Методические указания для подготовки к семинарским занятиям, написанию контрольных работ и рефератов по дисциплине «История Украины» для студентов всех форм обучения icon

Методические указания для подготовки к семинарским занятиям, написанию контрольных работ и рефератов по дисциплине «История Украины» для студентов всех форм обучения


Смотрите также:
Методические указания для подготовки к семинарским занятиям...
Методические указания для подготовки к семинарским занятиям...
Методические рекомендации для подготовки к семинарским занятиям и написанию контрольных работ по...
Методические указания по выполнению рефератов и контрольных работ по курсу «экология» для...
Методические рекомендации по подготовке и написанию контрольных работ...
Методические указания для выполнения контрольных работ По дисциплине...
Методические указания по выполнению контрольных работ и домашних заданий (рефератов) по...
Методические указания по выполнению контрольных работ и домашних заданий (рефератов) по...
Отечественная история методические указания к семинарским занятиям для студентов всех форм...
Программа, методические указания...
Методические указания по написанию контрольных работ по учебной дисциплине «Финансовое право»...
Методические советы к контрольным работам для студентов заоч­ного отделения по дисциплине...



Загрузка...
страницы:   1   2   3
скачать





Министерство образования и науки Украины

Севастопольский национальный технический университет




ДИПЛОМАТИЯ БОГДАНА ХМЕЛЬНИЦКОГО


В ГОДЫ НАЦИОНАЛЬНО – ОСВОБОДИТЕЛЬНОЙ ВОЙНЫ УКРАИНСКОГО НАРОДА

ПРОТИВ РЕЧИ ПОСПОЛИТОЙ


Методические указания

для подготовки к семинарским занятиям,

написанию контрольных работ и рефератов

по дисциплине «История Украины»

для студентов всех форм обучения


Севастополь


2002


УДК 94 (477) “16”


^ Методические указания по дисциплине «История Украины» / Сост. Фиров П. Т. - Севастополь: Изд-во СевНТУ, 2002. - 46 с.


Методические указания подготовлены в соответствии с требованиями Министерства образования и науки Украины и учебной программы курса «История Украины» для высших учебных заведений. В них даются методические рекомендации студентам, изучающим одну из основных тем в украинской истории середины XVII в., - борьбу украинского народа против польской зависимости и за создание собственного государства. Методические указания составлены с учетом современных разработок исторической науки по данной теме.

Они содержат контрольные вопросы и тестовые задания.


Методические указания рассмотрены и утверждены на заседании кафедры философских и социальных наук (протокол № 2 от 14 октября 2002 г.)


Допущено учебно-методическим центром СевНТУ в качестве методических указаний.


Рецензенты: Н. Н. Денисенко, Т. К. Кухникова


СОДЕРЖАНИЕ


Введение……………………………………………………………………

  1. Дипломатическая деятельность Б. Хмельницкого в начальный период Национально-освободительной войны………………………

  2. Лже-Шуйский - «секретное оружие» украинской дипломатии…….

  3. Крымско-турецкий фактор в украинско-российских отношениях…

  4. Украинско-российское соглашение 1654 г. – логический результат дипломатической деятельности Б. Хмельницкого………………….

  5. Контроль знаний………………………………………………………

Заключение…………………………………………………………………

Библиографический список……………..…………………………………


Введение



Национально-освободительная война украинского народа против Речи Посполитой 1648-1657 гг. – одна из наиболее ярких и героических страниц нашей истории. Грандиозное, небывалое до того времени народное восстание, охватившее всю территорию Украины, продолжалось много лет. Оно было направлено на свержение власти Речи Посполитой, освобождение от притеснений и эксплуатации феодалов, на защиту родного языка, веры, культуры и обычаев. Возглавляли восстание в основном представители казаческого сословия, имевшие опыт военной организации и боевых действий: Богун Иван, Гиря Иван, Гуляницкий Иван, Джалалий Филон, Золотаренко Иван и Василий, Кривонос Максим, Кричевский Михаил, Небаба Мартын, Нестеренко Максим и другие.

Предводителем национально-освободительной войны стал великий сын украинского народа чигиринский сотник Богдан Хмельницкий. С юных лет он был свидетелем антифеодального и национально-освободительного движения украинского народа против гнета феодалов, насильственного насаждения унии, денационализации и ополячивания украинцев, агрессии турецких и татарских орд. В середине 40-х годов XVII в. он начал подготовку к антипольскому выступлению, а в 1648 г. поднял восстание на Запорожье, где был избран гетманом. Возглавляя Освободительную войну, Хмельницкий показал себя умелым и опытным полководцем, ярким политическим деятелем, незаурядным дипломатом.

В ходе Освободительной войны гетман проводил дальновидную внешнюю политику. Для осуществления своих грандиозных замыслов он употреблял утонченные дипломатические маневры, искусно используя внешнеполитические противоречия соседних с Украиной государств. Хмельницкий смело входил в лабиринт высокой международной политики, ступал по тонкому льду опасных союзов. Опираясь то на крымского хана, то на молдавского господаря, заключая соглашения с турецким султаном и трансильванским князем, гетман первостепенное значение отводил отношениям с Москвой, всеми силами стараясь побудить ее к войне с Речью Посполитой. Характеризуя Хмельницкого как мастера дипломатии, М. Грушевский писал: «Вообще он, по давнему казацкому обычаю, хитрил и, стараясь собрать как можно больше союзников для своей борьбы против Польши, говорил каждому то, что ему было приятно слышать – лишь бы его склонить к участию в своих предприятиях. Так и московскому царю он заявлял, что хотел бы иметь его царем и самодержцем, соответственно тому, что диктовали ему московские послы».

Данное пособие посвящено анализу украинско-российских отношений с 1648 по 1654 г. На протяжении указанного периода были сформулированы цели этих отношений, осуществлялись активные межгосударственные связи, было заключено Переяславско-Московское соглашение. Методические указания составлены в соответствии с требованиями программы вузовского курса «Истории Украины». В пособии учтены положения и выводы, изложенные в научных трудах М. Грушевского, Д. Дорошенко, С. Соловьева, А. Яковлива, а также в работах современных украинских ученых.

Материалы данного пособия можно использовать в лекциях, на семинарских занятиях, при написании рефератов, докладов и сообщений.
^




1. Дипломатическая деятельность Б. Хмельницкого в начальный период Национально-освободительной войны



Подчеркнем, что Б. Хмельницкий во всём – военном деле, политике, дипломатии – прежде всего, был реалистом и прагматиком. Он всегда учитывал конкретные факты и обстоятельства и, опираясь на них, решал конкретные государственные дела.

Наглядным примером этого может быть дипломатическая деятельность гетмана. С последовательной настойчивостью и неустанностью он вмешивался в стремительное течение международной политики, ломая сложившиеся структуры европейских союзов и создавая новые. Крымское ханство, Турция, Молдавия, Валахия, Венгрия, Швеция, и, наконец, – Московское царство и даже Литва были втянуты в водоворот антипольской политики, которую осуществлял Богдан Хмельницкий, строя из отдельных обломков прошлого новое Украинское государство.

Прежде чем приступить к освещению практической деятельности гетмана Хмельницкого в области внешней политики, необходимо уяснить содержание понятия «дипломатия». Дипломатия (фр. diplomatie) – официальная деятельность глав и правительств государств, а также их специальных органов по осуществлению целей и задач внешней политики и защиты прав и интересов государств и граждан за границей. Переносно – искусство добиваться своих целей методами ухищрений и уклончивости.

Ещё только начиная подготовку к Национально-освободительной войне против Речи Посполитой, Хмельницкий уже чётко осознавал необходимость для Украины международных союзов. Своим соратникам по борьбе гетман говорил, что «против сильных врагов наших мы ничего не сделаем… нам нельзя обойтись без помощи извне». Действительно, в той тяжёлой борьбе, которая разворачивалась на территории Украины, без союзников обойтись было невозможно. Потому гетман вынужден был идти на сближение с Крымским ханством, подчёркивая, что «братство и соединение» с крымскими татарами приходится «держать поневоле».

О военном союзе украинского казачества с крымскими татарами было известно как в Варшаве, так и в Москве. Накануне Освободительной войны Московское государство заключило договор с Речью Посполитой о совместной борьбе с татарами. Под нажимом Польши российское правительство могло легко использовать это соглашение для удара с севера по Войску Запорожскому, союзнику Крыма. В районе приграничного города Путивля находилось значительное количество царских войск.

Но крупные поражения польских войск возле Жёлтых Вод и Корсуня в мае 1648 г., а также неожиданная смерть короля Владислава IV поставили под сомнение возможность реализации польско-российского соглашения. Наоборот, украинский православный шляхтич Адам Кисель писал польскому правительству, что в сложившейся ситуации никто не может ручаться за казаков и русских. Сенатор подчёркивал, что у них «одна кровь, одна религия. Боже сохрани, чтобы они задумали что-то» против Речи Посполитой.

В конце мая 1648 г. Б. Хмельницкий решил временно прекратить наступление и дать войску передышку. Тем временем гетман хотел узнать о международном резонансе на события в Украине, выяснить реакцию соседних государств, чтобы знать, кто из союзников Польши собирается оказать ей военную помощь и в каком объёме. При этом для украинской стороны было очень важно, чтобы поляки не достигли нового соглашения с Москвой, которая сдержанно отнеслась к началу Освободительной войны. Сразу же после Корсуньской битвы казаческая рада приняла решение обратиться к царю Алексею Михайловичу с просьбой о помощи, а также с предложением начать совместные действия против Польши. Разведка Московского государства доносила о решении казаческой рады «…просить у тебя, государя, ратных людей на помощь на ляхов»[7, с. 90].

Положение, в котором оказалась Польша, Б. Хмельницкий старался использовать с наибольшей выгодой для Украины. Он даже подал царю мысль о короне Речи Посполитой. Гетман прекрасно осознавал, что, воюя с Польшей, он объективно способствует интересам Москвы, которая понесла значительные территориальные потери вследствие Смоленской войны 1633-1634 годов, потому имел все основания надеяться, что Москва, воспользовавшись сложным положением Польши, захочет возвратить себе утерянные земли.

Руководствуясь этими соображениями, Хмельницкий решил идти на непосредственную связь с российским правительством. И сделал это весьма своеобразно: использовал московских гонцов, которые были направлены к врагам Украины: Адаму Киселю, Ярёме Вишневецкому и другим. Казацкая контрразведка следила за лазутчиками и подвергала их арестам, когда они возвращались на российскую территорию. Так были задержаны Иван Трифонов и Иван Шулежкин.

Рассмотрим подробней один из таких случаев. Возле Киева казаки задержали, посланного из города Севска к Адаму Киселю, Григория Климова и доставили к Богдану Хмельницкому. Гетман взял у него письма, предназначенные Киселю, и сказал: «Не по что тебе к Адаму ехать, я тебе дам к царскому величеству от себя грамоту». Хмельницкий говорил Климову: «Скажи в Севске воеводам, а воеводы пусть отпишут к царскому величеству, чтоб царское величество Войско запорожское пожаловал денежным жалованием; теперь ему, государю, на Польшу и на Литву наступать пора; его бы государево войско шло к Смоленску, а я, Хмельницкий, стану государю служить со своим войском с другой стороны»[4, с.46]. В своей грамоте от 8 июня 1648г. извещал царя о победах над поляками под Жёлтыми Водами и Корсунем и предлагал: «Если б ваше царское величество немедленно на государство то наступили, то мы со всем Войском Запорожским услужить вашей царской вельможности готовы»[22, с. 511-512].

Но в Москве не знали, как поступить с мятежным гетманом, принять ли его под свою власть или только поддерживать в борьбе против поляков. В. Ключевский писал: «Как подданный Хмельницкий был менее удобен, чем как негласный союзник: подданного надобно защищать, а союзника можно покинуть по миновании в нём надобности». Поэтому царь осторожно реагировал на события в Украине и не торопился заключать военный союз с Войском Запорожским. Алексей Михайлович ограничивался советом, чтобы «в покое жили с ляхами и с княжеством литовским, и чтобы кровь христианская больше не разливалась»[7, с. 92]. Но подобный «миротворческий» ответ царя никак не устраивал гетмана. 11 июля 1648 г. он передал царю новую просьбу выступить против Польши.

Б. Хмельницкий заявил, что в случае отказа от военной помощи, казаки совместно с татарами могут ударить по пограничным российским территориям. В июле 1648 г. гетман отправил письмо путивльскому воеводе Плещеву, в котором не скрывал своего желания добиться разрыва союза Московского государства с Польшей. Письмо было написано языком государственного деятеля, уверенного в собственных силах, который не унижается перед московским самодержавием, а ведёт речь, как настоящий лидер украинского народа. Чтобы подтолкнуть Москву к военному союзу, Хмельницкий с одной стороны писал о возможности примирения с Польшей и ударе объединённых сил по Московскому государству, а с другой подкупал царя призрачным отблеском польской короны, если тот примет украинские предложения. Обращения казаческого гетмана не остались незамеченными. Алексей Михайлович поручил воеводе Плещееву заверить Хмельницкого, что Москва не выступит на стороне Польши.

Здесь важно отметить, что Москва решила детально изучить политическую и военную ситуацию в Украине. С этой целью была направлена группа из семи человек во главе с Тимофеем Милковым. Все они были задержаны во время сбора сведений в расположении казаческих войск. Во время допроса Милков заверил в миролюбивом отношении российского правительства к украинскому народу.

Россия не желала вмешиваться в события, отдавая преимущество тактике выжидания. Царь и бояре ждали, как пойдут дела в Украине, чтобы в удобный для себя момент с наибольшей для себя пользой выступить на стороне победителя. Царь не мог сочувствовать освободительной войне украинского народа. Для него это был только бунт «неразумной черни», «сброда». Боясь, что пламя социальной борьбы может распространиться на его царство, Алексей Михайлович приказал, чтобы каждый из его подданных, кто без разрешения власти перейдёт в восставшую Украину, считался государственным преступником. Населению приграничной Путивльской волости – а это были преимущественно украинские переселенцы – запрещалось даже крестить детей украинских казаков. Также запрещалось жениться в Украине, как и отдавать замуж девушек в «казаческую страну». Нарушителей ждало серьёзное наказание – высылка в Сибирь[8, с. 73].

В это время российская разведывательная служба резко активизировала свою деятельность в Украине. Массовый сбор информации вело значительное количество российских людей, находившихся на украинской территории. Своеобразным центром антиукраинской разведки были приграничные российские города: Рыльск, Путивль, Белгород, Севск. Вся раздобытая информация направлялась в Посольский приказ. Москва внимательно следила за событиями, которые стремительно разворачивались в Украине. А события действительно были впечатляющими: одержана победа под Пилявцами, пройден Львов, началась осада Замостья. Украинские земли были освобождены от поляков. 23 декабря 1648 г. Киев торжественно встречал победителей. Навстречу Хмельницкому выехали киевский митрополит Сильвестр Косов и Иерусалимский патриарх Паисий, который направлялся в Москву через Украину. Жители Киева встречали гетмана, как спасителя и освободителя народа от польского рабства, усматривая в имени Богдана добрый знак и называя его «Богом данный».

Нужно подчеркнуть, что Хмельницкий решил воспользоваться присутствием Паисия в Киеве. Гетман имел несколько встреч с патриархом, в ходе которых поднимался вопрос об украинско-российских отношениях. Гетман просил патриарха совместно с московским патриархом посоветовать царю поддержать борьбу украинского народа. Разговор также сводился к поиску возможностей для разрыва договора, заключённого в 1634 г. между Московским царством и Речью Посполитой, который был подтвержден в 1642 г. заявлением «в дружбе, любви и соединении быть».

Хмельницкий хорошо знал, что по договору 1634 г. Москва потеряла значительные территории в связи с поражением в Смоленской войне, в которой сам принимал участие и даже был награждён королём Владиславом IV дорогой саблей. Вот почему гетман надеялся разрушить этот мир и вместе с патриархом Паисием искал церковные, политические и правовые основания для отказа царя от «крестного целования» на «вечный мир» с поляками. Это крестное целование в Москве воспринималось как магический обряд, за нарушение которого на виновного Бог пошлёт «…и мор, и голод, и огонь, и меч». Б. Хмельницкий знал, что это своеобразное заклинание могли снять только православные патриархи, и они согласны были это сделать, чтобы царь вступился за православных украинцев.

В конце января 1649 г. патриарх Паисий во время разговора с московским монархом так сформулировал позиции Хмельницкого: «…И он де, Хмельницкий, велел ему челом бити царскому величеству, чтоб государь пожаловал ево, Хмельницкого, и всё Войско Запорожское принять под свою государскую руку»[4, с. 47]

Вместе с патриархом Паисием в Москву прибыл полковник Силуян Мужиловский. 4 февраля 1649 г. он предстал «пред ясные царские очи», и Алексей Михайлович «пожаловал полковника к руке и велел думному дьяку Михаилу Волшенинову спросить о здоровье гетмана Богдана Хмельницкого». Дальше разговоров о здоровье дело не пошло. Московское правительство не собиралось ухудшать отношения с Варшавой.

Согласно нормам придворного этикета Московского государства Мужиловский не мог вести переговоры непосредственно с Алексеем Михайловичем относительно возложенной на него Хмельницким миссии. Украинскому послу удалось лишь передать царю записку, в которой он сжато сообщал о причинах и первых шагах освободительной борьбы, а также ходатайствовал о предоставлении военной помощи в борьбе с Польшей. О принятии Войска Запорожского в подданство в этой записке речь не шла.

Казаческий посланник Мужиловский ещё находился в Москве, а к Хмельницкому в Переяслав уже был отправлен подьячий Василий Михайлов, который вёз гетману «40 соболей в двести рублей» и определённую сумму денег. В письме к Б. Хмельницкому царь высказывал пожелание, чтобы казаки «в покое жили с ляхами». Слова царя были восприняты с недоумением. В своём ответе казаческая старшина говорила, что ни о каком мире с поляками, которые православным украинцам «разные муки, яко Ирод, чинят», а единоверцам, которыми являются русские, надлежит не ограничиваться общими словами, а представить вооружённую помощь. «А когда не будет милости твоего царского величества, - заявила старшинская рада, - и не восхочешь на выручки и помощь давать и против неприятелей наших и своих наступать, тогда мы, взямши Бога в помощь, потуду с ними станем биться, докуду нас станет, православных»[8, с. 75].

Подьячий Михайлов доставил в Москву письмо Б. Хмельницкого, в котором гетман подчеркнул, что будет сражаться с ляхами до конца [1, с. 150].Он также напоминал, что дважды предлагал царю наступать в направлении Смоленска и советовал не терять возможности, чтобы одержать победу над «иноверцами западными». Но в Москве решили, что «иноверцы западные» могут подчиняться православному царю и другим путём, без войны, просто избрав Алексея Михайловича государем Речи Посполитой, а Войско Запорожское должно России в этом посодействовать. Собственно с этой целью в марте 1649 г. и был отправлен в Чигирин московский посол, дворянин Григорий Унковский, хотя в Москве уже знали, что Речь Посполитая уже имела своего короля Яна Казимира.

С 17 по 22 апреля 1649г. в Чигирине состоялись переговоры Унковского с Б. Хмельницким и старшиной. Гетман понимал, что Алексей Михайлович уже не имеет никаких шансов стать королём Польши, но считал за необходимое использовать желание царя в интересах Украины. Он указывал на возможность, которая позволила бы российскому монарху стать великим князем литовским: «А ныне на то дело даёт Бог великому государю счастье, чтобы великий государь сам на то изволил наступать на Литовскую землю своими ратными людьми… Литва, боясь великого государя и нас, Запорожского войска, и крымского царя, сами будут просить и бить челом великому государю, чтоб им был государь»[8, с. 76-77]. Гетман старался заинтересовать царя возможностью овладения литовским престолом для раскола Речи Посполитой совместным ударом. Россия должна была отвлечь на себя внимание Великого княжества Литовского, «а на Польшу помочи себе не просим». Хмельницкий подчёркивал, что Москве не следует бояться Речи Посполитой, которая без казачества не представляет опасности, она была сильна «нашим запорожским войском»,

На переговорах с Унковским гетман излагал всё новые и новые весомые аргументы и доказательства, которые должны были доказать преимущества военного союза между Украиной и Россией: «… и в которой стороне Запорожское войско и вся Украина будет, та сторона сильна всем неприятелям будет». Хмельницкий также подчёркивал, что от Владимирова святого крещения вся наша благочестивая христианская вера с Московским государством и имели единую власть». Но на царского посла эти доводы не действовали.

Продолжая стоять на своём, Б. Хмельницкий направил в Москву чигиринского полковника Фёдора Вишняка, чтобы он изложил царю содержание украинских предложений относительно военного союза. В грамоте гетмана говорилось: «Нас слуг своих до милости царского своего величества прими и благослови рати своей наступать на врагов наших, а мы в божий час отсюда на них пойдём». На приеме у царя 5 июня 1649 г. Вишняк говорил о готовности Запорожского войска «умереть за его царское величество»[1, с.173], но никаких подвижек в украинско-российских отношениях не намечалось. В. Ключевский писал: «Жестокой насмешкой звучал московский ответ Богдану, что вечного мира с поляками нарушать нельзя, но если король гетмана и всё войско освободит, то государь гетмана и всё войско пожалует, под свою высокую руку принять велит»[17, с. 112]. Отвечая так Хмельницкому, царь хорошо знал, что Речь Посполитая не допускала даже мысли об «освобождении» украинцев. 13 июня полковник Вишняк уехал из Москвы.

Патриарх Паисий, который тогда вновь находился на территории Украины, в письме к царю писал о недовольстве украинцев. Сам гетман говорил патриарху, что царь имеет такое большое количество людей и средств, что если бы он не отказал в помощи, «я смог бы вместе с ними разрушить Ляхию и другие царства». Этого боялись и правительственные круги Польши. Московский гонец в Варшаве Кунаков сообщил, что польская шляхта боялась украинско-российского военного союза, который мог означать «погибель» для Речи Посполитой.

Московский царь Алексей Михайлович не решался разрывать отношения с Речью Посполитой, что являлось препятствием на пути к заключению военного союза с казаческой Украиной. Но была и другая причина. Сохранились слова самодержца, которые объясняют, почему царь не хотел предоставить вооружённую помощь восставшему украинскому народу: «Когда намериваются воевать, то ведут с неприятелем войну военными силами, а не руками сброда.., через то я и не посылал»[8, с. 77]. Царь боялся народной армии Украины и, несмотря на очевидные преимущества военного союза с ней, не желал иметь ничего общего с «чернью черкасской».

Летняя кампания 1649 г. закончилась для украинских войск победоносно. В августе был подписан Зборовский договор. Но сговор ненадёжного союзника Б. Хмельницкого – крымского хана Ислам-Гирея с польским королём Яном-Казимиром не позволил Хмельницкому достичь своей главной стратегической цели – полного разгрома Речи Посполитой. Именно победа обеспечила бы устойчивое существование Украинского независимого государства в системе европейских государств, хотя Зборовский мир и узаконил де-юре его самостоятельное существование в виде Гетманщины.

Одерживая победы, Б. Хмельницкий и всё Войско Запорожское не скрывали своего недовольства политикой московского царя, который официально провозглашал себя главным защитником вселенского православия, но ничего не сделал, чтобы помочь православным украинцам в тяжёлой борьбе с Речью Посполитой

В украинско-российских отношениях возникло напряжение. На границе всё чаще начали возникать вооружённые столкновения. В августе 1649 г. путивльские воеводы обратились к Хмельницкому с жалобой на действия отдельных казаческих отрядов, которые нарушали российскую границу. Враждебность демонстрировали не только казаки, но и сам гетман стал делать резкие заявления в адрес Москвы. 3 сентября российская разведка сообщила в Путивль слова Хмельницкого о том, что Войско Запорожское собирается совместно с татарами начать действия против Московского царства. Причиной такого решения назывался отказ царя помочь украинцам «своими государевыми ратными людьми». Причём, угрозы звучали не только из уст гетмана, но и «во всех де… черкасских городах… те же речи черкасы все говорят не тайно, что идти им с гетманом однолично на… государева Московское государство войною»[4, с. 49].

Эти сообщения вызвали в Москве обеспокоенность. В Украину под видом торговых людей засылались разведчики, чтобы выяснить положение дел. Но казаческой контрразведке и самому гетману хорошо было известно истинное лицо этих «торговых людей». В Чигирине были задержаны Василий Бурый и Марк Антонов, которых Хмельницкий назвал «лазутчиками». Зная, что они передадут содержание разговора московским воеводам, гетман заявил, что скоро пойдёт с Войском Запорожским «в гости» в Москву. Он резко высказался в адрес царя: «Кто на Москве сидит, и тот от меня на Москве не отсидится за то, что не помог он мне ратными людьми на поляков»[23, с.531]. Это уже была прямая угроза лично самодержцу. Приграничные воеводы и Посольский приказ в Москве из разных источников получали сообщения, что казаки начали подготовку к войне. Среди причин будущей войны лазутчики единодушно называли то, что царь «не учинил им, черкасам, ратными людьми помощи на поляков».

Б. Хмельницкий был мудрым политиком и дипломатом, он понимал, что война на два фронта опасна для Украины. Если в его высказываниях звучала угроза Москве, то в гетманских письмах этого не допускалось. В письмах Хмельницкого, которые привезли в Путивль российские лазутчики, не было и намёка на угрозы. Гетман понимал, что неосторожное слово, изложенное письменно, может быть расценено в Москве, как официальное объявление войны, а он стремился совсем к иному. Естественно, распространение слухов о будущей войне, как и устные заявления гетмана, были рискованным политическим блефом. Он шёл на этот риск, чтобы выиграть очередной раунд тайной войны. Дальнейший ход событий показал, что в какой-то мере Хмельницкий достиг своей цели.

Тем временем в Кремле было тревожно. Путивльские воеводы доносили, что город Путивль и его крепость плохо защищены, мало пороха, пуль и плохие ружья. Реакция царя была немедленной. Состоялось совещание думских бояр и дьяков, а в Путивль был отправлен обоз с порохом. Был отдан приказ: готовить войска, а с 5 октября царь запретил воеводам приграничных городов вести переписку с Б. Хмельницким. Всё свидетельствовало, что к угрозам гетмана в Москве отнеслись достаточно серьёзно.

Вместе с тем российское правительство вынуждено было искать какой-то выход из сложившегося положения. Но, чтобы возобновить отношения с возмущённым гетманом, нужно было найти повод для возобновления переговоров.

В это время в Москву прибыл греческий монах Иван Тафларий (в Москве известен под именем Иван Петров), который неоднократно выполнял секретные поручения Б. Хмельницкого. Тафларий, которому доверяли в Кремле, сообщил об усилиях гетмана, направленных на предотвращение татарского похода на Московское государство. Это важное сообщение и было расценено в Москве как прекрасный повод для налаживания разорванных связей с гетманом. И в начале октября 1649 г. в Чигирин было отправлено посольство во главе с Григорием Нероновым и Григорием Богдановым.

Российские послы месяц были в пути и прибыли в Переяслав только 4 ноября. Их встретили весьма сдержанно. Неделю послы простояли в городе, не зная, что делать, и ждали разрешения встретиться с гетманом. 12 ноября переяславский полковник Ф. Лобода передал царским посланникам, что их встреча с Хмельницким состоится в Чигирине. 19 ноября они прибыли в Чигирин, а 22-го послы были приняты гетманом. Хмельницкий извинился перед послами за задержку переговоров, объяснив, что не мог раньше уделить московским послам больше внимания, так как был занят государственными делами и принимал послов разных государств. Царским послам дали понять, что гетман не намерен предоставлять им никаких преимуществ перед другими дипломатами.

В переговорах с представителями Московского государства, кроме гетмана, принимали участие войсковые писаря: Выговский и Кричевский, есаул Лученко и чигиринский атаман Коробка. Это не совсем устраивало Неронова, который имел задание вести переговоры с Хмельницким без свидетелей.

В личной беседе с гетманом Неронов делал ударение на общность веры, объединяющей украинцев и русских, и подчёркивал нежелательность связей с татарами. Московский посол, выполняя волю царя, осмелился упрекать гетмана за его угрозу начать вместе с бусурманами войну против Московского православного царя. В ответ Хмельницкий заявил, что татары хотя и некрещёные, однако помогают Украине в борьбе с поляками – главными врагами веры православной, а россияне, величая себя истинными правоверными христианами, не помогают Войску Запорожскому. Кроме того, донские казаки нападают на крымские улусы, даже не взирая на просьбы гетмана не вредить отношениям между украинским казачеством и татарами.

Неронов пытался спасти ситуацию, и в конце беседы заявил, что царь на протяжении двух лет отказывается помочь Польше, вопреки её настойчивым просьбам. Кроме того, государь разрешил украинским купцам беспошлинно покупать в России хлеб и соль, что это само по себе есть «великого государя к тебе и Войску Запорожскому большая милость и без ратных людей».

26 ноября 1649 г. состоялась последняя встреча российского посла и украинского гетмана, во время которой Неронов склонял ход переговоров к «татарской проблеме», поскольку после Зборовского договора она приобрела особый вес, и в Кремле не без оснований побаивались крымского хана. Хмельницкий успокоил Неронова, пересказав слова хана, который заверил гетмана: «как нам Бог помощь свою даст и ляхов побьём, то, кого ты, гетман, над собой и Войском Запорожским хочешь государем иметь, тому я буду служить. И как я, гетман, писал к великому государю, чтоб принял меня под свою высокую руку, то крымский царь мне говорил, что хочет и он великого государя над собой государем иметь»[22, с. 532-533].

Неронов сомневался в сказанном, но ему не оставалось ничего иного, как сделать вид, что его устраивает версия гетмана. Со своей стороны московский посол заверил, что Войско Запорожское может рассчитывать на помощь царя, как только обстоятельства позволят это сделать. «Обстоятельства» ещё долго не позволяли Москве заключить военный союз с Украиной. Но и это заверение в данном случае устраивало Богдана Хмельницкого.

Детали путешествия Неронова и Богданова в Чигирин, а также содержание переговоров с Хмельницким стали известны только 30 декабря 1649 г., когда они возвратились в Москву. До этого о судьбе послов ничего не было известно, в Кремле не исключали даже их гибели. Тем временем снова стали распространяться слухи о неминуемой войне, назывался даже срок, когда казаки с татарами начнут поход на Московское государство – весна 1650 года. В Украину под видом купцов снова были направлены разведчики, в том числе и Марк Антонов, тот самый, которого в сентябре 1645 г. лично допрашивал Б. Хмельницкий. Царские лазутчики должны были пройти тем же маршрутом, по которому Неронов и Богданов, и сообщить в Москву, что с ними случилось. Не имея информации о судьбе послов, Москва не могла отправить в Польшу своё посольство, которое уже давно было готово.

Переговоры Хмельницкого с Нероновым завершились. Для гетмана очень много значило то, что на этот раз не он, а царь московский первым обратился к нему с предложением о переговорах. И это был успех «дипломатии запугивания», которую применил Хмельницкий для нажима на российское правительство. Подобную тактику гетман использовал в сложной дипломатической игре с Османской империей и Речью Посполитой.

В Москве тоже были довольны результатами переговоров: война в ближайшее время Московскому царству не угрожала, а усилия Войска Запорожского можно было использовать на переговорах с Польшей.

Таким образом, с начала Национально-освободительной войны Б. Хмельницкий осуществлял активную дипломатическую деятельность, главным направлением которой являлись отношения с Москвой. Гетман определил цель этих отношений и добивался ее осуществления. Начался активный обмен посольствами, стороны излагали свои точки зрения по вопросу заключения военного союза против Речи Посполитой. В этот процесс активно включилась православная церковь. Победы украинской армии на протяжении 1648-1649 гг. способствовали достижению поставленной цели в области внешней политики.





оставить комментарий
страница1/3
Дата25.09.2011
Размер0,69 Mb.
ТипМетодические указания, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх