Международно-правовое регулирование экономического оборота культурных ценностей icon

Международно-правовое регулирование экономического оборота культурных ценностей



Смотрите также:
Программа дисциплины «международно-правовое регулирование труда» для специальности 030501...
Список печатных публикаций (за исключением публикаций в газетах) Шепенко Р. А. № Наименование...
Методическая разработка для обучения работающего населения в области гражданской обороны и...
Наименование тем...
Программа практических занятий занятие № Задания к теме «Международно-правовое регулирование...
Программа дисциплины «Правовое регулирование финансового контроля» Москва...
Программа дисциплины “ правовое регулирование внешнеэкономических связей”...
№1 «Нормативно-правовое регулирование по подготовке к защите и по защите населения...
План-конспект рассмотрен и одобрен Начальник штаба по делам го и чс г. М. Карташов " " 200 г...
Конспект для проведения занятий по го и чс тема №1...
Конспект для проведения занятий по го и чс тема №1...
Темы Наименование темы Кол-во часов Вид...



скачать


На правах рукописи


Нешатаева Василиса Олеговна


Международно-правовое регулирование экономического оборота культурных ценностей.


Специальность 12.00.03 – гражданское право; предпринимательское право; семейное право; международное частное право


Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата юридических наук


Москва

2010


Работа выполнена Федеральном государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Российская академия государственной службы при Президенте Российской Федерации» на кафедре правового обеспечения рыночной экономики.


^ Научный руководитель

доктор юридических наук, профессор

Зайцев Владимир Васильевич


^ Официальные оппоненты:

доктор юридических наук, профессор

Олейник Оксана Михайловна

доктор юридических наук

Челышев Михаил Юрьевич


^ Ведущая организация

Академия народного хозяйства при Правительстве Российской Федерации


Защита состоится 2 апреля 2010 г. в 12:00 на заседании Диссертационного Совета по юридическим наукам Д 502.006.15 в Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации по адресу: 119606, Москва, пр-т Вернадского, д. 84, 1–й учебный корпус, ауд. 2283

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке РАГС.

Автореферат разослан «26» февраля 2010 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета В.В. Зайцев


^ I. Общая характеристика диссертационной работы


Актуальность и степень научной разработанности темы исследования.

Вся история человечества представляет две основные формы деятельности человека: созидание и разрушение. Часто объектами созидания и разрушения становились культурные ценности. Созидание выражается в создании прекрасных и уникальных предметов культуры, формирующих важный пласт истории и культуры, как отдельных народов, так и всего человечества. История знает также множество примеров разрушения таких объектов. Кроме того, культурные ценности всегда становились объектом перераспределения. Наиболее систематичный характер таких тенденций в истории культурных ценностей проявился в период Наполеоновских войн. Серьезный урон памятникам истории и культуры всего человечества был нанесен в период военных конфликтов XX века. Защита культуры от подобных проявлений разрабатывалась в виде правовых норм международного и национального характера.

Историю развития правового регулирования в отношении культурных ценностей можно разделить на несколько этапов.

Военные конфликты послужили предпосылкой для развития правовой защиты культурных ценностей. В связи с этим в XX веке были разработаны международно-правовые акты, регулирующие защиту культурных ценностей (Гаагская Конвенция о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта 1954 г. - на международном уровне; Пакт Рериха 1935 г. - на региональном уровне; и др.).

Следующим этапом стала разработка норм о титуле на культурные ценности как объекте права собственности. Последнее осложнялось тем, что за годы двух мировых войн было вывезено большое количество произведений искусства из различных уголков мира. После окончания войн возникала проблема их возврата собственникам.

Кроме того, культурные ценности всегда привлекали много желающих получить уникальный предмет искусства в собственность, и тем самым выгодно вложить свои денежные средства. Рынок предметов искусства является одним из старейших инвестиционных рынков в мире. В связи с этим в научно-правовой доктрине, а также на практике возникла необходимость разработки вопроса о правовом регулировании оборота культурных ценностей, как объекта права собственности. В свою очередь в силу совершенствования международного экономического оборота в мире и ускорения перемещения товаров через границы, собственность, имеющая высокую стоимость, подвержена угрозе вовлечения в нелегальный экономический оборот. В связи с этим, во второй половине XX века были разработаны международно-правовые акты, посвященные решению вопроса незаконного оборота культурных ценностей.

Несмотря на очевидную актуальность проблемы правового регулирования международного экономического оборота культурных ценностей, разработанные на международном уровне универсальные конвенции не способны справиться с возрастающим количеством спорных правовых вопросов в отношении культурных ценностей. В связи с тем, что международный экономический оборот культурных ценностей усложняется, меняются его формы, виды, возникают новые правовые проблемы. Кроме того, правила, закрепленные в национальных законодательствах, варьируются в различных государствах и содержат различные правовые механизмы регулирования. Вследствие высокой экономической и культурной привлекательности предметов культуры, отсутствия достаточного регулирования на международном уровне и существующих различий в национальных правовых системах, с каждым годом возрастает количество споров по поводу культурных ценностей.

Россия исторически является одной из ведущих культурных держав мира. В России были созданы многие шедевры мировой культуры. В годы Второй мировой войны потери, понесенные Советским Союзом, были огромны и поистине трагичны. Последствия событий тех лет до сих пор вызывают множество споров. В эти споры оказываются вовлечены широкие слои общества. Например, в России широко обсуждалось возвращение гравюр немецких художников (Балдинская коллекция). Кроме того, в свете развития экономического оборота культурных ценностей Россия как поставщик и покупатель также становится активным участником на рынке инвестиций в предметы искусства.

В настоящее время Россия является участницей ряда международно-правовых конвенций, посвященных специальным аспектам международного оборота культурных ценностей. В национальном законодательстве Российской Федерации существуют ряд специальных нормативно-правовых актов, регулирующих оборот культурных ценностей. Тем не менее, приходится отметить, что в России за прошедшее десятилетие так и не было сформирована единая нормативная база, которая бы позволила эффективно урегулировать оборот культурных ценностей, а также обеспечить сохранение культурного наследия нашей страны. Так, например, в российском законодательстве до сих пор отсутствует понятие «антиквариата», отсутствуют механизмы контроля и надзора за сохранностью культурного наследия народов Российской Федерации. Кроме того, нельзя говорить о сформировавшемся антикварном рынке.

Дальнейшее развитие правового исследования темы международного экономического оборота культурных ценностей позволит не только решить существующие правовые коллизии, но и сформировать более прозрачный и независимый рынок предметов культуры.

^ Цели и задачи диссертационного исследования. Целью настоящей работы является комплексное изучение проблемы определения объекта исследования и проблем, возникающих в сфере международного экономического оборота культурных ценностей, которое включает теоретические, правовые и прикладные аспекты.

Задачи диссертационного исследования:

  • дать оценку действующим международно-правовым актам в сфере оборота культурных ценностей;

  • провести сравнительный анализ национального законодательства различных государств в данной сфере;

  • изучить обычаи и практику транснациональных корпораций – основных торговых домов на арт-рынке;

  • определить основные проблемы и дать возможные решения по развитию и совершенствованию правового регулирования международного оборота культурных ценностей применительно к вопросам международного частного права.

^ Объектом диссертационного исследования является комплекс правоотношений, складывающийся в процессе применения норм международного и национального права в сфере международного экономического оборота культурных ценностей.

^ Предметом диссертационного исследования является международно-правовые акты, российское гражданское законодательство, российское специальное законодательство в сфере оборота культурных ценностей, судебная практика, теоретические разработки и иностранный опыт в области регулирования международного экономического оборота культурных ценностей.

^ Методологическую основу диссертационного исследования составили методы исторического, системного, диалектического, логического исследования. Юридическая специфика темы потребовала от автора обращения к методам сравнительного правоведения. В настоящем исследовании применение системного метода позволило комплексно изучить поставленную проблему, выявить ее социологические, политические и экономические основы, использование историко-правового метода дало возможность выявить объективные и субъективные факторы, оказавшие влияние на развитие правового регулирования.

^ Теоретическую основу диссертационного исследования составили труды ученых-специалистов в области теории государства и права, международного частного и публичного права, права Европейского Союза, гражданского права, с использованием работ отечественных ученых: Т.Е. Абовой, М.М. Агаркова, С.С. Алексеева, Л.П. Ануфриевой, М.М. Богуславского, М.И. Брагинского, Е.А. Васильева, В.В. Витрянского, Г.А. Гаджиева, Л.Н. Галенской, Г.К. Дмитриевой, Н.Г. Елисеева, Н.Ю. Ерпылевой, В.В. Зайцев, В.П. Звекова, О.С. Иоффе, Ю.М. Колосова, А.С. Комарова, И.И. Лукашука, Д.И. Мейера, Т.Н. Нешатаевой, Л.А. Новоселовой, О.М. Олейник, А.П. Сергеева,  В.Л. Слесарева, В.В. Старженецкого, Ю.К. Толстого, Г.И. Тункина, М.Ю. Челышева, Л.И. Шевченко, Л.В. Щенниковой, А.Е. Шерстобитова, Л.М. Энтина, М.Л. Энтина, М.К. Юкова, В. Ф. Яковлева, К.Б. Ярошенко и других.

Кроме того, были изучены работы наиболее авторитетных зарубежных специалистов, таких как: Я. Браунли, Г. Гроций, Р. Давид, Г. Кардуччи, А. Кассес, Х. Кох, Д. Кумантос, Х. Магнус, Д.Г. Мерримэн, Л. Протт, М. де Сильвиа, С. Хардинг, Б.Т. Хоффман, М.Н. Шо и других.

Нормативно-правовую базу и эмпирическую основу диссертационного исследования составили международные договоры, российское и иностранное законодательство, а также соответствующая судебная практика.

^ Научная новизна диссертационного исследования и основные положения, выносимые на защиту. Научная новизна исследования заключается в комплексном подходе к изучению международно-правового регулирования экономического оборота культурных ценностей. В диссертации принят подход о двойственной природе культурных ценностей и, как следствие, комплексном международно-правовом регулировании оборота таких объектов. Анализируется влияние международно-правовых норм о праве человека на пользование культурой на развитие законодательства об экономическом обороте культурных ценностей. В диссертации исследованы изменения в подходах к регулированию экспортного контроля культурных ценностей в законодательствах различных государств. Проанализирована практика транснациональных корпораций по созданию типовых контрактов, применяемых к экономическому обороту культурных ценностей. Разработаны предложения по решению проблем международного частного права применительно к культурным ценностям: выбор применимого права, оптимальное соотношение исковой и приобретательной давности, определение подходящей юрисдикции и способа разрешения споров в сфере экономического оборота культурных ценностей.

Учитывая, что в отечественной науке прежде исследовались в основном вопросы гражданско-правового регулирования оборота культурных ценностей, в настоящем исследовании во главу угла поставлены вопросы международного частного права: международные требования к контролю за оборотом культурных ценностей, выбор применимого права и средств международной защиты и т.д.

Отмеченные обстоятельства позволяют считать тему настоящей работы весьма актуальной как с теоретической, так и с практической точки зрения.

Проведенное исследование позволило обосновать и вынести на защиту следующие основные положения и выводы, отражающие научную новизну диссертации:

1. В диссертации обосновывается, что в международном частном праве и гражданском праве под «культурными ценностями» следует понимать незаменимые материальные и нематериальные предметы культуры, имеющие вещественный характер, созданные человеком в результате творческого процесса, имеющие художественную и имущественную ценность, универсальную значимость и оказывающие эстетическое, научное, историческое воздействие на человека.

2. Проанализирована двойственная природа культурных ценностей как объекта частноправового оборота. Культурные ценности могут являться как объектом права каждого индивида на пользование культурой и участия в культурной жизни, так и выступать в экономическом обороте имуществом - собственностью отдельных лиц.

Двойственность происхождения и предназначения культурных ценностей диктует особенности правового регулирования их оборота. В работе сделан вывод, что комплексный характер правового регулирования культурных ценностей включает:

а). императивный международно-правовой принцип «право каждого человека пользоваться культурными ценностями»;

б). императивные нормы публичного характера, регулирующие экспортный контроль за перемещением культурных ценностей;

в). нормы частноправового характера, охватывающие вопросы установления права собственности, заключения договоров и перехода прав на культурные ценности.

3. На основе анализа унифицированных международно-правовых норм, а также обычных норм международного частного права, которые формируются практикой транснациональных корпораций в сфере аукционной торговли, в исследовании выделяются особенности сделки купли-продажи культурных ценностей. К таким особенностям относятся:

(а) предмет договора, которым является индивидуально-определенная вещь;

(б) цена сделки, которая формируется путем аукционной торговли с учетом экспертной оценки;

(в) возложение рисков в основном на покупателя. Так, именно на покупателя возлагается особая обязанность по установлению провенанса (проверка происхождения) предмета, подлинности авторства и физического состояния, а также оплата экспортных платежей;

4. В диссертационном исследовании изучены существующие привязки по выбору применимого права в сделках с культурными ценностями («lex situs» и «lex originis», «наиболее тесная связь»). На основе проведенного анализа делается вывод о наибольшей эффективности привязки «наиболее тесной связи» в связи с гибкостью ее применения. Привязка «наиболее тесной связи» обладает наибольшей гибкостью применения, что имеет существенное значение в свете высокой оборотоспособности культурных ценностей как объекта экономического оборота. Эффективность применения такой привязки к обороту культурных ценностей повышается за счет следующих факторов: история происхождения (провенанс) предмета сделки, учет сроков давностного владения, согласованный со сроками исковой давности, и применение оговорки о публичном порядке.

5. В работе выделяются особенности новых форм альтернативного разрешения споров – «мед-арб» и «режим сотрудничества». К таким особенностям относятся повышенная гибкость и конфиденциальность процедур, что позволяет избежать негативного воздействия практики рассмотрения споров на экономическую ценность и оборотоспособность спорных культурных ценностей и сохранить стабильность арт-рынка. Рассмотренные альтернативные способы разрешения споров базируются на общепризнанном принципе добросовестности, поскольку успешный исход рассмотрения споров во многом зависит от желания сторон достигнуть компромисс (in good faith).

6. В диссертации делается вывод о целесообразности создания специального международного юрисдикционного органа для разрешения споров по поводу культурных ценностей, поскольку существующие надгосударственные судебные механизмы не являются надлежащим форумом для рассмотрения споров о культурных ценностях. Предлагается создать Трибунал по культурным ценностям по модели коммерческого арбитража. Выделяются принципы организации и деятельности Трибунала и формы их реализации. Принцип независимости обеспечивается избранием в качестве арбитров Трибунала признанных экспертов в области международного публичного и международного частного права и, особенно, в вопросах, относящихся к культурным ценностям. Арбитрам гарантируется несменяемость и предоставляется функциональный иммунитет, что также является гарантией независимости и беспристрастности Трибунала. В целях формирования единообразной практики по спорам о культурных ценностях Трибунал опирается на принцип stare desis. В диссертации также рассматривается вопрос исполнения решений Трибунала.

Практическая значимость и апробация результатов диссертационного исследования.

Результаты исследования могут быть учтены в правотворческой деятельности в сфере регулирования оборота культурных ценностей, также при заключении международных контрактов купли-продажи культурных ценностей.

Выводы и предложения, содержащиеся в работе, могут быть использованы в учебных целях при подготовке специальных курсов по международному частному праву.

Кроме того, исследование может послужить базой для дальнейшей научно-исследовательской работы по анализу современного состояния и перспектив развития международно-правовых механизмов регулирования оборота культурных ценностей в международном экономическом обороте.

Основные научные положения и выводы работы содержатся в опубликованных статьях. Результаты исследования апробированы автором в научной деятельности и содержались в докладе на научной студенческой конференции МГИМО (апрель 2005 г.), в докладе на VIII Ежегодной итоговой научной конференции студентов и аспирантов в Российской академии правосудия «Право и суд в современном мире» (апрель 2009 г.), в докладе на совещании Министерства культуры РФ «Реализация РФ принципа суверенного иммунитета в исках об истребовании культурных ценностей» (30.06.2009 г.).

^ Структура диссертационного исследования обусловлена целью и задачами исследования и состоит из введения, трех глав, включая десять параграфов и одиннадцать подпараграфов, заключения, списка используемой литературы.


^ II. Основное содержание диссертационной работы


Во Введении обосновывается актуальность темы, формулируются цели и задачи исследования, определяются объект и предмет исследования, описываются методология и теоретические основы исследования, раскрываются научная новизна и основные положения, выносимые на защиту, указывается практическая значимость, приводятся сведения об апробации результатов исследования, а также определяется структура диссертации.

^ Первая глава «Культурные ценности как объект международного частного права» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Развитие понятия «культурные ценности» в научных доктринах» анализируется понятие «культурные ценности».

В существующих международно-правовых актах и научных исследованиях, посвященных объектам культуры, используются два термина «культурное наследие» (эквивалент в английском языке – cultural heritage) и «культурная собственность» (эквивалент в английском языке – cultural property). Последний термин чаще всего переводится на русский язык как «культурные ценности». Но понятия «культурное наследие» и «культурная собственность» отражают не cтолько различную терминологию, но скорее различные правовые и социальные концепции.

До принятия Конвенции ЮНЕСКО о всемирном наследии 1972 г. основной концепцией в международном праве являлась идея «культурной собственности», которая, по сути, воплощала идею одного из основополагающих прав человека - права частной собственности. Культурная собственность, как всякая иная собственность подлежит абсолютной защите от посягательств третьих лиц. При этой конструкции на государство возлагается лишь позитивная обязанность создания условий для возможной защиты прав собственника предметов культуры. В отличие от первоначального подхода концепция «культурного наследия всего человечества», утвердившаяся в XX веке, направлена на утверждение ответственности всех государств в защите и сохранении объектов, попадающих под данное определение. Государство становится обязанным субъектом в отношении предметов культуры. При этом вопросы собственности и объема прав, обязанностей собственника отходят на второй план при правовом регулировании объектов всеобщего наследия человечества. Более того, понятие «культурное наследие» шире, чем понятие «культурная собственность» и включает не только вещи, но также и нематериальные объекты. Таким образом, согласно новым походам, понятие «культурное наследие» становится родовым понятием на международном уровне и отражает общую тенденцию глобализации в международном сообществе, что повлекло серьезные изменения в правовом регулировании прав собственности на предметы культуры.

В диссертационном исследовании используется термин «культурные ценности» (в английском языке - cultural values), удачно отражающий двойственную природу объектов культуры, являющихся одновременно объектами права собственности и культурного наследия.

Двойственная природа культурных ценностей стала основой для формирования двух научных школ, предлагающих, в том числе, различные варианты правового регулирования оборота объектов культуры. Благодаря американскому профессору Джону Мерримэну они получили в международно-правовой доктрине названия «культурный интернационализм» и «культурный национализм».

Так, сторонники концепции «культурного интернационализма» (Джон Мэрримэн и другие) решают подобные споры на базе принципов права собственности и рассматривают культурные ценности исключительно как взаимозаменямые товары, пригодные для торговли. В свою очередь представители школы «культурного национализма» (Джон Мустакас, Джорджес Кумантос) основываются на принципах прав человека и считают, что культурные ценности неотчуждаемы (от их стран/наций происхождения) и должны быть ограничены в свободном перемещении на арт-рынке.

В каждой из этих концепций есть рациональное звено, однако на их основе невозможно найти общие подходы к определению культурных ценностей.

Возможно в связи с отсутствием единой доктрины на данный момент в международном праве единого определения понятия «культурные ценности» не существует. Каждый нормативно-правовой акт международного, регионального или национального уровня приводит лишь ряд признаков, позволяющих определить предмет, как культурную ценность.

Проанализировав существующие нормативно-правовые акты, предлагается обозначить в международном частном праве термином «культурные ценности» незаменимые материальные и нематериальные предметы культуры, имеющие вещественный характер, созданные человеком в результате творческого процесса, имеющие художественную и имущественную ценность, универсальную значимость и оказывающие эстетическое, научное, историческое воздействие на человека.

В связи с тем, что культурные ценности являются одновременно и материальными и духовными объектами правовое регулирование экономического оборота таких предметов носит комплексный характер, состоящий из норм частного и публичного права (международного и национального).

При этом подобный правовой комплекс сложился достаточно недавно под влиянием процессов экономической глобализации и, в связи с этим в доктринальной литературе исследован без учета подобной взаимосвязи.

Во втором параграфе «Право на культурные ценности как элемент системы прав человека и как объект права собственности» проводится правовое исследование двойственной природы культурных ценностей.

Так, право на культурные ценности является элементом системы прав человека и в этом качестве выражается в двух аспектах: право человека на достойную жизнь и право человека на свободу выражения мнения.

В универсальных международно-правовых актах понятие «культурные ценности» рассматривается с точки зрения права на достойную жизнь и является составной частью прав и свобод человека и гражданина в современном международном праве. Такой подход закреплен во Всеобщей декларации прав человека от 10 декабря 1948 г. и Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах от 19 декабря 1966 г.

На региональном уровне (в странах Западной Европы) воспринят несколько иной подход. Право человека на культурные ценности в Европе рассматривается через призму «свободы выражения мнения», однако также включается в перечень основных прав человека. Свидетельством данного факта может служить Европейская конвенция «О защите прав человека и основных свобод» 1950 г. В тексте Конвенции 1950 г. отсутствует понятие права человека на культурные ценности. Но подробно рассмотрен вопрос о праве на свободу выражения мнения (ст.10). Рассматривается практика Европейского суда по правам человека, дающая толкование данному принципу.

Представляется, что европейский подход, закрепляющий, что право человека на культурные ценности, является его правом на свободомыслие, более конкретный, но он не расходится с универсальным подходом о том, что пользование культурными ценностями - есть составляющая достойной жизни. Ибо в более широком контексте свободомыслие также является составляющей достойной жизни.

Культурная ценность как объект экономического оборота имеет двойственную природу: она может являться объектом права каждого человека на пользование культурой, и в тоже время выступать имуществом отдельного индивида.

Исторически правовое регулирование оборота культурных ценностей развивалось за счет норм частного права, права собственности.

Одним из камней преткновения в области регулирования экономического оборота культурных ценностей является проблема соотношения гражданско-правовых норм о культурных ценностях и личных прав и свобод человека. Как правило, современные государства ограничивают права собственников в пользу концепции права человека на доступ к культурным ценностям. Кроме того, национальные законы о культурных ценностях многих стран признают возможность передачи этих объектов в собственность государства с целью сохранения культурного наследия нации. При этом допускается экспроприация и запрет на экспорт предметов культуры.

В третьем параграфе «Характеристика международно-правовых норм, регулирующих право на культурные ценности» рассматриваются базовые принципы и нормы, регулирующие право человека на культурные ценности, а также механизмы контроля за перемещением культурных ценностей.

Международно-правовые нормы по вопросу права на культурные ценности находятся в стадии формирования и касаются двух сфер правового регулирования: свободы создания культурных ценностей и допустимых ограничений их перемещения. На сегодняшний день не существует универсального перечня международных принципов, регулирующих эту сферу. В настоящее время на региональном уровне в международном частном праве выделяются три стандарта (правовых принципов в толковании Европейского суда по правам человека) свободы создания культурных ценностей.

Международно-правовые принципы были сформированы в судебной практике. К ним относятся три базовые составляющие демократического общества - «плюрализм, толерантность, либерализм». Действие названных принципов не абсолютно и может ограничиваться в интересах развития общества.

В своих решениях Европейский суд по правам человека подчеркивает, что любое вмешательство со стороны государства «должно быть обусловлено необходимостью или неотложной общественной потребностью». Суд также решает вопрос, было ли такое вмешательство «соразмерно преследуемой законной цели».

Таким образом, вмешательство государства в эту сферу жизни не исключается, но значительно ограничивается в пользу расширительного толкования прав и свобод человека на использование культурных ценностей.

В нормативно-правовом комплексе, регулирующем оборот культурных ценностей особое место занимает институт контроля за их перемещением. Однако этот институт полной международной унификации еще не достиг. Сформировалось лишь требование о контроле. Методы контроля значительно различаются от государства к государству.

Многими авторами давно отмечается одновременное совпадение и столкновение интересов различных групп в этой сфере – государств («страны происхождения культурных ценностей» и «страны-рынки сбыта») и частных лиц (музеи, галереи, коллекционеры, торговцы антиквариатом, археологи, историки, этнологи). Для нормального функционирования арт-рынка особое значение имеет соблюдение баланса интересов всех участников экономического оборота культурных ценностей.

Баланс интересов на арт-рынке обеспечивается посредством такого правового механизма регулирования международной торговли культурными ценностями, как экспортный контроль.

Экспортный контроль - система организационно-правовых и экономических мер по ограничению, запрету и контролю вывоза тех или иных товаров.

Основными международно-правовыми актами, устанавливающими стандарты контрольных механизмов, считаются Конвенция ЮНЕСКО 1970 г. о мерах, направленных на запрещение и предупреждение незаконного ввоза, вывоза и передачи прав собственности на культурные ценности и Конвенция УНИДРУА о похищенных или незаконно вывезенных культурных ценностях 1995 г.

Необходимо отметить, что именно в этих конвенциях закреплена обязанность государств - участников установить разрешительный порядок вывоза культурных ценностей. Большинство стран привело свое экспортное законодательство в соответствие с положениями этих международно-правовых договоров. Развитие этого режима в национальных законодательствах происходит за счет различных правовых инструментов – полной национализации, введения эмбарго, выдача ограниченных или неограниченных разрешений, а также введение свободного экспорта, что свидетельствует об отсутствии эффективной международной гармонизации (унификации) правового регулирования в этом вопросе.

Несмотря на вмешательство государства в частную собственность, в настоящее время, экспортный контроль является эффективным средством для защиты культурных ценностей от незаконного оборота. Однако для того, чтобы этот механизм не ограничивал оборот культурных ценностей, в международном праве сформировалось правило о балансе публичных и частных интересов при обороте культурных ценностей.

Наиболее ярким примером применения Европейским судом по правам человека принципа баланса публичных и частных интересов в отношении культурных ценностей является дело Бейлер против Италии (2000 г.) в отношении картины Винсента Ван Гога «Портрет молодого крестьянина». Судом был сделан вывод, что вмешательство государства в право частной собственности допустимо, только если оно обусловлено общественным интересом. Средства, выбранные государством для достижения общественно-полезной цели должны быть пропорциональны ей. Только в этом случае можно говорить о соблюдении баланса публичных и частных интересов.

Учитывая двойственную природу предмета регулирования, отмечается, что нормативное регулирование существования культурных ценностей также носит сложный комплексный характер. Комплекс состоит из принципов и норм международного права как публичного, так и частного характера.

В настоящее время этот международно-правовой комплекс включает следующие нормы:

(а) императивную норму - принцип «право каждого человека пользоваться культурными ценностями». Реализация этого принципа может ограничиваться только ради цели поддержания необходимой и неотложной потребности сохранения общественного порядка при наличии двух критериев: «необходимость» и «соразмерность».

(б) детализацию принципа иными публичными нормами, регламентирующими ввоз и вывоз культурных ценностей, рассматриваемых как движимые и недвижимые вещи материального мира. При этом в обоих случаях необходимо рассмотреть как международный, так и национальный элемент.

^ Вторая глава «Правовое регулирование внешнеэкономических сделок с культурными ценностями» состоит из трех параграфов.

В первом параграфе «Общие положения о заключении международных сделок в сфере оборота культурных ценностей» проводится анализ международно-правового регулирования торговли культурными ценностями.

Наиболее значимым унифицированным международно-правовым актом, регулирующим международную куплю-продажу, является Конвенция ООН о договорах международной купли-продажи товаров 1980 года (Венская конвенция). Безусловно, Конвенция предлагает унифицированный режим для разрешения базовых правовых вопросов, связанных с международной торговлей товаров. Но, как отмечают специалисты, ее положения ограниченно применимы к торговле культурными ценностями

Так, например, согласно ст. 2 Конвенции она не применяется к продаже товаров, которые приобретаются для личного, семейного или домашнего использования; а также к продаже с аукциона. Как известно, культурные ценности зачастую приобретаются для удовлетворения личных потребностей человека и не направлены на достижения профессиональных или коммерческих целей. Основной же формой арт-торговли является продажа на аукционах. Кроме того, ст. 4 предусматривает, что Конвенция не касается вопроса действительности договора купли-продажи, а также вопроса перехода права собственности по такому договору. Безусловно, оба эти вопроса имеют существенное значение для защиты самих культурных ценностей, а также прав, связанных с ними.

Таким образом, большинство вопросов, связанных со сделками в сфере арт-торговли, будут решаться путем применения норм, закрепленных в самом договоре или императивных норм выбранного сторонами права.

Принцип свободы договора один из основополагающих в частном праве. Тем не менее, он не абсолютен. В каждой стране существуют национальные императивные нормы, ограничивающие действие данного принципа. В сфере оборота культурных ценностей такие ограничения со стороны государства особенно существенны. Это связано с особой природой предмета торговли на арт-рынке. Культурные ценности имеют двойственную природу и представляют сферу столкновения публичных и частных интересов. В связи с этим государствами вводятся ограничения на вывоз культурных ценностей, предпринимаются меры по борьбе с незаконным оборотом культурных ценностей, а также их подделкой.

Таким образом, на сегодняшний день унифицированное позитивное регулирование купли-продажи культурных ценностей на международном уровне ограничено. Поэтому регулирование арт-торговли переносится в плоскость национального законодательства государств и типовых условий таких договоров. При этом они должны учитывать существующие особенности купли-продажи таких объектов, сложившиеся как обычные нормы международно-правового регулирования. Среди таких обычаев следует выделить:

(а) четкое обозначение предмета как индивидуально-определенной вещи. Такой предмет купли-продажи как культурная ценность всегда имеет индивидуально-определенный характер, поскольку каждый такой предмет уникален: в договоре должно присутствовать наименование предмета, его описание (размер, сюжет), характеристики, период создания, место происхождения, имя и национальность автора;

(б) определение цены вещи с учетом трех элементов: экспертной оценки, комиссии, налогов;

(в) возложение рисков в основном на покупателя (проверка истории оборота культурной ценности, экспортный контроль, страхование, иные инвестиционные риски).

Во втором параграфе «Типовые правила аукционной торговли культурными ценностями» рассматриваются правила проведения аукционных торгов.

Одной из наиболее популярных форм оборота культурных ценностей является аукционная торговля. В настоящее время сложились особые юридические лица – транснациональные корпорации, юридические лица и дочерние предприятия по всему миру. Ведущую роль здесь играют аукционные дома, такие как «Сотбис», «Кристис», «Филипс», «Доротеум» и другие.

Аукционная торговля имеет целый ряд особенностей, как правовых, так и организационных.

Одной из основных проблем в сфере аукционной торговли является отсутствие универсального международно-правового документа и единообразного регулирования на национальном уровне разных стран.

Позитивное регулирование аукционных торгов осуществляется на основе обычаев и законов. Однако ограничения таких торгов сформулированы в нормах международного права. Например, Конвенция ЮНЕСКО 1970 г. не регулирует аукционную торговлю, но содержит общие правила оборота культурных ценностей, имеющие значительное влияние на аукционную торговлю.

Так, статья 7(а) Конвенции закрепляет общую обязанность государства принимать все необходимые меры, направленные на предотвращение приобретения музеями и другими аналогичными учреждениями культурных ценностей, которые были незаконно вывезены из другого государства.

Для эффективного контроля перемещения культурных ценностей ст. 6 (а) Конвенции предусматривает учреждение специального свидетельства, которым государство - экспортер удостоверяет свое разрешение на вывоз культурной ценности, а ст. 6 (b) закрепляет запрет вывоза культурных ценностей без такого свидетельства.

В Конвенции ЮНЕСКО 1970 года также была сделана попытка охватить и частные институты, занимающиеся торговлей антиквариатом. Так, в статье 10 Конвенции закреплена обязанность торговцев антиквариатом (антикваров) создать реестр, в котором будет содержаться информация о происхождении каждой культурной ценности, имена и адреса поставщиков, описание и стоимость проданного предмета.

Таким образом, на сегодняшний день в сфере аукционных торгов культурными ценностями международно-правовое регулирование затрагивает лишь вопросы контроля за чистотой оборота и реституции похищенных или возврата незаконно вывезенных культурных ценностей.

Правила регулирования аукционной деятельности создаются обычным путем и варьируются в зависимости от страны. Это во многом связано с правовой традицией конкретного государства.

Так, в странах, принадлежащих к правовой системе общего права (США, Великобритания) аукционная деятельность традиционно не была жестко регламентирована, поскольку вмешательство государства в частные отношения между сторонами традиционно не имеет широкого распространения. Так, в Нью-Йорке аукционист должен иметь соответствующую лицензию, выдаваемую государственным органом.

Страны, придерживающиеся континентальной традиции, как правило, строго регулируют аукционную торговлю. В Нидерландах, например, государство является фактически посредником между аукционером, продавцом и покупателем. Для того чтобы аукцион считался законным, его проведение контролируется нотариусом или приставом, т.е. государственными чиновниками. Во Франции аукционер традиционно является государственным служащим ("commissaries priseurs").

В России до 2002 года действовал Указ Президента РФ от 30 мая 1994

года «О реализации предметов антиквариата и создания специального уполномоченного органа государственного контроля по сохранению культурных ценностей». Данный Указ вводил систему лицензирования данного вида деятельности. Однако в феврале 2002 году данный Указ был отменен. Практика показала, что отмена лицензирования в этой сфере существенно ослабила позицию покупателя, у которого практически отсутствуют гарантии «чистоты» правового титула приобретаемой вещи. На сегодняшний момент функция контроля за торговлей антиквариатом возложена на Министерство культуры и массовых коммуникаций РФ. Однако закон о торговле антиквариатом отсутствует.

Аукционная торговля в настоящее время ведется на основе типовых обычных правил, сложившихся в ходе многовековой практики международных аукционных домов. Правила обычного происхождения, имеют свои особенности, связанные с тем, что к торговле антиквариатом привлекаются инвестиции из многих государств.

Во-первых, здесь применяются правила, отличные от обычной купли-продажи товаров. Так, к договору, заключенному на аукционе применяется право страны, в которой проводится аукцион. Здесь действует правило наиболее тесной связи договора и права страны проведения аукциона.

Во-вторых, специфика аукционной торговли состоит в том, что взаимоотношения сторон (продавца, аукционного дома и покупателя) регулируются нормами агентского договора. Аукционный дом фактически выступает в качестве посредника между продавцом и покупателем. Правовые обязанности аукционера перед продавцом основаны на нормах договора комиссии или агентского договора. В Российской Федерации к продаже предметов антиквариата применяются общие правила Гражданского кодекса РФ о договоре комиссии. Аукционер, действуя по поручению продавца (комитента), имеет фидуциарную обязанность «действовать добросовестно и в интересах продавца».

В-третьих, в мире аукционных торгов сформировалось множество противоречивых институтов обычного права. Например, практика установления скрытой (конфиденциальной) оговорки о цене между аукционистом и продавцом; оговорка об ограничении/отказе аукциониста от гарантии и др. Тем не менее, судебная практика последних лет выступает в защиту покупателя. Это имеет практические результаты. Так, на сегодняшний день торговцы антиквариатом несут личную ответственность за гарантию подлинности тех предметов искусства, которые они продают. Аукционные дома «Кристис» и «Сотбис» установили ограниченную гарантию подлинности авторства на период пять лет со дня продажи имущества.

Таким образом, правила проведения аукционных торгов, обязанности и ответственность аукциониста в настоящее время носят обычный характер и варьируются в зависимости от места проведения аукционов. При этом обычные нормы, регламентирующие проведение аукционов создаются международными аукционными домами. Последнее нередко приводит к необоснованному возложению бремени и рисков на продавца культурных ценностей и создает несоразмерные преференции в пользу аукционистов и международных домов. Позитивные же нормы формируются лишь после определения их в судебных решениях.

В третьем параграфе «Коллизионные вопросы при оформлении внешнеэкономических сделок с культурными ценностями» рассмотрены два основных вопроса: проблема выбора применимого права и вопрос о сроках в сделках с культурными ценностями.

В связи с тем, что в договоре международной купли-продажи культурных ценностей многие риски возложены на покупателя, дисбаланс между покупателем и продавцом может быть «смягчен» за счет оптимального выбора применимого права.

На сегодняшний день не существует единообразного принципа для определения применимого права в сделках с культурными ценностями. Более того, отсутствует и стремление международного сообщества создать унифицированный международно-правовой акт, позволивший бы разрешить спорные вопросы.

Применяются две основные формулы прикрепления: lex rei sitae и lex originis.

Несмотря на широкое распространение в договорных отношениях принципа lex situs, отсутствует международно-правовое закрепление данного принципа. Данная норма традиционно закрепляется в национальном законодательстве государств.

Основной вопрос заключается в том, что именно понимать под местом нахождения вещи: место, где вещь находилась в момент (а) когда она выбыла из владения собственника, т.е. была украдена у него или иным образом выбыла из его обладания помимо его воли (данного подхода в толковании принципа lex situs придерживается, например, профессор Богуславский М.М.), или (б) приобретения ее добросовестным приобретателем. Национальное законодательство государств по-разному отвечает на данный вопрос.

Как правило, в странах общей системы права (США, Великобритания, Канада, Австралия, Новая Зеландия и др.) собственник украденной вещи может вернуть свое имущество от добросовестного приобретателя. Единственное средство правовой защиты, которое остается у добросовестного приобретателя – получить компенсацию у лица, укравшего данный предмет искусства. Но найти такое лицо практически невозможно, о чем свидетельствует практика похищений произведений искусства.

В странах континентальной системы права (европейские государства, страны Латинской Америки, а также большинство стран Азии и Африки) законодательство направлено на защиту добросовестного приобретателя.

Таким образом, становится очевидным, что толкование столь, казалось бы, единообразного принципа международного частного права как lex situs имеет серьезные последствия для судьбы собственника украденного предмета искусства и ее добросовестного приобретателя.

В работе рассматриваются особенности применения принципа «lex situs» к спорам о культурных ценностях.

Другой формулой прикрепления, применяемой к спорам о культурных ценностях, является принцип «lex origini. Применение данного принципа вызывает много споров.

Однозначное применение принципа «lex originis» не всегда уместно, поскольку культурные ценности, которые составляли культурное наследие одной страны в прошлом в силу исторических, географических изменений могут превратиться в национальное наследие абсолютно другого государства.

Несмотря на непрекращающиеся дебаты по поводу «lex originis» в практике государств существуют примеры имплементации данного принципа в национальное законодательство. Так, Бельгия закрепила принцип «lex originis» в модифицированном виде в новом Кодексе Международного Частного Права (от 27 июля 2004 г.).

В связи с обозначенными противоречиями в применении принципов «lex situs» и «lex originis» полагаем необходимым выработать более гибкую привязку, нежели вышерассмотренные.

Возможно, следует выработать привязку, основанную на общем и наиболее гибком принципе – принципе наиболее тесной связи. Но с установлением ряда специфических критериев, учитывающих особый характер предмета сделки. К таким критериям относятся: 1. провенанс предмета сделки; 2. сроки давностного владения; 3. наличие государственного интереса в спорном предмете.

В рассматриваемом параграфе автор также обращается к проблеме сроков и их значению применительно к обороту культурных ценностей.

В целях защиты законных интересов собственника движимого имущества в разных правовых системах были выработаны различные способы защиты. В странах общего права любая защита вещных прав строится на исках о возмещении вреда, т.е. на деликтных исках. Основным вопросом здесь является вопрос фактического владения вещью лицом, который удерживает имущество и, следовательно, нарушает законное право собственности истца. В странах континентальной правовой системы, как правило, применяются вещно-правовые иски, где основным вопросом является правовой титул истца. Виндикационный иск является наиболее распространенным способом для защиты вещных прав.

Но является ли право собственника на защиту своего титула абсолютным? Законодательство различных стран дает неоднозначный ответ на данный вопрос в зависимости от сроков владельческой давности. Как правило, разница будет основана на том, какой период времени приобретатель владеет культурной ценностью.

Существует два основных подхода к вопросу возврата имущества собственнику.

(1). В странах общего права такой подход основан на концепции срока исковой давности. При таком подходе негативная оценка дается бездействию собственника, а не действиям нового владельца. Если собственник не предпринял необходимые действия для защиты своего права в течение предусмотренного законом срока исковой давности, он лишается своего права.

Многие штаты США предусмотрели в своем законодательстве так называемый принцип обнаружения (discovery rule). Толкование принципа «discovery rule» было изложено в деле О`Киф против Снайдера о возврате трех картин, украденных с выставки. Суд указал, что основание для иска не возникает, пока собственник не узнал или должен был узнать (при проявленной заботливости) об основании для иска. Суд должен исследовать не вопрос законности прав нового владельца, но действия собственника, предпринятые им для возврата своего имущества.

(2). В странах системы континентального права при решении вопроса о возврате имущества собственнику действует принцип «владение вопреки притязаниям третьих лиц». Данный подход ориентируется на исследование действий нового владельца, нежели на действия собственника. Если новый владелец владел спорным имуществом добросовестно, открыто в течение установленного законом срока, он приобретает право собственности на имущество (т.е. становится собственником в силу приобретательной давности). В данном случае не учитывается тот факт, что собственник мог и не знать о существующем основании для иска.

В России также применяется данный принцип. Он нашел свое закрепление в ст. 234 Гражданского Кодекса РФ, а также в Законе 1993 г. «О вывозе и ввозе культурных ценностей». Общая норма Гражданского кодекса РФ устанавливает срок приобретательной давности 5 лет (ст. 234 ГК РФ). А специальная норма, закрепленная в Законе 1993 г. «О вывозе и ввозе культурных ценностей» устанавливает срок «не менее 20 лет». Таким образом, специальная норма о сроке приобретательной давности, закрепленная в Законе 1993 г., поглощает срок, закрепленный в общей норме Гражданского Кодекса.

В статье 43 Закона 1993 г. также сделана специальная оговорка для культурных ценностей незаконно вывезенных из других государств и приобретенных добросовестным приобретателем. Указанные культурные ценности подлежат возврату законному собственнику с выплатой справедливой компенсации добросовестному приобретателю.

Наряду со сроками на приобретение в праве различных государств предусматриваются определенные сроки для защиты гражданских прав. В сфере оборота культурных ценностей вопрос об определении сроков исковой давности имеет большое значение. Одним из наиболее острых моментов является установление сроков, в течение которых могут предъявляться требования о возврате культурных ценностей. Это достаточно сложный вопрос, имеющий как правовой, так и этический аспекты.

Особый интерес представляет момент, с которого начинает исчисляться срок исковой давности. Существуют различные подходы к определению такого момента.

В США вопросы исковой давности регулируются в праве отдельных штатов и по некоторым вопросам отличаются друг от друга. Так, в штате Нью-Йорк срок исковой давности для предъявления требования о возврате движимого имущества составляет три года. В отношении требований о возврате украденных культурных ценностей в штате Нью-Йорк предусмотрен специальный принцип «истребование и отказ» Demand and Refusal Rule»). Согласно данному правилу срок исковой давности начинает исчисляться только с того момента, когда добросовестный приобретатель отказался удовлетворить требование собственника о возврате культурной ценности. Впервые данный принцип был применен в деле Менцель против Листа по иску о возврате картины художника Марка Шагала.

При рассмотрении вопроса о сроках исковой давности следует также обратиться к проблеме просрочки. Он основан на принципе справедливости. В случае если собственник не проявил надлежащей заботливости для защиты своего права собственности и пропустил сроки для предъявления своего требования, он теряет свое право.

В Российской Федерации вопрос определения и исчисления сроков исковой давности разрешен в Гражданском Кодексе РФ. Так, в ст. 1208 ГК РФ закреплено общее правило, по которому, «исковая давность определяется по праву страны, подлежащему применению к соответствующему отношению». Статья 196 ГК РФ устанавливает общий срок исковой давности, равный трем годам. Кроме того, в ст. 200 ГК РФ установлена норма, согласно которой «течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права». Нерешенным остается вопрос, является ли необходимым условием начала течения срока исковой давности наличие у истца сведений о личности правонарушителя, необходимых для предъявления иска, либо наличие у него возможности или обязанности получения таких сведений. Этот вопрос пока не получил освещения со стороны высших судебных инстанций.

В работе также рассматривается проблема «зависшего имущества» в отношении культурных ценностей и, соответственно, конфликт интересов давностного владельца и собственника. Анализируется вопрос согласованияправил об исковой и приобретательной давности. Статья 234 (п.4) ГК РФ указывает, что течение срока приобретательной давности начинается не ранее истечения срока исковой давности по соответствующим требованиям. Безусловно, данная позиция справедлива с точки зрения законного собственника культурной ценности. При этом не учитываются интересы добросовестного приобретателя, поскольку последний не может определить, когда истечет срок исковой давности.

В целях достижения справедливого баланса интересов собственника и добросовестного приобретателя предлагается:

1. Определить более продолжительный срок исковой давности для культурных ценностей – семь лет. Для культурных ценностей, составляющих

культурное достояние и официально признанных таковыми (посредством внесения в Единый государственный реестр объектов культурного наследия) следует сохранить положение, исключающее применение сроков исковой давности.

2. Началом исчисления срока исковой давности следует установить момент, когда собственнику стала известна личность владельца при условии, что собственник вел себя добросовестно и предпринял все разумные действия для выяснения личности владельца (ознакомился со всеми доступными реестрами похищенных культурных ценностей, обратился в соответствующие государственные органы и т.п.). Кроме того, следует установить общий срок исковой давности (десять лет с момента похищения культурной ценности), по истечении которого собственник теряет свое право истребовать культурные ценности из чужого владения, и, соответственно, прекращается его право собственности. Таким образом, с этого момента возникает право собственности у добросовестного приобретателя.

На основании вышерассмотренного законодательства и судебной практики коллизионные вопросы остаются наиболее сложными, а решения не всегда однозначны. Кроме того, следует особое внимание уделять специфики предмета регулирования - культурным ценностям.

Третья глава «Механизм разрешения споров о культурных ценностях» состоит из четырех параграфов.

В первом параграфе «Виды споров в отношении культурных ценностей» автор выделяет два вида споров в отношении культурных ценностей.

  1. ^ Споры в отношении правового титула (требование о реституции похищенных культурных ценностей).

В ХХ веке стала очевидна необходимость международного сотрудничества в борьбе с незаконным оборотом культурных ценностей как объекта, обладающего высокой экономической ценностью. Многие страны приняли меры по противодействию вывозу произведений искусства. Основными правовыми механизмами стали Конвенция ЮНЕСКО1970 г. «О мерах, направленных на запрещение и предупреждение незаконного ввоза, вывоза и передачи права собственности на культурные ценности» и Конвенция УНИДРУА 1995 г. «О похищенных или незаконно вывезенных культурных ценностях».

  1. ^ Споры в отношении незаконно вывезенных культурных ценностей (требование о возвращении (репатриации) культурных ценностей).

Данный вид спора имеет смешанную природу, поскольку касается культурных ценностей, перемещенных в ходе распада многонациональных государств либо колоний, а также культурных ценностей, незаконно вывезенных в силу своей высокой экономической ценности.

Наиболее яркими примерами последнего времени могут стать ситуации с культурными ценностями, возникшие после распада в 90-х годах СССР и Югославии.

Следует отметить, что возврату незаконно вывезенных культурных ценностей часто препятствует непризнание экстерриториального действия норм публичного права другого государства. К таким нормам относятся и законодательства государств в сфере экспортного контроля.

Во втором параграфе «Судебное разрешение споров, связанных с культурными ценностями» автор обращается к вопросу выбора юрисдикции при судебном разрешении споров.

На сегодняшний день большинство споров в отношении культурных ценностей рассматриваются в национальных судах. Тем не менее, существует ряд неоднозначных проблем в рамках судебного разрешения споров по культурным ценностям: определение компетенции суда; юрисдикционный иммунитет государства. Последний вопрос заслуживает особого внимания, поскольку в спорах о культурных ценностях с участием государств часто встает вопрос об иммунитете суверена. Проблема юрисдикционного иммунитета государства рассмотрена автором на примере законодательства и судебной практики США, поскольку на сегодняшний день большинство споров в отношении культурных ценностей рассматриваются судами США, где принято расширительное толкование ограниченной теории иммунитета государства. Это позволяет в большинстве случаев распространить юрисдикцию судов США на иностранные государства.

Автор рассматривает риски принятого в американских судах толкования ограниченной теории иммунитета государства на примере спора с участием Российской Федерацией, который в настоящее время находится на рассмотрении в судах США. Это дело Агудас Хасидей Хабад против Российской Федерации (Agudas Chasidei Chabad v. Russian Federation) по поводу религиозных книг, рукописей, манускриптов и книг, входящих в состав Российской государственной библиотеки. Данный спор может иметь существенные последствия для Российской Федерации. По сути, это прецедентное дело, которое может повлечь за собой еще ряд подобных споров с участием Российской Федерации.

В третьем параграфе «Рассмотрение споров альтернативными способами» рассматриваются механизмы разрешения споров, альтернативные государственному суду. Также анализируется их эффективность на примере конкретных споров в отношении культурных ценностей.

К существующим в сфере оборота культурных ценностей альтернативных способов разрешения споров относятся: «добрые услуги» со стороны ЮНЕСКО, переговоры, медиация с участием ЮНЕСКО в качестве посредника, арбитраж и др. Кроме того, такие неправительственные организации как Ассоциация международного права предложили новый механизм, так называемый «режим сотрудничества» в качестве альтернативной схемы для снижения количества споров в отношении культурных ценностей посредством обмена информацией, проведения консультаций.

В четвертом параграфе «Международный суд как орган рассмотрения споров в отношении культурных ценностей» рассматриваются уже существующие надгосударственные судебные механизмы (такие как Международный суд и Европейский суд по правам человека), которые могли бы взять на себя функцию рассмотрения споров в отношении культурных ценностей. Проводится анализ существующей практики таких судебных органов в сфере оборота культурных ценностей, а также причин, по которым эти суды не могут считаться адекватным форумом для рассмотрения споров в отношении культурных ценностей.

Автор отмечает, что в связи с несовершенством существующих средств правовой защиты в сфере оборота культурных ценностей постепенно приходит осознание необходимости создания специального международного органа для разрешения споров о культурных ценностях. Это особенно важно в связи с тем, что в науке международного права все чаще звучат мнения о начале формирования «права культурного наследия» («cultural heritage law»).

Тем не менее, на сегодняшний день представляется сложным создать единый наднациональный судебный орган и распространить его юрисдикцию на все споры, возникающие в сфере оборота культурных ценностей (споры о разрушении объектов культуры; споры, связанные с ненадлежащей реконструкцией объектов культуры; споры, связанные с правами человека на культурные ценности и др.). Сфера культурных ценностей это молодая и быстро меняющаяся область права. Сегодня трудно предсказать, какие еще проблемы могут возникнуть (и, соответственно, споры) в связи с оборотом культурных ценностей. Международный суд в любом его виде будет иметь строго ограниченную компетенцию и это не позволит распространить его юрисдикцию на новые виды споров в сфере оборота культурных ценностей.

Таким образом, следует рассмотреть возможность создания более гибкого механизма для разрешения международных споров с культурными ценностями.

Таким механизмом может стать международный юрисдикционный орган по спорам в сфере оборота культурных ценностей. Такой орган целесообразно создавать по типу коммерческого арбитража.

На сегодняшний день в доктрине все чаще высказываются мнения в пользу создания постоянно действующего международного арбитражного органа. Такие юристы, как профессор Евангелос И. Гегас (Греция), Сэр Ян Баркер (Австралия), профессор Эмели Сидорски (Австралия) и другие высказывались за идею создания международного арбитражного органа.

Автор обращается к принципам организации и деятельности трибунала по культурным ценностям, а также к практическим вопросам его деятельности (вопрос выбора арбитров; вопрос юрисдикции; вопрос выбора применимого права; вопрос исполнения решений трибунала).

Делается вывод о том, что в случае создания международного механизма урегулирования споров в отношении культурных ценностей, будет положительно решен вопрос независимого и профессионального правосудия в отношении столь экономически и культурно значимых объектов международного оборота как культурные ценности. Кроме того, единообразная и последовательная практика международного трибунала по культурным ценностям приведет к единообразному толкованию положений Конвенции, а также единообразной практики разрешения споров по поводу культурных ценностей.

В Заключении подводятся итоги проделанной работы, намечаются перспективы дальнейшего исследования данной темы


^ По теме диссертационного исследования опубликованы следующие работы:


Научные статьи, опубликованные в журналах,

рекомендованных ВАК

1. Нешатаева В.О. Культурные ценности в системе прав человека. // Журнал Российское правосудие № 7 (39), 2009 г. – стр. 31-43. - 13 п.л.


Иные статьи

2. Нешатаева В.О. Право человека на культурные ценности. // Сборник докладов по итогам научной студенческой конференции в МГИМО, апрель 2005 г. – стр. 241. - 11 п.л.

3. Нешатаева В.О. Международно-правовое регулирование оборота культурных ценностей. // Сборник докладов по итогам VIII Ежегодной итоговой научной конференции студентов и аспирантов «Право и суд в современном мире», состоявшейся в РАП, апрель 2009 г. - 6 п.л.

4. Нешатаева В.О. Выбор применимого права и юрисдикции в спорах о культурных ценностях. // Иммунитет государства и защита культурных ценностей: сборник статей. Под общ. ред. доктора культурологии К.Е. Рыбака. - М.: Издательский дом "Парад", 2009. - С.29 - 44.


^

Автореферат

Диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Нешатаева Василиса Олеговна

Тема диссертационного исследования



«Международно-правовое регулирование экономического оборота культурных ценностей»

Научный руководитель

Зайцев Владимир Васильевич – доктор юридических наук, профессор

Изготовление оригинал-макета



Нешатаева Василиса Олеговна

Подписано в печать _____________ Тираж 53 экз.

Усл. п.л. ___________

Российская академия государственной службы


при Президенте Российской Федерации

Отпечатано ОПМТ РАГС. Заказ №_________


119606 Москва, пр-т Вернадского,84





Скачать 421,59 Kb.
оставить комментарий
Нешатаева Василиса Олеговна
Дата26.09.2011
Размер421,59 Kb.
ТипАвтореферат диссертации, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх