями от 21 сентября 1970 г., 20 декабря 1971 г., 1 января, 6 ноября 1990 г., 11 мая 1994 г. // СЗ РФ. 2001. № 2. Ст. 163.

4 См.: Заключение № 193 по заявке России на вступление в Совет Европы (Страсбург, 25 января 1996 г.). Документ официально опубликован не был.

5 См.: Протокол № 6 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод Относительно отмены смертной казни ETS № 114 (Страсбург, 28 апреля 1983 г.). Документ официально опубликован не был.

6 См.: Федеральный закон от 30 марта 1998 г. № 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и протоколов к ней» // СЗ РФ. 1998. № 14. Ст. 1514.

7 См.: Федеральный закон от 15 июля 1995 г. № 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации», ст. 5 // СЗ РФ. 1995. № 29. Ст. 2757.

8 Конституция Европейского союза: Договор, устанавливающий Конституцию для Европы (с комментарием). М.: ИНФРА-М, 2005.

9 Хартия Европейского союза об основных правах // Глобалистика: Энциклопедия. М., 2003. С. 1123–1125 // сайт кафедры права Европейского союза Московской государственной юридической академия http://eulaw.edu.ru/documents/articles/eu4.htm.

10 См.: Федеральный закон от 30 марта 1998 г. № 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней», ст. 1 // СЗ РФ. 1998. № 14. Ст. 1514.

11 См.: Федеральный закон от 18 декабря 2001 г. № 177-ФЗ «О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» ст. 10 // СЗ РФ. 2001. № 52 (ч. I). Ст. 4924.

12 См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 14 марта 2002 г. № 6-П «По делу о проверке конституционности статей 90, 96, 122 и 216 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан С.С. Маленкина, Р.Н. Мартынова и С.В. Пустовалова» // СЗ РФ. 2002. № 12. Ст. 1178.

13 См.: Заключение № 193 по заявке России на вступление в Совет Европы (Страсбург, 25 января 1996 г.). Документ официально опубликован не был.

14 Протокол № 6 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод Относительно отмены смертной казни ETS № 114 (Страсбург, 28 апреля 1983 г.). Документ официально опубликован не был.

15 См.: Распоряжение Президента РФ от 27 февраля 1997 г. № 53-рп «О подписании Протокола № 6 (относительно отмены смертной казни) от 28 апреля 1983 г. к Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г.» // СЗ РФ. 1997. № 9. Ст. 1092.

16 См.: Письмо Президента РФ от 6 августа 1999 г. № Пр-1025. Документ официально опубликован не был.

17 См.: Постановление Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 15 февраля 2002 г. № 2483-III ГД «Об обращении Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации «К Президенту Российской Федерации В.В. Путину о преждевременности ратификации Протокола № 6 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод (относительно отмены смертной казни) от 28 апреля 1983 года» // СЗ РФ. 2002. № 8. Ст. 799.

18 См., например: Головистикова А.Н. Смертная казнь и право на жизнь // Адвокат. 2004. № 11; Квашис В. Католическая церковь за отмену смертной казни // Российская юстиция. 2000. № 5. С. 10.

19 Венская Конвенция о праве международных договоров от 23 мая 1969 г., ст. 26, 27 // Ведомости Верховного Совета СССР. 1986. № 37. Ст. 772.

20 См.: Специальный доклад уполномоченного по правам человека в Российской Федерации о выполнении Россией обязательств, принятых при вступлении в Совет Европы 20 мая 2002 года // Официальный сайт Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации http://ombudsman.gov.ru/doc/spdoc/0102.shtml.

21 См.: Статистика // Правозащитный альманах «Terra Incognita.spb.ru». № 1 // http://terraincognita.spb.ru/6.htm.

22 См.: Федеральный закон от 18 декабря 2001 г. № 177-ФЗ «О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» (с изменениями от 29 мая, 27 декабря 2002 г.), ст. 8 // СЗ РФ. 2001. № 52 (ч. I). Ст. 4924.

23 См.: Головистикова А.Н. Указ. соч.

24 См., например: Специальный доклад уполномоченного по правам человека в Российской Федерации о выполнении Россией обязательств, принятых при вступлении в Совет Европы 20 мая 2002 г. // Официальный сайт Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации http://ombudsman.gov.ru/doc/spdoc/0102.shtml.

25 См.: Указ Президента РФ от 16 мая 1996 г. № 724 «О поэтапном сокращении применения смертной казни в связи с вхождением России в Совет Европы» // СЗ РФ. 1996. № 21. Ст. 2468.

26 См.: Проект федерального закона «О моратории на исполнение наказания в виде смертной казни» (внесен депутатами А.И. Александровым, В.В. Борщевым, А.С. Дзасоховым, В.И. Зоркальцевым, Ю.И. Полдниковым, Ю.А.Рыбаковым). Документ официально опубликован не был.

27 Протокол № 13 к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод относительно отмены смертной казни в любых обстоятельствах (Вильнюс, 3 мая 2002 г.) ETS № 187 // Юрист-международник. 2003. № 1.

28 См.: Туманов В.А. Европейский Суд по правам человека. М., 2001. С. 53.

29 См.: Грудцына Л.Ю. Проблемы конституционных гарантий реализации прав и свобод человека и гражданина (на примере гражданского судопроизводства): Дисс. … канд. юрид. наук. М., 2004. С. 89.

30 См.: Рожкова М.А., Афанасьев Д.В. Новые правила обращения в Европейский Суд по правам человека. М., 2004. С. 31.

31 Там же. С. 47, 49–51.


32 См.: Совет Европы и Россия. 2000. № 3. С. 36.

33 См.: Туманов В.А. Европейский Суд по правам человека. М., 2001. С. 156.

34 См.: Европейский Суд по правам человека: Избранные постановления 1999–2001 гг. и комментарии / Под ред. Ю.Ю. Берестенева и А.О. Ковтуна. М., 2005. С. 594, 595.




Скачать 360,58 Kb.
оставить комментарий
Дата10.10.2011
Размер360,58 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх