Национальная и религиозная идентичность карачаевцев и балкарцев: исторический аспект icon

Национальная и религиозная идентичность карачаевцев и балкарцев: исторический аспект


1 чел. помогло.

Смотрите также:
Уроки этнопублицистики...
Традиционная система жизнеобеспечения....
Зоолатрия в традиционной культуре карачаевцев и балкарцев...
Зоолатрия в традиционной культуре карачаевцев и балкарцев...
Курса
Народное искусство карачаевцев и балкарцев...
«национальная идея» И«национальная идентичность» в произведениях гюстава лебона...
Древние танцы балкарцев и карачаевцев...
Этнокультурное взаимодействие карачаевцев...
Национальная идентичность как условие сохранения и позиционирования казахстанского общества в...
Пища карачаевцев и балкарцев...
Религиозная культура и литература карачаево-балкарцев ...



скачать


ГОСУДАРСТВЕННОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВПО «СЕВЕРО-ОСЕТИНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ

УНИВЕРСИТЕТ им. К.Л.ХЕТАГУРОВА»


На правах рукописи


Джантуева Фатима Рашитовна


Национальная и религиозная идентичность карачаевцев и балкарцев: исторический аспект


Специальность:07.00.02- Отечественная история


Автореферат


диссертации на соискание учёной степени

кандидата исторических наук


Владикавказ -2010

Диссертация выполнена на кафедре политологии Северо-Осетинского государственного университета им. К.Л.Хетагурова.


Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор,

В.Д. Дзидзоев


Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор,

Ф.Х. Гутнов

кандидат исторических наук, Н.А. Шаожева


Ведущая организация: Карачаево-Черкесский государственный университет им. У.Д. Алиева


Защита состоится « 5 » марта 2010 г. в 14 часов на заседании диссертационного Совета ДМ.212.248.01 по защите докторских и кандидатских диссертаций по историческим наукам в ГОУ ВПО «Северо-Осетинский государственный университет им. К.Л.Хетагурова» по адресу: 362025, РСО-А., г. Владикавказ, ул. Ватутина, 46, диссертационный зал.


С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Северо-Осетинского государственного университета им. К.Л.Хетагурова

Автореферат разослан « » 2009 г.


Ученый секретарь

диссертационного совета

кандидат исторических наук, доцент А.Б. Хозиев

^ Актуальность темы исследования. Среди важнейших факторов общественного прогресса одно из главных мест занимает национальное самосознание больших и малочисленных народов. Оно является той духовной движущей силой, которая консолидирует интеллектуальные возможности и политическую волю каждого народа, направляя его политическую, общественную и гражданскую активность в русло разрешения наиболее актуальных общезначимых экономических, политических, духовно-нравственных проблем, удовлетворения коренных национальных интересов.

Национальное самосознание народов и необходимый его инструмент - механизмы этнической идентификации являются сложным духовным явлением, которое возникает и развивается на определенном конкретном общественно-историческом этапе, на фоне аналогичных процессов у других народов, отображая, более или менее адекватно, весь комплекс имеющихся экономических, политических, общественных реалий, присущих определенному народу, его виденья своих возможностей и перспектив развития. На уровень развития национального самосознания существенно влияют как объективные показатели жизнедеятельности нации, ее геополитическое, социальное, политическое, технологическое, экологическое положение, так и потенциал накопленных данным народом духовных ценностей. В своей развитой форме национальное самосознание основывается на рациональном знании, которому подчиняются ценностные ориентации, чувства, волевые интенции. В конечном итоге этническая идентичность реализуется как поливариантное осуществление национального самосознания - синтетического, внутренне разнообразного и в то же время целостного образования, которое включает в себя систему элементов духовного опыта самопознания нацией собственной жизнедеятельности, идеальные модели и представления, которые отображают ее стремление, виденье целей национального развития и средств их достижения.

Исследование духовных принципов функционирования систем этнической идентичности, становления национального самосознания как целостной системы рефлексивного знания, содержания и логики связи ее основных конституирующих элементов, механизма влияния этого феномена на общественную жизнь, роли национальной элиты в национальной самоидентификации граждан страны являются актуальной научной проблемой, которая имеет важное теоретическое и практическое значение для решения назревших научных задач этногенеза, всестороннего изучения карачаево-балкарского народа1, активизации его конструктивной этногенерирующей деятельности. В синхроническом аспекте указанный круг проблем и вопросов в достаточной, на наш взгляд, мере охватывают основные моменты деятельности систем этнической идентификации и национального самосознания2 в целом.

Необходимо отметить, что с точки зрения этноментальной синхронии на сегодняшний день существует множество лакун. Более того можно аргументировано констатировать, что системативационное и классификационное изучение институтов этнической идентификации и национального самосознания карачаевцев и балкарцев находится на первых стадиях своего развития. Данные проблемы не нашли достаточного освещения в имеющейся научной литературе1, хотя вопросам, связанным со становлением национального самосознания, выяснением его роли в жизнедеятельности народа, рассмотрением составных элементов содержания, общественных функций уделялось значительное внимание исследователей2.

Изучение этнического характера народа в целом и отдельных составляющих его идентификации должно быть положено в основу концепции стабилизации общества, поскольку в этническом характере народов в целом и отдельных индивидов закодированы все разнообразные возможности и стороны любого вида деятельности. Сказанное относится в целом к общетеоретической сфере. В более конкретном ракурсе ситуация выглядит совершенно запущенной. Даже в самом базовом содержании бытия карачаево-балкарской этничности имеются разные компоненты, смыслы, ценности, архетипы, системное единство которых пока еще не нашло целостного научного изучения. Это выводит отмеченную проблематику в разряд социально значимых и актуальных в научно-теоретическом значении задач. Индустриализация, урбанизация, рост влияния СМИ на самосознание членов общества не уменьшают роли этничности в общественных процессах. Напротив, этнический элемент приобретает достаточно большое значение, поскольку влияет на функционирование социальных механизмов и распределение общественных ресурсов.

Своеобразие этнополитической и этносоциальной ситуации региона определяют такие черты, как этнополитический ренессанс коренных народов1 Кавказа, ярко проявленные процессы консолидации этносов на почве идеологических концептов, не всегда аутентичных для них. Для субъектов Северного Кавказа в этих условиях осознание индивидуальной и этнической идентичности стало весьма актуальным.

Вместе с тем, в имеющихся подходах к пониманию идентификации, в том числе этнической, практически не обращается внимание на изучение этнических идентификационных процессов с точки зрения их пространственной организации. Учитывая потребности современного общества и возможности социологической теории, можно сделать вывод о существовании еще одной научной проблемы, а именно: недостаточность имеющихся исторических, психологических и социологических знаний для адекватной научно-теоретической рефлексии относительно этнической идентификации населения, которое проживает в республиках Северного Кавказа.

^ Степень научной разработанности проблемы. Говоря о разработанности данной проблемы в научной литературе, необходимо выделить ряд ее аспектов. Очевидно, что быстрые трансформационные изменения требуют системного рассмотрения идентификационных процессов в этих районах, углубленного изучения взаимосвязи между процессом этнической идентификации и фундаментальными изменениями социальной, экономической и политической жизни народов в условиях полиэтнизма. Необходимо отметить, что исследований, ориентированных на научный анализ вопросов интересующего нас характера и относящихся к карачаевцам и балкарцам очень мало. Это прежде всего основательные исследования профессоров Р.Г. Абдулатипова, С.И. Аккиевой, Б.Х. Бгажнокова, В.Д. Дзидзоева, М.М. Кучукова, И.И. Маремшаовой1 и других. Заметим, что перечисленные авторы рассматривают различные аспекты карачаево-балкарского народа, в том числе его национальное самосознание, в контексте взаимоотношений с другими народами Северного Кавказа.

В современных сложных экономических и этнополитических условиях все балкарские населенные пункты страдают от сплошной безработицы. В результате депортации в 1944 году балкарцы потеряли около трети своей численности, было нарушено нормальное воспроизводство этноса на многие годы. Балкарский народ понес значительные потери в области языка, культуры. Позже чем у других народов, у них начался процесс формирования национальной интеллигенции.

Несмотря на деформацию национального сознания и национального самосознания карачаевцев и балкарцев, которая имела место в страшные годы ссылки (с 1944 по 1957 гг.) и в первые годы реабилитации, не были полностью утрачены национальные ценности, такие, например, как язык, религия, иные специфические компоненты духовной жизни балкарцев и карачаевцев.

Следует особо подчеркнуть, что в свою весомую роль в сохранении национальной самобытности балкарцев и карачаевцев сыграли такие особенности национального характера как исключительное трудолюбие в любых тяжелых условиях, сдержанность, толерантность, верность своей малой родине-земле предков, почитание старших и женщин, открытое и доброжелательное отношение к своим соседям, огромная любовь к потомкам и родственникам и т.д.

Духовное возрождение карачаевцев и балкарцев, в том числе и религиозное, берет свое начало с середины 80-х годов ХХ века, и получало мощный толчок в первой половине 90-х годов. В это время наблюдается небывалый рост национального самосознания, когда с активным участием широкого круга людей разных профессий, возрастов, политических и духовных ориентаций осуществлялся всесторонний анализ и переоценка прежних духовных ценностей.

Общепринятым критерием религиозности человека является религиозная культура, укоренившаяся в его сознании и имеющая существенное влияние (реальное либо потенциальное) на логику его мыслей и об­раз жизни.

Все эти процессы в той или иной степени нашли свое отражение в исследованиях Н.М. Емельяновой1, А.Х. Ерижевой2, В.Д. Дзидзоева3, К.М. Ханбабаева4, Э.Ф. Шарафутдиновой5 и других.

Более внушительным представляется список авторов, которые в своих исследованиях, в той или иной степени, затрагивают вопросы этнической и религиозной идентификации в их этнологическом или общекультурном осмыслении. К ним относятся работы А.К. Алиева1, Р.М. Абакаровой2, М.М. Бетильмерзаевой3, О.К. Гожевой4, К.М. Гожева5, Э.А. Гаджиева6, Ф.Х. Гутнова7, Т.А. Дидигова8, З.М. Дзараховой9, Е.А. Щербиной10, М.И. Баразбиева11, И.И. Маремшаовой12 и других.

Однако параллельные исследования никоим образом не перекрывают зияющих ниш в сфере анализа взаимодействия этнического самосознания и социальных институтов, этнической идентификации и современных адаптационных требований, вообще взаимного детерминирующего влияния этноса и социума. Думается, что все вышеуказанные соображения со всей очевидностью доказывают актуальность данного круга проблем как в чисто теоретическом аспекте, так и в их экстраполяции на этническое бытие конкретных народов Северного Кавказа - карачаевцев и балкарцев.

^ Объект исследования. Объектом настоящего исследования являются сложные процессы идентичности карачаевцев и балкарцев, национального самосознания карачаево-балкарского народа, испытавшего последствия тоталитарного режима советского государства.

^ Предметом исследования являются источники и движущие силы национальной и религиозной идентичности карачаевцев и балкарцев, в целом этнополитических процессов в Карачаево-Черкесской Республике и Кабардино-Балкарской Республике.

^ Источниковая база диссертации. Заявленная тема и поставленные для ее изучения задачи решаются на основе большого круга неопубликованных (архивных) и опубликованных источников: нормативно-правовых документов, трудов государственных, политических, общественных и религиозных деятелей Карачаево-Черкесской Республики и Кабардино-Балкарской Республики, в целом Российской Федерации, а также признанных отечественных ученых, различных сборников документов и статей, энциклопедий, статистических данных и справочников.

^ Первая группа источников. Выявление новых документальных источников осуществлялось в архивах Карачаево-Черкесской Республике и Кабардино-Балкарской Республике, где имеются интересные материалы, проливающие свет на историю карачаевцев и балкарцев, на современную национальную политику Российской Федерации на Северном Кавказе, сложные взаимоотношения народов многонационального и многоконфессионального региона. Отдельные архивные документы представляют большую ценность для отечественной исторической науки, для объективного анализа сложных и противоречивых процессов в сфере межнациональных отношений на Северном Кавказе.

^ Вторая группа источников состоит из различных сборников важнейших документов, научных статей, а также статистических справочников, энциклопедий и т.д.

Третья группа источников в основном состоит из опубликованных документов и материалов, посвященных различным аспектам депортации и реабилитации карачаевцев и балкарцев, их взаимоотношениям с другими народами Северного Кавказа во второй половине XX века – начале XXI века.

^ Четвертая группа источников состоит из газет и журналов издававшихся и издающихся в Карачаево-Черкесской Республике и Кабардино-Балкарской Республике, в целом в Российской Федерации и в бывшем Советском Союзе («Кабардино-Балкарская правда», «Заман», «Советская молодежь», «Версия», «День Республики», «Карачай», «Большой Карачай», «Правда», «Известия», «Российская газета» и т.д.), которые существенно дополнили и обогатили некоторые аспекты исследования.

^ Территориальные и хронологические рамки исследования охватывают XX - начало XXI века. Следует однако подчеркнуть, что этническая, религиозная и духовно родственная идентичность карачаевцев и балкарцев складывались в течение длительного исторического периода. Именно поэтому диссертант иногда, особенно в первой главе, выходит за хронологические рамки темы исследования. Это дает возможность более четкого представления эволюции и этапов формирования идентичности карачаевцев и балкарцев.

Национальная и религиозная идентичность карачаевцев и балкарцев особенно проявилась в страшные годы их депортации в республики Средней Азии.

В целях глубокого и объективного анализа актуальных проблем современной истории карачаевцев и балкарцев, этнополитических процессов в Карачаево-Черкесской Республике и в Кабардино-Балкарской Республике, автор местами не только расширяет хронологические рамки исследуемых вопросов, но также и рассматривает проблемы роста национального самосознания карачаево-балкарского народа в контексте взаимоотношений с другими народами Северного Кавказа и возрождения ислама в регионе.

Хронологические рамки исследования охватывают период истории, наполненный грандиозными событиями, которые оказали огромное влияние на судьбы не только карачаевцев и балкарцев, но и других народов страны. Гражданская война, установление советской власти, сложные процессы советской модернизации, Великая Отечественная война, депортация карачаевцев и балкарцев и упразднение их автономий, а также реабилитация репрессированных народов Северного Кавказа, восстановление их национальной государственности, распад СССР и становление современной демократической Российской Федерации, в составе которой карачаевцы и балкарцы совершенствуют основы национальной государственности и многие другие сложнейшие явления отечественной истории не могли не способствовать росту национального самосознания нерусских народов, в том числе карачаевцев и балкарцев, их национальной и религиозной идентичности. Таким образом, анализ национальной и религиозной идентичности карачаевцев и балкарцев представляется в высшей степени актуальным и своевременным не только с научной точки зрения, но и с общественно-политических позиций.

Таким образом, с учетом всего вышесказанного, мы имеем возможность сформулировать цели и задачи любого актуально значимого исследования, связанного с вопросами этнической и религиозной идентичности и этничности в целом. Научная проблема заключается в раскрытии сути понятия эволюционной трансформации духовных ценностей карачаево-балкарской этнокультуры, в выявлении зависимости формирования системы этногенерирующих приоритетов различных поколений современной карачаевской или балкарской этнической ячейки от их комплексных социальных характеристик.

Естественно, решение ее подразумевает прохождение целого ряда промежуточных научных анализационных этапов, каждый из которых имеет свою сциентологическую значимость. Сюда прежде всего входят:

- разработка комплексного, концептуально обоснованного и методологически сориентированного подхода к исследованию трансформационных изменений системы этнических ценностей различных поколений карачаево-балкарского этноса, определения направленности их основных тенденций и выделения главных факторов актуальной генерации.

- осуществление теоретического анализа особенностей определения и понимания места и роли системы этнических ценностей в современной жизни;

- определение комплексных особенностей этнической идентификации современных поколений карачаевцев и балкарцев и главных социальных факторов, которые их обусловливают;

-осуществление интегральной оценки ценностных идентификационных приоритетов карачаево-балкарской этнокультуры.

^ Теоретико-методологические основы исследования. Предметная область, реализация цели исследования и решение поставленных задач потребовали соответствующей методологической базы. Сложность исследуемой проблемы не позволяет оставаться в рамках какого-либо единого метода, либо логического подхода. Используется метод диалектической взаимосвязи, который позволяет выработать концептуальную схему анализа воззрений по проблеме как российских, так и зарубежных научных трудов. В качестве общенаучного метода применяется метод структурного анализа, который предоставляет возможность выделить отдельные аспекты исследуемых проблем. Кроме того, используются и общетеоретические методы и приёмы (анализ, синтез, обобщение, теоретическое моделирование), способствующие систематизации и упорядочиванию излагаемого материала.

^ Научная новизна исследования:

- раскрыта роль национальной элиты как своеобразного «генератора» национального самосознания и распространителя ее в среде народных масс, с одновременной оценкой уровня национального самосознания карачаевского и балкарского народов.

- определены основные источники формирования национального самосознания субъектов национальной жизни (непосредственная практика в лоне национального бытия, целеустремленное просветительско-воспитательное влияние, познание и критическое освоение исторического опыта, осознаваемая этногенерирующая деятельность).

^ Теоретическая значимость исследования определяется тем, что его результаты дополняют общую картину формирования этнической самоидентификации балкарцев и карачаевцев, что способствует более глубокому и целостному осмыслению самочувствия представителей народов как в регионе, так и в масштабах всей страны. Материалы исследования, основные положения и выводы, сформулированные в нем, способствуют расширению знаний и пониманию сложных этнополитических и конфессиональных процессов, происходящих в самом сложном многонациональном регионе Российской Федерации - Северном Кавказе.

Основные положения работы имеют и практическое применение. Выводы настоящей исследовательской работы могут быть применены в разработке культурных и образовательных программ, а также проектов различного уровня. Её материалы могут быть использованы для развития и углубления научных работ по изучаемой проблематике, для учебно-методической деятельности в вузах и других учебных заведениях КЧР и КБР, при разработке семинарских и практических занятий, элективных курсов по социологии, религиоведению.

^ Апробация работы. Важнейшие выводы, представленные в настоящей диссертации, отражены в опубликованных статьях, в том числе в журнале, рекомендованном перечнем Высшей Аттестационной Комиссии (ВАК) Министерства образования и науки Российской Федерации. Отдельные положения и выводы диссертации изложены автором на различных научных конференциях, в том числе на региональной конференции: «Политико-правовые аспекты национальной и федеративной политики Российской Федерации и проблемы национально-государственного строительства на Кавказе» (24-25 апреля 2009 г. во Владикавказе), на Международной конференции «Российский парламентаризм: опыт, проблемы, перспективы» (19-20 ноября 2009 г. во Владикавказе), на региональной научной конференции «Национальная политика Российской Федерации и проблемы межнациональных отношений на Северном Кавказе» (24-25 сентября 2008 г. в г. Махачкала), на Международной научно-практической конференции «Актуальные проблемы противодействия преступности в современных условиях» (12-13 мая 2008 г. в г. Нальчик) и др.

Диссертация была дважды обсуждена и рекомендована к защите на заседании кафедры политологии Северо-Осетинского государственного университета им. К.Л. Хетагурова.

^ Структура работы. Поставленные автором в диссертационной работе цели и задачи определили структуру научного исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и библиографического списка.


^ Основное содержание диссертации

Во введении дается обоснование актуальности избранной темы, ставятся цели и задачи диссертации, выявляется степень изученности проблемы.

^ В первой главе диссертации «Карачаевцы и балкарцы в системе взаимоотношений народов Кавказа» дается характеристика карачаево-балкарского этноса в контексте Северокавказского региона, этапы становления этноса, пути интеграции в Северокавказское цивилизационное пространство.

^ В первом параграфе главы «Этноцивилизационное пространство Северного Кавказа и этноидентификация карачаевцев и балкарцев» дается краткая характеристика Северокавказского региона, анализируются вопросы Русско-Северокавказского исторического и цивилизационно-культурного взаимодействия, исследуются проблемы этноидентификации карачаевцев и балкарцев в регионе.

В исследовании обосновывается вывод о том, что на Северном Кавказе сформировалась своеобразная самобытная Северокавказская культура, впитавшая в себя множества различных этнических культурных традиций, том числе карачаевцев и балкарцев. Исследование их диалога поможет показать, как на различных этапах осуществлялись механизмы межкультурной коммуникации и их последствия, в том числе диалог с российской культурой на протяжении последних 200 лет1. Этническое и культурное общение происходило на различных стадиях развития народов Северного Кавказа.

В конце XVIII – первой половине XIX в. кавказская горская цивилизация и традиционная культура подверглись значительной трансформации. Горская цивилизация как самостоятельный феномен практически перестала существовать, сохраняясь в виде отдельных сегментов. Горские народы испытали кризис самоидентификации. Угроза потери независимости, необходимость преодоления этнической, клановой и социальной разобщенности активизировали исламизацию Северного Кавказа как интеграционного фактора. Последствия Кавказской войны, особенно мухаджирство привели к этнокультурной и демографической катастрофе, тяжелым социально-политическим и экономическим последствиям на Кавказе1.

В ходе революции 1917 года и Гражданской войны этнографическая и этносоциальная ситуации на Северном Кавказе претерпели коренные изменения. В процессе создания советской модели индустриального общества происходило экспериментальное формирование этнонаций и национальных культур Северокавказских народов как части советской культуры, называемой в прошлом "социалистической по содержанию и национальной по форме".

В результате коммунистической политики превращения народов СССР в «единый советский народ», большей степени включенности в процесс индустриализации, культурной политики КПСС роль русской традиционной культуры в регионе (и в стране в целом) ослабла в гораздо большей степени, чем горской2. Северокавказские этносы стали органичной частью «советского народа», а русский язык, системы нормативных стереотипов – важнейшим каналом его производства и воспроизводства.. В то же время традиционная субстратная и презентативная культура горцев, несмотря на трагедию Гражданской войны, борьбу большевиков с религиозными конфессиями, коллективизацию и выселение части народов Северного Кавказа в 1943-1944 гг., в основном сохранилась, но сегментируется, выступая в качестве канала воспроизводства этничности.

В конце 80-х – 90-е годы XX века в результате кризиса коммунистической идеологии в СССР, составлявшей мировоззренческую основу системной целостности сверхнациональной общности «советского народа» и его культуры, происходила превращение российской этносистемы в мозаичную, многосоставную, состоящую из типологически различных национальных систем1: традиционной Северокавказской (распадающейся на многочисленные этнотрадиционные) и близкой к ней по ценностной системе исламской, русской национальной (включая казачью традиционную), советской и современной западной, находящихся в состоянии открытой и латентной конфликтности, что является подтекстом межэтнической напряженности и ксенофобии.

Современная этносистема Северного Кавказа исторически сформировалась в результате диалога Кавказской горской, исламской и русской (российской) цивилизаций и культур, модернизационных процессов XX в. Распад СССР и системный кризис, охвативший Российскую Федерацию, привели, среди прочего, к скачкообразной утрате русской культурой в массовом сознании на Северном Кавказе своего универсального характера и авторитета. В результате деятельности СМИ, особенно электронных, было утрачено доверие ко всему, что было связано с Российской империей и СССР, в том числе к российской культурной доминанте.

Возрождение традиционного этницизма стало определяющим в духовной жизни большинства коренных народов Северного Кавказа.

^ Во втором параграфе «Понятие личностной и этнической идентификации» анализируются проблемы идентификации на личностном уровне и в этническом масштабе.

Этническая идентичность — составная часть социальной идентичности личности, психологическая категория, которая относится к осознанию своей принадлежности к определенной этнической общности. В ее структуре обычно выделяют два основных компонента — когнитивный (знания, представления об особенностях собственной группы и осознание себя как ее члена на основе определенных характеристик) и аффективный (оценка качеств собственной группы, отношение к членству в ней, значимость этого членства).

Для формирования этнической идентичности решающим фактором является исторический опыт, ценности данного этноса в процессе исторического развития и степень присвоения их каждым индивидом. Система этнической самоидентификации, как и любая эволюционирующая структура, двигается в сторону установившегося во внешней среде баланса сил и положения. Если в результате изменения социального окружения на первый план выходит и становится ведущей ранее не актуализированная потребность этноса, происходит перестройка внутри всей системы идентичности.

Для большинства индивидов характерна моноэтническая идентичность, совпадающая с официальной этнопринадлежностью. Как и другие варианты идентичности она проявляется в многочисленных уровнях интенсивности. При благоприятных социальноисторических условиях позитивная этническая идентичность сопровождается чувствами гордости, достоинства, оптимизма, уверенности, удовлетворения, патриотизма1. Кроме того, в многочисленных исследованиях доказано, что существует «тесная внутренняя связь между позитивной групповой (этнической) идентичностью и аутгрупповой (межэтнической) толерантностью»2.

Характер соотношения этнических "мы" и "они" не остается неизменным и определяется не только устойчивыми этническими/национальными авто- и гетеростереотипами, но и реальными межнациональными связями и контактами1. Чувство идентичности может либо укрепляться от подобных сравнений, либо подвергаться разрушению, если какие-то характеристики "своих" перестают соответствовать сложившимся представлениям, а их поведение уже не отвечает ожиданиям, основанным на прошлом опыте и т.д.

Ответить на вопрос о том, как определить идентичность – как этническую, религиозную или как гражданскую/государственную, достаточно сложно. Возможно, имеет смысл говорить о двух уровнях идентичности – этнической, государственной и религиозной, перетекающих один в другой и наоборот. Человек вправе сам выбирать, к какой из них апеллировать в той или иной ситуации2. Тем более что они практически совпадают. Речь идет лишь об акцентах, но очень важных.

^ Во второй главе диссертации «Этногенез балкарцев и карачаевцев и проблемы их этноформирования» рассматриваются вопросы этногенеза балкарцев и карачаевцев, а также специфические особенности их этнического развития.

Первый параграф главы «^ Особенности и специфика становления карачаево-балкарского этноса» посвящен истории формирования и становления карачаево-балкарского этноса. Автор доказывает, что в формировании современного национального и гражданского самосознания карачаевцев и балкарцев важнейшее значение приобретает определение собственной религиозной и этнической идентичности3. Многие принципиальные установки и требования организованного национального движения опираются на фундаментальные ценности и стереотипы национального самосознания, на развитые и укоренившиеся в балкарцах и карачаевцах представления, имеющие то или иное научное или мифологическое обоснование. Речь идет о сумме тех дефиниций, которые позволяют ответить на вопрос "Кто мы?" в контексте политической структуры Российской Федерации, истории Кавказа и общечеловеческой цивилизации.

Три основных составляющих формируют ответ на этот вопрос, и можно сказать, что это – "три кита", на которых держится идеология современного мобилизованного национального движения1.

Во-первых, это ощущение собственной индигенности, аборигенности, устойчивое представление о том, что балкарцы и карачаевцы – коренные народы Северного Кавказа, этногенез которых завершился на данной территории.

Во-вторых, это развитое чувство причастности к тюркской суперэтнической общности. Карачаево-балкарский язык относится к западной ветви тюркской группы языков большой алтайской семьи, однако не только языковая близость, позволяющая балкарцам и карачаевцам без переводчика общаться с тюркскими народами каспийско-черноморского ареала2, но более многогранное ощущение исторической, культурной близости, этнопсихологической "совместимости", во многих случаях – также политической солидарности, лежит в основе формулы самоидентификации "Мы – тюрки".

Третьей основой самоидентификации балкарцев и карачаевцев является их ощущение принадлежности к исламскому миру, к единой мусульманской умме, выраженное в формуле "Мы – мусульмане"3.

С точки зрения устойчивости традиции этнической самоидентификации не столь существенно, когда именно балкарцы и карачаевцы окончательно оформились на Северном Кавказе. Значимым, с нашей точки зрения, является то, что предки их являлись сложившимися этносами, имевшими как стабильную структуризацию социального плана, так и константные показатели субстратной культуры.

^ Во втором параграфе исследования «Этническая идентичность карачаевцев и балкарцев: общее и особенное» анализируется общее направление идентичности в современном карачаево-балкарском обществе. Наличие на Северном Кавказе территорий двунациональных республик, по мнению исследователя, является сложной межнациональной и этнополитической проблемой. Сегодня это Карачаево-Черкеская и Кабардино-Балкарская республики.

Парад суверенитетов в начале 90-х годов, привел к тому, что десять лет спустя в двунациональных республиках все настойчивее поднимается вопрос о разделении республик на самостоятельные административно-территориальные единицы федерального подчинения. И это притом, что те же десять лет назад население указанных республик в своем подавляющем большинстве высказалось за совместное проживание.

Анализируя причины этого явления, можно увидеть, что жизнь последних десяти лет на Северном Кавказе в условиях политической неопределенности, экономического хаоса и правового беспредела часто вынуждают народы, находящиеся в меньшинстве в составе своих республик, особенно двунациональных, искать защиту своих интересов на путях создания собственных национальных административно-территориальных образований. Это общая тенденция.

Основой возникшего противостояния в КЧР, на наш взгляд, являются обозначенные выше процессы, на которые наложились некоторые другие проблемы, созданные, с одной стороны, политикой федерального центра, с другой - продолжающимся внешним вмешательством в дела республики.

Для другой двунациональной республики Северного Кавказа Кабардино-Балкарской Республики также в большей или меньшей мере присущи те же проблемы, что и для КЧР. Кабардинцы, как и другие адыгские народы, наряду с осетинами - наиболее интегрировавшееся в российскую цивилизацию кавказское население. Но противоречие, заложенное в национально-государственном устройстве республики, периодически напоминает о себе. Ситуация в межэтнических отношениях осложняется тем, что балкарцы - один из репрессированных народов Кавказа. В начале 90-х годов было предпринято несколько попыток провозгласить суверенитет Балкарии и преобразовать ее в самостоятельный субъект РФ или объединиться с карачаевцами в единое национально-территориальное образование. Последняя такая попытка была предпринята в ноябре 1996 г. провозглашением представителями балкарской оппозиции т.н. "Балкарской республики".

В третьей главе «Общая исламская духовность карачаевцев и балкарцев» рассматривается роль Ислама в формировании идентичности мусульман Северного Кавказа, и, в частности, карачаевцев и балкарцев.

В первом параграфе главы «^ Религиозная идентичность карачаевцев и балкарцев» обосновывается и доказывается, что Ислам на Северном Кавказе является одним из факторов, формирующих местную идентичность, воздействующих на мировоззрение индивида, этнического социума. Признавая культурное многообразие северокавказских этносов, следует принимать во внимание их «общую этничность, ту сложную смесь менталитета и культуры, которая не только характеризирует какой-либо народ, но и объединяет его, и отличает от всех дру­гих сообществ». Признание этой общей этничности позволя­ет говорить о Северокавказской идентичности и об общем влия­нии на нее Ислама.

Мир Ислама по-своему уникален, приверженцев этой веры можно в известном смысле рассматривать как единое целое, независимо от того, в какой части планеты они возносят молитвы Аллаху1. Но говорить о мире Ислама как о некоей целостности можно лишь условно. Он как един, так и многообразен, потому что неоднороден. Исповедующие мусульманство народы по своим языкам, культуре и обычаям существенно отличаются друг от друга. В разных странах и регионах сама эта религия часто испытывает на себе воздействие местных верований и традиций, включает в себя разные культуры.

Во втором параграфе «Карачаево-балкарский этнос в системе современного мусульманского сообщества Северного Кавказа» рассматривается конфессиональная история карачаево-балкарского народа. Ислам и его культура к предкам современных балкарцев проникал неоднократно, если судить по нарративным источникам. Следы первой волны Ислама - в период арабских завоеваний трудно зафиксировать. Однако факты культурных контактов арабов и тюрков Кавказа неоднократно отмечены в арабских источниках.2

Вопрос об истоках, первых проявлениях, хронологических рубежах проникновения Ислама в Карачай и Балкарию до сих пор остается малоисследованным. В российской историографии удивительным образом оказываются живучими и фактически не пересматриваются штампы, выработанные еще в советский период, согласно которым Ислам проникает в балкаро-карачаевскую среду очень поздно (чуть ли не в XVIII веке) и сам этот процесс носит скорее негативный для национальной культуры, нежели позитивный характер1.

Ислам стал национальной религией балкарцев и карачаевцев к середине 18 века и лишь некоторые рудиментарные языческие и христианские обряды, и устное народное творчество напоминали о доисламском периоде – во всяком случае, первые упоминания о совершении хаджа, если судить по фамильным преданиям балкарцев, относятся к середине XVIII века.

Заметное оживление мусульманской религиозной жизни в Карачае и Балкарии приходится на конец 1980-х и на 1990-е годы - на перестроечное и постсоветское время2. Это оживление происходит во всех сферах, в которых мы выделим несколько наиболее крупных достижений: политическую активность мусульман, развитие сети мусульманского образования, проповедь Ислама в карачаево-балкарской литературе, строительство мечетей и мусульманские традиции в народном быту.

В современных условиях тотальной деидеологизации, консолидированная масса мусульман – реальная общественная сила, быть может, потенциально доминирующая в регионе.

В заключении в соответствии с задачами диссертации сделаны обобщения и выводы, подведены итоги исследования.


^ По теме исследования автором опубликованы следующие работы:

I. Статья, опубликованная в журнале, рекомендованная перечнем ВАК РФ:

1.Проблемы этнической и религиозной идентичности карачаевцев и балкарцев: истоки и современность // История науки и техники, М.2009, №3.

II. Статьи, опубликованные в других научных изданиях:

2. К вопросу о религиозной и этнической идентичности карачаевцев и балкарцев». // 1-й форум молодых учёных Юга России «Наука и устойчивое развитие, Нальчик, 2007г.

3.Этническая идентичность молодёжи КБР и КЧР // Материалы 3-го Всероссийского социологического конгресса. М.: Институт социологии РАН, Российское общество социологов, 2008 (I8ВN 978-6-89697-157-3) http:www.isras.ru/index.php?page_id=763alfavit=%C4section=42

4.Межэтническое взаимодействие и межэтнические отношения карачаевцев и балкарцев // Вопросы гуманитарных наук, №4, М.,2009.

5.Ислам в системе этнической и религиозной идентичности карачаевцев и балкарцев », // Диалоги о науке, СПб., 2009.

6.Национальное самосознание и этническая идентификация балкарцев и карачаевцев (теоретико-методологический аспект)// Вестник Владикавказского научного центра, №4, Владикавказ, 2010 (в печати).

7.Процесс и этапы формирования карачаево-балкарского этноса и развитие этнической и религиозной идентичности // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук, М.,2010г. (в печати).

1Под «карачаево-балкарским народом» (или «балкаро-карачаевским народом») подразумеваются карачаевцы и балкарцы, которые в сущности представляют собой две ветви единого по этногенезу, культуре, языку, традициям, вере и т.д. тюркоязычного народа. Разница между карачаевцами и балкарцами не более чем, например, между северными и южными осетинами, которые являются двумя ветвями единого осетинского народа.



2 Под «национальным самосознанием» подразумевается совокупность взглядов, оценок и устоявшихся мнений (иногда и стереотипных), выражающих содержание и уровень представлений абсолютного большинства представителей национальной общности (в данном случае карачаевцев и балкарцев, как представителей единого карачаево-балкарского народа (этноса), имеющего единое национальное самосознание) о своем происхождении, о своей истории, судьбе, современном состоянии, перспективах своего дальнейшего развития. Национальное самосознание народа, как правило, способствует формированию устойчивых стереотипов и принципов взаимоотношений с другими, особенно с соседними народами.


1 Абдоков С.А. Политическая культура: этносоциальные и экологические аспекты. М., 1993; Антипов Г.А., Кочергин А.Н. Проблемы методологии исследования общества как целостной системы. Новосибирск, 1988; Боровик В.С. Политическая активность современной молодежи. М., 1990; Бурлацкий Ф.М., Мушинский В.В. Народ и власть. М., 1986; Макаренко В.К. Социалистическая политическая культура, ее формирование и развитие. М., 1982; Кейзеров Н.М. Политическая и правовая культура. М., 1983; Мусукаев А.И. О Балкарии и балкарцах. Нальчик, 1982; Нахушев В.Ш. Российское Отечество и драма патриотизма многонационального народа. Ставрополь-Черкесск, 2001 и др.


2 Маремшаова И.И. Основы этнического сознания карачаево-балкарского народа. Минск, 2000; Ее же. Менталитет в семейных и общественных традициях: Кабарда, Балкария, Карачай. Нальчик, 1999; Бромлей Ю.В. Этнос и этнография. М., 1973; Мусукаев А.И., Першиц А.И. Народные традиции кабардинцев и балкарцев. Нальчик, 1992; Аккиева С.И. Кабардино-Балкарская Республика: модель этнополитического мониторинга. М., 1998; Ее же. Развитие этнополитической ситуации в Кабардино-Балкарской Республике (постсоветский период). М., 2002; Ее же. Политика и право в сфере этногосударственных отношений Кабардино-Балкарии (в 2-х томах) (в соавторстве с Думановым Х.М.). Москва-Нальчик, 2001; Ее же. Основные проблемы развития балкарцев и карачаевце на современном этапе // http: // turkobog. narod. ru.; Арутюнов С.А. Народы и культура: развитие и взаимодействие. М., 1989; Унежев К.Х. История Кабарды и Балкарии. Нальчик, 2005 и др.


1 Из различных определений «коренного народа», на мой взгляд, наиболее полным и точным является следующее. Коренным (автохтонным) народом (коренной нацией) считается тот, «который на данной конкретной территории живет веками, а то и тысячелетиями. Этногенез данного народа произошел именно здесь, и он создал на данной конкретной территории свои лучшие национальные творения (язык, эпос, культуру, традиции, духовность и т.д.), неоднократно защищал ее с оружием в руках от различных завоевателей и притеснителей, обильно проливая кровь своих сыновей и дочерей, что дает ему политическое и моральное право называть эту землю исконной, родной, отцовской, суверенной» (Дзидзоев В.Д. Военно-политическое и межнациональное противостояние на Северном Кавказе в 1917-1925 гг. (к вопросу периодизации вооруженной борьбы в регионе) // Научная мысль Кавказа. Междисциплинарные и специальные исследования. Ростов-на-Дону, 2008. № 3. с.50.).



1 Абдулатипов Р.Г. Природа и парадоксы национального «Я». М., 1991; Его же. Человек. Нация. Общество. М.,1991; Его же. Заговор против нации: национальное и националистическое в судьбах народов. СПб., 1992; Его же. Власть и совесть. Политики, люди и народы в лабиринтах смутного времени. М., 1994; Его же. парадоксы суверенитета. Перспективы человека, нации, государства. М., 1995; Его же. Позывные разума. М., 1996; Его же. авторитет разума. М., 1999; Его же. Нация и национализм: добро и зло в национальном вопросе. М., 1999; Его же. национальный вопрос и государственное обустройство России. М., 2000; Бгажноков Б.Х. Основания гуманистической этнологии. М., 2003; Его же (в соавторстве). Новые страницы истории Кабардино-Балкарии в 20-30-х годах // Вестник Института гуманитарных исследований правительства КБР и КБНЦ РАН . Выпуск №9, с. 243-249; Дзидзоев В.Д. Балкарский Паганини // Минги-Тау (Эльбрус). Нальчик, 1987, №4, с. 124-126 (на балк. яз.); Его же. Корни нашей дружбы // Минги Тау (Эльбрус). Нальчик, 1987, № 2, с.17-19 (на балк. яз.); Его же. История далекая и близкая (этнокультурные связи осетин, кабардинцев, балкарцев и карачаевцев) // Точка зрения. Нальчик, 1991, № 1, с.24-29; Его же (в соавторстве). В поисках национального согласия. Махачкала, 1992; Его же. Этнокультурные и родственные связи кабардинцев с соседними народами Северного Кавказа в XVIII-нач. XX в. Владикавказ, 1993; Его же. Национальные отношения на Кавказе (Издание третье). Владикавказ, 2000; Его же. «Борьба против политики геноцида», плагиат и историческое мифотворчество // Вопросы политологии, истории и социологии. Выпуск № 1. Владикавказ, 1999, с.28-114; Его же. Коста Хетагуров и Кязим Мстиев // Осетинская филология: история и современность. Выпуск № 3. Владикавказ, 1999, с.107-114; Его же. Кавказ конца XX века: тенденции этнополитического развития (историко-политологическое исследование). Издание второе. Владикавказ, 2004; Кучуков М.М. Национальное самосознание и межнациональные отношения. Нальчик, 1992; Нация и национальная жизнь. Нальчик, 1996; Его же. Нация и государство (в соавторстве) // Вестник СОГУ (Гуманитарные науки). Владикавказ. 2008, № 3, с.7-12; Национальный популизм межнациональные конфликты // Актуальные проблемы борьбы с преступностью (В трех томах). Т.1. Нальчик, 2007, с.322-329. Маремшаова И.И. Основы этнического сознания карачаево-балкарского народа. Минск, 2000 и др.


1 Емельянова Н.М. Мусульмане Кабарды. М., 1999; Ее же. Ислам и культурная традиция в Центрально-Северном Кавказе // Мусульмане изменяющейся России. М., 2002, с. 241-260.


2Ерижева А.Х. Проблемы разрешения этнополитических конфликтов // Этнополитические исследования на Северном Кавказе: состояние, проблемы, перспективы (Материалы региональной научно-практический конференции, посвященной 70-летию профессора А.К. Алиева). Махачкала, 2005, с.449-453; Ее же. Этнополитические проблемы полиэтничной республики в контексте безопасности Юга России // Национальные интересы и национальная политика на Юге России: приоритеты и перспективы (Материалы Всероссийской научной конференции 14 декабря 2006 года). Махачкала, 2007, с.302-311 и др.



3 Дзидзоев В.Д. Степень объективности в вопросах истории (Некоторые парадоксы современной историографии Северного Кавказа) // Этнополитические исследования на Северном Кавказе: состояние, проблемы, перспективы (Материалы региональной научно-практический конференции, посвященной 70-летию профессора А.К. Алиева). Махачкала, 2005, с.140-160; Его же. Национальные интересы и государственная безопасность Российской Федерации в начале XXI века (историко-политологический анализ) // Национальные интересы и национальная политика на Юге России: приоритеты и перспективы (Материалы Всероссийской научной конференции 14 декабря 2006 года). Махачкала, 2007, с.30-37; Его же. Этнополитические и правовые проблемы безопасности Юга России в начале XX века (историко-правовой аспект) // Этнополитическая безопасность Юга России в условиях глобализации (Всероссийская научная конференция, посвященная 15-летию РЦЭИ ДНЦ РАН 19 октября 2997 года). Махачкала, 2008, с.49-54; Его же. Идеологический фактор в современных межэтнических отношениях на Кавказе (историко-политологический анализ) // Роль идеологии в современной России: Общенациональный и региональный аспекты (Материалы Международной научной конференции 20-21 апреля 2006 г. в Ростове-на-Дону). Ростов-на-Дону, 2006, с.22-27; Его же. Проблемы российской государственности на Северном Кавказе // Известия вузов. Северокавказский регион. Общественные науки. Ростов-на-Дону. 2006, № 3, с.54-61 и др.


4 Ханбабаев К.М. Исламоведение на Кавказе // Этнополитические исследования на Северном Кавказе: состояние, проблемы, перспективы (Материалы региональной научно-практический конференции, посвященной 70-летию профессора А.К. Алиева). Махачкала, 2005, с.253-259; Его же. Религиозно-политический экстремизм как внутренняя угроза безопасности в ЮФО // Национальные интересы и национальная политика на Юге России: приоритеты и перспективы (Материалы Всероссийской научной конференции 14 декабря 2006 года). Махачкала, 2007, с.44-53; Его же. Религиозно-политический экстремизм и терроризм в полиэтноконфессиональном обществе (на примере Северного Кавказа) // Актуальные проблемы противодействия религиозно-политическому экстремизму (Материалы Всероссийский научно-практической конференции). Махачкала, 2007, с.58-66 и др.


5 Шарафутдинова Э.Ф. Исламизм: сущность явления и новейшие тенденции на Юге России // Национальные интересы и национальная политика на Юге России: приоритеты и перспективы (Материалы Всероссийской научной конференции 14 декабря 2006 года). Махачкала, 2007, с.468-484.


1 Алиев А.К. О государственной и национальной безопасности в Российской Федерации // Проблемы сохранения толерантности в условиях полиэтнического и многоконфессионального региона (Материалы Всероссийской научной конференции 12 апреля 2007 года). Махачкала, 2008, с.10-35.


2 Абакарова Р.М. Диалог как форма сохранения толерантности в условиях полиэтническго и многоконфессионального региона // Проблемы сохранения толерантности в условиях полиэтнического и многоконфессионального региона (Материалы Всероссийской научной конференции 12 апреля 2007 года). Махачкала, 2008, с.109-118.


3 Бетильмерзаева М.М. Взаимосвязь понятий этническая идентичность и толерантное сознание // Проблемы сохранения толерантности в условиях полиэтнического и многоконфессионального региона (Материалы Всероссийской научной конференции 12 апреля 2007 года). Махачкала, 2008, с.295-311.


4 Гожева О.К. Рефлексия толерантности в Карачаево-Черкесской Республике // Проблемы сохранения толерантности в условиях полиэтнического и многоконфессионального региона (Материалы Всероссийской научной конференции 12 апреля 2007 года). Махачкала, 2008, с.490-503.


5 Гожев К.М. Потенции образования в диалоге культур (историко-антропологический аспект) // Национальные интересы и национальная политика на Юге России: приоритеты и перспективы (Материалы Всероссийской научной конференции 14 декабря 2006 года). Махачкала, 2007, с.382-397.


6 Гаджиев Э.А. Современное состояние и угрозы региональной безопасности (на примере полиэтнического региона) // Национальные интересы и национальная политика на Юге России: приоритеты и перспективы (Материалы Всероссийской научной конференции 14 декабря 2006 года). Махачкала, 2007, с.318-356.

7 Гутнов Ф.Х. Генеалогические предания осетин как исторический источник. Владикавказ, 1989. Его же. Средневековая Осетия. Владикавказ, 1993; Его же. Тяжело быть аланом? // Кавказский сборник (Москва), 2007. Том № 4 (36), с. 362-393. Его же. Горский феодализм. Владикавказ, 2008 и др.

8 Дидигов Т.А. Теоретико-методологические основы изучения интеграции народов в Российском государстве // Национальные интересы и национальная политика на Юге России: приоритеты и перспективы (Материалы Всероссийской научной конференции 14 декабря 2006 года). Махачкала, 2007, с.490-499.

9 Дзарахохова З.М. Этнокультура в контексте развития современной цивилизации // Национальные интересы и национальная политика на Юге России: приоритеты и перспективы (Материалы Всероссийской научной конференции 14 декабря 2006 года). Махачкала, 2007, с.110-127.

10 Щербина Е.А. Современная этнополитическая ситуация в Карачаево-Черкесской Республике // Национальные интересы и национальная политика на Юге России: приоритеты и перспективы (Материалы Всероссийской научной конференции 14 декабря 2006 года). Махачкала, 2007, с.311-327.

11 Баразбиев М.И. Традиционные формы межэтнических отношений балкарцев и карачаевцев с кабардинцами // Республика (Нальчик). Выпуск № 1. 2000, с. 48-70.

12 Маремшаова И.И. К вопросу о русско-кавказском этнокультурном взаимодействии // Республика (Нальчик). Выпуск № 3. 2002, с.70-79.

1 Липина С., Межкультурные коммуникации на Северном Кавказе // www.viperson.ru

1 Матвеев В.А. Исторические особенности утверждения геополитических позиций России на Кавказе/ Под ред. В.Б. Виноградова. – Армавир – Ростов-н/Д., 2002. – С.78.

2 Советское прошлое: поиски понимания// Отечественная история, 2000, № 4-5. – С. 90-104.

1 Тишков В., Культурная мозаика и этническая полтика в России // Россия и мусульманский мир, 2003, №7, с. 9-32.

1Науменко Л.И. Этническая идентичность. Проблемы трансформации в постсоветский период // Этническая психология и общество. М.: Старый сад, 1997. С.76-88.

2 Лебедева Н.М. «Синдром навязанной этничности» и способы его преодоления // Этническая психология и общество. М.: Старый сад, 1997. С.104-115.

1 Сикевич З.В. Этнический фактор в политических процессах современной России. Докт. дисс. СПб.,1996. с. 131.

2 Эриксон Э. Идентичность: молодость и кризис. М.: Издательская группа «Прогресс», 1996. С.308-333.

3 Бабич И., Соотношение политической, религиозной и этнической идентичности в современном кабардино-балкарском обществе // Фактор этноконфессиональной самобытности в постсоветском обществе. Сб. Московского центра Карнеги. М., 1998. с. 30.

1 Этносы и этнические процессы. М.: Наука. 1993. с. 71.

2 Бабаев С.К., К вопросам истории, языка и религии балкарского и карачаевского народов, Нальчик: Эльбрус, 2000, с. 27.

3 Мухаммад Абдулла Къарачай Ислам в истории и самосознании карачаевского народа // http://www.karachaevsk.info

1 Мчедлов М.П. Религиоведческие очерки. Религия в духовной и общественно-политической жизни современной России. М.: Научная книга, 2005. С. 364-365.

2 Об этом подробнее - Асадов Ф. М. Арабские источники о тюрках в раннем средневековье. Баку, Элм, 1993.

1Мухаммад Абдулла Къарачай, Ислам в истории и самосознании карачаево-балкарского народа // http://real-alania.narod.ru/        

2 Бабич И. Современные исламские общины в Кабардино-Балкарии // Россия и мусульманский мир. – 2003. - №7.





Скачать 348,2 Kb.
оставить комментарий
Джантуева Фатима Рашитовна
Дата24.09.2011
Размер348,2 Kb.
ТипДиссертация, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Документы

наверх