А. Б. Никольский Некоторые аспекты управления Империей icon

А. Б. Никольский Некоторые аспекты управления Империей


Смотрите также:
Некоторые аспекты мирового опыта управления аэропортами гражданской авиации...
Проблемы теории и практики управления...
Проблемы теории и практики управления...
• I. Некоторые аспекты современных опытов...
Учебно-методический комплекс дисциплины: Управление проектами Специальность...
Учебно-методический комплекс дисциплины: Управление проектами Специальность...
Учебно-методический комплекс дисциплины: Управление проектами (наименование дисциплины (модуля))...
Unele aspecte ale formării pieţei unice a ue „euroelectric” si Moldovei in cadrul ţărilor csi...
Некоторые аспекты практики преподавания семантически c ходных форм английского глагола...
Лекция 25 марта. Борис Юрьевич Шапиро идеологические...
Диалоговое управление роботами с использованием нечетких моделей...
Некоторые аспекты становления аудита эффективности бюджетных средств...



Загрузка...
страницы:   1   2   3   4   5
скачать

А.Б.Никольский

Некоторые аспекты управления Империей


В статье проводится анализ основных принципов государственного управления в Великой Орде – единой общемировой Империи XIV–XVI вв. – и причин ее распада в конце XVI – начале XVII вв. Рассматриваются также некоторые последствия этого распада.
Введение. Неизбежность Империи и проблемы реконструкции

Сформулированный Н.А.Морозовым принцип непрерывной преемственности человеческой культуры (см. Морозов, 1924–1932) был развит Г.М.Герасимовым, предложившим логически непротиворечивую картину исторического развития человеческой цивилизации от гомеостатических сообществ, ведущих натуральное хозяйство, к общепланетному образованию имперского типа – системе управления, позволившей освоить все пригодные для обитания места планеты (см. Герасимов, 20011).

С этой точки зрения переход от гомеостаза к системе с одним управляющим центром представляется вполне закономерным и даже неизбежным.

При этом возникает правомерный вопрос: не носит ли такая реконструкция чересчур умозрительный характер? Ведь из традиционной истории мы ничего не знаем о существовании в прошлом человечества беспрецедентного геополитического образования, охватывавшего всю Ойкумену, – напротив, все описанные в источниках империи имели весьма ограниченный ареал распространения и распадались задолго до достижения пределов повсеместной экспансии.

Однако, в результате исследований того же Н.А.Морозова, а вслед за ним А.Т.Фоменко в области исторической хронологии выясняется, что традиционная, принятая в настоящее время в науке и обществе хронология древности и средневековья не имеет под собой реальной научной основы, а является плодом умозрительного творчества средневековых схоластов XVI–XVII веков (см. Морозов, 1924–1932; Фоменко, 1999).

Если подходить к изучению исторических источников, отказываясь от привязки их к конвенциональной хронологической шкале, очень быстро обнаруживается, что практически все древние и раннесредневековые империи являются лишь фантомными отражениями Великой Ордынской империи XIV–XVI веков, получившие свои места в истории благодаря вышеупомянутой схоластической деятельности средневековых хронологов.

Первая серьёзная попытка реконструировать систему управления Великой Империей была предпринята Г.В.Носовским и А.Т.Фоменко (см. Носовский, Фоменко, 1996, 1998, 1999). При этом они столкнулись в своей работе с целым рядом почти непреодолимых трудностей, к числу основных из которых следует отнести:

а) практически полное отсутствие надёжно датируемых источников ранее XVII века;

б) сознательное искажение информации о своём ближайшем прошлом историографами XVII–XVIII веков во всех странах. (Подробнее об этом: Носовский, Фоменко, 1996, с.368–373; Носовский, Фоменко, 1998, т.I, с.665–672; Носовский, Фоменко, 1999а, с.491–504.)

Тем не менее, положение не является таким уж безнадёжным.

Во-первых, базовые принципы государственного управления хорошо известны из позднейшей истории, а также из современной политической практики и её научного обобщения. Надо лишь экстраполировать эти принципы на государственное образование, стремившееся осуществлять управление всем обитаемым миром – Ойкуменой, и, естественно, тщательно учесть все различия, из такого стремления вытекающие.

Во-вторых, информация о прошлом сохраняется и в поздних, и даже в тенденциозно отредактированных источниках. Методика выявления такой информации хорошо известна в источниковедении. Например, если установлена тенденциозность источника, приверженность его автора-редактора-компилятора определённой политической линии, то сведения, этой линии противоречащие, с большой вероятностью находятся ближе к фактологии реальных событий, чем сведения, «генеральной линии» соответствующие (см., например, Лаппо-Данилевский, 1913, вып.2, с.642; Лурье, 1997, с.27).

В настоящей работе предпринимается попытка выявить и обосновать основные механизмы, в соответствии с которыми осуществлялось управление Империей, а также дать самые общие контуры организационно-коммуникационно-сословных имперских структур.

Исследование проводилось в два этапа. Вначале были сформулированы теоретические предпосылки самой возможности эффективного управления геополитической структурой, одной из основных целей которой является неограниченная экспансия. На втором этапе проводился поиск информации в источниках, которая могла бы подтвердить или опровергнуть существование таких механизмов управления в реальной истории.

^ Понятийный аппарат

Перед формулированием теоретических предпосылок управления Империей полезно разобраться со значениями основных используемых терминов. Это, во-первых, позволит избежать неоднозначности в толковании тех или иных понятий в различных документах и в разные эпохи, а во-вторых, может дать ключ к пониманию существа явлений, за этими понятиями скрывающихся.

В качестве путеводителей по терминологическим лабиринтам будем пользоваться тремя фундаментальными трудами: Фасмер М. Этимологический словарь русского языка (Фасмер, 1996); Бенвенист Э. Словарь индоевропейских социальных терминов (Бенвенист, 1995); Кеслер Я.А. Азбука и русско-европейский словарь (Кеслер, 2001). Первый из этих словарей хорош в первую очередь своей энциклопедичностью, а два других – принципиально новым, качественным подходом к этимологии: значение слова определяется его первоначальным функциональным смыслом, и все дальнейшие его эволюции прослеживаются с учётом этого принципиального обстоятельства.

Империя

Начнём с понятия, уже использованного несколько раз в настоящей статье для обозначения исследуемого феномена.

Это слово закрепилось в русском языке достаточно поздно, при Петре I. М.Фасмер отмечает (Фасмер, 1996, т.2, с.129) появление этого слова у Шафирова (см. Шафиров, 1717), а производного от империи слова император – у Феофана Прокоповича, т.е. в начале XVIII века.

В более ранних документах термин империя также встречается, но во всех таких случаях имеется в виду что-то постороннее, существующее за пределами Руси, – либо это Священная Римская империя, либо это Византийская империя (как полагают комментаторы этих документов, т.к. из самих документов подобные локализации, как правило, не следуют).

Что касается смысла самого термина, то он довольно прост: в переводе с латинского imperator означает просто управляющий, а imperiaуправление.

В данной работе будем употреблять это слово для обозначения социально-властного (государственного) образования, имеющего целью, в отличие от национального государства, неограниченную экспансию и контроль над всем обитаемым миром (Ойкуменой). С точки зрения успешного достижения такой глобальной цели проблема управления в самом деле приобретает первостепенный характер.

^ Государь, государство

Словарь Фасмера выводит слово государь из русского слова господарь, а слово господарь – из слова Господь (Фасмер, 1996, т.1, с.446, 448). Смысл прозрачен. Имеется в виду государство как владычество. Таким образом, в русском языке до самых новейших времён (XIX век) ничего общего с современным пониманием термина государство не наблюдалось. Т.е. в понятие государство не входили такие важнейшие для современных политологических и юридических дисциплин составляющие, как территория и суверенитет. Просто владычество чего-то над чем-то. Это необходимо иметь в виду, встречая слова государь и государство в древних документах.

При этом этимология самого слова Господь остаётся неясной. Словарь Фасмера хранит по этому поводу загадочное молчание, настаивая лишь без каких-либо доказательств на его исконно-славянском происхождении (Фасмер, 1996, т.1, с.448). Отмечу здесь очень интересную версию Я.А.Кеслера, обратившего внимание на то, что датчане «произносят имя Бога-Отца Саваофа (Sabbaoh), а точнее Бога Субботы – GoSabbath практически в точности как русское «Господь», которое также весьма близко к испанскому huesped «хозяин». А если иметь в виду, что само слово «бог» у славян означало счастье (ср. богатый), то имеем тождество Господь-Бог», которое образовано так же, как и «царь-батюшка» (Кеслер, 2001, с.31).

^ Орда

Интересен смысл термина орда. Здесь тот же словарь Фасмера позволяет сделать удивительные наблюдения (Фасмер, 1996, т.3, с.150). Орда в русском языке заимствовано из тюркского. Причём заимствовано довольно-таки странным образом. В тюркских языках это слово означает либо военный лагерь, либо дворец, шатёр султана, хана. А в русский вошло в значениях кочующее племя и толпа, орава, ватага, скопище народа (Даль, 1994, т.2, ст.1788) – иными словами, что-то беспорядочное, хаотическое, но очень большое и стремительно куда-то несущееся.

Однако слово орда буквально совпадает с латинским словом ordo, откуда корень ord- перешёл в западноевропейские языки (английский, немецкий, французский). И во всех этих языках это слово означает нечто прямо противоположное – ряд, порядок.

А если мы вспомним значение слова орда в смысле войско, то войско, эффективно воюющее, – это войско безусловно предельно упорядоченное.

Получается, что и в тюркских, и в западноевропейских языках рассматриваемый термин обозначает схожие по смыслу понятия. И только русскому языку досталось слово с противоположным смыслом.

Это – типичный пример традиционноисторического новояза. Традиционная история очень богата на подобные искажения терминов, когда одним и тем же словом в ясно читаемых политических целях начинают обозначаться противоположные по смыслу понятия.

Согласно Я.А.Кеслеру, русская Орда, она же Рада, происходит от первоначального корня ъръдъ, означающего данное слово, присяга. «Поэтому «ордынцы» - это присяжные воины, они же казаки, они же легионеры, они же рыцари» (Кеслер, 2001, с.22, см. также с.214).

В данной работе термин орда при написании с прописной буквы употребляется в качестве одного из синонимов термина Империя, а со строчной – как наименование одной из главных имперских структур – армии, войска, обеспечивающего имперскую идею путём её распространения по Ойкумене.

^ Хан, кесарь, цезарь, царь

Все эти понятия являются синонимами. Пожалуй, только историографы XIX–XX веков стали находить различия в их употреблении. Древние же документы таких различий не улавливают. Хан – слово тюркское, кесарь – греческое, цезарь – позднесредневековый латинизированный вариант греческого слова, а царь – русское сокращение от цезарь (Фасмер, 1996, т.4, с.221, 290-291). И все эти термины означают одно: верховный правитель. Соответственно, этот верховный правитель называется ханом в тюркских источниках, кесарем в греческих, цезарем в латинских, а в русских летописях именуется исключительно царём.

Например, известный Девлет-Гирей, крымский хан (как его принято называть в позднейшей историографии), о котором ещё будет идти речь впереди, во всех русских хрониках XVII–XVIII веков назывется исключительно крымским царём.

Король. Rex. Βασιλεύς

Среди немногочисленных дошедших до наших дней русских документов XVI века есть письма и актовые грамоты с упоминанием в них различных европейских королей и королев. Не рассматривая сейчас вопрос о возможной апокрифичности этих источников, попробуем чуть подробнее поразмышлять на тему самого термина король: какой смысл он мог иметь в то время.

При попытке выяснить происхождение этого интересного слова мы сталкиваемся с самой настоящей этимологической загадкой, на грани сенсации.

Заглянув в тот же словарь Фасмера, легко обнаружить, что слово с таким корнем присутствует только в славянских языках – русском, украинском (король), болгарском (кралят), сербохорватском (крâљ), польском (król), чешском (král), словацком (král'), словенском (králj) и т. д. (Фасмер, 1996, т.2, с.333). Сенсация же заключается в том, что этимологию этого слова Фасмер выводит из… имени Карла Великого (и в подтверждение своего мнения приводит ссылку на работы ещё 13 специалистов, считающих точно так же). Факт совершенно феноменальный в своей исключительности. Ведь это слово попало только в славянские языки. В самом деле, по-латыни – rex, по-английски – king, по-немецки – könig, по-французски (а Франция в традиционной истории – метрополия империи Карла Великого!) – roi. Возникает законный вопрос: чем так прославился этот Карл на славянских землях, чем уж так велик и ужасен он был для славянских народов, если они даже вставили в свои языки его имя в качестве универсального термина, обозначающего правителя государства? Особенно для западных славян, которые этим словом называли не только иностранных, но и своих правителей.

Похоже на то, что несмотря на законность вопрос получился риторическим. А в таком случае не имеет ли смысла поискать другую этимологию?

Надо отдать должное научной честности М.Фасмера – в спорных случаях, подобных этому, он приводит и мнения, с которыми не согласен. И одно из этих мнений (польского лингвиста Рудницкого) очень любопытно: он производит слово король от исконно-славянского карать. И если допустить, что Рудницкий прав, то мы придём к любопытному выводу: королями назывались имперские наместники в Европе, одной из основных функций которых была именно карательная.

Слово rex, засвидетельствованное только в италийском, кельтском и индийском, то есть на западной и восточной окраинах индоевропейского ареала, принадлежит, по Э.Бенвенисту, к очень древней группе религиозно-правовых терминов. Сопоставление лат. rego с гр. όρέγω ‘простирать, протягивать’ и изучение исконного значения reg- в латинском языке приводят лингвиста к выводу, что rex – скорее жрец, чем царь в современном понимании, т.е. лицо, обладающее властью очертить расположение будущего города или определить черты правопорядка (Бенвенист, 1995, с.249–252).

Что же касается греческого термина βασιλεύς, обычно отождествляемого с царём, то Э.Бенвенист полагает, что лицо, называемое так, осуществляло магико-религиозные функции, вероятно изначально заданные трёхчастной структурой общества (о чём ниже). Скипетр – символ его власти – первоначально был просто палкой, дорожным посохом вестника, передающего начальственные речи (Бенвенист, 1995, с.258). Таким образом, базилевс тоже оказывается разновидностью имперского наместника.





оставить комментарий
страница1/5
Дата24.09.2011
Размер0,53 Mb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы:   1   2   3   4   5
отлично
  1
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх