Некоторые факторы, влияющие на реализацию и становление ювенальной юстиции в россии icon

Некоторые факторы, влияющие на реализацию и становление ювенальной юстиции в россии



Смотрите также:
Законодательная база...
Законодательная база...
Программа Всероссийского научно-практического семинара по проблемам ювенальной юстиции для судей...
Вреферате описаны некоторые факторы...
Осуществляется ли применение в судебном разбирательстве ювенальных технологий...
Информационное поле темы «ювенальная юстиция в россии» Мониторинг средств массовой информации за...
Вопросы для подготовки к экзамену по общей химии...
Несовершеннолетние в конфликте с законом в системе уголовного правосудия: возможности и...
4 Дело Натальи Захаровой и проблема ювенальной юстиции в России...
В ивановской области взят курс на создание полноценной системы ювенальной юстиции (IvanovoNews...
Лесные ресурсы, их использование и охрана, на территории России...
Обзор красноярских сми c 12 марта по 18 марта 2012 года...



страницы:   1   2
скачать
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

БУРЯТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ БУРЯТИЯ

РЕСПУБЛИКАНСКОЕ АГЕНТСТВО ПО ДЕЛАМ СЕМЬИ И ДЕТЕЙ

КОМИТЕТ ПО МОЛОДЕЖНОЙ ПОЛИТИКЕ МИНИСТЕРСТВА ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РЕСПУБЛИКИ БУРЯТИЯ


ЮВЕНАЛЬНАЯ ЮСТИЦИЯ

И ПРОБЛЕМЫ ЗАЩИТЫ ПРАВ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ


Материалы международной научно-практической конференции

г. Улан-Удэ, 23-25 сентября 2009 г.


Улан-Удэ

Издательство Бурятского госуниверситета

2010


^ НЕКОТОРЫЕ ФАКТОРЫ, ВЛИЯЮЩИЕ НА РЕАЛИЗАЦИЮ И СТАНОВЛЕНИЕ

ЮВЕНАЛЬНОЙ ЮСТИЦИИ В РОССИИ


Ю.В. Хармаев,

доцент кафедры уголовного права и процесса юридического факультета

Бурятского государственного университета, Заслуженный юрист РБ, кандидат юридических наук


В юридической науке принято выделять ряд факторов, влияющих на формирование политики в сфере борьбы с преступностью в переживаемый государством период. Проблема становления и реализации ювенальной юстиции в России в немалой степени также зависит от таких факторов.

Среди вышеназванных можно выделить следующие:

- уровень защиты прав свобод человека и гражданина, наличие демократических начал в обществе, проявления гуманизма в отношении правонарушителей;

- уровень культуры, общественного мнения и правосознания граждан, система их нравственных ценностей и идеалов;

- уровень, структура и динамика преступности;

- развитие законодательства и практики его применения и приведение их в соответствие с требованиями международных стандартов;

- возможность и способность государства выделять необходимое количество ресурсов для нормального функционирования правоохранительных и судебных органов;

- уровень развития наук криминального цикла (уголовного, уголовно-процессуального, уголовно-исполнительного права и криминологии).

Соглашаясь с мнением известных ученых-пенитенциаристов А.И. Зубкова, В.И. Зубковой, что «среди всех этих факторов наименее исследованным по разным обстоятельствам оказался фактор влияния международных стандартов борьбы с преступностью и обращения с правонарушителями на уголовную политику России»1, хотелось бы выделить некоторые из них, считая их более перспективными в контексте обозначенной темы.

Для того, чтобы реализовать в жизнь новые проекты (в данном случае введение ювенальной юстиции), необходимо выполнение ряда условий:

- определение сущности нового явления (нововведения), одинаковое его восприятие и понимание;

- наличие проекта нормативно-правового акта;

- готовность общества и общественного мнения на нововведение;

- организационные, кадровые, материальные и иные условия для внедрения данного явления.

Говоря о развитии законодательства и практики его применения, можно с убедительностью утверждать, что в данном направлении имеются и ощущаются значительные шаги вперед.

В настоящее время в отечественной литературе накоплен богатый опыт теоретических и прикладных исследований, посвященных возможным моделям организации ювенальной юстиции в России;2 разработано несколько законопроектов; имеется положительный опыт практической реализации данной концепции в Ростовской области и некоторых других регионах.

Несмотря на то, что институт ювенальной юстиции для России не нов, до сих пор в юридической науке не выработано единого подхода к нему. Существуют различные интерпретации данного определения, но суть остается единой, что это есть определенная система различных органов, которая имеет цель оказания помощи несовершеннолетним. В зависимости от разных подходов акцент делается на те вопросы, которые наиболее близки авторам вышеназванных дефиниций.

По мнению Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации В.П. Лукина, ювенальная юстиция – это совокупность государственных органов, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, должностных лиц, осуществляющих на основе установленных законом процедур действия, направленные на обеспечение прав, свобод и законных интересов ребенка3.

Один из современных разработчиков ювенальных судов в России В.Н. Ткачев отмечает, что ювенальная юстиция – это новые правовые механизмы, медико-социальные, психолого-педагогические, реабилитационные процедуры (включая и судебные), программы, направленные на максимальное обеспечение прав и свобод несовершеннолетних, не только оказавшихся в конфликте с законом, но и нуждающихся в защите гражданских прав в судебном порядке4.

По мнению С.Ф. Бычковой, следует выделить несколько понятий ювенальной юстиции:

1) система особого судопроизводства по делам о правонарушениях несовершеннолетних, совершивших уголовно наказуемые деяния и достигших возраста уголовной ответственности;

2) система норм и институтов, связанных с ребенком как субъектом правонарушений, независимо от его возраста и категорий правонарушений;

3) система, включающая не только соответствующее законодательство, но и комплекс государственных и иных органов и организаций, имеющих своим назначением защиту прав и законных интересов несовершеннолетних; осуществляющие правосудие в отношении несовершеннолетних; реагирование на правонарушения несовершеннолетних5.

Тем самым автор выделяет последнее определение, «так как в случае принятия его в качестве базового могут быть в максимальной мере реализованы принципы ювенальной юстиции, которые обусловливают выделение ее из общей юстиции: преимущественно охранительная ориентация, воспитание, социальная насыщенность, максимальный учет при осуществлении процессуальных действий и принятие процессуальных решений в отношении несовершеннолетних, их индивидуальности»6.

Например, судья Ростовского областного суда доцент кафедры уголовно-правовых дисциплин Российской академии правосудия (Ростовского филиала) Е.Л. Воронова определяет ювенальную юстицию как систему защиты прав и законных интересов несовершеннолетних, объединяющую вокруг специализированного суда по делам несовершеннолетних социальные службы (органы и учреждения государственной системы, профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних), общественные организации7.

Эту же мысль продолжает С.Н. Апатенко, считая, что ювенальная юстиция – это специальная система взаимодействующих институтов, занимающихся защитой прав и интересов несовершеннолетних, профилактикой детской беспризорности, безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних.8

В рамках реализации в стране концепции судебной реформы, по мнению В.Д. Ермакова, сегодня как никогда важно на законодательном уровне проработать весь комплекс вопросов, связанных с созданием надежной, разноуровневой в территориальном отношении системы защиты прав, свобод и законных интересов несовершеннолетних, принципиально отличной от действующей в настоящее время системы мер карательной направленности, применяемых фактически без каких-либо серьезных ограничений.

Такая система должна объединить разнообразные социальные правоохранительные службы, специализированные суды по делам семьи и несовершеннолетних, специальные правоприменительные и нормотворческие службы органов юстиции, уже функционирующие учреждения, предназначенные для социальной реабилитации малолетних правонарушителей, их трудоустройства, организации отдыха, и многие другие9.

Ювенальная юстиция – гораздо более широкая социальная практика, включающая не только специальные процедуры рассмотрения уголовных, семейных и иных дел, но и комплекс мер социально-психологической превенции семейного неблагополучия и социально-психологической реабилитации его жертв10. В этом определении А.Э. Побегайло делает акцент на превенции и профилактику в вопросах семейного неблагополучия. По мнению автора, работа по внедрению семейных судов в России должна сопровождаться насыщением социального пространства соответствующей инфраструктурой.

Говоря о ювенальной юстиции, мы, в первую очередь, имеем в виду весьма сложное множественное целое – комплекс концепций и «схем» влияния на подростков, массу конкретно-практических ситуаций воздействия на человека, семью, первичные группы (непосредственное окружение подростка), а также социальные институты11.

По мнению О.И. Маминовой, ювенальная юстиция могла бы включать в себя сеть разнообразных социальных, правоохранительных служб для несовершеннолетних правонарушителей, специализированных судов по делам семьи и несовершеннолетних.

В систему ювенальной юстиции в широком понимании должны входить:

- институт ювенального судьи;

- ювенальная прокуратура;

- детская адвокатура;

- агентства уполномоченных по правам ребенка;

- инфраструктура социальных учреждений и институт социальных работников.12

Таким образом, ювенальная юстиция должна обеспечивать:

- эффективную профилактику правонарушений среди несовершеннолетних;

- справедливость любого правового решения в отношении несовершеннолетних;

- защиту прав и законных интересов несовершеннолетних и молодежи при разрешении гражданских, административных и уголовных дел, связанных как с их условиями жизни и воспитанием, так и совершаемыми ими правонарушениями;

- обеспечение социализации личности детей в максимально благоприятных условиях жизни.13

В юридической науке и практике, считает Н.Е. Борисова, правосудие по делам несовершеннолетних (ювенальная юстиция) традиционно оценивается с двух позиций: как инструмент борьбы с преступностью молодежи и подростков и как средство охраны прав и законных интересов несовершеннолетних, защиты их от неблагоприятных условий жизни и воспитания. Эти два подхода отражают содержание и цели ювенальной юстиции. Поскольку на практике они не разделяются между собой, это приводит в определенном смысле к стиранию грани между функциями судебной защиты и задачами борьбы с преступностью.14

Представляется интересным позиция В.А. Малышева, который выделяет несколько аспектов: во-первых, ювенальная юстиция – система государственных органов, чья деятельность направлена на защиту прав и законных интересов несовершеннолетних, среди которых ведущее место занимают ювенальные суды; во-вторых, в ней наличествуют специфические принципы, на которых основываются судебные органы при осуществлении уголовного правосудия в отношении несовершеннолетних; в-третьих, присутствует определенный механизм, посредством которого государственные органы осуществляют защиту прав ребенка; в-четвертых, для нее обязательно взаимодействие судебных органов с различными социальными службами помощи детям и подросткам.

И, по мнению автора, ювенальная юстиция – это основанная на специфических принципах особая система защиты прав несовершеннолетних, включающая в себя совокупность государственных органов, деятельность которых осуществляется совместно с соответствующими методико-психологическими, социальными службами помощи детям и подросткам, посредством механизма защиты прав ребенка, применяемых для обеспечения реализации его прав15.

На основе изложенного материала можно утверждать, что понятие ювенальной юстиции нельзя заключить в рамки какого-либо формального определения. Это понятие настолько многогранно и многопрофильно, что его основополагающие черты весьма сложно объединить в одной формулировке. Особое место здесь занимают задачи, доселе судами не решаемые – задачи социализации молодых людей и обеспечения их будущего в качестве законопослушных членов общества. А все это решается в рамках уже известной системы профилактики правонарушений несовершеннолетних.

Вышеперечисленные определения о ювенальной юстиции, в целом, интерпретируют те задачи и принципы, которые изложены в ст.2 Федерального Закона «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних», только добавляется и акцентируется процессуальная деятельность судов в отношении несовершеннолетних, как приоритетный элемент в данной системе.

Правосудие в отношении несовершеннолетних, вопреки распространенному ошибочному мнению, основано вовсе не на снисхождении к правонарушителям, а на понимании причин преступного поведения и поиске эффективных способов воздействия на виновных с учетом их возрастных особенностей, его цель – попытаться избежать дальнейшей криминализации личности и способствовать социальной реабилитации ребенка, а не его отчуждению от общества16.

2. Уровень культуры, общественного мнения и правосознания граждан, система их нравственных ценностей и идеалов.

Эта тема в полной мере и достаточно освещена социологами, политологами, психологами, а также представителями иных наук. Юридическая мысль с огромным вниманием и с трепетом относится к данному фактору.

Социологические исследования показывают, что достаточно большой процент россиян негативно относится к «западным ценностям». Различные нововведения, которые произошли в стране после 90-х годов прошлого века в различных сферах жизни (политической, идеологической, правовой, нравственной и др.) принимаются критически, если не в штыки. До сих пор у населения неоднозначное понимание основ демократии. Кто-то понимает демократию лишь как наличие высокого уровня жизни, материальной обеспеченности и т.п. Свобода слова, независимые суды, самостоятельность СМИ, свободные выборы понимаются как что-то производное, необязательное. Все это ведет к тому, что немалое количество людей являются приверженцами идеи «суверенной демократии».

Достаточно длительное время: сколько обсуждается вопрос о введении ювенальной юстиции в России, столько же существует и противоположное мнение. Критики, в частности И. Медведева, считают, введение ювенальной юстиции негативно отразится на институте семьи.

Корректность вопроса заключается в том, что подобную точку зрения поддерживает и РПЦ. На наш взгляд, следует придерживаться истины, что полезно для ребенка, то полезно и обществу.

Все это еще раз говорит о том, что общественное мнение неоднозначно к тем изменениям, которые происходят в стране. Большое значение играет тот факт, каков на данный момент уровень культуры, общественного мнения и правосознания граждан, система их нравственных ценностей и идеалов.

Хотелось бы привести два примера, в первом – общество и общественное мнение готово и, безусловно, поддержало нововведение и данный институт (в частности, «суд присяжных») гармонично вписался в нашу повседневную жизнь. Во втором – мнение общественности разделилось, отсюда нерешенность вопроса до настоящего времени.

- Введение суда присяжных в России. Сегодня никто не отрицает эффективность и необходимость существования таких судов. В результате проведенного эксперимента в ряде субъектов Российской Федерации, оценив все положительные стороны, а также недостатки, законодатель ввел данный институт в судебную практику с 2002 года. Хотя изначально были критики, как среди юристов, так и среди профессионалов, а внутри общественного мнения не наблюдалось однозначного подхода к введению этого института.

- Приостановление исполнения смертной казни, как вида уголовного наказания. С августа 1996 года данное наказание не применяется, де-факто в России смертной казни нет, де-юре это наказание никто из перечня уголовных наказаний не убирал. Более 13 лет высший законодательный орган страны так и не решил – оставить этот вид наказания или отменить его. Причин тому много, в том числе и неоднозначное отношение к этому со стороны общества, да и законодатель на данном этапе не готов прийти к единому мнению.

Резюмируя, следует заметить, что ювенальная юстиция как относительно новый институт будет реализован в стране благодаря готовности общества принять его со всеми как положительными, так и отрицательными свойствами.

3. Возможность и способность государства выделять необходимое количество ресурсов для нормального функционирования правоохранительных и судебных органов.

Думается, социальная насыщенность ювенальной юстиции не может быть достигнута судом без привлечения к участию в процессе специалистов других служб и учреждений. Значит, одной из задач, которая стоит перед нашим государством, поставившим цель перехода к ювенальной юстиции, – создание таких государственных служб. Судебная реформа, проводимая в стране, показала ряд положительных примеров. Для успешной реализации проекта внедрения ювенальной юстиции помимо реформирования судебной системы необходимы изменения и у других субъектов профилактики правонарушений несовершеннолетних.

В понятие ювенальной юстиции необходимо вкладывать как правовую, так и социальную основы. Юридическую основу ювенальной юстиции составляют правовые акты, регламентирующие деятельность ювенальных судов и нормативные акты, направленные на защиту прав несовершеннолетних.

В социальной основе ювенальной юстиции лежат идеи, направленные на воспитание, социальную защиту несовершеннолетнего, на минимизацию подавляющего влияния на детей и подростков процедуры судебного рассмотрения дел и снижение строгости уголовных наказаний. Правовые и социальные основы ювенальной юстиции должны находиться в постоянном взаимодействии, которое и составляет механизм защиты прав ребенка.

Введение должности помощника судьи с функциями социального работника поможет решить вопрос и трудоустройства большого количества невостребованных выпускников социологических и психологических факультетов. Помимо этого, по примеру Таганрогского ювенального суда, могут быть использованы в процессе судопроизводства специалисты системы профилактики города, социальный педагог, психолог, общественная приемная при Комиссии по защите прав человека при главе Администрации города, адвокаты, представители общественных организаций.

Можно привести пример из той же ст. 44 УК РФ, которая определяет наличие таких видов наказаний, как арест и ограничение свободы. Благие намерения законодателя утонули в банальных причинах: отсутствие финансирования.

Другой пример: введение вновь в России с 1997 года службы судебных приставов. Практика и действительность показывают, что это подразделение как никогда востребовано и сегодня наблюдается тенденция увеличения численности и штатов федеральной службы судебных приставов (ФССП РФ).

Вышеперечисленные изменения и дополнения в кадровом, структурном построении возможны и будут реализованы только тогда, когда будет регулярное финансовое обеспечение этих проектов.

Международное же сообщество, в частности Комитет ООН по правам ребенка, регулярно указывает России в числе проблем, вызывающих озабоченность, на то, что Россия, несмотря на ряд законодательных попыток, до сих пор не ввела на федеральном уровне и не учредила суды по делам несовершеннолетних правонарушителей, которые в системе правосудия должны рассматриваться отдельно.

Положительные примеры, реальный практический опыт имеются, остается другим оставшимся регионам реализовать у себя инициативу по данной проблеме, исходя из местных, экономических, социальных, исторических, демографических и иных особенностей. Это же относится и к республике Бурятия, ради справедливости следует отметить, что в законодательном плане данный субъект Российской Федерации уже внес ряд изменений и новаций в свою практику17.

Введение должности помощника судьи с функциями социального работника поможет решить вопрос и трудоустройства большого количества невостребованных выпускников социологических и психологических факультетов. Помимо этого, по примеру Таганрогского ювенального суда, могут быть использованы в процессе судопроизводства специалисты системы профилактики города, социальный педагог, психолог, общественная приемная при Комиссии по защите прав человека при главе Администрации города, адвокаты, представители общественных организаций.

Исходя из вышеперечисленного, можно сделать следующие выводы:

1. Для наблюдения за реализацией проекта и его поддержки при Верховном Суде РБ создать совет по координации деятельности судей, социальных работников, работников правоохранительных органов, комиссий по делам несовершеннолетних.

2. Утвердить Положение о социальном работнике. Как показал опыт работы в Ростовской области, отзывы судей г. Ростова-на-Дону и г. Санкт-Петербурга, где уже успешно завершен аналогичный эксперимент, деятельность социальных работников доказала свою высокую эффективность.

3. На базе юридического факультета Бурятского госуниверситета создать «Региональную ассоциацию специалистов по поддержке судебно-правовой реформы и ювенальной юстиции в Республике Бурятия», которая будет призвана оказывать информационную и методическую помощь судам, органам и службам системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, органам местного самоуправления.


^ ЮВЕНАЛЬНАЯ ЮСТИЦИЯ КАК ВЕКТОР РАЗВИТИЯ

ЮВЕНАЛЬНОЙ УГОЛОВНОЙ ПОЛИТИКИ


Э.Л. Раднаева,

заведующий кафедрой уголовного права и процесса

Бурятского государственного университета, кандидат юридических наук, доцент

^ Д.К. Чимитова,

декан юридического факультета Бурятского государственного университета,

доктор исторических наук, доцент


«Нельзя изменить человека лучше,

чем через остаток добра, который в нем остался».

Конфуций


В начале статьи, посвященной некоторым проблемам ювенальной юстиции и в целом ювенальной уголовной политики, остановимся на кратком изложении основных используемых терминов.

Политика в дословном переводе с греческого означает искусство управления государством, словарь философских терминов определяет понятие политики как «одну из форм деятельности по управлению общественными отношениями и связями, возникающими между людьми в процессе создания материальных и духовных ценностей»18.

Под политикой принято именовать комплекс идей, воззрений и действий в определенной сфере (А.И. Бойко19), принципы, стратегию, основные направления и формы достижения социальных целей (В.И. Селиверстов, И.В. Шмаров20).

Укрепление современной российской государственности настоятельно требует реформирования сложившейся правовой политики. Термин «правовая политика» в современной российской юридической науке относится к числу недостаточно разработанных.

Совершенно справедливо Н.И. Матузов предлагает рассматривать правовую политику как «один из видов политики как родового интеграционного понятия»21. Использование данного понятия позволяет акцентировать внимание на особой сфере властных отношений, реализуемых в правовом пространстве. Государственно-волевой характер политики реализуется в различных сферах правовой деятельности. Правовая политика осуществляется различными правовыми методами и в ее основе лежит определенная правовая база.

Правовая политика, как «комплекс идей, мер, задач, программ, установок, реализуемых в сфере права и посредством права»22, играет важную роль и «направлена на упорядочение самой правовой сферы, несущей в свою очередь, цивилизованность и порядок экономическим, социальным, национальным и иным отношениям»23. Таким образом, значимость правовой политики заключается в том, что она, с одной стороны, определяет направленность основных правоотношений, а с другой, в том, что благодаря ей обеспечивается обратная связь между реальной правовой жизнью и господствующими в обществе и государстве правовыми установками и правовой идеологией.

Проблема уголовной политики является фундаментальной в теории отраслевых наук антикриминального цикла, в первую очередь уголовного права и криминологии. Анализ и всесторонняя оценка современной уголовной политики, находящейся, как и все остальное, в кризисе, неоднократно предпринимался и предпринимается многими отечественными специалистами24.

Принято считать, что термин «уголовная политика» употребил Ансельм Фейербах – отец видного представителя классической немецкой философии Людвига Фейербаха – в 1804 г. в труде «Versuch ei№er Crimi№aljurisprude№z des Kora№», но не дал определения этого понятия.

В самом общем виде уголовная политика в Российской Федерации трактуется как отношение государственной власти к преступности (борьбе с преступностью)25. Уголовная политика может быть ярко выражена (в правовых документах) или же неявно (имплицинтно) в реальной деятельности государства и его органов по противодействию преступности26. Уголовная политика предстает перед нами в виде руководящих идей, которые определяют содержание уголовно-правовых норм и институтов, направление деятельности государственных структур и правоохранительных органов по борьбе с преступностью. Право – более консервативное и устойчивое явление.

Уголовная политика более подвижна, она более чутко реагирует на изменившуюся обстановку (социально-экономическую, политическую, криминологическую и пр.) и нередко подвержена существенным изменениям при относительной стабильности уголовного законодательства. Уголовное право является инструментом уголовной политики. Управление практическим применением норм уголовного права означает проведение в жизнь уголовной политики государства.

Относительно объема и содержания уголовной политики сегодня, как и раньше, существуют две основные позиции, связанные с пониманием уголовной политики.

Первая была сформулирована А.А. Герцензоном, считавшим, что изучаемым понятием охватывается все, что прямо или косвенно направлено на борьбу с преступностью27. Таким образом, трактуя данное понятие уголовной политики, он включал в ее сферу не только специальные меры (уголовно-правовые, уголовно-процессуальные, криминологические, уголовно-исполнительные, криминалистические), но и меры чисто социального характера (экономические, идеологические, медицинские).

Кроме этого, была высказана и другая точка зрения, сторонники которой (С.В. Бородин, А.Э. Жалинский, Н.И. Загородников, И.А. Исмаилов, Н.И. Стручков) считают, что только специальные меры социального предупреждения преступности, которые основываются на уголовном, уголовно-процессуальном и исправительно-трудовом законодательстве с привлечением данных науки, включая криминологию и криминалистику, составляют это понятие.

Представляют несомненный интерес определения, иллюстрирующие современный взгляд на проблему. С.С. Босхолов считает: «Под уголовной политикой следует понимать: 1) государственную политику (доктрину) борьбы с преступностью, выраженную в соответствующих директивных актах (законах, указах Президента, постановлениях правительства); 2) научную теорию и синтез соответствующих политических, социологических и правовых знаний; 3) особый вид социальной деятельности, направленной на активное, наступательное противодействие преступности и другим правонарушения28.

Обобщенно, в структурном плане уголовную политику определяет Я.Г. Стахов. По его мнению, это государственная программа борьбы с преступностью и ее реализация в деятельности государственных и общественных организаций, а также сложное, многогранное социально-политическое образование, объектом воздействия которого является преступность29.

Не отражая в данной статье множество иных определений уголовной политики, имеющихся в юридической литературе, отметим, что исходным пунктом служит представление о том, что главное в борьбе с преступностью – ее предупреждение. Такой подход к определению границ уголовной политики представляется наиболее перспективным и, в первую очередь, в отношении несовершеннолетних. В начале третьего тысячелетия проблемы, связанные с молодым поколением, входят в число национальных приоритетов большинства государств. К настоящему времени стала оформляться такая область интегративного междисциплинарного знания как ювенология (от сл. «Juvetas» – имя богини, покровительницы юношества, молодежи у древних римлян), объектами исследования которой «являются процессы, происходящие в социально-демографической группе, находящейся в состоянии становления, развития, перехода от социально незрелого (детского) возраста к социальной, экономической и гражданской зрелости»30.

Впервые на законодательном уровне государственная политика в интересах детей получила свое закрепление (после ратификации в 1990 г. Россией Конвенции о правах ребенка 1989 г.) в Федеральном законе от 24 июля 1998 г. № 124–ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка». Данный нормативный правовой акт определил цели, принципы и основные направления данной политики. Целью ювенальной политики является разработка социально-правовых мер, адекватно отражающих потребности общества в защите жизненно важных прав и интересов детей, формирование необходимых социальных условий для их всестороннего развития.

Таким образом, правовая политика в отношении несовершеннолетних – это целенаправленная систематичная специально организованная деятельность, направленная на совершенствование механизма реализации прав несовершеннолетних и обеспечение эффективной защиты прав и законных интересов несовершеннолетних. Субъектами подобного рода деятельности будут выступать, в первую очередь, органы государственной власти и местного самоуправления. Однако к осуществлению правовой политики в отношении несовершеннолетних непосредственным образом могут быть причастны общественные организации, образовательные учреждения, различные институты гражданского общества.

Наличие в государстве целостной концепции правовой политики в отношении несовершеннолетних играет большую роль для определения четких правовых ориентиров31. В этой связи ювенальную уголовную политику можно определить как составляющую государственной политики по предупреждению и противодействию преступности несовершеннолетних и против несовершеннолетних с помощью форм и методов уголовно-правового воздействия с целью снижения ее негативных последствий для социально-значимых отношений. Эта политика основывается на уголовно-правовых принципах и реализуется через деятельность государственных органов власти.

Приходится констатировать, что на сегодняшний день в России выработан ряд подходов к определению сущности, значения, принципов и основных направлений уголовной политики в отношении несовершеннолетних, однако ее целостная концепция фактически отсутствует. Следует согласиться с мнением Н.А. Лопашенко, которая видит причины отсутствия такой целостности в различном определении ее границ и объема в работах тех или иных исследователей32. Отсутствие целостной концепции в целом современной ювенальной политики не может не сказываться на реальном положении детей в современном российском обществе33.

В сентябре 2009 г. научно-образовательным центром «Ювенальная юстиция» Бурятского государственного университета (далее БГУ) было проведено социологическое исследование по проблемам защиты прав несовершеннолетних34. 43% опрошенных считает, что государственная политика по защите прав несовершеннолетних в Российской Федерации за последние пять лет остается без изменений, 39% отметили изменения в лучшую сторону и 12% динамику считают негативной35. Особенно критичной оказалась оценка учителей общеобразовательных учреждений, ежедневно сталкивающихся с проблемами детей и родительских семей, – лишь 5% отметили позитивную динамику государственной политики по защите прав несовершеннолетних.

Результаты общественного мнения по проблемам ювенальной политики подтверждаются и официальными статистическими данными.

По данным Следственного комитета при Прокуратуре Российской Федерации, в 2008 г. совершено 126 тысяч преступлений против детей, в т.ч. 1 914 убийств несовершеннолетних, 2 330 тяжких телесных повреждений. 12,5 тысячи детей пропали и всего 50 тысяч детей находятся в розыске.

В рамках общей криминальной ситуации в России проблема подростковой преступности занимает особое место. В том же 2008 г. в официальную статистику попали 107890 несовершеннолетних, совершивших преступления, что составляет 8,6% в общем числе выявленных лиц (в 2007 г. удельный вес составлял 10%). Из них 73 106 несовершеннолетних осуждено за совершение различных преступлений (в том числе 16 487 из них – уже ранее судимых). За совершение правонарушений в органы внутренних дел доставлено 928 219 несовершеннолетних.

В 2007 году показатели официальной статистики были выше – 132 тыс. несовершеннолетних совершили уголовные преступления, при этом 38,1 тыс. на момент совершения преступления не достигли 16 лет, а 93,9 тыс. имели возраст 16-17 лет.

Тенденция сокращения подростковой преступности, наметившаяся с 2005 г., проявилась и в прошедшем 2009 г. – в Российской Федерации было зарегистрировано 94 720 преступлений, совершенных несовершеннолетними и при их соучастии36.

В Республике Бурятия, которая традиционно относилась к регионам с высоким уровнем криминальной активности подростков, по итогам 2009 года количество официально зарегистрированных преступлений, совершенных несовершеннолетними, сократилось на 18,7% (с 1806 до 1469). Удельный вес подростковой преступности в общей массе раскрытых преступлений снизился на 1,5% и составил 9,0% (2008 г. – 10,5%).

Однако все эти данные не дают ни малейшего повода для самоуспокоения, не позволяют говорить о каких-то позитивных сдвигах в деле борьбы с преступностью и, тем более, строить оптимистичные прогнозы на будущее. По данным проведенного опроса, 75% респондентов считает, что подростковая преступность имеет тенденцию к росту, против 11%, высказавшихся более оптимистично. Причем еще больше (80%) граждан придерживаются мнения, что преступность против детей за последние пять лет возросла37.

Основаниями для беспокойства, с одной стороны, является неоднозначное отношение к официальной статистике со стороны известных российских криминологов38 и, как следствие, колебания экспертных оценок от 70-80% до 600-700% относительно заявленных показателей39. Нельзя не учитывать и демографический фактор – за последние 15 лет численность детского населения страны, и в т.ч. несовершеннолетних в возрасте 14-18 лет, снизилась примерно на 20%.

С другой стороны, принимая во внимание давно уже выявленную и практически не вызывающую сомнений зависимость преступности от социальных условий жизни того или иного общества, которому она соответствует, всеобщий финансовый кризис не добавляет, к сожалению, оптимизма в прогнозах криминальной ситуации на территории Российской Федерации в ближайшие годы.

Более того, по заявлению Президента Российской Федерации Д.А. Медведева, в связи с кризисом наиболее неприятными и ожидаемыми тенденциями прогнозируются увеличение количества преступлений корыстно-насильственной и экстремистской направленности, наиболее присущих молодым правонарушителям40.

В условиях кризиса ювенальной политики, отмечаемого как учеными-ювенологами, так и практиками, требуется поиск новых подходов к деятельности государственных органов и общественных организаций, работающих в сфере защиты прав несовершеннолетних, социально приемлемых и, одновременно, эффективных мер предупреждения ювенальной и, что особенно важно, антиювенальной преступности.

Определив в названии статьи роль ювенальной юстиции в изменении вектора развития ювенальной уголовной политики российского государства, остановимся на мнениях некоторых известных российских ученых.

Поддерживая позицию Д.А. Шестакова о новой модели уголовно-правового противодействия преступности, утверждающего новый подход и цивилизованные взаимоотношения общества с преступностью, следует отметить, что реакцией на совершение любого преступления должно быть, и это вполне естественно, наказание. Однако одним из них должна стать либерализация уголовного закона.

«Уголовный закон постепенно освобождается от цели возмездия и от чрезвычайно суровых мер воздействия на нарушителя уголовного закона, в его основе медленно, но неотвратимо начинает действовать концепция цивилизованного взаимоотношения общества с преступностью, опирающаяся на принципы возмещения вреда и удержания от новых преступлений. Вполне понятно, что центр тяжести и, следовательно, большую часть финансирования контроля преступности надлежит переместить в сферу образования и социальной помощи людям в разрешении их проблем (противоречий), обусловливающих преступную деятельность»41.

В мире осознали, что именно общество, прежде всего – даже больше, чем сами осужденные – заинтересованно в гуманной юстиции и пенитенциарной системе. Направляя в тюрьмы все больше людей, мы получаем их «назад» – с «их» нравами, языком, образом жизни. И тогда происходит «призонизация» (от англ. рriso№ – тюрьма) всего общества, быта, культуры, языка. Кроме того, пенитенциарные учреждения наряду с безработицей, бездомностью, бедностью множат ряды «исключенных» (excluded) – основной социальный резерв преступности, пьянства, наркотизма, проституции, самоубийств42.

Как отмечает Я.И. Гилинский, все решительнее звучат предложения по формированию и развитию альтернативной, не уголовной юстиции для урегулирования отношений «преступник-жертва», по переходу от возмездной юстиции (retributive justice) к юстиции возмещающей, восстанавливающей (restorative justice). В целом, речь идет о переходе стратегии «войны с преступностью» (war o№ crime) к стратегии «сокращения вреда» (harm reductio№)43.

На то, что карательная модель правосудия давно уже себя исчерпала, указывают и другие специалисты44. Более того, А.П. Гуськова подчеркивает, что в мировой практике восстановительный подход как ценностно-предпочтительный и прагматически целесообразный получает распространение и на общеуголовное правосудие для взрослых45.

Применяя такой подход, безусловно, следует провести четкую грань между тяжкими преступлениями, когда виновное лицо не может быть оставлено без угрозы для общества, и преступлениями небольшой и средней тяжести, последствия которых могут быть исправлены. В первую очередь это касается корыстных преступлений и всех тех, где заглаживание вреда потерпевшему приносит больше пользы (и жертве, и обществу), чем наказание лицу, совершившему преступление.

Отметим, что по-прежнему в официальной статистике преобладают именно корыстные преступления. В Российской Федерации почти половина всех зарегистрированных преступлений – кража: в 2007г. удельный вес составлял 43,7%, в 2008 г. – 41,3%. В Республике Бурятия в 2009 г. доля корыстных преступлений составила 69,9% от общего числа (1469) преступлений, совершенных несовершеннолетними (в 2008 г. – 68,2%), доля насильственных преступлений – 2,1% (1,9%).

Из 810 уголовных дел, рассмотренных в 2009г. судами Республики Бурятия в отношении несовершеннолетних, осуждено только по ст.158 УК РФ 410 подростков (50,6%), из них ранее судимых – 138 (33,6%), условно осужденных – 68 (17,3%).

Всего же, по данным Судебного департамента при Верховном суде Республики Бурятия, в 2009г. осуждены к реальному лишению свободы на определенный срок 138 (17%) несовершеннолетних (в 2008г.- 119, что составило 13,2%), 549 (67,7%) несовершеннолетних осуждены условно к лишению свободы (в 2008г. – 578 или 64,2%). Удельный вес альтернативных видов наказания в 2009г. составил в целом 12%, из них – исправительные работы – 2%, штраф и обязательные работы – по 5%. В 2008г. этот показатель был выше – 18%, в т.ч. исправительные работы – 3%, штраф – 6% и обязательные работы – 9%46.

Как видим, лишение свободы, сопровождаемое неизбежными негативными последствиями, хотя и имеет тенденцию к снижению, но продолжает оставаться основным в структуре назначенных несовершеннолетним наказаний. В 2006 и 2007 годах условно осужденные к лишению свободы несовершеннолетние составляли в Российской Федерации 55,9 и 54,1% соответственно, реально лишенные свободы ­– 24,2 и 21,1%47. Очевидно, что ограничение применения лишения свободы, наиболее часто применяемого вида наказания, и в целом карательных мер потребует определенного мужества от судебных органов, общества и законодательной власти.

Между тем Минимальные стандартные правила Организации Объединенных наций, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (ст. 18), указывают на необходимость широкого применения к ним иных мер, не связанных с наказанием. А при назначении наказания, как указывается в постановлении Пленума Верховного суда Российской Федерации от 14 февраля 2000г. №7 «О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних», желательно использовать предоставленные законом возможности для применения видов наказания, не связанных с изоляцией от общества.

Внедрение ювенальных технологий, позволяющих наиболее эффективно реализовывать международные стандарты в области отправления правосудия в отношении несовершеннолетних, осуществляется в Российской Федерации в инициативном порядке, при этом каждый регион использует имеющиеся кадровые, финансовые, правовые и иные ресурсы. На сегодняшний день созданы ювенальные суды или активно внедряются ювенальные технологии в Ростовской, Иркутской, Ленинградской, Брянской, Липецкой, Камчатской, Владимирской, Псковской, Амурской, Омской, Ивановской, Саратовской, Оренбургской, Волгоградской, Московской, Ульяновской областях, Еврейской автономной области, Пермского и Красноярского краях, Республиках Хакасия, Чувашия, Карелия, Бурятия, гг. Санкт-Петербург и Москва и др. Говоря о ювенальной юстиции в Российской Федерации и об опыте вышеуказанных регионов, мы ведем речь об уголовной ювенальной юстиции. Именно в сфере уголовного судопроизводства по делам о преступлениях несовершеннолетних, в первую очередь, апробируются ювенальные технологии, предусмотренные Минимальными Стандартными правилами ООН, касающимися отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (экономия уголовной репрессии, усиление воспитательного воздействия, организация помощи несовершеннолетнему, оказавшемуся в конфликте с законом, с целью его интеграции в общество и предупреждения рецидива).

Ювенальная уголовная юстиция предусматривает, что профилактика преступности несовершеннолетних, возможна, прежде всего, через воспитание и просвещение, поскольку без этого никакие меры принуждения, устрашения или наказания не предотвратят рецидив.

В 2009 году во исполнение Постановления Президиума Верховного суда Республики Бурятия от 10.04.2009г. по вопросам внедрения в судебную практику элементов ювенальных технологий, данная деятельность начала носить комплексный характер48. Приказом председателя Верховного суда РБ от 3 июля 2009 года в Верховном суде Республики Бурятия создан специальный ювенальный состав по рассмотрению уголовных, гражданских и административных дел в первой, кассационной и надзорных инстанциях. В районных судах уделяется большое внимание социальной диагностике личности несовершеннолетнего, составляются и используются в работе карты социального сопровождения на несовершеннолетнего подсудимого, проводятся примирительные процедуры с согласия потерпевшего и несовершеннолетнего правонарушителя, в зданиях некоторых районных судов предусматриваются помещения для проведения примирительных процедур, бесед с психологом, кабинеты адвокатов и прокуроров. Помощники судей начали проходить обучение на курсах повышения квалификации в образованном в сентябре 2009 г. Научно-образовательном центре «Ювенальная юстиция» БГУ, объединяющим научную общественность с практиками-ювенологами. Судами стали больше применяться такие виды наказания, как обязательные работы и исправительные работы, больше прекращаться уголовных дел в отношении несовершеннолетних, совершивших преступления небольшой и средней тяжести за примирением сторон, деятельным раскаянием и в связи с применением принудительных мер воспитательного воздействия.

Однако расстояние между формируемой российской системой правосудия по делам несовершеннолетних и моделью ювенального суда, соответствующей международным стандартам, достаточно далекое, что было отчасти подтверждено выше некоторыми данными официальной статистики.

Между тем общественное мнение об отдельном правосудии по делам несовершеннолетних в Российской Федерации меняется однозначно в сторону необходимости его создания. За это высказались, по результатам нашего опроса, 72% респондентов, что значительно превышает показатели подобного исследования в 2006 г. (50,1%)49. Особенно динамичными – от 20 до 45% – являются мнения юристов-практиков, хотя в общем числе опрошенных их убеждения в создании специализированных ювенальных судов занимают, как и в 2006 г., наименьший процент в сравнении с другими группами респондентов (учителями, студентами, иными гражданами).

«Чтобы сделать поток воды чистым, нужно в самом его источнике поставить очистительный аппарат», – писал еще до революции юрист Анатолий Богдановский, подчеркивая важность и актуальность особого обращения с юными правонарушителями.

Накопленный учеными и практиками опыт по разработке и внедрению ювенальных технологий на региональном уровне создает предпосылки к организации действительно эффективной системы ювенальной юстиции в Российской Федерации. Полагаем, что именно с создания института ювенальной юстиции, на наш взгляд, и может начаться изменение вектора современной ювенальной политики и парадигмы отправления правосудия в целом в Российской Федерации.


^ ИСТОРИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ УСЛОВНО-ДОСРОЧНОГО ОСВОБОЖДЕНИЯ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ


А.Н. Мяханова,

доцент кафедры уголовного права и процесса юридического факультета

Бурятского государственного университета


В России действующее уголовное законодательство закрепляет льготные основания условно-досрочного освобождения несовершеннолетних (ст.93 УК РФ).

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении № 8 от 21 апреля 2009 г. «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания» рекомендовал судам «по делам об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания … в отношении несовершеннолетнего осужденного … учитывать его отношение к учебе, связи с родственниками в период отбывания наказания и другие обстоятельства, которые могут свидетельствовать об исправлении осужденного».

Институт условно-досрочного освобождения в России берет свое начало с середины 19 века, связан со становлением такой цели наказания, как исправление правонарушителей, и является одним из самых распространенных видов досрочного освобождения от отбывания наказания.

Большой вклад в развитие теоретического обоснования условно-досрочного освобождения внесли такие ученые, как И.Я. Фойницкий50, А.А. Пионтковский51, Н.С. Таганцев52, С.В. Познышев53, С.П. Мокринский54 и др.

Впервые законодательно урегулирован порядок досрочного освобождения от отбывания наказания несовершеннолетних Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 апреля 1954 г. «О порядке досрочного освобождения от наказания осужденных за преступления, совершенные в возрасте до 18 лет». Установлено, что лица, доказавшие свое исправление примерным поведением, добросовестным отношением к труду и обучению, могут быть досрочно освобождены безусловно.

С конца 50-х гг. в СССР и за рубежом проводились активные научные исследования путей повышения эффективности воспитательного воздействия условно-досрочного освобождения, поиск новых средств стимулирования законопослушного поведения осужденных после освобождения из мест лишения свободы. В этой связи 25 декабря 1959 г. принимаются Основы уголовного законодательства СССР и союзных республик55, а вслед за ними принимаются уголовные кодексы республик. В отношении несовершеннолетних применялись условно-досрочное, досрочное освобождение или замена наказания более мягким после отбытия не менее одной трети срока наказания.

Изучение судебной практики применения условно-досрочного освобождения показало неоднозначное отношение к нему со стороны судов. Периоды массового применения условно-досрочного освобождения сменялись повсеместными отказами в его предоставлении как следствие изменения политики государства в отношении осужденных. Нередки были ошибки и «перегибы», на что указывал Пленум Верховного Суда СССР в Постановлении № 9 от 19 октября 1971 г.56

В начале и середине 90-х годов к лицам, осужденным к лишению свободы за преступления, совершенные в возрасте до восемнадцати лет, условно-досрочное освобождение от наказания применялось после фактического отбывания не менее одной трети, половины и двух третей назначенного срока наказания в зависимости от тяжести совершенного преступления. Решение по данному вопросу принималось судом по совместному предъявлению органа, ведающего исполнением наказания и комиссии по делам несовершеннолетних. Обязательным условием являлось примерное поведение и честное отношение к труду.57

Согласно положениям Минимальных стандартных правил Организации Объединенных Наций, касающихся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних («Пекинских правил»), утвержденных резолюцией 40/33 Генеральной Ассамблеи ООН 29 ноября 1985 г., условное освобождение несовершеннолетних из исправительного учреждения применяется в возможно более широких масштабах и более ранние сроки (ст.28.1). «При наличии данных, свидетельствующих об удовлетворительном ходе перевоспитания, … могут быть, если позволяют обстоятельства, освобождены условно. … Такое освобождение может быть обусловлено выполнением условий, поставленных соответствующими органами на срок, указанный в решении».

Институт условно-досрочного освобождения продолжает реформироваться и по сей день, поэтому полагаем необходимым ознакомиться с опытом зарубежных стран.

Так, тюрьма новой системы – реформаторий, куда направлялись осужденные в возрасте от 16 до 30 лет на относительно неопределенный срок лишения свободы, появилась в 1876 г. в г. Эльмайре, штат Нью-Йорк. В тюрьме были келии для одиночного ночного содержания и общее помещение работы, обучения и приема пищи. При поступлении все определялись в средний класс, в котором находятся не менее шести месяцев. Затем в зависимости от поведения, при получении определенного количества марок, они переводились в низший или высший класс. После шести месяцев пребывания в высшем классе возможно получить условно-досрочное освобождение от наказания.

В реформатории велись занятия: школьные, ремесленные, физкультурные и военные. Успехи в учебе учитывались при решении вопроса об условно-досрочном освобождении. Индивидуализация наказания в этой системе достигла достаточно высокой степени.

Поступающему в реформаторий сообщали, каков по закону предельный срок заключения, от него зависело сокращение этого срока до минимума, равного двенадцати месяцам, по истечению которого было возможно условно-досрочное освобождение. При освобождении назначался испытательный срок на шесть месяцев, но дирекция тюрьмы могла его увеличить. В течение этого срока освобожденный подчинялся надзору администрации тюрьмы и ее агентов, был обязан представлять ежемесячные отчеты о своей жизни и деятельности. При неудовлетворительном поведении освобожденный мог быть возвращен в реформаторий. При успешном истечении испытательного срока лицо окончательно освобождалось от осуждения.58

Данная система вела к неограниченному произволу администрации тюрьмы. Заключенные приспосабливались, угождая администрации, т.е. создавали видимость исправления.

В начале XX в. в Англии создана тюремная система для заключенных в возрасте от 16 до 21 года, где отбывали наказание от одного года до трех лет. Данная система получила название борстальской системы, которая воспроизвела основные признаки реформаториев. Через шесть месяцев после перевода в высший класс при начислении определенного числа марок появлялась возможность условно-досрочного освобождения от наказания.

Кроме этого, в начале XX в. по всей Англии существовали борстальские комитеты, состоявшие из членов общества патроната, начальника, священника тюрьмы, обеспечивающие контроль за освобожденными, их трудоустройство, налаживание быта.

В настоящее время английское уголовное право знает как условное, так и безусловное досрочное освобождение59. Основанием для условно-досрочного освобождения является не только хорошее поведение, но и мнение о возможности осужденного вести правильную жизнь за стенами тюрьмы60.

Безусловно, актуальным и интересным является опыт ряда иностранных государств в сфере общесоциального предупреждения преступности.

В ряде стран мира большую часть социальных проблем, связанных с лицами, отбывающими наказание в пенитенциарных учреждениях, берут на себя различные общественные и религиозные организации.

В Финляндии в 1975 г. основана Ассоциация по делам испытания и последующего ухода для помощи в решении социальных проблем условно освобожденных заключенных, цель деятельности которой состоит в разносторонней помощи (психологическая поддержка, юридические консультации, решение проблем с жильем, трудоустройство) условно освобожденным61.

В УПК Франции существуют три условия, которые должны соблюдать условно-досрочно освобожденные из мест лишения свободы: обязательно жить в месте, указанном в постановлении; являться по вызовам судьи или сотрудника специальной службы надзора; сообщать сведения и представлять документы, свидетельствующие о том, на какие средства он живет. Кроме того, на освобожденного условно-досрочно могут быть возложены иные обязанности такие как: отказаться от вождения каких-либо транспортных средств; не посещать определенные места, например, казино; воздерживаться от злоупотребления алкогольными напитками; возместить причиненный потерпевшему материальный и моральный ущерб и другие62.

Решение об условно-досрочном освобождение может быть отменено в случае, совершения нового преступления, нарушений условий освобождения, установленные в решении об условно-досрочном освобождении.

Институт условно-досрочного освобождения также предусматривается законодательством ФРГ. Здесь суд может освободить лицо от оставшегося ему срока, если оно миновало две трети срока назначенного по приговору, а также, что в условиях свободы данное лицо не совершит нового преступного деяния. Существует вторая предпосылка возможного применения условно-досрочного освобождения по УК ФРГ – это согласие самого осужденного.

Условно-досрочному освобождению посвящена глава 5 УК Японии. Оно возможно, если осужденный отбыл треть своего срока или 10 лет при бессрочном приговоре, проявил подлинное исправление, положительно характеризуется администрацией, не несет угрозы возврата к преступной жизни.63

Институт защитного надзора – специфический японский термин, обозначающий пробацию (условное осуждение) и пероул (условно-досрочное освобождение). В настоящее время УК Японии предусматривает такой надзор: 1) за условно осужденными; 2) за условно-досрочно освобожденными из тюрем; 3) за несовершеннолетними, условно-досрочно освобожденными из исправительных школ;
4) за несовершеннолетними в порядке «мер защиты».

В зарубежном законодательстве особое внимание обращено на вопросы социальной адаптации лиц, освобожденных условно-досрочно. Подобные законодательные решения вполне применимы и в российском законодательстве.

В настоящее время от 60 % до 90 % опрошенных сотрудников правоохранительных органов считают наиболее значимыми факторами, имеющими место в постпенитенциарном периоде, которые блокируют для несовершеннолетних освобожденных пути интеграции в общество: формальный подход к условно-досрочному освобождению от отбывания наказания; отсутствие эффективной системы административного надзора за лицами, отбывшими наказание; трудности в трудоустройстве; отсутствие системы постпенитенциарной социальной и психологической поддержки.

Ситуацию усугубляет то, что в ч. 6 ст. 79 УК РФ специализированный государственный орган, который должен осуществлять контроль за лицами, освобожденными условно-досрочно, конкретно не назван. Несовершеннолетние фактически оказываются освобожденными безусловно досрочно, и суд может постановить об отмене условно-досрочного освобождения, только в случае совершения ими нового умышленного преступления, что и подтверждает исследование решений об отмене условно-досрочного освобождения.

Возможно, при таких обстоятельствах следует согласиться с учеными, предлагающими ознакомиться со способами воздействия правосудия зарубежных стран на преступность несовершеннолетних, для того, чтобы показать, какой современный зарубежный опыт в этой сфере может быть воспринят уголовным законодательством России.64






оставить комментарий
страница1/2
Дата25.09.2011
Размер0,62 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх