Торгово-экономические отношения российской империи с сопредельными странами востока во второй половине XVIII первой половине XIX в icon

Торгово-экономические отношения российской империи с сопредельными странами востока во второй половине XVIII первой половине XIX в


Смотрите также:
Бжедуги в конце XVIII первой половине XIX в...
План урока: I. Проверка домашнего задания. II. Система образования в первой половине XIX в...
Учебно-методический комплекс для студентов заочного обучения специальности Финансы и кредит...
Совершенствование системы государственного управления Российской империи во второй половине XIX...
Т. В. Воронцова, кандидат филологических наук...
Торгово-экономические и культурные связи народов Чечни и Дагестана во второй половине XIX начале...
Миграция христиан сирии и ливана и общественно-политические сдвиги в регионе во второй половине...
Строительство вооруженных сил российской империи в период государственно-правовых преобразований...
Строительство вооруженных сил российской империи в период государственно-правовых преобразований...
1 Правовое положение русских сектантов в Российской Империи...
2 Развитие законодательства о правах человека в Российской империи к началу ХХ столетия...
А. Л. Осипян Этно-конфессиональные меньшинства в Польском королевстве во второй половине...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6
вернуться в начало
скачать
«Дипломатические и секретные миссии в Среднюю Азию и их влияние на развитие торгово-экономических отношений России с народами и странами Востока» посвящен изучению практической реализации проектов Оренбургской губернской администрации по улучшению торговли с ханствами Средней Азии и другими государствами Востока, а также проведению экономической разведки в регионе.

Несмотря на то что страны Востока представляли большой интерес для России в качестве торговых партнеров, развитие межгосударственных отношений между ними во многом было затруднено отсутствием надежных источников информации о них. В первую очередь это касалось ханств Средней Азии и
Афганистана, так как в Иране, Турции и Китае была несколько иная ситуация: нахождение в этих государствах постоянных миссий позволяло получать достоверную информацию от опытных российских дипломатов.

Постоянные грабежи купеческих караванов, незащищенность жизни и собственности купца, произвол ханских чиновников в отношении российских торговцев, таможенные преграды, изготовление в Бухаре фальшивых ассигнаций, обращение российских подданных в рабов, контрабандный вывоз золотой и
серебряной монеты из России, начало проникновения английских купцов на рынки Среднего Востока побуждали правительство и оренбургские губернские власти добиваться взаимопонимания с правителями среднеазиатских ханств.

В первые десятилетия XIX в. по согласованию с Петербургом в Бухару и Хиву направляются дипломатические миссии, которые под официальным прикрытием (передача монарших грамот, подарков и т. д.) были призваны выполнить и секретные задания, в большинстве своем касающиеся вопросов торговли. Можно сказать, что российские посланники осуществляли на практике не только военно-политическую, но и экономическую разведку.

В начале XIX в. директор Оренбургской пограничной таможни и начальник местного таможенного округа П. Е. Величко совместно с Оренбургским губернатором князем Г. С. Волконским разработали проект создания Российско-Азиатской компании по торговле с государствами Средней Азии и Индией. Она должна была обладать правом монопольной торговли на Востоке, в том числе монопольным правом сбыта железа и меди. Для его реализации П. Е. Величко ходатайствовал о снаряжении каравана, для участия в котором предлагал пригласить ведущих купцов европейской части России, знаменитых ученых. Обеспечить безопасность каравана должен был специальный военный конвой. Несмотря на большую проделанную подготовительную работу, экспедиция не состоялась из-за нехватки финансовых средств на ее организацию.

Однако задача получения достоверных сведений о состоянии дел в сопредельных государствах Востока делала организацию дипломатических миссий необходимой. В 1810 г. в Бухару была отправлена миссия во главе с поручиком башкирского войска Абдулнасыром Субханкуловым. Официально его целью являлась передача грамоты российского императора бухарскому эмиру, но в то же время ему предписывалось изучить состояние торговли и экономические интересы бухарского купечества и правительства, наметить пути продвижения караванов, выявить людей, занимавшихся изготовлением фальшивых российских ассигнаций и т. п. Субханкулову удалось собрать интересующую российское правительство информацию, но добиться противодействия выпуску фальшивых денег он не смог.

В 1818 г. Субханкулов был направлен с новой секретной миссией в Хиву. Официальным поводом для снаряжения экспедиции послужило стремление правительственных органов России достичь договоренностей с хивинским ханом о взаимной охране торговли и по возможности добиться от него возмещения убытка российским купцам, ограбленным хивинцами; целью миссии также были разведывательные задачи. Но здесь российского посланника встретили крайне недружелюбно. В докладной о своей поездке А. Субханкулов сообщал сведения о Хиве, занятиях хивинцев, а также о событиях, происходивших в это время в регионе. В целом миссии поручика А. Субханкулова способствовали расширению представлений российских властей о событиях в сопредельных странах Средней Азии, решению конкретных вопросов, связанных и с развитием торговых связей России со своими южными соседями. Неудача Субханкулова побудила российскую сторону к отправке экспедиций капитана Н. Н. Муравьева и майора М. И. Пономарева и др., но и они не добились успеха.

В 1833 г. с важной дипломатической миссией в Бухарское ханство был
направлен служащий Оренбургской губернской администрации поручик П. И. Демезон. Его миссия в Бухару явилась очередным шагом российского правительства по укреплению своих позиций в Средней Азии, развитию взаимовыгодных торгово-экономических отношений с ханствами, а также вносила значительный вклад в расширение представлений российских властей о народах и государствах Востока. П. И. Демезон не только дал объективную картину внутриполитического и экономического положения в этих государствах, но и вскрыл причины затруднений в развитии торговли между Россией и этими землями,
высказал убедительное предположение о перспективах экономических связей между соседними государствами, уделил особое внимание в своих отчетах
состоянию торговых отношений в регионе.

В 1836 – 1837 гг. совершил поездку в Бухару прапорщик Оренбургского линейного батальона И. В. Виткевич. Он собрал сведения о казахах и их взаимоотношениях с хивинцами, о порядке взимания таможенных пошлин в ханстве, о бухарских базарах. В отчете И. В. Виткевича особое место заняли вопросы работорговли в Бухаре. Российский эмиссар обратил внимание на межгосударственные отношения в Средней Азии, а также на то, как обострение двусторонних отношений между странами отражается на развитии торговли.

Таким образом, на протяжении рассматриваемого периода российские власти не только проявляли повышенный интерес к положению дел в сопредельных странах Востока, но и стремились к накоплению проверенных данных о реальных событиях в них. Первые разрозненные сведения о положении дел в них были получены от торговцев, но они носили фрагментарный и разрозненный характер, что препятствовало получению объективной картины. Ситуация стала меняться в начале XIX в., когда по инициативе российского правительства или губернских властей в ханства Средней Азии стали направляться специальные миссии с официальными и разведывательными целями. Ценная информация, содержавшаяся в отчетах посланников и разведчиков, давала возможность Петербургу и губернским властям пограничья определять основные ориентиры своей восточной внешнеполитической доктрины, а также находить механизмы расширения и упрочения российско-восточной торговли.

Четвертая глава диссертации «Этноконфессиональные особенности российского купечества в развитии торгово-экономических связей России со странами Среднего Востока и Средней Азии» посвящена анализу национального состава купечества, занимавшегося внешней торговлей на восточном направлении.

В первом параграфе «Национальный состав купцов на разных направлениях российско-восточной торговли» приведен анализ участия российских купцов разных национальностей в торговых связях с народами и странами Востока. Этноконфессиональные особенности в некоторых случаях становились определяющими на отдельных направлениях российско-восточной торговли. Этим можно объяснить доминирование купцов нерусской национальности на черноморско-азовском, среднеазиатском направлениях российской внешней торговли. В силу исторических традиций на закавказском направлении российско-турецкой торговли особую роль играли купцы армянской национальности, евреи и греки. На оренбургском направлении российско-восточной торговли доминировали купцы-мусульмане. Это объяснялось неприязненным, а порой и враждебным отношением, с которым встречали русских торговцев-христиан в мусульманских ханствах. Другой причиной, удерживавшей русских купцов от выезда в среднеазиатские ханства, была постоянная опасность быть схваченными кочевниками и проданными в рабство. Русские купцы здесь в большей степени занимались посреднической торговлей, закупая на меновых дворах края восточные товары и перепродавая их в Поволжье, центральных губерниях и на крупнейших ярмарках Сибири.

В Даурии сильные позиции занимали русские купцы, а местные даурские товары находили широкий сбыт в Китае и у монголов. Однако в связи с тем что в крае было очень мало купцов, обладавших значительными капиталами, они не могли напрямую сбывать свои товары в Кяхте, а отвозили их к границе для продажи купцам 1-й гильдии. На кульджинском направлении российско-восточной торговли ведущее место занимали татарские купцы и выходцы из Средней Азии – сарты, которые доставляли товар из Ташкента, Коканда, Кашгара и других мест, в то время как на кяхтинском направлении доминировали русские купцы.

Необходимо отметить, что на дальневосточном направлении российской внешней торговли русские купцы наряду с осуществлением торговой деятельности выполняли еще одну важную функцию – миссионерскую. Распространение православия среди коренных жителей Курильских островов способствовало сближению русских с айнами, изменению отношения к ним, укреплению торговых связей, а также при их посредничестве – приобретению японских товаров.

Во втором параграфе «Татарское купечество в системе торговых отношений с государствами Востока» анализируются роль и место татарских купцов в развитии российско-восточной торговли.

Многовековые связи татар с другими мусульманскими народами Востока, общность культурных, религиозных и языковых связей значительно увеличивали возможности татарских купцов при торговле со среднеазиатскими ханствами. Так, например, в Бухаре с казанских купцов взимали пошлину в два раза меньшую, чем с торговцев из других стран или русских.

В связи с этим российские правительственные чиновники часто обращались к услугам татар для выполнения различных поручений не только торгового, но порой и дипломатического, военно-разведывательного и политического характера. Принимая во внимание огромный авторитет татарских купцов в сопредельных странах Востока, оренбургские власти пригласили на постоянное жительство занимавшихся торговлей казанских татар, которые основали неподалеку от Оренбурга Сеитову (Каргалинскую) слободу. В 1761 г. количество татарских купцов в Оренбурге превысило в шесть раз число торговцев – представителей других национальностей. Значительно повысилось число татарских купцов и в Троицке, где ими была основана своя слобода. Значительные преимущества
перед купцами других национальностей давало им знание восточных языков.

Запрещение проезда иностранным купцам вглубь России для розничного торга способствовало укреплению позиций татарских купцов. Привозя товары из сопредельных стран Средней Азии и Среднего Востока и скупая их оптом в Оренбуржье у восточных купцов, татарские торговцы стали получать значительные прибыли.

В первые десятилетия XIX в. расширяется сфера распространения татарского купеческого капитала. Если в течение почти всего XVIII в. казанские купцы приобретали восточные товары в основном в Астрахани, а с 40-х гг. в Оренбурге и ханствах Средней Азии, то в конце XVIII – начале XIX в. они налаживают тесные взаимовыгодные контакты через Оренбургский край с Индией, Тибетом, Афганистаном, Кашгаром, Кашмиром, а через Сибирь – с Северным Китаем и Манчжурией. К началу XIX в. в Казани среди татар-купцов сформировалась особая группа торговцев, которых называли «бухар юртучи» (торговец бухарскими
товарами). Этот собирательный термин обозначал казанских татар, которые
выезжали для торговли в государства Средней Азии и продавали в России восточные товары. Непосредственно торговлей на рынках Центральной и Средней Азии и Среднего Востока в рассматриваемый период занимались несколько
десятков татарских купцов, и несколько сотен торговцев являлись посредниками в российско-восточной торговле.

К середине XIX в. татарский купеческий капитал проникает не только на рынки сопредельных государств Востока, но и значительно дальше: в Палестину, Ливан, Сирию, Турцию. Российско-синьцзянская торговля, а также торговля с Восточным Туркестаном с середины XVIII в. практически полностью оказались в руках российских татар, которые решались и на дальние поездки в Индию, Афганистан, Пенджаб и т. д.

Таким образом, на протяжении всего рассматриваемого периода татарские купцы занимали доминирующее положение на среднеазиатском направлении российской внешней торговли; по объемам торговли, ее способам и методам, деловым связям они имели несомненные преимущества, что определяло их особое место в системе торговых отношений России с народами и государствами Востока.

Третий параграф четвертой главы «Торговые пути и структура торговли татарского купечества со Средней Азией, Ираном и Синьцзяном» посвящен анализу формирования торговых путей из России в государства Среднего Востока и Синьцзян, а также исследованию экспорта и импорта товаров на протяжении рассматриваемого периода.

Товары на восточные рынки доставлялись татарскими купцами несколькими путями. Основными из них являлись: через Закавказье сухопутно через Тифлис и Баку, по Волго-Каспийскому пути через Астрахань на север Ирана или Мангышлак, через Оренбургский край казахскими степями на Бухару, Ташкент, Хиву и Самарканд, через земли туркмен с Мангышлака на Бухару и, наконец, из среднеазиатских ханств по многовековым историческим торговым путям в города Индии, Афганистана, Кашмира, Пенджаба, Ирана, Бадахшана, Кашгара. В руках сибирских и казанских татар оказалась практически вся торговля России с Восточным Туркестаном и Синьцзяном по Сибирской линии. Татарские торговцы вывозили за пограничную линию товары, закупленные на Нижегородской и
Ирбитской ярмарках, а также занимались реэкспортом китайского товара.

К середине XIX века значительной была торговля в Казани. Этот город, как и Симбирск, был одним из центров российско-восточной торговли. Отсюда товары также расходились по разным губерниям России. Казанские купцы, привозившие восточные товары из государств Востока, по возвращении в Россию доставляли их на многочисленные ярмарки страны. Большую роль купцы-татары играли на ведущих ярмарках – Макарьевской, Троицкой (Оренбург), Рождественской (Курск), Свинской (Брянск), Ирбитской и др.

На отдельных же ярмарках, как например Ирбитской, казанские купцы
занимали ведущее место. Здесь они закупали оптом кяхтинский чай, пушнину, сырые кожи и другие товары, которые затем вывозились в Казань, а также на Нижегородскую, Лаишевскую, Мензелинскую и другие ярмарки. Определенная часть товара, закупленного оптом на Ирбитской ярмарке, вывозилась казанскими купцами и на рынки Среднего Востока. Особая роль татарских купцов в российско-восточной торговле, рост купеческого капитала к началу XIX в. способствовали расширению их предпринимательской деятельности. В Среднем Поволжье, на Урале, в Сибири и других регионах России многие татарские купцы стали вкладывать нажитые торговлей капиталы в мануфактурное и промышленное производство. Неслучайно собственная продукция (суконных, кумачных, хлопчатобумажных, кожевенных заводов и фабрик) стала составлять заметную статью их экспорта на Восток.

Уделяя исключительно большое внимание развитию торговых связей с сопредельными мусульманскими государствами, казанские купцы стремились не только сохранить в поколениях накопленный опыт и традиции торговли, но и в значительной мере их приумножить. Приобщение к торговой деятельности в татарских семьях начиналось с раннего детства. Старшее поколение не только обучало детей торговым навыкам, но и стремилось передать им знания о других странах.

Таким образом, одну из ведущих ролей в упрочении постоянных торговых связей России с мусульманскими государствами Средней Азии и Среднего Востока играли казанские купцы-татары. Общность языка, религии, традиций и обычаев, многовековые культурные, политические и экономические связи
поволжских татар и мусульманских народов Востока способствовали росту
авторитета России в этом регионе и упрочению позиций торгового капитала
татарских купцов на рынках сопредельных азиатских стран.

Пятая глава исследования «Эволюция торговых отношений Российской империи с туркменами, казахскими жузами и ханствами Средней Азии» посвящена истории торгово-экономических связей России с народами Центральной и Средней Азии.

В первом параграфе «Роль туркменских племен в развитии торгово-экономических отношений России с ханствами Средней Азии и Ираном» рассмотрены вопросы посреднической роли туркмен в российско-восточной торговле.

В исследуемый период времени туркменские племена не представляли собой единого целого в плане политической организации: часть из них находилась под влиянием Хивы, часть тяготела к России, часть стремилась держаться независимо от соседей. Во второй половине XVIII в. туркмены, проживавшие на побережье Каспийского моря, активно включились в торговлю с Россией. При этом они часто прибегали к фрахтовке российских купеческих судов. В то же время туркмены, жившие близ Астрабадской провинции, занимались и грабежом
купеческих караванов. Прикаспийские туркменские старшины неоднократно просили российские власти построить воинские укрепления для борьбы с
грабежами и развития торговли со Средней Азией.

Одним из средств укрепления влияния на туркмен российские власти в
период царствования Екатерины II считали пожалование тарханства туркменским старшинам. Однако даже при официальном оформлении сюзеренно-вассальных отношений туркмены не прекращали своих грабежей, в том числе и по отношению к российским торговцам. Нередко туркмены совершали нападения на российские и восточные караваны при подстрекательстве хивинских властей, стремившихся сохранить контроль над туркменскими родами.

Основными предметами торга туркмен на протяжении всего времени
оставались скот, кожи, хлопок-сырец, фрукты и некоторые другие товары.
Дешевые туркменские нефть и соль сбывались в Иране. К началу XIX в. особую роль в российско-туркменских отношениях стало играть рыболовство, когда
астраханские промысловики арендовали у туркмен прибрежные воды, богатые осетровыми породами рыб.

После окончания русско-иранской войны 1826–1828 гг. туркмены стали рассматриваться российскими властями не только как посредники в российско-иранской и российско-среднеазиатской торговле, но и как возможные союзники в случае нового обострения отношений с Ираном. В первой половине XIX в. туркменские племена играли активную роль посредников в торговле России с Ираном, ханствами Средней Азии, Афганистаном. Закупая товары у своих
соседей, туркмены либо доставляли их непосредственно в Россию, либо выступали в качестве поверенных российских купцов.

Таким образом, на протяжении всего рассматриваемого периода российские власти с большим вниманием относились к развитию отношений с туркменами. Восточное побережье Каспийского моря, где жили туркменские роды, представлялось важным центром развития торговли России как непосредственно с туркменами, так и с ханствами Средней Азии и северными провинциями Ирана. Усиливавшееся англо-российское соперничество на рынках Ирана служило дополнительным стимулом укрепления позиций России на каспийском побережье Ирана. А достичь этой цели Петербург мог, лишь заняв прочные позиции в Туркмении.

Второй параграф «Бухарское ханство – ведущий торговый партнер России в Средней Азии» посвящен истории развития торгово-экономических отношений Российской империи с Бухарским ханством (эмиратом). В этом разделе рассмотрены структура и динамика торговли, описаны караванные пути, вскрыты особенности таможенной политики сторон, отмечены препятствия на пути двусторонних отношений.

На протяжении всего рассматриваемого периода Бухарское ханство выступало в качестве ведущего торгового партнера Российской империи в Средней Азии. Для этого было несколько причин. Во-первых, с экономической точки зрения Бухара являлась наиболее развитым центром производства и торговли, значительно опережавшим другие соседние владения. Во-вторых, Бухарское ханство занимало исключительно выгодное географическое положение, через его территорию проходили важнейшие торговые пути с севера на юг и с востока на запад. В-третьих, несмотря на отсутствие постоянных дипломатических
отношений, официальных межгосударственных договоров, бухарско-российские связи отличались относительным миролюбием и взаимным осознанием выгодности торгово-экономических отношений. Бухара для России имела большое значение и как транзитный центр торговых связей империи с Ираном, Афганистаном, Индией, Кашмиром, Балхом, Бадахшаном, Синьзцяном, Китаем. Взаимовыгодному торговому сотрудничеству мешали враждебные действия Хивинского ханства, через территорию которого проходили главные торговые пути. Если Бухара была заинтересована в расширении торговых связей, то Хива получала выгоду от грабежа российских караванов.

С начала XIX в. в Бухарском ханстве не существовало каких-либо ограничений на занятие торговлей: ее могли вести все подданные ханства свободно. Торговлю ханства можно разделить на две составляющие: внутреннюю и внешнюю. Во многих городах существовали рынки и базары, где продавались продукты и изделия бухарского производства: шелковые и хлопчатобумажные изделия, хлопок-сырец и пряденый, овчинки, мерлушки, фрукты и сухофрукты, а также привозные иностранные товары. Большим спросом на внутреннем рынке ханства пользовались импортные товары, которые доставлялись из всех соседних государств: России, Индии, Афганистана, Ирана, Китая, ханств Средней Азии. Среди них – парча, бархат, сукно, золото и серебро пряденое, юфть, меха, сафьяны, холсты, ситцы, зеркала, железо полосное, чугунная посуда, медь, латунь и
латунная посуда, галантерейные изделия, бумага писчая, иностранная золотая и серебряная монета, кораллы, жемчуг и т. д. Практически на протяжении всего рассматриваемого периода российско-бухарская торговля имела отрицательное сальдо, что объяснялось увеличивавшимся спросом сырья из ханства для
потребностей отечественного производства.

Таким образом, Бухара – крупнейший центр международной торговли в Средней Азии – играла важную роль транзитного центра международной торговли. Именно здесь российские купцы имели возможность закупать товары из тех стран Востока, которые по разным причинам оказывались труднодоступными или недосягаемыми.

Третий параграф «Проблемы развития торговли России с Хивинским ханством» посвящен исследованию характера, динамики, структуры и объемов российско-хивинской торговли. Торгово-экономические отношения России с Хивинским ханством на протяжении всего рассматриваемого периода были сложными и неоднозначными. Низкий уровень развития производительных сил в Хивинском ханстве создавал ситуацию, при которой оно было не в состоянии предложить внешнему рынку собственные изделия. Поэтому хивинские купцы использовали возможности транзитной торговли и реэкспорта. В Россию они доставляли товары в основном из Бухары, Коканда, Ирана, Индии и других
соседних с ханством государств.

Частые нападения хивинцев на купеческие караваны являлись препятствием, сдерживавшим российско-хивинские торгово-экономические связи. Еще одной причиной, осложнявшей российско-хивинские отношения, на протяжении всего рассматриваемого периода являлась борьба за влияние среди казахов. В начале XIX в. хивинские ханы совершили несколько военных экспедиций в степи Младшего жуза, признававшего сюзеренитет России. Российское правительство для усиления влияния на казахов прибегало как к раздаче наград и жалований казахским биям и султанам, так и к практике аманатства. К концу 30-х гг. XIX в. мирные способы разрешения противоречий между Россией и Хивой практически были исчерпаны, а усиливавшееся англо-российское торгово-экономическое соперничество на рынках Средней Азии подталкивало Петербург к принятию кардинальных мер.

Таким образом, в торгово-экономических отношениях Российской империи с Хивинским ханством четко просматриваются две основные тенденции. С одной стороны, оба государства выражают заинтересованность в развитии взаимной торговли. Для России мирный характер отношений с Хивой – это возможность беспрепятственного развития торговли со всеми государствами Средней Азии и Среднего Востока, поскольку торговые пути на Оренбуржье в основном проходили через территорию Хивинского ханства. Однако несмотря на то что для Хивы торговля с Россией являлась надежным источником пополнения ханской казны и предоставляла возможность импорта необходимых изделий, производство
которых в ханстве отсутствовало, хивинцы пользовались одномоментной выгодой, получаемой от разорения проходящих караванов.

В четвертом параграфе




оставить комментарий
страница3/6
Шкунов Владимир Николаевич
Дата25.09.2011
Размер0,89 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6
плохо
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх