О соблюдении прав несовершеннолетних, детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, и лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей icon

О соблюдении прав несовершеннолетних, детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, и лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей



Смотрите также:
Вдокладе рассмотрены следующие вопросы...
Вдокладе рассмотрены следующие вопросы...
Распоряжение от «19» сентября 2011 г. №814-р г. Кемерово Опредоставлении отдельным категориям...
Специальный доклад Уполномоченного по правам человека Свердловской области Бездомные дети...
«О положении детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей...
Программа подготовки детей сирот и детей, оставшихся без попечения родителей...
Доклад посвящен вопросам обеспечения и защиты прав и интересов детей...
«Обеспечение на территории края прав детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей...
Публичный доклад...
Положение о модели портфеля индивидуальных образовательных достижений...
Публичный доклад Государственного образовательного учреждения для детей-сирот и детей...
Г. В. Фролова, Э. Н. Сахабиева, Г. В. Бабина Диспансеризация детей...



страницы:   1   2
скачать
Оглавление

стр.

I.

Введение


2










II.

Общая оценка ситуации с соблюдением прав граждан в Карачаево-Черкесской Республике



4

III.

О соблюдении личных гражданских прав на территории Карачаево-Черкесской Республики


7










IV.

О соблюдении прав несовершеннолетних, детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, и лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей


16

V.

Право граждан на жилище


30

VI.

О соблюдении социальных прав граждан


41



















VII.

Заключение


50




  1. Введение


Седьмой ежегодный доклад Уполномоченного по правам человека в Карачаево-Черкесской Республике подготовлен в соответствии со статьей 13 Закона Карачаево-Черкесской Республики от 15.10.2003 № 40-РЗ «Об Уполномоченном по правам человека в Карачаево-Черкесской Республике».

Настоящий доклад имеет своей целью привлечь внимание органов законодательной, исполнительной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, общественности Карачаево-Черкесской Республики к существующим проблемам с соблюдением конституционных прав и свобод граждан, дальнейшее содействие усилению гарантий государственной правовой защиты населения республики, принятию необходимых мер по устранению выявленных фактов нарушений прав и свобод граждан.

В основу доклада положен, прежде всего, анализ обстоятельств, изложенных в жалобах, заявлениях, ходатайствах и других обращениях граждан к Уполномоченному и выводы, сделанные после их рассмотрения.

При подготовке и написании настоящего доклада были использованы также сведения, полученные Уполномоченным и сотрудниками его аппарата в ходе проведения личного приема граждан, целевых выездов в районы и города республики; информация, предоставленная органами исполнительной власти, министерствами и ведомствами, органами местного самоуправления, общественными организациями.

Также использовались факты и материалы, полученные Уполномоченным при посещении мест лишения свободы, анализ публикуемых в республиканских средствах массовой информации различных критических материалов, связанных с соблюдением прав и свобод наших граждан.

Доклад о деятельности Уполномоченного в 2010 году не претендует на полное и всестороннее изложение дел с состоянием и соблюдением прав и свобод граждан, так как основан на обобщении и анализе лишь тех фактов, с которыми Уполномоченному и сотрудникам аппарата пришлось сталкиваться в течение года, затрагивает наиболее значимые и существенные проблемы обеспечения прав и свобод граждан, гарантированных Конституцией Российской Федерации, Конституцией Карачаево-Черкесской Республики, а также международными актами, подписанными и ратифицированными Российской Федерацией.

В силу специфики деятельности института Уполномоченного по правам человека доклад по своему содержанию разносторонен, затрагивает много тем, но все они напрямую связаны с теми вопросами и проблемами, которые ставили перед Уполномоченным жители республики, граждане, чьи права были нарушены на территории Карачаево-Черкесии в течение 2010 года.

При этом необходимо отметить, что по какому бы поводу ни приходили к Уполномоченному люди, какие бы проблемы они ни поднимали, о чем бы ни говорили, первоосновой их тревог и чаяний всегда был один вопрос – вопрос о качестве власти, ее способности разрешать те или иные вопросы, связанные с соблюдением прав и свобод человека.

Представленный доклад наглядно показывает о реагировании Уполномоченного на конкретные факты нарушений прав жителей нашей республики, так как именно гласность, открытое апеллирование к общественному мнению, является главным инструментом Уполномоченного в деле восстановления нарушенных прав и свобод человека и гражданина. Конечно, доклад содержит часто и густо нелицеприятную критику, а также повествует о сложных проблемах, происходящих вокруг нас и в обществе в целом, требующих как разрешения, так и решения.

При подготовке ежегодных докладов Уполномоченный постоянно стремится полностью исключить личностные отношения к тем или иным персоналиям, организациям и ведомствам.

Как показывает практика, использование выводов и рекомендаций, содержащихся в докладах Уполномоченного, в определенной степени, способствовало, прежде всего, более эффективной реализации прав и свобод граждан в республике. С учетом этого Уполномоченный выражает надежду, что приведенные в настоящем докладе факты нарушений прав граждан и рекомендации по их устранению будут использованы соответствующими органами, что, несомненно, явится важным фактором предупреждения нарушений конституционных прав и свобод граждан, снижением их количества.

В соответствии со статьей 13 Республиканского закона «Об Уполномоченном по правам человека в Карачаево-Черкесской Республике» и сложившейся практикой доклад направляется Президенту Карачаево-Черкесской Республики, Народному Собранию (Парламенту) Карачаево-Черкесской Республики, Правительству Карачаево-Черкесской Республики, Верховному суду Карачаево-Черкесской Республики, Прокурору Карачаево-Черкесской Республики.

Уполномоченный также считает необходимым направить доклад Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации, Уполномоченным по правам человека в субъектах Российской Федерации, в другие заинтересованные органы государственной власти, органы местного самоуправления, общественные правозащитные организации, а также в соответствии с законом в средства массовой информации для опубликования.



  1. ^ Общая оценка ситуации с соблюдением прав граждан в Карачаево-Черкесской Республике


Основной деятельностью аппарата Уполномоченного по правам человека в Карачаево-Черкесской Республике, как и прежде, было рассмотрение письменных обращений о нарушениях прав человека, а также оказание действенной помощи в ходе личных приемов, проводимых Уполномоченным и сотрудниками аппарата.

Необходимо отметить, что рост количества обращений граждан в 2010 году, к сожалению, свидетельствует о том, что нарушения прав граждан остаются достаточно распространенным явлением.

В 2010 году за содействием в реализации и защитой своих прав к Уполномоченному поступило 1032 обращения. Все поступившие обращения были рассмотрены, более 60% обратившихся граждан получили необходимую помощь.

Анализ обращений свидетельствует о том, что в 2010 году их количество увеличилось по сравнению с предыдущим годом на 16%, а с момента начала деятельности института Уполномоченного по правам человека в республике на 47%.

Наибольшее количество жалоб поступило на нарушения прав граждан органами власти различных уровней (19%), жилищных прав и жилищно-коммунального обслуживания (16%), социальной защиты, пенсионного обеспечения и льгот (8%), на действия и бездействие сотрудников правоохранительных органов (28%), землепользования (4%), ликвидации последствий стихий 2002-2004 г.г., аварийного состояния жилья (6%), нарушения прав в области трудовых отношений и заработной платы (5%) .

220-ти заявителям разъяснены средства, которые они вправе использовать для защиты своих прав и свобод, в том числе даны ответы по существу – 180.

Отказано в принятии обращений к рассмотрению – 38.

Отправлено обращений после предварительной проверки по подведомственности с изложением доводов – 160.

Принято к тщательному рассмотрению и устранению нарушенных прав – 527 обращений.

Зарегистрировано поступившей корреспонденции - 351.

Зарегистрировано исходящей корреспонденции - 503.

Остаток неразрешенных обращений на конец отчетного периода – 87, 49 из которых приняты к рассмотрению в декабре.

В каждом конкретном случае Уполномоченным давались разъяснения норм действующего законодательства и рекомендации по разрешению поставленных вопросов.

В целом по результатам работы можно судить, что институт Уполномоченного по правам человека уже сформировался как инструмент действенной защиты конституционных и гражданских прав граждан, стал привычным и понятным для людей, которые в большинстве своем осознают его компетенцию и реальную возможность отстаивания их законных интересов. Вместе с тем, имеются случаи, когда люди обращаются с вопросами, не входящими в компетенцию Уполномоченного, но, отчаявшись обивать пороги учреждений, от которых зависит решение их вопросов, идут на прием в аппарат Уполномоченного, как в последнюю инстанцию, в поисках справедливости и порядка. К таким проблемам можно отнести правоотношения между гражданами. Это и границы землепользования, совместное проживание в многоквартирных домах, известные конфликты «отцов и детей». Примером таких обращений может служить приход к Уполномоченному пенсионерки тети Зои, проживающей в многоквартирном жилом доме по ул. Калантаевского в городе Черкесске. В их подъезде в одной из квартир на втором этаже обосновался гражданин Володя, нигде не работающий, ведущий антиобщественный образ жизни. Постоянные кампании, увеселительные застолья, всенощные дебоши и разборки, постоянные грязь и пустые бутылки в подъезде, возгорания на кухне, протечки воды в санузлах – это только небольшой перечень неудобств, доставляемых соседям. Многократные обращения к участковым уполномоченным, прокуратуру положительных результатов не дали. И, как итог, решили жильцы этого дома на общем собрании обратиться со своей бедой в аппарат Уполномоченного, резюмировав, что, если кто и способен повлиять на эту ситуацию, то только он. И, хотя в соответствии со статьей 14 Закона Карачаево-Черкесской Республики от 15.10.2003 №40-РЗ «Об Уполномоченном по правам человека в Карачаево-Черкесской Республике» к рассмотрению не принимаются заявления по спорам, связанным с правоотношениями между гражданами, Уполномоченный вынужден был вмешаться в данную ситуацию (чтобы не умалять у граждан веру в справедливость), преломив ее в зону недостаточного влияния сотрудников правоохранительных органов на правоотношения между гражданами.

Изучение причин роста жалоб свидетельствует о том, что произошел он из-за негативных последствий мирового финансового кризиса, повлекшего за собой рост безработицы, задержку выплаты заработной платы, а также ее снижение, сокращение рабочих мест, непомерный и неконтролируемый рост цен на товары и услуги, а также ограничение финансовых возможностей органов власти и местного самоуправления в вопросах текущих жизненных проблем.

Однако объяснять причины роста количества обращений на нарушения прав и свобод исключительно негативными последствиями экономического кризиса будет совершенно необъективным. Прежде всего, нарушения прав и свобод человека нередко являются результатом ненадлежащего исполнения своих обязанностей должностными лицами, как органов государственной власти, так и органов местного самоуправления, плохого контроля за прохождением и рассмотрением обращений граждан, зачастую носящим характер элементарной отписки, нежеланием или неумением видеть и решать судьбоносные для человека проблемы, но вполне посильные для власти, а в большинстве своем и входящие в их прямые обязанности. И, как следствие, перенос обиды заявителя с конкретного должностного лица на всю власть.

Очень часто практикуется порочная практика отписки обращения граждан, причем это происходит и на федеральном уровне, именно тем государственным органам или должностному лицу, на которого и жалуется заявитель, вопреки требованиям статьи 8 Федерального закона от 02 мая 2006 года №59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации», строго регламентирующей, что «запрещается направлять жалобу на рассмотрение в государственный орган, орган местного самоуправления или должностному лицу, решение или действие (бездействие) которых обжалуется».

Зачастую в ответах на письменные обращения граждан, содержащих вопросы, решение которых не входит в компетенцию получивших эти обращения государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц, даются рекомендации об обращениях с подобными вопросами в тот орган, в ведении которого находится их разрешение. Но ведь в вышеназванной статье четко оговорено, что такое обращение должно быть направлено в течение семи дней со дня регистрации в соответствующий орган или соответствующему должностному лицу, в компетенцию которых входит решение поставленных в обращении вопросов, с уведомлением гражданина, направившего обращение, о его переадресации. И здесь налицо грубое нарушение норм действующего законодательства.

Рост числа обращений граждан на нарушение их конституционных и гражданских прав правоохранительными органами свидетельствует о возрастающей активности населения в отстаивании своих прав, желании жить достойно, без унижений и дискриминации, в соответствии с духом времени и требованиями Конституции Российской Федерации. Хочется надеяться и верить, что начатые реформы в правоохранительной системе не сведутся только к переименованию, а действительно приведут к сокращению проявлений в их деятельности формализма, закрытости, обвинительного отношения к тем, кто невольно оказался в их поле деятельности.

Немало обращений граждан поступает в аппарат Уполномоченного о нарушении прав в сфере предоставления жилищно-коммунальных услуг. При этом люди жалуются не только на безудержный рост тарифов, но и на резко ухудшившееся в последние годы качество их предоставления. Грязные подъезды, отсутствие тепла, воды в квартирах, неухоженные придомовые территории, свалки мусора стали уже привычным и обычным явлением. Однако не все граждане согласны мириться с подобными грубейшими нарушениями своих прав потребителей жилищно-коммунальных услуг и с упорством отстаивают свое право на достойную жизнь и нормальное существование. Кстати, вопрос формирования цен в сфере предоставления услуг зачастую вызывает недоумение и требует особого осмысления и анализа. Прежде всего, удивляет то, что энергопоставщики четко поднимают расценки на 15%. Тогда, как пенсии у наших ветеранов растут от силы на 6-8%, вот и вынуждены наши пенсионеры последние свои копейки отдавать за «народное достояние» – энергоносители. Непонятны в этом вопросе и позиции Государственного комитета по тарифам и ценам, управления федеральной антимонопольной службы, потому что действительно тарифы постоянно растут, а качество и объем поставляемых услуг неизменно ухудшается и сокращается.

Вообще-то вопрос соблюдения прав человека должен стать в нашей республике приоритетным направлением государственной политики, как того требуют Конституции Российской Федерации и Карачаево-Черкесской Республики, объявившие высшей ценностью человека, его права и свободы. При этом необходимо руководствоваться исключительно принципами справедливости, гуманизма и совести, даже в тех случаях, когда формальные требования закона не нарушены.


  1. ^ О соблюдении личных гражданских прав на территории Карачаево-Черкесской Республики


В своих ежегодных докладах Уполномоченный постоянно поднимает проблему применения пыток и жестокого унижающего обращения с задержанными, как одну из острейших проблем в области соблюдения прав и свобод человека в Карачаево-Черкесской Республике.

По итогам 2010 года вновь вынужден констатировать, что пытки и жестокое унижающее обращение с гражданами продолжают иметь место в нашей республике.

Количество обращений и жалоб к Уполномоченному, в которых содержится информация о том, что к ним в ходе предварительного расследования применялись методы недозволенного физического и психического воздействия, возрастает.

В адрес Уполномоченного по правам человека в республике в течение 2010 года поступили более 20 заявлений и обращений граждан с жалобами на жестокое, бесчеловечное и унижающее человеческое достоинство обращение со стороны работников правоохранительных органов. Обращения приходят как от тех, кто находится под следствием, как от тех, кто уже осужден и находится в местах отбывания наказаний, а также и от их родственников. Выявлено 20 случаев доставления граждан из ИВС горрайотделов с телесными повреждениями в ФБУ ИЗ-9/1 ОФСИН по КЧР.

В жалобах, адресованных Уполномоченному, встречаются описания различных видов пыток, которые сотрудники милиции применяли к подозреваемым в совершении того или иного преступления.

Как показывает анализ обращений и их проверка, пытки с применением физической силы практически всегда используются работниками милиции в сочетании с психологическим давлением, грубостью, оскорблениями, угрозами в адрес самого задержанного лица или в адрес его близких родственников.

Пережив насилие со стороны работников правоохранительных органов, пережив тяжесть происходящего, граждане часто просто опасаются обращаться с жалобами на творимый беспредел и причина, по моему мнению, одна, как бы не ухудшить и без того свое тяжелое положение.

Работа Уполномоченного и его аппарата по рассмотрению жалоб и заявлений на незаконные действия работников правоохранительных органов представляет огромную сложность в плане достижения положительных результатов.

Анализируя случаи, о которых становится известно Уполномоченному по правам человека и его аппарату, надо сказать, что на сегодняшний день затруднительно даже вообще посчитать не только количество случаев применения пыток и иных видов жестокого обращения, но и более менее точно оценить масштабы этого явления.

Связано это с тем, что пытки и жестокое унижающее обращение с гражданами относятся к числу латентных нарушений прав человека (латентная преступность связана с отсутствием сообщения о совершенном преступлении, с тем, что имеющиеся сообщения не зарегистрированы соответствующими органами и т.д.).

Понимая сложность происходящих процессов, руководствуясь действующим законодательством, все обращения граждан, в которых изложены факты насилия над нашими людьми, немедленно направляются Прокурору Республики и Руководителю следственного комитета, а также Министру внутренних дел по КЧР. Обосновано это тем, что в соответствии с действующим законодательством Уполномоченный не имеет права вмешиваться каким-либо образом в ход расследования уголовных дел. Как правило, приходят стандартные ответы: по фактам, изложенным в заявлении (обращении), проведена проверка. В ходе проверки факты, изложенные в заявлении (обращении), не нашли подтверждения, в возбуждении уголовного дела отказано.

Наглядным примером недобросовестного отношения к своим служебным обязанностям со стороны работников правоохранительных органов могут служить рассмотренные Уполномоченным обращения граждан о нарушении прав и свобод граждан и реакция на них вышестоящих органов.

В адрес Уполномоченного обратилась гражданка «А» проживающая в Тюменской области с просьбой пресечь произвол, творимый сотрудниками правоохранительных органов Зеленчукского района в отношении ее брата «К», помещенного в ИВС Зеленчукского района по подозрению в совершении преступления, и применения к нему недозволенных методов ведения допроса. Гражданка «А» также назвала фамилию, имя и отчество нанятого адвоката, а также контактный телефон. Связавшись с адвокатом, Уполномоченный получил подтверждение фактов, озвученных сестрой гражданина «К». Понимая, что добиться реальной правды от работников правоохранительных органов в таких случаях практически невозможно, принял решение выехать в РОВД района для встречи с потерпевшим. К сожалению, встретиться с гражданином «К» в ИВС не представилось возможным, так как из ИВС его вынуждены были перевезти в хирургическое отделение районной больницы, а затем, учитывая тяжесть полученных травм, в хирургическое отделение Республиканской больницы.

В ходе встречи с работниками прокуратуры и милиции Уполномоченный получил информацию, что гражданин «К» получил телесные повреждения, когда якобы упал дома с лестницы. Посещение Уполномоченным хирургического отделения больницы не дало никаких результатов, пришлось делать официальный запрос. Из которого следует, что гражданин «К» находился на лечении в хирургическом отделении Зеленчукской ЦРБ с 04 октября 2010 г. по 08 октября 2010 г.

Диагноз при поступлении: резаные раны обеих предплечий с повреждением поверхностной венозной сети. Геморрагический шок третьей степени. Множественные ссадины кистей, предплечий, груди. Множественные ушибы и подкожные гематомы груди, живота, бедер, стоп. Ожоги правой ушной раковины, тыла обеих стоп. Закрытый перелом седьмого ребра справа. Пневмоторакс справа.

Ознакомившись с данным документом, Уполномоченный вынужден был задуматься, это с какой же лестницы и какой высоты надо упасть, чтобы получить такие травмы, если с потолка, то в хатах потолок находится на высоте максимум 2 м 20 см, и обо что же надо удариться так, чтобы иметь такие телесные повреждения. Уполномоченному так и не удалось получить вразумительные ответы на эти вопросы от работников милиции и прокуратуры.

Хотелось бы остановиться еще на одном примере.

В соответствии с Конституцией РФ оценку и меру ответственности за совершенные преступления может определить и дать только суд и никто больше. В марте 2010 года к Уполномоченному на прием пришла делегация, состоящая из адвоката, отца, сестры и жены гражданина «Д», который, по их мнению, неизвестно где содержится уже 4 месяца, но по имеющейся информации к нему применяются самые различные меры физического воздействия. Адвокатов к задержанному почему-то не допускают. Вообще-то для меня это не было новостью, так как адвокаты систематически жалуются на это Уполномоченному, а многие, просто-напросто, подписывают протоколы допросов задним числом.

В этот день, когда они пришли на прием к Уполномоченному, им удалось увидеть гражданина «Д» в Республиканском суде, куда его доставили для рассмотрения вопроса о продлении срока содержания его под стражей.

Конечно, его вид и состояние шокировали многих, в том числе и родственников. Он был доведен до такого состояния, что потерял в суде сознание и работники суда вынуждены были вызывать скорую помощь.

Слезы и крики в кабинете Уполномоченного собрали множество любопытных глаз и зевак.

Успокоив родственников, Уполномоченный пообещал разобраться по существу вопроса.

^ Первое, что было сделано – это определено место нахождения гражданина «Д», это был ИВС г. Черкесска.

Второе, необходимо было встретиться с гражданином «Д» и убедиться в его физическом состоянии, так как полученная информация от адвоката и родственников была крайне удручающая.

Третье, попытаться совместно с работниками следственного комитета произвести в присутствии работников аппарата Уполномоченного по правам человека в КЧР судебно-медицинское освидетельствование гражданина «Д».

В течение часа шли переговоры с руководителем следственного комитета по КЧР Наумовым Виктором Анатольевичем, после долгих дебатов все-таки удалось договориться, что экспертиза будет сделана в присутствии работников аппарата Уполномоченного.

Как окажется потом, возражения против экспертизы в присутствии работников аппарата Уполномоченного были обоснованы тем состоянием, в котором находился гражданин «Д». Работник аппарата поехал в республиканскую больницу для участия в экспертизе, куда гражданина «Д» доставили через 3 часа, а Уполномоченный с советником отправились в ИВС г. Черкесска. Проверив ИВС, внимательно изучил записи в журналах. Запись в регистрационном журнале прибывших в ИВС и выбывших из него гласит, что гражданин «Д» доставлен в ИВС г. Черкесска 08 апреля в 4 часа 40 минут, то есть утром.

Возник вопрос, откуда и почему в такое позднее ночное время перемещали задержанного?

Запись фельдшера Агеевой Л.В. в журнале приема (думаю, была сделана задним числом и в соответствии с констатацией, сделанной работниками скорой помощи при осмотре гражданина «Д» в Верховном суде КЧР, для этого есть все основания). Запись гласит: на теле гражданина «Д» обнаружены телесные повреждения в виде 5 порезов на левой руке, гематом под глазами, синяки в районе плеч, локтей, коленей и в области грудной клетки, глубокие ушибы в теменной и височной областях головы, глубокие царапины на шее справа.

Работники скорой помощи констатировали еще и такой факт, что у гражданина «Д» закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, ушиб грудной клетки.

Получилось таким образом, что некоторые милицейские чиновники, а может и представители других ведомств не очень-то хотели, чтобы Уполномоченный своими глазами увидел в каком состоянии находится гражданин «Д», поэтому всячески препятствовали этому. Понимая, что гражданина «Д» не возвращают в камеру специально, Уполномоченный покинул изолятор, через 20 минут вернулся вновь в ИВС. Работникам ИВС деваться было некуда, пришлось показать гражданина «Д», ощущение как вроде бы смотришь фильм о событиях 1937 года, перед тобою стоит человек готовый подписать любую бумагу и оговорить не только себя, а любого на кого покажут пальцем. По информации, полученной в ИВС и Следственном комитете, выходило, что телесные повреждения гражданину «Д» нанесены в СИЗО.

9-го марта Уполномоченный для установления истины посетил СИЗО ФБУ ИЗ 9/1 ОФСИН России по КЧР.

По данным, полученным из ФБУ ИЗ 9/1 ОФСИН России по КЧР, 07.04.2010 года в 18-30 часов гражданин «Д» был этапирован из специзолятора в ИВС УВД г. Черкесска по постановлению следователя СУ СК при прокуратуре РФ по КЧР Татаршао А.М. для проведения следственных и оперативных мероприятий. Однако, в ИВС УВД г. Черкесска он, согласно записи в журнале регистрации ИВС, был доставлен только в 04-40 часов 08.04.2010 года.

Изучая географию путешествий гражданина «Д» по ИВС республики, натолкнулись еще на один «интересный» в кавычках эпизод, как следует из ответа Главного врача МЛПУ «Адыге-Хабльская ЦРБ» установлено, что гражданин «Д» 04.02.2010г. в 01-50 часов был доставлен сотрудниками РОВД в приемный покой Адыге-Хабльской ЦРБ для оказания медицинской помощи. При осмотре доставленного поставлен диагноз: ушиб мягких тканей головы.

Из вышеперечисленных фактов усматривается, что следственные работники предпочитают проводить следственные мероприятия исключительно в ночное время, хотя в соответствии с пунктом 3 ст. 164 Уголовно-процессуального кодекса РФ «производство следственного действия в ночное время (промежуток времени с 22-00 часов до 06-00 часов, п.21 ст.5 УПК РФ) не допускается, за исключением случаев, не терпящих отлагательства». Учитывая то обстоятельство, что гражданин «Д» содержится под стражей со 02 февраля 2010 года, возникают большие сомнения в обоснованности совершения принудительных процессуальных действий в марте 2010 года в ночное время. Имеются все основания полагать, что промедление с совершением принудительных процессуальных действий уже не может реально повлечь: а) утрату следов преступления; б) сокрытие лиц, его совершивших; в) утрату возможности возмещения ущерба, причиненного преступлением (статья 157 УПК РФ).

Необходимо отметить, что сложившаяся хорошая практика работы медицинских работников СИЗО требует распространения и на работу медработников в ИВС. Граждане, прибывающие в СИЗО и убывающие из СИЗО, хотя это многим не нравится, в обязательном порядке подвергаются медицинскому освидетельствованию с фиксацией результатов осмотра в журнале, что, как уже многократно подтверждено практикой, доказывает невиновность работников СИЗО в нанесении телесных повреждений задержанным гражданам. Да это подтверждают и сами граждане в личной беседе.

Внимательно изучив журнал убывающих, Уполномоченный зафиксировал, что гражданин «Д» 07 марта в 18-30 часов находился в нормальном состоянии, без телесных повреждений и был этапирован из СИЗО в ИВС г. Черкесска. Как было отмечено ранее в ИВС УВД г. Черкесска он прибыл только в 4 часа 40 минут уже 08 марта. Где он был и что с ним делали, приходится только догадываться, исходя из его состояния, в котором он находился, когда его осматривали медработники скорой помощи и увидел Уполномоченный.

По мнению Уполномоченного, сложность вопроса для работников следственного комитета состояла в том, что они по каким-то причинам упустили факт того, что 08 марта у задержанного гражданина «Д» закончился срок содержания его под стражей, деваться было некуда. Необходимо было решать две задачи: отпускать его в соответствии с законом на свободу или везти в суд на продление срока содержания его под стражей. Учитывая в соответствии с какой статьей был задержан гражданин «Д», отпускать его они не могли, надо было через нельзя и не могу везти в суд на продление, несмотря на его состояние, что они и сделали.

Хотелось бы еще раз вернуться к тем фактам нарушения прав гражданина «Д».

В соответствии со статьей 75 УПК РФ при производстве следственных действий недопустимо применение насилия, угроз и иных незаконных мер, а равно создание опасности для жизни и здоровья участвующих в них лиц (п.4 статьи 164 УПК РФ).

Обвиняемый «Д» в ходе проведения следственных мероприятий неоднократно подвергался пыткам и бесчеловечному обращению, имеющиеся у него телесные повреждения на основании заключения судебно-медицинской экспертизы № 303 от 25.03.2010 года не могли произойти при однократном падении или соударении с тупым предметом. Все это подтверждает целенаправленные и умышленные противоправные действия сотрудников следственного комитета, ЦПЭ при МВД по КЧР для получения признательных показаний у обвиняемого «Д».

Данный пример является вопиющим фактом беззакония, творимого работниками правоохранительных органов, который уже невозможно стало просто скрывать. Необходимы кардинальные меры для пресечения противоправных действий отдельных сотрудников следственного комитета, ЦПЭ Министерства внутренних дел КЧР, наказания виновных, грубо попирающих права граждан. В соответствии со статьей 13 Конвенции каждый человек, чьи права и свободы нарушены, имеет право на эффективное средство правовой защиты в государственном органе. Но что делать, если именно работники органов, призванных в соответствии с законом защищать права человека, сами их нарушают.

Поэтому расследование всех обстоятельств дела по фактам применения к гражданину «Д» мер физического воздействия проводилось поверхностно, однобоко, только в интересах должностных лиц правоохранительных органов. Не установлены причины возникновения у обвиняемого телесных повреждений, где, когда и при каких обстоятельствах они были получены, не установлено местонахождение гражданина «Д» в период 01-30 часов 03.02.2010 года по 21-30 часов 03.02.2010 года; с 18-30 часов 07.04.2010 года до 04-40 часов 08.04.2010 года; с 12-40 часов 09.04.2010 года до 15-30 часов 09.04.2010 года. При этом не дана оценка действиям следователя СУ СК при прокуратуре РФ по КЧР Татаршао А.М., расследующего данное уголовное дело, который не мог не видеть возникающих и добавляющихся повреждений у подследственного. Старший следователь Карданов Ш.К. к расследованию этих фактов подошел халатно, вынес необоснованное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 26.03.2010 года, что подтверждается постановлением судьи Черкесского городского суда от 14.04.2010 года.

В связи с тем, что в соответствии с Федеральным законом от 17.01.1992 № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации » прокуратура призвана осуществлять от имени Российской Федерации надзор за соблюдением Конституции Российской Федерации и исполнением законов, действующих на территории Российской Федерации, в ее адрес Уполномоченным было направлено письмо с просьбой незамедлительно провести служебную проверку и принять исчерпывающие меры по восстановлению нарушенных конституционных прав гражданина «Д», привлечения виновных лиц в совершении данных противоправных действий к административной и уголовной ответственности и недопущению подобного впредь.

В своем ответе прокуратура сообщила, что по факту применения насилия в отношении гражданина «Д» следователем СУ СК при прокуратуре РФ по КЧР проводятся проверки в порядке ст.ст. 144,145 УПК РФ.

Итогом проведенной проверки стало то, что руководителем следственного отдела по г. Черкесску СУ СК при прокуратуре РФ по КЧР по факту причинения телесных повреждений гражданину «Д» по основанию, предусмотренному п.2,ч.1 ст.24 УПК РФ, то есть в связи с отсутствием в деянии сотрудников правоохранительных органов состава преступления, в возбуждении уголовного дела отказано.

В постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела указано, что телесные повреждения гражданину «Д» причинены сотрудниками ФБУ ИЗ 9/1 ОФСИН РФ по КЧР, когда они пресекали попытку членовредительства, а именно порезы в области шеи, совершенные в знак протеста против перевода из СИЗО в ИВС УВД г. Черкесска.

Однако, согласно акту судебно-медицинской экспертизы № 383 от 19.04.2010 года у гражданина «Д» кроме вышеуказанных порезов в области шеи имеются ссадины в области шеи и левого предплечья, кровоподтеки и ушибы мягких тканей головы, кровоподтеки спины, кровоподтеки обоих лучезапястных суставов, ушиб мягких тканей стенок грудной клетки, которые получены от действия твердого предмета, обладающего режущими свойствами, твердых предметов с ограниченным краем и тупых твердых предметов в срок за 1-3 дня до освидетельствования.

Также обнаружены травматические повреждения в виде кровоподтеков обоих плечевых суставов, которые получены от действия тупых твердых предметов в срок за 5-10 дней до освидетельствования.

В акте осмотра фельдшером ИВС УВД г. Черкесска от 08.04.2010 года Агеевой Л.В. указано, что при осмотре гражданина «Д» на волосистой части головы обнаружены многочисленные травмы и ушибы в теменной и височной областях слева и справа, гематомы под глазами, синяки на обоих плечах разлитого характера, так же гематомы на локтях, на спине, на коленях и в области грудной клетки.

А что делать с тем, что 8 апреля в зал заседания Верховного суда была вызвана бригада СМП для оказания медицинской помощи гражданину «Д», установлен диагноз: закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, ушиб грудной клетки…, необходима консультация нейрохирурга!

На основании вышеизложенного, вызывает обоснованные сомнения объективность проведенной проверки. По мнению Уполномоченного налицо факты грубейшего нарушения конституционных прав гражданина «Д».

Необходимо не на словах, а на деле доказать действенность статьи 19 Конституции Российской Федерации, декларирующей, что «все равны перед законом и судом».

Анализируя поступающую к Уполномоченному информацию о нанесении тяжелых повреждений гражданам, помещаемым в ИВС городов и районов республики, нельзя не остановиться и на таком факте, как рост числа граждан, доставляемых в ФБУ ИЗ-9/1 ОФСИН России по КЧР (далее СИЗО) с телесными повреждениями из ИВС райгоротделов, расположенных в городах и районах республики.

Складывается тревожное впечатление, что контролирующие и надзирающие органы это совсем не волнует, хотя в ежегодных докладах об этом говорится постоянно.

Если в 2006 году их было 10 человек, в 2007 году их было 12 человек, в 2008 году их было 15 человек, в 2009 году их было 20 человек, в 2010 году их было 20 человек. В разрезе ИВС картина выстраивается таким образом: в 2010 году из ИВС УВД г. Черкесска было доставлено 10 человек, 5 человек было доставлены из Карачаевского ИВС, 2 человека из Малокарачаевского РОВД, 1 человек из ИВС Хабезского района, 1 из ИВС Прикубанского РОВД и 1 человек из УФСБ России по КЧР.

В республике, по мнению Уполномоченного, и об этом свидетельствуют факты, вырисовывается стабильная порочная практика применения мер физического и психологического воздействия к гражданам, задержанным и изолированным от общества по подозрению в совершении преступлений, со стороны правоохранительных органов.

На основе анализа Уполномоченный пришел к выводу, что проводимые прокурорские проверки жалоб и заявлений граждан о недозволенном обращении носят поверхностный характер.

По мнению Уполномоченного, они проводятся главным образом молодыми и неопытными помощниками прокуроров, которые зачастую ограничиваются простым направлением поступившей жалобы или заявления на реагирование начальнику соответствующего органа внутренних дел и принимают на веру его ответ, не встречаясь и не проводя беседу с пострадавшим и обратившимся к ним. При этом не принимается никаких мер к выявлению и получению других доказательств нарушения прав граждан.

Так уж сложилось (это общее правило), эта процедура завершается письмом в адрес Уполномоченного, а иногда копия заявителю, в которой в нескольких шаблонных фразах сообщается, что, поскольку изложенные «факты не подтвердились», основание для возбуждения уголовного дела отсутствует, без дальнейших разъяснений. Как правило, большинство проверок жалоб о применении мер физического воздействия к гражданину, таким образом, завершается. Нельзя сегодня забывать и тот факт, что многие, просто-напросто, не знают о своем праве, что могут ознакомиться с материалами прокурорской проверки и оспорить ее результаты.

Если жертвы недозволенного обращения в правоохранительных органах все же идут дальше и оспаривают результат первоначальной проверки, они сталкиваются с бюрократическими длительными проволочками, пока жалоба проходит долгий путь по прокурорским инстанциям.

По мере неторопливого хода этого процесса медленно исчезают и следы применения пыток (следы от ожогов, раны, синяки, ссадины и т.д.), и конечно реально уменьшается вероятность возбуждения уголовного дела по данной жалобе или заявлению.

Рассматривая приведенный в докладе в отношении виновных живой пример с гражданином «Д», который наглядно свидетельствует о том, что руководство следственного комитета республики сделало все, чтобы не было заключения судебно-медицинской экспертизы.

Ни для кого не является секретом, что большинство пострадавших от пыток не имеют возможности немедленно обратиться к врачам, не говоря уже об официальных судебно-медицинских экспертах. В результате медицинские доказательства пыток практически всегда оказываются утраченными. Прокуратура и суды, обязанные в соответствии с нормами российского законодательства и международного права исключать все признательные и иные показания, полученные под давлением, систематически игнорируют доказательства пыток, причем суды на основании таких показаний зачастую выносят обвинительный приговор.

Российская процедура уголовного производства и нежелание врачей иметь дело с милицией в сочетании с элементарными финансовыми трудностями приводят к тому, что жертвам пыток затруднительно получить соответствующие медицинские документы. Судмедэксперт может провести обследование только по запросу определенных должностных лиц системы правоохранительных органов или судей. Пострадавшие от пыток и их адвокаты не могут напрямую обращаться с просьбой о проведении экспертизы. Разумеется, они могут ходатайствовать перед следователем или судьей, ведущим данное дело, о назначении судмедэкспертизы, однако те могут попросту отказать им в такой просьбе, сославшись на то, что она не имеет отношения к данному делу.

Пострадавшие от пыток могут пройти обследование у обычного врача, однако суды отказываются принимать заключения таких врачей к рассмотрению. Как показывает практика работы судов, при поступлении жалобы подсудимого о том, что к нему были применены меры физического воздействия, судьи или отвергают жалобу без дальнейшего разбирательства или, как они сами говорят, дают соответствующее поручение прокуратуре.

При этом по имеющейся информации Уполномоченному не удалось обнаружить ни одного случая, когда доказательства, полученные, как утверждалось, под давлением, были бы исключены судом из материалов дела.


  1. О соблюдении прав несовершеннолетних, детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, и лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей


Защита государством материнства и детства, семьи как конституционный принцип был впервые закреплен в 1977 г. Подтверждение государственной политики в данной области в действующей Конституции Российской Федерации соответствует международно-правовым актам ООН по правам человека и свидетельствует о том значении, которое придается в современном социальном обществе семье, женщине – матери, детям.

Защита материнства и детства, семьи носит комплексный социально-экономический характер и осуществляется путем принятия разнообразных государственных мер по поощрению материнства, охране интересов матери и ребенка, укреплению семьи, ее социальной поддержке, обеспечению семейных прав граждан. И хотя средства и способы такой защиты в последние годы постоянно расширялись, необходимо их дальнейшее совершенствование.

В своих выступлениях, Президент Российской Федерации Д.А. Медведев, и Премьер-министр В.В. Путин неоднократно подчеркивают, что в современных условиях проблема защиты прав детей приобретает чрезвычайную остроту в связи с ростом социального сиротства, углублением социального расслоения общества, ростом таких негативных явлений, как безнадзорность и беспризорность несовершеннолетних, процветание алкоголизма, наркомании и токсикомании среди подростков, «омоложение» преступности и так далее.

Д.А. Медведев считает, что отношение к детям – это тот показатель, по которому можно судить о зрелости, об уровне развития всего общества. Он неоднократно подчеркивал, что России необходима современная система защиты детства. Все лица, имеющие отношения к детям, должны неукоснительно следовать одному из основных положений Конвенции о правах ребенка: во всех действиях в отношении детей, независимо от того, предпринимаются они государственными или частными учреждениями, занимающимися вопросами социального обеспечения, судами, административными или законодательными органами, первоочередное внимание уделяется наилучшему обеспечению интересов ребенка.

В целях решения сложных проблем и многообразных задач в сфере защиты прав ребенка в столь непростых условиях необходимы скоординированные усилия различных государственных, муниципальных и общественных институтов. Однако, как в республике, так и в стране в целом отсутствует единый орган, формирующий государственный подход к соблюдению прав детей и отвечающий за его осуществление.

Никто не должен забывать одну простую истину сегодняшнего дня: рост числа безнадзорных детей, подростков, страдающих наркоманией и алкоголизмом, безграмотных, не посещающих школу, не имеющих навыков труда и социального общения, представляет угрозу для национальной безопасности страны.

Наглядным примером озабоченности детскими вопросами со стороны руководства страны является создание при Президенте Российской Федерации института по правам ребенка.

В мае 2010 года Карачаево-Черкесскую Республику с ознакомительным визитом посетил Уполномоченный при Президенте Российской Федерации по правам ребенка П.А. Астахов со своим аппаратом.

В программу его пребывания в Карачаево-Черкесской Республике были включены посещения детских учреждений Министерства образования, Министерства труда и социальной защиты населения, Федеральной службы исполнения наказаний. Целью поездки было ознакомление с республикой, а так же как осуществляется соблюдение и защита прав и законных интересов несовершеннолетних, находящихся в этих учреждениях.

П.А. Астахов посетил МУЗ Черкесский городской дом ребенка, Республиканский социально-реабилитационный центр «Надежда» для несовершеннолетних, Республиканский детский дом – интернат для умственно отсталых детей «Забота» в пос. Московском, а также детский дом, расположенный в пос. Московский. В это время специалисты, прибывшие с российским детским омбудсманом, посетили ФБУ ИЗ 9/1 ОФСИН России по КЧР, где осмотрели камеры, в которых содержатся несовершеннолетние, а также камеры, оборудованные различными спортивными тренажерами для занятий молодых ребят.

В ходе посещения учреждений Уполномоченным Астаховым П.А. были выявлены имеющиеся недостатки и упущения, на которые он в ходе встреч обращал внимание, в первую очередь, руководства этих подразделений.

По итогам визита Астахов П.А. совместно с Президентом КЧР Эбзеевым Б.С. провели совещание с руководителями Федеральных и Республиканских ведомств, где также выступили и специалисты, приехавшие с ним. Произошел деловой заинтересованный разговор.

Несмотря на то, что все заведения, которые посетил Астахов П.А., находятся в хорошем техническом и санитарном состоянии, тем не менее, руководству республики предложено было значительно больше уделять внимание этим учреждениям. Как недостаток было замечено, что необходимо создавать и развивать службу сопровождения как приемной семьи, так и школ для приемных родителей. Постоянно поддерживать связь с ребятами, которые уже выпустились из интернатов.

Был поставлен вопрос о создании института по правам ребенка в Карачаево-Черкесской Республике, на что Астахов П.А. получил твердое «ДА» от Президента Республики.

В настоящее время разработан и принят Народным Собранием (Парламентом) КЧР закон «Об Уполномоченном по правам ребенка в Карачаево-Черкесской Республике». В ближайшее время Народным Собранием (Парламентом) КЧР по представлению Президента будет назначен Уполномоченный по правам ребенка.





Скачать 0,83 Mb.
оставить комментарий
страница1/2
Дата30.09.2011
Размер0,83 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх