Академик раен, доктор исторических наук, профессор icon

Академик раен, доктор исторических наук, профессор


Смотрите также:
Р. М. Бегеулов доктор исторических наук, профессор...
«Слово о полку игореве» в свете подлинного историзма...
Образование: высшее, инженер...
Программа дисциплины этнология Цикл гсэ специальность: 02. 07. 00. История...
В. А. Садовничий, В. И. Кружалин, И. А. Артюшина, В. А. Шутилин...
И. Р. Чикалова (главный редактор); доктор исторических наук, профессор...
Редакционная коллегия: академик раен, кандидат исторических наук Л. В. Шапошникова...
Магистерская программа кафедра: истории России Направление: история Дисциплина: история...
Аналитический доклад...
Книга для широкого круга специальностей...
Е. Н. Малюга доктор филологических наук, профессор, академик раен...
Е. Н. Малюга доктор филологических наук, профессор, академик раен...



Загрузка...
скачать
БИБИКОВ Михаил Вадимович,

академик РАЕН, доктор исторических наук, профессор, ректор Государственного академического университета гуманитарных наук,

зам. директора Института Всеобщей истории РАН.


НАЧАЛА «РУССКОЙ ПАЛЕСТИНЫ»


Святая Земля, Палестина, области Восточного Средиземноморья, связанные с жизнью библейских пророков, старцев и праведников, где проходила земная жизнь Спасителя, Божьей Матери, всего Святого Семейства, осуществляли подвижнические деяния апостолы, первые их последователи христиане, а затем монахи – пустынники, анахореты, а также строители общежительных обителей, наконец, первые паломники, начиная со святой царицы Елены и ее сына, св. императора Константина I Великого, утвердившего христианство в качестве государственной религии, для всего пространства Византийской империи – средоточие, по представлениям современников, мировой цивилизации, – всё это было тем глубоким фоном, на котором созидалось христианское строительство на Руси.

Самые ранние, дошедшие до нас древнерусские новозаветные памятники, такие как Остромирово Евангелие 1056–1057 г., Юрьевское, Мстиславово, Добрилово Евангелия, литургические тексты, вводили русского читателя в пространство священной истории, повествуя о Вифлееме и Рождестве Христовом, о Назарете – месте Благовещения Марии, где проживало Святое Семейство, о реке Иордан, в которой крестился Спаситель, о Десятиградии, Галилее, Самарии, городе Иерихоне и др., которые посещал Иисус Христос, наконец, о Иерусалиме – месте крестной казни и торжества Спасителя. Такие памятники, как «Изборник Святослава 1073 г.» и «Изборник Святослава 1076 г.», содержат толкования и разъяснения для читателя текстов, касающихся Святых мест Палестины, Синая, Египта, Ливана.

Все это создавало ту историко-культурную базу, на которой зиждился интерес к посещению самих Святых мест. С принятием христианства на Руси установление связей с Палестиной стало великокняжеской заботой. Пребывание русских паломников, путешественников и подвижников в Святой земле получило отражение и в письменных источниках, прежде всего – в летописях. Такого рода летописные свидетельства, касающиеся эпохи правления великого князя Владимира, сохранились в составе летописей XVI в. Так, в Никоновской летописи, редактором-составителем которой считается митрополит Московский Даниил (1522–1539), под 1001 г. (в переводе на современное летосчисление) сообщается «посла Володимер гостей своих аки в послех в Рим, а других во Иерусалим, и в Египет,

и в Вавилон, съглядати земель их, и обычаев их»1. Речь идет о русских купцах, наделенных посольскими полномочиями («гостей своих аки в послех»).

Аналогичное, но в более общей форме, свидетельство сохранил памятник второй половины XVI в. – «Степенная книга». В главе 67 Степени I в повестовании о князе Владимире читаем: «Послание в различныя страны. И повсюду посылаше гостеи и пославъ своихъ, идеже есть благочестивая вера христианьская – въ Иеросалимъ же и въ Египетъ, да и тамо увесть богоугодныхъ мужъ пребывание и церковное благолепие, да отъвсюду пльзу приобрящетъ. Инехъ же в Римъ посылаше. Других же в Вавилонъ»2.

Очевидна связь между собой приведенных летописных свидетельств, относящихся к самому началу XI в. При всей осторожности, с которой следует воспринимать сведения о древних временах и Никоновского свода, и Степенной книги, дальнейший ход истории русского присутствия в Палестине подтверждает возможность документальной верификации практической синхронности посольской и поклоннической (одно подразумевало другое в христианских странах) активности Руси в Святой земле с распространением в ней христианства.

Если судить по тексту «Кормчей Книги», связанным с новгородским архиепископом Нифонтом (ум. в 1156 г.), где предлагается накладывать епитимью на решивших отправиться в Иерусалим по собственной воле без благословения, процесс стихийных паломнических путешествий к серередине XII в. стал массовым, даже недостаточно управляемым3.

Образ Иерусалима запечатляется в старейших духовных стихах, как, например, в «Стихе о Голубиной книге»4:

Близ города Ерусалимова

Восходила с Востока туча грозная,

Выпадала Книга Голубиная.

Именно «Князь Владимир Владимирович», т. е. Владимир Святой, креститель Руси, воззвал к «премудрому царю Давиду Евсеичу» – пророку и псалмопевцу Давиду с обращением о толковании загадочных письмен Книги5. Пространство «Голубиной» книги, – т. е. «Глубинной», повествующей о глубинах мироздания, – ясно сфокусировано на Святых местах, где указывается, что «гора Фавор – всем горам мать», так как это – место Преображения Господня, а «Иордан-река – всем рекам мать, ибо крестился в ней Сам Иисус Христос», наконец «Иерусалим – всем городам мать», а «кипарис – всем деревьям мать», ибо из него был сделан Голгофский крест.

Былинные русские герои также прокладывают дорогу в Святую землю. Святой эпический богатырь Илья Муромец ходил «с каликами» ко Гробу Господню6, а ушкуйник из Великого Новгорода Василий Буслаев нашел конец своей земной жизни в Иерусалиме7.

В 1065 г. на пути из паломничества в Иерусалим и Константинополь скончался во Владимиро-Волынском Святогорском монастыре Успения Богородицы Варлаам Печерский – первый игумен Киево-Печерского монастыря8. С паломническими целями в Святой земле оказывались и члены великокняжеской семьи, как например, в 1098 г. первая жена Владимира Мономаха княгиня Гита Гарольдовна9, дочь англосаксонского короля Харольда Годвинсона, отправившаяся в Иерусалим и вскоре, видимо, там скончавшаяся (Владимир Мономах в 1099 г. вступает в новый брак). Место погребения киевской княгини осталось неизвестным. Напротив, место первоначального погребения другой представительницы княжеского дома в Святой земле сохранено и почитается до нашего времени. В 1167 г. или в 1173 г. в Иерусалим пребывает паломница из дома Рюриковичей – святая княгиня Евфросиния Полоцкая – просветительница Белоруссии, «Неокопанное корение Русьстей земли»10, как ее славили современники. Об этом повествует «Житие св. Евфросинии Полоцкой», созданное вскоре после кончины княгини и погребения ее у Иерусалима в Лавре св. Феодосия11. В паломничество княгиня отправилась уже будучи игуменьей основанного ею в Полоцке женского Спасского монастыря, за которым утвердилось имя Евфросиньевского12.

В связи с паломничеством преподобной в Святую землю находим и важнейшее свидетельство о пребывании Евфросинии Полоцкой в Иерусалиме в Русском монастыре Пресвятой Богородицы. Княгиня-игуменья поклонилась в Святом Граде Гробу Господню, сделала соответствующие пожертвования. Затем, однако, заболела (ей шел седьмой десяток) и преставилась13. Вскоре, возможно, после отвоевания Иерусалима египетским султаном Салах ад-Дином («Саладином») у рыцарей латинского крестоносного королевства, господствующих там после I Крестового похода, но скорее уже в XIII в. благодаря посредничеству Аммона Многотрудного, ходившего на Афон и в Иерусалим (еще одно свидетельство о хожении в Святой Град!), мощи св. Евфросинии были перенесены в Киево-Печерскую лавру: сам Аммон был погребен в дальних пещерах, недалеко от места нового упокоения Евфросинии. В 1910 г. мощи полоцкой княгини вернулись в Спасо-Евфросиниевский монастырь в Полоцк.

Что касается свидетельства о Русском монастыре в Иерусалиме в последней трети XII в., текст «Жития Евфросинии Полоцкой» в этом отношении уникален. То, что княгиня останавливалась в Святом граде «у святыя Богородици в русском монастыри», является единственным, но очень важным упоминанием русской богородичной обители в Иерусалиме, существовавшей уже в XII в.

Аналогом может быть существование Русского монастыря на св. Афоне, аутентичную подпись игумена которого сохранил один из сохранившихся в подлиннике в святогорском архиве акт Великой Лавры св. Афанасия: «Герасим, монах, милостью Божией священник и игумен монастыря Рос свидетельство подписал»14. Документ датируется февралем 1016 г., 14 индикта. Это – не единственный афонский документ с упоминанием игумена, иеромонаха или монаха монастыря Богородицы Ксилурга или руссов, как он официально именовался до объединения с монастырем св. Пантелеимона в августе 1169 г. В афонском архиве Русского монастыря сохранились оригиналы документов 1030 г, 1048 г., 1070 г., 1142 г. и т. д.15

Поскольку автор «Хождения» в Святую землю игумен Даниил в начале XII в. (принятая датировка 1106–1107 гг.), очень внимательный и тонкий наблюдатель, ничего не говорит о русском монастыре в Святой земле, хотя подробно сообщает о других обителях, резонно заключение о возникновении Русского Богородичного монастыря в Иерусалиме в период между примерно 10-ми и 60-ми годами XII в. (скорее, ближе к концу этого периода)16. Вряд ли русская обитель, возникшая в обстановке усиления византийского православного влияния в Палестине, в условиях сближения династической политики крестоносных латинских королевств в Святой земле с Византийской империей, правящим там домом Комнинов (с соответствующими строительными и реставрационными акциями Византии в Иерусалиме, Вифлееме, Газе и т. п.)17, смогла пережить захват Иерусалима султаном Салах-ад-дином (Саладином) в октябре 1187 г., положившим начало мусульманского господства в регионе. Больше об этом Русском монастыре в Иерусалиме ничего не сообщается.

Но это не единственное свидетельство о древнерусских обителях в Святой земле. В «Житии св. Саввы Сербского» сообщается, что сербский архиепископ во время своего первого паломничества в Иерусалим (в 1229 г.) жил в лавре св. Саввы Освященного «у святого Михаила в русском монастыре, вблизи великой церкви», отождествляемой с лаврским собором18. «Житие» создано в середине XIII в. учеником и спутником святого Доментианом и имеет характер достоверного свидетельства.

Данные о русских монастырских постройках в Палестине подтверждаются и латинским «Паломничеством в Святую землю» вюрцбургского пресвитера Иоанна, посетившего Иерусалим в середине 60-х гг. XII в., т. е. практически одновременно с прп. Ефросинией Полоцкой19. Завершая повествование, вюрцбургский паломник заключает: «Итак, мы описали поклонные места в святом граде Иерусалиме, начав от церкви Святого Гроба, двигаясь по кругу от Давидовых ворот и снова к ним вернувшись, при этом не говоря о многочисленных часовнях и не столь знаменитых церквях, которые содержат там различные народы. Надобно знать, что там есть греки, латиняне, немцы, венгры, ирландцы, наваррцы, бретонцы, англы, русь, чехи, грузины, армяне…»20. Имеются ли здесь в виду только упомянутые Богородичный и Свято-Михайловский монастыри, или речь идет еще о каких-то «не столь знаменитых» часовнях и церквях, не известно.

Свидетельства и следы русских паломничества XII в. в Палестину не единичны. Это – и хранящийся в сокровищнице собора в Хильдесхайме энколпион XII в. с частицами палестинских реликвий, т. н. «Иерусалимский крест» с русской надписью, свидетельствующей о связях Новгорода со Святой землей21 (что косвенно подтверждается легендарной «Повестью о путешествии новгородского архиепископа св. Илии (Иоанна) на бесе в Иерусалим»22; это – и свидетельство Летописного сборника 1163–1377 г. из собрания РНБ в Санкт-Петербурге о хождении «ко граду Иерусалиму ко Гробу Господню» 40 калик из Новгорода при том же Иоанне архиепископе23 и о привезенных этими паломниками реликвиях (чаша в Спасском соборе в Торжке)24; это – и, пусть сомнительное, свидетельство «Истории Иерусалима и Антиохии»25 начала XIII в. об участии русских в I Крестовом походе; это – и печальные отзвуки в Древней Руси известий о захвате Иерусалима мусульманами; это – и сообщение Новгородской I летописи о привезенном Добрыней Ядрейковичем (будущим архиепископом Антонием) в 1211 г. из Константинополя фрагмента Гроба Господня: «Тогда не бяше пришьл… Добрына Ядреиковиць из Цесаряграда и привезе с собою Гроб Господень…»26; это – и известие об упокоенном в Царьграде в приделе «святого Георгия святыи Леонтеи» русском священнике («поп русин»), трижды (!) ходившем «во Иеросалим пешь»27 (скорее всего, в 60-е–70-х гг. XII в.28; это – и упоминание «Суздальской летописи» по Лаврентьевскому списку о прибытии к великому князю Владимирскому Константину Всеволодовичу в 1217/18 г. полоцкого епископа из византийской столицы, который «и принесе ему етеру часть от Страсти от Господень… и мощи святого Логина мученика сотника, святеи его руце обе, и мощи святыя Марья Магдальни»29. Это, наконец, – и подробно описанное самим автором хождение игумена Даниила (1106–1108), которое представляло собой как паломническую, так и дипломатическую миссию30.

Пребывание игумена Даниила в Святой земле чаще всего относят к 1106–1107 гг., а описанное им участие в пасхальных торжествах приходится тогда на 14 апреля 1107 г. В этом случае объясняется и неупоминание внимательным и скрупулезным автором о присутствии патриарха при описании схождения Святого огня: действительно, в 1107 г. весной в Иерусалиме не было ни греческого, ни латинского патриархов31.

Самого игумена-паломника отождествляют с будущим Юрьевским (на Роси, совр. Белая Церковь) епископа, поставленном в 1114 г. Предполагается, что Даниил был пострижен в Киево-Печерском монастыре, а затем стал игуменом на Черниговщине. Не случайно он сравнивает реку Иордан с черниговской рекой Сновь, упоминает и рыбу короп (карпа), помещенную затем на герб Черниговского города – Коропа.

Итогом более чем двухлетнего «хожденья» Даниила по православному Востоку, шестнадцать месяцев из которого он посвятил Иерусалиму и другим Святым местам Палестины, стала книга «Житье и хожение Даниила, Русьскыя земли игумена». Она стала древнейшим и совершеннейшим памятником жанра хождений, получившего потом небывалое распространение в древнерусской литературе32. О популярности труда игумена Даниила свидетельствует то, что до нас дошло 152 рукописных списка сочинения.

Даниил с самого начала позиционирует себя как общерусского молитвенника и паломника: «игумен земли Русской», как он именуется в заглавии, поминая в лавре св. Саввы Освященного, где он больше всего жил, русских князей «с женами и детьми», бояр и «всех христиан», выступает как заступник общерусского дела. А в Пасху игумен ставит в кувуклии храма Гроба Господня «кандило на гробе святитель от всея Русьскыя земли».33

Даниил был в Святой земле не один: он упоминает новгородцев и киевлян, бывших с ним. Судя по именам – «Изяслав Иванович, Городислав Михайлович, двое Кашкичей» и многие другие были мирянами. Считается, что это своего рода паломничество-посольство было организовано русскими князьями с целью выяснить военную и политическую обстановку на Ближнем Востоке, сложившуюся в результате I Крестового похода34. Во всяком случае, государственный характер миссии игумена Даниила и его спутников подтверждается и тем, что он был принят и обласкан самим «князем» – т. е. главой Иерусалимского королевства, возникшего в 1099 г., Балдуином I. К нему обращаются русские с просьбой о содействии в установлении на Гробе Господнем лампады «от всея Русскыя земли».

Итогом наблюдений Даниила стал вывод, что православные святыни сохраняются и почитаются, что отношение к русским паломникам и латинян, и палестинцев благоприятное, и что долгий и небезопасный во времена военных действий путь в Палестину оправдан высокой целью приобщения к святыням. Благожелательная атмосфера общения Даниила с Иерусалимским королем Балдуином I может объясняться, по мысли А. В. Назаренко, и династическими мотивами: не исключено, что поручение игумену дал Черниговский князь Давид Святославич относительно поиска его сестры или племянницы, которая могла тогда находиться в пределах Иерусалимского крестоносного королевства. Князь муромский, новгородский, смоленский и черниговский Давид (ум. в 1123 г.) был сыном великого князя киевского Святослава Ярославича и немецкой принцессы Оды; он активно отстаивал родовые интересы, участвовал в походах русских князей. На съезде в Любече в 1097 г. Давид получил в удел Чернигов35. Династическая близость черниговского князя, от лица которого мог выступать Даниил, королю предопределила то, что русский игумен многократно получает аудиенцию у Балдуина, шествует бок о бок с ним по его повелению в Великую Субботу к храму Воскресения Христова, получает охрану и провожатых для путешествия по Палестине.

Описание игуменом Даниилом Святой земли – не просто путеводитель или историко-географический справочник (хотя следует отметить замечательную точность и пунктуальность приведенных свидетельств). Для автора его «хожение» – акт священнодействия, почти литургическое действо36, в соответствии с принципами которого, постигнутыми паломниками в Иерусалиме, и следует описание святынь Палестины. Автор «Хожения» сосредоточен на библейских местах и христианских памятниках Святой земли. Поэтому весь путь до Палестины описан общó: Константинополь («Царь-град»), Галлиполи, острова Авидос, Хиос, Самос, Патмос, Родос и другие названы в порядке их следования; более подробно рассказано об Эфесе с гробницами св. Иоанна Богослова и св. Марии Магдалины, о Патмосе как месте почитаемом в связи с тем же св. Иоанном Богословом, о Родосе, где «был Олег князь русскый 2 лете и 2 зимы», и о Кипре с горой, где св. царица Елена воздвигла кипарисовый крест с «честным гвоздем Христа» (сейчас – монастырь св. Креста Господня – Ставровуни, недалеко от Ларнаки). По ходу путешествия указываются расстояния до «Селуни» (Фессалоники), «Святой Горы» (Афон), Крита, Рима и других центров. Упоминание князя Олега Святославича, вернувшегося на Русь в 1083 г., неслучайно: это – князь Владимиро-Волынский, Тмутараканский, Черниговский, Новгород-Северский, сын великого князя Киевского Святослав Ярославича и принцессы Оды, т. е. брат Давида Святославича Черниговского, игравшего как уже сказано, важную роль в отправке миссии русских паломников.

Добравшись морем до Яффы, Даниил со спутниками уже пешком достигает Иерусалима. Поселился русский игумен, как он сообщает, в пригороде Святого Града – в Лавре преподобного Саввы Освященного, что в долине Кедрона в 25 км на юго-восток от Иерусалима. Обитель прп. Саввы была основана в 484 г. выходцем из Каппадокии, из селения Муталаска, Саввой (439–532), который, отправившись еще в 456 г. в Палестину, стал учеником и сподвижником прп. Евфимия Великого из прикаппадокийской Мелитины, затем бл. Феоктиста, а с 477 г. уединился в пещере, куда в дальнейшем стали прибывать благочестивые люди. Они образовали обитель, названную Великой Лаврой37. Богослужебный устав ее, оставленный прп. Саввой, получил название «Иерусалимского».

Но начинает свое повествование Даниил все-таки с описания главных святилищ Иерусалима, встреча с которыми вызывает у игумена и всех паломников особые чувства: «И ту есть гора равна от пути близ града Иерусалима, яко версты вдале; на той горе сседают с конь все людие и поставляют крестьци ту и покланяются Святому Воскресению до дозоре граду. И бывает тогда радость велика всякому христианину, видевше святый град Иерусалим и ту слезам пролитье бывает от верных человек. Никто же бо может не прослезитися, узрев желанную ту землю и места святаа вида, идеже Христос Бог наш претерпе страсти нас ради грешных. И идут все пеши с радостию великою к граду Иерусалиму»38.

Следующее затем в тексте памятника детальное повествование о иерусалимских святынях – Елеонской горе, храме Святая Святых, Воскресенском храме, церкви Стефана Первомученика, жертвеннике Авраама, башне Давида, Овчей купели, о Вифании, Гефсимании, горе Ермон, Иордане, пещерах Ильи Пророка и Иоанна Крестителя, Сорокодневной пещере, наконец, подробное описание Лавры св. Саввы Освященного, где пребывал Даниил, о монастыре св. Евфимия, о Симоне, Вифлееме, Мамврийском дубе, горе Хеврон, об Эммаусе, Лиде, Кесарии, Капернауме, Аккре, о Галилее и Тивериадском море, о Самарии, о Горах Ливанских, о Фаворе с пещерой пророков, о Назарете и Кане Галилейской составляет неоценимый фонд русского постижения Святой земли.


1* Статья подготовлена по программе Фундаментальных исследований ОИФ РАН «Генезис и взаимодействие социальных, культурных и языковых общностей» и гранта РГНФ № 08-01-00216а.

 Полное собрание русских летописей (Далее: ПСРЛ). М., 1965. Т. 9. С. 68.

2 Степенная книга царского родословия по древнейшим спискам / Изд. под рук. Н. Н. Покровского. М., 2007. Т. 1. С. 325.

3 Пиотровская Е. К. Тема Святых мест в Новгородской Кормчей XIII в. из Синодального собрания Государственного Исторического музея // Богословские труды. М., 1999. Сб. 35. С. 132–133.

4 Мочульский В. Историко-литературный анализ Стиха и Голубиной книге. Варшава, 1887.

5 Федотов Г. П. Стихи духовные. М., 1991; Бессонов П. Калеки перехожие. М., 1861. Т. 1.

6 Житинев С. Ю. История русского православного паломничества в X–XVII веках. М., 2007. С. 109.

7 Библиотека русского фольклора. Былины / Сост. и комм. Ф. М. Селива­нова. М., 1988. Т. 1. С. 458–459.

8 ПСРЛ. М., 2001. Т. 1. Стб. 158–159; Житинев С. Ю. История… С. 82–83.

9 Назаренко А. В. Древняя Русь на международных путях. М., 2001. С. 632–634.

10 Из древнейшего славника XII в.: Серегина Н. С. Песнопения русским святым. По материалам рукописной певческой книги XI–XIX вв. «Стихирарь месячной». СПб., 1994. С. 346.

11 Цит. по: Малето Е. И. Антология хожений русских путешественников XII–XV века. М., 2005. С. 209–220.

12 Православная энциклопедия. М., 2008. Т. 17. С. 507.

13 Исторический лексикон. История в лицах и событиях. V–XIII в. М., 2006. Кн. 1. С. 487.

14 Actes de Lavra. Des origines à 1204 / Ed. par P. Lemerle, A. Guillou, N. Svoronos, Denise Papachryssanthou. Paris, 1970. T. I (Archives de l’Athos, 5). N 19. P. 155. 37–38. См.: Бибиков МВ. Byzantinorossica. Свод византийских свидетельств о Руси. М., 2004. Т. 1.

15 Actes de Saint-Pantéléèmôn / Ed. par P. Lemerle, G. Dagron et S. Çirkoviç. Paris, 1982. (Archives de l’Athos, 12). N 1: P. 30; 4: P. 48; 6: P. 63; 7: P. 75.

16 Назаренко А. В. Древняя Русь... С. 634

17 Lilie R.-J. Byzanz und die Kreuzfahrerstaaten: Studien zur Politik des byzantinischen Reiches gegenuber den Staaten der Kreuzfahrer in Syrien und Palästina bis zum Vierten Kreuzzug (1096–1204). München, 1981. S. 173–174; Heyer F. Kirchengeschichte des heiligen Landes. Stuttgart, 1984. S. 122, 276.

18 Доментиjан. Житиjе светог Саве. Београд, 2001. С. 297; Назаренко А. В. От Дамиетты до Калки (Восточнохристианские исповедания глазами Запада между II и VI Крестовыми походами) // Православный Палестинский Сборник (Далее: ППС). М., 2005. Вып. 102. С. 114–115.

19 Назаренко А. В. Русь и Святая Земля в домонгольское время (XI – первая треть XIII в.) // Русская Палестина. Россия в Святой Земле. СПб., 2010. С. 224.

20 Patrologiae cursus completus. Series latina. Т. 155. Col. 1088 (Перевод А. В. Назаренко).

21 Ludat H. Das «Jerusalemer Kreuz» in Heidelsheimer Domschatz – ein russisches Reliquiar // Archiv für Kulturgeschichte. Münster; Köln, 1956. Bd. 38. H. 1. S. 63–91.

22 Малето Е. И. Антология хожений… С. 386 сл.

23 Отчет Имп. Публичной библиотеки за 1894 г. СПб., 1897. С. 113–115.

24 Назаренко А. В. Древняя Русь... С. 635–636.

25 Li Estoire de Jerusalem et d’Antioche // Recueil des Historiens des Croisades. Historiens occidentaux. Paris, 1895. Vol. 5. Pt. 2. P. 630.

26 Новгородская Первая летопись старшего и младшего изводов. М.;Л., 1950. С. 52 (под 1211 г.).

27 Лопарев Х. М. Книга Паломник // ППС. СПб., 1899. Т. 17. Вып. 3 (51). С. 29–30.

28 Назаренко А. В. Древняя Русь… С. 639.

29 ПСРЛ. Т. 1. Стб. 441.

30 Житье и хоженье Даниила Руськыя земли игумена, 1106–1108 // Библиотека литературы Древней Руси. XII в. / Под ред. Г. М. Прохорова. СПб., 1997. Т. 4.

31 Веневитинов М. А. Житие и хождение Даниила, Русской земли игумена (1106–1107 гг.) // ППС. СПб., 1885. Т. 1. Вып. 3.

32 Словарь книжников и книжности Древней Руси. XI –первая половина XIV в. Л., 1987. С. 109–112.

33 Малето Е. И. Антология хожений… С. 201.

34 Назаренко А. В. Древняя Русь… С. 628 сл.

35 Там же. С. 640 и сл.

36 Левшун Л. В. История восточнославянского книжного слова XI–XVI в. Минск, 2001. С. 193–194.

37 Святая Земля. Исторический путеводитель / Под ред. М. В. Бибикова. Москва; Иерусалим, 2001.

38 Малето Е. И. Антология хожений… С. 168.




Скачать 163,78 Kb.
оставить комментарий
Дата24.09.2011
Размер163,78 Kb.
ТипДокументы, Образовательные материалы
Добавить документ в свой блог или на сайт

Ваша оценка этого документа будет первой.
Ваша оценка:
Разместите кнопку на своём сайте или блоге:
rudocs.exdat.com

Загрузка...
База данных защищена авторским правом ©exdat 2000-2017
При копировании материала укажите ссылку
обратиться к администрации
Анализ
Справочники
Сценарии
Рефераты
Курсовые работы
Авторефераты
Программы
Методички
Документы
Понятия

опубликовать
Загрузка...
Документы

наверх