Сборник статей под редакцией профессора М, И. Брагинского Издательство норма москва, 2002 удк icon

Сборник статей под редакцией профессора М, И. Брагинского Издательство норма москва, 2002 удк


Смотрите также:
Сборник статей под редакцией профессора М. И. Брагинского статут mockbr2000...
Сборник статей Под редакцией А. В...
Сборник статей выпуск 3 Под редакцией профессора Б. И. Путинского...
Р. С. Белкина Издательство норма...
Учебное пособие Под общей редакцией доктора технических наук, профессора Н. А...
Совершенствование технологий обеспечения качества профессионального образования: Международная...
Правоведение
Сборник статей к 70-летию Станислава Грофа...
Под научной редакцией профессора Н. А. Корнетова Издательство Томского университета Томск-2003...
В. С. Нерсесянца Издательство норма москва, 2004...
Сборник статей Выпуск 3 Москва, 16 февраля 2007 г...
Сборник статей Под редакцией В. В. Алеева москва 2008 ббк 74. 26(Рос) с 572...



Загрузка...
страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17
вернуться в начало
скачать
Слияние акционерных обществ — это способ реорганизации акционерных обществ, предусмотренный законом, направленный на объединение прав и обязанностей двух и более обществ (пе­редающих обществ), при котором все права и обязанности пере­дающих обществ переходят к созданному в результате слияния обществу (новому обществу) в порядке полного универсального

9

правопреемства, акции передающих обществ обмениваются на акции и (или) иные ценные бумаги нового общества, а переда­ющие общества прекращаются в упрощенном порядке.

^ Присоединение акционерных обществ — это способ реоргани­зации акционерных обществ, предусмотренный законом, направ­ленный на объединение прав и обязанностей двух и более об­ществ (передающих(щего) обществ(а) и принимающего обще­ства), при котором все права и обязанности передающих(щего) обществ(а) переходят к уже существовавшему до присоединения принимающему обществу в порядке полного универсального правопреемства, акции передающих(щего) обществ(а) обмени­ваются на акции и(или) иные ценные бумаги принимающего общества, а передающие(щее) общества(о) прекращаются в уп­рощенном порядке.

Итак, слияние и присоединение акционерных обществ — это прежде всего способы реорганизации, предусмотренные законом. В соответствии с абз. 2 ст. 15 Закона об акционерных обществах, реорганизация общества может быть осуществлена в форме сли­яния, присоединения, разделения, выделения и преобразования. Согласно абз. 1 § 1 Закона о реорганизации, способами реорга­низации являются: слияние (слияние посредством принятия (Verschmelzung durch Aufnahme) и слияние посредством создания нового общества (Verschmelzung durch Neubildung)), разделение, передача имущества и изменение организационно-правовой фор­мы. Как по праву Российской Федерации, так и по праву ФРГ перечень форм реорганизации является исчерпывающим — акци­онерные общества могут реорганизовываться только в указанных выше формах либо в тех, которые будут специально предусмот­рены законом (п. 1 ст. 15 Закона об акционерных обществах; абз. 2 § 1 Закона о реорганизации)1.

1 Г. С. Шапкина высказывает мнение, что одним из таких дополнитель­но предусмотренных способов реорганизации акционерных обществ яв­ляется преобразование в акционерные общества приватизируемых госу­дарственных и муниципальных предприятий (Шапкина Г. АО меняет об­раз // Бизнес-адвокат. 1997. № 6). Оставляя в стороне вопрос о том, насколько это самостоятельный способ реорганизации по сравнению с преобразованием, предусмотренным ст. 57 ГК РФ, отметим, что при та­ком преобразовании реорганизуемым субъектом выступает приватизируе­мое государственное или муниципальное предприятие, а не акционерное общество. Следовательно, указанный Г. С. Шапкиной способ реорганиза­ции не относится к способам реорганизации акционерных обществ.

10

Как способы реорганизации слияние и присоединение обла­дают общими для всех или большинства1 способов реорганизации свойствами. Основным из таких свойств является продолжение всей или части (при выделении) деятельности реорганизуемого лица другими лицами. С. Н. Братусь отмечал, что «реорганизация не сопровождается ликвидацией дел и имущества» реорганизуе­мого лица. «Деятельность прекращаемых предприятий в этом слу­чае принимает новые организационные формы, она продолжа­ется в деятельности тех юридических лиц, которые возникли в результате реорганизации (слияния и разделения) или которые существовали и ранее (при присоединении)»2. Продолжение де­ятельности реорганизованного юридического лица другими ли­цами обеспечивается при помощи института универсального пра­вопреемства, т. е. преемства прав и обязанностей в целом, в сово­купности3, независимо от того, выявлены они или нет на момент реорганизации, в отличие от сингулярного правопреемства, когда права и обязанности передаются по отдельности. Можно сказать, что универсальное правопреемство является основой института реорганизации юридических лиц. При реорганизации универсаль­ное правопреемство может быть как полным, так и частичным. Полное универсальное правопреемство означает, что как единое целое передаются все права и обязанности отдельного субъекта права единственному правопреемнику, тогда как при частичном универсальном правопреемстве правопреемнику передается толь­ко часть прав и обязанностей, как правило, связанных между со­бой4. Полное универсальное правопреемство имеет место при слиянии и присоединении обществ, а также при преобразовании по российскому праву. Частичное универсальное правопреемство

1 Имеется в виду особое основание признания за новым обществом прав и обязанностей предшественника при изменении организационно-правовой формы по праву ФРГ, которое мы рассмотрим ниже.

2 Братусь С. Н. Юридические лица в советском гражданском праве (по­нятие, виды, государственные юридические лица). М., 1947. С. 355—356.

3 Так характеризуют универсальное правопреемство, в частности, Б. Б. Черепахин (см.: Черепахин Б. Б. Правопреемство по советскому граж­данскому праву. М., 1962. С. 20, 93) и Н. Kallmeyer (см.: Kallmeyer H. Umwandlungsgesetz. Kommentar. S. 18).

4 В порядке частичного универсального правопреемства передается, например, предприятие как объект права со всеми относящимися к нему правами и обязанностями, что и означает их передачу как единого це­лого.

11

происходит при реорганизации в форме разделения и выделения. Таким образом, первой отличительной особенностью слияния и присоединения по отношению к другим формам реорганизации (за исключением преобразования в российском праве) является полное универсальное правопреемство. В праве ФРГ слияние в обеих формах отличается по основаниям закрепления прав и обя­занностей прекращаемого общества за другим лицом также и от реорганизации в форме изменения организационно-правовой формы (§ 202 Закона о реорганизации), сходной по существу с преобразованием в праве Российской Федераии. При такой форме реорганизации используется не институт универсального право­преемства, а институт идентичности (Identitaet). Считается, что права и обязанности от старого субъекта права к новому не пе­реходят, а принадлежат новому на основании его идентичности со старым субъектом права1. В соответствии с абз. 1 § 202 Закона о реорганизации субъект права, изменивший свою организаци­онно-правовую форму, продолжает существовать в организаци­онно-правовой форме, указанной в решении о реорганизации. На наш взгляд, такая точка зрения на основании признания за об­ществом прав и обязанностей его предшественника, существовав­шего в иной организационно-правовой форме, вполне разумна. Конструкция передачи прав и обязанностей с помощью право­преемства при преобразовании является во многом искусствен­ной, поскольку права и обязанности фактически никому не пе­редаются, только лишь обладающее ими общество изменяет структуру своего управления и взаимоотношения с участниками. Мы полагаем целесообразным учесть данный подход при совер­шенствовании российского законодательства о регулировании реорганизации.

Дискуссионным является вопрос о природе правопреемства. В советском гражданском праве признавались три основания пра­вопреемства: сделки, административные или юрисдикционные акты и юридические факты2. Сделки служили прежде всего осно­ванием для сингулярного правопреемства (например, цессия). Универсальное правопреемство случалось либо на основании административного или юрисдикционного акта, либо на основа­нии юридического факта. Основным юридическим фактом такого

1 См.: Schmidt'K. Gesellschaftsrecht. Koln, 1998. S. 349.

2 См., например: Черепахин Б. Б. Указ. соч. С. 26.

12

рода считалась смерть гражданина. Универсальное правопреемство юридических лиц происходило на основе административного акта. Связано это было прежде всего с тем, что реорганизация госу­дарственных юридических лиц была возможна только в распоря­дительном порядке, т. е. на основании распорядительного акта компетентного государственного органа1.

В немецкой правовой доктрине прекращение юридического лица при реорганизации раньше приравнивалось к смерти физи­ческого лица, а потому считалось, что правопреемство при ре­организации происходит в силу закона2. Указанный аргумент, однако, был опровергнут введением в реорганизационное право реорганизации в форме выделения3, при которой юридическое лицо, передающее часть своих прав и обязанностей в порядке универсального правопреемства новому обществу, не прекраща­ется. В настоящее время считается, что основанием правопреем­ства является сделка. В случае, например, слияния такой сделкой является договор о слиянии. Отмечается, что прекращение обще­ства при реорганизации является вторичным по отношению к правопреемству. Общество прекращается лишь постольку, по­скольку оно передало свои права и обязанности преемнику, т. е. не правопреемство является следствием реорганизации, а наобо­рот. В подтверждение указанной теории делается также ссылка на п. 1 абз. 1 § 20 Закона о реорганизации, говорящий о том, что правопреемство является следствием регистрации слияния, ко­торая в этом случае рассматривается как регистрация сделки, требующей определенной формы и становящейся действитель­ной с момента регистрации. В пользу договорной природы уни­версального правопреемства при реорганизации приводится также то обстоятельство, что при разделении объем прав и обя­занностей, которые перейдут каждому из правопреемников, определяется прежде всего по усмотрению участников разделя­емого общества4.

Теория о договорной природе универсального правопреем­ства, безусловно, заслуживает внимания и предпочтительна по

1 См.: Черепахин Б. Б. Указ. соч. С. 35.

2 См.: Rieble V. Verschmelzung und Spaltung von Unternehmen und ihre Folgen fuer Schuldverhaeltnisse mit Dritten // ZIP. 1997. Nr. 8. S. 303.

3 Ibid.

4 Ibid. S. 303—304.

13

отношению к теории о законной природе, основанной на урав­нивании прекращенного в результате реорганизации юридичес­кого лица и умершего физического лица. Однако необходимо учитывать, что универсальное правопреемство следует не из каж­дого договора, хотя бы в нем и предусматривалось универсальное правопреемство. Выше мы установили, что и в Российской Фе­дерации, и в ФРГ возможны только такие способы реорганиза­ции, которые предусмотрены законом. Если договор будет пре­дусматривать какой-либо иной способ реорганизации, то закон не будет рассматривать такой договор как договор о реорганиза­ции и не допустит универсального правопреемства. В таком слу­чае договор, нацеленный на универсальное правопреемство, не повлечет за собой отрицательных последствий. Чтобы универсаль­ное правопреемство произошло, необходимо, чтобы договор вызвал действие закона. В связи с этим, по нашему мнению, сле­дует говорить о том, что универсальное правопреемство проис­ходит в силу закона, но на основании договора о реорганизации. Из этого явствует, что правопреемство является законным след­ствием договора. В этом смысле верной представляется описанная выше теория о том, что основанием универсального правопреем­ства при реорганизации является административный акт, с той, однако, поправкой, что это не административный акт о прове­дении реорганизации, а административный акт о регистрации реорганизации. Регистрация реорганизации, по нашему мнению, является не просто приданием договору о реорганизации надле­жащей формы, но прежде всего подтверждением того, что суще­ство договора о реорганизации соответствует одному из видов реорганизации, и следовательно, может действовать закон, пре­дусматривающий универсальное правопреемство.

В подтверждение высказанной нами точки зрения о том, что правопреемство происходит в силу закона, но на основании до­говора, а не просто в силу договора, говорит также и то обстоя­тельство, что в порядке универсального правопреемства к преем­никам переходят и те права, которые не указаны ни в договоре, ни в передаточном акте.

При слиянии и присоединении универсальное правопреемство направлено на объединение прав и обязанностей нескольких об­ществ. Этим рассматриваемые формы реорганизации отличаются от всех остальных, при которых происходит либо разделение прав и обязанностей между несколькими обществами, как при разде-

14 ' "

лении и выделении, либо к новому лицу права и обязанности переходят в том же объеме, как при преобразовании. В связи с указанным некоторые авторы выделяют особую группу способов реорганизации, именуя ее укрупнением обществ и включая в нее слияние и присоединение1. Объединение прав и обязанностей в качестве отличительной особенности рассматриваемых форм ре­организации в России отмечали еще в начале XX в., указывая, что слияние состоит в том, что однородные предприятия согла­шаются соединить свое имущество для совместного достижения преследуемых целей2. Совместное достижение преследуемых це­лей также является одним из мотивов слияния и присоединения. Особенно в современной немецкой юридической литературе от­мечается, что объединение ресурсов нескольких компаний может привести к получению значительных преимуществ, которые мо­гут выражаться в получении новых рынков сбыта, источников финансирования, совместном использовании патентов, унифи­кации производства и т. д.3 Если приведенные выше мотивы но­сят характер экономических, то можно отметить также и право­вые причины слияния и присоединения, когда укрупнение субъекта права становится необходимым в силу требований зако­на4. Например, в 1937 г., в результате принятия в Германии но­вого акционерного закона, многие акционерные общества были вынуждены реорганизовываться либо в форме слияния, либо в форме преобразования в общества с ограниченной ответственно­стью, поскольку закон предусматривал организационно-право­вую форму акционерных обществ только для крупных предпри­ятий и устанавливал очень высокий размер минимального устав­ного капитала5.

Справедливым будет возражение, что объединения прав и обязанностей нескольких обществ можно достичь и без исполь-

1 См., например: Шапкина Г. АО меняет образ // Бизнес-адвокат. 1997. № 6.

2 См.: Максимов В. Законы о товариществах. Акционерные общества, товарищества на паях, торговые доли, артели и др. Порядок их учреж­дения и деятельности. М., 1911. С. 52; Шершеневич Г. Ф. Указ. соч. С. 165.

3 См., например: Sagasser В., Bula Т. Umwandlungen. S. 55; Umwand-lungsgesetz. Kommentar / Hrsg. van M. Lutter. S. 58; Kommentar zum Umwand-lungsrccht / Hrsg. van K. Goutier, R. Knopf, A. Tulloch. Heidelberg, 1996. S. 71.

4 См.: Schmidt K. Gesellschaftsrecht. S. 344.

5 Ibid.

15

зования слияния или присоединения, посредством других инсти­тутов гражданского права. Несколько обществ могут, например, учредить новое общество, передав ему свое имущество полнос­тью или в части, в том числе свои предприятия со всеми отно­сящимися к ним правами и обязанностями и получив взамен акции нового общества; либо акционеры нескольких обществ могут обменять свои акции на акции нового общества, а старые общества ликвидировать. Произойдет так называемое экономичес­кое слияние (die wirtschaftliche Verschmelzung)1, в результате ко­торого будет достигнут эффект, схожий с эффектом правово­го слияния2. Однако участники «экономической реорганизации» столкнутся со значительными трудностями и понесут дополни­тельные расходы, так как не смогут воспользоваться упрощенным порядком создания и прекращения обществ, а также, и это са­мое главное, их права и обязанности будут передаваться по от­дельности, а не в порядке универсального правопреемства. Ука­занное следует из способов реорганизации (numerus clausus), по­скольку формы реорганизации, отличные от тех, которые предусмотрены в законе, реорганизациями в правовом смысле не признаются, а значит, участники таких реорганизаций не впра­ве использовать инструменты, присущие правовой реорганиза­ции, в частности универсальное правопреемство и упрощенный порядок прекращения участников.

^ Упрощенный порядок прекращения передающих обществ при сли­янии и присоединении означает, что передающие общества пре­кращаются без проведения процедуры ликвидации, необходимой для прекращения в обычном порядке. Упрощенный порядок пре­кращения свойствен всем способам реорганизации, в которых требуется прекращение какого-либо из участников, но, как мы установили выше, отличает слияние и присоединение от различ­ных способов «экономической реорганизации». Можно сказать, что прекращение общества в результате реорганизации является особым способом прекращения общества наряду с ликвидацией. Так, российский цивилист В. Удинцев подчеркивал, что одним из

1 Такое название подобным процессам дается, в частности, H.-W. Neye, P. Limmer, N. Frenz, U. M. Harnacke.

2 В первом из описанных случаев, однако, акции нового общества получают общества, передавшие имущество, а не их акционеры, а сами эти общества не прекращаются.

16

оснований прекращения акционерного товарищества является его слияние1. Параграф 2 Закона о реорганизации прямо устанавли­вает, что при слиянии в обеих формах передающие общества прекращают свое существование без ликвидации. Статьи 15 и 16 Закона об акционерных обществах, посвященные соответствен­но слиянию и присоединению, положений об исключении лик­видации не содержат, однако указывают, что рассматриваемые формы реорганизации сопровождаются прекращением передаю­щих обществ. В то же время сопоставление указанных норм с по­ложениями абз. 2 п. 1 ст. 21 Закона об акционерных обществах2 позволяет утверждать, что при слиянии и присоединении ликви­дации не происходит, поскольку последняя является самостоя­тельным основанием прекращения обществ, несовместимым с реорганизацией.

Важным свойством слияния и присоединения, присущим, впрочем, и некоторым другим способам реорганизации, является обмен акций передающих обществ на акции и (или) иные ценные бумаги нового или принимающего общества. Получение акций ак­ционерами прекращаемых обществ является компенсацией за утрату членства в прекращенном обществе.

По вопросу о форме компенсации мы обнаруживаем некото­рые различия между российским и немецким правом. В § 2 Закона о реорганизации прямо установлено, что при слиянии в обеих формах акционерам прекращаемых обществ предоставляются акции принимающего или нового общества. Посвященные сли­янию и присоединению ст. 15 и 16 Закона об акционерных обще­ствах содержат указание на то, что возможен обмен акций пере­дающего общества не только на акции принимающего или нового общества, но и на иные его ценные бумаги. Наиболее распрост­раненными ценными бумагами, выпускаемыми обществом и не являющимися акциями, являются облигации, т. е. ценные бума­ги, которые удостоверяют права их владельцев требовать от об­щества погашения облигации (выплату номинальной стоимости или номинальной стоимости и процентов) в установленные сро­ки (ст. 33 Закона об акционерных обществах).

1 См.: Удинцев В. Русское торгово-промышленное право. Баку, 1923; Timm W. Einige Zweifelfragen zum neuen Umwandlungsrecht // ZGR. 1996. S. 250.

2 В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 21 Закона об акционерных обществах ликвидация общества влечет за собой его прекращение без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам.

17

Вопрос о том, могут ли акционеры передающих обществ в качестве компенсации получать не только акции нового или при­нимающего общества, но и его облигации, а также акции или облигации иных компаний либо деньги, уже долгое время явля­ется дискуссионным.

В конце XIX в. российский цивилист П. Цитович отмечал, что если акционерам присоединенной компании вместо акций при­нимающей компании выдаются облигации, то слияния в этом нет, поскольку это простое приобретение одной компанией иму­щества другой (ликвидированной) компании, с уплатой покуп­ной цены этого имущества облигациями и с принятием на себя покупщиком всего актива и пассива купленного имущества1.

В немецком праве положения об обязательном предоставлении акционерам передающих обществ компенсации в форме акций принимающего или нового общества появились только с приня­тием Акционерного закона 1937 года. До этого ст. 215 и 247 Об­щего германского торгового уложения 1861 года и § 304 Герман­ского торгового уложения допускали другие формы компенсации. В литературе высказывалась точка зрения, что возможна компен­сация за акции полностью в денежной форме2.

В странах англосаксонской правовой системы и в настоящее время существует возможность предоставления акционерам де­нежной компенсации (так называемые денежные слияния — cash mergers). В США, например, в плане слияния дозволяется указы­вать, что в качестве удовлетворения за передаваемое при слиянии имущество будут предоставляться «акции, облигации или иные ценные бумаги принимающей или любой другой корпорации, либо... деньги или иное имущество...» (§ 11.01 (Ь) (3) Модель­ного закона о предпринимательских корпорациях (Model Business Corporation Act), § 251 (b) (4) Общего закона о корпорациях Делавэр (Delaware General Corporation Law) и § 11.01 Общего закона о корпорациях Калифорнии (California General Corporation Law). В соответствии со ст. 425—430 английского Закона о компа­ниях 1985 года (Companies Act) слияние (amalgamation) невоз­можно только в том случае, если компенсация за акции предо­ставляется исключительно в денежной форме.

1 См.: Цитович П. Учебник торгового права. Киев, 1891.

2 См.: Mertens К. Zur Universalsukzession in einem neuen Umwan-dlungsrecht//AG. 1994. Nr. 2. S. 76.


1
18

В немецком праве в качестве причин запрета на компенсацию в иных формах часто называют защиту прав акционеров, сохра­нение за ними вовлеченности в экономическую деятельность (wirtschaftliches Engagement)1 и наиболее полное соблюдение идентичности состава участников реорганизуемых обществ2.

По нашему мнению, указанные причины несостоятельны. Во-первых, если акционерам, обладающим меньшинством ак­ций, будут предоставлены акции нового или принимающего об­щества, то в силу разбавления за счет акций акционеров других участвующих в слиянии или присоединении обществ первые ак­ционеры будут обладать в новом или принимающем обществе еще меньшей долей акций, что фактически будет означать потерю ими вовлеченности в экономическую деятельность. Именно с такой позиции во время обсуждения проекта Закона о реоргани­зации выступали некоторые авторы, рекомендовавшие отменить ограничения в формах компенсации3. Во-вторых, акционеры пе­редающих обществ после получения акций нового или принима­ющего общества вправе продать свои акции, что в конечном счете приведет к нарушению идентичности состава акционеров. Следо­вательно, ограничения, содержащиеся в немецком праве, мож­но признать искусственными.

Тем более неправильными представляются положения россий­ского права о том, что акционерам передающих обществ может быть предоставлена компенсация в форме акций принимающего или нового общества и (или) его облигаций либо иных ценных бумаг. Смысл указанной нормы был бы понятен, если бы акцио­нерам передающих обществ могли предоставляться акции, либо иные ценные бумаги, например облигации, конвертируемые в акции, выпуск которых предусмотрен в том числе п. 4 ст. 33 Зако­на об акционерных обществах. В этом случае в защиту рассматри­ваемой нормы могли бы выдвигаться аргументы, подобные аргу­ментам в защиту § 2 Закона о реорганизации в немецком праве, т. е. сохранение экономической вовлеченности акционеров, а также идентичности состава участников. Однако облигация, не конвер­тируемая в акции, является лишь долговой ценной бумагой, удо­стоверяющей отношения займа между ее владельцем (кредитором)

1 См.: Mertens К. Op. cit.

2 См.: Kommentar zum Umwandlungsrecht // Hrsg. van К. Goutier, R. Knopf, A. Tulloch. S. 75.

3 См., например: Mertens К. Op. cit.

19

и лицом, выпустившим облигацию1. Таким образом, при предос­тавлении акционерам передающих обществ облигаций нового или принимающего общества не достигается ни одна из указанных целей. Наоборот, положения ст. 15, 16 Закона об акционерных обществах могут привести к нарушению прав акционеров переда­ющих обществ, поскольку акционеры, по сути, могут быть при­нуждены к принятию облигаций, т. е. к предоставлению займа но­вому или принимающему обществу вместо получения компенса­ции в денежной форме. По нашему мнению, необходимо либо установить, что компенсация акционерам передающих обществ предоставляется исключительно в форме акций передающего или принимающего общества, при сохранении вида акций передаю­щего общества (обыкновенные или привилегированные), либо во­обще снять всякие ограничения на форму компенсации. При этом последний вариант представляется нам предпочтительным.

Необходимо указать, что компенсация в денежной форме возможна в праве ФРГ и сегодня, однако она допускается лишь в качестве дополнительной компенсации, если по требованию акционеров суд установит, что пропорция обмена акций была занижена.

Итак, нами были рассмотрены основные характеристики сли­яния и присоединения акционерных обществ. В результате мож­но утверждать, что предложение в начале настоящего исследова­ния единых определений для слияний и присоединений в россий­ском и немецком праве было оправданным. Слияние и присоединение в праве Российской Федерации и ФРГ обладает общими существенными характеристиками. Более того, сами формы реорганизации в форме слияния и присоединения в до­статочной степени схожи. Единственным различием между ними на данном этапе исследования видится то, что при слиянии права и обязанности переходят создаваемому новому обществу, а при присоединении — к уже существующему принимающему Россий­ской Федерации и ФРГ обладает следующими существенными характеристиками:

а) формы реорганизации предусмотрены законом;

б) формы реорганизации направлены на объединение прав и обязанностей; причем

1 Такое определение облигации дается в том числе в: Комментарий к Федеральному закону «Об акционерных обществах» / Под общ. ред. М. Ю. Тихомирова. М, 1996. С. 149.


в) объединение прав и обязанностей происходит в порядке полного универсального правопреемства;

г) передающие общества прекращаются в упрощенном по­рядке.

Формы компенсации акционерам обществ, прекративших свое существование в немецком и российском праве, имеют некото­рые различия. Если в немецком праве в качестве компенсации за акции передающего общества его акционерам могут быть предо­ставлены только акции нового или принимающего общества, то в российском компенсацией могут быть не только акции, но и другие ценные бумаги нового или принимающего общества, а потому обобщенная характеристика о форме компенсации для права Российской Федерации и ФРГ будет состоять в том, что:

д) акционеры передающих обществ получают компенсацию за свои акции в форме ценных бумаг нового или принимающего общества.

Процедура слияния и присоединения акционерных обществ в праве России установлена в ст. 15—17 Закона об акционерных обществах. Ее условно можно разделить на четыре этапа. На пер­вом этапе общества заключают договор о слиянии или присоеди­нении. Затем совет директоров выносит на решение общего со­брания каждого общества, участвующего в слиянии или присо­единении, вопрос о реорганизации, об утверждении договора о слиянии или присоединении и об утверждении передаточного акта, а общие собрания этих обществ принимают решения по каждому вопросу. На третьем этапе совместное общее собрание акционеров обществ, участвующих в слиянии или присоедине­нии, утверждает устав нового общества (или новую редакцию устава принимающего общества) и выбирает совет директоров вновь возникающего или принимающего общества. На последнем, четвертом, этапе происходит регистрация нового акционерного общества (или регистрация изменений в принимающем обще­стве) и регистрация прекращения акционерных обществ, уча­ствовавших в слиянии или присоединении.

Немецкие юристы процедуру слияния или присоединения так­же разделяют на четыре основных этапа1. На первом этапе заключа-

1 См., например: Schmidt К. Op. cit. S. 392; Becker R. Die gerichtliche Kontrolle von Massnahmen bei der Verschmelzung // AG. 1988. Nr. 8. S. 224; Krieger G. Der Konzem im Fusion und Umwandlung // ZGR. 1990. Nr. 3. S. 519; Luettige J. Das neue Umwandlungs- und Umwandlungssteuerrecht // NJW. 1995. 7 h. S. 419.

21

ется договор о слиянии или присоединении (§ 4—7, 36, 37 Зако­на о реорганизации). На втором правление составляет отчет о сли­янии или присоединении и происходит проверка слияния или присоединения (§ 9—12, 36 Закона о реорганизации). На третьем • общие собрания акционеров каждого общества утверждают дого­вор о слиянии или присоединении (§ 13, 36 Закона о реорганиза­ции). На четвертом этапе происходит регистрация слияния или присоединения (§ 16—20, 36, 38 Закона о реорганизации).

Очевидны некоторые различия в процедурах слияния и при­соединения акционерных обществ по российскому и немецкому праву. Так, немецкие юристы не относят к самостоятельным эта­пам слияния принятие совместным общим собранием акционе­ров сливающихся обществ устава нового общества и проведение выборов наблюдательного совета, а при присоединении — утвер­ждение устава общества в новой редакции. В то же время россий­ское право не требует составления исполнительным органом об­щества отчета о слиянии или присоединении и проверки слия­ния или присоединения.

Основанием процесса слияния и присоединения акционерных обществ как в праве Российской Федерации, так и в праве ФРГ служит договор о слиянии или о присоединении. Процедура сли­яния и присоединения начинается с заключения акционерными обществами соответствующего договора.

В соответствии с п. 2 ст. 16 Закона об акционерных обществах акционерные общества, участвующие в слиянии, должны заклю­чить договор о слиянии. Согласно п. 2 ст. 17 Закона об акционерных обществах участвующие в присоединении общества заключают договор о присоединении. Эти нормы являются новыми и не пре­дусматривались ранее гражданским законодательством Российской Федерации. Требования о заключении договора следует считать им­перативными1.

Аналогичное положение содержится в § 4 Закона о реоргани­зации, устанавливающем, что правления принимающих участие в слиянии или присоединении акционерных обществ заключают договор о слиянии или присоединении.

Пункт 2 ст. 16 и п. 2 ст. 17 Закона об акционерных обществах определяют минимально необходимое содержание договора о

1 См.: Комментарий к Федеральному закону «Об акционерных обще­ствах». С. 294.

22 -

слиянии или присоединении. В договоре должны быть определе­ны порядок и условия реорганизации, а также порядок конвер­тации акций каждого общества в акции и (или) иные ценные бумаги нового или принимающего общества.

Более подробно требования к договору о слиянии и присое­динении в части, касающейся конвертации акций, раскрываются в Указе Президента РФ от 18 августа 1996 г. № 1210 «О мерах по защите прав акционеров и обеспечению интересов государства как собственника и акционера»1. В соответствии с п. 2 этого Ука­за договор о слиянии или присоединении должен также опреде­лять права владельцев всех типов акций нового или принимаю­щего общества, размещаемых при реорганизации; сроки, поря­док и условия обмена акций передающих обществ на размещенные акции нового или принимающего общества; дату составления списка акционеров всех участвующих в реорганиза­ции обществ, имевших право на участие в их совместном общем собрании акционеров, а также порядок их голосования на этом собрании; условия, гарантирующие соблюдение прав владельцев голосующих акций всех реорганизуемых обществ, а также иных акций этих обществ, подлежащих обмену на голосующие акции нового или принимающего общества.

В праве ФРГ требования к содержанию договора о слиянии или присоединении установлены в § 5, 37 Закона о реорганиза­ции: § 5 распространяется как на слияние, так и на присоедине­ние, § 37 содержит специальные предписания для договора о слиянии, которые дополняют положения § 5.

В соответствии с § 5 в договоре о слиянии и присоединении по общему правилу должны содержаться: наименование и место­нахождение участвующих в реорганизации акционерных обществ; соглашение о передаче всего имущества новому или принимаю­щему обществу в обмен на предоставление акций последних; соотношение обмена акций и размер доплат за акции; детали передачи акций нового или принимающего общества акционерам передающих обществ; указание на момент, с которого передава­емые акционерам передающего общества акции нового или при­нимающего общества предоставляют право на дивиденды; указа­ние на момент, с которого действия передающих акционерных обществ считаются совершенными за счет нового или принима-

СЗРФ. 1996. №35. Ст. 4112.

23

ющего акционерного общества (момент осуществления слияния или присоединения Verschmelzungsstichtag); права, предоставля­емые в принимающем или новом обществе владельцам специаль­ных прав в передающем обществе, как, например, владельцам безголосых, привилегированных и акций, предоставляющих не­сколько голосов; размеры вознаграждения, предоставляемые чле­нам правления и наблюдательного совета каждого общества, уча­ствующего в реорганизации, а также аудиторам; последствия слияния или присоединения для работников. Согласно § 37 Зако­на о реорганизации, договор о слиянии должен включать в себя устав нового общества.

Несмотря на некоторые различия в перечне сведений, кото­рые должны содержаться в договорах о слиянии и присоединении в праве Российской Федерации и ФРГ, очевидна схожесть под­ходов российского и немецкого законодателей к природе таких договоров.

Российский Закон об акционерных обществах, равно как и Закон о реорганизации, выделяет три схожие области, которые должны быть урегулированы в договоре о слиянии или присое­динении. Во-первых, это организационные вопросы создания нового или изменений в принимающем обществе. Во-вторых, это условия слияния или присоединения, т. е. условия, на которых общества объединяют свои права и обязанности. В-третьих, это отношения, связанные с обменом акций прекращающихся об­ществ на акции вновь создаваемого или принимающего общества.

Таким образом, в договоре о слиянии или присоединении присутствуют элементы организационного акта, обязательствен­ного акта и акта, направленного на защиту прав акционеров. Вместе с тем представляется, что организационный элемент в договоре о слиянии или присоединении является первостепен­ным по отношению к двум остальным. Основная непосредствен­ная цель договора — создание нового общества и прекращение передающих обществ при слиянии, а также организационные изменения в принимающем обществе в связи с прекращением передающих обществ при присоединении, тогда как положения обязательственного характера и нормы об обмене акций можно признать подчиненными и сопутбтвующими. Первые направле­ны на то, чтобы обязать стороны провести слияние или присо-единение в соответствии с условиями, определенными в дого­воре, а вторые — на то, чтобы в ходе слияния не были нару-

24

шены права акционеров. Следует отметить, что в немецком пра­ве первостепенность организационных норм в договоре о слия­нии еще более ярко выражена по сравнению с российским пра­вом, поскольку к обязательному содержанию договора о слия­нии в случае слияния относится устав вновь создаваемого акционерного общества. Поэтому договор о слиянии в немецкой правовой литературе часто относят к корпоративным организа­ционным актам1.

Для раскрытия существа договора о слиянии акционерных обществ можно проследить соотношение договора о слиянии с договором о создании акционерного общества, являющимся, так же как и договор о слиянии, в основном организационным ак­том. Важным здесь видится установление субъектного состава обоих договоров.

Некоторые авторы задаются вопросом относительно того, кто является учредителем вновь создаваемого общества: акционерные общества, принимающие участие в слиянии, или их акционеры. В нашей отечественной правовой литературе высказано несколько мнений по этому вопросу. С. Зинченко, В. Лапач и Б. Газарьян считают, что если таковыми признать реорганизуемые предпри-' ятия, тогда их акционеры не могут сохранить свой статус во вновь образуемой предпринимательской структуре. Если же учредителя­ми признать акционеров прежних предприятий, тогда как мож­но совместить это с тем, что акционерные общества являются собственниками своего имущества2. Разрешить возникшие проти­воречия авторы предлагают при помощи таких понятий, как «аб­страктный» и «производственный» капитал. Они считают, что следует исходить из того, что акционеры обладают правом соб­ственности на абстрактный капитал, а общество является соб­ственником производственного капитала. Таким образом, прини­мая решение о реорганизации, акционеры могли бы выступать не в качестве органа общества, а в качестве собственников абстракт­ного капитала. В то же время авторы замечают, что действующее законодательство не дает ответа на вопрос, в каком статусе дей­ствуют участники собрания акционеров при реорганизационных процедурах.

1 См.: Kallmeyer H. Op. cit. S. 32. .

2 См.: Зинченко С., Лапач В., Газарьян Б. Парадоксы правосубъектно-сти предприятий // Хозяйство и право. 1995. № 1. С. 75—87.

25

Позицию С. Зинченко, В. Лапача и Б. Газарьяна развивает А. Коровайко1. К аргументам против того, что учредителями со­здаваемого в результате реорганизации общества выступают ре­организуемые акционерные общества, А. Коровайко относит так­же и то обстоятельство, что в результате перехода всей совокуп­ности прав и обязанностей к вновь возникшему юридическому лицу реорганизуемые таким образом предприятия утрачивают правосубъектность и подлежат исключению из государственного реестра. Универсальное правопреемство, пишет А. Коровайко, именно означает перенос прав и обязанностей одного лица на другое без возникновения у передающего субъекта каких-либо прав в отношении его преемника, в данном случае — обязатель­ственных прав учредителя.

В связи с вышеприведенными мнениями хотелось бы отметить два момента.

Первый касается того, в каком качестве выступают акционе­ры на общем собрании акционеров при принятии решения о реорганизации общества. Безусловно, в первую очередь они — участники высшего органа управления обществом, к исключи­тельной компетенции которого относится в том числе решение вопросов о реорганизации общества (ст. 47 и 48 Закона об акци­онерных обществах). Но не стоит забывать и о характере право­отношений между обществом и акционерами. Согласно ст. 96 ГК РФ и ст. 2 Закона об акционерных обществах, акционерным об­ществом признается коммерческая организация, уставный капи­тал которой разделен на определенное число акций, удостоверя­ющих обязательственные права участников общества (акционе­ров) по отношению к обществу. В соответствии со ст. 31, 32 Закона об акционерных обществах акционеры имеют право участвовать в общем собрании акционеров (с правом голоса или без таково­го), право на получение дивидендов, а в случае ликвидации об­щества — право на получение части его имущества. Таким обра­зом, между обществом и его акционерами существуют обязатель­ственные правоотношения, в которых акционеры выступают кредиторами, а общество — должником. Следовательно, в случае слияния или присоединения передающее общество совершает перевод долга на акционерное общество, возникающее в резуль-

1 См.: Коровайко А. Реорганизация юридических лиц: проблемы пра­вового регулирования // Хозяйство и право. 1996. № 11. С. 69—80.

26

тате реорганизации либо принимающее общество. Статья 391 ГК РФ допускает перевод долга лишь с согласия кредитора. Прини­мающее общество при присоединении не должно запрашивать у своих акционеров согласия на перевод долга, поскольку должник и после реорганизации будет оставаться тем же. Однако в резуль­тате присоединения к должнику другого общества с принятием в том числе и долгов этого общества и новых акционеров поло­жение принимающего общества, являющегося должником по отношению к своим акционерам, может существенно изменить­ся, что затронет обязательственные отношения между обществом и его акционерами-кредиторами. Например, может измениться размер получаемых ими дивидендов, изменится ликвидационная стоимость общества, наконец, в результате появления новых ак­ционеров изменятся права и возможности старых акционеров по управлению обществом. Отсюда вытекает и второе качество уча­стника общества, голосующего на общем собрании по вопросу реорганизации общества. Он является не кем иным, как креди­тором, от которого зависит, сможет ли общество переложить свои обязанности на общество, создаваемое в результате реор­ганизации либо принимающее общество или изменить суще­ствующие между обществом и акционером-кредитором обяза­тельственные отношения. Этим отчасти объясняется и то, что правом голоса по вопросам реорганизации обладают даже акци­онеры — владельцы привилегированных акций, которые по общему правилу права голоса не имеют (ст. 32 Закона об акци­онерных обществах).

В то же время, представляется, в основе рассуждений С. Зин-ченко, В. Лапача, Б. Газарьяна и А. Коровайко каких-либо серь­езных оснований нет. Рассуждения на этот счет могли бы продол­жаться сколь угодно долго, если бы не одно обстоятельство. Ав­торы не проводят различий между понятиями «создание акционерного общества» и «учреждение». Вместе с тем ст. 8 Закона об акционерных обществах устанавливает, что общество может быть создано путем учреждения вновь и путем реорганизации существующего юридического лица (слияния, присоединения, разделения, выделения, преобразования). Таким образом, созда­ние общества путем учреждения или путем слияния существую­щих акционерных обществ — это самостоятельные способы со­здания. Авторы исходят из того, что при создании акционерно-

27

го общества путем слияния кто-то обязательно должен быть его учредителем, но при этом задаются вопросом: являются ли учре­дителями акционерные общества, принимающие участие в сли­янии, либо учредители общества — это акционеры реорганизу­емых обществ. Действительно, при создании общества путем уч­реждения, решение об этом принимают лица (лицо), именуемые учредителями, которые заключают между собой договор о созда­нии. Так же как и договор о слиянии, договор о создании не яв­ляется учредительным документом общества (ст. 9 Закона об ак­ционерных обществах). В то же время создание общества путем слияния является самостоятельной формой создания, и правила, регулирующие учреждение общества, здесь неприменимы.

Таким образом, основным отличием договора о слиянии от договора о создании является субъектный состав. Если договор о создании заключают учредители общества, которые впоследствии становятся его участниками, то договор о слиянии заключают общества, после создания нового акционерного общества прекра­щающие свое существование, а акционеры слившихся обществ становятся его участниками.

Второй этап слияния акционерных обществ по праву Герма­нии предполагает составление правлениями обществ, участвую­щих в слиянии или присоединении, отчета о слиянии или при­соединении, а также проверку слияния или присоединения спе­циальными независимыми ревизорами. Нормы, предписывающие осуществление указанных мероприятий при слиянии и присое­динении акционерных обществ, появились в немецком праве в 1983 г. в результате введения в национальное законодательство положений Третьей директивы Совета Европейских сообществ от 9 октября 1978 г.

Основной целью положений об отчете о слиянии или присо­единении и о проверке слияния или присоединения является за­щита прав акционеров. Рассматриваемые нормы призваны обес­печить акционеров максимально полной и достоверной инфор­мацией о всех участниках реорганизации, об их экономическом положении, о том, как велико будет их участие в уставном капи­тале созданного в результате реорганизации нового или прини­мающего общества1. «Концепция закона состоит в том, чтобы ак-

1 См.: Priester H.-J. Das пене Verschmelzungsrecht // NJW. 1983. 27 h. S. 1461.

28

ционеры участвующих в слиянии или присоединении обществ до принятия решения на общем собрании получили полную инфор­мацию о всех обстоятельствах, имеющих значение для слияния или присоединения»1.

Акционерное право Российской Федерации не содержит по­ложений, которые можно было бы сравнить с нормами немец­кого права об отчете о слиянии или присоединении и о провер­ке слияния или присоединения. Учитывая это, а также большую значимость, придаваемую в немецком праве отчету о слиянии и проверке слияния, представляется целесообразным подробно рассмотреть содержание и порядок функционирования указанных институтов.





оставить комментарий
страница2/17
М. И. Брагинский
Дата24.09.2011
Размер7,42 Mb.
ТипСборник статей, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

страницы: 1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17
Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх